Краткое содержание ницше так говорил заратустра за 2 минуты пересказ сюжета

Краткое содержание Ницше Так говорил Заратустра за 2 минуты пересказ сюжета

«Так говорил Заратустра» — это, пожалуй, самое влиятельное и специфическое произведение Ницше — почти не поддается сколько-нибудь адекватным пересказу и изложению, если таковые должны быть краткими. Подзаголовок книги парадоксален: «Книга для всех и ни для кого». Имя «Заратустра» взято из восточных легенд и верований — с несомненной целью подчеркнуть отличие «жизненной мудрости», проповедуемой Заратустрой, от типично европейских норм, ценностей, догматов.

Завязка и стиль книги таковы. Когда Заратустре исполнилось тридцать лет, он покинул родину и ушел в горы, десять лет наслаждаясь одиночеством. Но вот он пресытился своей мудростью, сердце его обратилось к солнцу за напутствием и благословением сойти вниз, к людям. Он спустился с гор и встретил старца, который в отшельничестве своем искал Бога.

Старец сразу заметил: чист взор Заратустры, на лице его нет отвращения. Не оттого ли идет он так, словно танцует? Старец, узнав о намерении Заратустры идти к людям, уговаривает его остаться в лесу. Но Заратустра отвечает: «Я люблю людей».

И расставаясь со святым старцем, думает: «Возможно ли это?! Этот святой старец в своем лесу еще не слыхал о том, что Бог умер!».

Общение Заратустры с людьми — это серия искусно нарисованных Ницше житейских картинок и рассказанных Заратустрой притч морального, психологического, философского содержания. Так, расставшись со старцем, Заратустра устремился в город, который был за лесом. Народ собрался на базарной площади, чтобы поглазеть на плясуна на канате.

Перед представлением Заратустра обратился к народу с речью-проповедью, которая должна была «учить о сверхчеловеке». В чем, как оказалось, смысл этого поучения? Природа развивается от червя к человеку, «но многое в вас, — обращается Заратустра к слушателям, — осталось от червя.

Когда-то были вы обезьянами, и даже теперь человек больше обезьяна, чем иная из обезьян». Близость человека к природному, животному миру несомненна. Человек — сын земли.

«Будьте верны земле», — проповедует Заратустра и уточняет: «но разве я велю вам стать призраком или растением?» Верность земле означает только, что нельзя верить «неземным надеждам». Это намек на религию, что снова заставляет Заратустру повторить: «Бог умер».

Еще Кьеркегор бросил религии обвинение: «Христианский мир убил Христа». Почти те же слова Ницше вкладывает и в уста Заратустры, и одного из персонажей произведения «Веселая наука»: «Где Бог? — воскликнул он. — Я скажу вам! Мы его убили — вы и я! Все мы убийцы!.. Бог умер! Бог мертв!» (Афоризм 125).

Вера в христианского Бога, заключал Ницше, более не заслуживает доверия. Кьеркегор был человеком религиозным — он стремился обновить христианскую веру, возвратившись к ее евангельским первоистокам и отринув скомпрометировавшие себя позднейшие практику и учения церкви.

Ницше, на первый взгляд, подходил к критике христианской религии и церкви решительнее и хладнокровнее. Но и его антихристианские настроения отмечены противоречиями и своего рода болезненным надрывом. Бунт против христианской веры и церкви давался этим интеллектуалам XIX в. ценой страданий, внутреннего душевного разлада.

В «Заратустре» Ницше, кстати, замечает: «Прежде хула на Бога была величайшей хулой; но БОГ умер, и вместе с ним умерли и эти хулители». А что же человек? В проповеди Заратустры высказаны самые резкие обвинения в адрес людей: «Разве ваша душа не есть бедность и грязь и жалкое довольство собой?», «поистине человек — это грязный поток».

Люди твердят о добродетели, справедливости, но для того чтобы действительно достигнуть их, человек «должен быть пламенем и углем», т.е. сверхчеловеком. «Но где же та молния, что лизнет вас своим языком? Где то безумие, что надо бы привить вам? Смотрите, я учу вас о сверхчелрвеке; он — эта молния, он — это безумие».

И пока Заратустра говорил так, толпа думала, что речь шла о канатном плясуне, и стала кричать, «чтобы его наконец-то показали. И все принялись смеяться над Заратустрой. Так начались речи Заратустры — речи-проповеди, речи-иносказания. О чем только ни говорил Заратустра!

Он рассказал о «трех превращениях духа»: сначала дух сделался верблюдом, потом верблюд превратился во льва, а лев стал дитятей.

Смысл этих символических превращений: сначала дух хочет испытать тяжесть своей ноши, хочет, чтобы его навьючили, подобно верблюду, и спешит в пустыню свою. Потом дух хочет обрести свободу и, подобно льву, стать господином.

Однако дух-лев скоро понимает, что, наслаждаясь свободой, он не может стать духом-созидателем. Символ дитяти означает полное обновление духа, «начальное движение, священное утверждение».

О разных типах людей повествовал Заратустра — о тех, кто устремляется мыслью в потусторонние миры, о презирающих тело, о любящих войну.

Он повествовал «о тысяче и одной цели»: перевидев много стран и народов, Заратустра убедился, что доброе у одного народа у другого народа считается злым. Люди не понимают друг друга. Они твердят о любви к ближнему, но любят только самих себя.

Многие парадоксальные жизненные устремления обсуждает Заратустра — одни цепляются за жизнь, другие постоянно одержимы мыслью о смерти. Ни одну установку Заратустра не отвергает с порога, находя в ней хоть что-нибудь жизненное и правдоподобное.

Но всегда находится решение, соответствующее учению Заратустры, а значит, главным устремлениям сверхчеловека. И потому образ сверхчеловека постоянно уточняется и обретает новые краски.

Источник: http://filosof.historic.ru/books/item/f00/s00/z0000007/st010.shtml

Идея сверхчеловека в произведении «Так говорил Заратустра»

«Так
говорил Заратустра. Книга для всех и ни
для кого» — впервые изданная в 1885 году,
одна из самых спорных и известных
философских книг.

Изначально книга
состояла из трёх отдельных частей,
написанных в течение нескольких лет.
Ницше намеревался написать ещё три
части, но закончил только одну —
четвёртую.

После смерти Ницше книга
«Так говорил Заратустра» была опубликована
в одном томе.

В
книге повествуется о судьбе и учении
бродячего философа, взявшего себе имя
Заратустра в честь древнеперсидского
пророка Зороастра (Заратуштры). Через
его речи и действия Ницше высказывает
свои мысли.

Одной из центральных идей
романа является мысль о том, что человек
— промежуточная ступень в превращении
обезьяны в сверхчеловека: «Человек —
это канат, натянутый между животным и
сверхчеловеком. Канат над бездной».

Философ, важной темой которого является
декаданс, также подчеркивает то, что
человечество пришло в упадок, исчерпало
себя: «Человек есть то, что должно
превзойти».

В
противовес сверхчеловеку автор создает
образ Последнего человека, о котором в
своей речи к толпе Заратустра рассказывает
на площади. Он соединяет в себе все
негативные, по мнению писателя черты:
он не знает, что такое любовь, творение
устремление, он приспособленец, живет
дольше всех, неистребим, но «делает все
маленьким».

Забыв о высших идеалах, он,
остановившись в развитии, думает, что
нашел уже счастье. Для него труд не
средство достижения цели, а лишь
развлечение, да и то в меру, чтоб не
утомиться. Он объединяется в стадо,
желая равенства и презирая чувствующих
иначе.

Толпа радуется словам Заратустры
и просит сделать их похожими на последнего
человека, что дает нам понять, что, по
мнению Ницше, весь мир стремится к
неверным целям, руководствуется ложными
идеалами. Заратустра в своих речах
называет своих противников лишними
людьми, посредственностью.

Еще одной
их ложной добродетелью является крепкий
сон, которому подчиняется все их жизнь.
Именно из него происходит их умеренность
и ровность в желаниях, а не из соображений
долга.

Сверхчеловек,
напротив, должен гармонично сочетать
в себе физическое совершенство, высокие
интеллектуальные качества ради того,
чтобы обновить человечество, воплотив
идею вечного возвращения Ницше, которая
выражается в цикличности бытия.
Сверхчеловек должен обладать, прежде
всего, несокрушимой волей.

С ее помощью
он преодолеет все трудности и построит
новый мир. Но сверхчеловек скорее гений
или бунтарь, чем правитель или герой.
Он разрушитель старых ценностей.
Заратустра призывает «разбить старые
скрижали, ибо Бог мертв».

Ради достижения
своей цели сверхчеловек может пренебречь
общепринятой моралью («Нет истины, все
позволено»), поскольку его разум не
должен быть ничем задурманен. Придерживаясь
прагматического подхода, Ницше дал ему
право быть «по ту сторону добра и зла».
Но афоризм «падающего подтолкни»
происходит не отсюда.

Его не следует
понимать в том упрощенном смысле, что
не стоит помогать ближним.

Так как автор
испытал на себе влияние дарвинизма, он
уверен, что самая действенная помощь
ближнему – дать ему возможность
достигнуть крайности, в которой можно
будет положиться только на свои инстинкты
выживания, чтобы оттуда возродиться,
или погибнуть. В этом проявляется вера
Ницше в жизнь, в ее способность
самовозрождения и сопротивления всему
роковому («То, что не убивает нас, делает
нас сильнее»).

Сравнивая
великого человека и последнего, автор
проводит параллель к разнице алмаза и
древесного угля.

Они ведь суть одно и
то же, состоят из углерода, но алмаз
тверд и несгибаем, как воля стремящихся
к пришествию сверхчеловека, а уголь
мягкий и рассыпчатый, так как последний
человек слаб и безволен.

Завершая
сравнение, Ницше горюет о том, что даже
великие люди все еще слишком похожи на
людей, то есть человек стоит в самом
начале своего пути к обновлению.

Обновление
должно произойти с помощью трех
превращений. Первое превращение Верблюд.
Он символ стойкости и выносливости.
Человек должен противопоставить эти
качества духу времени, выдержать все
испытания, не сдавшись, не превратившись
в маленького человека. Второе превращение
Лев.

Своей силой и яростью человек должен
разрушить старые устои и традиции, а не
разрушив старого, не получить нового.
(«Беззаботными, насмешливыми, сильными
– такими хочет нас видеть мудрость, она
женщина и всегда любит только воина»).
Последнее превращение Ребенок.

Он символ
невинности, забвения, нового начинания,
начального движения, так как Лев
разрушитель не способен созидать, ему
на смену приходит Ребенок.

Ницше
провозглашает свободу смерти, лозунгом
которой является слоган «Умри вовремя».
Это подразумевает то, что смерть, как
часть жизни, тоже должна быть подчинена
цели.

Человек должен ей управлять, он
имеет на это право. То есть для Ницше
Бог уже не владеет монополией на жизнь,
ибо Бог умер.

А человек подчиняя смерть
идее сверхчеловека, на одре благословит
клятвы больших людей быть верными своей
цели.

Сверхчеловек
освобождается не только от морали и
религии, но и от авторитетов. Даже таких
сильных как пророк сверхчеловека –
Заратустра, который учит своих
последователей: потеряйте меня и найдите
самого себя. То есть каждый человек
должен найти самого себя, принять себя.

Поиску
себя мешают традиции, институты общества…
Автор объявляет священников врагами
сверхчеловека, ибо они проповедники
медленной смерти, они служат мертвому
Богу, и они лживы («Когда заповеди были
особенно священны – на свете было больше
всего грабежей и убийств»). С ними рядом
стоят добрые и праведные.

Это довольные
и сострадательные горожане, «чья тетива
разучилась дрожать и им не стать стрелами
тоски». Они никогда не смогут стать
мостом над пропастью, так как они довольны
тем, что имеют.

Аристократия тоже
подвергается жесткой критике, поскольку
кто как не они должны вести людей в
светлое будущее, а они погрязли в пороках,
в блуде и лжи, в корысти и лени.

В
отличие от аристократии, Ницше возвышает
простого крестьянина, который способен
на перемены. У него есть воля и этим он
силен.

В подтверждение этой мысли, автор
рассказывает нам о пастухе, в рот к
которому заползла змея пока он спал, он
откусил ей голову и отбросил прочь по
подсказке Заратустры, таким образом,
выжив.

Этим Ницше обозначает главную
свою идею: слушай Заратустру и будешь
жить.

Источник: https://studfile.net/preview/5154862/page:3/

Краткое содержание «Так говорил Заратустра» Ницше

Часть первая

Заратустра возвращается к людям после десяти лет одиночества в горах, чтобы донести весть о Сверхчеловеке.

Спустившись с гор, он встречает отшельника, говорящего о любви к Богу. Продолжая путь, Заратустра недоумевает: «Возможно ли это?! Этот святой старец в своем лесу еще не слыхал о том, что Бог умер!»

В городе мудрец видит толпу, которая собравшуюся поглазеть на канатного Плясуна.

Заратустра говорит людям о Сверхчеловеке: он призывает людей быть «верными земле» и не верить «неземным надеждам», потому что «Бог умер». Толпа смеется над Заратустрой и смотрит выступление канатного Плясуна.

В результате козней Паяца канатоходец падает и погибает. Подобрав труп погибшего, мудрец покидает город. Его сопровождают Орел и Змея.

В своих «Речах», состоящих из двадцати двух притч, Заратустра смеется над фальшивой моралью и устоями человечества.

Мудрец начинает с рассказа о «трех превращениях духа»: сначала дух есть Верблюд, который превращается во Льва, а Лев становится Ребенком. Дух навьючивают, но он хочет обрести свободу и, подобно льву, стать господином. Но Лев не может стать Духом-Созидателем без Ребенка — «священного утверждения» духа.

Многие парадоксальные жизненные устремления и разные типы людей обсуждает Заратустра:

Он осуждает богоподобных — они желают, чтобы «сомнение было грехом». Они презирают «здоровое тело — сильное и совершенное». Философ проклинает священников — этих проповедников смерти, которые должны исчезнуть «с лица земли».

Заратустра учит уважать воинов — они «преодолевают человека в себе», не желая долгой жизни.

Читайте также:  Краткое содержание гоголь вечер накануне ивана купала за 2 минуты пересказ сюжета

Он говорит «о тысяче и одной цели», когда доброе одного народа у другого народа считается злым, потому что «у человечества нет еще цели».

Мудрец вещает о «новом кумире», которому поклоняются люди — о государстве. Гибель этого мифа означает начало нового человека.

  • Он советует избегать славы, паяцев и актеров, так как вдали от этого «жили всегда изобретатели новых ценностей».
  • Заратустра называет глупостью, когда отвечают добром на Зло — это унижение для врага, а «маленькая месть человечнее отсутствия мести».
  • Браком называет он «волю двоих создать единое, большее тех, кто создал его», а истинно целомудренными называет снисходительных и веселых.
  • Говорит мудрец и о любви к «созидающим в уединении» — они способны «творить сверх себя».
  • Юноше Заратустра повествует о злой природе человека, который подобен дереву и «чем настойчивее стремится он вверх, к свету, тем с большей силой устремляются корни его вглубь земли, вниз, во мрак — во зло».

О природе женщины упоминает мудрец — разгадкой ее является беременность, а правило обращения с ней одно: «Идешь к женщинам? Не забудь плетку!»

Заратустра осуждает людей, которые «пребывая в жалком самодовольстве», погрязли в этих «добродетелях». Человек на пути к Сверхчеловеку должен хранить «героя в душе своей», быть верным земле, найти себя и «желать одной волей», отрицая всякую другую веру.

  1. Заканчиваются «Речи» пророчеством о наступлении «Великого Полдня», когда на пути от животного к Сверхчеловеку человек «празднует начало заката своего».
  2. «Умерли все боги: ныне хотим мы, чтобы жил Сверхчеловек» — так, по мнению Заратустры, должен звучать девиз человечества.
  3. Часть вторая

Заратустра удаляется в свою пещеру. Спустя годы, мудрец снова решает идти к людям с новыми притчами.

Он снова говорит об отрицании религии, потому что «это мысль, которая все прямое делает кривым». Существование богов убивает любое творение и созидание. Прочь от богов и от священников, которые гибнут в огне за ложные идеи.

Истинная добродетель для человека — это Самость, которая «проявляется во всяком поступке». Нужно возлюбить созидание больше сострадания, так как сострадание ничего не способно создать.

Заратустра раскрывает ложь понятия «равенство» — этот миф используется для мщения и наказания сильных, несмотря на то, что люди не равны и «они не должны быть равны!»

Все «прославленные мудрецы», подобно ослам, служили «народу и народному суеверию, а не истине». Но настоящие мудрецы живут в пустыне, а не в городах. Поэтому настоящий мудрец избегает толпы и не пьет из ее «отравленных родников».

Заратустра учит о «воле к власти», которую он видел «всюду, где было живое» и которая побуждает слабого подчиниться сильному: «Только там, где есть жизнь, есть и воля: но не воля к жизни — воля к власти! Так учу я тебя». Именно «воля к власти» делает человека сильным и возвышенным, подобно колонне — «чем выше она, тем нежнее и прекраснее, тогда как внутри — тверже и выносливее».

Он говорит о «культуре», которая мертва и исходит из иллюзорной действительности. Ученые этой мертвой реальности выдают себя за мудрецов, но их истины ничтожны. Заратустра призывает к «незапятнанному» и чистому познанию, «чтобы все глубокое поднялось на высоту мою!»

Над поэтами он смеется за их «вечную женственность» — они слишком «поверхностны и недостаточно чистоплотны: они мутят воду, чтобы казалась она глубже».

Все великие события, уверяет Заратустра, должны вращаться «не вокруг тех, кто измышляет новый шум, а вокруг изобретателей новых ценностей». Лишь «воля к власти» может уничтожить сострадание и вызвать к жизни Великое.

  • Заратустра учит своих слушателей трем человеческим мудростям: давать себя обманывать, «чтобы не остерегаться обманщиков», больше остальных щадить тщеславных и не допускать, «чтобы из-за вашей трусости мне стал противен вид злых».
  • В глубокой печали он покидает своих непонимающих слушателей.
  • Часть третья

Заратустра снова в пути. Он повествует попутчикам о своей встрече с Духом Тяжести — «на мне сидел он, полукрот, полукарлик; хромой, он и меня пытался сделать хромым». Этот Карлик оседлал мудреца, пытаясь увлечь его в бездну сомнений. Только мужество спасает философа.

Заратустра предостерегает, что Дух Тяжести дается нам с рождения в виде слов «добро» и «зло». Этого врага, говорящего «добро для всех, зло для всех» побеждает лишь тот, «кто говорит: вот мое добро и мое зло». Нет ни хорошего, ни плохого — есть «мой вкус, которого мне не надо ни стыдиться, ни скрывать».

Нет и универсального пути, который можно указать каждому — есть лишь индивидуальный выбор каждого в вопросах морали.

«Не должно ли быть так: все, что может произойти, уже проходило некогда этим путем? Не должно ли быть так: все, что может случиться, уже случилось некогда, свершилось и миновало?» — задается вопросом Заратустра, утверждая идею о Вечном Возвращении. Он уверен: «все, что может произойти и на этом долгом пути вперед — должно произойти еще раз!»

Мудрец говорит о том, что всю жизнь определяет «самая древняя аристократия мира» — Случайность. А ищущий счастья никогда не находит его, потому что «счастье — женщина».

Возвращаясь в свою пещеру через города, Заратустра опять говорит об умеренной добродетели, которая совмещается с комфортом. Люди измельчали и почитают «то, что делает скромным и ручным: так превратили они волка в собаку, а людей — в лучшее домашнее животное человека».

Мудрец опечален глухотой людей к истине и говорит, что «там, где нельзя больше любить, там нужно пройти мимо!»

Он продолжает издеваться над «старыми, ревнивыми, злобными» пророками, говорящими о единобожии: «Не в том ли и божественность, что существуют боги, но нет никакого Бога?»

Заратустра восхваляет сладострастие, властолюбие и себялюбие. Это здоровые страсти, бьющие «ключом из сильной души, соединенной с возвышенным телом» и они будут свойственны «новой аристократии».

Эти новые люди разрушат «старые скрижали» морали, заменив их новыми.

«Неустрашимая отвага, долгое недоверие, жестокое отрицание, пресыщение, надрезывание жизни» — вот что, по словам Заратустры, характеризует новую элиту и рождает истину.

Для того чтобы быть сильным, надо иметь «широкую душу», которая свободна от внешних обстоятельств и «бросается во все Случайное». Эта душа обладать жаждой воли, мудростью и любовью, «в которой все вещи обретают стремление и противоборство».

Только тот, кто хочет преодолеть себя, обладает «волей к власти» и широкой душой будет спасен. Слабых и Падающих нужно толкнуть и учить «быстрее падать!» — призывает Заратустра.

Лучшие должны стремиться к господству во всех сферах жизни. Мужчина должен быть «способным к войне», а женщина — к деторождению. «Вы заключаете брак: смотрите же, чтобы не стал он для вас заключением!» — предостерегает философ.

  1. Заратустра отрицает «общественный договор», ведь общество «это попытка, это долгое искание того, кто повелевает».
  2. Он воспевает «все злое в человеке», потому что «все дурное и злое есть наилучшая сила и твердый камень в руке высочайшего из созидающих».
  3. После этих проповедей звери называют Заратустру «учителем Вечного Возвращения».
  4. Часть четвертая и последняя
  5. Заратустра состарился и «волосы его поседели».
  6. Он продолжает верить в «тысячелетнее царство Заратустры» и придерживается главного лозунга Сверхчеловека — «Будь тем, кто ты есть!»

Однажды он слышит крик о помощи и идет искать попавшего в беду «высшего человека».

Ему навстречу попадаются различные персонажи — мрачный Прорицатель, два Короля с ослом, Совестливый духом, старый Чародей, последний Папа, Самый безобразный человек, Добровольный нищий и Тень.

Все они рассказывают Заратустре свои истории и хотят найти «высшего человека». Мудрец отправляет их к своей пещере и продолжает свой путь.

Утомившись, Заратустра возвращается в пещеру и видит там всех путников, встреченных за день. Среди них Орел и Змея. Мудрец произносит проповедь о признаках «высшего человека», резюмируя все идеи, сказанные в ранних проповедях.

После этого он устраивает «вечерю», где все пьют вино, едят барашков и восхваляют мудрость Заратустры. Все гости, включая осла, молятся.

Мудрец называет своих гостей «выздоравливающими» и воспевает наступление «Великого Полдня».

Утром Заратустра покидает свою пещеру.

Источник: https://schoolessay.ru/kratkoe-soderzhanie-tak-govoril-zaratustra-nicshe/

Читать

Фридрих Ницше

Так говорил Заратустра

  • «Так говорил Заратустра.
  • Книга для всех и ни для кого»
  • Friedrich Nietzsche «Also Sprach Zarathustra»

Часть первая

Предисловие Заратустры

1

Когда Заратустре исполнилось тридцать лет, покинул он свою родину и озеро своей родины и пошел в горы. Здесь наслаждался он своим духом и своим одиночеством и в течение десяти лет не утомлялся этим. Но наконец изменилось сердце его – и в одно утро поднялся он с зарею, стал перед солнцем и так говорил к нему:

«Великое светило! К чему свелось бы твое счастье, если б не было у тебя тех, кому ты светишь!

В течение десяти лет подымалось ты к моей пещере: ты пресытилось бы своим светом и этой дорогою, если б не было меня, моего орла и моей змеи.

Но мы каждое утро поджидали тебя, принимали от тебя преизбыток твой и благословляли тебя.

Взгляни! Я пресытился своей мудростью, как пчела, собравшая слишком много меду; мне нужны руки, простертые ко мне.

  1. Я хотел бы одарять и наделять до тех пор, пока мудрые среди людей не стали бы опять радоваться безумству своему, а бедные – богатству своему.
  2. Для этого я должен спуститься вниз: как делаешь ты каждый вечер, окунаясь в море и неся свет свой на другую сторону мира, ты, богатейшее светило!
  3. Я должен, подобно тебе, закатиться, как называют это люди, к которым хочу я спуститься.
  4. Так благослови же меня, ты, спокойное око, без зависти взирающее даже на чрезмерно большое счастье!
  5. Благослови чашу, готовую пролиться, чтобы золотистая влага текла из нее и несла всюду отблеск твоей отрады!
  6. Взгляни, эта чаша хочет опять стать пустою, и Заратустра хочет опять стать человеком».
  7. – Так начался закат Заратустры.
  8. 2

Заратустра спустился один с горы, и никто не повстречался ему. Но когда вошел он в лес, перед ним неожиданно предстал старец, покинувший свою священную хижину, чтобы поискать кореньев в лесу. И так говорил старец Заратустре:

«Мне не чужд этот странник: несколько лет тому назад проходил он здесь. Заратустрой назывался он; но он изменился.

Тогда нес ты свой прах на гору; неужели теперь хочешь ты нести свой огонь в долины? Неужели не боишься ты кары поджигателю?

Да, я узнаю Заратустру. Чист взор его, и на устах его нет отвращения. Не потому ли и идет он, точно танцует?

Заратустра преобразился, ребенком стал Заратустра, Заратустра проснулся: чего же хочешь ты среди спящих?

Как на море, жил ты в одиночестве, и море носило тебя. Увы! ты хочешь выйти на сушу? Ты хочешь снова сам таскать свое тело?»

Заратустра отвечал: «Я люблю людей».

«Разве не потому, – сказал святой, – ушел и я в лес и пустыню? Разве не потому, что и я слишком любил людей?

Теперь люблю я Бога: людей не люблю я. Человек для меня слишком несовершенен. Любовь к человеку убила бы меня».

Заратустра отвечал: «Что говорил я о любви! Я несу людям дар».

«Не давай им ничего, – сказал святой. – Лучше сними с них что-нибудь и неси вместе с ними – это будет для них всего лучше, если только это лучше и для тебя!

И если ты хочешь им дать, дай им не больше милостыни и еще заставь их просить ее у тебя!»

«Нет, – отвечал Заратустра, – я не даю милостыни. Для этого я недостаточно беден».

Святой стал смеяться над Заратустрой и так говорил: «Тогда постарайся, чтобы они приняли твои сокровища! Они недоверчивы к отшельникам и не верят, что мы приходим, чтобы дарить.

Наши шаги по улицам звучат для них слишком одиноко. И если они ночью, в своих кроватях, услышат человека, идущего задолго до восхода солнца, они спрашивают себя: куда крадется этот вор?

Не ходи же к людям и оставайся в лесу! Иди лучше к зверям! Почему не хочешь ты быть, как я, – медведем среди медведей, птицею среди птиц?»

«А что делает святой в лесу?» – спросил Заратустра.

Святой отвечал: «Я слагаю песни и пою их; и когда я слагаю песни, я смеюсь, плачу и бормочу себе в бороду: так славлю я Бога.

Пением, плачем, смехом и бормотанием славлю я Бога, моего Бога. Но скажи, что несешь ты нам в дар?»

Услышав эти слова, Заратустра поклонился святому и сказал: «Что мог бы я дать вам! Позвольте мне скорее уйти, чтобы чего-нибудь я не взял у вас!» – Так разошлись они в разные стороны, старец и человек, и каждый смеялся, как смеются дети.

Но когда Заратустра остался один, говорил он так в сердце своем: «Возможно ли это! Этот святой старец в своем лесу еще не слыхал о том, что Бог мертв».

Читайте также:  Краткое содержание бианки лесная газета за 2 минуты пересказ сюжета

3

Придя в ближайший город, лежавший за лесом, Заратустра нашел там множество народа, собравшегося на базарной площади: ибо ему обещано было зрелище – плясун на канате. И Заратустра говорил так к народу:

Я учу вас о сверхчеловеке. Человек есть нечто, что должно превзойти. Что сделали вы, чтобы превзойти его?

Все существа до сих пор создавали что-нибудь выше себя; а вы хотите быть отливом этой великой волны и скорее вернуться к состоянию зверя, чем превзойти человека?

Что такое обезьяна в отношении человека? Посмешище или мучительный позор. И тем же самым должен быть человек для сверхчеловека: посмешищем или мучительным позором.

Вы совершили путь от червя к человеку, но многое в вас еще осталось от червя, Некогда были вы обезьяной, и даже теперь еще человек больше обезьяны, чем иная из обезьян.

Даже мудрейший среди вас есть только разлад и помесь растения и призрака. Но разве я велю вам стать призраком или растением?

Смотрите, я учу вас о сверхчеловеке!

Сверхчеловек – смысл земли. Пусть же ваша воля говорит: да будет сверхчеловек смыслом земли!

Я заклинаю вас, братья мои, оставайтесь верны земле и не верьте тем, кто говорит вам о надземных надеждах! Они отравители, все равно, знают ли они это или нет.

Они презирают жизнь, эти умирающие и сами себя отравившие, от которых устала земля: пусть же исчезнут они!

Прежде хула на Бога была величайшей хулой; но Бог умер, и вместе с ним умерли и эти хулители. Теперь хулить землю – самое ужасное преступление, так же как чтить сущность непостижимого выше, чем смысл земли!

Некогда смотрела душа на тело с презрением: и тогда не было ничего выше, чем это презрение, – она хотела видеть тело тощим, отвратительным и голодным. Так думала она бежать от тела и от земли.

О, эта душа сама была еще тощей, отвратительной и голодной; и жестокость была вожделением этой души!

Но и теперь еще, братья мои, скажите мне: что говорит ваше тело о вашей душе? Разве ваша душа не есть бедность и грязь и жалкое довольство собою?

Поистине, человек – это грязный поток. Надо быть морем, чтобы принять в себя грязный поток и не сделаться нечистым.

Смотрите, я учу вас о сверхчеловеке: он – это море, где может потонуть ваше великое презрение.

В чем то самое высокое, что можете вы пережить? Это – час великого презрения. Час, когда ваше счастье становится для вас отвратительным, так же как ваш разум и ваша добродетель.

Час, когда вы говорите: «В чем мое счастье! Оно – бедность и грязь и жалкое довольство собою. Мое счастье должно бы было оправдывать само существование!»

Час, когда вы говорите: «В чем мой разум! Добивается ли он знания, как лев своей пищи? Он – бедность и грязь и жалкое довольство собою!»

Час, когда вы говорите: «В чем моя добродетель! Она еще не заставила меня безумствовать. Как устал я от добра моего и от зла моего! Все это бедность и грязь и жалкое довольство собою!»

Час, когда вы говорите: «В чем моя справедливость! Я не вижу, чтобы был я пламенем и углем. А справедливый – это пламень и уголь!»

Час, когда вы говорите: «В чем моя жалость! Разве жалость – не крест, к которому пригвождается каждый, кто любит людей? Но моя жалость не есть распятие».

Источник: https://www.litmir.me/br/?b=252439&p=1

Философия Ницше ("Так говорил Заратустра") (стр. 1 из 5)

  • Реферат по философии
  • На тему: Философия Ницше
  • («Так говорил Заратустра»)
  • 2006
  • Введение
  • Жизнеописание Фридриха Ницше
  • Концепция сверхчеловека по произведению «Так говорил Заратустра»
  • Заключение
  • Список литературы
  • ВВЕДЕНИЕ

Фридрих Ницше (1844-1900) — один из самых блестящих и спорных мыслителей европейской философии. Умерший на рубеже ХХ века он, по замечанию К.Ясперса, наряду с С.Кьеркегором и К.Марксом стал современником нового века. Время, в которое жил Фридрих Ницше, было очень сложным: Германия переживала болезненный процесс объединения, проводимый жесткой рукой Бисмарка, ломались столетиями накопленные стереотипы, нормы, правила, которые были так привычны, приятны и ценны немецкой душе и которые так хотелось сохранить. Немецкая интеллигенция, прекрасно образованная, воспитанная цветом европейской культуры — сонмом великих поэтов, философов и музыкантов, больше всего желала плодотворного развития идей и традиций самой передовой в то время в Европе немецкой культуры и лишь очень немногие видели необходимость радикальных перемен. Одним из них был Фридрих Ницше.

ЖИЗНЕОПИСАНИЕ ФРИДРИХА НИЦШЕ

Фридрих Вильгельм Ницше родился в семье потомственного священника (его отец пошел по стопам своего отца) – лютеранского пастора Карла Людвига Ницше и Франциски Ницше, урождённой Элер (тоже, кстати, дочери священника), 15 октября 1844 года в местечке Рёккен у Лютцена, Германия.

День рождения совпал с днем рождения короля – Фридриха Вильгельма IV, поэтому мальчик был назван в его честь. Очевидно, что Ницше рос в глубоко верующей семье, поэтому вера составляла основу его мироощущения в детские годы.

Первым страшным по количеству впечатлений стал промежуток 1849-50 года: в изнурительных страданиях после года сумасшествия умирает отец, а затем после нервного припадка – младший брат. Трагизм пережитых дней надолго останется в сознании Ницше. В период с 1854 по 1858 год Ницше учится в Наумбургской гимназии.

12-летний Фридрих пользуется уважением у товарищей по гимназии, учится игре на рояле. С того школьного времени сохранилась одна история о маленьком Фридрихе: нескольким соученикам Ницше показался неправдоподобным некий рассказ о Муции Сцеволе – “ни у одного человека не хватило бы мужества положить в огонь руку”, – рассуждали они.

Ницше, не удостаивая их ответом, вынул из печи раскаленный уголь и положил его себе на ладонь. Этот ожог остался у него на всю жизнь. Уже в 1860 году Ницше переживает сильное желание стать музыкантом вопреки осуществляемой подготовке к гуманитарной научной деятельности. В это время его занимают философские, этические проблемы. Спустя год – его первое знакомство с музыкой Вагнера.

Новый этап в жизни начинается с 1862 года, когда Ницше поступает в Боннский университет. Тогда же впервые он начинает мучиться регулярными головными болями, не мешающими, однако, усиленным занятиям по теологии и филологии. После бегства из Бонна Ницше решает продолжать обучение филологии в Лейпцигском университете.

13 февраля 1869 года 24-летний Ницше утверждается в должности экстраординарного профессора классической филологии Базельского университета и преподавателем греческого языка в старших классах.

23 марта Лейпцигский университет без зашиты и на основании статей, опубликованных в “Рейнском научном журнале”, присуждает профессору Ницше докторскую степень. Поворотным моментом в становлении Ницше стало прочтение им книги малоизвестного в те годы Артура Шопенгауэра “Мир как Воля и Представление”.

“Я понял его, как если бы он писал для меня”, – так скажет Ницше о своем учителе. Несомненно, в Шопенгауэре его привлекла идея Воли, которая, по определению автора, есть внутренняя сущность субъекта и является внутренней сущностью всех сил, созидающих мир.

Метафизика Шопенгауэра захватила мятежный дух Ницше, в его Воле он увидел вечную пламенную волю к свободе, а творческого гения, которым руководит сама Мировая Воля, он увидел в Рихарде Вагнере.

15 июля 1870 года начинается франко-прусская война и Ницше решает помочь своей родине (сначала в качестве солдата, но становится только санитаром).

Отсюда начинается новый этап нравственных потрясений, оставивших неизгладимый след как в душе так и на его физическом состоянии: тяжелейшие потрясения от фронтовых впечатлений и заражение дизентерией и дифтеритом.

Война сильно подорвала духовное и физическое здоровье Ницше: к нему уже никогда не возвращались ни спокойный сон, ни уравновешенное самочувствие (неделя кризиса в Эрлангенском госпитале проходила на грани между жизнью и смертью – безнадёжность состояния была такова, что вызывали даже священника).

Но Ницше, не дожидаясь даже полного выздоровления, возвращается к преподаванию в университете. “Несколько раз спасенный от смерти у самого ее порога и преследуемый страшными страданиями — так я живу изо дня в день; каждый день имеет свою историю болезни”, – пишет он в одном из писем.

Истинное духовное потрясение Ницше испытает от знакомства с Рихардом Вагнером, великим композитором, горячим германским патриотом и теоретиком революционной силы искусства. Наконец, в 1872 году выходит в свет “Рождение трагедии”, которое вызывает бесконечный восторг Вагнера и напряжённое молчание в филологических кругах, которое повергает Ницше в крайнее уныние. Спустя некоторое время почти все ученики покидают Ницше после резкого неприятия филологическими кругами “Рождения трагедии”.

Новое обострение здоровья: резкое ухудшение зрения, вплоть до невозможности самому писать. И как результат (после долгих мучений) – в начале 1876 года освобождение по болезни от преподавания в университете. Из письма к Э.

Роде от 18 февраля: “Мои головные боли усиливаются от лекций, я не могу ни читать, ни писать”. Все силы своего здоровья Ницше отдает работе над своими книгами. Уже в начале 1878 выходит “Человеческое, слишком человеческое”.

Вскоре в одной из своих статей “Публика и популярность” Вагнер начинает резкие нападки на Ницше.

И снова – резкое ухудшение здоровья; уже в который раз подтверждается очевидный факт – состояние здоровья Ницше напрямую связано с его душевным состоянием, которое в свою очередь сильно зависело от признания его творчества.

С тех пор он вел, в основном, отшельническую жизнь, чаще в Италии – в Генуе, частью – в Швейцарских горах, в Энгадине, в маленькой деревушке Сильс-Мария. Пожалуй, внешняя сторона его жизни на этом и заканчивается, между тем как духовная его жизнь все сильнее пробуждается.

В 1882 году в Риме Ницше знакомится с Лу Андреас Саломэ, дочерью петербургского генерала и почитательницей книг Ницше, как, впрочем, и всего экстравагантного.

Ницше только что закончил книгу “Веселая наука”, в которой необыкновенный человек будущего – сверхчеловек – уже выступает на арену.

Обычный человек, со своими слабостями, со своим несовершенством, не устраивает Ницше: “Иной идеал влечет нас к себе, чудесный, искушающий, чреватый опасностями идеал…”.

Сближение произошло молниеносно. И вот уже Ницше читает Лу и Рэ (Пауль Рэ – автор нескольких книг по моральной философии) свою “Веселую науку”, они втроем путешествуют по горам Северной Италии и Швейцарии и втроем же собираются поселиться в Париже. Ницше писал, что “вряд ли когда-либо между людьми существовала большая философская открытость”, чем между ним и Лу.

“Она сильная как львица и при этом очень женственный ребенок, который будет жить недолго… Она поразительно зрела и готова к моему способу мышления… Кроме того, у нее невероятно твердый характер, и она точно знает, чего хочет, – не спрашивая ничьих советов и не заботясь об общественном мнении”.

Ко времени встречи с Лу Ницше был почти слепым и мучился головными болями, с которыми справлялся все увеличивающимися дозами опия и постоянными переездами. В те промежутки, когда болезнь стихала, он непрерывно и очень много писал. Одинокий, он несколько раз просил друзей подыскать ему жену. Злые языки говорили, что он никогда не знал женщины.

В конце концов, при прогрессирующей слепоте он нуждался хотя бы в секретарше. После долгих сомнений Ницше сделал Лу предложение, которое та с легкостью отвергла. “Я помню, при первой моей встрече с Ницше — это было весной, в церкви св. Петра в Риме – его намеренная церемонность меня удивила и ввела в заблуждение.

Но недолго обманывал относительно самого себя этот одинокий человек: он неумело носил свою маску, наверное, так, как носит обычное платье горожан пришедший с горных высот и из пустынь человек”, – напишет впоследствии сама Лу, уже тогда предчувствуя, что любить он может только Вечность … … … и одиночество… Это стало очередным потрясением для Ницше.

После разрыва с Вагнером он окончательно разубеждается в возможности общения с другими людьми и решительно погружается в глубочайший вакуум одиночества. Через год после встречи Ницше уже проклинает Лу. “Если я бросаю тебя, то исключительно из-за твоего ужасного характера… Ты принесла боль не только мне, но и всем, кто меня любит…”.

Очень важно отметить, почему я так тщательно разбираю этот аспект жизненного пути Ницше. Исследователи предполагают, что именно Лу была прообразом Заратустры.

Если это так, то не значит ли это, что именно двадцатилетняя Лу оказалась тем идеалом “совершенного друга”, о котором всю жизнь мечтал Ницше – того, кто исполнен бесстрашия всегда быть собой и стремления стать “тем, что он есть”. Сам Ницше после мучительного разрыва с ней говорил, что Лу – это “воплощение совершенного зла”.

Как бы то ни было, после разрыва, на вершине отчаяния, всего за 10 дней Ницше создает первую часть “Так говорил Заратустра”, рожденную, по словам его давнего друга Петера Гаста, “из его иллюзий о Лу… И именно Лу вознесла его на Гималайскую высоту чувства”. Ясно одно: острота чувства к Лу вызвала в страдающем Ницше тот накал переживаний, которым до сих пор обжигает его книга. Можно только догадываться, чему учил бы Заратустра, если б эти отношения сложились иначе…

Читайте также:  Краткое содержание бажов каменный цветок за 2 минуты пересказ сюжета

Источник: https://mirznanii.com/a/231308/filosofiya-nitsshe-tak-govoril-zaratustra

Краткое содержание Так говорил Заратустра Ницше

Роман состоит из четырех частей, каждая из которых содержит притчи на различные морально-нравственные и философские темы. По стилю поэтически-ритмизированную прозу сочинения относят к жанру “философской поэмы”.

Часть первая

Заратустра возвращается к людям после десяти лет одиночества в горах, чтобы донести весть о Сверхчеловеке.

Спустившись с гор, он встречает отшельника, говорящего о любви к Богу. Продолжая путь, Заратустра недоумевает: “Возможно ли это?! Этот святой старец в своем лесу еще не слыхал о том, что Бог умер!”

В городе мудрец видит толпу, которая собравшуюся поглазеть на канатного Плясуна.

Заратустра говорит людям о Сверхчеловеке: он призывает людей быть “верными земле” и не верить “неземным надеждам”, потому что “Бог умер”.

Толпа смеется над Заратустрой и смотрит выступление канатного Плясуна. В результате козней Паяца канатоходец падает и погибает. Подобрав труп погибшего, мудрец покидает город.

  • Его сопровождают Орел и Змея.
  • В своих “Речах”, состоящих из двадцати двух притч, Заратустра
  • смеется над фальшивой моралью и устоями человечества.

Мудрец начинает с рассказа о “трех превращениях духа”: сначала дух есть Верблюд, который превращается во Льва, а Лев становится Ребенком. Дух навьючивают, но он хочет обрести свободу и, подобно льву, стать господином. Но Лев не может стать Духом-Созидателем без Ребенка – “священного утверждения” духа.

Многие парадоксальные жизненные устремления и разные типы людей обсуждает Заратустра:

Он осуждает богоподобных – они желают, чтобы “сомнение было грехом”. Они презирают “здоровое тело – сильное и совершенное”. Философ проклинает священников – этих проповедников смерти, которые должны исчезнуть “с лица земли”.

Заратустра учит уважать воинов – они “преодолевают человека в себе”, не желая долгой жизни.

Он говорит “о тысяче и одной цели”, когда доброе одного народа у другого народа считается злым, потому что “у человечества нет еще цели”.

Мудрец вещает о “новом кумире”, которому поклоняются люди – о государстве. Гибель этого мифа означает начало нового человека.

  1. Он советует избегать славы, паяцев и актеров, так как вдали от этого “жили всегда изобретатели новых ценностей”.
  2. Заратустра называет глупостью, когда отвечают добром на Зло – это унижение для врага, а “маленькая месть человечнее отсутствия мести”.
  3. Браком называет он “волю двоих создать единое, большее тех, кто создал его”, а истинно целомудренными называет снисходительных и веселых.
  4. Говорит мудрец и о любви к “созидающим в уединении” – они способны “творить сверх себя”.
  5. Юноше Заратустра повествует о злой природе человека, который подобен дереву и “чем настойчивее стремится он вверх, к свету, тем с большей силой устремляются корни его вглубь земли, вниз, во мрак – во зло”.

О природе женщины упоминает мудрец – разгадкой ее является беременность, а правило обращения с ней одно: “Идешь к женщинам? Не забудь плетку!”

Заратустра осуждает людей, которые “пребывая в жалком самодовольстве”, погрязли в этих “добродетелях”. Человек на пути к Сверхчеловеку должен хранить “героя в душе своей”, быть верным земле, найти себя и “желать одной волей”, отрицая всякую другую веру.

Заканчиваются “Речи” пророчеством о наступлении “Великого Полдня”, когда на пути от животного к Сверхчеловеку человек “празднует начало заката своего”.

“Умерли все боги: ныне хотим мы, чтобы жил Сверхчеловек” – так, по мнению Заратустры, должен звучать девиз человечества.

Часть вторая

Заратустра удаляется в свою пещеру. Спустя годы, мудрец снова решает идти к людям с новыми притчами.

Он снова говорит об отрицании религии, потому что “это мысль, которая все прямое делает кривым”. Существование богов убивает любое творение и созидание. Прочь от богов и от священников, которые гибнут в огне за ложные идеи.

Истинная добродетель для человека – это Самость, которая “проявляется во всяком поступке”. Нужно возлюбить созидание больше сострадания, так как сострадание ничего не способно создать.

Заратустра раскрывает ложь понятия “равенство” – этот миф используется для мщения и наказания сильных, несмотря на то, что люди не равны и “они не должны быть равны!”

Все “прославленные мудрецы”, подобно ослам, служили “народу и народному суеверию, а не истине”. Но настоящие мудрецы живут в пустыне, а не в городах. Поэтому настоящий мудрец избегает толпы и не пьет из ее “отравленных родников”.

Заратустра учит о “воле к власти”, которую он видел “всюду, где было живое” и которая побуждает слабого подчиниться сильному: “Только там, где есть жизнь, есть и воля: но не воля к жизни – воля к власти! Так учу я тебя”. Именно “воля к власти” делает человека сильным и возвышенным, подобно колонне – “чем выше она, тем нежнее и прекраснее, тогда как внутри – тверже и выносливее”.

Он говорит о “культуре”, которая мертва и исходит из иллюзорной действительности. Ученые этой мертвой реальности выдают себя за мудрецов, но их истины ничтожны. Заратустра призывает к “незапятнанному” и чистому познанию, “чтобы все глубокое поднялось на высоту мою!”

Над поэтами он смеется за их “вечную женственность” – они слишком “поверхностны и недостаточно чистоплотны: они мутят воду, чтобы казалась она глубже”.

Все великие события, уверяет Заратустра, должны вращаться “не вокруг тех, кто измышляет новый шум, а вокруг изобретателей новых ценностей”. Лишь “воля к власти” может уничтожить сострадание и вызвать к жизни Великое.

Заратустра учит своих слушателей трем человеческим мудростям: давать себя обманывать, “чтобы не остерегаться обманщиков”, больше остальных щадить тщеславных и не допускать, “чтобы из-за вашей трусости мне стал противен вид злых”.

В глубокой печали он покидает своих непонимающих слушателей.

Часть третья

Заратустра снова в пути. Он повествует попутчикам о своей встрече с Духом Тяжести – “на мне сидел он, полукрот, полукарлик; хромой, он и меня пытался сделать хромым”. Этот Карлик оседлал мудреца, пытаясь увлечь его в бездну сомнений.

Только мужество спасает философа.

Заратустра предостерегает, что Дух Тяжести дается нам с рождения в виде слов “добро” и “зло”. Этого врага, говорящего “добро для всех, зло для всех” побеждает лишь тот, “кто говорит: вот мое добро и мое зло”. Нет ни хорошего, ни плохого – есть “мой вкус, которого мне не надо ни стыдиться, ни скрывать”.

Нет и универсального пути, который можно указать каждому – есть лишь индивидуальный выбор каждого в вопросах морали.

“Не должно ли быть так: все, что может произойти, уже проходило некогда этим путем? Не должно ли быть так: все, что может случиться, уже случилось некогда, свершилось и миновало?” – задается вопросом Заратустра, утверждая идею о Вечном Возвращении. Он уверен: “все, что может произойти и на этом долгом пути вперед – должно произойти еще раз!”

Мудрец говорит о том, что всю жизнь определяет “самая древняя аристократия мира” – Случайность. А ищущий счастья никогда не находит его, потому что “счастье – женщина”.

Возвращаясь в свою пещеру через города, Заратустра опять говорит об умеренной добродетели, которая совмещается с комфортом. Люди измельчали и почитают “то, что делает скромным и ручным: так превратили они волка в собаку, а людей – в лучшее домашнее животное человека”.

Мудрец опечален глухотой людей к истине и говорит, что “там, где нельзя больше любить, там нужно пройти мимо!”

Он продолжает издеваться над “старыми, ревнивыми, злобными” пророками, говорящими о единобожии: “Не в том ли и божественность, что существуют боги, но нет никакого Бога?”

Заратустра восхваляет сладострастие, властолюбие и себялюбие. Это здоровые страсти, бьющие “ключом из сильной души, соединенной с возвышенным телом” и они будут свойственны “новой аристократии”.

Эти новые люди разрушат “старые скрижали” морали, заменив их новыми.

“Неустрашимая отвага, долгое недоверие, жестокое отрицание, пресыщение, надрезывание жизни” – вот что, по словам Заратустры, характеризует новую элиту и рождает истину.

Для того чтобы быть сильным, надо иметь “широкую душу”, которая свободна от внешних обстоятельств и “бросается во все Случайное”. Эта душа обладать жаждой воли, мудростью и любовью, “в которой все вещи обретают стремление и противоборство”.

Только тот, кто хочет преодолеть себя, обладает “волей к власти” и широкой душой будет спасен. Слабых и Падающих нужно толкнуть и учить “быстрее падать!” – призывает Заратустра.

Лучшие должны стремиться к господству во всех сферах жизни. Мужчина должен быть “способным к войне”, а женщина – к деторождению. “Вы заключаете брак: смотрите же, чтобы не стал он для вас заключением!” – предостерегает философ.

  • Заратустра отрицает “общественный договор”, ведь общество “это попытка, это долгое искание того, кто повелевает”.
  • Он воспевает “все злое в человеке”, потому что “все дурное и злое есть наилучшая сила и твердый камень в руке высочайшего из созидающих”.
  • После этих проповедей звери называют Заратустру “учителем Вечного Возвращения”.

Часть четвертая и последняя

Заратустра состарился и “волосы его поседели”.

Он продолжает верить в “тысячелетнее царство Заратустры” и придерживается главного лозунга Сверхчеловека – “Будь тем, кто ты есть!”

Однажды он слышит крик о помощи и идет искать попавшего в беду “высшего человека”. Ему навстречу попадаются различные персонажи – мрачный Прорицатель, два Короля с ослом, Совестливый духом, старый Чародей, последний Папа, Самый безобразный человек, Добровольный нищий и Тень. Все они рассказывают Заратустре свои истории и хотят найти “высшего человека”.

Мудрец отправляет их к своей пещере и продолжает свой путь.

Утомившись, Заратустра возвращается в пещеру и видит там всех путников, встреченных за день. Среди них Орел и Змея. Мудрец произносит проповедь о признаках “высшего человека”, резюмируя все идеи, сказанные в ранних проповедях.

После этого он устраивает “вечерю”, где все пьют вино, едят барашков и восхваляют мудрость Заратустры. Все гости, включая осла, молятся.

Мудрец называет своих гостей “выздоравливающими” и воспевает наступление “Великого Полдня”.

Утром Заратустра покидает свою пещеру.

Вариант 2

Часть первая

После десяти лет проведенных в одиночестве в горах, Заратустра возвращается к людям, чтобы сообщить о Сверхчеловеке. Он говорит о том, что Бог умер, и они должны быть “верными земле”. Толпа людей смеется над ним и наблюдает выступление канатоходца, который в один момент спотыкается и погибает.

Заратустра подобрал его труп и покинул город в сопровождении Орла и Змеи.

Заратустра осуждает богоподобных и проклинает священников, которых он считает проповедниками смерти. Он учит уважать воинов, и учит ставить цели. По его мнению, люди должны подчиняться государству и избегать славы, паяцев и актеров.

Заратустра сравнивает природу мужчины с деревом. Чем настойчивее он стремится вниз, тем он больше укореняется. Разгадкой природы женщины он считает беременность, а обращаться к женщине нужно при помощи плетки.

Для того чтобы стать Сверхчеловеком, человек должен хранить верность своей земле, найти себя и отрицать всякую другую веру.

Часть вторая

Спустя годы, мудрец снова возвращается к людям со своей пещеры. Он снова твердит об отрицании религии. Человек должен полюбить созидание больше, чем сострадание, так как сострадание ничего не может создать.

Он считает, что люди не должны быть равными, а равность – это лишь наказание для наказания сильных.

Заратустра учит, что слабый должен подчиниться сильному. Воля к власти способна сделать человека сильным и возвышенным, уничтожить сострадание и вызвать к жизни Великое. Мудрец учит трем человеческим мудростям: давать себя обманывать, щадить тщеславных и не допускать трусости.

Однако люди не понимают его, и, опечалившись, он их покидает.

Часть третья

Заратустра повествует о Духе Тяжести, с которым он столкнулся. Спасает философа только его мужество. Дух Тяжести дается всем с рождения в виде понятий “добра” и “зла”.

Победить его может человек, у которого есть свой вкус и свое мнение.

Мудрец говорит о том, что всю жизнь определяет Случайность, а счастье заключается в женщине. Он разочарован глухотой людей к истине и говорит о том, что если больше нет любви, то нужно пройти мимо. Заратустра восхваляет сладострастие, себялюбие и властолюбие.

Сильным может быть только человек с “широкой душой”. Душа должна иметь жажду к воле, мудрости и любви.

Мудрец воспевает зло в человеке, потому что зло считается лучшей силой в руке высочайшего человека из созидающих людей.

Часть четвертая

Заратустра постарел и продолжает придерживаться главного лозунга Сверхчеловека – “Будь тем, кто ты есть!”. В поиске “высшего человека” он встречает Прорицателя, старого Чародея, самого безобразного человека, добровольного нищего и Тень. Мудрец отправляет их в свою пещеру. Заратустра произносит проповедь, резюмируя все идеи, сказанные в предыдущих проповедях.

Гости восхваляют его мудрость и молятся.

Источник: https://englishtopik.ru/kratkoe-soderzhanie-tak-govoril-zaratustra-nicshe/

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector