Краткое содержание рыбаков тяжёлый песок за 2 минуты пересказ сюжета

16-серийный фильм «Тяжелый песок» снят по мотивам одноименного романа Анатолия Рыбакова. Семейная сага, как можно назвать киноэпопею, повествует о любви немца Якова и еврейки Рахили. Они встретились, полюбили друг друга, родили детей. Главной героине в начале фильма – 17 лет, в конце она — уже пожилая женщина.

Фильм рассказывает о том, что пришлось испытать любящей паре, через что пройти; как жилось и выживалось в те страшные годы – накануне и во время Второй мировой войны. Им, их родственникам, друзьям, соседям. Всем людям того времени, если посмотреть шире. Это — история о войне, смерти, Холокосте. Но эта история – и о доброте, дружбе, любви.

« — Бывает ли такая любовь, как у Рахили и Якова? Любовь, которая сильнее смерти?— Конечно, бывает, — говорит Дмитрий Барщевский, продюсер. — Более того, события, описанные в романе, происходили на самом деле. И пережила их тетя Анатолия Рыбакова. Ее звали Анна. Она и стала прототипом нашей Рахили». 

В основу сериала также легли дневники и письма самого Анатолия Рыбакова, история жизни писателя стала тоже частью фильма.

Антон Барщевский, режиссер фильма, в 90-е годы возглавлял представительство Фонда Стивена Спилберга «Выжившие в Холокост» в Восточной Европе, странах СНГ и Балтии. Для архива этого Фонда было снято более 5 тысяч интервью с жертвами Холокоста.

Он был исполнительным продюсером документального фильма Стивена Спилберга и Дж. Молла «Последние дни» (премия «Оскар» за лучший документальный фильм 1998 г.), а также делал фильмы для «Еврейского Фонда Праведников», «Швейцарского фонда помощи жертвам Холокоста».

«…Много лет назад Анатолий Наумович Рыбаков сказал моему отцу, что хотел бы увидеть экранизацию «Тяжелого песка».

В одном из последних своих писем он обратился к отцу с просьбой обязательно снять этот фильм… Роман «Тяжелый песок» посвящен не просто еврейской теме — его персонажи: и плохие евреи, и хорошие немцы.

Это — как в жизни: важна не расовая принадлежность человека, а каков он на самом деле. В фильме речь идет о человеческих характерах и драматических судьбах» (Антон Барщевский)

Фильм оставляет неоднозначное впечатление, роман Рыбакова широко известен и любим публикой, поэтому изменения в сценарии, по сравнению с оригиналом, вызвали шквал критики, но в целом постановщикам удалось создать эпическое полотно, не отступая от исторической достоверности, и, что важнее всего — поднять сложную тему. На фоне огромного количества пустопорожних сериалов, заполняющих современный телеэкран, «Тяжелый песок» выглядит своего рода шедевром – и это тоже не могли не отметить благодарные зрители.

Источник: https://www.vokrug.tv/product/show/tyazhelyi_pesok/

Анатолий Рыбаков «Тяжёлый песок»

Великолепная история одной большой еврейской семьи, которая на своем пути проходила через все преграды. Бесподобная история о любви, верности и дружбе.

Из книги воспоминаний:

цитата

«Тяжелый песок» издан в 26 странах. Наиболее полный анализ романа дан в статьях писателя, лауреата Нобелевской премии мира, Эли Визела, опубликованных во французских и американских газетах.

В СССР роман «Тяжелый песок» издали только на русском языке. Больше нигде не разрешили.

В советских изданиях роман подвергался огромным цензурным правкам. Первое полное издание романа в изначальной редакции вышло в 1995 году.

Входит в:

  • — журнал «Октябрь 1978'7», 1978 г.
  • — журнал «Октябрь 1978'8», 1978 г.
  • — журнал «Октябрь 1978'9», 1978 г.

Экранизации:

— «Тяжелый песок» 2008, Россия, реж: Антон Барщевский, Дмитрий Барщевский

 Издания: ВСЕ (48) /языки: русский (26), английский (2), немецкий (2), испанский (1), французский (2), португальский (2), греческий (1), шведский (1), датский (2), голландский (1), финский (1), чешский (1), эстонский (1), польский (1), болгарский (1), венгерский (1), иврит (1), японский (1) /тип: книги (44), периодика (3), аудиокниги (1) /перевод: А. Богданьский (1), О. Вестерхолт (2), М. Джанейро (2), Ю. Ельперин (2), Д. Кампани Декортц (1), Х. М. Гуэль (1), П. Мытскюла (1), Л. Мытскюла (1), Н. Нанахо (1), Э. Никодемус (1), Р. Питерс (1), Х. Рад (1), М. Сахлин (1), М. Слодзян (2), Е. Танкова (1), В. Тафелова (1), Г. Шукман (2), М.-Л. Яаккола (1) 1979 г. 1981 г. 1982 г. 1982 г. 1985 г. 1991 г. 1995 г. 1999 г. 1999 г. 2000 г. 2003 г. 2004 г. 2004 г. 2008 г. 2008 г. 2009 г. 2010 г. 2011 г. 2011 г. 2014 г. 2016 г. 2018 г. 1978 г. 1978 г. 1978 г. 2007 г. Издания на иностранных языках: 1978 г. 1980 г. 1980 г. 1980 г. 1981 г. 1981 г. 1981 г. 1981 г. 1981 г. 1981 г. 1982 г. 1982 г. 1983 г. 1984 г. 1985 г. 1987 г. 1988 г. 1989 г. 1990 г. 1991 г. 1993 г. 2018 г.

Доступность в электронном виде:

Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке

Слартибарфаст, 21 июня 2013 г.

Знаете, каждый раз, как я прочитаю какую бы то ни было книгу, я всегда стараюсь для себя разобрать по косточкам всех героев, все сюжетные ходы и даже смысл книги, который автор пытался донести до читателя.

Пусть не всегда в отзывах, но для себя я это делаю всегда.

И исключений-то никогда не было в принципе, а тут, на-те, получите-распишитесь, получаю роман Анатолия Рыбакова «Тяжелый песок», разбирать по косточкам который у меня нет абсолютно никакого желания.

Как может показаться читающему отзыв, я 1) либо настолько недоволен работой Рыбакова, что погружение во все хитросплетения его работы меня совсем не радует; 2) либо я настолько ошарашен тем, что я прочитал, что этот самый разбор здесь вообще не нужен.

Первое предположение, если оно у кого-то и сформировалось бы, неверно в абсолюте, постольку поскольку «Тяжелый песок» — это лучшая книга из мною прочитанных. Без преувеличений. Ничего более искреннего и проникновенного я никогда не читал.

Но, пожалуй, обо всем по порядку.

Автор берет на себя задачу рассказать читателям по-настоящему прекрасную историю: историю любви, верности и безграничной дружбы. Казалось бы, все мы это уже читали и не раз, что может нового рассказать Рыбаков? Оказывается, может.

Эта история — история невообразимо огромной (особенно по современным меркам) еврейской семьи, о ее становлении, о всех радостях и невзгодах, встающих на ее пути.

И все это выглядит как расширенная версия генеалогического древа семьи Ивановских.

Более того, автор избрал абсолютно нетипичный стиль повествования. На протяжении всей книги, у меня создалось стойкое ощущение, что я не читаю книгу, а слушаю одну большую историю, которую мне рассказывает случайный знакомец.

Именно в этой манере повествования, пожалуй, и есть вся прелесть книги: читается она легко даже на небольшое количество диалогов, информация «заходит» на ура, а если же читатель что-то забыл, то Рыбаков как настоящий рассказчик напоминает тот или иной факт, о котором уже говорил ранее. Такое бережное отношение к читателю-слушателю не может не радовать.

Серьезно. Я читал книгу в течении месяца и, само собой, некоторые моменты выпадали из памяти. А тут тебе БАЦ, и напомнили то, что забыл.

Как я уже отметил в начале отзыва, у меня частенько бывают вопросы по поводу тех или иных персонажей в тех или иных книгах. И что же здесь? Как мне кажется, здесь все безупречно до умопомрачения.

Ни одного мало-мальски важного вопроса в голове не проскочило, каждый шаг того или иного персонажа понятен, в каких-то моментах даже очевиден. В этой, не побоюсь слова, гениальной продуманности персонажей, пожалуй, кроется второй плюс романа.

Мне, как человеку, который постоянно ищет несуразные мелочи в характерах, действиях персонажей — такое мастерство было подарком!

Что касается общих впечатлений от книги, то, че-с сказать, автор с первых страниц берет прямо за горло и как будто бы заставляет вчитываться, не упускать никаких мелочей и не дропать книгу с самого начала.

В самом деле, я и не мог предположить, что обычное, местами даже монотонное повествование жизни, в принципе, обычных людей может настолько затянуть. Скажем, в «Убить пересмешника» с построением романа было нечто подобное, но там я сильно не вчитывался, местами даже мучился.

А здесь я читаю и диву даюсь, насколько все круто и интересно!

Я на сто процентов уверен, что если бы весь роман шел с тем же заделом, что и был задан изначально, я без прощелкиваний ее прочитал. Но пришла Война. Неподкупная, страшная, всесокрушающая война. И все поменялось.

В отзыве на один из рассказов Некрасова я отмечал, что просто не переношу книги о Войне. Абсолютно. Не мое это и все тут. Знай я, что «Тяжелый песок» из разряда «о войне», то я бы, пожалуй, так и не взялся за нее, ибо одно дело рассказ, прочитать можно быстро, то ли роман, который, в таком случае, придется дропать.

Ну так о чем я. В романе начинается Война. И я готовился к худшему. И это худшее я в итоге получил. То, как Рыбаков описывает все, что творилось в еврейском гетто, меня просто ошарашило.

Отстал от группы? Пулю! Косой взгляд в сторону полицаев? Пуля! Вышел на улицу в комендантский час? Пулю! Господи, тут-то ко мне и пришло осознание того, что я ужасный невежда. Я хоть и слушал все на уроках истории, но о таких бесчинствах как будто бы и не знал (газовые камеры и крематории я, ясен пень, помню).

И эти последние сто пятьдесят страниц романа, в которых описывается все то, что перенесли жители гетто — стали для меня самыми тяжелыми в моем читательском опыте. Представлять все эти картины, пытки немцев, расстрелы, изнурительная работа в одних лохмотьях, когда на улице лютый мороз — пожалуй, ужаснее всего.

Наверное, только пережить все это было бы страшнее. А от воображения никуда не денешься — представлять будешь, сопереживать — тем более.

Если бы я мог, я сказал бы спасибо Анатолию за то, что благодаря ему, благодаря его книге я смог пересилить себя, смог справиться со своей боязнью войны и того, что там творилось.

Резюмирую: мало сказать, что «Тяжелый песок» — это отличная книга. Я позволю себе сказать больше. «Тяжелый песок» — это по-настоящему легендарная книга. Классика! Не только Отечественная, а Мировая.

Это не какая-нибудь там «Анна Каренина» с абсолютно бестолковым смыслом и безо всякой морали, это тяжелое, искреннее произведение, которое даже у черствых людей может разбудить веру в гигантскую силу любви, которая способна стереть все преграды на своем пути.

Подписаться на отзывы о произведении

Источник: https://fantlab.ru/work258737

Краткое содержание романа Рыбакова «Тяжелый песок»

Отец автора родился в Швейцарии, в Базеле. У его дедушки Ивановского было три сына. Отец был младшим в семье, как говорят — мизиникл, то есть мизинец.

Читайте также:  Краткое содержание носов весёлая семейка за 2 минуты пересказ сюжета

Когда отец окончил колледж и готовился поступать в университет, возникла идея поехать в Россию, на родину предков, в маленький южный город. И они поехали — дедушка профессор Ивановский и будущий отец автора, красивый молодой блондин Якоб. Было это в 1909 г., почти семьдесят лет тому назад.

Тогда Якоба и увидела будущая мать автора — и эта девушка, эта синеглазая красавица, дочь сапожника Рахленко, стала для него судьбой.

Он прилепился к ней на всю жизнь, как прилепился праотец наш Иаков к своей Рахили. Мать Якоба была против этого брака.

Якоб не уступал… Словом, прошел год, и в город снова приехал профессор Ивановский с женой Эльфридой, субтильной такой немочкой, сыном Якобом и экономкой.

Надо сказать, что тут мать автора запрятала подальше свою дерзость и строптивость, и перед бабушкой Эльфридой предстала тихая, скромная красавица Рахиль.

Неожиданно бабушка выдвинула «тяжелую артиллерию»: оказывается, она не еврейка, а швейцарка немецкого происхождения, и когда дедушка на ней женился, то перешел в протестантство.

Но Рахленки о протестантстве не желали и думать… В общем, все закончилось соглашением, и после свадьбы молодые уехали в Швейцарию.

Итак, родители автора живут в Базеле. Через год рождается его брат Лева, а еще через полгода мать с младенцем на руках приезжает к своим родителям в Россию. Ей было несладко в чопорном профессорском немецком доме. Не прошло и двух месяцев, как за ней явился и Якоб.

У Левы корь, у Левы свинка, потом на свет появляется автор, и мама остается его выкормить, затем приходится остаться, чтобы родить и выкормить Ефима. Дотянули до августа 1914 г., и папа застрял в России.

Красивый, воспитанный, вежливый, добрый человек — но человек без специальности. И дедушка Рахленко решил пустить его по торговой части. Сначала отец был приказчиком в мясной лавке.

Потом моя ревнивая мать нашла ему место, где женщинами и не пахло, — в лавке железоскобяного товара.

Но вот революция, царя скинули, черту оседлости отменили, и даже дедушка Рахленко стал склоняться к тому, чтобы отец с мамой уехали в Швейцарию.

Но мама ни в какую! За вздорный и сумасбродный характер отец любил ее еще сильнее, понимал, что нужен ей именно такой муж, как он, — спокойный, деликатный и любящий.

Именно потому, что он был такой человек, он и стал работать в сапожной мастерской тестя.

Старшего сына дедушки звали Иосиф (были еще Лазарь, Гриша, Миша и моя мать Рахиль). После одного сильного скандала отца с Иосифом семья автора отделилась от дедушки, купила небольшой домишко на соседней улице.

В 17-м родилась Люба, в 19-м — Генрих, в 25-м — Дина. Семья организовала сапожную артель и к середине 20-х гг. жила прилично… Старшего брата Леву направили учиться в Москву, в Свердловский коммунистический университет. В 28-м мама родила младшего братика Сашу, своего седьмого и последнего ребенка.

В 30-е гг. на базе семейной артели создалась государственная обувная фабрика, и директор Иван Антонович Сидоров назначил отца завскладом сырья и фурнитуры. В 1934 г.

сестра Люба поступила в Ленинграде в медицинский, вышла замуж, и вот в доме появился Игорек, первый внук.

Женился и Лева у себя в Чернигове, невесту родителям не показал, но от людей узнали, что его жена, Анна Моисеевна, важная персона — преподает политэкономию. Старше его на пять лет, у нее девочка от первого брака.

Гром грянул среди бела дня: в областной газете появилась статья «Чужаки и расхитители на обувной фабрике». Как чужак упоминался отец, «человек сомнительного социального происхождения», некоторые работники и, конечно, директор Сидоров. Был обыск, отца арестовали.

Брат Лева по поводу дела отца сказал, что следствие разберется, а он вмешиваться не имеет права. Состоялся показательный процесс — выездная сессия областного суда. В общем, результатов приходилось ждать самых скверных.

Но благодаря блестящей защите адвоката Терещенко после пересмотра дела отцу дали год условно, Сидорова освободили тоже…

После этого сосед Иван Карлович устроил отца в депо на склад. Вскоре пришло страшное известие: погиб брат Лева и его жена.

Ее дочь Олечку и Олину няню Анну Егоровну сначала отправили в деревню к родным Анны Егоровны — мать об этой девочке и слышать не хотела.

Она ей что, внучка? Словом, все кончилось тем, что отец устроил Анну Егоровну в ФЗУ уборщицей, она получила комнатенку, а Оля осталась в семье автора.

Вот так и жили. Люба, Генрих, Ефим и автор уже работали, материальное положение родителей улучшилось, но не было блестящим. И автор решил: пусть Дина поступит в консерваторию, Люба заберет Игоря, Саша и Оля станут на ноги, и тогда он переберется куда-нибудь в промышленный центр, работать по специальности.

…Двадцать второго июня началась война, двадцать третьего автора призвали.

После войны автор шаг за шагом выяснил обстоятельства смерти родных. Почему родные не эвакуировались? Мать не захотела. Она считала, что все, что говорят о немцах, — выдумки.

Но вот в город вошли немцы, и был отдан приказ всем евреям переселиться в гетто. Мама сказала папе, чтобы он заявил о своем полунемецком происхождении. Но отец отказался: не хотел спасаться без семьи.

Как раз в это время в гетто появился дядя Гриша, тайно пришел из партизанского отряда. Он подтвердил, что немцы истребляют евреев. Показал маленькому Игорю дорогу в лес. Насчет отца сказал, что он должен уйти из гетто — нужен свой человек на станции.

В гетто была проведена первая акция уничтожения. Ей была подвергнута Прорезная улица.

Вскоре в гетто снова пришел дядя Гриша и сказал, что судьба гетто решена; надо уходить в лес, а для этого нужно оружие. Отец предъявил властям свой швейцарский паспорт, и его назначили заведующим деповским складом. Появляться в гетто, видеться с кем-либо ему запретили.

Самыми бесстрашными в гетто были дети: они доставляли продовольствие, проявляя при этом невиданное мужество и отвагу. Брат Саша и еще один мальчик носили с заброшенной плодоовощной базы начинку, их обнаружили эсэсовцы… Илью пристрелили внизу, а мертвый Саша так на заборе и повис. Ему было четырнадцать, Илье — двенадцать лет.

Дедушка жил на кладбище в составе похоронной бригады. Весной 1942 г. в гетто умирало человек пятнадцать — двадцать в день. Еврейские обычаи предписывают хоронить покойников в саванах, саванов не хватало, и их стали приносить обратно с кладбища, а в них оружие.

В конце концов дежурившие на кладбище полицаи выследили дедушку, когда он пошел в лес за оружием, и убили его.

Дядя Гриша хотел взять в отряд людей из гетто. И мама послала Дину в юденрат уговорить дядю Иосифа, председателя юденрата, показать их как умерших. Когда выяснилось, что Иосиф собирается выдать этих людей немцам, Дина застрелила его из его же пистолета. Сестру распяли, и, мертвая, она висела на кресте три дня.

Отец участвовал в операции по угону со станции двух автомашин с оружием. Операция прошла блестяще, а отец, чтобы спасти невинных, сам пришел в комендатуру с повинной. Его пытали шесть суток. На седьмые вывезли на площадь перед гетто, подтащили к виселице (стоять он не мог) и повесили.

После рейда на станцию режим ужесточился, и патруль схватил маленького Игоря, когда тот шел от партизан. Казнь была опять на площади. Игорь звал бабушку. Мама велела внуку не бояться, опустить голову и закрыть глаза. Палач разрубил его точно пополам.

В гетто теперь было оружие, и было решено, прорвав охрану, уйти в лес.

Из многих домов люди просто не вышли: их обуял страх. Но те, кто сумел перебороть страх — их было человек шестьсот, — дошли до спасительного леса.

И тогда мать велела Оле найти адвоката Терещенко и сказать ему, что она внучка Рахили Рахленко. И никто никогда больше не видел мать ни живой, ни мертвой.

Она исчезла, растворилась в воздухе, в сосновом лесу, вблизи места, где родилась, прожила жизнь, воспитала детей и внуков и видела их страшную гибель.

После войны автор нашел место, где, по слухам, похоронили отца. Перерыли весь пустырь и ничего не нашли: только песок, песок, чистый сыпучий тяжелый песок…

Краткое содержание романа Рыбакова «Тяжелый песок»

  1. Краткое содержание романа Бласко Ибаньеса «Кровь и песок» Жизнеописание тореро Хуана Гальярдо начинается в тот момент, когда герой находится в зените славы. Не знающий поражений, любимец публики приезжает…
  2. Краткое содержание романа Рыбакова «Дети Арбата» Самый большой дом на Арбате — между Никольским и Денежным переулками. В нем живут четверо бывших одноклассников. Трое из них:…
  3. Краткое содержание «Кортика» Рыбакова Часть первая. Ревск В то утро Миша Поляков встал очень рано, чтобы вырезать резинку для рогатки из отжившей свое велосипедной…
  4. Краткое содержание повести Рыбакова «Выстрел» Компания детей сдавала бутылки. Принимал тару «замученный старичок, гномик в очках». Дети обманывали его, воруя бутылки и сдавая их снова….
  5. Краткое содержание повести Рыбакова «Бронзовая птица» Часть первая. Беглецы Пионерский отряд стоял лагерем возле усадьбы графа Карагаева. Комсомолец, руководивший отрядом, ушел служить в армию, и на…
  6. Краткое содержание повести Рыбакова «Приключения Кроша» Повесть о том, как школьники 9 класса проходили летнюю практику на автобазе, которая шефствует над их школой. У Кроша не…
  7. Сочинение Ходасевич В. Дар тайнослышанья тяжелый Живший во «дни громадных потрясений», он лучше остальных понял, что нет ничего ценнее в мире, чем искусство. И он им…
  8. Краткое содержание романа В. Вулф «На маяк» Семья Рэмзи: отец — мистер Рэмзи, мать — миссис Рэмзи (50 лет, но еще довольно привлекательна), дети — Нэнси, Джеймс,…
  9. «Дар тайнослышанья тяжелый» Ходасевич В «Дар тайнослышанья тяжелый» (О поэзии Владислава Ходасевича) Странно — жить и знать, что был на земле такой поэт Владислав Ходасевич,…
  10. Сюжет повести В. Рыбакова «Не успеть» В повести В. Рыбакова «Не успеть» (1989) используется распространенный в антиутопии способ социального моделирования и прогнозирования — биологическая метаморфоза. В…
  11. Краткое содержание романа Бэнкса «Осиная фабрика» Фрэнсис Колдхейм на чердаке своего дома соорудил Осиную Фабрику — устройство, состощее из циферблата и ловушек, туда он запускает осу,…
  12. Е. Плужник. «Учись у природы творческого покоя…», «Ночь… а лодка — как серебряная птица!», «Годовой песок…» Плужник — художник-экспрессионист. Для него мир обозначен человеческими страданиями, болями, невинными смертями. О гражданской войне в Украине он пишет как…
  13. Краткое содержание романа Киреева «Победитель» В это воскресенье Рябов возвращается домой необычно поздно, во втором часу ночи. Жена безмятежно спит ведь он не из тех…
  14. Краткое содержание романа М. Дюрас «Любовник» Повествователь-женщина рассказывает о своей юности, прошедшей в Сайгоне. Основные события относятся к периоду с 1932 по 1934 г. Девочка-француженка пятнадцати…
  15. Краткое содержание романа Газданова «Вечер у Клэр» Франция, конец 20-х гг. нашего века. Герой романа — молодой русский эмигрант, повествование ведется от его имени. Он влюблен в…
  16. Краткое содержание романа Закруткина «Матерь человеческая» В сентябре 1941 года гитлеровские войска далеко продвинулись в глубь советской территории. Многие области Украины и Белоруссии оказались оккупированными. Остался…
  17. Краткое содержание романа Шолом-Алейхема «Мальчик Мотл» Часть I. Мотл — сын кантора Пейси Отец девятилетнего Мотла, кантор Пейся, тяжело болен, и мать вместе со старшим сыном…
  18. Краткое содержание романа Диккенса «Повесть о двух городах» XVIII век. Высокопоставленный служащий известной банковской конторы едет во Францию с весьма непростым поручением: он должен сообщить дочери своего старого…
  19. Краткое содержание романа Набокова «Защита Лужина» Родители десятилетнего Лужина к концу лета наконец решаются сообщить сыну, что после возвращения из деревни в Петербург он пойдет в…
  20. Краткое содержание романа Доктороу «Рэгтайм» 1902 г. Президент Соединенных Штатов — Тедди Рузвельт. Город Кью-Рошелл, штат Нью-Йорк. На фешенебельной авеню Кругозора, в доме на холме,…
Читайте также:  Краткое содержание сказки сестрица аленушка и братец иванушка за 2 минуты пересказ сюжета

Источник: https://ege-russian.ru/kratkoe-soderzhanie-romana-rybakova-tyazhelyj-pesok/

«Васюткино озеро» (Рассказ) Пересказ

  • «Васюткино озеро»
  • (Рассказ)
  • Пересказ

Это озеро не отыщешь ни на какой карте. Его нашел тринадцатилетний мальчишка и показал другим.

Осенние дожди испортили воду, и поэтому бригаде рыбаков Григория Афанасьевича Щадрина пришлось уйти далеко в низовья Енисея. Потянулись однообразные дни, лов был спокойным, без азарта, а такой лов рыбаки не любили. Хотя рыба попадалась в основном ценная.

Совсем скучно стало Васютке, днем он бездельничал, а вечером слушал, как разговаривали в избушке рыбаки да щелкали орехи, которыми их снабжал Васютка. Он каждый день уходил в лес, собирал орехи, но так как ближайшие кедры были им уже обобраны, ему приходилось уходить все дальше и дальше, но его это только радовало.

В этот день Васютка проснулся поздно, уже никого, кроме матери, в избе не было. Он снарядился за орехами. Мать напомнила, чтобы не уходил от затесей, и дала краюшку хлеба, таков старинный порядок: идешь в лес — бери еду, бери спички.

Васютка пошел в лес. Он старался не отходить от затесей, но вдруг услышал над головой крик кедровки. Васютка страшно не любил эту птицу. Он бросил в нее палкой, чтобы она замолчала, но птица полетела дальше, так же пронзительно крича.

Васютка пошел дальше, встречая испорченные кедровками шишки. Наконец он облюбовал одно дерево и полез на него, стал сбивать шишки. Когда Васютка стал их собирать с земли, неподалеку от себя он увидел глухаря и решил его подстрелить. Глухарь перелетел через поляну и скрылся.

Васютка пожалел в ту минуту, что не взял с собой собаку. Он встал сам на четвереньки и залаял, осторожно продвигаясь вперед. Так он добрался ближе к глухарю, выстрелил, но только ранил птицу, она улетела дальше в лес. Васютка побежал за ним, настиг глухаря и поймал. Птица весила примерно килограммов пять.

Счастливый, Васютка шел по лесу и напевал. Вдруг он спохватился: нет затесей. Он круто повернул назад, прошел некоторое расстояние, но затесей не было. Васютка понял, что заблудился. Он оцепенел, потом бросился бежать от страха. Сколько он бежал, Васютка не знал.

Потом остановился и стал припоминать слова дедушки, который говорил, что тайга, наша кормилица, хлипких не любит.

Васютка развел костер, потом запек глухаря без соли, но вспомнил, что у него мешок, в который собирал орехи, из-под соли. Поев, Васютка затушил костер, убрал оставшееся мясо в мешок и уснул, накрывшись телогрейкой. Но только Васютка начал засыпать, как почувствовал, что кто-то к нему крадется. Он вскочил, схватил ружье, но потом понял, что ему померещилось.

Утром Васютка полез на дерево, чтобы осмотреться. Огромным морем показалась ему тайга, нет у нее ни конца, ни края. Васютка жалобно закричал о помощи, но ему никто не ответил.

Васютка слез, поел, собрал все вещи и решил идти на север. Через некоторое время тайга закончится, там начнется тундра.

Это, конечно, еще не спасение, но Васютка хотел хотя бы выбраться из леса, который давил на него своей угрюмостью.

По дороге Васютка увидел траву, которая растет обычно вблизи больших водоемов. Он побежал в надежде, что вышел к Енисею, но это оказалось лишь небольшое унылое озеро, подернутое у берегов ряской. Васютка решил переночевать у озера. Вдруг он заметил, что около берега копошились рыбы и не озерные, а белые. Васютке удалось подстрелить уток. Он зажарил их, поел, потом лег спать.

Наутро был сильный туман, ничего не было видно. Васютка только слышал, как плескалась рыба. И тут он понял, что белая рыба может водиться только в проточном озере.

Васютка увидел невдалеке бороздку лиственного леса, значит, там и есть речка. Васютка пробежал по берегу реки. Он не хотел верить, что эта речушка, возможно, не впадает в Енисей. Начался дождь, Васютка спрятался под пихту.

Дождь не унимался. Васютка прижался к пихте и забылся тяжелым сном.

Утром Васютка развел костер, стал сушиться. Вдруг он расслышал что-то вроде комариного писка, потом звук повторился опять. Это был гудок парохода. С Енисея. Васютка решил идти дальше. В полдень ему удалось подстрелить двух гусей, одного он зажарил на вертеле. Спички кончались, как кончались и Васюткины силы. Хотелось лечь и ничего не делать. Наконец он добрался до Енисея.

Васютка словно обезумел от радости, прыгал, кричал. Но потом увидел, что место ему не знакомо, куда же теперь идти? Мимо проплыл пароход «Серго Орджоникидзе», Васютка махал людям на палубе, кричал, но пароход не остановился. Эта ночь была самой длинной. Васютка не мог уснуть, ему все казалось, что по Енисею кто-то плывет. И под утро он уловил звуки рыбосборочного катера-бота.

Васютка разжег костер, стал стрелять. Бот причалил к берегу, Васютку взяли с собой. На боте был его знакомый дяденька Коляда. Васютка рассказал обо всех своих приключениях. Его накормили и уложили спать. Коляда сказал, чтобы плыли прямо к стоянке отца Васютки. На берегу встретил Коляда дедушку Васютки и сказал ему, что мальчик их жив. В избушке мать и дед хлопотали около Васютки.

Дед пообещал купить ему новое ружье, мать запретила. Отцу Васютка рассказал про рыбное озеро, которое открыл. Через два дня Васютка провожал к озеру бригаду рыбаков. Когда среди глухой тайги открылось затерявшееся озеро, кто-то сказал, что вот и нашлось Васюткино озеро. Так и пошло это название. Рыбы в озере оказалось много.

Зимой на берегу выстроили избушку и открыли постоянный промысел.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Следующая глава

Источник: https://lit.wikireading.ru/44773

Краткие содержания произведений — анатолий рыбаков — тяжёлый песок

анатолий рыбаков — тяжёлый песок

Отец автора родился в Швейцарии, в Базеле. У его дедушки Ивановского было три сына. Отецбыл младшим в семье, как говорят — мизиникл, то есть мизинец.Когда отец окончилколледж и готовился поступать в университет, возникла идея поехать в Россию, на родинупредков, в маленький южный город. И они поехали — дедушка профессор Ивановскийи будущий отец автора, красивый молодой блондин Якоб. Было это в 1909 г., почти семьдесят леттому назад.Тогда Якоба и увидела будущая мать автора — и эта девушка, этасинеглазая красавица, дочь сапожника Рахленко, стала для него судьбой. Он прилепился к нейна всю жизнь, как прилепился праотец наш Иаков к своей Рахили. Мать Якоба была против этогобрака. Якоб не уступал… Словом, прошел год, и в город снова приехал профессорИвановский с женой Эльфридой, субтильной такой немочкой, сыном Якобом и экономкой.Надосказать, что тут мать автора запрятала подальше свою дерзость и строптивость, и передбабушкой Эльфридой предстала тихая, скромная красавица Рахиль. Неожиданно бабушка выдвинула«тяжелую артиллерию»: оказывается, она не еврейка, а швейцарка немецкогопроисхождения, и когда дедушка на ней женился, то перешел в протестантство.

Но Рахленки о протестантстве не желали и думать… В общем, все закончилосьсоглашением, и после свадьбы молодые уехали в Швейцарию.Итак, родители автора живутв Базеле.

Через год рождается его брат Лева, а еще через полгода мать с младенцемна руках приезжает к своим родителям в Россию. Ей было несладко в чопорномпрофессорском немецком доме. Не прошло и двух месяцев, как за ней явился и Якоб.

УЛевы корь, у Левы свинка, потом на свет появляется автор, и мама остается его выкормить,

затем приходится остаться, чтобы родить и выкормить Ефима. Дотянули до августа 1914 г.,

и папа застрял в России. Красивый, воспитанный, вежливый, добрый человек — но человекбез специальности. И дедушка Рахленко решил пустить его по торговой части. Сначала отец былприказчиком в мясной лавке. Потом моя ревнивая мать нашла ему место, где женщинамии не пахло, — в лавке железоскобяного товара.Но вот революция, царя скинули,

черту оседлости отменили, и даже дедушка Рахленко стал склоняться к тому, чтобы отецс мамой уехали в Швейцарию. Но мама ни в какую! За вздорный и сумасбродныйхарактер отец любил её еще сильнее, понимал, что нужен ей именно такой муж, как он, —

спокойный, деликатный и любящий. Именно потому, что он был такой человек, он и сталработать в сапожной мастерской тестя.Старшего сына дедушки звали Иосиф (были еще Лазарь,

Гриша, Миша и моя мать Рахиль). После одного сильного скандала отца с Иосифом семья автораотделилась от дедушки, купила небольшой домишко на соседней улице.В 17-м родиласьЛюба, в 19-м — Генрих, в 25-м — Дина. Семья организовала сапожную артельи к середине 20-х гг.

 жила прилично… Старшего брата Леву направили учитьсяв Москву, в Свердловский коммунистический университет. В 28-м мама родила младшегобратика Сашу, своего седьмого и последнего ребенка.В 30-е гг.

 на базе семейнойартели создалась государственная обувная фабрика, и директор Иван Антонович Сидоров назначилотца завскладом сырья и фурнитуры. В 1934 г. сестра Люба поступила в Ленинградев медицинский, вышла замуж, и вот в доме появился Игорек, первый внук.

Женился и Левау себя в Чернигове, невесту родителям не показал, но от людей узнали, что его жена,

Анна Моисеевна, важная персона — преподает политэкономию. Старше его на пять лет, у неедевочка от первого брака.Гром грянул среди бела дня: в областной газете появилась статья«Чужаки и расхитители на обувной фабрике». Как чужак упоминался отец, «человексомнительного социального происхождения», некоторые работники и, конечно, директор Сидоров.

Был обыск, отца арестовали. Брат Лева по поводу дела отца сказал, что следствие разберется,

а он вмешиваться не имеет права. Состоялся показательный процесс — выездная сессияобластного суда. В общем, результатов приходилось ждать самых скверных.

Но благодаряблестящей защите адвоката Терещенко после пересмотра дела отцу дали год условно, Сидороваосвободили тоже…После этого сосед Иван Карлович устроил отца в депо на склад. Вскорепришло страшное известие: погиб брат Лева и его жена.

Ее дочь Олечку и Олину няню АннуЕгоровну сначала отправили в деревню к родным Анны Егоровны — мать об этой девочкеи слышать не хотела. Она ей что, внучка? Словом, все кончилось тем, что отец устроил АннуЕгоровну в ФЗУ уборщицей, она получила комнатенку, а Оля осталась в семье автора.

Воттак и жили. Люба, Генрих, Ефим и автор уже работали, материальное положение родителейулучшилось, но не было блестящим. И автор решил: пусть Дина поступит в консерваторию,

Люба заберет Игоря, Саша и Оля станут на ноги, и тогда он переберется куда-нибудьв промышленный центр, работать по специальности.…Двадцать второго июня началасьвойна, двадцать третьего автора призвали.После войны автор шаг за шагом выяснилобстоятельства смерти родных. Почему родные не эвакуировались? Мать не захотела.

Онасчитала, что все, что говорят о немцах, — выдумки.Но вот в город вошли немцы, и былотдан приказ всем евреям переселиться в гетто. Мама сказала папе, чтобы он заявил о своемполунемецком происхождении. Но отец отказался: не хотел спасаться без семьи.

Как разв это время в гетто появился дядя Гриша, тайно пришел из партизанского отряда.

Он подтвердил, что немцы истребляют евреев. Показал маленькому Игорю дорогу в лес. Насчетотца сказал, что он должен уйти из гетто — нужен свой человек на станции.В геттобыла проведена первая акция уничтожения. Ей была подвергнута Прорезная улица.Вскорев гетто снова пришел дядя Гриша и сказал, что судьба гетто решена; надо уходить в лес,

а для этого нужно оружие. Отец предъявил властям свой швейцарский паспорт, и его назначилизаведующим деповским складом. Появляться в гетто, видеться с кем-либо емузапретили.Самыми бесстрашными в гетто были дети: они доставляли продовольствие, проявляяпри этом невиданное мужество и отвагу.

Брат Саша и еще один мальчик носили с заброшеннойплодоовощной базы начинку, их обнаружили эсэсовцы… Илью пристрелили внизу, а мертвыйСаша так на заборе и повис. Ему было четырнадцать, Илье — двенадцать лет.Дедушка жилна кладбище в составе похоронной бригады. Весной 1942 г.

Читайте также:  Краткое содержание бедный волк салтыков-щедрин за 2 минуты пересказ сюжета

 в гетто умирало человекпятнадцать — двадцать в день. Еврейские обычаи предписывают хоронить покойниковв саванах, саванов не хватало, и их стали приносить обратно с кладбища, а в нихоружие.В конце концов дежурившие на кладбище полицаи выследили дедушку, когда он пошелв лес за оружием, и убили его.

Дядя Гриша хотел взять в отряд людей из гетто.

И мама послала Дину в юденрат уговорить дядю Иосифа, председателя юденрата, показатьих как умерших. Когда выяснилось, что Иосиф собирается выдать этих людей немцам, Диназастрелила его из его же пистолета. Сестру распяли, и, мертвая, она висела на кресте тридня.Отец участвовал в операции по угону со станции двух автомашин с оружием.

Операция прошла блестяще, а отец, чтобы спасти невинных, сам пришел в комендатурус повинной. Его пытали шесть суток. На седьмые вывезли на площадь перед гетто, подтащилик виселице (стоять он не мог) и повесили.После рейда на станцию режимужесточился, и патруль схватил маленького Игоря, когда тот шел от партизан.

Казнь была опятьна площади. Игорь звал бабушку. Мама велела внуку не бояться, опустить голову и закрытьглаза. Палач разрубил его точно пополам.В гетто теперь было оружие, и было решено, прорвавохрану, уйти в лес.Из многих домов люди просто не вышли: их обуял страх.

Но те, ктосумел перебороть страх — их было человек шестьсот, — дошли до спасительного леса.

И тогда мать велела Оле найти адвоката Терещенко и сказать ему, что она внучка РахилиРахленко. И никто никогда больше не видел мать ни живой, ни мертвой. Она исчезла,

  • растворилась в воздухе, в сосновом лесу, вблизи места, где родилась, прожила жизнь, воспиталадетей и внуков и видела их страшную гибель.После войны автор нашел место, где,
  • по слухам, похоронили отца. Перерыли весь пустырь и ничего не нашли: только песок, песок,
  • чистый сыпучий тяжелый песок…
  • См. также:
  • Данте Алигьери Божественная Комедия, Даниэль Дефо Радости И Горести Знаменитой Молль Флендерс, Гончаровиа Обломов, Ганс Фаллада Каждый Умирает В Одиночку, Трифонов Юв Долгое Прощание, Другой Автор Повесть Временных Лет

Источник: http://www.terminy.info/literature/summary-of-works/anatoliy-rybakov-tyazhelyy-pesok

Тяжелый песок

Анатолий Рыбаков

Тяжелый песок

И служил Иаков за Рахиль семь лет; и они показались ему за несколько дней, потому что он любил ее.

Бытие, гл. 29, ст. 20.

1

Что было особенного в моем отце? Ничего. Правда, он родился в Швейцарии, в Базеле, в нашем городке не так уж много уроженцев Швейцарии. Говоря точнее, им был только мой отец.

В остальном – обыкновенный сапожник. Плохой сапожник. Его отец, мой дедушка, был в Базеле профессором медицины, а братья, мои дяди, – докторами медицины. И моему отцу тоже следовало стать доктором медицины. Но он стал сапожником, и, как я уже сказал, неважным сапожником.

Мою фамилию вы знаете – Ивановский. Мой отец тоже был Ивановский, дедушка из Базеля – Ивановский, дяди – Ивановские и кузены, те, что сейчас живут в Базеле, – тоже Ивановские. Может быть, там они не просто Ивановские, а какие-нибудь перелицованные на немецкий лад, скажем Ивановски.

Но, как ни поворачивать, остается Ивановский. Мой прадедушка родился в селе Ивановке, а тогда был обычай давать фамилию по названию города, деревни или местечка, откуда ты родом. Прадедушка был человек состоятельный, и когда его единственный сын, то есть мой дедушка, окончил гимназию, послал его учиться в Швейцарию.

Дедушка окончил университет в Базеле и там же, в Базеле, женился. Женился на дочери врача, владельца большой клиники. Тесть умер, клиника перешла к моему деду, а после него к его двум старшим сыновьям, моим дядям.

Отец мой тоже был наследником, имел право на часть клиники, но он не был медиком, жил не в Базеле, а в России, ничего для клиники не сделал и ни на что не претендовал.

Итак, у моего дедушки Ивановского было три сына… «У старинушки три сына, старший умный был детина, средний был и так и сяк, младший вовсе был дурак…» Не знаю, был ли мой старший дядя умнее среднего, не думаю. Оба окончили университет, стали докторами медицины, владельцами одной из лучших клиник в Европе, значит, были не дураки.

Что касается моего отца, то он тоже не был дурачок, но он не получил высшего образования, хотя возможностей для этого у него было не меньше, чем у его братьев. Отец был младший в семье, последний, мизиникл, как у нас говорят, то есть мизинец, самый маленький, а самый маленький – самый любимый.

И из трех братьев он единственный был похож на мать, такую субтильную немочку. Старшие братья были в дедушку Ивановского, здоровые, знаете ли, бугаи. Вот фотокарточка: эти двое, в белых шапочках и белых халатах, старшие, видите, мясники. Впрочем, знаменитые на всю Европу хирурги, дело свое знали и делать его умели.

А вот карточка моего отца: голубоглазый блондин, изящный, нежный и застенчивый красавчик, мамин и папин любимчик. Дедушка, профессор Ивановский, был деловой человек и вместе со старшими сыновьями был занят медициной, клиникой и пациентами, но жену свою любил и младшего сына, то есть моего отца, тоже любил.

Звали моего отца Якоб – это по-немецки, а по-нашему Яков, и я, следовательно, Яковлевич, Борис Яковлевич Ивановский.

В общем, отец мой Якоб был младший, был любимчик, и его мама, моя будущая бабушка, старалась держать его при себе, ходила с ним гулять по Базелю, люди останавливались, спрашивали, чей это и откуда такой ангелок. И моей бабушке было приятно, всякой матери приятно, когда любуются ее ребенком.

Говорят, в девятнадцать лет мой отец был настоящий Дориан Грей. Что?.. Я тоже, наверно, был похож на Дориана Грея? Не думаю. Если я и был похож на Дориана Грея, то на того, который уже изрезал или порвал свой портрет.

Но из всех братьев, а нас было пятеро, только я и самый младший, Саша, были похожи на отца, как видите, я блондин, и глаза у меня голубые, и рост сто семьдесят восемь сантиметров, как у отца.

Остальные братья в мать, мать была крупная женщина, и братья высоченные – за сто восемьдесят сантиметров, костлявые, черные, как цыгане… Сколько вы мне дадите? Спасибо! А за шестьдесят не хотите? Представьте себе!.. Молодой я действительно был ничего… Не хочу преувеличивать, но факт остается фактом.

Когда еще в парнях я работал сапожником, то самые шикарные дамочки требовали, чтобы именно я шил им туфельки, и когда такой шикарной дамочке я обмеривал ножку, то из этой ножки било электричество, даю вам слово!.. Но прошло, проехало, пролетело, и давайте вернемся к моему отцу.

Когда отец окончил колледж и готовился поступить в университет, возникла идея поехать в Россию, посмотреть родные места. Отчего и как возникла такая идея, точно сказать не могу. Отец завершил среднее образование, и решили, видимо, что неплохо ему перед университетом посмотреть на мир. И дедушка давно мечтал посетить места, где родился, где лежат в могиле его предки, одним словом – родину.

И моя бабушка тоже, наверно, хотела доставить удовольствие своему любимчику. Ведь ее Якоб совсем не был похож на старших братьев: те деловые люди, практики, реалисты, а этот – мечтатель, романтик. Бабушка даже не была уверена, что он должен стать доктором, но раз уж так повелось в их роду – все доктора, – то пусть будет не хирургом, хотя бы терапевтом, а еще лучше – психиатром, вроде Фрейда.

На том решили, сдали документы Якоба в университет, а может быть, просто записали в университет, не знаю, как это делается в Швейцарии, все оформили и поехали в Россию: мой дедушка профессор Ивановский и мой будущий отец, красивый молодой блондин Якоб из города Базель, Швейцария. Было это в 1909 году.

Теперь представьте себе состояние молодого человека из Базеля, пересекающего Россию в 1909 году. Я не был в Базеле, не был в Швейцарии, но я почти два года был в Германии, в войну, в армии, и после войны в оккупационных войсках, и могу представить себе приблизительно, что такое Базель и что такое Швейцария.

Красивая страна, Альпы, Женевское озеро… Но горы и озера есть и у нас и, наверно, не уступят ни Альпам, ни Женевскому озеру. Я вовсе не утверждаю, что Россия – красивейшая страна мира, и когда поют: «Хороша страна Болгария, но Россия лучше всех», то это для русского человека, а болгарину, я думаю, Болгария тоже не хуже других.

Но, понимаете, когда молодой человек, девятнадцати лет, мечтательный, впечатлительный, приезжает из Швейцарии, едет день, два, три по России и видит из окна вагона бескрайние степи, и деревеньки на горизонте, и белые украинские хаты, и вишневые сады под горячим южным солнцем, и небо, полное звезд, и маковки церквей, и усатых украинцев, и украинок в ярких монистах… Это вам не чинный, добропорядочный Базель. И к тому же молодой человек знает, что здесь, в этих степях, родился его отец, и это не может не произвести на него впечатления. Возможно, у него не защемило сердце, как щемит оно у нас, когда мы возвращаемся на родину, как, наверное, защемило у дедушки, когда он почти через сорок лет снова увидел Россию. Но, повторяю, впечатление было очень сильным, он сам потом рассказывал, что не мог отойти от окна, не мог оторваться от наших просторов, тихих полустанков, ковыля, перелесков. Добавьте к этому, что ничего, кроме Швейцарии, он не видел, ехал к нам через Австрию, а в Австрии ничего особенно нового по сравнению со Швейцарией, я думаю, не заметил.

И вот в таком состоянии этот молодой человек идет по нашему тихому жаркому южному городу, идет по солнечной песчаной улице, где родился его отец, где жили его дедушка и бабушка: улица довольно широкая, как это бывает в степных городках, по обе стороны деревянные домики с голубыми ставнями, деревянные заборы с крепкими воротами, палисадники, тополя, и на улице никого нет, улица пустынна.

Все, конечно, знали, что сын покойного Ивановского приехал посмотреть родину и показать ее своему сыну, чтобы тот не забывал, откуда они родом, и, конечно, всем было интересно на них поглядеть.

Но народ у нас деликатный, никто на улицу не вышел; люди не толпились, не глазели на то, как идут пожилой Ивановский с молодым Ивановским.

Но все немного раздвинули занавески и смотрели на них потихоньку из окон; как ни говори, событие – люди приехали из Швейцарии посмотреть улицу, посмотреть дом, где жили их предки.

Источник: https://lib-king.ru/37678-tyazhelyy-pesok.html

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector