Краткое содержание сьюзен хилл я в замке король за 2 минуты пересказ сюжета

  • Добрый день, дорогой читатель.
  • Какое-то время, мы с дочерью искали интересное подростковое чтиво, и прочитав «Повелителя мух» (нашли в списке схожих произведений) набрели на эту книжку.
  • Далее, отыскался небольшой лекционный отрывок про этот роман, и я услышала критику из уст писателя Быкова (хорошо, что он пошёл на поправку), который эту книгу и рекомендовал, и не рекомендовал одновременно.
  • Мне стало интересно, как при положительном отношении к книге можно её не любить, и мы с дочерью решили её прочитать.
  • И теперь я понимаю, как довольно интересная книга, с кучей мыслей и идей, может быть настолько раздражающей.
  • Расскажу о ней более подробно.
  • «Я в замке король» . Хилл Сьюзен
  • Итак:

Жанр: Роман можно с огромной натяжкой назвать подростковой литературой.

Год выпуска: 1970

Цена: стоимость моей подписки на My book.

Краткое содержание Сьюзен Хилл Я в замке король за 2 минуты пересказ сюжета

Книга

Странно, роман довольно популярный, и «на слуху» , а нормальной аннотации у него нет.

  1. Я фрагметарно скачивала книги на доступных ресурсах, у на всех у них отсутствовал аннотация, либо другая, какая-либо вводная часть.

  2. В итоге, нормального введения, не нашла вовсе, единственное приличное, без спойлеров, но довольно бредовое, это вот это:
  3. Аннотация

Эта книга наряду с «Повелителем мух» У. Голдинга — эталонный образец британского психологического реализма ХХ века.

Роман, тонко, точно и беспощадно исследующий детскую душу.

Война двух мальчишек — Чарльза и Эдмунда — за право «единоличного владения» руинами средневекового замка.Начинается она почти как игра. Но постепенно эта полудетская игра становится все более жестокой, превращается в настоящую феодальную распрю двух маленьких «властителей»…

  • Сразу скажу, именно за руины и замок никакие дети в книге не дерутся, это все фантазии автора аннотации.
  • Моё введение.
  • К богатому и избалованному подростку Эдмону Хуперу, приезжает новая «экономка» с «прицепом» в виде не очень богатого, но также вполне избалованного Чарльза Кингшоу.

Последний, пришёлся явно не ко двору, да и вообще в романе Чарльз явно не хочет никуда ехать, а Эдмунд, не рвётся с кем-либо дружить. Поэтому между подростками, сразу вспыхивает вражда.

Думаю, понятно, что уже на первых страницах романа, ребята начинают делить территорию.

Краткое содержание Сьюзен Хилл Я в замке король за 2 минуты пересказ сюжета

Глава первая

Что понравилось.

  1. Несмотря на то, что повествования начинается довольно неторопливо, (там то один ребёнок переезжает, то другой) книга буквально с первой главы держит в напряжении. Два пацана ходят, хмуро просматривая друг на друга, как коты перед дракой, и от этого напряжения, хочется читать дальше и узнать больше про их противостояние.
  2. Мне понравился язык книги. К которому, почему-то, читатели предъявляют большие претензии. Текст написан хорошим таким, подростковый языком, с длинными диалогами, и репликами в пару слов, которыми часто и перебрасываются подростки. Гарри Поттер написан схоже, но Роулинг как-то не принято ругать. Мне кажется, столько негатива в адрес книги , потому что, взрослые тёти и дяди читают это подростковый роман, как взрослую книгу. А это и не взрослая вещь, но и не детская. Вот к этой безвострастной инфантильности у меня как раз, претензии есть, но о них чуть позже.
  3. Очень хорошо описано поведение взрослых, которые решают свои проблемы, и которым совсем не до детей. Я очень ясно помню, что в моем детстве, мы тоже часто переезжали, то туда, то сюда, и меня лет до тринадцати, никто даже в известность особо не ставил, куда мы едем и зачем. Или, почему дядя с нами больше не живёт, и мы больше не владеем домом, а с нами живут непонятные соседи.
  4. Книга легко и быстро читается, в романе нет скучных моментов, никаких заминок или передышек. Сюжет бодр и подвижен. Я и не заметила, как «проглотил» роман, буквально за вечер.

Краткое содержание Сьюзен Хилл Я в замке король за 2 минуты пересказ сюжета

Глава вторая

Что не понравилось в книге, или вызвало раздражение.

  1. Нарочитая мрачность произведения. Вкниге нет и единого просвета, или даже тени надежды. Ближе к середине, понятно, чем все закончится, и начинаешь читать текст с лёгкой обреченностью.
  2. Неправдоподобные герои. Один из главных персонажей идеальный садист эдакий Джофри-непоседа, второй мега-жертва, юный Шелдон Купер, травмированный ребёнок с тучей тараканов в голове. И нет внятного объяснения, почему дети стали такими, ну кроме банального развод/смерть одного из родителей. При этом, мальчик-нытик всегда может собраться и «навалять» садисту, но спустя час, он опять бросается в нюни и плачет. Как с такими психами живут и ничего не замечают другие люди, странно.
  3. Непонятное время. На первых страницах, я думала, что действие перенесено на начало века, все эти страшные особняки, скелеты в шкафу у родни и богатые наследники. Чуть позже, я стала подозревать, что это года, эдак, сороковые, или послевоенные время, далее, узнала, что действие разворачивается в семидесятых годах. Но книга, как бы застыла вне времени: дети, прислуга, особняки, угодья. Читаешь, и входишь в некий диссонанс, представляя двух подростков, то в старомодных одеяниях, то в джинсах.
  4. Самоё раздражающее в романе — его предопределенность. Автор решил написать о травле и вражде, и вот — получите. Сто раз, эти два пацана могли бы подружиться, они выходят из под пера автора явно живыми и яркими, но Хилл быстро загоняет их обратно в резервацию, тупые обидки и вражду. Как бы говоря: «У нас тут трагический роман о травле, живо по исходным позициям!»
  5. Бесит желание шокировать, исключительно шока для. Ибо нет никаких больше причин, что бы проностить перед глазами читателя всю эту дурь типа дохлого кролика или рожающей коровы. Гадкие сцены, при этом, не несут никакой смысловой нагрузки, но в каждой главе, один из пацанов блюет, второй писает.
  1. Мысли, темы, смысл.
  2. Мне кажется смысл книги в равнодушии взрослых, в слепом непонимании детских проблем.
  3. Взрослые, в этом романе живут в каком-то своём мире, и не видят, что дети сошлись не на жизнь, а на смерть.
  4. Это не очень правдоподобно показано, но посыл мне ясен, и я в детстве сталкивалась именно с таким равнодушием, когда твоих проблемы просто не видят, а описать их невозможно, потому что, любое твоё описание, проходит сквозь призму слепого и отстраненного недоумения родителей.

Хотя в тексте родители совсем дураки, и такого обычно не бывает…

Когда мы с дочерью обсуждали эту книгу, то не поверили разным вещам. Мне казалось что не бывает таких дурных детей, а дочь не верила, что есть такие непонятливых родители.

​​Видимо, обе возрастные группы описаны неправдоподобно, а мы не верим в описания тех возрастов, которые знаем лучше.

Персонажи.

Эдмонд Хупер. Тот самый садюга вобравший в себя лучшие черты Джофри и Рамси. Если последние жили в суровые времена и имели все причины, быть психопатами, то парень садист просто потому что, его таковым задумал автор. При этом, при приближении настоящей опасности парень сразу ссытся, как моя собака от радости, при виде гостей.

Чарли Кингшоу. Мальчик-жертва, с кучей комплексов, страхов и фобий. Он боится всего сразу и сильно, чучела ворона, например, кукол, мотыльков, клоунов. А вот незнакомая местность, ему не страшна, как и высота. Кстати, у парня тоже нет четких причин, ак себя вести и от всего дрожать. Просто автор так хочет.

Кстати, в книге встречается ещё один условно-нормальный мальчик с фермы. На его фоне, еще заметнее насколько ненормальны главные герои.

Миссис Кингшоу. Мама Чарльза. Про неё мы знаем, что она вдова и очень хочет замуж. Больше про неё мы ничего не узнаем, пожалуй, кроме того, что ей плевать на сына. В романе она кучу раз делает выбор в пользу замужества, выгораживает явно виновного Хупера и т.д.

Мистер Хупер. Папа Эдмонда. Ещё один безликий персонаж. Все что мы о нем знаем, это то, что он ненавидит своего отца и скучает по женскому вниманию.

Читайте также:  Краткое содержание окуджава путешествие дилетантов за 2 минуты пересказ сюжета

В книге взрослые подобны бледным теням они совершенно безликие.

Странность произведения, заключается в том, что мальчиков никогда не называют по именам. Только Кингшоу и Хупер, так они и друг друга зовут, так зовут их родители. Ощущение иногда такое, что это конфликтует два старичка, а не мальчика.

  • Атмосфера.
  • У книги мрачная, какая-то викторианская атмосфера, похожая на атмосферу тех романов, где женщины умирают от чахотки, а их суженые в бою.
  • Эта куртузная безысходность задаёт настроение всему роману.

Мне и понравилась книга, и в тоже время она меня жутко разозлила. Вроде написанная на злободневные темы, она вместе с этим осталась очень надуманной и «притянутой за уши».

Мне понятно, что автор в тексте поставил некую задачу и блестяще ей следует, но ему в итоге плевать и на самих героев и на читателей. Надо показать вражду и травлю, и автор это делает.

Кратко перечислю плюсы и минусы романа.

«Я в замке король'. Хилл Сьюзен

  • С первых страниц держит в напряжении,
  • Написан простым и понятным языком, похожим на язык подростков,
  • Заставляет задуматься о воспитании детей и о том, понимаем ли мы своего ребёнка,

Минусы.

  • Странные дети, место которых в дурдоме, и их непонятное поведение,
  • Нелогичные, равнодушные взрослые,
  • Мрак и общая безнадега повествования,
  • Намеренные попытки шокировать читателя.

Вердикт: Три балла и рекомендую родителям подростков. Вдруг за их спинами с детьми творятся какие-то ужасы, а они не замечают…

Ну и все любители пощекотать нервишки тоже окажутся довольны.

Для ом. В моем отзыве нет спойлеров, я рассказала даже меньше того, что есть в аннотации.

Источник: https://irecommend.ru/content/kniga-o-zhestokosti-detei-i-ravnodushii-vzroslykh-tseplyayushchii-syuzhet-i-zapominayushchie

Я в замке король – сьюзен хилл

Уорингс – фамильный дом Хуперов. Купил его еще прадед Эдмунда, Денег в семье было немного, землю пришлось со временем продать, а дом остался. Теперь умер дед, который жил в Уорингсе, и Эдмунд с отцом перебираются туда.

Отец Эдмунда, Джозеф, овдовел несколько лет назад. Брак был несчастливый. “Когда сын, вылитая Элин, уезжал учиться, Джозеф подолгу не мог припомнить ее лица”. Теперь Джозеф ищет домоправительницу, которая присматривала бы за хозяйством и за Эдмундом.

Эдмунд с отвращением ждет появления в Уорингсе миссис Хелины Киншоу и ее сына Чарльза, “Я не хотел сюда ехать, вот еще один дом, где все не наше”, – думает, подходя к дому, Чарльз Киншоу. А в это время Эдмунд Хупер кидает ему из окна записку: “Я не хотел, чтобы ты приезжал”.

Миссис Киншоу и мистер Хупер очень довольны знакомством. Миссис Киншоу – вдова, женщина порядочная, на нее вполне можно положиться.

И просто замечательно, что мальчики одного возраста, они обязательно подружатся. Но мальчикам вовсе не хочется становиться друзьями. Хуперу совсем не нравится, что кто-то вторгается в его владения.

Тем более что Киншоу никак не хочет признавать, что он, Хупер, тут главный.

А Киншоу так тяжело снова оказаться в чужом доме, где все не их с мамой, где хозяева не они. А Хупер то гонит его, то, наоборот, следит за каждым его шагом.

Проходит первая неделя пребывания Киншоу в Уорингсе. И он отправляется гулять. Один. Все равно куда, лишь бы подальше от Хупера. Что это пролетело почти над самой головой? Не стоит бояться, это всего лишь ворона. Но почему, почему она преследует его? Надо бежать. Как же трудно бежать по перепаханному полю.

И эта жуткая птица, она летит за ним, каркает, вот-вот нападет. На поле у самого дома Чарльз падает. Он лежит, не в силах подняться, а ворона клюет его в спину. Он во весь голос кричит, и в конце концов ворона улетает. Киншоу с трудом добегает до дома и замечает в окне своей комнаты следящего за ним Хупера.

Следующей ночью Хупер притаскивает с чердака чучело вороны и подкладывает его в комнату Киншоу. Киншоу просыпается, включает свет и видит на краю собственной постели ужасную птицу.

Он понимает, что это всего лишь чучело, но ему все равно страшно. Но главное – не плакать, ведь Хупер наверняка стоит под дверью и подслушивает.

И Киншоу так и лежит до утра не шелохнувшись, не в силах даже столкнуть чучело с кровати.

Война объявлена. Значит, остается только одно – бежать. Бежать из Уорингса и, главное, от Хупера. Уже есть тайник, собраны кое-какие припасы. Но Хупер находит тайник и прекрасно соображает, что собирается сделать Киншоу. “И я с тобой”, – заявляет он.

Нет уж, Киншоу убежит один. Нынче же рано утром, тем более что удачнее дня не придумать – мама и мистер Хупер уезжают в Лондон и их не будет дома весь день. Значит, хватятся его только вечером.

Раннее утро. Киншоу проходит поле, входит в Крутую чашу. Да, это большой лес и незнакомый. Но… Хорошо, что утро такое солнечное. Киншоу зажмуривает глаза и входит в лес. Ничего страшного. Как же тут хорошо и мирно! Только… что это за звук? Киншоу оборачивается и видит в нескольких метрах от себя Хупера. Никуда от него не денешься!

Когда они заходят так далеко, что становится ясно – они заблудились, Киншоу не пугается, пугается Хупер. А потом еще гроза. Хупер просто не выносит грозы. И по лесу первым идти боится. А Киншоу – нет. Они выходят к реке. Киншоу отправляется на разведку. Возвращается и видит: Хупер лежит ничком, лицом в воде, и на голове у него кровь.

Киншоу вытаскивает его, тащит на берег, пытается делать искусственное дыхание, разводит костер. Только бы Хупер не умер! Хупера рвет, он прокашливается, кажется, жив. Ночью его знобит, Киншоу отдает ему свой свитер, а Хупер хнычет, капризничает. Наверное, сейчас Киншоу мог бы его ударить. Но – зачем, он все равно сильнее Хупера.

И не надо будет убегать больше, Киншоу уже не боится Хупера. Он поверил в себя.

Находят их рано утром. И Хупер кричит: “Это все Киншоу! Он меня в воду столкнул!”

А взрослые словно не замечают, что происходит. И мама говорит Чарльзу, что нельзя быть таким неблагодарным, что мистер Хупер хочет заботиться о нем, как о своем собственном сыне, и поэтому отдаст Чарльза в ту же школу, где учится Эдмунд.

Куда же убежать от этого проклятого Хупера? Киншоу находит сарай вдалеке от дома, но даже там его находит Хупер. Находит и запирает. И отпирает только днем, когда узнает, что взрослые собираются куда-то поехать вместе с ними на машине.

Замок Лайделл, огромный, полуразрушенный, на берегу озера. И Киншоу лезет по стене, на самый верх. “Чур, я в замке король!” Хупер не выдерживает и лезет за ним. Но спуститься не может – боится высоты.

И тут Киншоу понимает, что может все – может столкнуть Хупера вниз, может просто пугнуть его, и тот сорвется. “Я в замке король. Что хочу, то с ним и сделаю”.

Но сам же понимает, что не сделает с ним ничего, а, наоборот, протянет ему руку, обхватит сзади и поможет удержаться. Он тянется к Хуперу, но тот в ужасе отшатывается и летит вниз.

Киншоу думает, что Хупер умер. Но нет, он только разбился. Лежит в больнице, мама Киншоу ездит к нему каждый день. А Киншоу наконец-то предоставлен самому себе. И даже находит приятеля – фермерского сына Филдинга.

Тот показывает ему телят, индюшек, хомячка. И Киншоу рассказывает ему про Хупера, признается, что боится его. Филдинг парень рассудительный. Чего Хупера бояться, ведь сделать ничего плохого Хупер Киншоу не может. Только пугает, и все.

Читайте также:  Краткое содержание лавкрафт хребты безумия за 2 минуты пересказ сюжета

Неужели у Киншоу появился наконец свой собственный друг?

Но Хупер возвращается, и спуску Киншоу он давать не намерен. Тем более что мистер Хупер сделал предложение миссис Киншоу. “Теперь не отвертишься. Будешь моего палу слушаться. И меня”.

Наверняка это Хупер надоумил миссис Киншоу пригласить Филдинга к чаю. А Хупер умеет быть, когда надо, нормальным парнем.

И Филдингу совсем невдомек, почему это Киншоу не хочет играть втроем, не хочет вместе с ним и с Хупером идти на ферму смотреть новый трактор.

Киншоу идет в комнату Хупера. Вот она, карта сражений, которую так любовно вычерчивал Хупер. Он уносит ее с собой и сжигает на полянке у рощи. Будь что будет. Но Хупер делает вид, будто ничего не произошло. Не ревет, не жалуется взрослым.

На следующий день все в хлопотах, в сборах – завтра мальчики отправляются в школу. Все уже почти собрано, в комнате Киншоу – одни чемоданы, мама приходит поцеловать его на ночь и сидит с ним долго-долго.

А когда уходит, Хупер подбрасывает ему под дверь записку: “Ты дождешься, Киншоу”.

Утро серое и ясное, на улице холодно. Киншоу выходит из дому, проходит по полю, идет в рощу. В лесу на него накатила радость. Он несколько раз повторяет про себя: “Все хорошо, все хорошо”. Нашел ту самую поляну, где они разводили костер. Разделся, сложил вещи стопкой и вошел в воду, дошел до глубины, окунул лицо в воду и глубоко вздохнул.

Нашел его Хупер, сразу догадался, куда Киншоу мог пойти. Когда разглядел распростертое на воде тело Киншоу, вдруг подумал: это из-за меня, это я сделал, это он из-за меня – и замер, преисполненный торжества.

Источник: https://rusochineniya.ru/ya-v-zamke-korol-syuzen-xill/

Сьюзен Хилл: Я в замке король

Три месяца назад умер дедушка, и тогда они переехали в этот дом.

– Я туда не вернусь, пока дом не будет мой, – говорил папа. Хотя старик лежал наверху после второго удара и никого не тревожил – умирал.

Мальчика повели на него посмотреть.

– Ты только не бойся, – сказал папа. Он нервничал. – Дедушка очень старый, очень больной.

– А я и не боюсь. – И он правду сказал, хотя папа, наверное, не поверил.

Выйдет весьма трогательно, решил тогда Джозеф Хупер, три поколения вместе, один – на смертном одре. Старший сын старшего сына старшего сына. К почтенному возрасту в нем пробудилась фамильная гордость.

Трогательно вышло не очень. Старик сопел, пускал слюни, не просыпался. В комнате стоял кислый запах.

– Ну ладно, – сказал мистер Хупер и кашлянул. – Он очень болен, понимаешь. Но я рад, что ты на него посмотрел.

– Почему?

– Ну, ты его единственный внук. Наследник. Вот почему.

Мальчик взглянул в сторону постели. «У него кожа мертвая уже, – он подумал,– старая и сухая». Но он видел, как просвечивают сквозь нее, как светятся кости глазниц, челюсти, носа. Все – от щетины волос до подогнутого края простыни – было выбеленное, белесое.

– Ой, я знаю, на что он похож, – сказал Эдмунд Хупер, – на старого дохлого мотылька из своей коллекции.

– Как ты смеешь так говорить? Без всякого уважения!

И Джозеф Хупер вывел сына из комнаты. А сам думал: «Я могу выказывать ему уважение, вести себя как следует только потому что он умирает, его почти уже нет».

Эдмунд Хупер, спускаясь по широкой лестнице в обшитый деревом холл, не думал про дедушку. Но потом вспоминал мотыльковую бледность старой-старой кожи.

И вот они переехали, Джозеф Хупер стал хозяином в доме.

Он сказал:

– Я буду надолго уезжать в Лондон. Я не могу тут безотлучно сидеть, хоть у тебя и каникулы.

– Значит, все будет как раньше?

Он раздраженно отвел глаза от сыновнего взгляда. И подумал: «Я, кажется, стараюсь изо всех сил, не так-то это легко, когда под боком нет женщины».

– Ну, мы посмотрим, – сказал он. – Я попробую подыскать тебе друга и устрою, чтоб за нами присматривали. Скоро все уладится.

Гуляя под тисами в дальнем конце сада, Эдмунд Хупер думал: «Не хочу, не надо, чтоб уладилось, не надо мне здесь никого».

– Ты не ходи в Красную комнату без спроса. Я буду прятать ключ.

– Я же ничего не поломаю. Почему?

– Ну – там много ценных вещей. Только и всего. – Джозеф Хупер вздохнул. Он сидел за письменным столом в кабинете с видом на длинный газон. – К тому же не понимаю, что тебя там так прельщает.

Ему не хотелось, чтобы в доме что-то трогали, покуда он сам не решил, какую мебель выбросить, что из своих вещей сюда перевезти.

Бумаги на отцовском столе его раздражали. Он ворошил их, перебирал, не знал, с чего начать, как к ним подступиться. Копаться в бумагах он привык. Но отец оставил дела в таком беспорядке – смерть предстала в непристойном виде.

  • – Ну, а сейчас дай ключ, а?
  • – Пожалуйста, дай.
  • – Ладно, пожалуйста.
  • – Ключ от Красной комнаты?
  • – Да.

– Хорошо…

Мистер Джозеф Хупер потянулся к левому маленькому ящику стола под тем ящиком, где всегда держали сургуч. Но тут же одумался:

– Нет-нет. Лучше поиграй на солнышке в крикет, Эдмунд. Ты уж все видел в Красной комнате.

  1. – Не с кем мне играть в крикет.
  2. – Ах да, скоро я все улажу, у тебя будет друг.
  3. – Вообще не люблю я этот крикет.
  4. – Эдмунд, прошу тебя, не капризничай, у меня масса дел, мне некогда заниматься глупыми препирательствами.

Хупер вышел, он пожалел, что так сказал про крикет. И не надо, чтоб улаживалось, не надо, пусть сюда не приезжают, никто.

Зато он узнал, где лежит ключ.

Весь в мать, думал мистер Джозеф Хупер. Та же манера не снисходить до объяснений, вечные секреты, тот же холодный, жесткий взгляд. Элин Хупер умерла шесть лет назад. Брак был несчастливый, Когда сын, вылитая Элин, уезжал учиться, Джозеф Хупер подолгу не мог припомнить ее лица.

Джозеф Хупер вернулся к прерванному занятию: он отвечал на письмо – отклик на его объявление.

Дом, называемый «Уорингс», был построен прадедушкой мальчика, то есть не так уж давно. Тогда здесь был большой поселок, и первому Джозефу Хуперу принадлежал солидный кусок земли.

Теперь поселок уменьшился, жители разъехались по городам, а сюда приезжали мало, мало строились. Поселок стал похож на старый порт, от которого отступило море. Всю свою землю Хуперы понемногу распродали, остался только «Уорингс».

Он стоял на склоне холма, на пути к деревне, на отшибе.

Читать дальше

Источник: https://libcat.ru/knigi/proza/sovremennaya-proza/277978-syuzen-hill-ya-v-zamke-korol.html

Читать онлайн "Я в замке король" автора Хилл Сьюзен Susan Hil — RuLit — Страница 1

Три месяца назад умер дедушка, и тогда они переехали в этот дом.

– Я туда не вернусь, пока дом не будет мой, – говорил папа. Хотя старик лежал наверху после второго удара и никого не тревожил – умирал.

Мальчика повели на него посмотреть.

– Ты только не бойся, – сказал папа. Он нервничал. – Дедушка очень старый, очень больной.

– А я и не боюсь. – И он правду сказал, хотя папа, наверное, не поверил.

Выйдет весьма трогательно, решил тогда Джозеф Хупер, три поколения вместе, один – на смертном одре. Старший сын старшего сына старшего сына. К почтенному возрасту в нем пробудилась фамильная гордость.

Трогательно вышло не очень. Старик сопел, пускал слюни, не просыпался. В комнате стоял кислый запах.

– Ну ладно, – сказал мистер Хупер и кашлянул. – Он очень болен, понимаешь. Но я рад, что ты на него посмотрел.

– Почему?

– Ну, ты его единственный внук. Наследник. Вот почему.

Читайте также:  Краткое содержание сказки царевна-лягушка за 2 минуты пересказ сюжета

Мальчик взглянул в сторону постели. «У него кожа мертвая уже, – он подумал,– старая и сухая». Но он видел, как просвечивают сквозь нее, как светятся кости глазниц, челюсти, носа. Все – от щетины волос до подогнутого края простыни – было выбеленное, белесое.

– Ой, я знаю, на что он похож, – сказал Эдмунд Хупер, – на старого дохлого мотылька из своей коллекции.

– Как ты смеешь так говорить? Без всякого уважения!

И Джозеф Хупер вывел сына из комнаты. А сам думал: «Я могу выказывать ему уважение, вести себя как следует только потому что он умирает, его почти уже нет».

Эдмунд Хупер, спускаясь по широкой лестнице в обшитый деревом холл, не думал про дедушку. Но потом вспоминал мотыльковую бледность старой-старой кожи.

И вот они переехали, Джозеф Хупер стал хозяином в доме.

Он сказал:

– Я буду надолго уезжать в Лондон. Я не могу тут безотлучно сидеть, хоть у тебя и каникулы.

– Значит, все будет как раньше?

Он раздраженно отвел глаза от сыновнего взгляда. И подумал: «Я, кажется, стараюсь изо всех сил, не так-то это легко, когда под боком нет женщины».

– Ну, мы посмотрим, – сказал он. – Я попробую подыскать тебе друга и устрою, чтоб за нами присматривали. Скоро все уладится.

Гуляя под тисами в дальнем конце сада, Эдмунд Хупер думал: «Не хочу, не надо, чтоб уладилось, не надо мне здесь никого».

– Ты не ходи в Красную комнату без спроса. Я буду прятать ключ.

– Я же ничего не поломаю. Почему?

– Ну – там много ценных вещей. Только и всего. – Джозеф Хупер вздохнул. Он сидел за письменным столом в кабинете с видом на длинный газон. – К тому же не понимаю, что тебя там так прельщает.

Ему не хотелось, чтобы в доме что-то трогали, покуда он сам не решил, какую мебель выбросить, что из своих вещей сюда перевезти.

Бумаги на отцовском столе его раздражали. Он ворошил их, перебирал, не знал, с чего начать, как к ним подступиться. Копаться в бумагах он привык. Но отец оставил дела в таком беспорядке – смерть предстала в непристойном виде.

  • – Ну, а сейчас дай ключ, а?
  • – Пожалуйста, дай.
  • – Ладно, пожалуйста.
  • – Ключ от Красной комнаты?
  • – Да.

– Хорошо…

Мистер Джозеф Хупер потянулся к левому маленькому ящику стола под тем ящиком, где всегда держали сургуч. Но тут же одумался:

– Нет-нет. Лучше поиграй на солнышке в крикет, Эдмунд. Ты уж все видел в Красной комнате.

  1. – Не с кем мне играть в крикет.
  2. – Ах да, скоро я все улажу, у тебя будет друг.
  3. – Вообще не люблю я этот крикет.
  4. – Эдмунд, прошу тебя, не капризничай, у меня масса дел, мне некогда заниматься глупыми препирательствами.

Хупер вышел, он пожалел, что так сказал про крикет. И не надо, чтоб улаживалось, не надо, пусть сюда не приезжают, никто.

Зато он узнал, где лежит ключ.

Весь в мать, думал мистер Джозеф Хупер. Та же манера не снисходить до объяснений, вечные секреты, тот же холодный, жесткий взгляд. Элин Хупер умерла шесть лет назад. Брак был несчастливый, Когда сын, вылитая Элин, уезжал учиться, Джозеф Хупер подолгу не мог припомнить ее лица.

Джозеф Хупер вернулся к прерванному занятию: он отвечал на письмо – отклик на его объявление.

Дом, называемый «Уорингс», был построен прадедушкой мальчика, то есть не так уж давно. Тогда здесь был большой поселок, и первому Джозефу Хуперу принадлежал солидный кусок земли.

Теперь поселок уменьшился, жители разъехались по городам, а сюда приезжали мало, мало строились. Поселок стал похож на старый порт, от которого отступило море. Всю свою землю Хуперы понемногу распродали, остался только «Уорингс».

Он стоял на склоне холма, на пути к деревне, на отшибе.

Первый Джозеф Хупер был банкир, процветал и в тридцать лет построил этот дом. На службе он говорил: «Такой дом иметь не стыдно». «Уорингс» действительно был ему совершенно не по средствам. Он надеялся до него дорасти, как детская нога до купленных на вырост ботинок.

Он был человек настойчивый. Женившись на младшей дочери младшего баронета, он начал создавать семью, укреплять позиции, чтобы дом, который он построил, сделался ему по средствам.

Тут, однако, он не слишком преуспел, и прилегающую землю, тоже его собственность, пришлось продать.

– Вот история «Уорингса», – говорил сыну Эдмунду нынешний Джозеф Хупер, торжественно водя его по комнатам. – Гордись.

Чем тут гордиться, он не понял. Дом как дом, уродливый даже, хвалиться нечем. Но то, что дом свой и что у них, оказывается, есть история, очень ему понравилось.

Отец сказал:

– Погоди, вот вырастешь, тогда поймешь, что такое быть Хупером.

А сам подумал: «А что это такое, да ничего, в сущности». И он сжался от устремленного на него взгляда, от написанного в нем всезнанья. Вылитая мать.

«Уорингс» был уродливый. Он был неуклюжий – большой, угловатый, красно-кирпичный. Перед ним и по бокам тянулся газон, он опускался к посыпанному гравием въезду и дальше, к проселку, и ни деревца, ни клумбы не было на нем, чтоб оживить нудную зеленость. Вдоль въезда и возле тисов за домом густо кустились рододендроны.

Тисы стояли тут еще до всякого дома, «Уорингс» пристроили к ним, потому что первого Джозефа Хупера прельстили их толщина и пышность и то соображенье, что они растут так долго, дольше всех деревьев.

Рододендроны же он избрал тоже совсем не за тот короткий спектакль, которым они ошеломляют в июне и в мае, а за темные зеленые кожистые листья и толщину ствола, за основательность.

Ему нравилось, въезжая на гравий, видеть перед собой их толпу.

А в доме, конечно, были высокие потолки, тяжелые переплеты окон, обшитые дубом стены и дубовые двери, дубовая лестница, громоздкая мебель – все как полагается. С самого начала тут мало что изменилось.

Джозеф Хупер все детство до школы и все летние каникулы провел в этом доме и не любил его, сохранил об «Уорингсе» печальную память. Но сейчас, в пятьдесят один год, он решил, что раз он Хупер, сын своего отца, ему должны нравиться мрак и основательность. Он стал думать об «Уорингсе»: внушительный дом.

Он понимал, что сам он – неудачник и ничем не блещет, к нему благосклонно относятся, но его не слишком почитают, в общем, он провалился, но и провалился-то незаметно, а не сорвался драматически, впечатляюще, с большой высоты. Он был тусклый человек, обыкновенный. Он думал: «Я знаю себя, и это меня не тешит». Но после смерти отца дом придал ему вес и уверенность, уже можно было говорить: «У меня в именье, в «Уорингсе», а это кое-что да значит.

Узкая тропа вела между тисами к небольшой роще. Роща и поле с нею – вот все, что осталось от земли Хуперов.

Комната Эдмунда, высоко наверху в задней части дома, выходила на рощу. Он сам ее выбрал.

Папа говорил:

– Посмотрел бы другие, есть куда больше, светлей. Возьми лучше старую детскую.

Но он эту захотел, узкую, с высоким окном. Над ней были только чердаки.

Когда он проснулся, месяц светил вовсю, так что сперва он решил даже, что уже рассвело и, значит, он проспал. Он встал с постели.

Ветер тоненько, упорно шелестел листвой тисов, и вязов, и дубов в роще и ерошил высокую траву на поле.

Лунный свет сквозь щель между двумя деревьями затекал в разделявший их ручей, и вода сверкала, как только вздрагивали ветки. Эдмунд Хупер выглянул наружу. Ночь была очень теплая.

Источник: https://www.rulit.me/books/ya-v-zamke-korol-read-5740-1.html

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector