Краткое содержание окуджава путешествие дилетантов за 2 минуты пересказ сюжета

Здесь можно купить и скачать «Булат Окуджава — Путешествие дилетантов» в формате fb2, epub, txt, doc, pdf. Жанр: Историческая проза, издательство Литагент1 редакция0058d61b-69a7-11e4-a35a-002590591ed2, год 2016. Так же Вы можете читать ознакомительный отрывок из книги на сайте LibFox.

Ru (ЛибФокс) или прочесть описание и ознакомиться с отзывами.

На Facebook
В Твиттере
В Instagram
В Одноклассниках
Мы Вконтакте

Краткое содержание Окуджава Путешествие дилетантов за 2 минуты пересказ сюжета

Описание и краткое содержание «Путешествие дилетантов» читать бесплатно онлайн.

«Путешествие дилетантов» – один из самых популярных романов Булата Шалвовича Окуджавы (1924–1997), поэта, писателя, барда, песни которого поет вся страна.

Историческим романом «Путешествие дилетантов», пронизанным аллюзиями с современностью, утверждающим честь и достоинство главными ценностями человека в любую эпоху, зачитывалось не одно поколение.

И теперь, по прошествии лет, роман Булата Окуджавы читают с таким же увлечением.

Булат Окуджава

Путешествие дилетантов

© Окуджава Б. Ш., наследники, 2016

© Оформление. ООО «Издательство «Э», 2016

* * *

…Ибо природа, заставив все другие живые существа наклоняться к земле, чтобы принимать пищу, одного только человека подняла и побудила его смотреть на небо…

Марк Тулий Цицерон

…Когда двигаетесь, старайтесь никого не толкнуть.

Правила хорошего тона

Я присутствовал на поединке в качестве секунданта князя Мятлева. Князь стрелялся с неким конногвардейцем, человеком вздорным и пустым.

Не буду сейчас рассказывать, что именно побудило их взяться за пистолеты; время этому придет.

Во всяком случае причиной была сущая безделица, да и дуэли, как говорится, давно отшумели и вышли из моды, и поэтому все происходящее напоминало игру и не могло не вызывать улыбки.

Конногвардеец пыжился и взглядывал угрожающе, так что мне на минуту даже стало как-то не по себе при мысли, что пистолеты заряжены и этот индюк возьмет да и грянет взаправду. Однако оба пистолета грянули в осеннее небо, и поединок закончился. Соперники протянули друг другу руки. При этом конногвардеец глядел все так же грозно, а князь попытался улыбнуться, скривил губы и густо покраснел.

Пора было расходиться. В этом пустынном месте, как ни было оно пустынно, все же могли появиться посторонние люди, а так как им всегда до всего есть дело, то встреча с ними не сулила ничего хорошего.

Стояла трогательная тишина позднего октябрьского утра. Минувший поединок казался пустой фантазией.

Мы уселись, кучер тронул лошадей, и коляска медленно и бесшумно покатила по желтой траве.

Мы были знакомы уже много лет, с десяток, пожалуй, или даже поболее, точнее, с того злополучного года, когда в кавказском поединке от пули недавнего товарища по какому-то там недоразумению пал молодой, но уже знаменитый поэт.

Князь Мятлев был секундантом у одного из них, у кого точно, не берусь утверждать, но эта трагедия как-то сразу его надломила.

Рассказывали, что до того происшествия он был повесой, и дуэлянтом, и сорвиголовой, но мне он достался уже другим.

То есть не то чтобы желание пошуметь, попроказить охладело в нем совершенно, но оно было уже не постоянным, как когда-то, а лишь изредка в нем вспыхивало и скорее напоминало агонию юности.

О погибшем поэте князь говорить избегал, даже почти не упоминал его имени, а ежели кто по неведению все-таки лез со своими домыслами и соболезнованиями, я видел, как друг мой страдает. Поэтому и я не стану называть имя несчастного, памятуя о молчаливом сговоре между мной и князем.

…Наша коляска медленно приближалась к Петербургу. Мы молчали. Нынче князю было уже тридцать пять. Молодость давно миновала, да и все с нею связанное отлетело прочь. Как говорится, румянец сошел со щек и звонкий смех угас.

В молодости он казался красивым, хотя и сейчас была еще немалая толпа былых его почитателей, вернее даже почитательниц, не отступающихся от своих восторгов.

Он был выше среднего роста, чуть повыше, не широк в плечах, с лицом, вытянутым несколько, теперь уже украшенным очками, из-под которых глядела его недоумевающая душа. Темно-каштановые кудри слегка поредели, поблекли.

Я любил его, жалел, восхищался им и страдал за него.

В молодости его вы им увлекались, а к тридцати годам позабыли. А для меня он тут-то и расцвел.

…Наконец мы въехали в пыльные окраины Петербурга, и двухэтажные строения обступили нас. Я снова глянул на князя. Он сидел все так же неподвижно.

Я вспомнил его на дымчатом утреннем лугу с нелепым пистолетом в руке: черный сюртук, серые панталоны, галстук почему-то в левой руке, воротник белой сорочки распахнут, в неподвижной фигуре что-то стремительное, изящное, сильное, хотя рука вскидывает пистолет лениво, губы кажутся тонкими и сухими. Теперь же он сидел сгорбившись, так и не повязав галстук, держа его по-прежнему в кулаке.

Колеса экипажа коснулись первых торцов. Руки князя покоились на коленях. Узкие запястья, длинные пальцы, перстень с изумрудом неправильной формы – память о минувших днях. Князь особенно дорожил этим перстнем, всегда о нем помнил и в минуты раздумий или душевного смятения внимательно его разглядывал.

На камне имелось маленькое рыжеватое пятнышко: то ли вкрапление железа, то ли след древнего существа. Мятлев говорил мне, что за многие годы научился различать в пятнышке некие особые замысловатые очертания, и утверждал, что они подвержены переменам в зависимости от времени года и еще от чего-то, кажется, даже от состояния духа.

Он называл его Валерик в память о знаменитом месте нашей печальной славы и о человеке, который надел этот перстень Мятлеву на палец. Там, у реки Валерик, в группе охотников князь совершил вылазку. Предприятие было удачным, но в последнюю минуту горская пуля все-таки его достала. В тяжелом состоянии, без надежд вынесли его на наш берег. Долгое время жизнь князя висела на волоске.

Но упал он на прибрежные камни уже обладателем этого перстня, который перед вылазкой вручил ему старик Распевин – солдат линейного батальона. Бедный старик с отвислыми усами на худом лице! Особые обстоятельства вынудили его проситься в группу охотников, ибо от успеха предприятия зависела для него жизнь.

В прошлом блистательный поручик, умница, человек широкой души и самых благородных нравов, полный радужных надежд, поддавшись велению сердца и человеческого долга, вышел на отважный поединок со злом, был повержен, сломлен, лишен всяких прав и вместе с соучастниками закован в цепи. Его противники позаботились о нем.

Они даровали ему жизнь, то есть возможность физического существования, тем самым усугубив его пытку. Бог весть сколько железной руды выгреб он из сибирской земли, из этой нескончаемой кладовой наших богатств и печали, покуда наконец к нему не снизошли. Его перевели на Кавказ в действующие войска солдатом, но до первого отличия в деле.

Когда перед охотниками открылся Валерик, мысль о смерти не возникала у него. Напротив, он просто бредил удачей и скорейшим возвращением в прежнее свое качество. Но судьба тайно делала свое дело. Это она заставила его с радостной поспешностью одаривать своих друзей всякими милыми мелочами, будто бы в память о их совместной удаче, а вышло – в память о нем самом, ибо он был убит в самом начале дела. Вечный persiflage[1].

…Мы сделали небольшой крюк, проехали по Каменноостровскому, затем свернули чуть влево, на Малую Невку. Здесь снова потянулись пригородные особняки, теперь, правда, уже входящие в черту города. Это были роскошные постройки екатерининских времен, когда господствовало согласие богатства и вкуса, русской широты и западной утонченности.

Одна за другой проплывали эти прекрасные постройки, свидетельницы недавнего блистательного прошлого столицы, полусокрытые стволами, но все же отчетливо видные сквозь кружева опадающей листвы. И вот наконец из-за поворота показалось прекрасное деревянное сооружение в три этажа с куполом, окруженное высоким кустарником.

Поблекшее от времени и непогоды, оно все еще поражало строгостью форм и в то же время легкостью и приветливым видом.

Коляска въехала за чугунную ограду и остановилась.

Дом князя Мятлева был знаменит на весь Петербург. Злые языки рассказывали, что в нем со времен Александра Благословенного поселились и проживают привидения. Но это нисколько не снижало репутацию дома, а, наоборот, придавало ему таинственности, что в глубине души многим нравится.

В прохладном вестибюле великолепные копии с античных шедевров окружили нас привычной толпой. Но мы поднялись вверх, хотя они и простирали к нам свои холодные руки. Несколько темных старинных полотен, повешенных бог знает когда, усугубляли полумрак, царивший в этом зале.

Обитатели дома здесь обычно не задерживались, и я, посещая князя, тоже привык стремительно взбегать по широкой лестнице вверх, вверх, туда, где в просторной комнате третьего этажа Сергей Мятлев облюбовал себе жилище.

Иному из наших сибаритов здесь показалось бы неуютно: широкая тахта, служившая князю одновременно и кроватью; покойные и располагающие к беседе кресла с несколько потертым голландским ситцем, где диковинные тропические птицы упрямо глядели в одну сторону; небольшой столик овальной формы и с восточной инкрустацией; красный рояль с пожелтевшей клавиатурой, вызывающей печальные воспоминания.

Этот рояль появился в доме уже на памяти князя, и тогда же пятилетний мальчик прикоснулся впервые к белой холодной планке, которая внезапно простонала под его пальцами. Мертвый полированный ящик был не так уж мертв.

Стоило лишь возбудить его, как в нем тотчас возникала жизнь и ящик превращался в некое трехногое, теплое, вздрагивающее от прикосновения, кричащее от боли, ликующее, ухающее, свистящее, то яростно-неукротимое, то вдруг покладистое, как старая собака.

Конец ознакомительного отрывка

ПОНРАВИЛАСЬ КНИГА?

Краткое содержание Окуджава Путешествие дилетантов за 2 минуты пересказ сюжета
Эта книга стоит меньше чем чашка кофе! УЗНАТЬ ЦЕНУ

Источник: https://www.libfox.ru/603063-bulat-okudzhava-puteshestvie-diletantov.html

Краткие содержания произведений — булат окуджава — путешествие дилетантов

булат окуджава — путешествие дилетантов

Роман, действие в котором происходит в 1845—1855 гг., начинается с возвращения князяСергея Мятлева и рассказчика Амирана Амилахвари после дуэли (окончившейся ничем)

в просторный петербургский дом князя, наполненный копиями с античных шедевров. Гостинаяпревращена здесь в фехтовальный зал, карточные столы снесены в одну комнату, а жилые покоизаколочены, кроме третьего этажа, где и расположился князь. Сын генерал-адъютанта,

он принадлежит к элите своего времени, но, несмотря на это, нелюбим государем.

Поступивпосле пажеского корпуса в кавалергардский полк, он был отправлен вскоре за невиннуюшалость в лейб-гвардии Гродненский гусарский полк, а затем, после отличия на Кавказеи смерти старого князя, вернулся в Петербург, где, выйдя в отставку, держит дома портретгосударственного преступника Муравьева, ведет жизнь праздную, в беседах с Амилахварии «хромоножкой» — описателем родословных древ Андреем Владимировичем Приимковым,

высланным из столицы за свои антипатриотические работы, разоблачающие безнравственностьрусской истории. Мятлеву кажется, что он влюблен в хладнокровную Анету, жену баронаФредерикса, но роман их недолог: та оставляет князя ради императора. Зато барон станетвскоре мятлевским начальником.

В это же время Мятлев знакомится в своем паркес восьмилетним ребенком, назвавшимся господином ван Шонховеном. Он будет постояннопоявляться в мятлевском парке, а затем и в самом доме, где станет распивать чаии беседовать с его хозяином.

В действительности это переодетая Лавиния Тучкова

(Бравура — так звали её отца, но удочеривший девочку генерал дал ей свою фамилию),

которая влюбляется в князя на всю жизнь. Но роману их суждено осуществиться не скоро.

  • Князь ещё молод, и на Невском, во время дождя, он знакомится с двадцатидвухлетнейАлександриной Жильцовой, дочерью декабриста (ставшего таковым «по неосторожности»),
  • приехавшей в Петербург молить за томящегося в рудниках отца. На прошение её отвеченоотказом, и, несмотря на привольную жизнь в доме Мятлева, чахотка окончательно подкашивает еёсилы, и Александрина бросается (вроде бы ) в Неву (позднее, во время своего путешествия,
  • Мятлев остановится в гарнизоне, куда, кажется, сбежала на самом деле Александрина, —

но понять это точно ему так и не удастся). Мятлев остается в доме с верным слугоюАфанасием. Князь, впрочем, довольно быстро заводит роман с графиней Натали Румянцевой.

Та соблазняет князя, беременеет от него, а затем поднимает по всему Петербургу волнуслухов — князя даже вызывает к себе шеф корпуса жандармов граф Орлов. Тем временем матьвыдает живущую в Москве Лавинию (ей идет шестнадцатый год) за квартирохозяина,

г-на Ладимировского.Мятлев бросается в первопрестольную, но встреча с Лавинией и знакомство с еёматерью кончаются ничем. Зато по возращении в северную столицу князь принужден назначитьвенчание с забеременевшей (вроде бы от него) Натали на конец октября. Невестаприступает к решительной переделке любимого княжьего дома.

Князь даже вынужден поступитьна службу в ведомство графа Нессельроде. Возвращаясь от последнего, Мятлев заходитв лавочку г. Свербеева, где знакомится с неким г. Колесниковым, проповедующимни с того ни с сего довольно крамольные идеи — революцию в Европеи пр. После чего жизнь его приобретает почти мистический характер: в дом является нектог.

 Тимофей Катакази, вытягивающий из князя сведения о гг. Приимкове и Колесникове.

Император лично соединяет руки Натали и князя — деваться некуда, Мятлев женится,

но инфлюэнца уносит жизнь молодой жены и младенца. Оправившись от потрясения, Мятлевсадится за мемуары о погибшем своем товарище-поэте, г. Лермонтове.

«Перечитавнаписанное, он вдруг понял, что писал не столько об убитом товарище, сколько сводилс царем личные счеты». Однако, встретив случайно г. Колесникова, князь отчего-то решаетсяпоказать тому свою рукопись. Литератор в ужасе.

А князь, мучимый хандрой и неяснымстремлением к Лавинии, решает навестить её мать — якобы для покупки портрета князя Сапеги,

на деле — с целью разведать план дома и попытаться однажды выкрасть Лавинию. Г-жаТучкова оказывается тем не менее проницательнее князя и в полном иносказаний разговореуказывает ему на неосуществимость подобных намерений. Тот, однако, начинает испытывать жгучуютоску по Лавинии.

Наконец та и сама прибывает в Петербург (шел 1850 г.) и личнонавещает князя в его доме!Происходит решительное объяснение, во время которого Лавиния просит князя просто сохранятьтерпение, и тогда счастье настигнет их само по себе.

Здесь же бывший г-н ван Шонховенпризнается, что две стихотворные строчки (давно уже ставшие лейтмотивом всего романа):

«Помнишь ли труб заунывные звуки, / Брызги дождя, полусвет, полутьму?..« —

взяты из Некрасова.Но попытка влюбленных поговорить на октябрьском балу в Аничковом дворце оканчиваетсянеудачей: муж не отстает от Лавинии, повышенный (но безуспешный) интерес к юнойкрасавице проявляет сам император, какой-то конногвардеец нелестно о ней отзывается (воти повод для дуэли, с которой начинается роман)… Лишь встреча с Анетой приносит радость:

та берется за устройство их свиданий у себя дома. Но Лавиния признается зачем-тов своей связи мужу, и тот увозит её в деревню. Вернувшись весною в Петербург,

г. Ладимировский тем не менее теряет свою супругу: 5 мая она сбегает с князем, после чегофамильный дом Мятлева рушится сам по себе. Николай распоряжается схватить беглецов, для чегоза ними снаряжена погоня во всех возможных направлениях. Влюбленные же бегут в Москву.

По дороге они знакомятся с милым помещиком Иваном Евдокимовичем, у которого надолгозадерживаются и который тоже каким-то образом был связан с событиями 14 декабря. Лишьв день отъезда выясняется, что это — Авросимов (см. роман «Бедный Авросимов»).

Через Москву и Тулу беглецы отправляются в сторону Пятигорска, но неожиданная встречас дружелюбно настроенным полковником фон Мюфлингом (которому на самом деле порученозадержать влюбленных, но которому влюбленные искренне нравятся) заставляет их повернутьв Тифлис, к родственникам Амирана.

Следом, влекомый интуицией, едет и полковник,

но гостеприимные грузины убеждают его не предпринимать ничего против счастливой пары. ФонМюфлинг дает обещание — но тут, на беду, появляется Тимофей Катакази, которыйи задерживает Лавинию с князем. Их препровождают в Петербург: князя —

в крепость, Лавинию — к законному супругу. Последний надеется на восстановлениесемейных отношений, но бесполезно. Хотя князя лишают титула, состояния и отправляютв бессрочную рядовым на Кавказ, Лавиния по-прежнему любит его.

Муки солдатчины усиливаютсяоттого, что терпеть их приходится в том самом гарнизоне, где влюбленные восстанавливали силыво время своего путешествия и где, судя по всему, и кончила свои дни Александрина.

Послеранения князя Лавиния вновь бросает мужа и под чужим именем поступает в сестрымилосердия — чтобы быть рядом с любимым, но её вновь под конвоем возвращаютв столицу.

Читайте также:  Краткое содержание петроний сатирикон за 2 минуты пересказ сюжета

Через некоторое время Амиран (женившийся уже на Марго, подруге Лавинии) получаетот нее письмо, где та сообщает о своем желании примириться с мужем и уехать с нимв Италию. Вскоре умирает Николай, и отчаявшийся уже было князь получает полное помилование.

Он поселяется в своем имении в Костромской губернии, куда под видом ключницы приезжаетизнеможенная этой жизнью Лавиния. Счастье их недолго: попытавшись открыть для крестьянбольницу, а затем школу, князь умирает.

Публикуемые в эпилоге письма проливают светна некоторые подробности сей истории. Так, внезапный отъезд Лавинии в Италию был вызванписьмом Елизаветы, сестры Мятлева, где та объявляла несчастную причиной всех бед князя.

См. также:

Уильям Шекспир Ромео И Джульетта, Джон Голсуорси Сага О Форсайтах, Фридрих Горенштейн Псалом, Другой Автор Повесть Временных Лет, Мережковский Дс Христос И Антихрист, Виктор Розов В Поисках Радости

Источник: http://www.terminy.info/literature/summary-of-works/bulat-okudzhava-puteshestvie-diletantov

Путешествие дилетантов

Вы здесь

× Notice: Undefined index: HTTP_ACCEPT в функции mobile_theme_detect_php() (строка 109 в файле /var/www/www-root/data/www/reedcafe.ru/sites/all/modules/mobile_theme/mobile_theme.module).

Булат Окуджава написал роман «Путешествие дилетантов» в период с 1976 по 1978 годы. Это произведение, как и некоторые другие, было написано с использованием исторических материалов, относящихся к началу XIX века.

Во вступлении к роману значится, что книга основана на записках отставного поручика Амирана Амилахвари. Предлагаем вам прочитать краткое содержание романа «Путешествие дилетантов».

Роман, действие в котором происходит в 1845–1855 гг., начинается с возвращения князя Сергея Мятлева и рассказчика Амирана Амилахвари после дуэли (окончившейся ничем) в просторный петербургский дом князя, наполненный копиями с античных шедевров.

Гостиная превращена здесь в фехтовальный зал, карточные столы снесены в одну комнату, а жилые покои заколочены, кроме третьего этажа, где и расположился князь. Сын генерал-адъютанта, он принадлежит к элите своего времени, но, несмотря на это, нелюбим государем.

Поступив после пажеского корпуса в кавалергардский полк, он был отправлен вскоре за невинную шалость в лейб-гвардии Гродненский гусарский полк, а затем, после отличия на Кавказе и смерти старого князя, вернулся в Петербург, где, выйдя в отставку, держит дома портрет государственного преступника Муравьева, ведет жизнь праздную, в беседах с Амилахвари и «хромоножкой» — описателем родословных древ Андреем Владимировичем Приимковым, высланным из столицы за свои антипатриотические работы, разоблачающие безнравственность русской истории. Мятлеву кажется, что он влюблен в хладнокровную Анету, жену барона Фредерикса, но роман их недолог: та оставляет князя ради императора. Зато барон станет вскоре мятлевским начальником.

В это же время Мятлев знакомится в своем парке с восьмилетним ребенком, назвавшимся господином ван Шонховеном. Он будет постоянно появляться в мятлевском парке, а затем и в самом доме, где станет распивать чаи и беседовать с его хозяином.

В действительности это переодетая Лавиния Тучкова (Бравура — так звали ее отца, но удочеривший девочку генерал дал ей свою фамилию), которая влюбляется в князя на всю жизнь. Но роману их суждено осуществиться не скоро.

Князь еще молод, и на Невском, во время дождя, он знакомится с двадцатидвухлетней Александриной Жильцовой, дочерью декабриста (ставшего таковым «по неосторожности»), приехавшей в Петербург молить за томящегося в рудниках отца.

На прошение ее отвечено отказом, и, несмотря на привольную жизнь в доме Мятлева, чахотка окончательно подкашивает ее силы, и Александрина бросается (вроде бы) в Неву (позднее, во время своего путешествия, Мятлев остановится в гарнизоне, куда, кажется, сбежала на самом деле Александрина, — но понять это точно ему так и не удастся).

Мятлев остается в доме с верным слугою Афанасием. Князь, впрочем, довольно быстро заводит роман с графиней Натали Румянцевой. Та соблазняет князя, беременеет от него, а затем поднимает по всему Петербургу волну слухов — князя даже вызывает к себе шеф корпуса жандармов граф Орлов. Тем временем мать выдает живущую в Москве Лавинию (ей идет шестнадцатый год) за квартирохозяина, г-на Ладимировского.

Мятлев бросается в первопрестольную, но встреча с Лавинией и знакомство с ее матерью кончаются ничем. Зато по возращении в северную столицу князь принужден назначить венчание с забеременевшей (вроде бы от него) Натали на конец октября. Невеста приступает к решительной переделке любимого княжьего дома.

Князь даже вынужден поступить на службу в ведомство графа Нессельроде. Возвращаясь от последнего, Мятлев заходит в лавочку г. Свербеева, где знакомится с неким г. Колесниковым, проповедующим ни с того ни с сего довольно крамольные идеи — революцию в Европе и пр.

После чего жизнь его приобретает почти мистический характер: в дом является некто г. Тимофей Катакази, вытягивающий из князя сведения о гг. Приимкове и Колесникове. Император лично соединяет руки Натали и князя — деваться некуда, Мятлев женится, но инфлюэнца уносит жизнь молодой жены и младенца.

Оправившись от потрясения, Мятлев садится за мемуары о погибшем своем товарище-поэте, г. Лермонтове. «Перечитав написанное, он вдруг понял, что писал не столько об убитом товарище, сколько сводил с царем личные счеты». Однако, встретив случайно г. Колесникова, князь отчего-то решается показать тому свою рукопись. Литератор в ужасе.

А князь, мучимый хандрой и неясным стремлением к Лавинии, решает навестить ее мать — якобы для покупки портрета князя Сапеги, на деле — с целью разведать план дома и попытаться однажды выкрасть Лавинию. Г-жа Тучкова оказывается тем не менее проницательнее князя и в полном иносказаний разговоре указывает ему на неосуществимость подобных намерений.

Тот, однако, начинает испытывать жгучую тоску по Лавинии. Наконец та и сама прибывает в Петербург (шел 1850 г.) и лично навещает князя в его доме!

Происходит решительное объяснение, во время которого Лавиния просит князя просто сохранять терпение, и тогда счастье настигнет их само по себе. Здесь же бывший г-н ван Шонховен признается, что две стихотворные строчки (давно уже ставшие лейтмотивом всего романа): «Помнишь ли труб заунывные звуки, / Брызги дождя, полусвет, полутьму?..» — взяты из Некрасова.

Но попытка влюбленных поговорить на октябрьском балу в Аничковом дворце оканчивается неудачей: муж не отстает от Лавинии, повышенный (но безуспешный) интерес к юной красавице проявляет сам император, какой-то конногвардеец нелестно о ней отзывается (вот и повод для дуэли, с которой начинается роман)… Лишь встреча с Анетой приносит радость: та берется за устройство их свиданий у себя дома. Но Лавиния признается зачем-то в своей связи мужу, и тот увозит ее в деревню. Вернувшись весною в Петербург, г. Ладимировский тем не менее теряет свою супругу: 5 мая она сбегает с князем, после чего фамильный дом Мятлева рушится сам по себе. Николай распоряжается схватить беглецов, для чего за ними снаряжена погоня во всех возможных направлениях. Влюбленные же бегут в Москву. По дороге они знакомятся с милым помещиком Иваном Евдокимовичем, у которого надолго задерживаются и который тоже каким-то образом был связан с событиями 14 декабря. Лишь в день отъезда выясняется, что это — Авросимов (см. роман «Бедный Авросимов»).

Через Москву и Тулу беглецы отправляются в сторону Пятигорска, но неожиданная встреча с дружелюбно настроенным полковником фон Мюфлингом (которому на самом деле поручено задержать влюбленных, но которому влюбленные искренне нравятся) заставляет их повернуть в Тифлис, к родственникам Амирана.

Следом, влекомый интуицией, едет и полковник, но гостеприимные грузины убеждают его не предпринимать ничего против счастливой пары. Фон Мюфлинг дает обещание — но тут, на беду, появляется Тимофей Катакази, который и задерживает Лавинию с князем. Их препровождают в Петербург: князя — в крепость, Лавинию — к законному супругу.

Последний надеется на восстановление семейных отношений, но бесполезно. Хотя князя лишают титула, состояния и отправляют в бессрочную рядовым на Кавказ, Лавиния по-прежнему любит его.

Муки солдатчины усиливаются оттого, что терпеть их приходится в том самом гарнизоне, где влюбленные восстанавливали силы во время своего путешествия и где, судя по всему, и кончила свои дни Александрина.

После ранения князя Лавиния вновь бросает мужа и под чужим именем поступает в сестры милосердия — чтобы быть рядом с любимым, но ее вновь под конвоем возвращают в столицу. Через некоторое время Амиран (женившийся уже на Марго, подруге Лавинии) получает от нее письмо, где та сообщает о своем желании примириться с мужем и уехать с ним в Италию.

Вскоре умирает Николай, и отчаявшийся уже было князь получает полное помилование. Он поселяется в своем имении в Костромской губернии, куда под видом ключницы приезжает изнеможенная этой жизнью Лавиния. Счастье их недолго: попытавшись открыть для крестьян больницу, а затем школу, князь умирает. Публикуемые в эпилоге письма проливают свет на некоторые подробности сей истории. Так, внезапный отъезд Лавинии в Италию был вызван письмом Елизаветы, сестры Мятлева, где та объявляла несчастную причиной всех бед князя.

Обращаем ваше внимание, что краткое содержание романа «Путешествие дилетантов» не отражает полной картины событий и характеристику персонажей. Рекомендуем вам к прочтению полную версию произведения.

Все шедевры мировой литературы в кратком изложении. Сюжеты и характеры. Русская литература XX века.

Другие краткие содержания

Источник: https://reedcafe.ru/summary/puteshestvie-diletantov

«Путешествие дилетантов» Булат Окуджава: скачать fb2, читать онлайн

В последнем туре «Дайте две!» мне повезло свести знакомство с двумя весьма объёмными произведениями: «Декамероном» Бокаччо, выбранным мною из хотелок милейшей Zelenoglazka , и «Путешествием дилетантов» Окуджавы, выбранным из моих хотелок adel-dream .

После тяжеловесного средневекового стиля изложения господина Джованни язык Булата Шалвовича показался мне просто райской музыкой, и первые страниц 50 я откровенно наслаждалась чтением.

Повествование здесь ведётся в основном от лица близкого друга главного героя, но часто прерывается длинными вставками — цитатами из писем различных персонажей, порой второстепенных, и из дневника главного героя — князя Мятлева. Я обожаю эпистолярный жанр и дневниковые записи, но в этой книге даже для меня подобных добавлений оказалось слишком много — едва ли не треть.

Особенно глава, в которой Ладимировский пишет фон Мюфлингу и подробно отчитывается обо всех своих душевных терзаниях… Хочется спросить — не знаю, правда, кого — да неужели же так было на самом деле? Неужели мужчины обсуждали между собой такие тонкие материи, такое личное, интимное, да в письмах?! Или наш век нас так испортил, что это теперь кажется странным? Ответа нет.

Если окинуть даже беглым взглядом русскую классическую литературу, скажем, 19 века, легко заметить, что она практически не предлагает нам счастливых концовок любовных историй. Мне, например, приходит на ум одна лишь «Капитанская дочка» Александра Сергеевича. А так сплошь и рядом разочарования, боль, смерть.

«Дубровский», «Бесприданница», «Анна Каренина» — список можно продолжать и продолжать. Плохо ли это, хорошо ли, но уклад жизни был тогда иной, замуж выдавали по договорённости, и любовь отнюдь не являлась поводом для заключения брака. В «Путешествии…

«, написанном хотя и в 20 веке, но рассказывающем о событиях века 19го, тоже такая закавыка — главная героиня до беспамятства влюблена в одного, а замуж её выдали за другого.

Выбирай, как говорится, но осторожно: смириться, привыкнуть (вспоминаем опять же Александра Сергеевича — «привычка свыше нам дана, замена счастию она») или бороться ох, сейчас скажу избитейшую фразу, не бейте толькоза свою любовь. А как в то время можно было бороться? Да никак! Почти никак. А она пытается.

Лавиния вызывает у меня уважение. Пускай она — лишь придуманный образ женщины, и всё-таки вызывает уважение, да. А вот Сергей Мятлев… Ну, пережил он тяжёлое ранение и смерть друга на Кавказе. Это потрясение, согласна, но только уж слишком он обмяк, что ли… Дневники всё пописывает, а его судьбу словно решает кто-то другой. А он и рад этому — чего уж, так спокойнее.

Автор показывает нам царя — немного его домашней, семейной жизни и те моменты, где он вмешивается в судьбы главных героев, влияет на них.

Читайте также:  Краткое содержание чуковский тараканище за 2 минуты пересказ сюжета

Вот уж чего не хотелось бы — чтобы сильные мира сего лезли со своим уставом в мой, прости Господи, монастырь.

Мало того, что выдали девушку замуж без любви, так ещё и наблюдают, а как она там себя ведёт, замужем-то? Если ведёт себя плохо, сделаем ей ата-та. Уехать, скрыться вздумает — вернём и водворим на место. Тоска-то какая, товарищи!!!

Так уж я, видимо, устроена, что в художественных книгах в первую очередь вижу любовную историю, а потом уже богатство языка, удачность стилизации, яркость раскрытия характеров… Это плохо, да? Не знаю.

Любовная история вызвала у меня глубокое сочувствие. А ещё — радость, что я живу в это время, когда меня не могут насильно выдать замуж или наоборот — не разрешить выйти за кого-то. Смеётесь? Говорите, какая ерунда? А вот и нет, всё серьёзно.

Жизнь-то, товарищи дорогие, одна.

Источник: https://topliba.com/books/614152

Булат Окуджава «Путешествие дилетантов»

«Путешествие дилетантов» — один из самых популярных романов Булата Шалвовича Окуджавы (1924-1997), поэта, писателя, барда, песни которого поет вся страна.

Историческим романом «Путешествие дилетантов», пронизанным аллюзиями с современностью, утверждающим честь и достоинство главными ценностями человека в любую эпоху, зачитывалось не одно поколение.

И теперь, по прошествии лет, роман Булата Окуджавы читают с таким же увлечением.

Отрывок из второй части романа был опубликован в журнале «Наука и жизнь» №12/1977.- стр. 132-137.

Там же опубликован очерк П Щеголева «Любовь в ревелине», который послужил отправным моментом для работы над романом.

В произведение входит:

  • Из романа «Путешествие дилетантов» (1978)  

Обозначения:   циклы   романы   повести   графические произведения   рассказы и пр.

Входит в:

— условный цикл «Исторический»

 Издания: ВСЕ (10) 1980 г. 1986 г. 1987 г. 1988 г. 1990 г. 2003 г. 2003 г. 2004 г. 2005 г. 2016 г.

Доступность в электронном виде:

Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке

mischmisch, 15 сентября 2013 г.

Что можно сказать об этом толстом, если иметь в виду количество страниц, и тонком, если говорить о содержании и атмосфере, романе? Формально это историческая проза — с хандрящими князьями, отважными поручиками, воинственными горцами, Николаем Палкиным и портретом декабриста на стене.

Сюжет скорее водевильный, чем многослойный и полный интриг: а что вы хотите от книги об искушенном аристократе, соблазнившем своенравную девчонку и увезшем ее от мужа на Кавказ — «в вечный праздник тифлисской музыки, врывающейся в окна вместе с ветвями акации»? Но написано все это пронзительным, поэтичным языком русской классики, и на первом плане далеко не сюжет, а многогранные, внутренне противоречивые, но прекрасные без исключений персонажи.

И я не посмею приписать этот по сути вневременной роман к жанровой прозе, ведь история, рассказанная в нем, вечна, как вечны самодержцы и самодуры, локальные войны, уносящие тысячи жизней, обманутые мужья и властные родители, как вечны пьянящий запах свободы и Любовь, настоящая и с заглавной буквы.

Йожъ ва Фракке, 29 сентября 2018 г.

Вытерпела только первую книгу.

Сначала хвалила Окуджаву, что так точно подстроился под стиль 19-го века, но чем дальше читала, тем больше раздражал сюжет.

Князь ведёт себя, простите, как дурак. Сам не знает, чего хочет, судит других (Фонарясия, например), хотя сам ничуть не лучше. Не могу поверить, что он был военным, как-то по описанию не похож.

В общем, после прочтения осталось неприятное впечатление.

mputnik, 10 июля 2019 г.

  • Н-да. В любом авторском тексте — вне зависимости от чего бы то ни было прочего — всегда есть три составляющие, фиксирующие причины и движущие силы процесса создания текста:
  • *** для души;
  • *** для публики;
  • *** для пропитания.

Последнее — это, собственно, авторский гонорар, писатели тоже хотят кушать, это все понятно и комментариев не требует — в данном конкретном случае, ибо тут — как раз полное противоречие с целями «зашибить деньгу». Ибо — спорный весьма текст и, мягко говоря, не для всех. Это — очень даже мягко говоря.

А вот из первых двух («для души» и «для публики») Автор отдал предпочтение первому. Поскольку «публики» у этого текста — никогда много не было, и — УВЫ — никогда и не будет не то, что «много», но даже и просто «заметно».

Такова специфика сего Текста. Где-то — для одного процента читательской аудитории. Автор это прекрасно понимал и осознавал. Что из этого следует — в смысле оценки текста? Абсолютно ничего. Для указанного одного процента — сей текст просто откровение, и оценка — 10, естественно. Нам же, то бишь всем прочим 99% — ну, плечами пожмём.

Между прочим, в данном конкретном случае — это не так уж и мало

Подписаться на отзывы о произведении

Источник: https://fantlab.ru/work280440

Краткое содержание “Путешествие дилетантов” Окуджава

Роман, действие в котором происходит в 1845-1855 гг., начинается с возвращения князя Сергея Мятлева и рассказчика Амирана Амилахвари после дуэли в просторный петербургский дом князя, наполненный копиями с античных шедевров.

Гостиная превращена здесь в фехтовальный зал, карточные столы снесены в одну комнату, а жилые покои заколочены, кроме третьего этажа, где и расположился князь.

Сын генерал-адъютанта, он принадлежит к элите своего времени, но, несмотря на это, нелюбим государем.

Поступив после пажеского корпуса в кавалергардский полк, он

был отправлен вскоре за невинную шалость в лейб-гвардии Гродненский гусарский полк, а затем, после отличия на Кавказе и смерти старого князя, вернулся в Петербург, где, выйдя в отставку, держит дома портрет государственного преступника Муравьева, ведет жизнь праздную, в беседах с Амилахвари и “хромоножкой” – описателем родословных древ Андреем Владимировичем Приимковым, высланным из столицы за свои антипатриотические работы, разоблачающие безнравственность русской истории. Мятлеву кажется, что он влюблен в хладнокровную Анету, жену барона Фредерикса, но роман их недолог: та оставляет князя ради императора.

Зато барон станет вскоре мятлевским начальником.

В это же время Мятлев знакомится в своем парке с восьмилетним ребенком, назвавшимся господином ван Шонховеном. Он будет постоянно появляться в мятлевском парке, а затем и в самом доме, где станет распивать чаи и беседовать с его хозяином. В действительности это переодетая Лавиния Тучкова , которая влюбляется в князя на всю жизнь. Но роману их суждено осуществиться не скоро.

Князь ещe молод, и на Невском, во время дождя, он знакомится с двадцатидвухлетней Александриной Жильцовой, дочерью декабриста , приехавшей в Петербург молить за томящегося в рудниках отца.

На прошение ее отвечено отказом, и, несмотря на привольную жизнь в доме Мятлева, чахотка окончательно подкашивает ее силы, и Александрина бросается в Неву . Мятлев остается в доме с верным слугою Афанасием.

Князь, впрочем, довольно быстро заводит роман с графиней Натали Румянцевой.

Та соблазняет князя, беременеет от него, а затем поднимает по всему Петербургу волну слухов – князя даже вызывает к себе шеф корпуса жандармов граф Орлов. Тем временем мать выдает живущую в Москве Лавинию за квартирохозяина, г-на Ладимировского.

Мятлев бросается в первопрестольную, но встреча с Лавинией и знакомство с ее матерью кончаются ничем. Зато по возращении в северную столицу князь принужден назначить венчание с забеременевшей Натали на конец октября. Невеста приступает к решительной переделке любимого княжьего дома. Князь даже вынужден поступить на службу в ведомство графа Нессельроде.

Возвращаясь от последнего, Мятлев заходит в лавочку г. Свербеева, где знакомится с неким г. Колесниковым, проповедующим ни с того ни с сего довольно крамольные идеи – революцию в Европе и пр.

После чего жизнь его приобретает почти мистический характер: в дом является некто г. Тимофей Катакази, вытягивающий из князя сведения о гг. Приимкове и Колесникове.

Император лично соединяет руки Натали и князя – деваться некуда, Мятлев женится, но инфлюэнца уносит жизнь молодой жены и младенца.

Оправившись от потрясения, Мятлев садится за мемуары о погибшем своем товарище-поэте, г. Лермонтове. “Перечитав написанное, он вдруг понял, что писал не столько об убитом товарище, сколько сводил с царем личные счеты”. Однако, встретив случайно г. Колесникова, князь отчего-то решается показать тому свою рукопись. Литератор в ужасе.

А князь, мучимый хандрой и неясным стремлением к Лавинии, решает навестить ее мать – якобы для покупки портрета князя Сапеги, на деле – с целью разведать план дома и попытаться однажды выкрасть Лавинию.

Г-жа Тучкова оказывается тем не менее проницательнее князя и в полном иносказаний разговоре указывает ему на неосуществимость подобных намерений.

Тот, однако, начинает испытывать жгучую тоску по Лавинии. Наконец та и сама прибывает в Петербург и лично навещает князя в его доме!

Происходит решительное объяснение, во время которого Лавиния просит князя просто сохранять терпение, и тогда счастье настигнет их само по себе. Здесь же бывший г-н ван Шонховен признается, что две стихотворные строчки : “Помнишь ли труб заунывные звуки, Брызги дождя, полусвет, полутьму?..” – взяты из Некрасова.

Но попытка влюбленных поговорить на октябрьском балу в Аничковом дворце оканчивается неудачей: муж не отстает от Лавинии, повышенный интерес к юной красавице проявляет сам император, какой-то конногвардеец нелестно о ней отзывается … Лишь встреча с Анетой приносит радость: та берется за устройство их свиданий у себя дома. Но Лавиния признается зачем-то в своей связи мужу, и тот увозит ее в деревню. Вернувшись весною в Петербург, г. Ладимировский тем не менее теряет свою супругу: 5 мая она сбегает с князем, после чего фамильный дом Мятлева рушится сам по себе.

Николай распоряжается схватить беглецов, для чего за ними снаряжена погоня во всех возможных направлениях. Влюбленные же бегут в Москву. По дороге они знакомятся с милым помещиком Иваном Евдокимовичем, у которого надолго задерживаются и который тоже каким-то образом был связан с событиями 14 декабря. Лишь в день отъезда выясняется, что это – Авросимов .

Через Москву и Тулу беглецы отправляются в сторону Пятигорска, но неожиданная встреча с дружелюбно настроенным полковником фон Мюфлингом заставляет их повернуть в Тифлис, к родственникам Амирана.

Следом, влекомый интуицией, едет и полковник, но гостеприимные грузины убеждают его не предпринимать ничего против счастливой пары. Фон Мюфлинг дает обещание – но тут, на беду, появляется Тимофей Катакази, который и задерживает Лавинию с князем.

Их препровождают в Петербург: князя – в крепость, Лавинию – к законному супругу.

Последний надеется на восстановление семейных отношений, но бесполезно. Хотя князя лишают титула, состояния и отправляют в бессрочную рядовым на Кавказ, Лавиния по-прежнему любит его.

Муки солдатчины усиливаются оттого, что терпеть их приходится в том самом гарнизоне, где влюбленные восстанавливали силы во время своего путешествия и где, судя по всему, и кончила свои дни Александрина.

После ранения князя Лавиния вновь бросает мужа и под чужим именем поступает в сестры милосердия – чтобы быть рядом с любимым, но ее вновь под конвоем возвращают в столицу.

Через некоторое время Амиран получает от нее письмо, где та сообщает о своем желании примириться с мужем и уехать с ним в Италию. Вскоре умирает Николай, и отчаявшийся уже было князь получает полное помилование.

Он поселяется в своем имении в Костромской губернии, куда под видом ключницы приезжает изнеможенная этой жизнью Лавиния. Счастье их недолго: попытавшись открыть для крестьян больницу, а затем школу, князь умирает.

Публикуемые в эпилоге письма проливают свет на некоторые подробности сей истории. Так, внезапный отъезд Лавинии в Италию был вызван письмом Елизаветы, сестры Мятлева, где та объявляла несчастную причиной всех бед князя.

Источник: https://ege-essay.ru/kratkoe-soderzhanie-puteshestvie-diletantov-okudzhava/

"Путешествие дилетантов" (Окуджава): описание и анализ романа

«Путешествие дилетантов» — роман Б.Ш. Окуджавы. Написан в 1971—1977 гг. Напечатан в журнале «Дружба народов» в 1976 и 1978 г.; в журнале «Аврора» за 1973 г. опубликован отрывок под названием «Александрина».

Читайте также:  Краткое содержание рассказов гарина-михайловского за 2 минуты

Роман написан на материале «мемуаров разных лиц» и статьи Щеголева о происшествии с князем С.В. Трубецким. В стихотворении «Прогулки фрайеров», посвященном жене Ольге, поэт сказал: «Я написал роман о них, но в их лице о нас: ведь все, мой друг, о нас с тобою».

Образы автора и героя-рассказчика местами сближены до неотличимости. В то же время, подобно Ю.Н. Тынянову и Н.Я.

Эйдельману, Окуджава дорожит историзмом, особенностями, создающими неповторимое лицо эпохи: «Я не склонен идеализировать прошлое совершенно, но понятие «чести», «благородства», «высокой нравственности» нами утрачивается постепенно».

Такие явления, как контроль власти надо всеми сторонами жизни, включая глубоко личные, поощрение единообразия, развитие доносительства, показаны как специфические черты николаевского царствования. Возникающая аллюзия не является для автора самоцелью.

В традиции «Горя от ума», два основных мотива, социальный и любовный, пересекаются в романе «Путешествие дилетантов» Окуджавы, изящно стилизованном под записки свидетеля событий, поручика Амилахвари; текст включает также дневниковые записи и переписку героев, в том числе тех, кто в ходе инспирированного царем преследования проникается пониманием и сочувствием к жертвам, что задает важный мотив всеобщей человечности. Три «вставные главы» написаны «от публикатора» и посвящены частной жизни царя, данной как источник господствующей идеологии: за семейным завтраком показана незыблемость порядка приватной жизни, на костюмированном балу — беспрекословное подчинение себя социальной роли; в день смерти самодержец осознает тщету своей деятельности. Важны два чисто литературных лейтмотива. Это двустишие современника героев, Н.А. Некрасова: «Помнишь ли труб заунывные звуки, / брызги дождя, полусвет, полутьму», — выражающее их настроение. Второй лейтмотив — личность и творчество Лермонтова: князь Мятлев, как и его прототип, в прошлом присутствовал на роковой дуэли поэта, размышляет о его судьбе наряду с судьбами декабристов и иногда обращается к лермонтовским строкам: «Быть может, за стеной Кавказа…», — вливающихся в тему Тифлиса как обетованной земли, куда любовники бегут из Петербурга. Герои носят «говорящие» фамилии: Ладимировский, Бравуры — и исторически реальная фамилия Мятлева приобретает смысловое звучание. «Толпа» скульптур в мятлевском жилье, «историческое» полотно о конкистадорах на американском берегу с лицом декабриста в толпе туземцев, изображение «страдальца Сапеги», воображаемый портрет Лавинии кисти Гейнсборо — эти изобразительные приемы служат обобщению исторической рефлексии.

Любовь становится единственной формой самовыражения «лишнего человека».

Каждая из четырех любовных историй (вызвавших гнев ортодоксальной критики уже своим количеством) сталкивает героя с царем, который оказывается то соперником, то гонителем, погубившим дочь ложно обвиненного в причастности к декабристскому выступлению, то посаженым отцом в недобровольном браке.

Наконец, он заключает Мятлева в крепость как государственного преступника за бегство с Лавинией. Наивная беспомощность героев, не умеющих даже опознать противников, перерастает в тему пассивного, но непримиримого сопротивления, выраженного в верности самим себе, чуждого декларативности и не всегда осознающего, что общество отвечает на это как на вызов.

Тема двойничества в романе «Путешествие дилетантов» Окуджавы открывается детским переодеванием героини ради выхода из рамок расписанного порядка и встречи с таинственным соседом. Придуманное на этот случай имя «господин ван Шонховен» остается с нею до смерти возлюбленного.

Вымышленный двойник слуги Афанасия «маркиз Труайя», подобно поручику Киже, превращается в неблагонадежное лицо, связь с которым власти вменяют в вину Мятлеву. Князь принуждает своих слуг к браку «по интересному положению», аналогично Николай I женит его самого на нелюбимой Наталье — что подчеркивает важнейший для автора мотив ответственности каждого человека за «утраты и излишки» своего века.

Наконец, влюбчивость князя находит травестийный антипод в донжуанских похождениях его полицейского преследователя.

Вторично после «Глотка свободы» (состарившийся герой которого принимает «дилетантов» в своей усадьбе) Окуджава касается темы декабризма, которая найдет новаторское переосмысление в романе «Свидание с Бонапартом» (1983 г.).

Источник: Энциклопедия литературных произведений / Под ред. С.В. Стахорского. — М.: ВАГРИУС, 1998

Источник: https://classlit.ru/publ/literatura_20_veka/drugie_avtory/puteshestvie_diletantov_okudzhava_opisanie_i_analiz_romana/63-1-0-1423

Читать онлайн "Путешествие дилетантов" автора Окуджава Булат Шалвович — RuLit — Страница 1

  • Булат Окуджава
  • Путешествие дилетантов
  • (Из записок отставного поручика Амирана Амилахвари)
  1. …Ибо природа, заставив все другие живые существа наклоняться к земле, чтобы принимать пищу,
  2. одного только человека подняла и побудила его смотреть на небо…
  3. Марк Тулий Цицерон

…Когда двигаетесь, старайтесь никого не толкнуть.

Правила хорошего тона

Иногда хочется кричать, да хорошее воспитание не позволяет.

Лавиния Ладимировская

Я присутствовал на поединке в качестве секунданта князя Мятлева. Князь стрелялся с неким конногвардейцем, человеком вздорным и пустым.

Не буду сейчас рассказывать, что именно побудило их взяться за пистолеты; время этому придет.

Во всяком случае, причиной была сущая безделица, да и дуэли давно отшумели и вышли из моды, и поэтому все происходящее напоминало игру и не могло не вызывать улыбки.

Конногвардеец пыжился и взглядывал угрожающе, так что мне на минуту даже стало как–то не по себе при мысли, что пистолеты заряжены и этот индюк возьмет да и грянет взаправду. Однако оба пистолета грянули в осеннее небо, и поединок закончился. Соперники протянули друг другу руки. При этом конногвардеец глядел все так же грозно, а князь попытался улыбнуться, скривил губы и густо покраснел.

Пора было расходиться. В этом пустынном месте, как ни было оно пустынно, все же могли появиться посторонние люди, а так как им всегда до всего есть дело, то встреча с ними не сулила ничего хорошего.

Стояла трогательная тишина позднего октябрьского утра. Минувший поединок казался пустой фантазией.

Мы уселись, кучер тронул лошадей, и коляска медленно и бесшумно покатила по желтой траве.

Мы были знакомы уже много лет, с десяток, пожалуй, или даже, поболее, точнее, с того злополучного года, когда в кавказском поединке от пули недавнего товарища по какому–то там недоразумению пал молодой, но уже знаменитый поэт. Князь Мятлев был секундантом у одного из них, у кого точно, не берусь утверждать, но эта трагедия как–то сразу его надломила.

Рассказывали, что до того происшествия он был повесой, и дуэлянтом, и сорвиголовой, но мне он достался уже другим. То есть не то чтобы желание пошуметь, попроказить охладело в нем совершенно, но оно было уже не постоянным, как когда–то, а лишь изредка в нем вспыхивало.

О погибшем поэте князь говорить избегал, даже почти не упоминал его имени, а ежели кто по неведению все–таки лез со своими домыслами и соболезнованиями, я видел, как друг мой страдает.

Поэтому и я не стану называть имя несчастного, памятуя о молчаливом сговоре между мной и князем.

…Наша коляска медленно приближалась к Петербургу. Мы молчали. Нынче князю было уже тридцать пять. Молодость давно миновала, да и все с нею связанное отлетело прочь. Как говорится, румянец сошел со щек и звонкий смех угас.

В молодости он казался красивым, хотя и сейчас немалая толпа былых его почитателей, вернее даже почитательниц, не отступала от своих восторгов.

Он был выше среднего роста, чуть повыше, не широк в плечах, с лицом вытянутым несколько, теперь уже украшенным очками, из–под которых глядела его недоумевающая душа. Темно–каштановые кудри слегка поредели, поблекли.

…Наконец мы въехали в пыльные окраины Петербурга, и двухэтажные строения обступили нас. Я снова глянул на князя. Он сидел всё так же неподвижно.

Я вспомнил его на дымчатом утреннем лугу с нелепым пистолетом в руке: черный сюртук, серые панталоны, галстук почему–то в левой руке, воротник белой сорочки распахнут, в неподвижной фигуре что–то стремительное, изящное, сильное, хотя рука вскидывает пистолет лениво, губы кажутся тонкими и сухими. Теперь же он сидел сгорбившись, так и не повязав галстук, держа его по–прежнему в кулаке.

Колеса экипажа коснулись первых торцов. Руки князя покоились на коленях. Узкие запястья, длинные пальцы, перстень с изумрудом неправильной формы – память о минувших днях. Князь особенно дорожил этим перстнем, всегда о нем помнил и в минуты раздумий или душевного смятения внимательно его разглядывал.

На камне имелось маленькое рыжеватое пятнышко: то ли вкрапление железа, то ли след древнего существа. Мятлев говорил мне, что за многие годы научился различать в пятнышке некие особые замысловатые очертания, и утверждал, что они подвержены переменам в зависимости от времени года и еще от чего–то, кажется, даже от состояния духа.

Он называл его Валерик в память о знаменитом месте нашей печальной славы и о человеке, который надел этот перстень Мятлеву на палец. Там, у реки Валерик, в группе охотников князь совершил вылазку. Предприятие было удачным, но в последнюю минуту горская пуля все–таки его достала. В тяжелом состоянии, без надежд вынесли его на наш берег.

Долгое время жизнь князя висела на волоске. Но упал он на прибрежные камни уже обладателем этого перстня, который перед вылазкой вручил ему старик Распевин – солдат линейного батальона.

Бедный старик с отвислыми усами на худом лице! Особые обстоятельства вынудили его проситься в группу охотников, ибо от успеха предприятия зависела для него жизнь.

В прошлом блистательный поручик, умница, человек широкой души и самых благородных нравов, полный радужных надежд, поддавшись велению сердца и человеческого долга, вышел на отважный поединок со злом, был повержен, сломлен, лишен всяких прав и вместе с соучастниками закован в цепи. Его противники позаботились о нем.

Они даровали ему жизнь, то есть возможность физического существования, тем самым усугубив его пытку. Бог весть сколько железной руды выгреб он из сибирской земли, из этой нескончаемой кладовой наших богатств и печали, покуда наконец к нему не снизошли. Его перевели на Кавказ в действующие войска солдатом, но до первого отличия в деле.

Когда перед охотниками открылся Валерик, мысль о смерти не возникала у него. Напротив, он просто бредил удачей и скорейшим возвращением в прежнее свое качество. Но судьба тайно делала свое дело. Это она заставила его с радостной поспешностью одаривать своих друзей всякими милыми мелочами, будто бы в память об их совместной удаче, а вышло – в память о нем самом, ибо он был убит в самом начале дела. Вечный persiflage. [1]

…Мы сделали небольшой крюк, проехали по Каменноостровскому, затем свернули чуть влево, на Малую Невку. Здесь снова потянулись пригородные особняки, теперь, правда, уже входящие в черту города. Это были роскошные постройки екатерининских времен, когда господствовало согласие богатства и вкуса, русской широты и западной утонченности.

Одна за другой проплывали эти прекрасные постройки, свидетельницы недавнего блистательного прошлого столицы, полусокрытые стволами, но все же отчетливо видные сквозь кружева опадающей листвы. И вот, наконец, из–за поворота показалось прекрасное деревянное сооружение в три этажа с куполом, окруженное высоким кустарником.

Поблекшее от времени и непогоды, оно все еще поражало строгостью форм и в то же время легкостью и приветливым видом.

Коляска въехала за чугунную ограду и остановилась.

Дом князя Мятлева был знаменит на весь Петербург. Злые языки рассказывали, что в нем со времен Александра Благословенного поселились и проживают привидения. Но это нисколько не снижало репутацию дома, а, наоборот, придавало ему таинственность, что в глубине души многим нравится.

В прохладном вестибюле великолепные копии с античных шедевров окружили нас привычной толпой. Но мы поднялись вверх, хотя они и простирали к нам свои каменные руки. Несколько темных старинных полотен, повешенных бог знает когда, усугубляли полумрак, царивший в этом зале.

Обитатели дома здесь обычно не задерживались, и я, посещая князя, тоже привык взбегать по широкой лестнице вверх, вверх, туда, где в просторной комнате третьего этажа Сергей Мятлев облюбовал себе жилище.

Иному из наших сибаритов здесь было бы неуютно: широкая тахта, служившая князю одновременно и кроватью; покойные и располагающие к беседе кресла с несколько потертым голландским ситцем, где диковинные тропические птицы упрямо глядели в одну сторону; небольшой столик овальной формы с восточной инкрустацией; красный рояль с пожелтевшей клавиатурой, вызывающей печальные воспоминания.

вернуться

насмешка. – фр.

Источник: https://www.rulit.me/books/puteshestvie-diletantov-read-23872-1.html

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector