Краткое содержание карьера ругонов золя за 2 минуты пересказ сюжета

Краткое содержание Карьера Ругонов Золя за 2 минуты пересказ сюжета

Роман «Карьера Ругонов» — первый в серии романов Золя «Ругон Маккары» .

«В романе,— указывает Золя,— выведены некоторые представители семьи Ругон-Маккаров, историю которой я хочу описать в самом начале их карьеры… Они возлагают свои надежды на империю, которая должна удовлетворить их страсть к богатству и наслаждению». Роман этот, указывает автор, имеет еще и научное название Происхождение.

Родина Ругон-Маккаров — небольшой провинциальный городок Плас-саи. На географических картах он не обозначен по той причине, что под этим названием писатель изобразил свой родной город Экс…

В 1787 году в Нлассане произошло событие, которое взбудоражило обывателей и дало пищу для всяческих сплетен и пересудов.

Дочь покойного торговца овощами Фука, его единственная наследница Аделаида, нежданно-негаданно вышла замуж за своего батрака, пришлого крестьянина Ругона.

Хотя это был человек благоразумный, трудолюбивый и степенный, однако соседи не могли оправдать выбор Аделаиды. Им хорошо было известно, что ее руки добивались многие молодые люди из почтенных и состоятельных семейств плассанских буржуа.

Через год Аделаида родила первенца, его назвали Пьером. А еще год спустя Ругона сразил удар, и он умер в одночасье.

Молодая вдова горько оплакивала смерть мужа, но миновал еще год, и она снова дала повод для бесконечных разговоров: Аделаида сошлась с забулдыгой и пьяницей, контрабандистом Маккаром.

Если и прежде в Нлассане шептались о ее странностях, то теперь стали открыто говорить, что она совсем свихнулась и, должно быть, как и ее отец, угодит в дом для душевнобольных.

От связи с Маккаром у Аделаиды родились двое внебрачных детей — дочь Урсула и сын Антуан. Так потомки Аделаиды Фук разделились на две ветви: одна ветвь — Ругоны и вторая ветвь — Маккары. Представители каждой из этих ветвей, по мысли Золя, наследовали биологические и психические особенности своих родителей — Аделаиды, Ругона и Маккара.

В характере Антуана слились воедино пороки отца и матери, но все же возобладали задатки Маккара, его страсть к бродяжничеству, наклонность к пьянству, озлобленность.

Однако, указывает Золя, под влиянием нервной натуры Аделаиды пороки, проявлявшиеся у отца с какой-то полнокровной откровенностью, у сына сочетались с трусостью, лицемерием и озлобленностью.

Об Антуане говорили: «Какой мерзавец! У отца хоть храбрость была, а этот и убьет-то исподтишка, иголкой».

В обществе, где пренебрегают нормами морали, где господствует беззаконие, особенно щедро раскрылись уродливые качества характера Антуана. В его лице Золя нарисовал законченный тип беспринципного политического пустозвона, столь характерного для действительности Франции времен Второй империи.

В натуре Пьера противоборствовали проявлявшиеся в равной степени черты крестьянина Ругона и нервозной Аделаиды.

Дурные наклонности Пьера — любовь к праздности, жажда наслаждений — проявлялись не так открыто и бурно, как у Антуана.

«Во всей его толстой, приземистой фигуре, в длинной бесцветной физиономии… сквозило расчетливое, затаенное честолюбие… черствость и завистливая злоба мужицкого сына, из которого богатство и нервозность матери сделали буржуа».

Женившись по расчету на Фелисите Пеш, энергичной и пронырливой дочери торговца маслом, Пьер обзавелся большой семьей. Супруга подарила ему трех сыновей — Эжена, Аристида, Паскаля — и двух дочерей — Марту и Сидонию. Ко времени, о котором повествуется в романе «Карьера Ругонов», Пьеру и его жене уже перевалило за пятьдесят.

Жизнь развеяла их мечты, они изверились в возможности разбогатеть и теперь думали о том, чтобы как-то обеспечить себя в старости. Они хорошо понимали, что сыновья — тоже отрезанный ломоть. Старшему из них, Эжену, было уже около сорока.

«По капризу природы, одному из тех мнимых капризов, в которых наука уже начинает различать закономерности, Эжен, при полном физическом сходстве с Пьером, унаследовал духовный облик Фелисите… Он отличался огромным честолюбием, властностью, презрением к мелким расчетам и мелким успехам… Ненасытная жажда наслаждений, присущая всей семье Ругонов, принимала у Эжена более благородный характер. Он тоже искал удовлетворения своих страстей, но удовлетворения духовного, он стремился к власти». Ему было тесно в Плассане, и он устремился в Париж.

Аристид, младший сын Пьера, внешне был похож на мать, но в нем взяли верх отцовские черты: жадность, корыстолюбие, страсть к кляузам, безудержность желаний. «Он вечно что-то разведывал, разнюхивал. Деньги он любил так же, как его старший брат любил власть.

И в то время, как Эжен в мечтах подчинял своей воле народы, пьянея от мысли о будущем могуществе, Аристид представлял себе, что он миллиардер, живет в роскошном дворце, сладко ест и пьет, наслаждается всеми чувственными удовольствиями. Но, главное, он мечтал разбогатеть сразу».

После долгих лет беспорядочной жизни в безделье Аристид женился на дочери отставного капитана Анжеле Сикардо. Он быстро промотал полученные от отца деньги и вынужден был поступить на службу в супрефектуру. В 1840 году у него родился сын Максим.

В канун событий 1848 года Аристид думал отправиться вслед за Эженом в Париж, но был обременен семьей и поэтому остался в Плассане, надеясь, что и здесь представится счастливая возможность поживиться. Читатель встретится с Аристидом в романах «Добыча» и «Деньги», где он выведен под фамилией Саккар.

 Время шло, а судьба по-прежнему не была благосклонна к Ругонам. Ни одному из них еще не удалось схватить за хвост столь желанную птицу но имени Удача. Но внутреннее чутье подсказывало им, что приближается пора больших перемен, когда можно будет погреть руки.

Для постороннего глаза жизнь в Плассане казалось тихой, застывшей, но это было обманчивое спокойствие. Внимательный взгляд без труда мог заметить, что там бушевали страсти, совершались предательства и политические сделки, шла ожесточенная борьба честолюбий, подогреваемая алчностью и жаждой власти. Всему задавали тон клерикалы.

Реакционеры сумели объединить людей самых различных политических взглядов и сколотить разноликий союз врагов республики, которых прежде разделяли социальные или кастовые предубеждение’ Трудно было, говорит Золя, вообразить более разношерстную компанию, смесь озлобленных либералов, легитимистов, орлеанистов, бонапартистов и клерикалов. Так называемый «желтый салон» в доме Пьера Ругона стал местом постоянных сборищ заговорщиков, которыми руководил из Парижа старший сын Пьера Эжен. Здесь они обсуждали планы захвата власти в Плассане, всячески поносили «великую блудницу» — республику. Каждый в тайне надеялся при удачном обороте дела урвать кусок пожирнее.

Пьер и его жена, вездесущая Фелисите, связывали с победой принца Луи все свои надежды. Они чувствовали, что для Ругонов это единственный путь к успеху и богатству.

Поэтому они стремились приобщить к заговору, направить на путь истинный и своих заблудших сыновей — рядившегося в республиканца и тем самым компрометировавшего семью Аристида и далекого от политики, занятого своими научными исследованиями Паскаля. Фелисите всячески зазывала их к себе в дом.

Не желая огорчать родителей, доктор Паскаль провел несколько вечеров в «желтом салоне». Вопреки ожиданиям, говорит Золя, ои увидел там много любопытного. Впервые ему довелось узнать, до каких степеней тупости может дойти нормальный человек.

Завсегдатаи салона — купец Изидор Грану, землевладелец Рудье, маркиз де Карнаван, отставной майор Сикардо, владелец местной газеты Вюйе — казались доктору любопытными животными.

И когда Фелисите, желая познакомить сына поближе с этими господами, которые могли стать его пациентами, обратилась к Паскалю: «Чего же ты молчишь? Постарайся получить практику у этих господ»,— «Я не ветеринар»,— ответил тот.

Этому сброду реакционеров писатель противопоставил защитников республики, трудовой народ, в котором были живы революционные традиции 1848 года. Яркими красками нарисовал Золя шествие патриотов из городов и селений Юга.

Что-то захватывающее, опьяняющее,— говорит он,— исходило от толпы повстанцев, воодушевленных решимостью и волей… Были мгновения, когда казалось, что не они идут, а марсельеза уносит их, что их увлекают грозовые раскаты могучего пения». Этот порыв республиканцев передан.

Золя через восприятие сына рабочего-шляпника Сильвера и его подруги, крестьянской девушки Мьетты. Они являются-для-писателя .олицетворением вечной молодости французского народа, его духовного и физического здоровья.

В ночь на 2 декабря 1851 года бонапартисты совершили государственный переворот, республика пала. В столице было введено военное положение. Верные Луи Бонапарту войска, участвовавшие в перевороте, находились в постоянной боевой готовности. 3 декабря в парижских предместьях республиканцы построили баррикады.

На улицах Парижа раздавалось пение «Марсельезы», слышались крики: «Долой тирана!»| «Да здравствует республика!», «Смерть тирану!». 5 декабря произошла кровопролитная расправа войск заговорщиков с республиканцами у ворот Сен-Дени. Это неслыханное преступление вызвало справедливый гнев народа.

Республиканцы выпустили листовки, в которых говорилось, что Луи Наполеон и его банда совершили чудовищное насилие. «Вся Франция, кроме кучки изменников, восстала, чтобы отомстить за это злодеяние». Баррикадные бои вспыхнули с новой силой. И только 10 декабря насилие победило в Париже.

В Елисейском дворце начался дележ государственных должностей.

В Плассане, пишет Золя, где до смерти напуганные обыватели молчаливо предали республику, переворот обернулся пошлым фарсом. Ругоны торжествовали победу. Они горячо приветствовали новорожденную Империю, наступающий час дележа трепещущей добычи.

Источник: https://ktoikak.com/karera-rugonov-kratkoe-soderzhanie/

Сокращенно — КАРЬЕРА РУГОНОВ — ЭМИЛЬ ЗОЛЯ — 10 КЛАСС — Все произведения школьной программы в кратком изложении. Мировая литература. 5-11 классы — сокращенные произведения 2014 год — зарубежная литература

  • 10 КЛАСС
  • ЭМИЛЬ ЗОЛЯ
  • КАРЬЕРА РУГОНОВ
  • И

Неподалеку северной залога Плассану когда-то было кладбище. Затем этот участок земли получила название «пустырь св. Митра», а позже превратилась в своеобразную площадь. Так возникли площадь и глухая улица св. Митра.

Автор изображает провинциальный городок Плассан на юге Франции накануне и в момент государственного переворота в декабре 1851 г. Постепенно знакомит читателя с жителями города и теми настроениями, которые царят в республике. За внешним спокойствием и уравновешенностью буржуа кроются «предательство, коварные убийства, тайные победы и тайные поражения».

Много лет город был разделен на три независимые части: в одной жил простой люд, во второй — буржуа, в третий — благородное дворянство. Но теперь ненависть к Республике, которая возникла из страха за свой кошелек, за свое беззаботное эгоистическое существование», объединяет рантье и торговцев с дворянами и духовенством.

II

Здесь, в Плассані, жила мало известная семья, главой которой был Пьер Ругон. Род Ругонов имел свое происхождение от Аделаиды Фук, единственной дочери богатых мещан Плассану.

От отца, который умер в сумасшедшем доме, она унаследовала «отсутствие уравновешенности, какое-то расстройство умственной деятельности и сердца», что заставляли ее «жить не обычной жизнью, не так, как все».

Аделаида вышла за крестьянина Ругона, а после его внезапной смерти стала любовницей контрабандиста по прозвищу «Маккар-бродяга». От мужа она родила сына Пьера, а от Маккара — еще двух детей: Антуана и Урсулу. Маккара через пятнадцать лет было убито — и Аделаида получила в наследство его поместье.

Сын Аделаиды и Ругона постепенно прибрал к рукам собственность Ругонов и стал полноправным обладателем. Он женился Фелисите Пуек, дочерью торговца, и у них родились дети: Эжен, Аристид, Паскаль, Марта и Сидония. Фелисите была чрезвычайно честолюбивой женщиной.

Она стремилась к богатству, потому что понимала, что единственная опора ее честолюбия — это деньги. Поэтому она делала все, чтобы дела Ругонов шли в гору. Но с какого-то момента у них началась сплошная черная полоса. Не оправдались надежды Фелисите и на детей: они не принесли ожидаемого богатства.

Революция 1848-го года застала Ругонов настороже: они были озлоблены неудачами и готовые схватить фортуну за горло, если она попадет к ним в руки. Все члены семьи ожидали развития событий, словно разбойники в засаде.

Эжен — старший из сыновей — стоил в Париже; Аристид — младший — мечтал ограбить Пласа — сан; Пьер и Фелисите не прочь были поживиться за счет сыновей.

Читайте также:  Краткое содержание тургенев ася за 2 минуты пересказ сюжета

И только средний сын, Паскаль, жил тихой жизнью влюбленного в науку ученого в маленьком доме-нового города.

III

Кризис в обществе сыграла большую роль в судьбе семьи. На революционных событиях Ругони наконец построили свое благополучие. Они смогли подняться на руинах свободы. Эти разбойники, что ожидали в засаде, ограбили Республику. Когда ее было окончательно убито, они приняли участие в распределении награбленного.

В первые же послереволюционные дни Фелисите почувствовала, что они, наконец, на верном пути и начала подбадривать мужа, побуждая его к решительным действиям.

Одним из самых активных деятелей реакции был маркиз де Карнаван. Он часто бывал в Ругонов и во всем им помогал. Наконец в их доме был основан центр консерваторов, где каждый вечер собиралась толпа — лишь для того, чтобы позорить Республику.

Впоследствии, благодаря тому, что здесь собиралась самая раВНОобразная публика, а также благодаря тайному покровительству духовенства желтый салон Фелисите превратился в реакционный центр, от которого простирались ряда во все уголки Плассану.

В апреле 1849-го года из Парижа внезапно приехал Эжен и пробыл у отца две недели. Как-то отец с сыном закрылась в комнате, а когда вышли, на их лицах Фелисите заметила какую-то решимость и удовольствие.

Позже оказалось, что Эжен предложил отцу план, благодаря которому Пьер Ругон может стать главным собирателем в Плассані. Но Ругон до сих пор что-то скрывал от жены: он получал письма от сына и читал их при закрытых дверях. На вопрос Фелисите он отвечал, что Эжен здоров.

Однажды женщина украла ключ и нашла письма от сына. Оказалось, что Эжен постоянно сообщал отцу о событиях, которые происходили в Париже, уверял в том, что вскоре произойдет переворот, и что стране нужен Бонапарт. Сын излагал свои мысли относительно того, что переворот имеет все шансы на успех.

Постепенно Ругони начали вести двойную игру: в салоне продолжали разговаривать на реакционные темы, а тайно готовились к восстанию.

Впрочем Фелисите очень беспокоила судьба другого сына Аристида. Он печатал в журнале статьи, которые могли повредить ему в случае победы революции. И она не могла убедить сына перейти на другую сторону. Однако маркиз не советовал ему делать этого.

Однажды Аристид попал в желтого салона и подслушал некоторые разговоры, из которых понял настроение отца и брата. Он также понял, что Фелисите давно все знает и только делает вид, что действует, как раньше. Это возмутило и разозлило его, ведь он надеялся на доверие со стороны родственников.

Поняв, что переворот неизбежен, Аристид поступил очень умно и хитро: он забрал последнюю статью из журнала, пообещав утром вернуть. Зато утром в редакцию пришла его жена и подала редактору заметку, которую муж просил обязательно напечатать.

В ней говорилось о том, что с Аристидом Ругоном произошел несчастный случай, что на некоторое время лишил его возможности писать свои статьи. «Он очень расстроен тем, что вынужден молчать в решающий момент.

Но никто из читателей, конечно, не сомневается в его патриотических чувствах и в том, что он желает блага Франции». Таким образом Аристид, заранее поздравляя победителей, оставлял себе возможность пристать к ним — кем бы они не были.

Третий сын Фелисите был далек от политики. Между тем, его поступки давали возможность некоторым людям считать его республиканцем.

Уговоры матери пристать к партии, которая имеет больше шансов на победу и иметь от этого выгоду ни к чему не привели. «…Вы говорите, что меня обвиняют в том, что я республиканец? И что…

Наверное, так оно и есть, если под этим словом понимают человека, который желает общего блага», — отвечал Паскаль.

Было воскресенье, 7 декабря. Паника в городе достигла высшей точки. Кто-то строил баррикады, другие вооружались. Кое-кто выбрал путь ожидания. Когда Фелисите, разыгрывая непонимание того, что происходит, спросила у мужа, когда все это кончится, он приказал женщине не вмешиваться и позволить ему самостоятельно решать собственные дела.

Пьер отправился в город.

А в это время к площади св. Митра шли колонны повстанцев.

IV

Младший брат Пьера, Антуан, вынашивал планы мести. Он наконец узнал о том, что брат обманул их с сестрой и присвоил имущество матери. Сестра через некоторое время умерла от чахотки, оставив двух сыновей.

Старший сын пошел служить в Ругонов, и Антуан, потеряв надежду склонить его в свою сторону, начал убеждать младшего, Сильвера, в том, что его дядя — вор. Кроме того, планы его мести базировались на том, чтобы настроить как можно больше людей против семьи Ругонов, что отстаивали реакционные позиции.

Сам он стал на сторону революции и уже видел свое будущее, когда произойдет переворот и семья реакционера Пьера будет уничтожена.

Сам Антуан Маккар не хотел работать и жил за счет работящей жены и детей. Он разными путями пытался получить свою долю от продажи имения, но тщетно! Пьер делал вид, что не знает, о чем идет речь.

Возложив свои надежды на Сильвера, Маккар почти достиг своей цели. Но он не учел некоторых обстоятельств. Произошли некоторые события, в ре

результате которых Сильвер был вынужден убить жандарма. Затем он вступил в схватку с жителями города, что обидели его любимую — М'єтту. Все это привело к тому, что парень с оружием в руках присоединился к повстанцам — в то самое время, когда колонна выступала из города.

V

Колонна повстанцев продолжала свой героический поход.

Величественная эпопея, что привлекла к себе Сильвера и М'єтту, этих «больших детей, которые жаждали любви и свободы», ворвалась «будто вольный ветер в мизерном комедии Маккарів и Ругонов».

«Громовой голос народа время от времени гремел, перекрывая болтовню желтого салона и болтовня дяди Антуана. И фарс, банальный, пошлый фарс превращался в большую историческую драму».

Сильвер и М'єтта шли на равных с повстанцами. Парень удивлялся смелости и мужества своей возлюбленной. Когда у него спрашивали, что это за девушка рядом с ним, он с гордостью отвечал: «Это моя жена». Они наслаждались своей любовью, которое казалось еще более повышенным от того, что впереди их ждали большие события. Парень и девушка с восторгом чувствовали себя частью великой Революции.

Но счастье это длилось недолго. Однажды на площади появились солдаты. Повстанцы вынуждены были открыть огонь. М'єтта все время была рядом с ними — она держала в руке красный флаг. Вдруг раздался выстрел — и флаг выпал из рук девушки.

Сильвер мигом бросился к ней. Он обнимал ее, спрашивал, она ранена, но М'єтта ничего не отвечала. «Он разорвал кофточку и обнажил ее грудь. Он искал, но ничего не видел. Глаза его были полны слез.

Затем под левой грудью он разглядел маленькую розовую дырочку; лишь одна капля крови вытекла из раны». Парень умолял девушку не оставлять его, держаться. Он обещал, что доктор обязательно вылечит ее. Но потом почувствовал, что она умирает.

И перед тем, как оставить этот мир, М'єтта еще раз прильнула к губам любимого. «Эта идиллия закончилась смертью».

Сильвер еще долго не мог поверить, что любимого больше нет. Он прижимал ее к себе, говорил, что все обойдется, пытался согреть ее холодные руки. Пока врач не сказал ему, что она мертва…

А драка продолжалась еще долго. Когда же она, наконец, завершилась, до Сильвера подошел какой-то жандарм, грубо схватил и потащил за собой. Парень не сопротивлялся. Он все еще смотрел на М'єтту, что лежала, завернутая в красный флаг.

VI

Повстанцы оставили город. События этой ночи были известны далеко не всем — большинство жителей спрятались в своих домах. Маккар занял кабинет мэра и пил, считая, что все республиканцы оставили город, так что сопротивляться некому.

В это время Пьер, который ночью скрывался и только по слухам узнал о том, что произошло, шел спустілим городом. Узнав, что Маккар осел в мэрии, он вместе с несколькими товарищами ворвался туда и связал Антуана.

Потом они устроили что-то вроде драки, а по городу поползли слухи, что группа из сорока одного человека, которую возглавлял Ругон, освободила город. С этого дня Ругон превратился в настоящего героя.

Фелисите была счастлива: «Они победили; буржуазия склонилася к их ногам. Желтый салон был бы освящен этой победой. Искалеченные мебель, потертый бархат, люстра, которую засели мухи, — все это превращалось в ее глазах на славные останки на поле битвы. Зрелище Аустерліцької равнины не могло бы сильнее взволновать ее».

VII

Тем временем Ругон официально принимал дела в мэрии. Осталось только восемь советников — остальное, вместе с мэром и его помощниками, был взят повстанцами в плен.

Ругон объяснил всем, что город находится в критическом состоянии. «Чтобы понять панику, которая бросила их в объятия Ругона, надо знать, из каких оболтусов состоят муниципальные советы многих маленьких городов.

В Плассані мэра окружали невероятно глупые, пассивные орудия его воли».

Пьер основал временную комиссию. Потом начал реорганизацию гвардии и назначении ответственных за главные посты.

Сильвера и других крестьян, которых было взято в плен, казнили. По странному совпадению эта казнь состоялась на том самом городе, где юноша проводил время с М'єттою. Эти плиты еще хранили ее тепло, они были исхоженные ее ногами. Об этом думал Сильвер в последний миг своей жизни, когда голова его упала на эту плиту.

«А у Ругонов вечером, за десертом, раздавался смех среди теплых испарений блюд, над столом, заставленным остатками еды. Наконец и они пристали к наслаждению багатіїв.

их жажда, заостренные тридцатью годами сдерживаемых желаний, сластолюбно вищиряли зубы. Эти недовольные, слабые хищники, присоединившись наконец к радостям жизни, приветствовали новорожденную Империю, долгожданное время распределения добычи…

Государственный переворот, вернувший счастье Бонапартам, положил начало карьере Ругонов».

Комментарий

Роман «Карьера Ругонов» (1871) — первый из эпизодов большого цикла «Ругон-Маккари» — имеет научное название «Происхождение». Он является своеобразным прологом ко всей социальной эпопеи Золя.

Относя время действия романа до дней государственного переворота Луи Бонапарта, Золя выбрал местом действия не Париж, а маленький провинциальный городок Плассан на юге Франции, где все несколько упрощено, но именно благодаря этому расположение политических сил накануне и в момент государственного переворота вырисовывается выразительнее. Голос народа был незаметен, и политика была привилегией духовенства, дворянства и отчасти буржуазии; ненависть к новому, республиканского режима объединила рантье и торговцев с дворянами и служителями церкви, подготовила почву для бонапартистского переворота.

В романе Золя действуют колоритные персонажи — будущие бонапартисти, которые, интригуя, приспосабливаясь, расчищают путь для Второй империи. Среди этих персонажей одно из ведущих мест принадлежит Ругонам.

Пьер Ругон — цепкий и жадный до денег крамар, сын крестьянина, пытался «выйти в люди» и некоторое время преуспевал в делах, однако не смог удовлетворить свою непомерную жажду. Вечная зависть, неудержимое стремление к наживе, склонность к авантюризму привели мужчину и женщину Ругонов в ряды бонапартистів.

Среди персонажей, которые связали свою судьбу с государственным переворотом, — два сына Пьера Ругона: Аристид и Эжен. Аристид — беспринципный журналист, который, по словам автора, занимается лишь тем, как «подороже продать себя», «чтобы перейти на сторону тех, кто даст ему щедрое вознаграждение в час торжества».

Его ухищрения сначала приносят ему мало пользы, но позже, с помощью брата Эжена, он становится всемогущим финансистом. Эжен — будущий министр Второй империи — редко появляется на страницах романа. Он нужен Золя только для того, чтобы протянуть нити между Плассаном и Парижем.

Читайте также:  Краткое содержание похищенное письмо эдгара по за 2 минуты пересказ сюжета

Через Эжена, непосредственного участника бонапартистської заговора, посетители «желтого салона» узнают о событиях, которые происходят за пределами Плассану, и в зависимости от этого решаются на определенные действия. Такой лагерь реакции, лагерь бонапартистів, который Золя разоблачает и осуждает его с огромной убедительностью.

Все симпатии автора на стороне республики и восставших против Бонапарта рабочих и крестьян.

Писатель увлеченно, с романтической приподнятостью говорит о грозный и величественный ход народа, поднявшегося на борьбу.

Он сравнивает этот человеческий поток с гигантским водопадом; отмечает организованность безоружных и не привыкших к войне людей; любуется их братской солидарностью и находит для них слова, полные глубокой любви и уважения.

Революционный порыв масс, благородную чистоту народных порывов и стремлений Золя воплотил в образах юноши Сильвера и его подруги М'єтти.

История их любви, их романтическое увлечение идеями истины и справедливости ярче оттеняют моральную низость представителей антиреспубліканського лагеря. Сильвер и М'єтта погибают во время столкновения повстанцев с войсками; их драматическая смерть находится в полном контрасте с мерзкими, бесчестными поступками Рутове, Хорошую, Вюйє.

Основные персонажи социальной эпопеи, на характеры которых, по мнению Золя, должны влиять как фатализм законов наследственности, так и окружающую обстановку, были разработаны уже в 1869 г.

Важно, что уже в начале работы Золя ставит перед собой две цели: художественную иллюстрацию физиологических и социальных законов. Хотя на протяжении всей работы над «Ругон-Маккарами» второй, социальный, план приобретает для него все большее и большее значение.

Важную роль в появлении этой тенденции сыграли события 1870-1871 гг.: падение Второй империи и Парижская Коммуна. В предисловии к роману «Карьера Ругонов» Золя с удовлетворением мог сказать: «…

падение Бонапарта, которое нужно было мне как художнику и которое неизбежно должно было по моему замыслу завершить драму… дало мне жестокую и необходимую развязку».

Источник: http://zarlitra.in.ua/145-1.html

Цикл роман эпопея Ругон Маккары

Начиная работу над «Ругон-Маккарами», Золя, как и в «Терезе Ракен», хотел оставаться лишь бесстрастным наблюдателем, добросовестным ученым, протоколирующим факты.

«Мое произведение будет больше научным, чем социальным… Я не хочу, как Бальзак, принимать решения о делах человеческих, быть политиком, философом, моралистом.

С меня довольно и того, что я останусь ученым»,— писал Золя в том же 1868 году в заметке «Различие между Бальзаком и мною».

Однако его замысел с самого начала был построен на противоречии. Скованный натуралистической теорией, он противопоставлял социальное научному, отказывался от суждений и выводов, но вместе с тем вынужден был сразу же определить свою идейную позицию.

Думая сосредоточиться на коллизиях наследственности, он оказался захваченным развернувшейся перед его глазами исторической драмой и, замышляя «историю одной семьи», одновременно замыслил «заклеймить каленым железом» ненавист-ный режим Второй империи, «нелепую эпоху безумия и позора», которую переживала Франция.

Уже первый роман, «Карьера Ругонов» (1871), преисполнен высокого гражданского и обличительного пафоса; голос автора, республиканца и демократа, слышится за каждой строчкой этого романа и не смолкает на протяжении всего громадного цикла даже там, где больше всего сказался натурализм Золя.

«Ругон-Маккары» — это столько же серия «научных» романов, сколько социальная эпопея.

Золя строго придерживался принципа фактографии и с необычайным упорством и добросовестностью собирал материал для «Ругон-Маккаров». Он накапливает «человеческие документы», изучает целые горы книг, справочников, исследований по истории, физиологии, психологии, медицине, составляет конспекты, делает выписки, создает предварительные наброски, планы, проспекты будущих романов.

Прежде чем взяться за перо, он выезжал на место действия и скрупулезно его описывал; он начертил подроб-ный план вымышленного города Плассана и некоторых кварталов Парижа, где развертывается ряд эпизодов; знакомился с организацией торговли на Центральном рынке и в больших магазинах, с оплатой продавцов и условиями их жизни, изучал подробности различных ремесел и профессий, быт столичных окраин и богатых особняков. Он сам спускался в шахту, беседовал с бастующими рабочими, совершил поездку на локомотиве, а под конец жизни даже рискнул отправиться из Парижа в Версаль в неслыханном экипаже с бензиновым двигателем. Из романов Золя можно узнать, как накладывается грим на лицо актрисы и как происходила в его время биржевая игра; в них содержится громадный познавательный материал.

По первоначальному плану цикл должен был состоять из десяти томов, но впоследствии был доведен до двадцати книг. В первом романе — «Карьера Ругонов» (1871)—показано возникновение семьи. Ругон-Маккары поднимаются из народа.

Их родоначальница, полубезумная Аделаида Фук, дочь огородника, умершего в сумасшедшем доме, выходит замуж за крестьянина Ругоиа, а овдовев, становится сожительницей бродяги и пьяницы Маккара.

Ее законные дети от первого брака положили начало семейной линии Ругонов, которые в последующих романах серии возвышаются до классов новой буржуазии,-делаются финансистами («Деньги»), политическими деятелями («Его превосходительство Эжен Ругон»), коммерсантами («Дамское счастье»), великосветскими прожигателями жизни («Добыча»). Всех их отличает передающаяся по наследству «безудержность вожделений, Незаконные дети Аделаиды основывают семейную линию Маккаров, которые хранят из поколения в поколение темные атавистические инстинкты и потомственный алкоголизм и в дальнейшем все ниже опускаются по общественной лестнице, становятся рабочими («Западня», «Жерминаль», «Человек-зверь»), крестьянами («Земля»), наемными служащими («Дамское счастье») или падают на самое дно общества («Нана»).

Новые браки, усложняющие наследственность, и превратности судьбы разбрасывают их по всем уголкам общества, и таким образом Золя добивается полноты картины.

Двойственность замысла сказалась и на композиции «Ругон-Маккаров».

Чтобы завершить биологическую историю семьи, Золя достаточно было образа ученого Паскаля, который после многолетних трудов составил генеалогическое древо этой семьи (в графическом изображении оно обычно прилагается к роману «Доктор Паскаль», 1893).

Но социальная история эпохи требовала иного финала.

Начиная работу в 1868 году, Золя еще сам его не знал, но едва он окончил первый роман, рисующий воцарение бо-напартизма, как история сама дала ему необходимую развязку: рухнула Вторая империя, то есть произошло именно то, что предсказывалось всей логикой литературного замысла Золя. Поэтому истинным завершением цикла «Ругон-Маккары» является не «Доктор Паскаль», а вышедший за год до него роман «Разгром», рисующий военную катастрофу при Седане в 1870 году, падение империи и события Парижской коммуны.

Наконец, чутье художника подсказало Золя такие наследственные признаки для его героев, которые были характерны для социальной психологии эпохи и легко объяснялись общественно-историческими, а не биологическими причинами.

Для того чтобы понять «безудержность вожделений» финансового хищника Саккара или трагическую судьбу прачки Жервезы, не обязательно знать о принадлежности их к семье Ругон-Маккаров.

Усиленное внимание к животному, биологическому началу в человеке, смелые откровенные описания низменных и грубых сторон жизни составляют важную сторону цикла, и все же, по мере осуществления грандиозного замысла, произведение Золя все больше вырисовывалось именно как социальная эпопея.

«Ругон-Маккары» — вторая после «Человеческой комедии» гигантская фреска XIX века, и Золя отчетливо сознавал свою преемственность от Бальзака.

Но Бальзак и Золя — это не только различные творческие индивидуальности, но и разные эпохи. За полвека, отделяющие «Ругон-Маккаров» от «Человеческой комедии», произошел важный исторический сдвиг.

Бальзак наблюдал буржуазное общество на подъеме, только что вышедшее из горнила революции 1789—1793 годов, еще полное сил и потенциальных возможностей; Золя запечатлел начавшийся упадок общества.

Романы Бальзака наполнены кипением мыслей и страстей, он рисует глубокие и яркие характеры, несущие в себе громадный заряд социальной энергии, воплощающие типичные черты жизни общества. «Для него герой никогда не бывает достаточно громаден, — писал Золя, — могучие руки этого созидателя умеют выковывать одних только великанов».

Сам Золя так же, как и Флобер, а потом Мопассан, был свидетелем измельчания личности, духовной деградации человека буржуазного общества, и характеры людей меньше интересуют его, чем общая панорама жизни, которую он рисует с необычайной пластической яркостью.

Личность как бы растворяется у Золя средой, к которой она принадлежит, поглощается ею.

Персонажи «Ругон-Маккаров не живут такой напряженной и глубокой жизнью, как герои «Человеческой комедии», их характеры упрощены, раскрыты не до конца и по большей части проясняются только через окружающий их видимый мир, как на картинах импрессионистов, с которыми соприкасается художественная манера Золя.

Невозможно отделить Нана от ее раззолоченного будуара, так же как персонажей «Жерминаля» от каменноугольной шахты. Со времен Бальзака человек гораздо больше попал под власть им же созданных вещей, и это отразилось в том одушевлении предметного мира, которое характерно для «Ругон-Маккаров».

Громадные «натюрморты», как горы снеди на Центральном рынке («Чрево Парижа»), шахта («Жерминаль»), многоцветье шелков и кружев модного магазина («Дамское счастье»), живут самостоятельной поэтической жизнью.

Через такие символы Золя крупными мазками с памфлетной силой рисует растленное общество предимпериалистической поры, скрывающее под мишурным блеском гниль и разложение. Изображенная в «Ругон-Маккарах» Франция стоит на грани катастрофы, и многие романы завершаются поэтическими образами крушения и гибели.

Так, взращенная гнилостным обществом «золотая муха» Нана умирает от оспы, покрывшей гнойниками ее тело куртизанки в момент, когда охваченные националистическим безумием толпы валят по улицам Парижа вслед за марширующими войсками с воплями: «На Берлин! На Берлин!» Неуправляемый паровоз мчит состав, набитый солдатами, навстречу неминуемой гибели, предвещая роковую для Второй империи войну («Человек-зверь»),

Восприятие современной жизни у Золя окрашено трагически; он остро ощущает неустойчивость, переходность своего времени, и хотя неясно представляет себе реальный исторический путь к будущему, все же этот путь для него лежит через потрясения.

Не раз он определяет современность как «Тревожный час, полный напряженного ожидания», «час ломки духа», когда «с треском рушатся развалины и пыль от штукатурки носится в воздухе». К восьмидесятым годам он убеждается, что «буржуазия закончила свою роль», и все чаще возлагает «всю надежду на энергию народа» (письмо 1886 г.).

Результатом была группа романов из народной жизни: «Западня» (1877), «Жерминаль» (1885), «Земля» (1887).

Как живописец погрязшего в пороках и захлебывающегося от жажды наслаждений мира буржуазии, Золя имел гениальных предшественников, здесь же он вспахивал нетронутое поле. Можно с полным правом утверждать, что впервые во французской литературе правдиво изобразил жизнь тружеников Золя в «Западне».

Смелость и прямота в обрисовке быта и нравов рабочего пригорода, бесправного и униженного положения бедняков, картина Невежества и пороков, процветающих в рабочей среде, настолько поразили современников, что на Золя посыпались обвинения в клевете на народ.

Золя предвидел это и заранее защищался в предисловии к роману: из его книги, писал он, «ни в коем случае не следует заключать, что весь народ плох», его персонажи «только невежественны и испорчены средой, в которой живут, обстановкой беспощадного труда и нищеты».

Как реплику «Западне» Золя написал роман «Накипь» (1882), рисовавший действительно глубокую порочность высших классов.

Источники:

    • Золя Эмиль Тереза Ракен. Жерминаль.— Мл Правда, 1981.—720 с.

Аннотация: В настоящее издание выдающегося французского писателя Э. Золя (1840—1902) вошли два его наиболее известных произведения: «Тереза Ракен» и «Жерминаль».

Источник: http://www.litra5.ru/zolja-jemil/cikl-roman-jepopeja-rugon-makkary/

Эмиль Золя. Собрание сочинений в 26 томах. Том 3. Руггон-Маккары — Карьера Ругонов. Добыча

Краткое содержание Карьера Ругонов Золя за 2 минуты пересказ сюжета

Автор: Эмиль ЗоляНазвание: Том 3. Руггон-Маккары — Карьера Ругонов. Добыча Издательство: М.: Художественная литература, 1962 г.Серия: Эмиль Золя. Собрание сочинений в двадцати шести томахТираж: 300 000 экз.ISBN отсутствуетТип обложки: твёрдаяФормат: FB2Страниц: 680Размер: 5,16 Мб

Описание:

Ругон-МаккарыЕстественная и социальная история одной семьи во время Второй империи

Идея создания многотомной серии романов о Второй империи окончательно сложилась у Эмиля Золя в начале 1868 года. В то время даже ближайшие друзья писателя отнеслись скептически к его начинанию.

Да и сам он, видимо, ясно не представлял в ту пору всей широты и грандиозности размаха, который обретет впоследствии его монументальное сочинение.

Читайте также:  Краткое содержание зойкина квартира булгакова за 2 минуты пересказ сюжета

Золя предстояло разрешить целый ряд сложнейших проблем не только чисто творческих, профессиональных, но и политических, идейных, научных.

В течение года (1868–1869) он работает в Парижской национальной библиотеке, изучает огромное количество книг, справочников, исследований по психологии, медицине, физиологии и истории. Особенно внимательно он перечитывает «Происхождение видов» Чарльза Дарвина и «Введение в экспериментальную медицину» Клода Бернара.

Сохранились выписки, сделанные Золя из книги «История Второй империи» Т. Делора, конспект «Трактата о наследственности» доктора Люка.

Собранный им обширный материал он систематизирует в своих предварительных работах: «Общие замечания о развертывании произведения», «Общие замечания о характере произведения», «Различие между Бальзаком и мною».

Здесь Золя изложил свои идейно-художественные и эстетические установки, дал характеристику эпохи, которую намеревался воссоздать.

Писатель указывал, что его серия будет покоиться на двух идеях: «первая — изучить в одной семье вопросы крови и среды, проследить шаг за шагом причины, которые способствуют развитию у детей одного и того же отца разных характеров, разных страстей вследствие скрещивания и особых условий жизни… вторая — изучить всю Вторую империю, начиная с государственного переворота до наших дней, воплотить в типах современное общество подлецов и героев. Запечатлеть таким образом целую социальную эпоху в фактах и показать ее в тысячах подробностей нравов и событий».

На примере представителей семьи Ругон-Маккаров, которую Золя наделил чертами, характерными для времен Второй империи — «необузданностью вожделений» и «безудержным стремлением к наслаждению», — он хотел проанализировать с научной объективностью взаимоотношения самых различных социальных слоев французского общества. «Я хочу показать небольшую группу людей, ее поведение в обществе, показать, каким образом, разрастаясь, она дает жизнь десяти, двадцати существам, на первый взгляд глубоко различным, но, как свидетельствует анализ, близко связанным между собой. Наследственность, подобно силе тяготения, имеет свои законы…» Золя полагал, что наследственность — это именно та связь, которая крепкими нитями соединит важнейшие персонажи его серии и сольет самостоятельные романы в единое законченное произведение.

В первоначальном списке серии, составление которого относится, видимо, к 1869 году, значилось десять романов:«Роман о священниках (провинция).Военный роман (Италия).Роман об искусстве (Париж).Роман о больших перестройках Парижа.

Роман о судебном мире (провинция).Рабочий роман (Париж).Роман из высшего света (Париж).Роман о женской интриге в коммерции (Париж).Роман из семейной жизни выскочки (влияние внезапного обогащения отца на его дочерей и сыновей) (Париж).

Начальный роман (провинция)».

Эмиль Золя мучительно долго искал название своему циклу романов. Оно должно было состоять из двух легко сочетаемых фамилий. Сначала он избрал Ришо и Давида, потом Ришо уступил место Гуарану, а затем — Ругону.

Давида он заменил на Бергасса, Машара… Маккара. Золя хотел, чтобы фамилии эти были звучными, запоминающимися.

И писатель искал: Ругон-Лантье, Ругон-Турньер, Ругон-Микулен… Ругон-Лапегр, Ругон-Бюва, Ругон-Сарда и, наконец, Ругон-Маккары.

В 1869 году Эмиль Золя договорился с фирмой Лакруа об издании десятитомной серии и передал ее владельцу план своего произведения. В этом плане писатель дает развернутые характеристики эпизодов, составляющих серию, и их главных героев.

Все десять эпизодов, предусмотренные Золя в «Первоначальном плане, представленном издателю Лакруа», были использованы писателем и легли в основу романов серии, правда иногда претерпев существенные изменения.

Так, например, роман из военной жизни, который сначала Золя предполагал создать на материале итальянской войны, развязанной Наполеоном III в 1859 году, впоследствии превратился в роман «Разгром», завершающий всю серию, рассказывающий о франко-прусской войне, Седанской катастрофе и крушении Второй империи.

Два эпизода — «Роман из семейной жизни выскочки» и «Роман о больших перестройках Парижа» — были реализованы в одном произведении «Добыча». Эпизод из жизни священников был расчленен на два романа — «Покорение Плассана» и «Проступок аббата Муре» и т. д. Некоторые из этих изменений нашли отражение в третьем плане серии.

Золя предполагал в течение пяти лет завершить создание «Ругон-Маккаров», выпуская ежегодно по два тома. В последующие годы (1872–1873) в процессе работы над своим сочинением и в связи с тем, что падение Империи подвело итог «нелепой эпохе безумия и позора», Золя стало ясно, что задуманное им произведение не укладывается в десять эпизодов, что оно должно быть значительно расширено.

В архиве писателя сохранился еще третий список, который включает восемнадцать романов. Он был составлен, видимо, в 1871–1873 годах, уже после издания «Добычи», но до выхода в свет «Чрева Парижа».«Карьера Ругонов.Добыча.Чрево — Лиза.Проступок аббата Муре — Серж и Дезире Муре.Политический роман (газеты) — Эжен Ругон.

Роман об искусстве — Клод Лантье.Роман о пожизненной ренте — Агата Муре.Роман из народной жизни — Жервеза Леду и ее дети.Роман об итальянской войне — Жан Маккар.Роман о крупной коммерции (модные товары) — Октав Муре.Возвращение к семье Муре — Серж и Дезире.Роман о полусвете — Анна Леду.

Судебный роман (железные дороги) — Этьен Лантье.Роман о разгроме. — Вновь вывести Аристида, Эжена и других (очерк о газетах конца Второй империи).Роман о войне, осаде и Коммуне. — Вновь вывести Максима и детей.Научный роман — Паскаль, Клотильда. — Вновь вывести Пьера Ругона и др. Паскаль лицом к лицу с детьми Максима.

Покорение Плассана. Роман, по-видимому, с Франсуа Муре и Мартой Ругон.

Второй роман о народе, с подчеркнуто политическим характером. Рабочий — революционное орудие восстания, Коммуны, приводящей к 10 мая 1871 года. Фотография убитого в 1848 году повстанца».

Судя по этому третьему и последнему сохранившемуся списку, писатель еще не установил очередности расположения своих романов в серии. В дальнейшем, как известно, Золя расширил серию «Ругон-Маккары» до двадцати томов:1. Карьера Ругонов, 1871.2. Добыча, 1872.3. Чрево Парижа, 1873.4. Завоевание Плассана, 1874.5.

Проступок аббата Муре, 1875.6. Его превосходительство Эжен Ругон, 1876.7. Западня, 1877.8. Страница любви, 1878.9. Нана, 1880.10. Накипь, 1882.11. Дамское счастье, 1883.12. Радость жизни, 1884.13. Жерминаль, 1885.14. Творчество, 1886.15. Земля, 1887.16. Мечта, 1888.17. Человек-зверь, 1890.18. Деньги, 1891.19.

Разгром, 1892.

20. Доктор Паскаль, 1893.

Двадцать пять лет трудился Эмиль Золя над созданием своего великого произведения, которое является летописью жизни французского общества второй половины прошлого века.

Карьера Ругонов

Первый эпизод своей двадцатитомной серии — роман «Карьера Ругонов» — Эмиль Золя начал писать зимой 1868 года в Париже и завершил работу над ним в мае 1869 года.

В отличие от других произведений цикла, подготовительные материалы и предварительные заметки к «Карьере Ругонов» невелики по объему и содержат мало подробностей.

Они составляют всего 93 страницы рукописного текста: общий план «Карьеры Ругонов» и план города Плассана, краткий конспект книги Эжена Тено «Провинция в декабре 1851 года, исторический этюд о государственном перевороте», планы отдельных глав «Карьеры Ругонов», первоначальный план всей серии, переданный издателю Лакруа, предисловие, написанное Эмилем Золя к первому отдельному изданию книги и датированное 11 июля 1871 года, рекламная заметка к «Карьере Ругонов», составленная автором. Все эти документы, а также рукопись романа и корректурные оттиски с правкой Эмиля Золя хранятся в Парижской национальной библиотеке.

Значение этих предварительных заметок для изучения творчества Золя трудно переоценить. Писатель и сам не раз говорил, что они дают возможность увидеть, «как ого мозг действует и мыслит под стеклянной черепной крышкой».

Значительный интерес в этих предварительных заметках представляют характеристики основных персонажей первого эпизода серии, который имеет научное название «Происхождение» и служит введением ко всей серии.

Источник: http://lit-classic.com/index.php/zarubezhnaya-klassika/emil-zolya/517-emil-zolya-sobranie-sochinenij-v-26-tomakh-tom-3-ruggon-makkary-karera-rugonov-dobycha

“Карьера Ругонов”, краткое содержание

В первом романе из этой серии Золя рассказывает о происхождении семьи Ругонов и Маккаров, а также о возникновении во Франции Второй империи, давшей большие возможности для буржуазных спекуляций и авантюр.

Повествование начинается с предисловия автора, в котором Золя четко формулирует свою задачу писателя-натуралиста:

“Я хочу показать, как одна семья ведет себя в обществе, развиваясь, дает жизнь десяти, двадцати индивидам. Они, на первый взгляд, вовсе не похожи друг на друга, но, как свидетельствует анализ, очень тесно соединены между собой. Наследственность, так же, как и сила притяжения, имеет свои законы”.

Уже в самом начале романа мы знакомимся с сыном ремесленника и одним из главных героев Сильвером, который ждет любимую девушку Мьетту. Когда рабочие собираются выступить против монархии, молодые люди становятся в авангарде колонны. Золя с явной симпатией рисует красивый портрет юноши и его нежную кожу.

Затем следует детальное описание провинциального французского городка Плассан, где и разворачиваются основные события романа. Его обитателей Золя поделил на три группы: дворяне, буржуазия и ремесленники. Дается оценка каждому сословию в свете государственного переворота 1851 года, в результате которого республиканский строй сменился монархическим.

Представители каждой из групп ведут себя в этой ситуации особенным образом.

Параллельно с линией Сильвестра идет повествование об основательнице рода – Аделаиде Фук. Она происходила из разбогатевших мещан, но не была прагматичной и не искала спутника жизни в своей среде. В крови этой женщины бурлила страсть к плотским наслаждениям, и потому ее потянуло к разбойнику и контрабандисту Маккару, который не желал связывать себя узами брака.

Таким образом, их дети Антуан и Урсула сполна хлебнули горя из-за своего статуса незаконнорожденных.

После смерти возлюбленного Аделаида охладела ко многому, даже к детям. Частично вывести ее из этого состояния удалось мужчине по фамилии Ругон. От их уже законного брака родился Пьер. Наследовав от отца мужицкую хватку, он с достойным упорством проложил дорогу к наследству матери.

Аделаида же доживала свой век в маленьком доме на окраине Плассана, который достался ей от Маккара.

Брак Пьера Ругона с Фелисите принес большое потомство. В первые пять лет эта хрупкая женщина родила трех сыновей , а затем еще двух дочерей. Золя очень подробно описывает сыновей Пьера, которые унаследовали черты своего отца. Также много места он уделяет характеристике Паскаля, хотя тот, пожалуй, являлся исключением из правил.

Не было в нем “фирменной черты Ругонов” – безудержного стремления к обогащению. Накануне февральской революции 1848 года трое сыновей Пьера оказались в Плассане.

На примере рода Ругонов Золя дает характеристику средней прослойки общества и тому, как политическая картина в стране отражалась на их возможностях. Используя политические события в своих интересах, Ругоны нажили капитал. Участвуя во всех стадиях политического кризиса, они возвысились на развалинах свободы.

А когда республика пала, приняли непосредственное участие в ее дележе.

Золя делает тщательный анализ политических сил Плассана, которые сыграли свою роль во время революции 1848 года. Дворян и буржуазию объединила ненависть к республике, а по-настоящему защищали ее только ремесленники и крестьяне.

После продолжительной службы в армии возвращается старший брат Пьера по материнской линии Антуан. Солдатская жизнь достаточно сильно развратила этого человека, ставшего пьяницей и лентяем. Антуан хочет судиться с Пьером за наследство, но не находит в своих родственниках поддержки.

У него рождаются трое детей: Лиза, Жервеза и Жан.

Между тем, политические события 1851 года продолжают бурно разворачиваться и докатываются до Плассана, коренным образом меняя жизнь его обитателей и судьбы героев романа.

Сильвер вместе с Мьеттой вливаются в отряд восставших рабочих. Антуан Маккар, которого пролетарии считают своим, входит в сговор с Пьером Ругоном.

Он заманивает в ловушку республиканцев, в рядах которых и его племянник Сильвер.

Цену измены в 800 франков Пьер обязуется ему оплатить. Во время боя погибает Мьетта. Сильвера расстреливают жандармы.

Зато Ругонам эти же события открывают путь к успеху. В их желтом салоне слышен гром аплодисментов. Фелисите не скрывает своего восторга.

Пьер поднимает стакан за императора!

Источник: https://studentguide.ru/kratkie-soderzhaniya/karera-rugonov-kratkoe-soderzhanie.html

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector