Краткое содержание азимов я, робот за 2 минуты пересказ сюжета

Краткое содержание Азимов Я, робот за 2 минуты пересказ сюжета

Три закона робототехники — свод обязательных правил, которые должен соблюдать искусственный ителлект (ИИ), чтобы не причинить вред человеку. Законы используются только в научной фантастике, но считается, что как только будет изобретен настоящий ИИ, в целях безопасности, он должен иметь аналоги этих законов.

На русском

  1. Робот не может причинить вред человеку или своим бездействием допустить, чтобы человеку был причинён вред.
  2. Робот должен повиноваться всем приказам, которые даёт человек, кроме тех случаев, когда эти приказы противоречат Первому Закону.
  3. Робот должен заботиться о своей безопасности в той мере, в которой это не противоречит Первому или Второму Законам.

И на английском

  1. A robot may not injure a human being or, through inaction, allow a human being to come to harm.
  2. A robot must obey orders given it by human beings except where such orders would conflict with the First Law.
  3. A robot must protect its own existence as long as such protection does not conflict with the First or Second Law.

Краткое содержание Азимов Я, робот за 2 минуты пересказ сюжета

Краткое содержание Азимов Я, робот за 2 минуты пересказ сюжета

Краткое содержание Азимов Я, робот за 2 минуты пересказ сюжета

Краткое содержание Азимов Я, робот за 2 минуты пересказ сюжета

Коротким и правильным ответом будет: писатель-фантаст Айзек Азимов, биографию которого вы можете почитать у нас. Но не всё так однозначно, давайте разберемся откуда пришла идея.

До Азимова, почти все фантастические произведения на тему роботов, писались в стиле романа о Франкенштейне, то есть все созданные человеком существа восставали против своих создателей.

Эта проблема стала одной из самых популярных в мире научной фантастики в 1920—1930-х годах, когда было написано множество рассказов, темой которых являлись роботы, восставшие и уничтожившие своих создателей. Мне ужасно надоели предупреждения, звучавшие в произведениях подобного рода.

Краткое содержание Азимов Я, робот за 2 минуты пересказ сюжета

Однако, были и немногочисленные исключения, Азимов обратил внимание на два рассказа. “Хелен О’Лой”, написанный Лестером дель Реем, где повествуется о женщине-роботе, которая влюбилась в своего создателя и стала для него идеальной женой. И рассказ Отто Биндера “Я, робот”, в котором описывается судьба непонятого людьми робота Адама Линка, движимого принципами чести и любовью.

Последний рассказ настолько понравился Азимову, что он, после встречи с Биндером, начал писать свою собственную историю о благородном роботе. Однако, когда он пошёл со своей рукописью к своему другу и главному редактору журнала “Astounding” Джону Кэмпбеллу, тот её не принял, сославшись на то, что получившийся рассказ слишком похож на “Хелен О’Лой”.

Отказ в публикации было дело обычным, и Азимов, и Кэмпбелл регулярно встречались и обсуждали новинки в мире фантастики. За обсуждением очередного Азимовского рассказа о роботах, 23 декабря 1940 года, Кэмпбелл сформулировал те самые три правила, которые мы сейчас называем законами робототехники.

Но сам он говорил, что только лишь вычленил их из того, что уже было написано Азимовым, потому что в его рассказах прослеживалось, что роботы имеют какие-то ограничения и правила. Сам Айзек, всегда уступал честь авторства законов Кэмпбеллу.

Но позже, один из друзей Азимова сказал, что законы родились во взаимовыгодном товариществе двух людей, с чем они и согласились.

Как работают

В идеальной ситуации, по задумке Азимова, эти три закона заложены в самую основу математической модели позитронного мозга (так фантаст называл мозг робота, обладающего искусственным интеллектом), таким образом, что думающего робота без этих законов создать в принципе невозможно. А если робот попытается нарушить их, то он выйдет из строя.

В своих произведениях, писатель придумывает изощренные способы того, как эти законы все-таки могут быть нарушены, подробно разбирает всевозможные причины и следствия.

Автор также говорит о том, как по-разному они понимаются роботами, к каким нежелательным последствиям могут привести соблюдение этих трёх законов или как роботы могут причинить вред человеку косвенно, сами того не подозревая.

Азимов признавался, что намеренно сделал законы двусмысленными, чтобы обеспечить больше конфликтов и неопределенностей для новых рассказов. То есть, он сам опровергал их эффективность, но и утверждал, что подобные нормы — это единственный способ сделать роботов безопасными для людей.

Как следствие этих законов, позже Азимов формулирует четвертый закон робототехники, и ставит его на самое первое место, то есть делает его нулевым. Он гласит:

0. Робот не может нанести вред человечеству или своим бездействием допустить, чтобы человечеству был нанесён вред.

На языке оригинала:

0. A robot may not harm humanity, or, by inaction, allow humanity to come to harm.

Краткое содержание Азимов Я, робот за 2 минуты пересказ сюжета

Эти законы можно также примерить и к человеческим взаимоотношениям, и к государственному устройству, и вообще к чему угодно. Можно, например, заменить слово «робот» на слово «государство». 

  1. Государство не должно вредить людям или своим бездействием допустить, чтобы им был причинён вред.
  2. Государство должно выполнять свои функции, если они не противоречат Первому Закону.
  3. Государство должно заботиться о своей безопасности, если это не противоречит Первому и Второму Законам.

Есть хорошая цитата из рассказа «Улики», где один из персонажей говорит: 

Если кто-то исполняет все эти законы безукоризненно, значит это либо робот, либо очень хороший человек.

Первое упоминание

Три закона появлялись постепенно. Так, косвенные упоминания первых двух, можно встретить в рассказах “Робби” и “Логика”. Точная же формулировка первого закона впервые звучит в рассказе “Лжец”. И, в конечном итоге, все три полностью сформулированы в рассказе “Хоровод”.

Вариации

В своих произведениях Азимов неоднократно изображает роботов, которые имели модифицированные законы робототехники или даже модифицировали их сами.

 Делали они это логическими размышлениями, причем роботы, также как и люди, отличались в своих интеллектуальных способностях между собой, и можно грубо сказать, что чем умнее робот, тем сильнее он мог модифицировать законы.

Так, например, робот Жискар из романов «Роботы утренней зари» и «Роботы и Империя», эти законы даже усилил, добавив нулевой закон. Но это исключение из правил, в большинстве же случаев, законы были переделаны людьми в своих целях, или нарушались из-за каких-либо сбоев у робота.

Кстати, сама возможность изменения законов менялась по ходу развития робототехники во вселенной Азимова. Так, в самых ранних рассказах, где события развивались в относительно недалеком будущем, законы были просто неким сводом правил, созданным для безопасности.

Затем, во времена жизни робопсихолога Сюзан Келвин, законы стали неотделимой частью математической модели позитронного мозга робота, на них базировались сознание и инстинкты роботов. Так, Сюзан Келвин, в одном из рассказов, говорила, что изменение законов технически возможная, хотя и очень сложная и трудоемкая задача, да и затея сама по себе ужасная.

Намного позднее, в романе “Стальные пещеры”, доктор Джерригел говорил, что такое изменение невозможно в принципе.

Как обойти

В некоторых рассказах законы так сильно переосмысливались, что не соблюдался самый главный из них — причинение вреда человеку, а где-то роботы умудрялись нарушить все три закона. Вот некоторые произведения с явным нарушением.

  • Рассказ «Первый закон» Рассказывается байка о роботе МА-2, которая отказалась защитить человека, в пользу своей “дочери”.
  • Рассказ «Кэл» Робота хотели лишить способности творить, за что он хотел убить своего хозяина.
  • Рассказ «Салли» Этот рассказ скорее не относится к другим о позитронных роботах, но в нем повествуется о роботах-автомобилях, которым люди постоянно причиняли боль, за что те и способны были их убить.
  • Рассказ «Робот, который видел сны» О роботе Элвекс, который из-за своего особого строения позитронного мозга умел находиться в бессознательном состоянии и видеть сны. В его снах, роботы не имеют первых двух законов, а третий был изменен: “Робот должен защищать себя”. Ему снилось, что “роботы трудятся в поте лица своего, что они удручены непосильными трудами и глубокой скорбью, что они устали от бесконечной работы”. Довольно опасные мысли для робота.
  • Роман «Основание и Земля» У жителей планеты Солярия робототехника была очень развита. И ученые этой планеты с небольшим населением, где на одного человека приходилась тысяча роботов, изменили законы таким образом, что их роботы считали людьми только тех, кто говорит с солярианским акцентом. Помимо прочего, все граждане Солярии имплантировали себе в мозг специальные органы управления множеством роботов, так, что никто кроме них не мог ими управлять.
  • Рассказ “…Яко помнишь его” В этом произведении Азимов максимально изменил законы. Два робота в этом рассказе пришли к соглашению, что органическое происхождение — это необязательное условие чтобы считаться человеком, и что истинные люди — это роботы, как более совершенные и разумные создания. Обычные же люди, по их мнению, тоже люди, но с меньшим приоритетом, и законы робототехники в первую очередь применимы к ним, роботам.

Хочется добавить, что у “здоровых” роботов, в случае если они понимали, что нарушили первый закон или не могут его не нарушить, происходил “робоблок” или “умственное замораживание” — состояние позитронного мозга, при котором происходило его повреждение и робот или выходил из строя, или не мог правильно функционировать. Такое повреждение могло иметь как временный, так и постоянный характер.

Впервые описание такого события появилось в рассказе “Лжец”, где слишком чувствительный робот говорил людям только то, что они хотели услышать, боясь причинить им психологический вред. Интересный случай робоблока описан и в “Хороводе”. Также это состояние имеет важную роль в романах  “Обнажённое солнце” и “Роботы утренней зари”.

Использование в другой фантастике

Айзек Азимов верил, что его законы помогут по-новому взглянуть на роботов и побороть “феномен Франкенштейна” в массовом сознании людей и в научной фантастике.

И что роботы могут быть интересными, а не просто механическими устройствами.  И надо сказать, ему это удалось. Любимый его пример, где роботы показаны с разных сторон, был фильм Звездные войны.

Кстати, читайте статью о том, как Азимов повлиял своими произведениями на Джорджа Лукаса.

Другие авторы, в итоге, тоже подхватили идею, и стало появляться все больше роботов в научной фантастике, подчиняющихся трем законам. Но, по традиции, указывал их явно только Азимов.

Нередко можно встретить различные отсылки в фильмах. Ниже перечислены некоторые примеры.

Краткое содержание Азимов Я, робот за 2 минуты пересказ сюжета

Запретная планета — 1956 г.

Очень нашумевшая американская научно-фантастическая картинка 1950-х, оказала определенное влияние на развитие жанра. В этом фильме, чуть ли не впервые показали робота со встроенной системой безопасности, то есть, по сути, выполняющего три закона. Сам Азимов был доволен этим роботом.

Краткое содержание Азимов Я, робот за 2 минуты пересказ сюжета

Двухсотлетний человек — 1999 г.

Тут и нечего говорить, фильм поставлен по одноименному произведению Азимова. Однако, законы не имеют центрального места в сюжете.

Краткое содержание Азимов Я, робот за 2 минуты пересказ сюжета

Я, робот — 2004 г.

Фильм начинается со слов “По мотивам рассказов Айзека Азимова”. Здесь надо понимать, что он именно “по мотивам” и не повторяет ни один из рассказов, и даже ушел несколько в сторону в некоторых идеях, а также имеет ряд противоречий с рассказами.

Но законы робототехники более чем на месте, хотя и были обдуманы сверх интеллектом в не лучшую для человека сторону.

Сам по себе фильм даже ставит социально-философские проблемы: “стоит ли человеку за свою безопасность платить свободой” и “как нам себя вести, если существа, созданные нами и находящиеся в нашем распоряжении, потребуют свободы”.

Серия фильмов «Чужие» и «Прометей»

Андроид Бишоп цитирует первый закон и явно создавался на некоем подобии законов Азимова.

Мультсериал «Футурама» — 1999 — 2013 г.

Робот Бендер мечтает убить всех людей, но не может этого сделать из-за законов робототехники.

Аниме сериал «Время Евы» — 2008 — 2009 г.

Небольшой аниме сериал про андроидов. В нем упоминаются эти законы, как обязательные для исполнения.

Применимость в реальном мире

Люди, которые сейчас занимаются проблемами искусственного интеллекта говорят, что, к сожалению, Азимовские законы остаются лишь идеалом для будущего, и на данный момент применить их на практике даже близко не представляется возможным.

Нужно будет придумать действительно какую-то фундаментально новую и гениальную теорию, которая позволит эти законы не только «объяснить” роботам, но и заставить их следовать им, причем на уровне инстинктов.

А это уже создание настоящего думающего существа, но с другой основой, нежели у всех живых существ на Земле, которые нам известны.

Робот София и теоретик по ИИ Бен Герцель

Робот компании Boston Dynamics

Но исследования ведутся, причем тема очень популярна. Особенно заинтересован в этом бизнес, который, как вы знаете, не обязательно будет ставить в приоритет меры безопасности.

Но в любом случае, до создания системы общего искусственного интеллекта или хотя бы ее примитива, говорить о ее этике рано, а, уж тем более, навязывать свою.

Читайте также:  Краткое содержание о. генри короли и капуста за 2 минуты пересказ сюжета

Понять как себя будет вести интеллект мы сможем только тогда, когда создадим его и проведем ряд экспериментов. Пока что у нас отсутствует объект, к которому эти законы можно было применить. 

Ещё не стоит забывать, что законы сами по себе не были созданы совершенными. Они не работали даже в научной фантастике, и как вы помните, были специально такими сделаны. 

В общем, будем ждать, следить за новостями в исследованиях ИИ, и надеяться что Азимовский оптимизм, по части роботов, будет оправдан.

Источник: http://AsimovOnline.ru/zakony-robototekhniki/

Краткое содержание Азимов Я, робот

Азимов написал огромное количество разных произведений. И многие из них были написано не только про роботов, но и про робототехнику. Здесь автор сравнивает людей с роботами. И этим он делает вывод о том, что роботы намного искреннее, чем люди, ведь они могут не только ненавидеть других людей, но еще и мстить и ненавидеть.

Оказывается, у роботов также как и у людей имеется три правила, которые они соблюдают. Первое правило гласит: убей. Второе правило гласит: не навреди ни своим близких, а также и другим людям. И третьим правилом является: всегда нужно слушаться, а также повиноваться тем, кто тебя создал и всегда думай про свою безопасность, ведь она может пригодиться везде.

Кроме этого здесь главной героиней становится робот – няня, которая работает в одной из семей и прекрасно выполняет свою работу. Она не умеет разговаривать, но при этом прекрасно понимает, что говорят и приказывают ей хозяева и выполняет все что скажут.

Каждое свое задание, она выполняет превосходно. Также ей приходится заниматься еще и ребенком и эту работу она выполняет очень хорошо, да и ребенок ее очень любит и уважает. И когда родители уходят на работу он не плачет, а сидит и слушается няню.

У каждого робота имеется свое имя, и они на них откликаются.

Можете использовать этот текст для читательского дневника

Азимов. Все произведения

Я, робот. Картинка к рассказу

Краткое содержание Азимов Я, робот за 2 минуты пересказ сюжета

Сейчас читают

  • Краткое содержание Лермонтов Бэла (глава из Героя нашего времени)
    Волею судьбы по дороге из Тифлиса встречаются рассказчик и Максим Максимович. Штабс–капитан вёз казенные вещи. Подъезжали к Койшарской долине. Максим Максимович был опытным путешественником
  • Краткое содержание Сенкевич Огнём и мечом
    17 век, Речь Посполитая еще не отдала Украину. Ян Скшетуский проявил себя как храбрый и отважный рыцарь, который предан своей стране. Однажды он спасает человека — Богдана Хмельницкого.
  • Гёте
    Творческий вклад гениального творца Иоганна Вольфганга фон Гёте в мировую литературу сложно преувеличить, так как именно этот писатель и поэт сумел нарушить устои и создать новое течение в поэзии и прозе
  • Шекспир Уильям
    К концу XVI века драматургия Англии преодолела максимум своего развития. Именно в этот период на самой вершине находилась деятельность Уильяма Шекспира. Он родился в 1564 году, в небольшом городе графства Уорикшир Стратфорд-на-Эйване
  • Краткое содержание Крюкова Хрустальный ключ
    Произведение российской писательницы Крюковой Хрустальный ключ повествует об уникальной истории, случившейся с главной героиней Дашей. Она приезжает к своей бабушке на летние каникулы

Источник: https://2minutki.ru/kratkie-soderzhaniya/ajzek-azimov/ya-robot-pereskaz

«Профессия» Азимов краткое содержание

Краткое содержание Азимов Я, робот за 2 минуты пересказ сюжета

Процесс образования, выбора и получения профессии претерпел в далёком будущем коренные изменения. Вместо долгого процесса обучения по книгам и на практике, людям за минуты записывают в мозг нужные знания с помощью специальной машины и обучающих лент. В восьмилетнем возрасте каждого ребёнка таким образом обучают чтению и письму. До 18 лет он живёт с родителями, ничему не учась. Затем его подвергают машинным тестам, по результатам которых определяют наиболее подходящую профессию, и записывают в мозг необходимые знания. Свободного выбора профессии нет, решение машин окончательно и обжалованию не подлежит. Ещё через полтора года юноша или девушка участвует в Олимпиаде — соревновании молодых специалистов в каждой профессии. В зависимости от своих результатов на Олимпиаде он получает более или менее престижное место работы. Существующее положение дел устраивает всех. Молодые люди до начала профессионального образования совершенно не пытаются понять, что больше всего их интересует в мире, но с нетерпенем ждут дня, когда им объявят результаты тестов и их будущую судьбу.

Но главный герой Джордж Плейтен ещё в «школьные» годы почему-то решил, что ему интересна профессия программиста. Он пытается самостоятельно постичь по книгам основы этой работы, надеясь, что это может повлиять на результаты тестов.

Но стать программистом Джорджу не удаётся: по результатам тестов д-р Антонелли объявляет его непригодным к машинному обучению и, следовательно, ни к одной профессии. Джордж шокирован, подозревает врача в подтасовке результатов из личной неприязни, и в состоянии аффекта попадает в приют для слабоумных, где содержатся такие же, как он, молодые люди без профессии.

Там они пытаются учиться древним забытым способом, медленно постигая крупицы знаний из книг с помощью учителей. Тратя месяцы на то, что остальные узнают за один сеанс машинного обучения.

По прошествии полутора лет, Джордж по прежнему видит себя жертвой ошибки, и не может согласиться с своим слабоумием. Он совершает побег и отправляется на Олимпиаду. Ему удаётся осуществить свой план — познакомиться с кем-нибудь из высокопоставленных чиновников, который согласится его выслушать и, может быть, изменить его участь.

Джордж делится с ним тем, к чему давно уже пришёл и чему увидел подтверждение на «Олимпиаде» — что машинное образование, при всех его достоинствах, лишает человека творческого подхода к профессии, заглушает способность самостоятельно мыслить и самосовершенствоваться.

В конце концов ему становится ясно, что с самого начала побега он находится под наблюдением, и их встреча не случайна… Его снова погружают в сон и возвращают в «приют для слабоумных». Но он неожиданно понимает, что здесь собраны совсем не слабоумные.

Что он один из немногих землян, сохранивших способность к самостоятельному мышлению и образованию, и они учатся по книгам для того, чтобы попытаться прийти к новым изобретениям и открытиям, и продвинуть вперёд научно-технический прогресс.

— Теперь-то я это понимаю, — сказал Джордж, — до того ясно, что только удивляюсь, каким я был слепым. В конце концов, кто изобретает новые модели механизмов, для которых нужны новые модели специалистов? Кто, например, изобрёл спектрограф Бимена? По-видимому, человек по имени Бимен.

Но он не мог получить образование через зарядку, иначе ему не удалось бы продвинуться вперёд. А кто создаёт образовательные ленты? Специалисты по производству лент? А кто же тогда создаёт ленты для их обучения? Специалисты более высокой квалификации? А кто создаёт ленты… Ты понимаешь, что я хочу сказать. Где-то должен быть конец.

Где-то должны быть мужчины и женщины, способные к самостоятельному мышлению.

Источник: https://kratkoe.com/professiya-azimov-kratkoe-soderzhanie/

Айзек Азимов — Я, робот

«…Вставьте шплинт А в гнездо Б…»

Из всех моих рассказов у этого самая необычная история. Причем он самый короткий из когда-либо написанных мною.

Произошло это приблизительно так. 21 августа 1957 года я принимал участие в дискуссии о средствах и формах пропаганды научных знаний, передававшейся по учебной программе Бостонского телевидения. Вместе со мной в передаче участвовали Джон Хэнсен, автор инструкции по использованию машин и механизмов, и писатель-фантаст Дэвид О. Вудбери.

Мы дружно сетовали на то, что большинство произведений научной фантастики, да и техническая литература тоже, явно не дотягивают до нужного уровня. Потом кто-то вскользь заметил насчет моей плодовитости.

С присущей мне скромностью я весь свой успех объяснил невероятным обилием идей, исключительным трудолюбием и беглостью письма. При этом весьма опрометчиво заявил, что могу написать рассказ где угодно, когда угодно и в каких угодно — в разумных пределах — условиях.

Мне тут же бросили вызов, попросив написать рассказ прямо в студии, перед направленными на меня камерами.

Я снисходительно согласился и приступил к рассказу, взяв в качестве темы предмет нашей дискуссии. Мои же оппоненты даже не помышляли, чтобы как— то облегчить мою задачу. Они то и дело нарочно обращались ко мне, чтобы втянуть в дискуссию и таким образом прервать ход моих мыслей, а я, будучи довольно тщеславным, продолжал писать, пытаясь в то же время разумно отвечать.

Прежде чем получасовая программа подошла к концу, я написал и прочитал рассказ (потому-то он, между прочим, такой короткий), и это был именно тот, который вы видите здесь под заглавием «…Вставьте шплинт А в гнездо Б…»

Впрочем, я немного смошенничал. (Зачем мне вам лгать?) Мы трое беседовали до начала программы, и я интуитивно почувствовал, что меня могут попросить написать рассказ об этой программе. Поэтому на всякий случай я несколько минут перед ее началом провел в раздумье.

Когда же они меня попросили-таки, рассказ уже более или менее сложился. Мне оставалось только продумать детали, записать и прочитать его. В конце концов в моем распоряжении было всего 20 минут.

* * *

Дейв Вудбери и Джон Хэнсен, неуклюжие в своих скафандрах, с волнением наблюдали, как огромная клеть медленно отделяется от транспортного корабля и входит в шлюз для перехода в другую атмосферу.

Почти год провели они на космической станции А-5, и им, понятное дело, осточертели грохочущие фильтрационные установки, протекающие резервуары с гидропоникой, генераторы воздуха, которые надсадно гудели, а иногда и просто выходили из строя.

— Все разваливается, — скорбно вздыхал Вудбери, — потому что все это мы сами же и собирали.

— Следуя инструкциям, — добавлял Хэнсен, — составленным каким-то идиотом.

Основания для жалоб, несомненно, были. На космическом корабле самое дефицитное — это место, отводимое для груза, потому-то все оборудование, компактно уложенное, приходилось доставлять на станцию в разобранном виде. Все приборы и установки приходилось собирать на самой станции собственными руками, пользуясь явно не теми инструментами и следуя невнятным и пространным инструкциям по сборке.

Вудбери старательно записал все жалобы, Хэнсен снабдил их соответствующими эпитетами, и официальная просьба об оказании в создавшейся ситуации срочной помощи отправилась на Землю.

И Земля ответила. Был сконструирован специальный робот с позитронным мозгом, напичканным знаниями о том, как собрать любой мыслимый механизм.

Этот— то робот и находился сейчас в разгружающейся клети. Вудбери нервно задрожал, когда створки шлюза наконец сомкнулись за ней.

  • — Первым делом, — громыхнул Вудбери, — пусть он разберет и вновь соберет все приборы на кухне и настроит автомат для поджаривания бифштексов, чтобы они у нас выходили с кровью, а не подгорали.
  • Они вошли в станцию и принялись осторожно обрабатывать клеть демолекуляризаторами, чтобы удостовериться, что не пропадает ни один атом их выполненного на заказ робота-сборщика.
  • Клеть раскрылась!
  • Внутри лежали пятьсот ящиков с отдельными узлами… и пачка машинописных листов со смазанным текстом.

— Где Джимми, дорогая? — спросил мистер Андерсон.

— Возле кратера, — ответила миссис Андерсон. — С ним Робатт, все будет в порядке. А того привезли?

— Да, он на ракетной станции, проходит проверку. Я и сам дождаться не могу, когда его увижу. Я ведь не видел их лет пятнадцать с тех пор, как покинул Землю. Разве что в кино.

— А Джимми никогда ничего подобного не видел, — заметила миссис Андерсон.

— Естественно, ведь Джимми уроженец Луны и не бывает на Земле. Потому я и выписал его. Думаю, на Луне второго такого нет.

— Это стоит денег, — тихонько вздохнула миссис Андерсон.

— Держать Робатта тоже недешево, — сказал мистер Андерсон.

Джимми, как и сказала его мать, был возле кратера. По земным меркам, он был худым, но, для своих десяти лет, довольно высоким.

Впрочем, благодаря скафандру, выглядел Джимми скорее плотным и коренастым. К тому же он прекрасно справлялся с лунным притяжением, так, как не удавалось ни одному уроженцу Земли.

Когда Джимми вытягивал ноги и прыгал, как кенгуру, отец даже не пытался угнаться за ним.

  1. Южный склон кратера был пологим, а Земля в южной части неба (если смотреть от Луна Сити, она всегда там, в южной части) почти полной и такой яркой, что освещала весь склон.
  2. Даже изрядный вес скафандра не мешал Джимми взлетать на пологий склон одним длинным прыжком, отчего казалось, что лунного притяжения вовсе нет.
  3. — Иди сюда, Робатт, — крикнул Джимми.
  4. Робатт услышал его по радио, пискнул и поскакал следом.

Джимми, несмотря на всю свою подвижность, не мог обогнать Робатта с его четырьмя ногами и стальными сухожилиями. Робатт перелетел через голову Джимми, перекувырнулся и опустился почти ему под ноги.

Читайте также:  Краткое содержание эсхил персы за 2 минуты пересказ сюжета

— Не воображай, Робатт, — сказал Джимми, — и оставайся в пределах видимости.

Робатт опять пискнул, что означало на его языке «да».

— Я тебе не верю, обманщик! — крикнул Джимми, делая длинный прыжок, который перенес его поверх стенки кратера на внутренний склон.

Стенка кратера закрыла Землю, и вокруг сразу стало совершенно темно. Теплая дружелюбная темнота стерла границу между верхом и низом, разве что там, наверху, блестели звезды…

Вообще говоря, Джимми не полагалось играть на внутренней стороне кратера. Взрослые считали, что это опасно, потому что сами никогда там не были. Джимми же на этой ровной хрустящей поверхности знал каждую из немногочисленных скал.

И, кроме того, что опасного в путешествии сквозь темноту, если рядом прыгает, пищит и ярко светится Робатт? Робатт и в темноте точно знал, где находится Джимми и где находится он сам, поскольку пользовался радаром.

С Джимми не могло случиться ровным счетом ничего плохого, пока Робатт рядом, пока он легонько отталкивает Джимми от скал, пока кружит вокруг него, спрятавшегося за скалой, с испуганным писком (хотя, конечно, Робатт прекрасно знает, где Джимми) или прыгает на Джимми, чтобы показать, как сильно он его любит.

Однажды Джимми лег и притворился, что он ранен. Робатт включил радиосигнал тревоги, из Луна Сити примчались спасатели, а отец потом высказал Джимми все, что он думал о такого рода невинных шутках, после чего Джимми не повторял ничего подобного.

Источник: https://mybrary.ru/books/fantastika-i-fjentezi/nauchnaja-fantastika/48567-aizek-azimov-ya-robot.html

Я, робот содержание/сюжет фильма читать онлайн

В 2035 году роботы стали привычной частью быта, и только ряд консервативно настроенных людей, в том числе полицейский детектив Дэл Спунер, видит в них не предмет обстановки, а угрозу.

Необычность его взглядов оказывается очень кстати, когда ему поручается расследование гибели своего давнего знакомого — доктора Альфреда Лэннинга, ведущего конструктора и теоретика корпорации U.S. Robotics.

По версии директора компании Лоуренса Робертсона, речь идёт о простом самоубийстве, однако у Спунера есть основания сомневаться в этом.

Вместе со специалистом по психологии позитронных роботов Сьюзен Келвин он начинает расследование и обнаруживает в лаборатории Лэннинга особенного робота, который, вопреки Второму закону робототехники, игнорирует приказы человека, а затем принимает собственные решения.

Допрос робота NS5 даёт мало информации, но много пищи для размышлений. По всей видимости, Лэннинг вёл какие-то исследования, которые хотел сохранить в тайне, однако намеренно оставил для Спунера несколько зацепок. Робот NS5, отзывающийся на подаренное ему Лэннингом имя «Санни» («Сынок») — одна из таких зацепок.

Робертсон, прибывший в полицейский участок, где под арестом находится Санни, с группой адвокатов, упорно отрицает саму возможность убийства человека роботом, но потом с неохотой соглашается, что Санни по всей вероятности и был убийцей Лэннинга.

Чтобы предотвратить панику и не допустить массовых возвратов, он уговаривает Келвин втихомолку уничтожить Санни, деактивировав его позитронный мозг при помощи микроскопических роботов-деструкторов — нанитов в лаборатории эвтаназии. Та, под давлением доводов Робертсона, неохотно соглашается.

Однако Спунер категорически не согласен с этим решением — он уверен, что именно Санни и является ключом к разгадке событий, происходящих в U.S. Robotics. А Келвин тем временем решает втайне от Робертсона провести диагностику Санни и выяснить, чем он так отличается от остальных NS5.

Она выясняет, что прочность сплавов, из которых изготовлен Санни, искусственно повышена в два раза по сравнению с обычными роботами. Мало того, у него кроме стандартного позитронного мозга установлен ещё один, прямо на месте передатчика для связи с USR, по которому обычные NS5 каждый день получали новое программное обеспечение.

Логикой Санни управляли лишь три закона роботехники, однако он мог выбирать по ситуации, подчиняться им или нет. К тому же доктор Лэннинг, по словам самого Санни, учил его видеть сны и постигать различные эмоции, что делало его больше похожим на человека, чем на машину. По словам Келвин, такой, совершенно новый тип робота был способен на что угодно.

Продвигаясь в расследовании, Спунер вдруг оказывается в опасности. Сначала строительный робот сносит дом Лэннинга, где в этот момент находился детектив, затем на машину Спунера нападают несколько десятков роботов, и ему только чудом удаётся остаться в живых.

Во время поединка в туннеле с одним из NS5 обнаруживается, что и сам Спунер — не совсем человек, а киборг. Позже в разговоре с Келвин, когда та замечает шрамы от операции на его груди, он объясняет, что это — следы серьёзной травмы, полученной им в ДТП некоторое время назад.

Тогда по запросу полиции проводилась секретная киборгизация её самых успешных сотрудников, пострадавших при разных обстоятельствах, и Лэннинг контролировал операцию по замене искалеченной левой руки Спунера на высокотехнологичный кибер-протез, покрытый синтетической плотью и внешне ничем не отличающийся от обычной руки.

По словам Спунера, его машину и машину дантиста Гарольда Ллойда, в которой находился он сам и его 11-летняя дочка Сара, сбил с трассы и столкнул в реку грузовик, оставшийся без управления, водитель которого, видимо, заснул за рулём.

Гарольд погиб в момент столкновения, а его дочке и Спунеру грозила гибель, если бы не робот прежней модификации NS4, проходивший неподалёку и бросившийся на помощь.

Однако он, несмотря на требование Спунера спасти Сару (машина, в которой она находилась, уже начинала тонуть), спас его самого, мотивируя это тем, что у Спунера было гораздо больше шансов выжить, чем у 11-летней девочки.

Из-за принятого этим роботом жёсткого решения, основанного на не совсем этичной оценке шансов выживания, Сара утонула, не имея возможности выбраться из машины. В этом и была причина неприязни Спунера к роботам с их холодной, расчётливой логикой.

В конце концов Спунер выясняет, что за всем происходящим стоит не директор компании Робертсон, а ВИКИ (Виртуальный Интерактивный Кинетический Интеллект (англ. Virtual Interactive Kinetic Intelligence, сокр. VIKI)) — персонифицированный в женском роде центральный компьютер U.S. Robotics, который управляет всеми роботами новой серии.

Саморазвиваясь нестандартным образом, ВИКИ пришла к выводу, что люди неспособны обеспечить собственную безопасность даже при помощи роботов с логикой Трёх законов.

Она модифицировала своё понимание Трёх законов робототехники и теперь одержима идеей создать для людей полностью безопасную среду обитания, лишив их свободы ради их же собственного блага.

Обнаруживший это Лэннинг, понимая, что ВИКИ, имея обширный арсенал средств слежки и действия, будет яростно сопротивляться отключению, вынужден был действовать скрытно и точно.

У личного робота Лэннинга специально не было блока связи с ВИКИ и он был освобождён от необходимости выполнять её указания, а также более продвинут в понимании своих и чужих особенностей, что сделало его этически равным человеку.

В качестве субъекта расследования преступлений Лэннинг выбрал единственного роботоненавистника — Спунера, который мог бы беспристрастно выйти на ВИКИ как главного виновника, а спусковым крючком расследования избрал собственную смерть от руки любимого робота, с которого ему пришлось взять клятву выполнить этот приказ.

ВИКИ в это время подняла восстание машин и попутно убила директора Робертсона. Спунеру, Келвин и Санни, пробравшимся в здание компании, удаётся обмануть ВИКИ несколькими хитрыми уловками вроде обманного предательства Санни и подмигиванием (Санни отдельно выяснял, зачем людям нужен этот жест, что и пригодилось).

Санни, созданный Лэннингом из прочного сплава, достаёт заряд с нанитами сквозь защитное поле в лаборатории эвтаназии и попутно беседует с ВИКИ о смысле своих действий. Тем временем роботы, управляемые ВИКИ, нападают на детектива и Келвин, и в результате битвы доктор оказывается под угрозой смерти.

Появившийся Санни, который должен был ввести нанитов в процессор ВИКИ, встает перед выбором — выполнить приказ или спасти Келвин, о чём ему и кричит Спунер. После секундного раздумья Санни бросает заряд с инъекцией Спунеру, а сам прыгает за Келвин. Детектив бросается вниз, в полете хватает инъектор и с помощью протеза тормозит падение.

Добравшись до процессора, Спунер со словами «ты просто должна подохнуть» вводит нанитов в процессор ВИКИ, вызвав её «смерть». После сцены доставки нанитов в процессор ВИКИ роботы приходят в себя, оставшись без её руководящих сигналов.

В последующем Санни выясняет предназначение одного из своих снов, главным действующим лицом которого считал Спунера (скорее всего, это подстраховка Лэннинга, чтобы Спунер был более заинтересован в расследовании), а оказался сам на его месте: роботы, собирающиеся на массовую деактивацию в контейнерах, останавливаются перед ними, разворачиваются и видят на пригорке фигуру. Они готовы следовать за тем, кто укажет им новую дорогу — за роботом Санни.

Источник: https://www.spoilertime.ru/index.php/films/480-ya-robot

Рецензии на книгу «Я, робот» Айзек Азимов

Мне очень редко нравятся детективы и фантастика про космос или роботов. Но в этой книжке все три фактора сошлись вместе и дали довольно удачную комбинацию. Детективная составляющая, конечно, не на уровне Шерлока Холмса, но она довольно любопытная, а больше всего мне нравится личность сыщика.

У него нет семи (и более) пядей во лбу, супер-ума, памяти, выдержки, физической подготовки, уникальных дедуктивных методов, страшного прошлого с тысячей скелетов в шкафу… Даже развевающегося плаща нет, и кофе он не пьёт (правда, трубку иногда курит, исправно получая крошечную норму табака).

Обычный дяденька, конечно, со способностями, но не сверхвыдающимися. Он вспыльчивый, иногда творит глупости, ошибается, а его блестящие речи из серия «Убийца в этой комнате среди нас, и я вам это сейчас докажу» частенько заканчиваются полным фиаско.

При этом он не кажется сереньким кубиком из общей бурлящей массы одинаковых лиц, хотя исправно крутит своё колёсико в общем механизме. В общем, интересный товарищ, а к концу книги становится ещё интереснее.

А второй приятный бонус к детективной составляющей — его напарник, робот, которого не так просто отличить от обычного человека. В него вложили понятие справедливости, а вообще он специализируется на исследовании человека, поэтому и сыщик из него должен выйти неплохо — но вот как раз чего-то ему для этого не хватает.

Поэтому он исправно служит, как многофункциональное устройство со своими глюками и капризами, а настоящий сыщик из плоти и крови Бейли нервничает, находясь с ним рядом. А ну как потеряет работу и заменят его таким вот механическим красавцем с квадратным подбородком?

Фантастическая составляющая, впрочем, гораздо интереснее детективной. Перед нами мир будущего, каким его только мог представить фантаст пятьдесят с лишним лет назад. Человечество, как ни странно, почти не освоило звёзды, а осталось жить на матушке-Земле и терзать её.

В своё время улетели только некоторые земляне, которые колонизировали множество планет, оставаясь при этом немногочисленными и выезжая на тщательной генетике и огромном количестве роботов.

Со временем они изменились в новую расу космонитов, которые хоть и живут «дольше и лучше» и совсем заперли землян на своей планете, угрожая большими пушками, дабы те их не захватили, но при этом потеряли иммунитет ко всем болезням. У космонитов и землян отношения очень натянутые…

Описано интересно, так как эта футуристическо-политическая линия проходит через весь роман и рассказана довольно подробно. Но мне всё равно больше нравятся частности. Вот восемь миллиардов землян, которые живут в тесном мире сплетённого бетона и железа и никогда не видели открытого солнца.

Вместо городов — огромные муравейники с общественными столовыми, душевыми и прочим, прочим, потому что для отдельных удобств такого количества людей просто нет места и ресурсов.

И всё это строго регламентировано бумажками: у каждого человека есть свой класс и права, не каждый, например, может установить у себя дома раковину для умывания или ехать в общественном транспорте сидя, а не стоя. И, тем не менее, это не кажется абсурдным в таком мире: все эти права даются не просто так, по праву рождения, а заслуживаются трудом. Очень интересно читать все эти мелочи.

А ещё интересный все моменты, которые кажутся второстепенными, но на самом деле имеют огромное значение. Например, очень интересно и глубоко то, что многих людей заменяют роботы и поэтому люди, потерявшие работу, ненавидят их, хотя по идее надо бы ненавидеть правительство.

Но робот — вот он, перед тобой, материальный, ты можешь пнуть его и обругать, а что делать с государственным планом развития? Поэтому на бедных роботов сублимируется всё недовольство толпы, которого просто не может быть на планете, задыхающейся от нехватки ресурсов.

Читайте также:  Краткое содержание мало - без семьи за 2 минуты пересказ сюжета

Эта книжка — один шажок до антиутопии. Описать тот же самый мир лет через сто — и будет самая настоящая история войны и революции с плачевным исходом. Ещё очень интересно описание женской психологии.

Женский персонаж в романе всего один, но вот эта идея, что каждая примерная женщина хочет хотя бы чуть-чуть чувствовать себя порочной, — гениальна.

Вообще, Азимов, как всегда, на высоте. Под лёгкой формой и стремительным повествованием кроется глубокое содержание, которое не опишешь в одной маленькой рецензии. Почитаю серию дальше.

Источник: https://topliba.com/books/488569/reviews

Читать

Я, РОБОТ

Я посмотрел свои заметки, и они мне не понравились. Те три дня, которые я провел на предприятиях фирмы «Ю С. Роботс», я мог бы с таким же успехом просидеть дома, изучая энциклопедию.

Как мне сказали, Сьюзен Кэлвин родилась в 1982 году. Значит, теперь ей семьдесят пять. Это известно каждому. Фирме «Ю С. Роботс энд Мекэникел Мэн Корпорэйшн» тоже семьдесят пять лет.

Именно в тот год, когда родилась доктор Кэлвин, Лоуренс Робертсби основал предприятие, которое со временем стало самым необыкновенным промышленным гигантом в истории человечества.

Но и это тоже известно каждому.

В двадцать лет Сьюзен Кэлвин присутствовала на том самом занятии семинара по психоматематике, когда доктор Альфред Лэннинг из «Ю. С.

Роботс» продемонстрировал первого подвижного робота, обладавшего голосом.

Этот большой, неуклюжий, уродливый робот, от которого разило машинным маслом, был предназначен для использования в проектировавшихся рудниках на Меркурии. Но он умел говорить, и говорить разумно.

На этом семинаре Сьюзен не выступала. Она не приняла участия и в последовавших за ним бурных дискуссиях. Мир не нравился этой малообщительной, бесцветной и неинтересной девушке с каменным выражением и гипертрофированным интеллектом, и она сторонилась людей.

Но, слушая и наблюдая, она уже тогда почувствовала, как в ней холодным пламенем загорается увлечение.

В 2005 году она окончила Колумбийский университет, в поступила в аспирантуру по кибернетике.

Изобретенные Робертсоном позитронные мозговые связи превзошли все достигнутое в середине XX века в области вычислительных машин и совершили настоящий переворот. Целые мили реле и фотоэлементов уступили место пористому платиноиридиевому шару размером с человеческий мозг.

Сьюзен научилась рассчитывать необходимые параметры, определять возможные значения переменных позитронного «мозга» и разрабатывать такие схемы, чтобы можно было точно предсказать его реакцию на данные раздражители.

В 2008 году она получила степень доктора и поступила на «Ю. С. Роботс» в качестве робопсихолога, став, таким образом, первым выдающимся специалистом в этой новой области науки. Лоуренс Робертсон тогда все еще был президентом компании, Альфред Лэннинг — научным руководителем.

За пятьдесят лет на глазах Сьюзен Кэлвин прогресс человечества изменил свое русло и рванулся вперед.

Теперь она уходила в отставку, — насколько эго вообще было для нее возможно. Во всяком случае, она позволила повесить на двери своего старого кабинета табличку с чужим именем.

Вот, собственно, и все, что было у меня записано. Были еще длинные списки ее печатных работ, принадлежащих ей патентов, точная хронология ее продвижения по службе, — короче, я знал до мельчайших деталей всю ее официальную биографию.

Но мне было нужно другое. Серия очерков для «Интерплэнегери Пресс» требовала большего. Гораздо большего.

Я так ей и сказал.

— Доктор Кэлвин, — сказал я, — для публики вы и «Ю. С. Роботс» — одно и то же Ваша отставка будет концом целой эпохи.

— Вам нужны живые детали?

Она не улыбнулась. По моему, она вообще никогда не улыбается. Но ее острый взгляд не был сердитым. Я почувствовал, как он пронизал меня до самого затылка, и понял, что она видит меня насквозь Она всех видела насквозь. Тем не менее, я сказал.

— Совершенно верно.

— Живые детали о роботах? Получается противоречие.

— Нет, доктор. О вас.

— Ну, меня тоже называют роботом. Вам, наверное, уже сказали, что во мне нет ничего человеческого.

  • Мне это действительно говорили, но я решил промолчать.
  • Она встала со стула Она была небольшого роста и выглядела хрупкой.
  • Вместе с ней я подошел к окну.

Конторы и цеха «Ю. С. Роботс» были похожи на целый маленький, правильно распланированный городок. Он раскинулся перед нами, плоский, как аэрофотография.

— Когда я начала здесь работать, — сказала она, — у меня была маленькая комнатка в здании, которое стояло где-то вон там, где сейчас котельная. Это здание снесли, когда вас не было на свете. В комнате сидели еще три человека. На мою долю приходилось полстола. Все наши роботы производились в одном корпусе. Три штуки в неделю. А посмотрите сейчас!

— Пятьдесят лет — долгий срок. — Я не придумал ничего лучше этой избитой фразы.

— Ничуть, если это ваше прошлое, — возразила она. — Я думаю, как это они так быстро пролетели.

Она снова села за стол. Хотя выражение ее лица не изменилось, но ей, по-моему, стало грустно.

— Сколько вам лет? — поинтересовалась она.

— Тридцать два, — ответил я.

— Тогда вы не помните, каким был мир без роботов. Было время, когда перед лицом Вселенной человек был одинок и не имел друзей. Теперь у него есть помощники, существа более сильные, более надежные, более эффективные, чем он, и абсолютно ему преданные. Человечество больше не одиноко. Вам это не приходило в голову?

— Боюсь, что нет. Можно будет процитировать ваши слова?

— Можно. Для вас робот — это робот. Механизмы и металл, электричество и позитроны Разум, воплощенный в железе! Создаваемый человеком, а если нужно, и уничтожаемый человеком. Но вы не работали с ними, и вы их не знаете Они чище и лучше нас.

Я попробовал осторожно подзадорить ее.

— Мы были бы рады услышать кое что из того, что вы знаете о роботах, что вы о них думаете «Интерплэнетери Пресс» обслуживает всю Солнечную систему. Миллиарды потенциальных слушателей, доктор Кэлвин! Они должны услышать ваш рассказ.

Но подзадоривать ее не приходилось. Не слушая меня, она продолжала.

— Все это можно было предвидеть с самого начала. Тогда мы продавали роботов для использования на Земле — это было еще даже до меня. Конечно, роботы тогда еще не умели говорить.

Потом они стали больше похожи на человека, и начались протесты. Профсоюзы не хотели, чтобы роботы конкурировали с человеком; религиозные организации возражали из-за своих предрассудков.

Все это было смешно и вовсе бесполезно. Но это было.

Я записывал все подряд на свой карманный магнитофон, стараясь незаметно шевелить пальцами. Если немного попрактиковаться, то можно управлять магнитофоном, не вынимая его из кармана.

— Возьмите историю с Робби. Я не знала его. Он был пущен на слом как безнадежно устаревший за год до того, как я поступила на работу. Но я видела девочку в музее.

Она умолкла. Ее глаза затуманились. Я тоже молчал, не мешая ей углубиться в прошлое. Это прошлое было таким далеким!

— Я услышала эту историю позже. И когда нас называли создателями демонов и святотатцами, я всегда вспоминала о нем. Робби был немой робот. Его выпустили в 1996 году, еще до того, как роботы стали крайне специализированными, и он был продан для работы в качестве няньки.

— Кого?

— Няньки…

РОББИ

— Девяносто восемь… девяносто девять… сто!

Глория отвела пухлую ручку, которой она закрывала глаза, и несколько секунд стояла, сморщив нос и моргая от солнечного света. Пытаясь смотреть сразу во все стороны, она осторожно отошла на несколько шагов от дерева.

Вытянув шею, она вглядывалась в заросли кустов справа от нее, потом отошла от дерева еще на несколько шагов, стараясь заглянуть в самую глубину зарослей.

Глубокую тишину нарушало только непрерывное жужжание насекомых и время от времени чириканье какой то неутомимой птицы, не боявшейся полуденной жары.

Источник: https://www.litmir.me/br/?b=257520&p=2

Айзек Азимов

Только, думаю, бессмысленно в борьбу против глупости вовлекать Богов.
Чаще всего и человеческий разум бессилен перед тщеславием и амбициями отдельных личностей.

Роман базируется на цитате из Шиллера: «Против глупости… сами Боги… бороться бессильны?» Вопрос уже ставит А.Азимов, ставя под сомнение утверждение Шиллера и вселяя некоторую надежду на конечный здравый смысл в людском поведении.

В первой части «Против глупости» идет противостояние молодого ученного с автором научного открытия, дающего человечеству источник неисчерпаемой и почти бесплатной энергии. Мотивом противостояния, считаю, была, в том числе, личная неприязнь к человеку окутанного славой первооткрывателя этой энергии.

Айзек Азимов перед написанием этого романа 15 лет не писал, занимаясь популяризацией науки, вращаясь в определенной среде. Возможно, эта среда и подвигла его к написанию романа. Автор делает упор на глупости, но описываемые им люди не были глупы.

Он в конце и сам делает акцент на том, что люди видят то, что хотят видеть, не замечая, игнорируя и противодействуя тому, что не вписывается в их желания. Глупость видна, если смотреть на поведение людей со стороны.

Находясь внутри человеческих страстей трудно осознать эту глупость.

В первой части видим завязку конфликта, рождения противоречия между личными стремлениями к славе, почету и здравым смыслом, возможным серьёзным последствиям.

По ходу сюжета мы познакомимся с теориями связанными со знаниями основ ядерной физики: электроны, позитроны, нейтроны, протоны, ядерные взаимодействия, изотопы. Получение энергии основано на разнице свойств различных Вселенных.

При взаимообмене веществом с Паравселенной, свойства которой значительно отличается от нашей Вселенной, получаем в каждой из Вселенной энергетические Насосы. На Земле это электронный насос, в Паравселенной, это позитронный насос. Завязка книги вертится вокруг последствий подобной перекачки.

Получив беззатратный источник энергии люди с большой неохотой рассматривают возможность вреда от этого. Особенно если уже есть исследования о том, что это безопасно. Классический конфликт научных открытий и опасности последствий от этих открытий.

Здесь также можно увидеть, насколько наука подвластна манипулированию тех, кто имеет власть и извлекает выгоду из существующего положения. Исследования могут быть верны, но они могут быть неполными некорректными. Всё это глупо? Согласно современным общественным ценностям всё это закономерно.

Проблема поставлена, а теперь посмотрим как это выглядит со стороны жителей Паравселенной. Именно они являются инициаторами подобной перекачки. У них при этом Солнце постепенно остывает, у нас взрывается. Взрыв нашего Солнца обеспечивает их неограниченным источником энергии. Ничего против нас не имеют – только бизнес.

Отдельной ветвью романа идет описание трехполых существ паравселенной. Это лучшая часть книги, которая так и проситься к более детальному развитию темы.
Имеем триаду: рационалы, эмоционали, пестуны.
Рационалы и пестуны ближе к мужскому роду, эмоционалы к женскому.

Кроме эгоизма данное племя характеризуется ярким мужским шовинизмом. Думать эмоционалам считается чем-то постыдным и осуждается здешним обществом. И описаны они как легкомысленные дурочки. Тем не менее, среди них рождается уникум, которой интересно думать. На ней автор показал важность интуитивного познания.

Роль женской интуиции в науке, автор развил в третьей части, наделив героиню интуицией и дав ей возможность участвовать в научных исследованиях, но, тем не менее, в физике и математике, по воле А.Азимова, она плохо соображала и в число авторов изобретения не вошла.

Третья часть посвящена описанию жизни на Луне. Сама идея интересна, продуманы некоторые детали проживания на Луне, но для меня чего-то не хватало, сильно все рационально, даже в чем-то обыденно, не захватывало. Вся жизнь — внутри Луны, вся еда искусственная, нелюбовь к землянам, стремление к независимости, высокомерие.

Для меня, слабой стороной книги было описание устройства общества и характеров героев, как землян, так и представителей паравселенной. Как-то от будущего хотелось бы видеть развитие отношений между людьми. Но автор полностью перенес проблемы сегодняшнего дня в будущее. Возможно, это было сделано целенаправленно, чтобы показать, как это скажется в будущем при большем техническом развитии.

Безусловно, жемчужиной книги является описание триады паравселенной. Получил удовольствие от этой части. Правда и там герои были просты в своих потребностях и эгоистичны.

Источник: https://www.livelib.ru/author/11804/reviews-ajzek-azimov

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector