Краткое содержание лукьяненко чужая боль за 2 минуты пересказ сюжета

Здесь можно купить и скачать «Сергей Лукьяненко — Чужая боль» в формате fb2, epub, txt, doc, pdf. Жанр: Научная Фантастика. Так же Вы можете читать ознакомительный отрывок из книги на сайте LibFox.

Ru (ЛибФокс) или прочесть описание и ознакомиться с отзывами.

На Facebook
В Твиттере
В Instagram
В Одноклассниках
Мы Вконтакте

Описание и краткое содержание «Чужая боль» читать бесплатно онлайн.

Лукьяненко Сергей

Чужая боль

Сергей ЛУКЬЯНЕНКО

ЧУЖАЯ БОЛЬ

Она спускалась по горному склону. Легче ветра, быстрее стрелы… Казалось, что девушка летит, так стремительны были ее движения по едва заметной тропинке.

Он видел ее всю: густой, темный мед волос, разлитый по плечам, хрупкость тоненькой фигурки под красно-сине-белой блузкой, раздувающейся невиданным флагом, загорелые, исцарапанные ноги, уверенно находящие опору… И серый металл в пистолетной кобуре.

Он еще раз порадовался тому, как удачно выбрал место для засады: в тени густых, старых деревьев, на противоположном склоне, невидимый для нее, спокойный, уверенный, ж д у щ и й…

Один раз девушка остановилась, держась за бугристый, высунувшийся из песка корень. Оглянулась, вбирая в себя весь этот жаркий день, колышущимся солнечный диск, лес, горы, медленные речушки и крошечные озера до самого горизонта… Потом она взяла поудобнее ждущий металл и стала спускаться дальше.

У него затекла рука. Тощий суетливый муравей недоуменно посмотрел на него с верхушки травинки. Дурак… Девушка на горном склоне легла в полукруг прицела, палец осторожно нащупал курок. Стоит лишь нажать… Игра длилась три дня, и сейчас он получит заслуженную победу…

Ему вдруг представилось то, что сейчас случится. Огненный факел, летящий вниз, тяжело натыкающийся на камни… Мед волос, и разноцветные одежды, и дерзкий уверенный взгляд — и все это исчезает, превращается в крик. гаснущий в небесной голубизне, в облачко дыма, запутавшееся в ветвях деревьев…

Он вскочил, отбрасывая то, ждущее, что дремало в его руках. Он закричал, долго, изо всех сил:

— Ка-а-а-атя!

Девушка на склоне прыгнула за камни. И как не сорвалась… Мелькнули в воздухе сбитые подошвы кроссовок, она прокатилась по земле, замерла за камнями…

— Стой!!!

Камень дернулся, раскололся на куски, разлетелся неторопливым, увесистым градом. А из центра этого града ударила молния — точный, неотвратимый выстрел. Он еще не успел осознать случившегося, а каждая клеточка тела уже взвыла, выплеснула по нервам переполнявшую ее боль.

«Я горю…»

Он прокатился по траве, словно пытаясь сбить с себя липкую, пылающую, жадно ползущую внутрь смерть.

«Проиграл».

Рот сам раскрылся в крике. И мгновенно, отзываясь на этот крик, вспыхнули, вывернулись наизнанку легкие.

«Боль… Выключить боль…»

Пока глаза еще могли видеть, он силился повернуться в сторону девушки. Но это длилось недолго.

«Почему я не убираю боль?»

Огненный факел на порыжевшей траве…

* * *

Сознание вернулось к вечеру. В небе проклевывались звезды, дул прохладный ветер, и после пережитого это было чертовски приятно. Он поднялся, брезгливо морщась, смахнул с тела жирный, вонючий пепел.

Зачем-то посмотрел на давно опустевший склон. И пошел к дому по колкой сухой траве.

…Она пила чай на веранде. Грубый дощатый стол искрился от десятка хрустальных вазочек с вареньем. Давняя Катина слабость. Взглянув на него, она лишь покачала головой.

— Иди мойся.

Он долго мылся, прямо в саду, под самодельным душем. Над верандой покачивалась лампа, в бестолковом восторге звенели комары… Несколько раз он выглядывал за дверь. Но Катя все еще пила чай. Обмотавшись полотенцем, он вышел из деревянной кабинки. прошлепал по дорожке, намереваясь скрыться в доме…

  • — Дэн!
  • Он остановился.
  • — Давай поговорим.

Ну разумеется… Он молча уселся рядом.

  1. — Зачем ты это сделал!
  2. — Что?
  3. Они с любопытством смотрели друг другу в глаза.
  4. — Ты понимаешь сам.
  5. — Абсолютно не понимаю.
  6. — Ты не убрал боль.

Он надеялся, что Катя скажет это по-другому. С раздумьем, например: «Ты не убрал боль…» Или с удивлением: «Ты не убрал боль?» Или, хотя бы, с возмущением: «Ты не убрал боль!» А это было просто сообщение.

— Ты не убрал боль.

— Ну и что?- он спросил с внезапным ожесточением.- Испортил тебе радость победы?

Катя передернула плечами:

— Это было мерзко! Такой крик…

Глупый комар подкрался к ней сзади. Осторожно вытянул хоботок, целясь проткнуть нежную кожу… Дернулся, отчаянно зазвенел крылышками — мгновенно сработала система регенерации. Хоботок, крохотная пустая голова, такое же пустое брюшко исчезли.

— Это действительно мерзко.

Он проговорил подчеркнуто вслух, а не про себя. Закрыл глаза. Бесполезная привычка, из тех полузабытых детских лет, когда люди еще не умели видеть сквозь веки…

— Мы с тобой вместе два месяца, Дэн.

Два месяца. Шестьдесят четыре дня, если точнее. «Девушка, мы с вами нигде не встречались?» Любопытный, оценивающий взгляд. «Пока нет!»

— Ты какой-то странный, Дэн.

Угу. Неоригинально. Не ты первая заметила. В этот раз я еще долго продержался. Шестьдесят четыре дня…

— Помнишь, что ты натворил в Майданеке?

Помню. Сорвался, вышел из роли. Бросился на эсэсовцев с голыми руками. А игра-то называлась «Вооруженное восстание». Все аж ошалели…

— Ну чего ты молчишь! Может быть, ты не любишь Игру!

Интересно, как это можно — не любить Игру. Не любить, всю свою жизнь, не любить весь мир… Как это можно…

— Да, не люблю!

Он удивился своим словам. А она — нет.

— Дэн, почему ты не выстрелил в меня?

Он пошевелил пальцами, словно нащупывал чью-то невидимую руку.

— Я представил, как ты… как ты умрешь. И мне стало страшно.

— Но это же Игра! Ты боишься, что не сработает регенерационная система!

— Да нет, это невозможно… А зачем мы вообще играем?

Она прищурилась, разглядывая его лицо.

— А что еще делать?

Действительно. Делать вид, что управляешь машинами, которые давно не нуждаются в управлении? Сидеть в лаборатории, пытаясь научить человека видеть не только в инфракрасных, но и в ультрафиолетовых лучах? Или ждать очереди на колонизацию очередной планеты? Там Игра станет реальностью…

— Я не знаю. Но с чего она началась, Игра?

Она пожала плечами. С тех пор, как люди обрели бессмертие, наверное. Игра — это жизнь. Что является основной чертой жизни? Стремление убить. Что является основной чертой Игры? Стремление убить.

В инсценировке — на Перл-Харборе, где кипит вода и в который раз тонут корабли, и падают ведомые смертниками бомбардировщики на Курской дуге, где танки спекаются с землей И кровью в один сплошной черный ком; в Хиросиме, где снова и снова вспыхивает пламя атомного взрыва…

Но ведь когда-то в первый раз это не было игрой! Они не могли играть, умирая по-настоящему! Их вело в бой что-то другое! Они бросались на колючую проволоку концлагерей не потому, что это очень интересно! И ведь Дэн почувствовал, почти ощутил это неведомое, непонятное, когда в прекрасной инсценировке «Майданек» смотрел на сытых, откормленных эсэсовцев, избивающих детей… Он бросился вперед не потому, что хотел испортить игру, соригинальничать. Он просто не мог иначе. Он почти понял! А они не хотят или уже не могут понять. Слишком долго длилась Игра.

Дэн посмотрел на нее. И прочел в глазах то, что совсем не обязательно говорить словами.

«Игра — это жизнь. Играя, живи, живи, играя. Это не больно боль в твоей власти. Это не страшно — ты умирал сотню раз и столько же раз воскресал.

Убивай! Это только игра! Это весело! Машины, которые умнее тебя, воскресят бренное тело, поставят на прежнее место, вложат в руки новое оружие.

Играй! Не повезло сейчас повезет в следующий раз! Кто хочет сыграть в Чингисхана? Кандидатуру на роль Гитлера, побыстрее! Экипаж «Энолы Гай»? Играем! Майданек, Освенцим, Хатынь, Сонгми? Играем!»

Она встала из-за стола. Волосы цвета густого меда упали на плечи, белое платье — флаг несостоявшейся капитуляции — обрисовало фигуру.

— Я улетаю утром, Дэн. Вызови машину в семь, будь добр.

Добр. Будь добр… Она пошла в глубь сада, обернулась.

— Я посплю в шезлонге. А ты дурак, Дэн. Игра — это единственное, что придает жизни смысл. Она в нашей крови…

Холодный металл, забытый ею на стуле, обжег руку. Он поймал белое платье в полукруг прицепа. Затаил дыхание. И нажал на спуск.

Факел вспыхнул в ночи, осветил сад, и бревенчатый дом, и посыпанные песком дорожки… Он остался сидеть в кресле, пока земля возле черной горстки пепла не зашевелилась. Вынырнуло тупое рыло реанимационного робота. Приполз… Миг — и машина превратилась в полтонны оплавленного железа. Он прошелся по саду, захохотал:

— Игра? Верно! Будем же играть!

Второй робот прилетел через шесть минут. Спланировал из-за деревьев… Он прицелился, выстрелил, произнес, как аксиому:

— Ни один робот не причинит вреда человеку. Будем же играть!

На стенах его дома висел богатый арсенал. Он выбрал несколько штуковин поувесистее и повнушительнее. Перекусил, поглядывая на пепел. Третий робот пытался прикрыться защитным полем. Но нейтринный луч пробил поле…

Его убили к вечеру второго дня. Дом штурмовали морские пехотинцы, зеленые береты, самураи династии Тан и бригада СС из дивизии «Мертвая голова». Они умирали, воскресали, шли в бой снова. А он стрелял, зная, что уже выведен из памяти регенерирующей системы…

Конец ознакомительного отрывка

ПОНРАВИЛАСЬ КНИГА?

Краткое содержание Лукьяненко Чужая боль за 2 минуты пересказ сюжета
Эта книга стоит меньше чем чашка кофе! УЗНАТЬ ЦЕНУ

Читайте также:  Краткое содержание брэдбери вельд за 2 минуты пересказ сюжета

Источник: https://www.libfox.ru/34161-sergey-lukyanenko-chuzhaya-bol.html

«Судьба человека» читательский дневник

«Судьба человека» – трогательное произведение о тяжелой судьбе простого русского мужчины, потерявшего в войну свою семью, но не утратившего смысл жизни.

Краткое содержание Лукьяненко Чужая боль за 2 минуты пересказ сюжета

Краткое содержание «Судьба человека» для читательского дневника

ФИО автора: Шолохов Михаил Александрович

Название: Судьба человека

Число страниц: 80. Шолохов М. А. «Судьба человека». Издательство «Речь». 2016 год

Жанр: Рассказ

Год написания: 1956 год

Действие рассказ происходит весной 1946 года, когда Советский Союз только начал восстанавливаться после пережитой Великой Отечественной войны. Рассказ начинается на Верхнем Доне, а после описываются события военных лет. Произведение основано на реальных событиях.

  • Андрей Соколов – простой, скромный солдат, водитель, честный, порядочный, совестливый, милосердный человек.
  • Анатолий – старший сын Андрея Соколова, отважный солдат, погибший от пули снайпера в День победы.
  • Ванюшка – приемный сын Соколова, маленький, беспризорный мальчик, добрый, открытый.
  • Жена Ирина, дочери Настя и Оля – семья Андрея Соколова, которая после трагической гибели жила лишь в его воспоминаниях.

Переправляясь через реку Еланку, рассказчик повстречал мужчину с мальчиком. Они разговорились, и вскоре случайный знакомый поведал автору историю своей непростой жизни.

Андрей Соколов был родом из Воронежской губернии. Молодым парнем он отправился на Кубань, где тяжело работал. В эти годы свирепствовал сильный голод, и семья Андрея умерла.

Вскоре он вернулся в Воронеж, где женился на сиротке Ирине – простой, скромной, доброй девушка. Семейная жизнь Андрея заладилась с самого начала – жена оказалась понимающей, ласковой женщиной, которая подарила ему сына Анатолия и двух дочерей, Настю и Олю.

В семье Соколовых царили взаимная любовь и уважение, однако эта идиллия была навсегда разрушена войной.

Когда Ирина и дети провожали главу семейства на фронт, женщину не покидало дурное предчувствие. Она никак не могла отпустить любимого мужа, и тот даже оттолкнул ее, о чем впоследствии очень жалел – больше им не суждено было увидеться.

На войне Соколов служил по своей профессии – шофером. Он был дважды ранен, и весной 1942 года оказался в плену. Когда колонна с советскими пленными расположилась на ночлег в церкви, герой узнал предстоящем предательстве – сослуживец Крыжнев собирался выдать немцам взводного, ярого коммуниста.

Соколов собственными руками задушил предателя. На следующее утро немцы стали допытывать пленных, есть ли среди них коммунисты, командиры и комиссары, но никто не вымолвил ни слова, и все остались живы. Во время перегона Соколов попытался сбежать, но на него натравили собак, и вернули в лагерь.

После двух лет каторжной работы на каменном карьере Соколова определили шофером к немецкому майору-инженеру. Тот хорошо обращался с ним, давал еду. В июне 1944 года герой, воспользовавшись случаем, оглушил майора и сбежал на линию фронта к своим.

Будучи на лечении в госпитале, Соколов написал домой письмо, но получил страшный ответ от соседа – жена и дочери погибли в самом начале войны от фашистского снаряда, угодившего в их дом. В живых остался лишь Андрей, который после окончания артиллерийского училища отправился на фронт.

Страшным ударом для Соколова стало известие о смерти сына в день Великой Победы. Он не захотел возвращаться в родной город, где все напоминало бы ему о былой счастливой жизни.

Герой уехал к своему товарищу, где устроился работать шофером. Однажды он повстречал мальчишку-сиротку, и прикипел к нему всей душой.

Соколов усыновил беспризорного Ванюшку, и забота о ребенке помогла герою справиться с болью утраты собственной семьи.

Нужно обладать немалым мужеством и огромной внутренней силой, чтобы достойно выдержать все испытания, доставшиеся главному герою, и при этом не озлобиться на весь мир, сохранить в себе человека. Андрей Соколов прошел ад фашистского плена, потерял всю свою семью, но нашел в себе силы не только жить дальше, но и совершать добрые дела.

Даже в самые тяжелые, горестные минуты нельзя опускать руки, нужно бороться, невзирая ни на что. Жизнь – великий дар, и нужно его ценить.

«…Мои невыплаканные слезы, видно, на сердце высохли. Может, поэтому оно так и болит?..»

  1. «…Детская память, как летняя зарница: вспыхнет, накоротке осветит все и потухнет…»
  2. «…– А на что я тебе? – А на всю жизнь…»
  3. «…Одному-то и курить и помирать тошно…»
  4. Конопатить – затыкать и забивать дыры и щели в чем-нибудь паклей, пенькой.
  5. Плетень – плетеная изгородь из прутьев, ветвей.
  6. Кисет – небольшой мешочек для хранения вещей, затягиваемый шнурком.
  7. Ватник – теплая стеганая куртка с подкладкой из слоя ваты.
  8. Кулаки – зажиточные крестьяне, пользующиеся наемным трудом (крестьяне-работодатели).
  9. Пехотинец – военнослужащий пехотной части.
  10. Сбруя – конская упряжь, предметы и принадлежности для запряжки, седлания и управления лошадьми.
  11. Хмельной – пьяный, нетрезвый.

Средняя оценка: 4. Всего получено оценок: 2099.

Источник: https://obrazovaka.ru/chitatelskiy-dnevnik/sudba-cheloveka.html

Фильм «Боль чужой потери»: содержание, сюжет

Телеканал «Россия» представляет своим зрителям новую премьеру «Боль чужой потери». Это еще одна история о любви. Жанр: остросюжетная мелодрама. В данной статье, вы сможете ознакомиться с кратким содержанием и сюжетом, также узнать одними из первых чем закончится эта история.

Актеры 

  • Ирина Таранник — сыграла роль Ксении Гальпериной. Главная роль. («Зорко лишь сердце», «Судьба по имени любовь»)
  • Анатолий Руденко («Никогда не говори «Никогда», «Верни мою жизнь», «Позови и я приду»)
  • Эдуард Флеров («Посольство», «Добежать до себя», «По следу Зверя», «Возвращение домой»)
  • Регина Мянник («Поделись счастьем своим», «Моя новая жизнь», «Снег тает не навсегда»)
  • Алексей Смолка («Балерина», «Бестселлер по любви», «Слуга народа», «Влюбленные женщины»)
  • Людмила Нильская («Пенелопа», «Маша в законе», «Случайный свидетель», «Услышь мое сердце»)
  • Заза Чантурия («Линия света», «Восхождение на Олимп», «Осенняя мелодия любви»)
  • Сергей Деньга — сыграл роль Игоря Юрьевича Никифорова. («Отдай мою мечту», «Благие намерения»)
  • Шорена Шония — сыграла роль Лизы. («Капитанша», «Тайная любовь»)
  • Данила Бочков — сыграл роль деревенского мальчишки. («Сердце матери», «Райское место»)

Ксения Гальперина главный врач клиники. Дела у женщины складываются отлично. Всё хорошо. У Ксюши прекрасная семья, планы на будущее, она верит, что её сказочная жизнь никогда не закончится. Женщина прекрасный специалист в выбранном поприще. Она провела ни одно операцию, пациенты идут к ней с благодарностью. Вот только жизнь очень сложная, коварная, непредсказуемая штука. Одна ошибка может перевернуть всё с ног на голову и ничего не изменить.

Как-то, в больницу, где трудилась Ксения привезли людей, пострадавших во время серьёзной автомобильной аварии. Всё серьёзно, ответственность большая, каждый сотрудник медицинского учреждения это прекрасно понимает.

Тут важно действовать быстро и продуманно, дабы не допустить ни единой ошибки и не потерять ни одного пациента. Жизнь человека хрупка и ценней её нет ничего в этом мире.

Ксения приступает к своей работе с полной ответственностью, вот только вытащить из «лап смерти» удалось не всех пострадавших. Но врачи не Боги! Некоторых доставили в больницу в очень тяжёлом состоянии, ничего невозможно сделать. На руках Ксении умер важный пациент.

Конечно же, врач в данном случае не виновата, но родные считают её виновной, несмотря ни на что. Они начинают на несчастную женщину охоту. С этого момента всё изменилось. От некогда счастливой жизни не осталось и следа.

Ксения оказалась неугодна. Теперь женщине придётся многое преодолеть, чтобы не только выиграть в несправедливом состязании, но и вернуть своё честное имя! Сможет ли Ксения вынести боль чужой потер, которая оказалась в разы сильней собственной? Слишком всё сложно и запутанно, но выход есть и совсем скоро всё встанет на свои места!

Краткое содержание Лукьяненко Чужая боль за 2 минуты пересказ сюжета

Чем закончится?

Марго и Борис хотят убить Ксению. Они запирают ее в доме. Но в самый удобный для них момент приходит Никита. Между Никитой и Борисом происходит драка. Марго берет пистолет и хочет выстрелить в Никиту, но попадает в Бориса. Приезжает полиция. Маргариту арестовывают. Никита спасает Ксению. Семья объединилась.

Источник: https://fastotvet.ru/film-bol-chuzhoj-poteri-soderzhanie-syuzhet.html

Краткое содержание: Дмитрий Борисович Кабалевский. Семья Тараса

СЕМЬЯ ТАРАСА

Опера в четырех актах (восьми картинах)

Либретто С. А. Ценина

Действующие лица:

  • Тарас
  • Ефросинья, его жена
  • Настя, их дочь
  • Степан, их сын
  • Андрей, их сын
  • Антонина, жена Андрея
  • Павлик, комсомолец
  • Назар
  • Дед Семен, лесник
  • Вася, комсомолец
  • Ваня, комсомолец
  • 1-й колхозник
  • 2-й колхозник (староста)
  • 1-й рабочий
  • 2-й рабочий
  • Немецкий полковник
  • Немецкий лейтенант
  • Немецкий конвойный
  1. бас
  2. меццо‑сопрано
  3. сопрано
  4. баритон
  5. тенор
  6. сопрано
  7. тенор
  8. тенор
  9. бас
  10. тенор
  11. баритон
  12. тенор
  13. бас
  14. баритон
  15. бас
  16. бас
  17. баритон
  18. тенор
  • Рабочие, комсомольцы, жители оккупированного фашистами
    рабочего поселка, колхозники, бойцы Советской Армии.
  • Действие происходит в годы Великой Отечественной войны
    в средней полосе России.
  • ИСТОРИЯ СОЗДАНИЯ

В основу оперы положена повесть Б. Л. Горбатова «Непокоренные»
(1943), в которой рассказ о жизни одной семьи в годы Великой Отечественной
войны перерастает в героическую эпопею о страданиях и борьбе советских людей на
временно захваченной врагом земле. Либреттист С. А.

Ценин и композитор
мастерски приспособили сюжет повести к специфическим условиям оперного
произведения. Введение ряда новых мотивов и сцен сделало характеристики главных
действующих лиц оперы более рельефными и действенными. Если Тарас у Горбатова
вступает в борьбу лишь в конце повести, то в опере он проявляет героизм уже в
сцене на заводе.

Образ дочери Тараса комсомолки Насти, намеченный в повести
скупыми штрихами, в опере стал одним из центральных. Показанный широко и
многогранно, этот образ концентрирует в себе лучшие черты героической советской
молодежи. Несколько обедненным представлен в либретто коммунист Степан, старший
сын Тараса.

Ближе к литературному прообразу младший сын Тараса, Андрей, хотя
его сложный, мучительный и противоречивый путь показан недостаточно полно.
Значительна в опере роль народных сцен.

Первая редакция оперы, законченная в 1947 году,
страдала серьезными недочетами и была подвергнута критике. Композитор
переработал произведение, в результате чего в 1950 году возникла вторая
редакция.

Читайте также:  Краткое содержание рассказов аркадия аверченко за 2 минуты

В новом виде «Семья Тараса» была впервые поставлена на сцене
ленинградского Театра оперы и балета имени С. М.

Кирова (премьера состоялась 7
ноября 1950 года), а затем обошла большинство советских и ряд зарубежных
оперных сцен.

СЮЖЕТ

На фронтах идут ожесточенные бои с гитлеровцами. Враг
приближается к Донбассу. Летним днем у дома Насти собрались ее
подруги-школьницы. Они встревожены наступившей тишиной. Детство осталось
позади, война развеяла юные мечты. Перед разлукой девочки вспоминают любимую
школьную песню.

На фронт уходят братья Насти — Степан и Андрей. Вся семья с
Тарасом во главе провожает их. После проводов старый рабочий Назар сообщает
Тарасу о взрыве завода. А Павка, друг Насти, приносит еще более страшную весть:
в город входит враг. Юноша и девушка клянутся посвятить свою жизнь борьбе.

Слышны взрывы: фашисты занимают город.

Тарас решил переждать страшную пору фашистской
оккупации, спрятаться от жизни. Мрачно и тревожно в крепко запертом доме.
Антонина, тихо напевая, укачивает ребенка. Томительное молчание нарушается
приходом Насти.

Несмотря на запрет родителей, она продолжает выходить из дома и
встречаться с друзьями. Кто-то стучит в дверь. В страхе все прислушиваются. Но
на пороге сосед Назар. Он высмеивает затворничество Тараса, поучая его притчей
о мужике и медведе. Слышна скорбная песня девушек, угоняемых в Германию.

Тарас
больше не может молчать. Он понял необходимость борьбы с лютым врагом.

Лагерь партизан в дремучем лесу. Здесь Тарас
неожиданно встречает своего старшего сына Степана, который по заданию партии
ушел в подполье, чтобы руководить партизанским отрядом.

Появляется толпа
колхозников, скрывающихся от фашистов. Они взволнованно рассказывают о своем
сопротивлении врагу и жестокости карателей. Степан сообщает радостную весть — началось
наступление Советской Армии.

Теперь Тарас нашел свое место в борьбе за свободу
Родины.

Комсомольцы получили боевое задание взорвать
фашистский штаб, который разместился в школьном здании. Настя колеблется, для
нее школа — олицетворение мирной жизни, счастливого детства. Павка убеждает
подругу в необходимости принести светлые воспоминания в жертву прекрасному
будущему.

Они расстаются. Внезапно в дом входит человек в рваной солдатской
шинели. Семья с трудом узнает в нем Андрея. Нервно, сбивчиво рассказывает он о
том, как попал в плен. Тарас гневно клеймит его как изменника-дезертира. Андрей
покидает отчий дом: он решил кровью искупить свою вину.

У здания школы собрались комсомольцы. В фашистском
штабе бал. Павка с товарищами устремляются к школе. На посту остаются Настя и
комсомолец Ваня. Настя тревожится за судьбу Павки, считает секунды. Наконец
раздается долгожданный взрыв: задание выполнено.

По приказу фашистского командования на разрушенный
завод согнаны рабочие-мастера, чтобы ремонтировать танки. Но старики, закаленные
в битвах революции и гражданской войны, снова чувствуют себя борцами.

Напрасно
гитлеровский полковник угрожает им расстрелом. Тарас объявляет непреклонную
волю товарищей. Его речь прерывается выстрелом разъяренного полковника. Раненый
Тарас падает на руки друзей.

Неожиданно приходит весть о прорыве фронта;
фашисты разбегаются.

В доме Тараса собрались юные подпольщики. В радостном
возбуждении комсомольцы делятся новостью о переломе на фронте. От Степана они
получают последнее боевое задание: взорвать мост, чтобы отрезать врагу путь к
отступлению. Молодежь расходится.

Лишь Павка задерживается, чтобы проститься с
Настей. В борьбе окрепла их дружба и любовь. Вместе они мечтают о будущем.
Юноша уходит. В дом врываются гитлеровцы. Они узнали, что здесь, у Тараса, явка
комсомольцев. Настю допрашивают.

Девушка отказывается назвать имена товарищей.
Она бесстрашно бросает в лицо врагу гневные, презрительные слова. Взбешенные
гитлеровцы уводят юную героиню на казнь. Ефросинья устремляется вслед за
дочерью. Все ближе слышна канонада наступающих войск Советской Армии.

Появляются Тарас и Антонина. Ефросинья сообщает им страшную весть о казни
Насти.

Народ встречает Советскую Армию. Среди воинов Павка и
Андрей, мужеством и отвагой вернувший себе честное имя. Тарас обращается к
своим землякам с взволнованными словами: несмотря на пережитые ужасы, народ не
сдался, не покорился.

МУЗЫКА

«Семья Тараса» принадлежит к числу наиболее ярких
советских героико-патриотических опер. В ее музыке резко противопоставлены два
борющихся лагеря — советские люди и гитлеровцы. В обрисовке первых преобладает
песенное начало.

Характеристика вторых лишена песенности; враг предстает как
бесчеловечная сила, грубо вторгшаяся в мирную жизнь страны.

В многочисленных
хоровых сценах правдиво воссозданы групповые портреты рабочих, комсомольцев,
колхозников — простых советских людей.

Увертюра открывается торжественным, героическим
мотивом, символом непоколебимости народа. Романтически приподнятым,
мужественным образам советских людей противостоят жестокие, зловещие темы врага
и народного бедствия.

Начало первого акта создает ощущение тревожной тишины.
Ариозо Настеньки «Я сегодня со школой прощаться бегала» пленяет своей чистотой
и лиризмом. Комсомольская песня «У старой у околицы» полна свежести, молодого задора
и веры в будущее.

Большой ансамбль (квинтет) передает охватившее семью Тараса
чувство душевного подъема. Напевный, выразительный дуэт Ефросиньи и Антонины «Защити
и старого и малого» близок к русским протяжным песням.

В большом хоровом финале
«Ночи светят заревом» настроение скорби перерастает в гневный призыв к борьбе.

Краткое оркестровое вступление ко второй картине
передает состояние глухой тревоги и настороженности. Грубый, злобный мотив
врага прерывает ласковую мелодию колыбельной Антонины «Время темное пройдет».

Тревогу за будущее Насти и любовь к ней выражает ария Ефросиньи «Как цветок
полевой расцвела». Скорбная, проникнутая напряженным трагизмом песня
женщин-полонянок «Ой, сторона моя, сторонушка» — драматическая кульминация
картины.

Монолог Тараса, который звучит как взрыв гнева и душевной боли,
завершается могучим звучанием героической мелодии у тутти оркестра.

Оркестровое вступление к третьей картине (второй акт)
рисует безоблачный пейзаж, ширь и красоту русской природы. Квартет (Тарас, Степан,
Назар, дед Семен) выражает радость и уверенность в победе. Суровая, мужественно
сдержанная ария Степана венчается широким напевом партизанской песни «Ой, леса,
да непроглядные». Картина заканчивается большой народной сценой.

Наиболее выразительна и драматически насыщена
четвертая картина (второй акт), состоящая из двух больших сцен. Первая,
связанная с комсомольцами, Настей и Павкой, вводит в чистый и светлый мир
юношеской романтики.

Вторая сцена — столкновение двух противоположных
характеров: запуганного, затравленного врагами Андрея и стойкого, мужественного
Тараса. Центральный эпизод картины — патетическая ария Тараса «Ты, Андрей, в
смертный час муки убоялся».

Как мрачное напоминание о вражеской оккупации
издали звучит жесткий, тупой марш фашистов.

В пятой картине (третий акт) сентиментальный вальс и
разнузданный галоп рисуют отталкивающий облик гитлеровцев, которому
противостоит этически прекрасный мир комсомольской молодежи; комсомольцы
охарактеризованы хором-клятвой, музыка которого напоминает песни гражданской
войны.

Шестая картина (третий акт) предваряется оркестровым
вступлением, в котором слышится подневольная поступь мастеров. Суровый маршевый
хор «Если нам сейчас пред врагом стоять» сродни старым революционным песням.
Мелодия «Интернационала» в устах рабочих символизирует их моральную победу над
врагом.

Оркестровое вступление к седьмой картине (четвертый
акт) напоминает слушателю музыку увертюры. Картина распадается на два больших
раздела. Лирическая сцена Насти и Павки и ариозо Насти «Давно я это знала»
воплощают нежное и трепетное чувство чистой, застенчивой любви.

Переломный
момент — приход фашистов. В столкновении с гитлеровским лейтенантом образ
комсомолки предстает во всем своем героическом величии.

Патетически-торжественное заключение картины и симфонический антракт звучат как
эпитафия юной героине, отдавшей жизнь за счастье народа.

Восьмая картина — финал оперы — большая праздничная
хоровая сцена, в которой ликование народа оттеняется взволнованным монологом
Тараса.



Источник: http://vsekratko.ru/opera/131.html

Сергей Лукьяненко «Чужая боль»

На протяжении истории человека ведет вперед один главный инстинкт — выжить. А что будет, если он получит бессмертие, что если сможет отменить боль? Что делать человеку, если за него все могут делать машины?

Так появилась Игра, в которой смерть превратилась лишь в забавное приключение.

  • Рассказ написан в 1988 году.
  • От автора (из сборника «Пристань Желтых Кораблей»):

цитата С. Лукьяненко

Это уже более поздний рассказ. Пожалуй, это 1987 год. Я и рассказы стал писать более длинные, и героев пытался сделать более живыми. Ну и постепенно нащупывал те темы, которые потом копал в разные стороны… да и до сих пор копаю.

Вполне благополучный мир, утративший моральные нормы и превративший все “в игру”. Тема, кстати, потом разрабатывалась разными авторами и в разной форме. Впрочем, и я сам вряд ли изобрел этот велосипед. Просто “в воздухе витало”. Выходил в журнале “Заря”.

Входит в:

 Издания: ВСЕ (5) 1989 г. 2007 г. 2010 г. 2010 г. 2015 г.

Доступность в электронном виде:

Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке

Yazewa, 29 октября 2008 г.

Оставим в стороне то, что совершенно не верится в то, что людям может быть нечем заняться. Можно позволить себе ничем не заниматься — да… но это нечто другое. Впрочем, дело не в этом. Это лишь некая предпосылка, вводная. Примем ее.

И видим, что с утратой смерти человек теряет ценность жизни. И — многое человеческое. Вы представляете себе игру в реалиях концлагеря? А выстрелить в близкого человека сможете? И заметьте: Игра связана только с убийством.

Не с реконструкцией исторических фактов, литературных сюжетов, увлекательных путешествий…

Только убийство, только смерть! И как это мило — пить чай с вареньем на уютной вечерней веранде, пока убитый тобой человек где-то там восстанавливаетс из пепла…

Читайте также:  Краткое содержание платон государство за 2 минуты пересказ сюжета

Ladynelly, 23 июня 2009 г.

«Что наша жизнь? Игра!»

На мой взгляд эта фраза может стать эпиграфом к рассказу.

Только уж больно жестокий вариант игры предлагает нам автор. Не верится, что когда нибудь люди настолько очерствеют душой, что им понравится умирать.

Надеюсь это время никогда не наступит!

nikalexey, 6 декабря 2010 г.

Начало рассказа получилось довольно тягучим и скучноватым, но после действо начало походить на сжимаемую пружину, которая чем дальше, тем сильнее стягивается и, наконец, концовка вылетает подобно чертику из табакерки, и тогда-то и становится все первоначальные оговорки.

Что ж сказать, скука основной враг человечества, чтобы ее избежать в разные времена применяли разные способы, причем, чем больше безделья и скуки, тем радикальнее меры (взять хотя бы пиры Нерона).

А что уж говорить о далеком будущем, когда человечество достигнет процветания и будет маяться бездельем? С другой стороны мораль и этика – вещи относительные. Что было нормальным в Средние века, сейчас считается дикостью.

Так что, вполне может быть, в будущем и подобные игры станут нормой.

elektronik, 3 апреля 2006 г.

Становится страшно от того, что «Игра — это единственное, что придает жизни смысл»…

Как же жутко от осознания того, что человеку больше незачем жить. Что все что можно сделать — делают машины. И даже умереть человек уже не может — он бессмертен. Нет целей, но есть только один смысл в жизни — ИГРАТЬ…

ЖУТКО!!! 😮

elsolo, 27 июля 2010 г.

Если я конечно правильно понял то ГИ (главная идея) сводится к банальному «все что ни есть все к лучшему», любая попытка изменить что то в человеке, приведет к еще худущему положению вещей? С одной стороны понятно, что автор не генератор идей, а в конкретном случае получается банальная трансляция банальному «что такое хорошо, что такое плохо», при чем с картинками, согласен, если смотреть на этой, с такой точки зрения, то рассказ не очень плохой.

Anita, 15 августа 2008 г.

Рассказ этот читала давно в электронном виде, во времена, когда не была еще знакома с Лукьяненко — создателем «Дозоров». Приятно было встретить это произведение на страницах книги.

Хороший рассказ. Про игру и смысл жизни.

Если жизнь — игра, то какой в ней смысл?

mputnik, 16 января 2020 г.

…Давай запомним красоту Игры,

  1. Спокойно, ровно, вдумчиво смакуя
  2. И — суету блаженной мишуры,
  3. И – горький мёд отравы поцелуя.
  4. Уж если падать в бездну Тьмы и Зла,
  5. Пусть – не с вершины божией невесты,
  6. Не лишне — помнить, что душа – была,
  7. И красота её – имела место…

Подписаться на отзывы о произведении

Источник: https://fantlab.ru/work1209

Сергей Лукьяненко — Чужая боль

Лукьяненко Сергей

Чужая боль

Она спускалась по горному склону. Легче ветра, быстрее стрелы… Казалось, что девушка летит, так стремительны были ее движения по едва заметной тропинке.

Он видел ее всю: густой, темный мед волос, разлитый по плечам, хрупкость тоненькой фигурки под красно-сине-белой блузкой, раздувающейся невиданным флагом, загорелые, исцарапанные ноги, уверенно находящие опору… И серый металл в пистолетной кобуре.

Он еще раз порадовался тому, как удачно выбрал место для засады: в тени густых, старых деревьев, на противоположном склоне, невидимый для нее, спокойный, уверенный, ждущий…

Один раз девушка остановилась, держась за бугристый, высунувшийся из песка корень. Оглянулась, вбирая в себя весь этот жаркий день, колышущимся солнечный диск, лес, горы, медленные речушки и крошечные озера до самого горизонта… Потом она взяла поудобнее ждущий металл и стала спускаться дальше.

У него затекла рука. Тощий суетливый муравей недоуменно посмотрел на него с верхушки травинки. Дурак… Девушка на горном склоне легла в полукруг прицела, палец осторожно нащупал курок. Стоит лишь нажать… Игра длилась три дня, и сейчас он получит заслуженную победу…

  • Ему вдруг представилось то, что сейчас случится. Огненный факел, летящий вниз, тяжело натыкающийся на камни… Мед волос, и разноцветные одежды, и дерзкий уверенный взгляд — и все это исчезает, превращается в крик, гаснущий в небесной голубизне, в облачко дыма, запутавшееся в ветвях деревьев…
  • Он вскочил, отбрасывая то, ждущее, что дремало в его руках. Он закричал, долго, изо всех сил:
  • — Ка-а-а-атя!
  • Девушка на склоне прыгнула за камни. И как не сорвалась… Мелькнули в воздухе сбитые подошвы кроссовок, она прокатилась по земле, замерла за камнями…

— Стой!!!

Камень дернулся, раскололся на куски, разлетелся неторопливым, увесистым градом. А из центра этого града ударила молния — точный, неотвратимый выстрел. Он еще не успел осознать случившегося, а каждая клеточка тела уже взвыла, выплеснула по нервам переполнявшую ее боль.

  1. «Я горю…»
  2. Он прокатился по траве, словно пытаясь сбить с себя липкую, пылающую, жадно ползущую внутрь смерть.
  3. «Проиграл».

Рот сам раскрылся в крике. И мгновенно, отзываясь на этот крик, вспыхнули, вывернулись наизнанку легкие.

«Боль… Выключить боль…»

Пока глаза еще могли видеть, он силился повернуться в сторону девушки. Но это длилось недолго.

«Почему я не убираю боль?»

Огненный факел на порыжевшей траве…

Сознание вернулось к вечеру. В небе проклевывались звезды, дул прохладный ветер, и после пережитого это было чертовски приятно. Он поднялся, брезгливо морщась, смахнул с тела жирный, вонючий пепел.

Зачем-то посмотрел на давно опустевший склон. И пошел к дому по колкой сухой траве.

…Она пила чай на веранде. Грубый дощатый стол искрился от десятка хрустальных вазочек с вареньем. Давняя Катина слабость. Взглянув на него, она лишь покачала головой.

— Иди мойся.

Он долго мылся, прямо в саду, под самодельным душем. Над верандой покачивалась лампа, в бестолковом восторге звенели комары… Несколько раз он выглядывал за дверь. Но Катя все еще пила чай. Обмотавшись полотенцем, он вышел из деревянной кабинки, прошлепал по дорожке, намереваясь скрыться в доме…

  • — Дэн!
  • Он остановился.
  • — Давай поговорим.
  • Ну разумеется… Он молча уселся рядом.
  • — Зачем ты это сделал!
  • — Что?
  • Они с любопытством смотрели друг другу в глаза.
  • — Ты понимаешь сам.
  • — Абсолютно не понимаю.
  • — Ты не убрал боль.

Он надеялся, что Катя скажет это по-другому. С раздумьем, например: «Ты не убрал боль…» Или с удивлением: «Ты не убрал боль?» Или, хотя бы, с возмущением: «Ты не убрал боль!» А это было просто сообщение.

— Ты не убрал боль.

— Ну и что? — он спросил с внезапным ожесточением. — Испортил тебе радость победы?

Катя передернула плечами:

— Это было мерзко! Такой крик…

Глупый комар подкрался к ней сзади. Осторожно вытянул хоботок, целясь проткнуть нежную кожу… Дернулся, отчаянно зазвенел крылышками — мгновенно сработала система регенерации. Хоботок, крохотная пустая голова, такое же пустое брюшко исчезли.

— Это действительно мерзко.

Он проговорил подчеркнуто вслух, а не про себя. Закрыл глаза. Бесполезная привычка, из тех полузабытых детских лет, когда люди еще не умели видеть сквозь веки…

— Мы с тобой вместе два месяца, Дэн.

Два месяца. Шестьдесят четыре дня, если точнее. «Девушка, мы с вами нигде не встречались?» Любопытный, оценивающий взгляд. «Пока нет!»

— Ты какой-то странный, Дэн.

Угу. Неоригинально. Не ты первая заметила. В этот раз я еще долго продержался. Шестьдесят четыре дня…

— Помнишь, что ты натворил в Майданеке?

Помню. Сорвался, вышел из роли. Бросился на эсэсовцев с голыми руками. А игра-то называлась «Вооруженное восстание». Все аж ошалели…

— Ну чего ты молчишь! Может быть, ты не любишь Игру!

Интересно, как это можно — не любить Игру. Не любить, всю свою жизнь, не любить весь мир… Как это можно…

— Да, не люблю!

Он удивился своим словам. А она — нет.

— Дэн, почему ты не выстрелил в меня?

Он пошевелил пальцами, словно нащупывал чью-то невидимую руку.

— Я представил, как ты… как ты умрешь. И мне стало страшно.

— Но это же Игра! Ты боишься, что не сработает регенерационная система!

  1. — Да нет, это невозможно… А зачем мы вообще играем?
  2. Она прищурилась, разглядывая его лицо.
  3. — А что еще делать?

Действительно. Делать вид, что управляешь машинами, которые давно не нуждаются в управлении? Сидеть в лаборатории, пытаясь научить человека видеть не только в инфракрасных, но и в ультрафиолетовых лучах? Или ждать очереди на колонизацию очередной планеты? Там Игра станет реальностью…

— Я не знаю. Но с чего она началась, Игра?

Она пожала плечами. С тех пор, как люди обрели бессмертие, наверное. Игра — это жизнь. Что является основной чертой жизни? Стремление убить. Что является основной чертой Игры? Стремление убить.

В инсценировке — на Перл-Харборе, где кипит вода и в который раз тонут корабли, и падают ведомые смертниками бомбардировщики на Курской дуге, где танки спекаются с землей и кровью в один сплошной черный ком; в Хиросиме, где снова и снова вспыхивает пламя атомного взрыва…

Но ведь когда-то в первый раз это не было игрой! Они не могли играть, умирая по-настоящему! Их вело в бой что-то другое! Они бросались на колючую проволоку концлагерей не потому, что это очень интересно! И ведь Дэн почувствовал, почти ощутил это неведомое, непонятное, когда в прекрасной инсценировке «Майданек» смотрел на сытых, откормленных эсэсовцев, избивающих детей… Он бросился вперед не потому, что хотел испортить игру, соригинальничать. Он просто не мог иначе. Он почти понял! А они не хотят или уже не могут понять. Слишком долго длилась Игра.

Источник: https://mybrary.ru/books/fantastika-i-fjentezi/nauchnaja-fantastika/52592-sergei-lukyanenko-chuzhaya-bol.html

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector