Краткое содержание алексин а тем временем где-то… за 2 минуты пересказ сюжета

Краткое содержание Алексин А тем временем где-то... за 2 минуты пересказ сюжетаТема урока«Быть человеком»

(Проблема взросления в повести А. Алексина «А тем временем где-то…»)

  • Цели: определить, когда происходит взросление человека; выяснить, как соотносится возраст человека с понятием «взросление»; выявить основные проблемы в повести
  • Задачи: вырабатывать умение высказывать свою точку зрения, определять точку зрения автора; учить вдумчивому чтению, видеть скрытый смысл фраз, выявлять проблематику произведения.
  • Сверхзадача: личностное переосмысление обучающимися произведения и инициирование поступка главного героя на себя.
  • Применяемые технологии: технология учебного диалога, проблемного обучения, педагогическая мастерская.
  • Методы обучения: проблемный диалог, побуждающе-исследователъский; создания ситуаций эмоционально-нравственных переживаний, а также занимательности, опоры на полученный ранее жизненный опыт, познавательной новизны; создания благоприятного общения.
  • Метапредмет: возраст, взросление
  • Ход урока

– Случалось ли вам замечать, что ваши близкие, возможно, родные люди поступают не по совести, не по чести? Что вы при этом испытывали?

  1. – Хотелось вам что-либо изменить?
  2. – Легко ли осознавать, что близкие вам люди поступают недостойно?
  3. – О чем говорит способность человека замечать такие поступки, возможно, исправлять их?

– О чем мы сегодня поговорим? (О взрослении).

Мы поговорим о взрослении человека, размышляя над повестью А.Г. Алексина «А тем временем где-то…». СЛАЙД 2. От чьего лица идет повествование? (От лица Сережи Емельянова. Это 15-летний молодой человек, вспоминающие события трехгодичной давности). СЛАЙД 3.

– Почему автор отдает право голоса подростку? (Люди в таком возрасте острее чувствуют несправедливость, они более искренние).

Говоря о взрослении, я хочу спросить вас: «А вы считаете себя взрослыми людьми?».

  1. Деконструкция и реконструкция.

Чтобы понять каждого из вас, прошу взглянуть на листы у вас на столах. Посмотрите на первое высказывание. Это деформированная цитата Надеи Ясмински, молодой белорусской писательницы. СЛАЙД 4. Прочитайте ее. Сейчас вам предстоит заполнить пробелы в высказывании, но вставить те слова, которые вам близки. То есть, я прошу отразить ваше понимание проблемы взросления.

  • –Зачитайте, пожалуйста, что у вас получилось.
  • Каждый смотрит на эту проблему по-разному.
  • – А считает ли себя взрослым Сережа Емельянов?

– Каким Сережа был в начале повести? Чтобы это выяснить, заполните кластер. Запишите прилагательные и существительные, характеризующие главного героя в начале повести. Для этого опирайтесь на первую и вторую главы. СЛАЙД 5.

СЕРЕЖА

– Можно ли по этим качествам понять, что это взрослый человек?

– Ну, может быт, поступки героя совместимы с поведением взрослого человека? (Нет). Какие именно поступки?

Получается, о чем говорит нам эта схема? (Сережа обычный подросток. Он не взрослый).

Как окружающие относились к таким поступкам Сережи? (Отрицательно, так как семья Сережи была показательная, образцовая).

Родители отличались от всех других. В чем же именно это проявлялось?

  1. Сравним. СЛАЙД 6
  2. Родители в обычной семье
  3. Родители Сережи
  4. Не всегда посещали родительские собрания
  5. Посещали все родительские собрания
  6. Не всегда участвуют в жизни школы
  7. Истинные друзья школьного коллектива
  8. Не всегда находят общие дела
  9. Совершают пробежки вокруг дома, вместе идут на работу, вместе возвращаются домой
  10. Что мы видим?
  1. Обращение к новой информации, и её обработка.

– Как называет автор семью Сережи? (Образцовая). СЛАЙД 7.

– Что значит «образцовый»? Подберите синонимы к этому слову. СЛАЙД 8.(Отличный, примерный, идеальный, безукоризненный, безупречный, совершенный, достойный, неподражаемый).

– У Сережи замечательные родители. Как он сам относится к ним? (Гордится ими, чувствует себя за ними как за каменной стеной).

– Получается, что у Сережи была беззаботная жизнь. Почему? (Всё, что у него было, было от рождения. Всё было хорошо. Он жил без тревог, его ничего не беспокоило).

– Что же это означает? Как беспечная жизнь влияет на человека? (В большинстве благополучных семей дети взрослеют позже).

Но иногда так случается, что в нашей жизни происходят события, которые могут изменить всю нашу жизнь.

– Какое, казалось бы, незначительное обстоятельство сыграло злую шутку с героем? (У Сережи и его отца были одинаковые имена). *Подсказку найдете в начале повести. СЛАЙД 9.

Не случайно эти слова вынесены в начало повести, ведь это изменило всю жизнь главного героя.

– Что же случилось? (Сережа, вернее это должен был быть его отец, получает письмо от женщины).

Письмо. Несколько строчек. Просмотрите это письмо.

– Какие чувства испытывал Сережа после прочтения? (Он остановился. Руки дрожали. Он чувствовал обиду, негодование. В нем проснулось желание защитить свою семью).

– Кто эта женщина? Почему она написала письмо отцу Сергея? (Это Нина Георгиевна, первая жена отца. Она нуждалась в помощи, потому что лишалась второй раз в жизни самого дорогого. От нее уходил приемный сын). СЛАЙД 10.

Встретившись с Ниной Георгиевной, Сережа понял, что семья не нуждается в защите, в защите нуждается именно эта женщина.

– Что же нового узнал мальчик о взаимоотношениях людей? С чем он столкнулся в квартире Нины Георгиевны? (С предательством)

– Кто оказался предателем? (Отец Сережи и приемный сын Нины Георгиевны Шурик). СЛАЙД 11.

– Чьё предательство поразило Сережу больше всего? (Отца).

Почему? (Это был удар, которого Сережа не ждал. Идеалы разрушены, разрушен миф об идеальной семье. Всё, во что верил мальчик раньше, исчезло).

– Как такое принять 12-летнему мальчишке? (Тяжело, неприятно, больно).

Но это было только первое разочарование. Мы сказали, что сначала Сережа соотносил взрослость человека с возрастом. Сережа познакомился с Шуриком, 16-летнем парнем.

Сравните этих мальчиков, их внешний вид, манеры, отношение к окружающим, внутренние качества. Каким перед читателем предстает Шурик? (Этот, вроде бы взрослый парень, выглядит эгоистично.

Он злой, бессердечный, любит только себя, любит, чтобы только ему было хорошо).

Несмотря на возраст, Шурик тоже не выглядит взрослым.

– А что еще вызывает в Шурике неприязнь со стороны Сережи? (Фамилия «Емельянов». Потому что эта фамилия ассоциируется с положительными качествами, с образцовой семьёй).

Шурик носит фамилию Емельянов, отец носит эту фамилию, Сережа, Нина Георгиевна. Всё смешалось в голове главного героя. Откройте 9 главу. Прочитайте первое предложение.

Как его понять? (Из моей жизни ушла беспечность. Это значит, что жизнь Сережи больше не будет прежней. Он столкнулся с неприятными сторонами жизни.

Уже не будет легкомысленного веселья, глупых поступков.). СЛАЙД 12.

– Что значит беспечность, беспечный? (Такой, который ни о чём не беспокоится)

– Что же произошло с Сережей? (Он повзрослел).

– Изменилось ли представление Сережи о взрослости? (Да).

– Что изменило представления героя о взрослении? (Столкновение с жизненными трудностями).

– Так когда же человек взрослеет? (Когда он начинает задумываться, когда из его жизни уходит беспечность).

– Что значит быть взрослым на самом деле? (Уметь отвечать за других, жертвовать собой ради других. Видеть все + и – стороны жизни, принимать их, давать им справедливую оценку).

– Научился Сережа жертвовать собой? (Да)

– Научился он быть в ответе за близких? (Да)

– Найдите подтверждение этим словам в 10 главе. («Потребность стать чьим-то защитником, избавителем, пришла ко мне первым зовом мужской взрослости»).

  1. Исправление и обновление созданного учеником.

Взгляните еще раз на высказывание Надеи Ясмински. Как вы думаете, какие слова здесь пропущены?

— Вот так и становишься взрослой, – внезапно поняла она. – Не тогда, когда тебе исполняется определенное количество лет. А тогда, когда где-то внутри появляется грустинка, и ты знаешь, что теперь она будет с тобой всегда. А пока нет грустинки, ты еще ребенок… СЛАЙД 13.

  • Вы согласны с данным выражением?
  • Изменилось ли что-нибудь в вашем представлении о взрослении?
  • Что бы вы хотели изменить в себе после нашего урока?
  • Что изменится в ваших взаимоотношениях с близкими?
Читайте также:  Краткое содержание жуковский сельское кладбище за 2 минуты пересказ сюжета

Источник: https://infourok.ru/material.html?mid=41569

Краткое содержание повести Алексина «А тем временем где-то» — Помощник для школьников Спринт-Олимпиады

1967Краткое содержание повести

Читается за 8 минут, оригинал — 1,5 ч

Мальчик случайно узнаёт, что у первой жены его отца случилась беда. Мальчик отыскивает одинокую женщину, начинает её опекать и становится для неё самым близким человеком.

Повествование ведётся от лица шестиклассника Сергея Емельянова.

У Сергея Емельянова такое же имя, как и у его отца, поэтому и приключилась с ним история, из-за которой он отказался от путешествия к морю. Началось это три года назад, когда Сергей учился в шестом классе.

Родители Сергея были образцово-показательной семьёй.

Они проектировали очень секретные заводы и часто ездили в длительные командировки, а в свободное от командировок время вели спортивный кружок в школе, где учился Сергей.

Спортивные и белозубые, «всё в жизни они делали как бы с перевыполнением» — бегали по утрам, ходили на лыжах и в походы, проводили воскресники во дворе, пели песни на демонстрациях.

Сергей считал, что имеет право на ошибки, раз его лучшие в мире родители сделали так много хорошего и правильного. Учился мальчик не так идеально, как хотели бы учителя, и по мнению учителя зоологии, нарушал законы наследственности.

На уроках Сергей подсказывал своему лучшему другу Антону, толстому, обстоятельному и очень стеснительному, который всё знал, но у доски начинал заикаться и «погибал от смущения». За подсказки оба друга часто оказывались на «аварийной парте», стоявшей прямо возле учительского стола.

Сергей был похож на бабушку с маминой стороны — так же любил ходить в кино и не любил бегать по утрам. С ней он оставался, когда родители уезжали в командировки.

Папа и мама каждый день по очереди писали Сергею и бабушке письма, обычно мальчик получал их с утренней почтой. Однажды утром мальчик достал из почтового ящика не одно, а два письма. На конверте второго письма значилось: «Сергею Емельянову». Сергей подумал, что это ему, и вскрыл конверт, но письмо предназначалось его отцу.

Незнакомая женщина, подписавшаяся инициалами «Н. Е.», писала отцу Сергея, что у неё случилась беда, и просила зайти. Из письма было понятно, что когда-то она также просила у него помощи, но он не пришёл. Женщина называла Серёжиного отца своим самым близким человеком.

Сергею это письмо не понравилось. Он почувствовал, что его налаженной жизни в идеальной семье угрожает неведомая опасность, но посоветоваться не мог ни с бабушкой, ни с Антоном. Сергей решил всё выяснить сам и отправился по адресу, написанному на конверте.

Я, ничего ещё не свершивший, решил сам защитить то единственное, что отличало меня от многих и чем я гордился: образцовость нашей семьи.

Неведомая Н. Е. жила в коммунальной квартире. Мальчик боялся, что увидит молодую красавицу, но ему открыла немолодая, встревоженная женщина в очках с толстыми стёклами.

Женщину звали Ниной Георгиевной. Давно, ещё до войны, она была женой Серёжиного отца. Тогда он был болезненный и слабый, работал и учился заочно. В первый год войны его сильно контузило, Надежда Георгиевна выходила мужа, но у него надолго осталась бессонница. Теперь отец Сергея спал без сновидений и не вспоминал о первой жене.

Дома Сергей понял, что бабушка знает о Нине Георгиевне и уважает зятя совсем не так сильно, как казалось раньше. Сергей по-новому взглянул на семейные взаимоот­ношения. Читая письма от родителей, он понял, что мама скучает по дому гораздо сильнее отца, который всегда руковод­ствовался понятиями «разумно», «неразумно» и «общественный долг».

Сергею стало стыдно за отца, который бросил человека, спасшего ему жизнь. Потом мальчик подумал, что спасти жизнь отцу мог любой врач и добиться всего в жизни он смог бы и без Нины Георгиевны. Успокоив себя, Сергей отправился в школу.

В школе он вспомнил, что даже не поинтере­совался, какая беда случилась у Нины Георгиевны, после уроков отправился к ней и первым делом спросил, почему она поссорилась с его отцом.

С мужем Нина Георгиевна не ссорилась, они просто расстались, ведь она была намного старше его. После развода она усыновила Шурика — мальчика из детского дома, потерявшегося во время войны.

Теперь Шурику шёл шестнадцатый год, его нашли настоящие родители и Нина Георгиевна боялась, что сын бросит её, поэтому и обратилась за поддержкой к отцу Сергея — больше было не к кому. Поняв, насколько одинока эта женщина, Сергей сгоряча пообещал приходить к ней каждый день.

Желая утешить человека, порой обещаешь ему то, что потом невозможно выполнить. Или почти невозможно.

Дома Сергей убедил себя, что выполнять это обещание совсем не обязательно, но на следующий день всё-таки пошёл к Нине Георгиевне. Дверь ему открыл аккуратно одетый и красивый парень — Шурик. Нины Георгиевны дома не было, и Шурик собирал чемодан, чтобы уйти, не прощаясь.

Словно оправдываясь, Шурик сказал, что Нина Георгиевна, конечно, очень добрая и любит его, но сейчас он узнал своего отца и хочет жить с ним. Он считал, что и без Нины Георгиевны не погиб бы, а его приёмная мать — «не от мира сего» и может погубить его своей добротой. Говорил Шурик чёткими, правильными фразами, совсем как Серёжин отец.

Нина Георгиевна работала врачом в школе и устраивала консультации на дому. Приняв Сергея за её пациента, Шурик попросил дождаться Нину Георгиевну и рассказать, как он за неё переживал и «мысленно с ней прощался».

В ответ Шурик предложил оказать Сергею некую услугу, но узнав, что он из другой школы, сказал, что это ему не пригодится.

Сергею стало любопытно, и Шурик рассказал, что Нина Георгиевна очень плохо видит, не замечает, как ребята в школе «настукивают» на градусниках высокую температуру, и выписывает им больничные.

Этот способ официально прогулять уроки Шурик когда-то сам подсказал своим одноклассникам.

Шурик ушёл, оставив на столе ключи от квартиры, чтобы не было пути назад. Сергей невольно сравнил его со своим отцом, и ему стало неприятно, он попытался убедить себя, что отец и Шурик бросили Нину Георгиевну по-разному.

Нина Георгиевна сразу догадалась, что Шурик ушёл навсегда, и стала оправдывать сына. Сергей разозлился и рассказал ей, как Шурик использовал её близорукость. Нина Георгиевна и тут нашла оправдание — она же не детский врач, а невропатолог, и если это произошло, значит она не имеет права лечить детей.

С этого момента Сергей начал взрослеть, из его жизни ушла беспечность. Теперь он чувствовал себя обязанным защищать и опекать Нину Георгиевну вместо отца и Шурика. Но чтобы снова прийти к ней, Сергею нужен был повод. Он решил доказать, что Нина Георгиевна — хороший врач и может лечить детей.

Обычно мальчик легко находил выход из любого положения с помощью какого-нибудь обмана или розыгрыша, поэтому сначала он решил притвориться больным и попросить Нину Георгиевну полечить его, но быстро понял, что обмануть её не сможет. Тогда он вспомнил об Антоне, которого действительно надо было лечить от заикания. Нина Георгиевна вылечит его, а потом мама Антона напишет ей благодарность.

Однако, Нину Георгиевну эта уловка не обманула.

Чтобы уйти от человека, надо иногда придумывать ложные причины. Потому что истинные бывают слишком жестоки. Но чтоб прийти, ничего не нужно придумывать. Надо просто прийти, и всё…

Сергей спросил, правда ли, что его отец уже не в первый раз не захотел ей помочь. Нина Георгиевна рассказала, что одноклассники устроили Шурику «тёмную», когда тот учился в четвёртом классе. Чтобы отомстить, Шурик выдал матери все тайны своих обидчиков и потребовал, чтобы та донесла директору школы и их наказали.

Нина Георгиевна отказалась. Шурик устроил истерику, Нина Георгиева решила, что сыну нужен «сильный мужской разговор» и попросила Серёжиного отца о помощи, но он не пришёл.

Прошло три года. Всё это время Сергей навещал Нину Георгиевну, но родители об этом так и не узнали. Полгода назад родители Сергея переехали в другой город, поближе к объектам, которые проектировали. Мальчик обещал, что будет приезжать к Нине Георгиевне, бабушке и Антону каждое лето.

Наступили последние летние каникулы Сергея. Перед поступлением в институт отец решил свозить его к морю. Билеты на самолёт уже были куплены, когда Сергей получил письмо от Нины Георгиевны. Она писала, что отказалась от работы в пионерлагере и ждёт его.

Сергей написал длинный ответ, в котором объяснял, что приедет только в январе, но не смог его отослать и стать третьей потерей Нины Георгиевны. Он отказался от отдыха, сильно поссорился с отцом и поехал сдавать билет.

ПредыдущаяСледующая

Источник: https://Sprint-Olympic.ru/uroki/literatura/pereskazy/48336-kratkoe-soderzhanie-povesti-aleksina-a-tem-vremenem-gde-to.html

Анатолий Алексин — А тем временем где-то

Юные герои А. Алексина впервые сталкиваются со «взрослыми» нередко драматическими проблемами. Как сделать правильный выбор? Как научиться понимать людей и самого себя? Как войти в мир зрелым, сильным и достойным человеком?

Анатолий Алексин

А тем временем где-то

У нас с отцом одинаковые имена: он Сергей и я Сергей.

Если бы не это, не произошло бы, наверно, все, о чем я хочу рассказать. И я не спешил бы сейчас на аэродром, чтобы сдать билет на рейсовый самолет. И не отказался бы от путешествия, о котором мечтал всю зиму…

Читайте также:  Краткое содержание мало - без семьи за 2 минуты пересказ сюжета

Началось это три с половиной года назад, когда я еще был мальчишкой и учился в шестом классе.

«Своим поведением ты опрокидываешь все законы наследственности, – часто говорил мне учитель зоологии, наш классный руководитель.

 – Просто невозможно себе представить, что ты сын своих родителей!» Кроме того, поступки учеников он ставил в прямую зависимость от семейных условий в которых мы жили и произрастали.

Одни были из неблагополучных семей, другие – из благополучных. Но только я один был из семьи образцовой! Зоолог так и говорил:

«Ты – мальчик из образцовой семьи! Как же ты можешь подсказывать на уроке?»

Может быть, это зоология приучила его все время помнить о том, кто к какому семейству принадлежит?

Подсказывал я своему другу Антону. Ребята звали его Антоном-Батоном за то, что он был полным, сдобным, розовощеким Когда он смущался, розовела вся его крупная шарообразная голова и даже – казалось, что корни белесых волос подсвечивались откуда-то изнутри розовым цветом.

Антон был чудовищно аккуратен и добросовестен, но, выходя отвечать, погибал от смущения. К тому же он заикался.

Ребята мечтали, чтобы Антона почаще вызывали к доске: на него уходило минимум пол-урока. Я ёрзал, шевелил губами, делал условные знаки, стараясь напомнить своему другу то, что он знал гораздо лучше меня. Это раздражало учителей, и они в конце концов усадили нас обоих на «аварийную»

парту, которая была первой в среднем ряду – перед самым учительским столом.

На эту парту сажали только тех учеников, которые, по словам зоолога, «будоражили коллектив».

Наш классный руководитель не ломал себе голову над причиной Антоновых неудач.

Тут все ему было ясно: Антон был выходцем из неблагополучной семьи – его родители развелись очень давно, и он ни разу в жизни не видел своего отца.

Наш зоолог был твердо убежден в том, что, если бы родители Антона не развелись, мой школьный друг не смущался бы понапрасну, не маялся бы у доски и, может быть, даже не заикался.

Со мной было гораздо сложнее: я нарушал законы наследственности. Мои родители посещали все родительские собрания, а я писал с орфографическими ошибками. Они всегда вовремя расписывались в дневнике, а я сбегал с последних уроков.

Они вели в школе спортивный кружок, а я подсказывал своему другу Антону.

Всех отцов и матерей у нас в школе почти никогда не называли по имени-отчеству, а говорили так: «родители Барабанова», «родители Сидоровой»… Мои же отец и мать оценивались как бы сами по себе, вне зависимости от моих поступков и дел, которые могли порою бросить тень на их репутацию общественников, старших товарищей и, как говорил наш зоолог, «истинных друзей школьного коллектива».

Так было не только в школе, но и в нашем доме. «Счастливая семья!» говорили об отце и маме, не ставя им в вину то, что я накануне пытался струей из брандспойта попасть в окно третьего этажа. Хотя другим родителям этого бы не простили.

«Образцовая семья!..

» – со вздохом и неизменным укором в чей-то адрес говорили соседи, особенно часто женщины, видя, как мама и отец по утрам в любую погоду совершают пробежку вокруг двора, как они всегда вместе, под руку идут на работу и вместе возвращаются домой.

Говорят, что люди, которые долго живут вместе, становятся похожими друг на друга. Мои родители были похожи.

Это было особенно заметно на цветной фотографии, которая висела у нас над диваном. Отец и мама, оба загорелые, белозубые, оба в васильковых тренировочных костюмах, пристально глядели вперед, вероятно на человека, который их фотографировал.

Можно было подумать, что их снимал Чарли Чаплин – так безудержно они хохотали. Мне даже казалось иногда, что это звучащая фотография, что я слышу их жизнерадостные голоса.

Но Чарли Чаплин тут был ни при чем – просто мои родители были очень добросовестными людьми: если объявляли воскресник, они приходили во двор самыми первыми и уходили самыми последними; если на демонстрации в день праздника затевали песню, они не шевелили беззвучно губами, как это делают некоторые, а громко и внятно пели всю песню от первого до последнего куплета; ну, а если фотограф просил их улыбнуться, всего-навсего улыбнуться, они хохотали так, будто смотрели кинокомедию.

  • Да все в жизни они делали как бы с перевыполнением.
  • И это никого не раздражало, потому что все у них получалось естественно, словно бы иначе и быть не могло.
  • Я чувствовал себя самым счастливым человеком на свете!

Мне казалось, я имел право на проступки и ошибки, потому что отец и мама совершили столько правильного и добросовестного, сколько могло бы быть запланировано на пять или даже на целых десять семей.

На душе у меня было легко и беспечно… И какие бы ни случались неприятности, я быстро успокаивался – любая неприятность казалась ерундой в сравнении с главным: у меня лучшие в мире родители! Или, по крайней мере, лучшие в нашем доме и в нашей школе!..

  1. Они никогда не могут расстаться, как это случилось с родителями Антона… Недаром даже чужие люди не представляют их себе порознь, а только рядом, вместе и называют их общим именем – Емельяновы: «Емельяновы так считают!
  2. Емельяновы так говорят! Емельяновы уехали в командировку…»
  3. В командировки мама и отец ездили очень часто: они вместе проектировали заводы, которые строились где-то очень далеко от нашего города, в местах, называемых «почтовыми ящиками».
  4. Я оставался с бабушкой.

Мои родители были похожи друг на друга, а я был похож на бабушку – на мамину маму. И не только внешне.

Конечно, бабушка была счастлива за свою дочь, она гордилась ее мужем, то есть моим отцом, но, как и я, то и дело опрокидывала законы наследственности.

Мама и отец старались закалить нас, навсегда избавить от простуд и инфекций (сами-то они даже гриппом никогда не болеЛи), но мы с бабушкой сопротивлялись. Мы не желали обтираться ледяной водой, вставать по воскресеньям еще раньше, чем в будни, чтобы идти на лыжах или отправляться в туристические походы.

Мои родители то и дело обвиняли нас обоих в нечеткости: мы нечетко дышали во время гимнастики, нечетко сообщала, кто звонил маме и отцу по телефону и что передавали в последних известиях, нечетко выполняли режим дня.

Проводив маму с отцом в очередную командировку, мы с бабушкой тут же, как заговорщики, собирались на экстренный совет. Невысокая, сухонькая, с коротко подстриженными волосами, бабушка напоминала хитрого, озорного мальчишку. А этот мальчишка, как говорили, сильно смахивал на меня.

– Ну-с, сколько денег мы откладываем на кино? – спрашивала бабушка.

– Побольше! – говорил я.

И бабушка откладывала побольше, потому что любила ходить в кино так же сильно, как я. Сразу же мы принимали и другое важное решение: обедов и ужинов не готовить, а ходить в столовую, которая была в нашем доме, на первом этаже. Я очень любил обедать и ужинать в столовой. Там мы с бабушкой тоже вполне находили общий язык.

– Ну-с, первого и второго мы не берем? – иногда говорила бабушка.

В столовой мы часто обходились без супа и даже без второго, но зато неизменно брали селедку и по две порции желе в металлических формочках. Нам было вкусно, и мы экономили деньги на кино!..

Читайте также:  Краткое содержание тургенев месяц в деревне за 2 минуты пересказ сюжета

С бабушкой я попадал даже на те фильмы, на которые дети до шестнадцати лет не допускались.

– Я очень слаба, – объясняла бабушка контролерам, угрожающе старея и дряхлея у меня на глазах, – он повсюду меня сопровождает… Обещаю вам, что он не будет смотреть на экран!

– Пардон, почему же ты все-таки смотришь? – лукаво спрашивала она в темноте кинозала.

«Я очень слаба!» – эта фраза, часто выручала бабушку.

– Я очень слаба! – говорила она, спасаясь от того, что мои родители считали совершенно необходимым для продления ее жизни: к примеру, от физических упражнений и длинных прогулок.

Мы с бабушкой были «неправильными» людьми. И это нас объединяло.

В тот год отец и мама уехали в командировку месяца на два.

В неблагополучных семьях родители, уехав из дому, вообще не присылают писем, в благополучных пишут примерно раз или два в неделю, – мы с бабушкой получали письма каждый день.

Мои родители соблюдали строгую очередность: одно письмо – от отца, другое – от мамы, одно – от отца, другое – от мамы… Порядок ни разу не нарушался. В конце письма неизменно стояла дата и чуть пониже всегда было написано: «8 часов утра».

Значит, отец и мама писали после своей утренней пробежки и перед работой.

Источник: https://mybrary.ru/books/detskaya-literatura/child-prose/207797-anatolii-aleksin-a-tem-vremenem-gde-to.html

Читать

Анатолий Алексин

А тем временем где-то

У нас с отцом одинаковые имена: он Сергей и я Сергей.

Если бы не это, не произошло бы, наверно, все, о чем я хочу рассказать. И я не спешил бы сейчас на аэродром, чтобы сдать билет на рейсовый самолет. И не отказался бы от путешествия, о котором мечтал всю зиму…

Началось это три с половиной года назад, когда я еще был мальчишкой и учился в шестом классе.

1

«Своим поведением ты опрокидываешь все законы наследственности, – часто говорил мне учитель зоологии, наш классный руководитель.

 – Просто невозможно себе представить, что ты сын своих родителей!» Кроме того, поступки учеников он ставил в прямую зависимость от семейных условий в которых мы жили и произрастали.

Одни были из неблагополучных семей, другие – из благополучных. Но только я один был из семьи образцовой! Зоолог так и говорил:

«Ты – мальчик из образцовой семьи! Как же ты можешь подсказывать на уроке?»

Может быть, это зоология приучила его все время помнить о том, кто к какому семейству принадлежит?

Подсказывал я своему другу Антону. Ребята звали его Антоном-Батоном за то, что он был полным, сдобным, розовощеким. Когда он смущался, розовела вся его крупная шарообразная голова и даже – казалось, что корни белесых волос подсвечивались откуда-то изнутри розовым цветом.

Антон был чудовищно аккуратен и добросовестен, но, выходя отвечать, погибал от смущения. К тому же он заикался.

Ребята мечтали, чтобы Антона почаще вызывали к доске: на него уходило минимум пол-урока. Я ёрзал, шевелил губами, делал условные знаки, стараясь напомнить своему другу то, что он знал гораздо лучше меня. Это раздражало учителей, и они в конце концов усадили нас обоих на «аварийную» парту, которая была первой в среднем ряду – перед самым учительским столом.

На эту парту сажали только тех учеников, которые, по словам зоолога, «будоражили коллектив».

Наш классный руководитель не ломал себе голову над причиной Антоновых неудач.

Тут все ему было ясно: Антон был выходцем из неблагополучной семьи – его родители развелись очень давно, и он ни разу в жизни не видел своего отца.

Наш зоолог был твердо убежден в том, что, если бы родители Антона не развелись, мой школьный друг не смущался бы понапрасну, не маялся бы у доски и, может быть, даже не заикался.

Со мной было гораздо сложнее: я нарушал законы наследственности. Мои родители посещали все родительские собрания, а я писал с орфографическими ошибками. Они всегда вовремя расписывались в дневнике, а я сбегал с последних уроков.

Они вели в школе спортивный кружок, а я подсказывал своему другу Антону.

Всех отцов и матерей у нас в школе почти никогда не называли по имени-отчеству, а говорили так: «родители Барабанова», «родители Сидоровой»… Мои же отец и мать оценивались как бы сами по себе, вне зависимости от моих поступков и дел, которые могли порою бросить тень на их репутацию общественников, старших товарищей и, как говорил наш зоолог, «истинных друзей школьного коллектива».

Так было не только в школе, но и в нашем доме. «Счастливая семья!» – говорили об отце и маме, не ставя им в вину то, что я накануне пытался струей из брандспойта попасть в окно третьего этажа. Хотя другим родителям этого бы не простили.

«Образцовая семья!..

» – со вздохом и неизменным укором в чей-то адрес говорили соседи, особенно часто женщины, видя, как мама и отец по утрам в любую погоду совершают пробежку вокруг двора, как они всегда вместе, под руку идут на работу и вместе возвращаются домой.

Говорят, что люди, которые долго живут вместе, становятся похожими друг на друга. Мои родители были похожи.

Это было особенно заметно на цветной фотографии, которая висела у нас над диваном. Отец и мама, оба загорелые, белозубые, оба в васильковых тренировочных костюмах, пристально глядели вперед, вероятно, на человека, который их фотографировал.

Можно было подумать, что их снимал Чарли Чаплин – так безудержно они хохотали. Мне даже казалось иногда, что это звучащая фотография, что я слышу их жизнерадостные голоса.

Но Чарли Чаплин тут был ни при чем – просто мои родители были очень добросовестными людьми: если объявляли воскресник, они приходили во двор самыми первыми и уходили самыми последними; если на демонстрации в день праздника затевали песню, они не шевелили беззвучно губами, как это делают некоторые, а громко и внятно пели всю песню от первого до последнего куплета; ну а если фотограф просил их улыбнуться, всего-навсего улыбнуться, они хохотали так, будто смотрели кинокомедию.

  • Да все в жизни они делали как бы с перевыполнением.
  • И это никого не раздражало, потому что все у них получалось естественно, словно бы иначе и быть не могло.
  • Я чувствовал себя самым счастливым человеком на свете!

Мне казалось, я имел право на проступки и ошибки, потому что отец и мама совершили столько правильного и добросовестного, сколько могло бы быть запланировано на пять или даже на целых десять семей.

На душе у меня было легко и беспечно… И какие бы ни случались неприятности, я быстро успокаивался – любая неприятность казалась ерундой в сравнении с главным: у меня лучшие в мире родители! Или, по крайней мере, лучшие в нашем доме и в нашей школе!..

Они никогда не могут расстаться, как это случилось с родителями Антона… Недаром даже чужие люди не представляют их себе порознь, а только рядом, вместе и называют их общим именем – Емельяновы: «Емельяновы так считают! Емельяновы так говорят! Емельяновы уехали в командировку…»

В командировки мама и отец ездили очень часто: они вместе проектировали заводы, которые строились где-то очень далеко от нашего города, в местах, называемых «почтовыми ящиками».

Я оставался с бабушкой.

2

Мои родители были похожи друг на друга, а я был похож на бабушку – на мамину маму. И не только внешне.

Конечно, бабушка была счастлива за свою дочь, она гордилась ее мужем, то есть моим отцом, но, как и я, то и дело опрокидывала законы наследственности.

Мама и отец старались закалить нас, навсегда избавить от простуд и инфекций (сами-то они даже гриппом никогда не болели), но мы с бабушкой сопротивлялись. Мы не желали обтираться ледяной водой, вставать по воскресеньям еще раньше, чем в будни, чтобы идти на лыжах или отправляться в туристические походы.

Мои родители то и дело обвиняли нас обоих в нечеткости: мы нечетко дышали во время гимнастики, нечетко сообщали, кто звонил маме и отцу по телефону и что передавали в последних известиях, нечетко выполняли режим дня.

Проводив маму с отцом в очередную командировку, мы с бабушкой тут же, как заговорщики, собирались на экстренный совет. Невысокая, сухонькая, с коротко подстриженными волосами, бабушка напоминала хитрого, озорного мальчишку. А этот мальчишка, как говорили, сильно смахивал на меня.

– Ну-с, сколько денег мы откладываем на кино? – спрашивала бабушка.

– Побольше! – говорил я.

И бабушка откладывала побольше, потому что любила ходить в кино так же сильно, как я. Сразу же мы принимали и другое важное решение: обедов и ужинов не готовить, а ходить в столовую, которая была в нашем доме, на первом этаже. Я очень любил обедать и ужинать в столовой. Там мы с бабушкой тоже вполне находили общий язык.

– Ну-с, первого и второго мы не берем? – иногда говорила бабушка.

В столовой мы часто обходились без супа и даже без второго, но зато неизменно брали селедку и по две порции желе в металлических формочках. Нам было вкусно, и мы экономили деньги на кино!..

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Источник: https://www.litmir.me/br/?b=1207&p=1

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector