Краткое содержание соколов школа для дураков за 2 минуты пересказ сюжета

«Судьба человека» это замечательный рассказ известного советского писателя Михаила Шолохова, которая была создана в 1956 году. Впервые произведение было опубликовано в газете «Правда» и сразу же вызвало повышенный интерес среди широкого круга читателей.

Это интересно! На основе данного рассказа в 1959 году кинорежиссер С. Бондарчук снял художественный фильм, в котором исполнил роль главного героя.

История создания

Краткое содержание Соколов Школа для дураков за 2 минуты пересказ сюжета

Спустя 10 лет всего лишь за неделю был написан рассказ, в котором подробно описана трагическая судьба советского человека, жившего в сложные времена.

Неизвестно, почему Шолохов так долго вынашивал идею написания рассказа, но, со слов самого автора, вспомнил он эту печальную историю после прочтения одного из произведений Хемингуэя.

Краткий пересказ по главам

Для тех, кто не располагает достаточным количеством свободного времени, предлагается читать краткое содержание рассказа «Судьба человека» максимально подробно по главам.

Глава первая

На улице была весна. Рассказчик вместе со своим другом ехал в станицу Букановская на повозке, которая была запряжена двумя лошадьми. Маленькая речушка очень сильно разлилась, поэтому гужевой транспорт с трудом пробирался по весенней распутице.

Чтобы перебраться на другой берег реки, рассказчику пришлось переплыть реку на полуразваленной лодке. Добравшись, мужчина хотел закурить, но сигареты совсем намокли. Еды и питья тоже не было.

Краткое содержание Соколов Школа для дураков за 2 минуты пересказ сюжета

Водитель Андрей Соколов принял рассказчика за такого же шофера и решил поговорить с коллегой.

Мужчина не стал сообщать о своей настоящей профессии и сказал лишь, что на берегу реки ждет свое руководство.

Андрей Соколов увидел, что рассказчик сушит мокрые сигареты. Одному Соколову курить было скучно, и он угостил собеседника своим табаком.

Мужчины закурили, разговорились, но, стесняясь своего мелкого обмана, рассказчик больше слушал, чем говорил о себе. Так завязалось их знакомство.

Это интересно! Михаил Шолохов Тихий Дон: краткое содержание романа по главам

Глава вторая

Андрей Соколов рассказывал о своей жизни. Родом мужчина был из Воронежской губернии, а родился в далеком 1900 году. Во времена Гражданской войны сражался против «белых» в рядах отряда Киквидзе на стороне красноармейцев.

Когда настал голодный 1922 год, пришлось податься на юг России, чтобы хоть как-то выжить. Там Андрей Соколов работал на кулаков. Мать с сестрой умерли от голода, так его и не дождавшись.

Краткое содержание Соколов Школа для дураков за 2 минуты пересказ сюжета

Устроился там в мастерскую плотником, затем пошел учиться на слесаря и трудился по специальности на заводе. Сразу же женился на сиротке Иринке, которая выросла в детдоме и знала ценность семьи.

Иринка была очень заботливой, нежной и ласковой женой, не повышала на мужа голос даже в тех ситуациях, когда Соколов с товарищами изрядно напивался после работы.

Но с рождением сына и двух дочерей мужчина полностью завязал со спиртным.

Так же, как и все, жил Андрей Соколов простой жизнью советского человека, растил детей, любил супругу. В 1929 году переучился на шофера и перешел на должность водителя грузовика. Все было у него хорошо, все ладилось, но тут началась война.

Глава третья

Краткое содержание Соколов Школа для дураков за 2 минуты пересказ сюжета

Дети были сдержанными, молча глядели на отца, а жена плакала и говорила, что, наверное, больше с ним не увидится.

Соколов приказал супруге не хоронить его заживо и уехал воевать. В дивизии служил водителем.

В первые же месяцы боевых действий получил два легких ранения, а когда их соединения воевали под Лозовеньками, попал под артиллерийский обстрел.

Грузовик с боеприпасами перевернуло, а сам Соколов получил тяжелую контузию.

Соколов попал в плен к немцам, которые сняли с него сапоги и заставили шагать в расположение части. Спустя некоторое время еле живого Соколова догнали его же сослуживцы. Все вместе пленные солдаты продолжили шагать под конвоем. На ночевку остановились в старой церкви.

Это интересно! Александр Куприн – Гранатовый браслет: читаем краткое содержание

За эту ночь случилось три основных события:

  • немцы расстреляли верующего человека, который все время просился выпустить его в туалет, и тем самым надоедал фашистам,
  • незнакомый человек, также попавший в плен, представился военным врачом и вправил ему вывихнутую руку,
  • Соколов задушил солдата Крыжнева, который собирался выдать пленного рядового, являющегося коммунистом.

Краткое содержание Соколов Школа для дураков за 2 минуты пересказ сюжета

Вскоре немцы расстреляли одного еврея и еще троих россиян, которые, по мнению фашистов, имели еврейскую внешность.

Соколова отправили копать могилы. Андрей воспользовался случаем и дал деру.

На четвертые сутки фашисты догнали мужчину, а служивые собаки чуть не загрызли его до смерти. Дальше был месяц карцера и принудительные работы по всей Германии.

Глава четвертая

Содержали Андрея Соколова в лагере с простым названием Б-14, который расположен возле Дрездена. Работал Соколов, как и большинство других военнопленных, в каменном карьере.

Однажды мужчина допустил оплошность, сказав, что для полноценной выработки каждый должен добыть в день не менее 4 кубов камня, а для каждого рабочего на могилу и одного куба достаточно. Кто-то донес эти слова коменданту Мюллеру, который сразу же вызвал его на допрос.

Краткое содержание Соколов Школа для дураков за 2 минуты пересказ сюжета

Тогда немец налил пленнику стакан водки и положил сверху хлеб с аппетитным куском сала. «Пей за победу великой Германии,» сказал Соколову фриц.

Но Андрей отказался и ответил, что не употребляет спиртное. После этого фашист предложил ему выпить за то, что его сейчас распишут на заднем дворе.

Соколов двумя резкими глотками опустошил стакан. На предложение закусить салом и хлебом, ответил, что не закусывает, когда выпивает первый стакан.

Тогда немец налил второй стакан. Соколов выпил, так же не съев ни кусочка хлеба. Фашист наполнил стакан в третий раз. Андрей выпил в растяжку, а затем отломил немного хлеба и закусил. Сало при этом не тронул.

Это интересно! Роман Обломов: краткое содержание произведения по главам

Присутствующие в комнате немцы, да и сам Мюллер, были восхищены смелостью советского солдата, который перед лицом смерти не пасовал и, несмотря на все унижения, сохранял собственное достоинство. За это комендант дал пленному буханку хлеба и кусок сала, которые Андрей Соколов поделил поровну.

Глава пятая

В 1944 году Соколова как опытного водителя назначили шофером одного немецкого офицера, служившего в инженерных войсках. Тот неплохо относился к пленному, а иногда даже угощал едой.

Утром 29 июля фашист приказал Соколову везти его за город, где под его командованием строились военные укрепления. Соколов воспользовался моментом, оглушил фрица и поехал в сторону линии фронта. Военнопленный оказался между двух огневых линий.

Краткое содержание Соколов Школа для дураков за 2 минуты пересказ сюжета

Воздух в груди перехватывало, а вся машина была насквозь прошита пулями. К нему подошли советские солдаты, которые подобрали Андрея, а затем отправили на лечение в госпиталь.

Находясь в медсанчасти, мужчина написал домой письмо, ответ на которое пришел от деда Ивана из соседнего дома.

В нем говорилось, что во время авиационного налета дом был полностью разрушен и в тот момент в нем находились практически все его близкие. В живых остался только сын, который отсутствовал и не пострадал от снаряда. Узнав о случившемся, сын записался в ряды добровольцев и пошел воевать.

После выписки из госпиталя Соколов отправился в Воронеж, чтобы собственными глазами посмотреть на дом. На том месте, где ранее было их жилье осталось только углубление в земле, образовавшееся после взрыва. После этого солдат сразу же вернулся в дивизию.

Это интересно! Валентин Распутин повесть Живи и помни: краткое содержание

Глава шестая

Краткое содержание Соколов Школа для дураков за 2 минуты пересказ сюжета

Сразу же после мобилизации Анатолия направили в артиллерийское училище. Парень закончил учебное заведение с отличием и сейчас командует батареей.

Командованием Соколову младшему уже присвоено звание капитана.

Радость Андрея Соколова длилась недолго, так как 9 мая 1945 года сына застрелил немецкий снайпер.

Глава седьмая

После завершения войны Андрей Соколов, как и большинство мужчин, демобилизовался. Мужчина не знал, что делать дальше, как жить. Пришла ему идея отправиться в Урюпинск. В этом городе жил его старый товарищ. Детей у него с женой не было, поэтому Андрей решил, что не будет их сильно обременять.

В чайной возле вокзала встретил парнишку по имени Ваня. Мальчишка был таким же сиротой. Они сдружились и вместе отправились к бывшему сослуживцу.

Краткое содержание Соколов Школа для дураков за 2 минуты пересказ сюжета

За это инспектор отобрал у Соколова водительское удостоверение.

После этого Соколов решил переехать в другую область, в город Кашары, о чем уже давно говорил с боевым товарищем.

Там мужчина сможет получить новую книжку шофера и снова работать на грузовике. Андрей вместе с Ванюшкой отправились в Кашары.

  • Рассказчик с тяжелым сердцем слушал весь этот краткий пересказ жизни Андрея Соколова.
  • Вдруг подошла лодка, и мужчине нужно было ехать дальше, и уставший Соколов с усыновленным мальчишкой пошли дальше своей дорогой в Кашары.
  • В душе рассказчика была теплая надежда, что рядом с таким мужественным советским человеком из Ванюшки обязательно вырастет настоящий защитник своей Родины.

Источник: https://tvercult.ru/literatura/mihail-sholohov-sudba-cheloveka-chitaem-kratkoe-soderzhanie-po-glavam

Краткое содержание произведений Соколова – краткий пересказ “Школа дураков”

Герой учится в специальной школе для слабоумных детей. Но его болезнь отличается от того состояния, в котором пребывает большинство его одноклассников. В отличие от них, он не вешает кошек на пожарной лестнице, не ведет себя глупо и дико, не плюет никому в лицо на больших переменках и не мочится в карман.

Герой обладает, по словам учительницы литературы по прозвищу Водокачка, избирательной памятью: он запоминает только то, что поражает его воображение, и поэтому живет так, как хочет сам, а не так, как хотят от него другие.

Его представления о реальности и реальность как таковая постоянно смешиваются, переливаются друг в друга.

Герой считает, что его болезнь — наследственная, доставшаяся ему от покойной бабушки. Та часто теряла память, когда смотрела на что-нибудь красивое. Герой подолгу живет на даче вместе с родителями, и красота природы окружает его постоянно. Лечащий врач, доктор Заузе, даже советует ему не ездить за город, чтобы не обострять болезнь, но герой не может жить без красоты.

Самое тяжелое проявление его болезни — раздвоение личности, постоянный диалог с «другим собой». Он чувствует относительность времени, не может разложить жизнь на «вчера», «сегодня», «завтра» — как и вообще не может разлагать жизнь на элементы, уничтожать её, анализируя. Иногда он чувствует свое полное растворение в окружающем, и доктор Заузе объясняет, что это тоже проявление его болезни.

Директор спецшколы Перилло вводит унизительную «тапочную систему»: каждый ученик должен приносить тапочки в мешке, на котором крупными буквами должно быть указано, что он учится в школе для слабоумных.

А любимый учитель героя, географ Павел Петрович Норвегов, чаще всего ходит вовсе без обуви — во всяком случае, на даче, где он живет неподалеку от героя. Норвегова сковывает солидная, привычная для нормальных людей одежда.

Когда он стоит босиком на платформе электрички, кажется, что он парит над щербатыми досками и плевками разных достоинств.

Герой хочет стать таким же честным, как Норвегов — «Павел, он же Савл». Норвегов называет его молодым другом, учеником и товарищем, рассказывает о Насылающем ветер и смеется над книгой какого-то советского классика, которую дал герою его отец-прокурор.

Читайте также:  Краткое содержание шварц первоклассница за 2 минуты пересказ сюжета

Вместо этой Норвегов дает ему другую книгу, и герой сразу запоминает слова из нее: «И нам то любо — Христа ради, нашего света, пострадать».

Норвегов говорит, что во всем: в горьких ли кладезях народной мудрости, в сладких ли речениях и речах, в прахе отверженных и в страхе приближенных, в скитальческих сумах и в иудиных суммах, в войне и мире, в мареве и в мураве, в стыде и страданиях, во тьме и свете, в ненависти и жалости, в жизни и вне её — во всем этом что-то есть, может быть, немного, но есть. Отец-прокурор приходит в бешенство от этой дурацкой галиматьи.

Герой влюблен в тридцатилетнюю учительницу ботаники Вету Акатову. Ее отец, академик Акатов, когда-то был арестован за чуждые идеи в биологии, потом отпущен после долгих издевательств и теперь тоже живет в дачной местности.

Герой мечтает о том, как закончит школу, быстро выучится на инженера и женится на Вете, и в то же время осознает неосуществимость этих мечтаний. Вета, как и вообще женщина, остается для него загадкой.

От Норвегова он знает, что отношения с женщиной — что-то совсем другое, чем говорят о них циничные надписи в школьном туалете.

Директор, подстрекаемый завучем Шейной Трахтенберг-Тинберген, увольняет Норвегова с работы за крамолу. Герой пытается протестовать, но Перилло грозит отправить его в лечебницу.

Во время последнего своего урока, прощаясь с учениками, Норвегов говорит о том, что не боится увольнения, но ему мучительно больно расстаться с ними, девочками и мальчиками грандиозной эпохи инженерно-литературных потуг, с Теми Кто Пришли и уйдут, унеся с собою великое право судить, не будучи судимыми. Вместо завещания он рассказывает им историю о Плотнике в пустыне.

Этот плотник очень хотел работать — строить дом, лодку, карусели или качели. Но в пустыне не было ни гвоздей, ни досок. Однажды в пустыню пришли люди, которые пообещали плотнику и гвозди, и доски, если он поможет им вбить гвозди в руки распинаемого на кресте.

Плотник долго колебался, но все-таки согласился, потому что он очень хотел получить все необходимое для любимой работы, чтобы не умереть от безделья. Получив обещанное, плотник много и с удовольствием работал. Распятый, умирающий человек однажды позвал его и рассказал, что и сам был плотником, и тоже согласился вбить несколько гвоздей в руки распинаемого…

«Неужели ты до сих пор не понял, что между нами нет никакой разницы, что ты и я — это один и тот же человек, разве ты не понял, что на кресте, который ты сотворил во имя своего высокого плотницкого мастерства, распяли тебя самого и, когда тебя распинали, ты сам забивал гвозди». Вскоре Норвегов умирает. В гроб его кладут в купленной в складчину неудобной, солидной одежде.

, Герой заканчивает школу и вынужден окунуться в жизнь, где толпы умников рвутся к власти, женщинам, машинам, инженерным дипломам. Он рассказывает о том, что точил карандаши в прокуратуре у отца, потом был дворником в Министерстве Тревог, потом — учеником в мастерской Леонардо во рву Миланской крепости.

Однажды Леонардо спросил, каким должно быть лицо на женском портрете, и герой ответил: это должно быть лицо Веты Акатовой. Потом он работал контролером, кондуктором, сцепщиком, перевозчиком на реке… И всюду он чувствовал себя смелым правдолюбцем, наследником Савла. Автору приходится прервать героя: у него кончилась бумага. «Весело болтая и пересчитывая карманную мелочь, хлопая друг друга по плечу и насвистывая дурацкие песенки, мы выходим на тысяченогую улицу и чудесным образом превращаемся в прохожих».

Краткое содержание Соколов Школа для дураков за 2 минуты пересказ сюжета Загрузка…

Источник: https://dp-adilet.kz/kratkoe-soderzhanie-proizvedenij-sokolova-kratkij-pereskaz-shkola-durakov/

Саша Соколов: Школа для дураков

Саша Соколов

Школа для дураков

Слабоумному мальчику Вите Пляскину, моему приятелю и соседу.

Автор

Но Савл, он же и Павел, исполнившись Духа Святаго и устремив на него взор, сказал: о, исполненный всякого коварства и всякого злодейства, сын диавола, враг всякой правды! перестанешь ли ты совращать с прямых путей Господних?

Деяния Святых Апостолов, 13, 9–10

Гнать, держать, бежать, обидеть, слышать, видеть и вертеть, и дышать, и ненавидеть, и зависеть, и терпеть.

Группа глаголов русского языка, составляющих известное исключение из правил; ритмически организована для удобства запоминания

То же имя! Тот же облик!

Эдгар По. Вильям Вильсон

  • © В. Плотников, фото, 2017
  • © Оформление. ООО «Издательская Группа „Азбука-Аттикус“», 2017
  • Издательство АЗБУКА®

* * *

Так, но с чего же начать, какими словами? Все равно, начни словами: там, на пристанционном пруду.

На пристанционном? Но это неверно, стилистическая ошибка, Водокачка непременно бы поправила, пристанционным называют буфет или газетный киоск, но не пруд, пруд может быть околостанционным. Ну назови его околостанционным, разве в этом дело. Хорошо, тогда я так и начну: там, на околостанционном пруду.

Минутку, а станция, сама станция, пожалуйста, если не трудно, опиши станцию, какая была станция, какая платформа: деревянная или бетонированная, какие дома стояли рядом, вероятно, ты запомнил их цвет, или, возможно, ты знаешь людей, которые жили в тех домах на той станции? Да, я знаю, вернее, знал некоторых людей, которые жили на станции, и могу кое-что рассказать о них, но не теперь, потом, когда-нибудь, а сейчас я опишу станцию. Она обыкновенная: будка стрелочника, кусты, будка для кассы, платформа, кстати, деревянная, скрипучая, дощатая, часто вылезали гвозди, и босиком там не следовало ходить. Росли вокруг станции деревья: осины, сосны, то есть – разные деревья, разные. Обычная станция – сама станция, но вот то, что за станцией, – то представлялось очень хорошим, необыкновенным: пруд, высокая трава, танцплощадка, роща, дом отдыха и другое. На околостанционном пруду купались обычно вечером, после работы, приезжали на электричках и купались. Нет, но сначала расходились, шли по дачам. Устало, отдуваясь, вытирая лица платками, таща портфели, авоськи, ёкая селезенкой. Ты не помнишь, что лежало в авоськах? Чай, сахар, масло, колбаса; свежая, бьющая хвостом рыба; макароны, крупа, лук, полуфабрикаты; реже – соль. Шли по дачам, пили чай на верандах, надевали пижамы, гуляли – руки-за-спину – по садам, заглядывали в пожарные бочки с зацветающей водой, удивлялись множеству лягушек – они прыгали всюду в траве, – играли с детьми и собаками, играли в бадминтон, пили квас из холодильников, смотрели телевизор, говорили с соседями. И если еще не успевало стемнеть, направлялись компаниями на пруд – купаться. А почему они не ходили к реке? Они боялись водоворотов и стреженей, ветра и волн, омутов и глубинных трав. А может быть, реки просто не было? Может быть. Но как же она называлась? Река называлась.

К пруду вели, по сути дела, все тропинки и дорожки, все в нашей местности. От самых дальних дач, расположенных у края леса, вели тонкие, слабые, почти ненастоящие тропинки.

Они едва светились вечером, мерцая, в то время как тропинки более значительные, протоптанные издавна и навсегда, дорожки настолько убитые, что не могло быть и речи, чтобы на них проросла хоть какая-нибудь трава, – такие дорожки и тропинки светились ясно, бело и ровно. Это на закате, да, естественно, на закате, точнее, сразу после заката, в сумерках.

И вот, вливаясь одна в другую, все тропинки вели в сторону пруда. В конце концов за несколько сот метров до берега они соединялись в одну прекрасную дорогу. И эта дорога шла немного покосами, а потом вступала в березовую рощу. Оглянись и признайся: плохо или хорошо было вечером, в сером свете, въезжать в рощу на велосипеде? Хорошо.

Потому что велосипед – это всегда хорошо, в любую погоду, в любом возрасте. Взять, к примеру, коллегу Павлова. Он был физиологом, ставил разные опыты с животными и много катался на велосипеде. В одном школьном учебнике – ты, разумеется, помнишь эту книгу – есть специальная глава о Павлове.

Сначала идут картинки, где нарисованы собаки с какими-то специальными физиологическими трубочками, вшитыми в горло, и объясняется, что собаки привыкли получать пищу по звонку, а когда Павлов не давал им пищи, а только зря звенел – тогда животные волновались и у них шла слюна – прямо удивительно. У Павлова был велосипед, и академик много ездил на нем. Одна поездка тоже показана в учебнике.

Павлов там уже старый, но бодрый. Он едет, наблюдает природу, а звонок на руле – как на опытах, точно такой же. Кроме того, у Павлова была длинная седая борода, как у Михеева, который жил, а возможно и теперь живет, в нашем дачном поселке.

Михеев и Павлов – они оба любили велосипед, но разница тут вот в чем: Павлов ездил на велосипеде ради удовольствия, отдыхал, а для Михеева велосипед всегда был работой, такая была у него работа: развозить корреспонденцию на велосипеде.

О нем, о почтальоне Михееве, – а может, его фамилия была, есть и будет Медведев? – нужно говорить особо, ему следует уделить несколько особого времени, и кто-нибудь из нас – ты или я – обязательно это сделает.

Впрочем, я думаю, ты лучше знаешь почтальона, поскольку жил на даче куда больше моего, хотя, если спросить соседей, они наверняка скажут, будто вопрос очень трудный и что разобраться тут почти невозможно.

Мы, скажут соседи, не очень-то следили за вами – то есть за нами, и что это, мол, вообще за вопрос такой странный, зачем вам вдруг понадобилось выяснять какие-то нелепые вещи, не все ли равно, кто сколько жил, просто несерьезно, мол, займитесь-ка лучше делом: у вас в саду май, а деревья, по-видимому, совсем не окопаны, а яблочки, небось, кушать нравится, даже ветрогон Норвегов, – заметят, – и тот с утра в палисаднике копается. Да, копается, ответим мы – кто-нибудь из нас, – или мы скажем хором: да, копается. У наставника Норвегова есть на это время, есть желание. К тому же у него – сад, дом, а у нас – у нас-то ничего подобного уже нет – ни времени, ни сада, ни дома. Вы просто забыли, мы вообще давно, лет, наверное, девять, не живем здесь, в поселке. Мы ведь продали дачу – взяли и продали. Я подозреваю, что ты, как человек более разговорчивый, общительный, захочешь что-нибудь добавить, пустишься в пересуды, начнешь объяснять, почему продали и почему, с твоей точки зрения, можно было не продавать, и не то что можно, а нужно было не продавать. Но лучше уйдем от них, уедем на первой же электричке, я не желаю слышать их голоса.

Читать дальшеКОНЕЦ ОЗНАКОМИТЕЛЬНОГО ОТРЫВКАКраткое содержание Соколов Школа для дураков за 2 минуты пересказ сюжетаВы можете купить эту книгу и продолжить чтениеХотите узнать цену?ДА, ХОЧУ

Источник: https://libcat.ru/knigi/proza/sovremennaya-proza/28735-sasha-sokolov-shkola-dlya-durakov.html

Рецензии на книгу «Школа для дураков» Саша Соколов

Как же так, где же эта книжка пряталась от меня всё это время, как ей удалось сделать так, что она попала ко мне только сейчас?

Читайте также:  Краткое содержание балета лебединое озеро сюжет за 2 минуты пересказ сюжета

Потрясающее, удивительное полотно, сотканное из избранных кусочков реальности и домыслов.

Меловые люди, крики козодоя, силуэт босоногого учителя на подоконнике, бывшая бабушка и ключик от неё, экскаваторщик, ищущий череп, Насылающий ветер, зимние бабочки, Леонардо да Винчи, Нимфеи, простая собака, велосипеды и…

Не перечислить всего, просто читать, погружаться всеми органами чувств в ирреальное пространство, тонуть в непривычной, но такой знакомой тебе реальности.

Сюжет…

А что сюжет? Что герои? Их один и два, мальчик с раздвоением личности (хотя иногда появляется подозрение, что прокрадывается и третий, тот, который превратился в лилию, но разве важно всё это, если все они — Нимфеи, только один — инженер, а второй — биолог?), мальчик, время которого раздроблено и разодрано в клочья, так что он не видит разницы между сейчас, потом, два дня назад и никогда. Мальчик, который обладает избирательной памятью, поэтому помнит только те моменты, которые поразили его внутренний мир, существует только в той реальности, которая его устраивает, в причудливой смеси вымысла, реальности и собственных фантазий. Один прекрасный момент — и он может раствориться в этой реальности, утонуть сам в себе и застыть в мгновении, потерям память, тело и собственное «я». А его за это отправляют в «Школу дураков». Не потому что он дурак, а потому что он не такой, как другие, он не терпит пустоты и даже пустую бочку заполняет своими радостными криками.

Есть ещё босоногий учитель Павел Норвегов, он же Савл, который хоть и умер, но не бывший, как бабушка, а такой же как и главный герой, растворившийся во времени, парящий над платформами и ловящий рыбу в озере.

Он не помнит, что умер, потому что теперь его память такая же избирательная, но это ведь не важно, правда, если он сенсей и идеал главного героя.

Он тоже любил когда-то, школьницу, Розу Ветрову, которую просто невозможно не любить географу.

Есть ведьма Трахтенберг-Тинберген, на липовой ноге, хочет — бродит по коридорам и скрипит ей, хочет — зависает перед окном второго этажа и подслушивает чужие разговоры.

Есть девочка, простая девочка, меловая девочка, девочка с простой собакой, которая на самом деле учительница Вета Акатова, дочь академика Акатова. Но сколько препятствий на пути к прекрасной даме…

Наверное, эту книгу стоит читать залпом, не закусывая, чтобы полностью погрузиться в языковое пространство. Язык здесь, безусловно, важен.

Диалог с самим собой, история в истории, как в арабских сказках, одна реальность плавно перетекает в другую, русские сменяются японцами, а потом всё встаёт на свои места, констриктор путается с кондуктором и конструктором, а поток сознания уносит тебя всё дальше…

Речь становится похожа на бормотание, связные предложения теряют пунктуацию, убыстряясь всё быстрее и становясь всё более расплывчатыми, пока не превращаются в монотонный шум, тра-та-та, и вдруг — бац! — всё возвращается на круги нормального повествования с особенной чёткостью мыслей и слога. Речь задаёт темп. Темп задаёт настроение.

Если ничего не отвлекает от книги, то погружение в обстановку полное: сначала визуальный ряд, потом запахи, осязательные ощущения, наконец, гул и звуки, множество звуков окружающей среды. Такую книгу не прочитаешь «по диагонали», это так же бесполезно, как заставлять дурака молиться богу.

Язык бесподобен, эпитеты изысканны и метки, а стиль повествования понемногу захватывает вас своими щупальцами, заставляя если не говорить так же, то хотя бы изредка ловить себя на мысли, что думаешь подобным потоком.

Всё это сон, чей-то странный сон, смешанный с реальностью, а нас по чистой случайности пустили в него немного прогуляться. Воспользуйтесь же этой возможностью, если желаете.

Источник: https://topliba.com/books/539015/reviews

Школа для дураков

Герой учится в специальной школе для слабоумных детей. Но его болезнь отличается от того состояния, в котором пребывает большинство его одноклассников. В отличие от них, он не вешает кошек на пожарной лестнице, не ведет себя глупо и дико, не плюет никому в лицо на больших переменках и не мочится в карман.

Герой обладает, по словам учительницы литературы по прозвищу Водокачка, избирательной памятью: он запоминает только то, что поражает его воображение, и поэтому живет так, как хочет сам, а не так, как хотят от него другие.

Его представления о реальности и реальность как таковая постоянно смешиваются, переливаются друг в друга.

Герой считает, что его болезнь — наследственная, доставшаяся ему от покойной бабушки. Та часто теряла память, когда смотрела на что-нибудь красивое. Герой подолгу живет на даче вместе с родителями, и красота природы окружает его постоянно. Лечащий врач, доктор Заузе, даже советует ему не ездить за город, чтобы не обострять болезнь, но герой не может жить без красоты.

Самое тяжелое проявление его болезни — раздвоение личности, постоянный диалог с «другим собой». Он чувствует относительность времени, не может разложить жизнь на «вчера», «сегодня», «завтра» — как и вообще не может разлагать жизнь на элементы, уничтожать ее, анализируя. Иногда он чувствует свое полное растворение в окружающем, и доктор Заузе объясняет, что это тоже проявление его болезни.

Директор спецшколы Перилло вводит унизительную «тапочную систему»: каждый ученик должен приносить тапочки в мешке, на котором крупными буквами должно быть указано, что он учится в школе для слабоумных.

А любимый учитель героя, географ Павел Петрович Норвегов, чаще всего ходит вовсе без обуви — во всяком случае, на даче, где он живет неподалеку от героя. Норвегова сковывает солидная, привычная для нормальных людей одежда.

Когда он стоит босиком на платформе электрички, кажется, что он парит над щербатыми досками и плевками разных достоинств.

Герой хочет стать таким же честным, как Норвегов — «Павел, он же Савл». Норвегов называет его молодым другом, учеником и товарищем, рассказывает о Насылающем ветер и смеется над книгой какого-то советского классика, которую дал герою его отец-прокурор.

Вместо этой Норвегов дает ему другую книгу, и герой сразу запоминает слова из нее: «И нам то любо — Христа ради, нашего света, пострадать».

Норвегов говорит, что во всем: в горьких ли кладезях народной мудрости, в сладких ли речениях и речах, в прахе отверженных и в страхе приближенных, в скитальческих сумах и в иудиных суммах, в войне и мире, в мареве и в мураве, в стыде и страданиях, во тьме и свете, в ненависти и жалости, в жизни и вне ее — во всем этом что-то есть, может быть, немного, но есть. Отец-прокурор приходит в бешенство от этой дурацкой галиматьи.

Герой влюблен в тридцатилетнюю учительницу ботаники Вету Акатову. Ее отец, академик Акатов, когда-то был арестован за чуждые идеи в биологии, потом отпущен после долгих издевательств и теперь тоже живет в дачной местности.

Герой мечтает о том, как закончит школу, быстро выучится на инженера и женится на Вете, и в то же время осознает неосуществимость этих мечтаний. Вета, как и вообще женщина, остается для него загадкой.

От Норвегова он знает, что отношения с женщиной — что-то совсем другое, чем говорят о них циничные надписи в школьном туалете.

Директор, подстрекаемый завучем Шейной Трахтенберг-Тинберген, увольняет Норвегова с работы за крамолу. Герой пытается протестовать, но Перилло грозит отправить его в лечебницу.

Во время последнего своего урока, прощаясь с учениками, Норвегов говорит о том, что не боится увольнения, но ему мучительно больно расстаться с ними, девочками и мальчиками грандиозной эпохи инженерно-литературных потуг, с Теми Кто Пришли и уйдут, унеся с собою великое право судить, не будучи судимыми.

Вместо завещания он рассказывает им историю о Плотнике в пустыне. Этот плотник очень хотел работать — строить дом, лодку, карусели или качели. Но в пустыне не было ни гвоздей, ни досок. Однажды в пустыню пришли люди, которые пообещали плотнику и гвозди, и доски, если он поможет им вбить гвозди в руки распинаемого на кресте.

Плотник долго колебался, но все-таки согласился, потому что он очень хотел получить все необходимое для любимой работы, чтобы не умереть от безделья. Получив обещанное, плотник много и с удовольствием работал.

Распятый, умирающий человек однажды позвал его и рассказал, что и сам был плотником, и тоже согласился вбить несколько гвоздей в руки распинаемого… «Неужели ты до сих пор не понял, что между нами нет никакой разницы, что ты и я — это один и тот же человек, разве ты не понял, что на кресте, который ты сотворил во имя своего высокого плотницкого мастерства, распяли тебя самого и, когда тебя распинали, ты сам забивал гвозди».

Вскоре Норвегов умирает. В гроб его кладут в купленной в складчину неудобной, солидной одежде.

Герой заканчивает школу и вынужден окунуться в жизнь, где толпы умников рвутся к власти, женщинам, машинам, инженерным дипломам.

Он рассказывает о том, что точил карандаши в прокуратуре у отца, потом был дворником в Министерстве Тревог, потом — учеником в мастерской Леонардо во рву Миланской крепости.

Однажды Леонардо спросил, каким должно быть лицо на женском портрете, и герой ответил: это должно быть лицо Веты Акатовой. Потом он работал контролером, кондуктором, сцепщиком, перевозчиком на реке… И всюду он чувствовал себя смелым правдолюбцем, наследником Савла.

Автору приходится прервать героя: у него кончилась бумага. «Весело болтая и пересчитывая карманную мелочь, хлопая друг друга по плечу и насвистывая дурацкие песенки, мы выходим на тысяченогую улицу и чудесным образом превращаемся в прохожих».

Вы прочитали краткое содержание повести «Школа для дураков». Предлагаем вам также посетить раздел Краткие содержания, чтобы ознакомиться с изложениями других популярных писателей.

Источник: https://reedcafe.ru/summary/shkola-dlya-durakov

Сочинение на тему: краткое содержание «Школа для дураков» Саши Соколова

Модернизм связан с постижением и воплощением некой сверх­реальности. Исходной точкой модернизма является хаотичность, абсурдность мира, богооставленность действительности; универ­сальным состоянием — индивидуализм. Отчуждение мира от человека, враждебность внешнего мира выводят на метафизи­ческие, надличностные основы и ценности.

Для модерниста всегда самодостаточен мир, духовной свободы. В модернизме обна­руживается иррациональность и отрицание идеи исторического прогресса. В целом модернизм — это искусство элитарное. Но модернизм не разрушал существующие языки искусства, он вносил в них новое.

Модернизм в русской литературе возникает на рубеже XX века как отклик на трагическое осознание того, что «Бог умер», необходимо найти иную истину бытия. В современ­ной русской литературе модернизм представлен романами эмиг­ранта третьей волны Саши Соколова, произведениями В.

Нарбиковой, которые в новых условиях продолжают вторгаться в «царство духа», относимое ко внутренней жизни автора или его персонажа. Модернисты манипулируют языком, стремятся вы­рвать слово из плена универсальных законов, универсального мышления, перевести акцент на индивидуальную жизнь чело­века.

«Школа для дураков» Саши Соколова — это книга о подро­стке, страдающем раздвоением личности. Повествование строится как непрерывный монолог себя с другим собой. Мальчик живет своей внутренней жизнью, в своем собственном времени.

Читайте также:  Краткое содержание толстой царь и рубашка за 2 минуты пересказ сюжета

Вся внешняя действительность пропускается через его представле­ние о нем.

А представления весьма элементарны, не в смысле примитивны, а именно элементарны как простейшие состав­ляющие целого мира: «Первое проживаемое в опыте есть наибо­лее общая модель для всех людей: мама, папа, бабушка, школа, первая любовь, первая смерть».

У героя ограниченные представ­ления о внешней действительности. Но они сопрягаются с бо­гатством внутренней жизни. Пространство «Школы для дура­ков» ограничено кольцевой железной дорогой, по которой на­встречу друг другу ездят поезда из задачника по математике. Эта кольцевая дорога символизирует замкнутость, свернутость все­ленной.

Сама «Школа для дураков» — метафора мира, застывшего в законченных формах, где система подавляет индивидуальность.

Но в модернизме — и это отчетливо демонстрируется Сашей Соколовым — нет человека вообще, есть уникальная личность, индивидуум.

Эта личность не хочет смиряться со временем, не­избежно ведущим к смерти, с пространством, ощутимо враждеб­ным для героя. Герой — максимально изолированная личность, живущая в диалоге с самим собой.

Выстроить какой-то повествовательный сюжет романа не­возможно. В мире мальчика стираются все временные понятия, уничтожаются причинно-следственные связи. Герой лишен чув­ства социального времени, а в его личном субъективном време­ни все происходит в настоящем. События прошлого и настояще­го предстают как одновременные.

Саша Соколов постоянно пока­зывает, что то, о чем говорит герой, происходит (происходило, будет происходить) всегда. Времена совмещаются. Умерший лю­бимый учитель Павел (Савл) Петрович Норвегов, примостив­шись на батарее, посвящает мальчика в подробности жизни, припоминает обстоятельства собственной смерти.

Герой про­должает учиться в школе для умственно отсталых и вместе с тем уже работает инженером и собирается жениться, при этом он живет на давно проданной даче, катается на велосипеде и пред­лагает руку Вете Акатовой.

«Можно ли быть инженером и школь­ником вместе, может, кому-то и нельзя, но я, выбравший сво­боду, одну из ее форм, я волен поступать как хочу, и являться кем угодно, вместе и порознь».

Саша Соколов «ставит под сомнение самый ход времени, растворяя человеческое существование с его неотклонимым век­тором от рождения к смерти в субстанциях природы и языка».

Герой преодолевает смерть, растворяя ее в вечном круговороте природы, которая вся, «исключая человека, представляет со­бою одно неумирающее, неистребимое целое». Герой властвует над временем и погружается в стихию языка. Он считает, что имя, название — это бессмысленная условность.

Поэтому имя, как и все в языке, текуче, непостоянно. Учитель Норвегов то Павел, то Савл, почтальон то Медведев, то Михеев. И совсем неважно, как «река называлась», «станция называлась».

Саша Соколов устанавливает между словами ассоциативные связи и соответствия. Железнодорожная ветка совмещается в сознании героя с цветущей веткой акации, а она превращается в первую любовь героя Вету Акатову.

Расчленив слово, по-новому скомпоновав его элементы, герой из слова «иссякнуть» получа­ет какую-то «сяку», напоминающую по произношению нечто японское.

И отсюда возникает целая миниатюра в японском стиле — гора, снег, одинокое дерево; и как бы справка о клима­те: «В среднем снежный покров — семь-восемь сяку, а при силь­ных снегопадах более адного дзе». Отсюда железнодорожники Николаев и Муромцев превращаются в Какамура и Муромацу.

Писатель в ряде фрагментов не использует знаков препина­ния. Предложения, слова, словосочетания свободно перетекают друг в друга, образуя неожиданные смыслы.

У Саши Соколова это не игра, а выявление органического свойства языка как «пер­вичной стихии, в которой заключены все возможности развития мира».

Благодаря тому, что писатель вызывает образы из слова, он создает удивительный мир, в котором картины зависят от ракурса, от поворота слова. Это и есть модернистское стремление к новому использованию языка.

На этой странице искали :

  • школа для дураков анализ
  • саша соколов школа для дураков анализ
  • саша соколов школа для дураков краткое содержание
  • соколов школа для дураков анализ

Сохрани к себе на стену!

Источник: http://vsesochineniya.ru/sochinenie-na-temu-kratkoe-soderzhanie-shkola-dlya-durakov-sashi-sokolova.html

«Школа для дураков»

Герой учится в специальной школе для слабоумных детей. Но его болезнь отличается от того состояния, в котором пребывает большинство его одноклассников. В отличие от них, он не вешает кошек на пожарной лестнице, не ведёт себя глупо и дико, не плюёт никому в лицо на больших переменках и не мочится в карман.

Герой обладает, по словам учительницы литературы по прозвищу Водокачка, избирательной памятью: он запоминает только то, что поражает его воображение, и поэтому живёт так, как хочет сам, а не так, как хотят от него другие.

Его представления о реальности и реальность как таковая постоянно смешиваются, переливаются друг в друга.

Герой считает, что его болезнь — наследственная, доставшаяся ему от покойной бабушки. Та часто теряла память, когда смотрела на что-нибудь красивое. Герой подолгу живёт на даче вместе с родителями, и красота природы окружает его постоянно. Лечащий врач, доктор Заузе, даже советует ему не ездить за город, чтобы не обострять болезнь, но герой не может жить без красоты.

Самое тяжёлое проявление его болезни — раздвоение личности, постоянный диалог с «другим собой». Он чувствует относительность времени, не может разложить жизнь на «вчера», «сегодня», «завтра» — как и вообще не может разлагать жизнь на элементы, уничтожать её, анализируя. Иногда он чувствует своё полное растворение в окружающем, и доктор Заузе объясняет, что это тоже проявление его болезни.

Директор спецшколы Перилло вводит унизительную «тапочную систему»: каждый ученик должен приносить тапочки в мешке, на котором крупными буквами должно быть указано, что он учится в школе для слабоумных.

А любимый учитель героя, географ Павел Петрович Норвегов, чаще всего ходит вовсе без обуви — во всяком случае, на даче, где он живёт неподалёку от героя. Норвегова сковывает солидная, привычная для нормальных людей одежда.

Когда он стоит босиком на платформе электрички, кажется, что он парит над щербатыми досками и плевками разных достоинств.

Герой хочет стать таким же честным, как Норвегов — «Павел, он же Савл». Норвегов называет его молодым другом, учеником и товарищем, рассказывает о Насылающем Ветер и смеётся над книгой какого-то советского классика, которую дал герою его отец-прокурор.

Вместо этой Норвегов даёт ему другую книгу, и герой сразу запоминает слова из неё: «И нам то любо — Христа ради, нашего света, пострадать».

Норвегов говорит, что во всем: в горьких ли кладезях народной мудрости, в сладких ли речениях и речах, в прахе отверженных и в страхе приближённых, в скитальческих сумах и в иудиных суммах, в войне и мире, в мареве и в мураве, в стыде и страданиях, во тьме и свете, в ненависти и жалости, в жизни и вне её — во всем этом что-то есть, может быть, немного, но есть. Отец-прокурор приходит в бешенство от этой дурацкой галиматьи.

Герой влюблён в тридцатилетнюю учительницу ботаники Вету Акатову. Ее отец, академик Акатов, когда-то был арестован за чуждые идеи в биологии, потом отпущен после долгих издевательств и теперь тоже живёт в дачной местности.

Герой мечтает о том, как закончит школу, быстро выучится на инженера и женится на Вете, и в то же время осознает неосуществимость этих мечтаний. Вета, как и вообще женщина, остаётся для него загадкой.

От Норвегова он знает, что отношения с женщиной — что-то совсем другое, чем говорят о них циничные надписи в школьном туалете.

Директор, подстрекаемый завучем Шейной Трахтенберг-Тинберген, увольняет Норвегова с работы за крамолу. Герой пытается протестовать, но Перилло грозит отправить его в лечебницу.

Во время последнего своего урока, прощаясь с учениками, Норвегов говорит о том, что не боится увольнения, но ему мучительно больно расстаться с ними, девочками и мальчиками грандиозной эпохи инженерно-литературных потуг, с Теми Кто Пришли и уйдут, унеся с собою великое право судить, не будучи судимыми.

Вместо завещания он рассказывает им историю о Плотнике в пустыне. Этот плотник очень хотел работать — строить дом, лодку, карусели или качели. Но в пустыне не было ни гвоздей, ни досок. Однажды в пустыню пришли люди, которые пообещали плотнику и гвозди, и доски, если он поможет им вбить гвозди в руки распинаемого на кресте.

Плотник долго колебался, но все-таки согласился, потому что он очень хотел получить все необходимое для любимой работы, чтобы не умереть от безделья. Получив обещанное, плотник много и с удовольствием работал.

Распятый, умирающий человек однажды позвал его и рассказал, что и сам был плотником, и тоже согласился вбить несколько гвоздей в руки распинаемого… «Неужели ты до сих пор не понял, что между нами нет никакой разницы, что ты и я — это один и тот же человек, разве ты не понял, что на кресте, который ты сотворил во имя своего высокого плотницкого мастерства, распяли тебя самого и, когда тебя распинали, ты сам забивал гвозди».

Вскоре Норвегов умирает. В гроб его кладут в купленной в складчину неудобной, солидной одежде.

Герой заканчивает школу и вынужден окунуться в жизнь, где толпы умников рвутся к власти, женщинам, машинам, инженерным дипломам.

Он рассказывает о том, что точил карандаши в прокуратуре у отца, потом был дворником в Министерстве Тревог, потом — учеником в мастерской Леонардо во рву Миланской крепости.

Однажды Леонардо спросил, каким должно быть лицо на женском портрете, и герой ответил: это должно быть лицо Веты Акатовой. Потом он работал контролёром, кондуктором, сцепщиком, перевозчиком на реке… И всюду он чувствовал себя смелым правдолюбцем, наследником Савла.

Автору приходится прервать героя: у него кончилась бумага. «Весело болтая и пересчитывая карманную мелочь, хлопая друг друга по плечу и насвистывая дурацкие песенки, мы выходим на тысяченогую улицу и чудесным образом превращаемся в прохожих».

Наш герой учится в специальной школе для слабоумных детей. Однако он болен не так, как его одноклассники. Он не ведет себя дико, не плюется, не ходит в туалет куда попало.

По мнению учительницы литературы по прозвищу Водокачка, он обладает избирательной памятью: в его памяти остается лишь то, что поражает его до глубины души, отчего живет так, как хочет он, а не кто-то другой.

То как он представляет реальность, и какая она на самом деле смешиваются друг с другом.

Сам же герой убежден, что его болезнь передалась от бабушки, которая очень часто теряла память, если видела что-то красивое. Герой вместе с родителями живет на даче, где красота присутствует постоянно. Его доктор советует не выезжать ему в город, считая, что там его болезнь обострится, но герой не может жить без красоты. Самым тяжелым в его болезни было раздвоение личности.

Директор спецшколы Перилло вводит «тапочную систему», согласной которой все ученики носят тапочки в мешке, на котором написано, что он учится в школе для слабоумных. Павел Петрович Норвегов – любимый учитель героя, вовсе ходит без обуви. Его сковывает солидная одежда.

Герой мечтает, что в будущем он будет такой же честный, как Норвегов — «Павел, он же Савл».Норвегов говорит ему, что он его молодой друг, ученик и товарищ. Он высмеивает книгу, которому дал герою отец-прокурор и дает другую книгу. Отец героя в ярости от этой книги.

Герой влюблён в тридцатилетнюю учительницу ботаники Вету Акатову и мечтает о том, что окончит школу, отучится на инженере и женится на ней, но тут же понимает, что это не реально.

Норвегова увольняют с работы, герой пытается воспротивиться этому, но директор грозит ему лечебницей. На прощание Норвегов говорит своим ученикам, что не боится увольнения, но ему жаль расставаться с ними.

На прощание он рассказывает им историю о плотники в пустыне. В скором времени Норвегов умирает и в гроб его кладут в солидной одежде.

Наш герой окончил школу и окунулся в жизнь, в которой люди толпами рвутся к деньгам, власти, женщинам, машинам.

Он рассказывает, что сначала точил карандаши у отца на работе, потом пошел дворником в Министерство Тревог, затем работал в мастерской Леонардо во рву Миланской крепости.

Как то Леонардо поинтересовался у него, какое лицо должно быть на женском портрете, на что герой ответил: лицо Веты Акатовой. Дальше он работал контролёром, кондуктором, сцепщиком, перевозчиком на реке…

Далее автор прерывает героя: у него закончилась бумага.

Источник: https://www.allsoch.ru/sokolov/shkola_dlya_durakov/

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector