Краткое содержание войнович москва 2042 за 2 минуты пересказ сюжета

Ты сам ставишь себя на последнее место, поэтому и другие ставят тебя туда же.

Люди бороться не хотят, потому что живут слишком хорошо. Зажрались.

Гении все склонны к чудачествам, а мы должны их терпеливо сносить.

Релаксировать полезно для здоровья. А рефлексировать, как это делаем мы, вредно.

Иной раз нам снится что-нибудь неприятное, но мы не всегда хотим при этом проснуться. А когда неприятное происходит в жизни, нам всегда хочется заснуть. И это правильно. Потому что сон гораздо богаче жизни. Во сне мы едим, что хотим, имеем тех женщин, которых хотим, во сне мы умираем и воскресаем, но в жизни нам удается только первая половина.

— Со временем люди меняются.
— Чепуха. Они меняют предмет поклонения. Но при этом остаются такими же, как были.

Ваша хваленая демократия нам, русским, не личит. Это положение, при котором каждый дурак может высказывать свое мнение и указывать властям, что они должны и не должны делать, нам не подходит. Нам нужен один правитель, который пользуется безусловным авторитетом и точно знает, куда идти и зачем.

Миллионеры, как я заметил, вообще люди прижимистые.

Вообще, что такое народ? И есть ли вообще разница между народом, населением, обществом, толпой, нацией, или массами? И как назвать миллионы людей, которые восторженно бегут за своими сумасшедшими вождями, неся их бесчисленные портреты и скандируя их безумные лозунги? Если ты хочешь сказать, что самое лучшее, что есть среди этих миллионов, это и есть народ, то тогда ты должен признать, что народ состоит всего из нескольких человек. Но если народ — это большинство, то я должен тебе сказать, что народ глупее одного человека. Увлечь одного человека идиотской идеей намного труднее чем весь народ.

Но дело в том, что, как показывает исторический опыт, именно абсурдные или даже, сказать точнее, идиотские идеи как раз легче всего овладевают умами масс.

Жалость есть глупое и бесполезное чувство. И жалельщики — это самые вредные люди.

Должен заметить, что с западными людьми спорить совершенно неинтересно. Западный человек, видя, что собственная точка зрения собеседника очень ему дорога, готов тут же с ней согласиться, чего совершенно не бывает у нас.

Быть всё время трезвым ужасно скучно.

Пол-литра водки для русского человека есть первоначальная и, я бы даже сказал, естественная норма.

Большая политика в основном из мелких интриг только и состоит.

Источник: https://citaty.info/book/vladimir-voinovich/moskva-2042?page=4

Краткое содержание: Москва 2042

Русский писатель Виталий Карцев, живущий в Мюнхене в 1982 г. получает возможность оказаться в Москве 2042 года.

Готовясь к поездке, он встречает своего однокашника Букашева Лешку, который сделал карьеру по линии КГБ в СССР и их встреча была не случайной, ведь Лешка знал о его интересной поездке.

В разгар сборов ему снова позвонил приятель, Леопольд и сказал срочно ехать в Канаду, а потом звонил Зильберович, по поручению Карнавалова Сим Симыча.

Карнавалов в прошлом зек, тогда работал в детсаду, топил печь, был аскетом и много писал. Он задумал большое сочинение в 60 томов, «Большая зона». Его «открыли» в столице, потом у него получилось печататься и за границей, быстро приобретя известность. Все власти стали вести с ним войну, но не могли ни арестовать, ни выслать. Наконец, он поселился в Канаде, в его имении, которое называлось «Отрадное». Там все было на русский лад: женщины ходили в сарафанах и платках, ели кашу и щи. А сам Сим Симыч заучивал Даля и репетировал торжественный въезд в Москву.Карнавалов поручил Карцеву взять в Москву 36 готовых томов его «Большой зоны» и письмо «Будущим правителям России». Вот он отправился в Москву 2042 года. Первым делом он увидел на аэровокзале 5 портретов. Один из них не понятно почему, но был похож на портрет Лешки Букашева.К тем людям, которые прилетели вместе с ним подбегают люди с автоматами и загружают их в бронетранспортер. Самого Карцева они не трогают, так как за ним приехали другие военные- 2 женщин и 3 мужчин. Они представились как члены юбилейного Пятиугольника, которому и поручено провести 100-летний юбилей Карцева. Ведь он является классиком предварительной литературы, которую изучают в предприятиях обучения коммунистического движения. Сам он вообще ничего не понимал, пока 2 эти женщины не объяснили ему все. Оказывается, что благодаря одной революции, перед ними открылась перспектива развить коммунизм в одном городе, бывшей Москве -городе Москореп. Так, социалистический СССР имел коммунистическую сердцевину.Для начала построения движения Москву обнесли 6-и метровой оградой, сверху обвитой колючей проволокой и охраняли стреляющими установками.Пока Карцев находился в кабинете естественных отправлений, ознакомился и с приказом переименовать реку Клязьму в реку имени Карла Маркса, статьи о бережливости и увидел газету в форме рулона.Проснувшись утром, сочинитель вышел из гостиницы, во дворе, в котором был неприятный запах, как в уборной, увидел большую очередь к одному киоску, а люди стоящие в ней держали бидончики, кастрюли и даже ночные горшки. Он решил спросить у коротконогой женщины, стоящей в очереди: «Что дают?» На что та ответила, что не дают, а сдают. «И как это чего? Говно сдают!» Позже он сам увидел на киоске вывеску: «Кто сдает продукт вторичный, тот снабжается отлично» и вспомнил, что сам, только приехав в Москву, заполнял бланк на сдачу вторичного продукта.Шел он по Москве и еще много чему удивлялся. Не обнаружил на Красной Площади он собора Василия Блаженного, памятника Минину и Пожарскому, Мавзолея, который, как оказалось, продали нефтяному магнату вместе со всем тем, что в нем было. Звезда на Спасской башне была жестяной, а не рубиновой как раньше, люди ходили в военной одежде, автомобили были газогенераторные или паровые, но больше всего было бронетранспортеров. В общем, вся картина нищеты предстала перед ним. Перекусить он зашел в предприятие коммунистического питания, на фасаде которого висел тот же плакат что и на киоске, где он встретил людей с бидончиками. В меню были щи из лебеды, вода натуральная, кисели и свинина вегетарианская. Свинину он есть не смог, так как она издавала запах вторичного продукта.Вместо ресторана «Арагви» стоял государственный экспериментальный публичный дом, в котором его снова ждало разочарование: клиенты с общими потребностями обходились самообслуживанием. Потом оказалось, что верховный Пятиугольник установил для него повышенные потребности, а то место, куда он случайно попал, предназначалось для коммунистов с общими потребностями. Позже он узнал, что тот Гениалиссимус, который издавал все указы в городе и вправду был Лешка Букашев.Во многих местах, где бы он ни был, видел надписи симитов «СИМ», которые были против коммунистического режима и ждали возвращения царя Карнавалова.Сам Карнавалов же к этому времени был заморожен и хранился в Швейцарии. Коммунистические правители пытались убедить Карцева вычеркнуть его из своей книги. Потом они дали ему самому почитать его книгу, которую он ни разу не читал и даже не писал.В итоге сочинитель не согласился вычеркивать героя Карнавалова из своей книги, а в это время его разморозили и он торжественно въехал в Москву на белом коне, установил монархию на весь СССР, Болгарию, Польшу и Румынию. Озверевшее от нищеты население переходило на его сторону. Вместо автомобилей он ввел живую тяговую силу, все науки заменил Божьим Законом, словарем Даля и «Большой зоной», ввел телесные наказания, женщинам предписал богобоязненность и скромность, а мужчинам — ношение бород.

Сам Карцев уехал назад, в Москву 1982 года и дописывал ту самую книгу.

Краткое содержание романа «Москва 2042» пересказала Осипова А. С.

Обращаем ваше внимание, что это только краткое содержание литературного произведения «Москва 2042». В данном кратком содержании упущены многие важные моменты и цитаты.

Источник: https://biblioman.org/shortworks/voinovich/moskva-2042/

Отзывы о книге Москва 2042, Владимир Войнович, страница 2 – ЛитРес

18 января, 00:22576977109

Жанр (анти)утопии становится актуальным во времена, когда великие эксперименты дискредитируют себя, а идеи, на которых они базируются, уже не кажутся столь привлекательными.

ХХ век предоставил благодатную почву для произведений подобного жанра, особенно с рождением Советского Союза – эксперимента на государственном уровне длиной семьдесят лет О будущем одной шестой части суши писали много и обильно – и хорошо, и плохо, изнутри и из-за рубежа.

Когда государство рабочих и крестьян было ещё в младенчестве, авторы мечтали о полетах в космос и контактах с более развитыми, уже коммунистическими цивилизациями («Красная звезда» Богданова, «Аэлита» А.

Толстого), о всемирном братстве под красным знаменем и объединении пролетариев всех стран. Но постепенно все менялось, и будущее уже не казалось столь привлекательным.

Если антиутопии западного образца рассказывают о чудовищном, беспощадном мире победившего тоталитаризма в отдельной стране или всем мире («1984» Оруэла), то (анти)советские, в особенности поздние и эмигрантские антиутопии, созданные на базе не очень-то ностальгических воспоминаний о мире, который уже шагал в сторону светлого будущего, но начал пробуксовывать, склонны сглаживать углы и насмехаться над тем, как все в будущем устроено. 

Такова «Москва 2042» Войновича, которую он описывает глазами высланного из СССР в буржуазную Германию писателя, отправленного в командировку в будущее.

Спустя 60 ет столица превращена в этакий коммунистический полис – город-государство Москореп, где правит всесильная КПГБ, все решают Пятиугольники, а комуняне звездятся и молятся на некоего Генералиссимуса и используют в его честь приветствие «слаген». Не ушли из будущего ни страсть к сокращениям (кабесот – «кабина естественных отправлений»), ни очереди.

Читайте также:  Краткое содержание стругацкие жук в муравейнике за 2 минуты пересказ сюжета

Все потребности удовлетворяются, но определяются они кем-то сверху. Ясно, что с победой коммунизма абсурд и неразбериха только усилились, энтропия возрасла, и строю будущего очень далеко до мира зловещего Большого Брата и прозрачных замятинских домов.

Не удивительно, что строй изживает сам себя, все сотрудники БЕЗО давно работают на ЦРУ, а народ поголовно состоит из симитов – сторонников Сим Симыча из прошлого, который замороженный в Швейцарии ждёт своего часа, чтобы прибыть в город коммунизма на белом коне и установить монархический строй. Этим все и заканчивается, но кто знает, лучше ли это для России?

В книге Войновича достаточно желчи, издевок, хоть они и облечены в несколько водевильный стиль со скоморошными претендентами на российский трон (пародия на эмигрантов, изо всех сил стремящихся сохранить близость к корням путем надевания косовороток и отращивания окладистых бород).

Персонажи из будущего лубочны, слегка наивны и совершенно лишены хитрости и смекалки хомо советикуса из прошлого, что и позволяет главному герою книги легко выходить сухим из воды. Да и государство оказывается беззубым. Ни расстрелов, ни казематов, ни лагерей.

Войнович устами нескольких персонажей открыто говорит о том, что построить коммунизм можно, но он будет нежизнеспособным и разрушит сам себя.

В советское время, даже во второй половине 1980-х, это звучало как вызов, но сейчас эта книга воспринимается как забавная фантазия на тему, хулиганская пародия на серьезные антиутопии, за которой видна обида автора на страну, которая его когда-то изгнала. Возможно, он и сам бы мечтал, как Сим Симыч, въехать в город на белом коне и порубить шашкой всех «заглотчиков», но время тогда ещё не пришло. 

Источник: https://www.litres.ru/vladimir-voynovich/moskva-2042/otzivi/page-2/

Владимир Войнович — Москва 2042

Главный герой книги — писатель-диссидент Виталий Никитич Карцев, прототипом которого является сам Войнович (повествование идёт от первого лица): бывший член Союза писателей, за свою диссидентскую деятельность лишённый партийного билета, а впоследствии и советского гражданства, выдворенный из страны в Западную Германию (ФРГ).

В разговоре за кружкой пива со своим немецким приятелем Руди Карцев узнаёт, что мюнхенское турагентство предоставляет необычную услугу: возможность отправиться в путешествие во времени на специальном сверхсветовом космоплане — машине времени.

Писатель решает отправиться в Москву будущего, чтобы узнать, что же стало с Советским Союзом, а один американский журнал вызывается спонсировать эту поездку стоимостью почти 2 миллиона долларов за подробный репортаж о путешествии.

В Москве 2042 года Карцева встречают как национального героя: его ставят в один ряд с выдающимися писателями прошлого с присвоением имени Классик, торжественно готовятся к проведению его 100-летнего юбилея, к массовому изданию готовится его книга.

От встречавших его важных лиц писатель узнаёт, что в Москве впервые в истории построен «самый настоящий коммунизм» в одном отдельно взятом городе. Первая в мире Московская Коммунистическая Республика (Москореп) существует в пределах Большой Москвы и окружена тремя т. н.

«кольцами враждебности», которыми названы соответственно разбитая на «сыновние республики» остальная территория страны, братские соцстраны и капиталистический прочий мир.

При этом сам Москореп также делится на три «кольца коммунизма» (именуемые на коммунянском жаргоне как «каки»), где сосредоточены коммуняне соответственно повышенных потребностей, общих потребностей и самообеспечиваемых потребностей (последним разрешается восполнять неудовлетворённые потребности в еде за счёт выращивания на балконах овощей и мелкого скота). От остальной территории страны, где остался социалистический строй, Москореп отделён шести­мет­ровой оградой с колючей проволокой и авто­ма­ти­че­скими стре­ля­ю­щими уста­нов­ками.

Однако очень скоро выясняется, что коммунизм, построенный в Москорепе, совершенно не такой, каким его предсказывали в прошлом, более того, несмотря на то что нынешний вождь страны — Гениалиссимус (объединение званий Генералиссимуса, Генерального секретаря ЦК КПГБ и Гения) — пришёл к власти в результате «заговора молодых разгневанных генералов КГБ» и Великой Августовской коммунистической революции, а члены Верховного Пятиугольника открыто ругают пороки развитого социализма (и сваливают свои «временные трудности» на тяжёлое наследие «культистов, волюнтаристов, коррупционистов и реформистов»), московскому коммунизму присущи, причём часто доведённые до абсурда и гротеска подобно «военному коммунизму» в революционной России и казарменно-аграрному «коммунизму» в Демократической Кампучии «красных кхмеров», все те недостатки, которые были и при социализме: неравенство граждан, номенклатурная привилегированность отдельных слоёв населения, геронтократия, культ личности Гениалиссимуса, забюрократизированность, милитаризированность, доносительство, политическая цензура и самоцензура, хотя существуют элементы имитационной демократии и свободы, например, в виде «вольных» выступлений в «меобскопах» (места общественного скопления) и в подобии интернета (в котором всё написанное не публикуется — исходящие от компьютеров линии оканчиваются заглушками), в виде государственного публичного дома имени Н. К. Крупской и передвижных пунктов секс-услуг и т. д. При этом, не говоря уже о находящейся за гранью выживания остальной территории страны, даже московское коммунистическое общество оказывается невероятно одичалым и бедным даже в сравнении со знакомыми Карцеву советскими реалиями: Москва во многом перестроена и примитивна, совершившие преступления, больные, не сдавшие экзамены коммуняне высылаются в первое кольцо враждебности, браки разрешаются на продлеваемые четырёхлетия только по представлению властей и завершаются в 50 лет, для экономии газеты печатаются на рулонах туалетной бумаги, граждане летом носят короткие штаны и юбки в целях экономии ткани, а в офисах работают голыми по пояс для меньшего изнашивания одежды, они стригутся наголо и сдают волосы, питаются «первичным продуктом» (суррогаты из брюквы, лебеды, рыбной муки и т. п.) в «прекомпитах» (предприятия коммунистического питания из бывших столовых), а промтовары получают в «пукомрасах» (пункты коммунистического распределения по месту работы) «в пределах полного удовлетворения» по талонам, которые выдаются за обязательную сдачу «вторичного продукта» (нечистоты-экскременты, экспортируемые Советским Союзом на Запад как биотопливо взамен растраченных нефти и газа) в «кабесотах» (кабинеты есте­ственных отправ­лений). «Но хорошо ли смеяться над нищими?» — строго спрашивает у Карцева сам заместитель Гениалиссимуса по БЕЗО (то есть по госбезопасности).

Произошло полное сращение партии и спецслужб, и сама партия называется КПГБ — Коммунистическая партия государственной безопасности. Все сферы деятельности мобилизованы и военизированы — существуют литературная, воспитательная и др. службы с системой воинских званий, в качестве транспорта часто используются бронетранспортёры и т. д.

Всем коммунянам в обязательном порядке с детства и далее в «предкомобах» (предприятия коммунистического обучения) вменяется любовь к Гениалиссимусу, его творениям, идеям и заслугам (в т. ч.

в некоей Великой Бурят-Монгольской войне), однако сам Председатель Верховного Пятиугольника, Верховный Главнокомандующий, Генеральный секретарь ЦК КПГБ, Председатель КГБ и Патриарх Всея Руси Гениалиссимус (который некогда имел не упоминаемое ныне имя Алексей Букашев и который оказался одноклассником Карцева) на самом деле не обладает такой большой властью, как может показаться на первый взгляд — его именем правят его бывшие соратники по Августовской революции из Редакционной Комиссии, Верховного Пятиугольника и БЕЗО, а Гениалиссимус давно отошёл от дел и сейчас живёт на своём космическом корабле, на котором ранее совершал бесконечные инспекционные поездки по стране. Москорепом и страной фактически управляют другие члены Верховного Пятиугольника — Председатель Редакционной Комиссии Горизонт Тимофеевич Разин, первый заместитель Гениалиссимуса по БЕЗО, Главный Маршал Москорепа (также пятижды Герой Москорепа, Герой Коммунистического труда) Берий Ильич Взрослый (аллюзии на Берия и Брежнева), Главкомпис (главный коммунистический писатель), председатель Творческого Пятиугольника, генерал-лейтенант литературной службы Коммуний Иванович Смерчев (аллюзия на СМЕРШ), первый заместитель Главкомписа по БЕЗО, генерал-майор БЕЗО Дзержин Гаврилович Сиромахин (аллюзия на Дзержинского), первый заместитель Главкомписа по политическому воспитанию и пропаганде, генерал-майор политической службы Пропаганда Парамоновна Коровяк, первый заместитель Главкомписа по духовному окормлению, генерал-майор религиозной службы Отец Звездоний. В новой системе оказалась востребованной церковь, которая получила все блага в обмен на одну только «мелочь» — отказаться от Бога и заменить его Гениалиссимусом. При этом государственно-религиозная система базируется на Пятиединстве народности, партийности, религиозности, бдительности и госбезопасности, среди коммунян существуют обряды приветствия «Слава Гениалиссимусу» и перезвездения (вместо перекреститься ранее), Священное писание оказывается якобы творением Гениалиссимуса, в фактически возглавляемой Отцом Звездонием новой коммунистической церкви также существуют воинские звания, а Маркс, Энгельс, Ленин канонизированы и вместе с «первым коммунистом» Христосом и Гениалиссимусом повсеместно славятся и портретируются.

Оказывается, однако, что большинство жителей Москорепа, выражая почтение и любовь к законам коммунистической республики, на самом деле в душе ненавидят коммунизм и являются скрытыми «симитами» — почитателями писателя Сима Симыча Карнавалова (аллюзия на Солженицына) — писателя-диссидента, современника автора, приверженца монархии и противника коммунизма, который ещё в прошлом веке был насильственно (выброшен из самолёта) выслан из Советского Союза и, проживая на Западе, согласился на эксперимент американского учёного по криозамораживанию живых существ, чтобы через 60 лет «воскреснуть» и вернуться в Россию для установления там монархической формы правления. В финале после восстания коммунян и торжественного вступления в Москву на белом коне размороженного на Западе Карнавалова фактически происходит просто замена одной формы диктатуры и культа личности на другую (на это указывает диалог автора с бывшим генералом безопасности, который, переименовавшись из Дзержина Гавриловича в Дружина Гавриловича, остался при своих обязанностях и объясняет, что такие как он всегда будут востребованы, поскольку кому-то надо охранять завоевания любых революций). Страна объявляется не менее жёстко централизованной Единой и Неделимой Империей, включающей также восточноевропейские соцстраны (Польшу, Румынию и Болгарию); вместо деления на республики административными единицами Империи становятся губернии. Из указов новоиспечённого Императора и Царя Серафима также можно составить представление о воцарившейся в стране ретроградной средневековой феодальной автократии c живой тягловой силой вместо автотранспорта, изуче­нием Закона Божьего вместо наук, телесными нака­заниями, ношением бород мужчинами, домостроем и т. п. (аллюзивные ассоциации выводят на Салтыкова-Щедрина, где последний градоначальник города Глупова «въехал на белом коне, сжёг гимназию и упразднил науки», и на уже упоминавшегося Солженицына, который, несмотря на указанное Войновичем их различие с Карнаваловым, также был сторонником восстановления буквы ять в русском алфавите и даже написал научное исследование по этому предмету).

Читайте также:  Краткое содержание ефремов час быка за 2 минуты пересказ сюжета

Источник: https://KnigoPoisk.org/books/vladimir_voynovich_moskva_2042

Москва 2042 — краткое содержание романа Войновича

История начинается с того, что русский писатель сумел попасть в экспедицию в будущее на сто лет вперёд. Он должен был оказаться в Москве 2042 года, куда он должен был отправиться с помощью машины времени. По дороге он встречает своего друга, сделавшего карьеру в КГБ, и встреча эта оказалась не случайной.

Когда настало время путешествия, все были в сборе и отправились в будущее. По прибытию всех кроме писателя погрузили в БТР. Ему же разрешили самостоятельно прогуляться по Москве.

Оказалось, что коммунизм не удалось построить на большом участке территории, и поэтому он был построен только в Москве. Когда мужчина пошёл гулять, новая Москва начала его удивлять, и его удивление нарастало всё сильнее. Первое, что он увидел – людей, стоящих в очереди к киоску.

Они сдавали туда свои отходы, ведь теперь за них можно было получить материальную награду. Сильно удивившись, он продолжил свой путь в сторону центра Москвы. На удивление, он не нашёл там никаких привычных зданий. И церковь, и мавзолей были уничтожены.

Когда он пришёл в когда-то дорогой ресторан и заказал себе кусок свинины, ему принесли дурно пахнущий кусок мяса, который невозможно было есть.

Позже писатель узнал, что теперь в Москве процветала бедность, ведь никто ничего не делал и те, кто всё таки работали, не получали за свою работу почти ничего. Следовательно, делали работу некачественно, так как на рынке и так был дефицит рабочих кадров, и некому было заменять работников, плохо исполняющих свои обязанности.

Кроме того, он обратил внимание на простых людей на улицах. Оказалось, что почти все они носят военную форму. На улицах почти не видно бензиновых или дизельных автомобилей. Почти все из них газогенераторные, либо паровые. Из-за постоянных выбросов из паровых двигателей, на улицах стоит чёрный смог, и все здания как одно стали чёрного цвета от копоти.

Простые люди на улицах стали очень злыми и неприветливыми, так как даже что бы получить самые необходимые продукты, нужно пройти почти все этапы их производства, ведь никто этого не сделает вместо человека, который желает заполучить готовый продукт.

Население поделилось на два лагеря: одних в принципе всё и так устраивает, и они не хотят перемен, другие же ждут разморозки Карнавалова, который на самом деле не был мёртв, как сообщала местная пресса. На самом деле он был заморожен за границей на определённый период времени, и должен был быть оживлён после пришествия определённого периода времени.

Когда наступило то самое время разморозки, её было выполнено успешно, и Коновалов вернулся в родной город. Поначалу он был в шоке, так как не мог представить, что Москва может настолько изменится в худшую сторону.

Он, как и прибывшие из прошлого туристы, не мог понять, как такое могло произойти. Позже, собрав волю в кулак, Коновалов решил, во что бы это не стало возродить родину и сделать её лучше, чем она когда-либо была.

В первую очередь, он начал процесс свержения власти, и ему это удалось благодаря сильной поддержке со стороны общества. Дальше он начал действовать в плане захвата территорий. Он захватил не только бывшие территории Русской империи, но и часть других стран, и посчитал, что это далеко не предел.

Основным аргументом Коновалова при свержении прошлой власти было её жестокое поведение с гражданами страны.

Однако, как только он получил доступ к власти, он стал очень жестоким человеком и сделал такие наказания для людей, которых они не могли себе представить при прошлой власти.

Этим самым он показал, насколько плохим человеком является на самом деле, однако смог удержатся на своём посту, так как люди слушали всех, кто умел разговаривать языком силы, и не считали нужным о чём-либо думать в этой жизни.

Читательский дневник.

Источник: http://sochinite.ru/kratkie-soderzhaniya/raznye-avtory/moskva-2042-vojnovich

Владимир Войнович

Живущий в Мюнхене русский писатель-эмигрант Виталий Карцев в июне 1982 г. Получил возможностьоказаться в Москве 2042 г.Готовясь к поездке, Карцев встретил своего однокашника Лешку Букашева. Букашев сделал в СССРкарьеру по линии КГБ.

Было похоже на то, что встреча их не случайна и что Букашев знает о необычнойпоездке Карцева.В разгар сборов Карцеву позвонил еще один старый московский приятель Леопольд (или Лео)Зильберович и велел немедленно ехать в Канаду.

Звонил Зильберович по поручению Сим Симыча Карнавалова. В свое время именно Лео открылКарнавалова как писателя. Сим Симыч, в прошлом зек, работал тогда истопником в детсаду, веласкетический образ жизни и писал с утра до ночи.

Им было задумано фундаментальное сочинение«Большая зона» в шестьдесят томов, которые сам автор называл «глыбами».

Вскоре после того какКарнавалова «открыли» в Москве, он стал печататься за границей и мгновенно приобрел известность.Вся советская власть — милиция, КГБ, Союз писателей — вступила с ним в борьбу. Но арестовать его немогли, не могли и выслать.

Помня историю с Солженицыным, Карнавалов обратился ко всему миру спросьбой не принимать его, если «заглотчики» (так он называл коммунистов) выпихнут его насильно.Тогда власти не оставалось ничего иного, как просто вытолкнуть его из самолета, который пролеталнад Голландией.

В конце концов Сим Симыч поселился в Канаде в собственном имении, названномОтрадное, где все было заведено на русский лад. Ели щи, кашу, женщины носили сарафаны и платки. Самхозяин на ночь заучивал словарь Даля, а с утра репетировал торжественный въезд в Москву на беломконе.

Карцеву Карнавалов поручил взять в Москву тридцать шесть уже готовых «глыб» «Большой зоны» иписьмо «Будущим правителям России».И Карцев отправился в Москву будущего.

На фронтоне аэровокзала он первым делом увидел пятьпортретов. Христа, Маркса, Энгельса, Ленина… Пятый был почему-то похож на Лешку Букашева.Пассажиров, прилетевших вместе с Карцевым, быстро загрузили в бронетранспортер люди савтоматами. Карцева вояки не тронули. Его встречала другая группа военных.

Трое мужчин и двеженщины, которые представились как члены юбилейного Пятиугольника. Выяснилось, что Пятиугольникупоручено подготовить и провести столетний юбилей писателя Карцева, поскольку он являетсяклассиком предварительной литературы, произведения которого изучают в предкомобах (предприятияхкоммунистического обучения). Карцев абсолютно ничего не понимал.

Тогда встречавшие дамы далиКарцеву кое-какие дальнейшие пояснения.

Оказалось, что у них в результате Великой Августовскойкоммунистической революции, осуществленной под руководством Гениалиссимуса (сокращенное звание,так как их Генеральный секретарь имеет воинское звание Генералиссимуса и отличается от другихлюдей всесторонней гениальностью), стало возможным построение коммунизма в одном отдельно взятомгороде. Им стал МОСКОРЕП (бывшая Москва). И теперь Советский Союз, являясь в целомсоциалистическим, имеет коммунистическую сердцевину.Для выполнения программы построения коммунизма Москва была обнесена шестиметровой оградой сколючей проволокой сверху и охранялась автоматическими стреляющими установками.Зайдя в кабесот (кабинет естественных отправлений, где пришлось заполнить бланк о «сдачепродукта вторичного»), Карцев ознакомился там с газетой, напечатанной в виде рулона.

Прочитал, вчастности, указ Гениалиссимуса о переименовании реки Клязьмы в реку имени Карла Маркса, статью опользе бережливости и многое другое в том же роде.Наутро сочинитель проснулся в гостинице «Коммунистическая» (бывшая «Метрополь») и по лестнице(на лифте висела табличка «Спускоподъемные потребности временно не удовлетворяются») спустилсяво двор.

Там пахло, как в нужнике. Во дворе вилась очередь к киоску, и стоявшие в ней люди держали вруках бидончики, кастрюли и ночные горшки. «Что дают?» — поинтересовался Карцев, «Не дают, а сдают,— ответила коротконогая тетенька. — Как это чего. Говно сдают, что же еще?» На киоске висел плакат:«Кто сдает продукт вторичный, тот снабжается отлично».

Писатель гулял по Москве и беспрерывно удивлялся.

На Красной площади отсутствовали соборВасилия Блаженного, памятник Минину с Пожарским и Мавзолей. Звезда на Спасской башне была нерубиновая, а жестяная, а Мавзолей, как выяснилось, вместе с тем, кто в нем лежал, продали какому-тонефтяному магнату.

По тротуарам шли люди в военных одеждах. Автомобили были в основном паровые игазогенераторные, а больше — бронетранспортеры. Словом, картина нищеты и упадка. Перекуситьпришлось в прекомбинате (предприятие коммунистического питания), на фасаде которого виселплакат.

Читайте также:  Краткое содержание мюзикла кошки уэббера за 2 минуты пересказ сюжета

«Кто сдает продукт вторичный, тот питается отлично». В меню значились щи «Лебедушка» (излебеды), свинина вегетарианская, кисель и вода натуральная. Свинину Карцев есть не смог. Будучипервичным продуктом, пахла она, примерно как вторичный.

На месте ресторана «Арагви» помещался государственный экспериментальный публичный дом.

Но тамписателя ждало разочарование. Выяснилось, что для клиентов с общими потребностями предусмотреносамообслуживание.Постепенно выяснилось, что верховный Пятиугольник установил для Карцева повышенныепотребности, а места, куда он случайно попадал, предназначались для коммунян потребностей общих.

Режим отчасти благоволил к нему потому, что Гениалиссимус действительно оказался ЛешкойБукашевым.Везде, где бывал Карцев, ему встречалось написанное на стенах слово «СИМ». Делали эти надписи такназываемые симиты, то есть противники режима, ждущие возвращения Карнавалова в качестве царя.

Карнавалов не умер (хотя машина времени и забросила Карцева на шестьдесят лет вперед), он былзаморожен и хранился в Швейцарии.

Коммунистические правители стали втолковывать Карцеву, чтоискусство не отражает жизнь, а преображает её, точнее, жизнь отражает искусство, и поэтому он,Карцев, должен вычеркнуть Карнавалова из своей книги. Заодно дали почитать автору саму эту егокнигу, написанную им в будущем и потому им еще не читанную (и даже неписаную).

Но сочинитель был стоек — он не согласился вычеркнуть своего героя.

Тем временем ученыеразморозили Карнавалова, он торжественно въехал в Москву на белом коне (население и войска,озверевшие от нищеты, беспрепятственно переходили на его сторону, попутно самосудом казнязаглотчиков) и установил монархию на территории бывшего Советского Союза, включая Польшу,Болгарию и Румынию в качестве губерний.

Вместо механических средств передвижения новый монархввел живую тягловую силу, науки заменил изучением Закона Божьего, словаря Даля и «Большой зоны».Ввел телесные наказания, предписал мужчинам ношение бород, а женщинам — богобоязненность искромность.Сочинитель же Карцев улетел в Мюнхен 1982 года и уселся там сочинять эту самую книгу..

На нашем сайте Вы найдете значение «Владимир Войнович — Москва 2042» в словаре Краткие содержания произведений, подробное описание, примеры использования, словосочетания с выражением Владимир Войнович — Москва 2042, различные варианты толкований, скрытый смысл.

Первая буква «В». Общая длина 31 символа

Источник: https://my-dict.ru/dic/kratkie-soderzhaniya-proizvedeniy/1396948-vladimir-voynovich—moskva-2042/

Краткое изложение Москва 2042 Войнович

В. Н. Войнович Москва 2042 Живущий в Мюнхене русский писатель-эмигрант Виталий Карцев в июне 1982 г. получил возможность оказаться в Москве 2042 г. Готовясь к поездке, Карцев встретил своего однокашника Лешку Букашева.

Букашев сделал в СССР карьеру по линии КГБ. Было похоже на то, что встреча их не случайна и что Букашев знает о необычной поездке Карцева.

В разгар сборов Карцеву позвонил еще один старый московский приятель Леопольд (или Лео) Зильберович и велел немедленно ехать в Канаду.

Звонил Зильберович по поручению Сим Симыча Карнавалова.

В свое время именно Лео открыл Карнавалова как писателя. Сим Симыч, в прошлом зек, работал тогда истопником в детсаду, вел аскетический образ жизни и писал с утра до ночи.

Им было задумано фундаментальное сочинение “Большая зона” в шестьдесят томов, которые сам автор называл “глыбами”. Вскоре после того как Карнавалова “открыли” в Москве, он стал печататься за границей и мгновенно приобрел известность.

Вся советская власть – милиция, КГБ, Союз писателей – вступила с ним в борьбу.

Но арестовать его не могли, не могли и выслать: помня историю с Солженицыным, Карнавалов обратился ко всему миру с просьбой не принимать его, если “заглотчики” (так он называл коммунистов) выпихнут его насильно.

Тогда власти не оставалось ничего иного, как просто вытолкнуть его из самолета, который пролетал над Голландией. В конце концов Сим Симыч поселился в Канаде в собственном имении, названном Отрадное, где все было заведено на русский лад: ели щи, кашу, женщины носили сарафаны и платки.

Сам хозяин на ночь заучивал словарь Даля, а с утра репетировал торжественный въезд в Москву на белом коне. Карцеву Карнавалов поручил взять в Москву тридцать шесть уже готовых “глыб” “Большой зоны” и письмо “Будущим правителям России”. И Карцев отправился в Москву будущего.

На фронтоне аэровокзала он первым делом увидел пять портретов: Христа, Маркса, Энгельса, Ленина… Пятый был почему-то похож на Лешку Букашева.

Пассажиров, прилетевших вместе с Карцевым, быстро загрузили в бронетранспортер люди с автоматами. Карцева вояки не тронули. Его встречала другая группа военных: трое мужчин и две женщины, которые представились как члены юбилейного Пятиугольника.

Выяснилось, что Пятиугольнику поручено подготовить и провести столетний юбилей писателя Карцева, поскольку он является классиком предварительной литературы, произведения которого изучают в предкомобах (предприятиях коммунистического обучения).

Карцев абсолютно ничего не понимал. Тогда встречавшие дамы дали Карцеву кое-какие дальнейшие пояснения.

Оказалось, что у них в результате Великой Августовской коммунистической революции, осуществленной под руководством Гениалиссимуса (сокращенное звание, так как их Генеральный секретарь имеет воинское звание Генералиссимуса и отличается от других людей всесторонней гениальностью), стало возможным построение коммунизма в одном отдельно взятом городе. Им стал МОСКОРЕП (бывшая Москва).

И теперь Советский Союз, являясь в целом социалистическим, имеет коммунистическую сердцевину. Для выполнения программы построения коммунизма Москва была обнесена шестиметровой оградой с колючей проволокой сверху и охранялась автоматическими стреляющими установками.

Зайдя в кабесот (кабинет естественных отправлений, где пришлось заполнить бланк о “сдаче продукта вторичного”), Карцев ознакомился там с газетой, напечатанной в виде рулона.

Прочитал, в частности, указ Гениалиссимуса о переименовании реки Клязьмы в реку имени Карла Маркса, статью о пользе бережливости и многое другое в том же роде.

Наутро сочинитель проснулся в гостинице “Коммунистическая” (бывшая “Метрополь”) и по лестнице (на лифте висела табличка “Спускоподъемные потребности временно не удовлетворяются”) спустился во двор.

Там пахло, как в нужнике. Во дворе вилась очередь к киоску, и стоявшие в ней люди держали в руках бидончики, кастрюли и ночные горшки.

“Что дают?” – поинтересовался Карцев, “Не дают, а сдают, – ответила коротконогая тетенька. – Как это чего?

Говно сдают, что же еще?” На киоске висел плакат: “Кто сдает продукт вторичный, тот снабжается отлично”. Писатель гулял по Москве и беспрерывно удивлялся.

На Красной площади отсутствовали собор Василия Блаженного, памятник Минину с Пожарским и Мавзолей.

Звезда на Спасской башне была не рубиновая, а жестяная, а Мавзолей, как выяснилось, вместе с тем, кто в нем лежал, продали какому-то нефтяному магнату.

По тротуарам шли люди в военных одеждах. Автомобили были в основном паровые и газогенераторные, а больше – бронетранспортеры. Словом, картина нищеты и упадка.

Перекусить пришлось в прекомбинате (предприятие коммунистического питания), на фасаде которого висел плакат:. “Кто сдает продукт вторичный, тот питается отлично”. В меню значились щи “Лебедушка” (из лебеды), свинина вегетарианская, кисель и вода натуральная. Свинину Карцев есть не смог: будучи первичным продуктом, пахла она, примерно как вторичный.

На месте ресторана “Арагви” помещался государственный экспериментальный публичный дом. Но там писателя ждало разочарование. Выяснилось, что для клиентов с общими потребностями предусмотрено самообслуживание.

Постепенно выяснилось, что верховный Пятиугольник установил для Карцева повышенные потребности, а места, куда он случайно попадал, предназначались для коммунян потребностей общих. Режим отчасти благоволил к нему потому, что Гениалиссимус действительно оказался Лешкой Букашевым. Везде, где бывал Карцев, ему встречалось написанное на стенах слово “СИМ”.

Делали эти надписи так называемые симиты, то есть противники режима, ждущие возвращения Карнавалова в качестве царя. Карнавалов не умер (хотя машина времени и забросила Карцева на шестьдесят лет вперед), он был заморожен и хранился в Швейцарии.

Коммунистические правители стали втолковывать Карцеву, что искусство не отражает жизнь, а преображает ее, точнее, жизнь отражает искусство, и поэтому он, Карцев, должен вычеркнуть Карнавалова из своей книги. Заодно дали почитать автору саму эту его книгу, написанную им в будущем и потому им еще не читанную (и даже неписаную).

Но сочинитель был стоек – он не согласился вычеркнуть своего героя.

Тем временем ученые разморозили Карнавалова, он торжественно въехал в Москву на белом коне (население и войска, озверевшие от нищеты, беспрепятственно переходили на его сторону, попутно самосудом казня заглотчиков) и установил монархию на территории бывшего Советского Союза, включая Польшу, Болгарию и Румынию в качестве губерний. Вместо механических средств передвижения новый монарх ввел живую тягловую силу, науки заменил изучением Закона Божьего, словаря Даля и “Большой зоны”.

Ввел телесные наказания, предписал мужчинам ношение бород, а женщинам – богобоязненность и скромность. Сочинитель же Карцев улетел в Мюнхен 1982 года и уселся там сочинять эту самую книгу.

(No Ratings Yet) Loading… Краткое изложение Москва 2042 Войнович« Рассуждение в поисках смысла жизни человека

Источник: https://lit.ukrtvory.ru/kratkoe-izlozhenie-moskva-2042-vojnovich/

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector