Краткое содержание записки покойника булгаков за 2 минуты пересказ сюжета

Глава 1

Беспризорный пёс Шарик воет в подворотне от холода, голода и боли. Недавно его облил кипятком повар столовой. Пёс вспоминает свою несчастную жизнь. Люди неоднократно обижали его, били сапогами, кирпичами.

Шарик рассуждает о нравах московских обывателей. Он приходит к выводу, что самые мерзкие из них – дворники. Мучаясь от ожога, пёс прижимается к стене и решает, что скоро умрёт. Ему страшно, больно и одиноко.

Из магазина выходит человек в шубе, которого Шарик называет «господином». Пёс знает, что «товарищи» или «граждане» выглядят по-другому. Господин уверен в себе и никого обижать не станет. Неожиданно незнакомец достаёт колбасу. Он даёт кусок собаке, осматривает её и зовёт за собой.

У подъезда Шарик видит, как подобострастно разговаривает с его благодетелем швейцар. Пёс решается зайти в богатый дом. Швейцар рассказывает, что в остальные квартиры будут подселять жильцов по постановлению товарищества. Господину новость не нравится, хотя его квартиру «уплотнение» не коснулось.

Глава 2

Шарик попадает в роскошную квартиру профессора Преображенского. У дверей их встречает женщина в белом фартучке. Господин поручает ей отвести пса в смотровую. Шарик, решив, что попал в ветлечебницу, пробует вырваться и убежать. Пса усыпляют хлороформом. Профессор лечит его рану.

Когда Шарик приходит в себя, он слышит, как Филипп Филиппович рассказывает горничной Зине, что приманил пса лаской и колбасой. Профессор уверен, что террор (ни красный, ни белый) не действует ни на одно живое существо, так как парализует нервную систему.

К Преображенскому на приём приходят обеспеченные пациенты. Шарик с любопытством наблюдает, как постаревшие люди хотят омолодиться с помощью чудо-лекарств и операций. Пожилой ловелас, престарелая дама и другие посетители платят профессору крупные суммы и уходят счастливые. Приём заканчивается вечером.

Неожиданно в квартиру заходят странные молодые люди. Члены нового домоуправления требуют, чтобы профессор добровольно отдал две из семи комнат под уплотнение. Преображенский приходит в ужас от такого предложения. Он объясняет, что нормальные люди обедают в столовой, оперируют в операционной, принимают гостей в приёмной.

Профессор звонит влиятельному пациенту и сообщает ему, что уедет в Сочи. Операции он предлагает проводить Швондеру – председателю управления. Члены домкома вынуждены уйти. Напоследок женщина в мужской одежде предлагает купить журналы, оказав помощь детям Германии. За отказ гневно называет профессора врагом пролетариата.

В наступившей тишине кухарка подаёт обед, а Шарик благоговейно склоняется перед спасителем.

Глава 3

За сытным обедом профессор беседует со своим ассистентом о еде, пищеварении и непонятных порядках новой власти. Преображенский рассказывает Борменталю Ивану Арнольдовичу, как чтение советских газет плохо влияет на здоровье. Он возмущается, что пролетарии ходят по мраморной лестнице в грязных валенках, что стали пропадать калоши, а свет теперь гаснет каждый вечер.

Филипп Филиппович уверен, что причина разрухи кроется в головах. Жизненный опыт позволяет ему утверждать, что человек должен выполнять свою работу, а не пытаться устроить судьбу далёких испанцев.

Шарику периодически достаются лакомые куски. Псу кажется, что он попал в собачью сказку. Засыпая, собака слышит, как Борменталь говорит, что уже договорился с патологоанатомами. Профессор обещает пока присмотреть за бездомным псом.

Неделю Шарик живёт как в раю. Его сытно кормят, покупают дорогой ошейник. Теперь он уверен, что попал в дом к божеству. Когда пёс безобразничает и Зина предлагает его наказать, божество авторитетно заявляет, что воздействовать на живое существо можно лишь внушением.

Раздаётся звонок. Все начинают суетиться. Профессор требует срочно подать обед. Шарика запирают в ванной. Приезжает Борменталь. Собаку волокут в смотровую, где разложен операционный стол. Пёс успевает понять, что готовится что-то страшное, и ему дают наркоз.

Глава 4

Профессор с ассистентом проводят сложную операцию. Они вживляют Шарику семенные железы и гипофиз свежего человеческого трупа. Учёные не уверены в исходе операции. Несколько раз пёс находится на грани жизни и смерти. Ему вкалывают адреналин.

После операции доктор заглядывает в умирающий глаз собаки и неожиданно заявляет, что ему жаль пса.

Глава 5

В тонкой тетради Борменталь записывает историю выжившего пациента Шарика. На первых страницах почерк чёткий и аккуратный, а дальше в дневнике много клякс и зачёркиваний.

После операции пёс долго приходит в себя. Через неделю появляется аппетит, начинает выпадать шерсть, меняться телосложение, первый лай похож на стон.

Затем пёс отчётливо произносит странные слова, смеётся и уверенно стоит на задних конечностях. У него отваливается хвост. Всё чаще звучит отборная ругань.

Преображенский понимает, что операция привела не к омоложению, а к полному очеловечиванию существа.

Борменталь преклоняется перед гениальным открытием. Профессор же всё мрачнее изучает историю человека, чей гипофиз вживили Шарику. Им оказывается неоднократно судимый балалаечник Клим. Новый облик Шарика формируется окончательно. Он начинает курить, одеваться самостоятельно, вести разговор.

Глава 6

Профессору всё труднее жить со своим творением. По городу распространяются слухи о незаконнорожденном сыне Преображенского. В квартире появляются объявления, запрещающие бросать окурки, семечки, плевать. Попытки воспитать новое существо, привить ему вкус и хорошие манеры безрезультатны. Бывший Шарик постоянно ругается, грубит, жалуется на «притеснения».

Пообщавшись с председателем домкома, гомункул требует оформить на себя документ, чтобы прописаться в квартире. Профессор с удивлением узнаёт, что бывший пёс уже выбрал себе имя.

В присутствии Борменталя и Швондера пишут удостоверение на Шарикова Полиграфа Полиграфовича.

Узнав, что Швондер собирается поставить его на воинский учёт, Шариков грубо заявляет, что на войну не пойдёт как пострадавшее от операции лицо.

Измученный Филипп Филиппович готов купить любую комнату, чтобы отселить Шарикова. Но председатель домкома злорадно заявляет, что свободного жилья не предвидится.

Погнавшись за котом, Шариков случайно запирает себя в ванной и устраивает потоп. Профессор отменяет приём. Весь вечер соратники Преображенского ликвидируют последствия аварии.

Глава 7

За обедом Шариков пьёт водку и занюхивает её кусочком хлеба. Профессор говорит Борменталю, что это – стаж, это Клим, с которым ничего не поделать. Вечером Шариков хочет пойти в цирк.

На предложение хоть раз посетить театр заявляет, что «там одна контрреволюция». Продолжая пить водку, Полиграф рассуждает о прочитанной по совету Швондера книге. «Переписку Энгельса с Каутским» он считает глупостью.

Вместо непонятных споров лучше «взять и всё поделить».

Преображенский предлагает поделить убытки, которые нанёс Шариков своим поведением. Сорванный приём пациентов, кран, соседская кошка, драки и оскорбления обошлись профессору в круглую сумму. Доктор называет Шарикова человеком с первобытными повадками и велит Зине сжечь книгу Швондера.

Филипп Филиппович поручает Борменталю отвести Шарикова в цирк. Предварительно они убеждаются, что в цирковой программе нет кошек.

В наступившей тишине Преображенский подходит к стеклянному шкафу. Он внимательно смотрит на колбу, в которой хранится маленький гипофиз Шарика. После долгого раздумья профессор говорит: «Я, кажется, решусь!»

Глава 8

Получив документы, Шариков заявляет, что теперь имеет право на жилые метры в профессорской квартире. Преображенский отвечает, что за следующую наглую выходку лишит Шарикова пропитания. Полиграф ненадолго затихает.

На другой день Шариков крадёт два червонца и исчезает из дома. Приходит он пьяный с двумя собутыльниками, которые намерены остаться ночевать. Швейцар вызывает милицию. Подозрительные личности исчезают. Вместе с ними пропадают ценные подарки от пациентов. Шариков буянит. В краже двух червонцев обвиняет Зину. От алкоголя ему становится плохо. В час ночи его с трудом отправляют спать.

Врачи обсуждают сложившуюся ситуацию. За рюмкой коньяка Борменталь говорит о своей преданности профессору. Он готов лично отравить Шарикова ради спокойствия учителя. Преображенский останавливает коллегу. Он советует ученику никогда не идти на преступление, встретить старость «с чистыми руками».

Филипп Филиппович признаётся, что эксперимент с мозгом человека – его ошибка. Гипофиз был взят у алкоголика и преступника Клима. В результате добрый пёс превратился в редкую мразь.

Борменталь советует продолжить научную работу, взяв подходящий гипофиз. Преображенский же понял, что не следует вмешиваться в природу.

Зачем делать сложные операции, превращать псов в гениев, когда природа сама ежегодно рождаёт таланты?

Беседу врачей прерывает Дарья Петровна, которая приволокла пьяного Шарикова. Она возмущенно рассказывает, что пришлось выдворить его из женской спальни. Друзья обречённо молчат.

Глава 9

Утром обнаруживается пропажа Шарикова. Борменталь надеется, что бывшего пса собьёт автобус. Выясняется, что Шариков назанимал денег у обитателей дома. Все рады его уходу.

Через пару дней раздаётся звонок. Полиграф Полиграфович в кожаной куртке уверенно входит в квартиру. Он сообщает, что теперь служит заведующим по избавлению Москвы от бродячих животных. Отвратительный запах Шариков объясняет тем, что вчера весь день душили котов. Иван Арнольдович хватает Полиграфа за горло и вынуждает принести дамам извинения за вчерашнюю выходку.

После двух дней тишины Шариков приводит худенькую машинистку. Он сообщает, что его невеста останется в квартире, и требует выселить Борменталя из приёмной. Врачи уводят девушку в кабинет, где рассказывают историю появления Шарикова. Барышня плачет. Она была уверенна, что её жених – красный командир, раненный в боях.

Полиграф пугает машинистку увольнением. Борменталь обещает контролировать этот вопрос. Мужчины угрожают, что пристрелят друг друга.

К Преображенскому приходит прежний пациент в военной форме. Он показывает донос Шарикова на профессора.

Вечером Полиграфу приказывают убираться из дома. Нахал возмущается, угрожает найти управу, достаёт револьвер и направляет его на Борменталя. Медики вынуждены скрутить бывшего пса и дать ему хлороформ.

Врачи отменяют приём, запирают выходы, отключают телефоны. В квартире наступает долгая тишина. Позже соседи утверждают, что в смотровой всю ночь горел свет.

Эпилог

Через десять дней к Преображенскому приходят сотрудники уголовного розыска с ордером на обыск. Они расследуют дело об убийстве Шарикова. Обвиняемыми выступают профессор, ассистент, Зина и Дарья.

Филипп Филиппович говорит, что Шариков жив. Он показывает милиции странного пса. Существо со шрамом на лбу местами покрыто шерстью, ходит на задних лапах и иногда что-то произносит. Профессор заявляет, что провёл неудачный эксперимент по превращению животного в человека. Теперь же пёс возвращается в прежнее состояние.

Шарика оставляют жить в квартире. Он часто смотрит на своего благодетеля и думает, как удачно сложилась жизнь.

О повести

Повесть, написанная в 1925 году, точно описывает современную автору реальность. Строительство социализма Булгаков считал огромным опасным экспериментом. Научная работа Преображенского по созданию человека из пса аналогична построению нового свободного общества революционными методами.

Булгаков предупреждает, что вмешиваться в естественный ход истории опасно. Последствия такого насилия разрушительны как для общества, так и для самих экспериментаторов.

← Роковые яйца
← Кабала святош↑ БулгаковТеатральный роман →

Краткое содержание Записки покойника Булгаков за 2 минуты пересказ сюжета

  • Сказка о Шише — краткое содержание сказки Шергина
    Главным героем сказки является Шиш Московский, непутевый и невезучий парень, который вечно оказывается в каких-то неурядицах и себе вредит и другим. История начинается с того как он берет лошадь у своего соседа купца
  • Глупая история — краткое содержание рассказа Зощенко
    Эта история случилась в самой обычной семье. Мальчику Пете уже четыре года. Но мама все еще считает его ни на что не способным малышом. Поэтому все делает за него, кормит с ложечки, одевает и раздевает.
  • Смерть Тарелкина — краткое содержание комедии Сухово-Кобылина
    Варравин не дал Тарелкину обещанных денег, но, несмотря на полное отсутствие средств, Кандит Касторович продолжает жить, ни в чем себе не отказывая. Он увяз в долгах, не знает, куда деться от кредиторов.
  • Руслан и Людмила — краткое содержание поэмы Пушкина
    Свою поэму Александр Сергеевич Пушкин посвятил прекрасным женщинам, милых его сердцу.

Источник: https://sochinimka.ru/kratkoe-soderzhanie/bulgakov/sobache-serdce-po-glavam

Краткое содержание романа "Записки покойника" Булгакова

(Сокращенный вариант)

Действие происходит в Москве в середине 20-х гг.

В предисловии автор сообщает читателю, что записки эти
принад­лежат перу его друга Максудова, покончившего с собой и завещавше­го ему
их выправить, подписать своим именем и выпустить в свет. Автор предупреждает,
что самоубийца не имел никакого отношения к театру, так что записки эти
являются плодом его больной фантазии. Повествование ведется от лица Максудова.

Сергей Леонтьевич Максудов, сотрудник газеты «Вестник
пароход­ства», увидев во сне родной город, снег, гражданскую войну, начинает
писать об этом роман. Закончив, читает его своим знакомым, которые утверждают,
что роман этот опубликовать ему не удастся.

Отпра­вив в два толстых журнала
отрывки из романа, Максудов получает их назад с резолюцией «не подходит».
Убедившись в том, что роман плох, Максудов решает, что жизни его пришел конец.

Выкрав у при­ятеля револьвер, Максудов готовится покончить с собой, но вдруг
раз­дается стук в дверь, и в комнате появляется Рудольфи, редак­тор-издатель
единственного в Москве частного журнала «Родина». Ру­дольфи читает роман
Максудова и предлагает его издать.

Максудов незаметно возвращает украденный револьвер, бросает
службу в «Пароходстве» и погружается в другой мир: бывая у Рудоль­фи,
знакомится с писателями и издателями.

Наконец роман напеча­тан, и Максудов
получает несколько авторских экземпляров журнала.

В ту же ночь у Максудова
начинается грипп, а когда, проболев десять дней, он отправляется к Рудольфи,
выясняется, что Рудольфи неделю назад уехал в Америку, а весь тираж журнала
исчез.

Максудов возвращается в «Пароходство» и решает сочинять
новый роман, но не понимает, о чем же будет этот роман. И опять однажды ночью
он видит во сне тех же людей, тот же дальний город, снег, бок рояля.

Достав из
ящика книжку романа, Максудов, присмотревшись, видит волшебную камеру, выросшую
из белой страницы, а в камере звучит рояль, движутся люди, описанные в романе.

Максудов решает писать то, что видит, и, начав, понимает, что пишет пьесу.

Неожиданно Максудов получает приглашение от Ильчина,
режис­сера Независимого Театра — одного из выдающихся московских те­атров.
Ильчин сообщает Максудову, что он прочитал его роман, и предлагает Максудову
написать пьесу.

Максудов признается, что пьесу он уже пишет, и заключает
договор на ее постановку Независимым Театром, причем в договоре каждый пункт
начинается со слов «автор не имеет права» или «автор обязуется».

Максудов
знакомится с акте­ром Бомбардовым, который показывает ему портретную галерею
те­атра с висящими в ней портретами Сары Бернар, Мольера, Шекспира, Нерона,
Грибоедова, Гольдони и прочих, перемежающи­мися портретами актеров и
сотрудников театра.

Через несколько дней, направляясь в театр, Максудов видит у
две­рей афишу, на которой после имен Эсхила, Софокла, Лопе де Вега, Шиллера и
Островского стоит: Максудов «Черный снег».

Читайте также:  Краткое содержание ивэйн, или рыцарь со львом кретьен де труа за 2 минуты пересказ сюжета

Бомбардов объясняет Максудову, что во главе Независимого
Теат­ра стоят двое директоров: Иван Васильевич, живущий на Сивцевом Вражке, и
Аристарх Платонович, путешествующий сейчас по Индии. У каждого из них свой
кабинет и своя секретарша.

Директора не разговаривают друг с другом с 1885
года, разграничив сферы деятель­ности, однако это не мешает работе театра.
Секретарша Аристарха Платоновича Поликсена Торопецкая под диктовку Максудова
перепечатывает его пьесу.

Максудов с изумлени­ем разглядывает развешанные по
стенам кабинета фотографии, на ко­торых Аристарх Платонович запечатлен в
компании то Тургенева, то Писемского, то Толстого, то Гоголя.

Во время
перерывов в диктовке Максудов разгуливает по зданию театра, заходя в помещение,
где хра­нятся декорации, в чайный буфет, в контору, где сидит заведующий
внутренним порядком Филипп Филиппович. Максудов поражен про­ницательностью
Филиппа Филипповича, обладающего совершенным знанием людей, понимающего, кому и
какой билет дать, а кому и не дать вовсе, улаживающего мгновенно все
недоразумения.

Иван Васильевич приглашает Максудова в Сивцев Вражек для
чте­ния пьесы, Бомбардов дает Максудову наставления, как себя вести, что говорить,
а главное — не возражать против высказываний Ивана Васильевича в отношении
пьесы.

Максудов читает пьесу Ивану Васи­льевичу, и тот предлагает ее
основательно переделать: сестру героя не­обходимо превратить в его мать, герою
следует не застрелиться, а заколоться кинжалом и т. п., — при этом называет
Максудова то Сергеем Пафнутьевичем, то Леонтием Сергеевичем.

Максудов пыта­ется
возражать, вызвав явное неудовольствие Ивана Васильевича.

Бомбардов объясняет Максудову, как надо было себя вести с
Ива­ном Васильевичем: не спорить, а на все отвечать «очень вам благода­рен»,
потому что Ивану Васильевичу никто никогда не возражает, что бы он ни говорил.
Максудов растерян, он считает, что все пропало.

Неожиданно его приглашают на
совещание старейшин театра — «ос­новоположников» — для обсуждения его пьесы. Из
отзывов старей­шин Максудов понимает, что пьеса им не нравится и играть ее они
не хотят.

Убитому горем Максудову Бомбардов объясняет, что, на­против,
основоположникам очень понравилась пьеса и они хотели бы в ней играть, но там
нет для них ролей: самому младшему из них двадцать восемь лет, а самому
старшему герою пьесы — шестьдесят два года.

Несколько месяцев Максудов живет однообразной скучной
жиз­нью: ежедневно ходит в «Вестник пароходства», вечерами пытается со­чинять
новую пьесу, однако ничего не записывает. Наконец он получает сообщение о том,
что режиссер Фома Стриж начинает репетировать его «Черный снег». Максудов
возвращается в театр, чувствуя, что уже не может жить без него, как морфинист
без морфия.

Начинаются репетиции пьесы, на которых присутствует Иван
Ва­сильевич. Максудов очень старается ему понравиться: он отдает через день
утюжить свой костюм, покупает шесть новых сорочек и восемь галстуков. Но все
напрасно: Максудов чувствует, что с каждым днем нравится Ивану Васильевичу все
меньше и меньше.

И Максудов по­нимает, что это происходит потому, что ему
самому совершенно не нравится Иван Васильевич.

На репетициях Иван Васильевич
предлага­ет актерам играть различные этюды, по мнению Максудова, совер­шенно
бессмысленные и не имеющие прямого отношения к поста­новке его пьесы: например,
вся труппа то достает из карманов неви­димые бумажники и пересчитывает
невидимые деньги, то пишет не­видимое же письмо, то Иван Васильевич предлагает
герою проехать на велосипеде так, чтобы было видно, что он влюблен. Зловещие
по­дозрения закрадываются в душу Максудова: дело в том, что Иван Ва­сильевич,
55 лет занимающийся режиссерской работой, изобрел ши­роко известную и
гениальную, по общему мнению, теорию, как акте­ру готовить свою роль, однако
Максудов с ужасом понимает, что тео­рия эта неприложима к его пьесе.

На этом месте обрываются записки Сергея Леонтьевича
Максудова.

Источник: https://www.lang-lit.ru/2014/02/blog-post_5.html

Краткое содержание Булгаков Театральный роман (Записки покойника) для читательского дневника

Роман начинается со вступления, где автор повествует читателям о том, что все события, изложенные в произведении,   принадлежат его приятелю Максудову, который покончил жизнь самоубийством. Однако,  он завещал ему отредактировать его записи и опубликовать их. Также сообщается и о том, что  покойник не вращался в обществе актеров, и все эпизоды являются выдуманными.

Как-то раз работнику  газеты «Вестник пароходства» Сергею  Максудову снится, что  в его городе  выпал снег, одновременно с этими погодными условиями  началась гражданская война. Проснувшись поутру, он принимается сочинять роман. Как только он заканчивает его писать, сразу же читает в кругу своих друзей.

Однако, они не советуют его издавать. Но Максудов все равно отправляет бумаги в редакцию, где ему возвращают рукопись с предложением доработать. Огорчившись после такой неудачи, он решает умереть. Но это ему не удается, так как к нему приходит Рудольфи,  владевший журналом  «Родина».

Он просмотрел  его записи и предложил  их опубликовать.

После того, как он начал у него работать, он как- будто бы очутился в другом мире. Максудов заводит знакомство  с разными писателями и редакторами. Вскоре его роман был закончен и опубликован. Сергей Леонтьевич был очень рад, однако болезнь омрачила его настроение.

Выздоровев, он решает нанести визит Рудольфи, но не застает его, так как тот исчез в неизвестном направлении, и соответственно весь тираж журнала.  Максудов вновь приходит на старое место работы и берется за сочинение романа, не ведая даже, о чем он будет писать.

Однажды перед ним возникает камера, перед которой движутся люди. Он начинает понимать, что пишет пьесу.

В скором времени его приглашает работать совместно с ним Ильчин, знаменитый режиссер  одного из московских театров. Он предлагает написать для постановки пьесу, однако Сергей говорит, что уже пишет ее.

Максудов заводит знакомство с актером Бомбардовым. Тот представляет галерею портретов с изображенными на них творческими людьми.

Утром, прибыв в театр, наш герой видит афишу, в которой проставлена его фамилия и пьеса.

Бомбардов вскоре объясняет Сергею, что во главе театра стоят две известные личности, которые находятся друг с другом в не очень хороших отношениях, однако это им не мешает работать вместе.

Максудову переписывает его рукопись секретарь одного из директоров. Когда наступал обеденный перерыв, то он ходил по театру и рассматривал помещения. Его внимание привлек Филипп Филиппович, отвечающий за внутренний распорядок.

Мужчина с особой деловитостью распределял билеты, улаживая все недоразумения.

Вскоре Максудов получает приглашение прочитать свое произведение от  Ивана  Васильевича. Он получает от Бомбардова множество советов по поводу поведения в отношении критики пьесы. Самое главное было — не возражать. При чтении своей рукописи, он получает множество нареканий от Ивана Васильевича в отношении произведения.

Максудов попытался высказать свое мнение, но у него не получилось. Его приятель, актер поясняет Сергею, что надо было со всем соглашаться. Вскоре Максудова приглашают на заседание самых почетных актеров театра, для того, чтобы он ознакомил с содержимым произведения.

В итоге они раскритиковали пьесу только потому, что для них там не было подходящих ролей.

Дальше Сергей ходит в свою редакцию и продолжает заниматься однообразной работой. Вскоре он узнает, что его пьесу собираются скоро показывать, и он вновь рвется в театр.

Прибыв на репетиции, он видит, как Иван Васильевич, присутствуя на репетициях, отдает указания, как играть, и что необходимо изменить.

Максудов приходит к выводу, что директор за все время своей работы составил правила, как нужно играть актерам.

Однако, на этих суждениях записи покойного заканчиваются. Роман учит отстаивать свою точку зрения, не давать ни в коем случае губить свой талант из-за критики отдельных людей, суметь продвинуть свои идеи и оставаться до конца гениальным человеком.

Источник: http://chitatelskij-dnevnik.ru/kratkoe-soderzhanie/bulgakov/teatralnyj-roman-zapiski-pokojnika

«Записки покойника»

Главным героем романа «Записки покойника» является Максудов. Повествование ведётся от первого лица. Некий незначительный сотрудник газеты «Вестник пароходства» отправил повествователю бандероль с письмом, а после этого кинулся с Цепного моста в Днепр.

В самом начале определена судьба главного героя. Уже читая первые строки романа, становится понятно, что он не жилец на этом свете. Образ Максудова имеет много общего с биографией автора. Дома Булгакова звали все Мака, что послужило причиной назвать героя Максудовым.

Прослеживается здесь и доминанта трагедии. В лексике рассказчика присутствует постоянно острый юмор, что позволяет со смехом описывать всех, даже себя. Максудов имеет удивительную способность, где он не только выступает персонажем в своём повествовании, но и может с лёгкостью узнать себя в рассказе друга Ликоспастова.

Больше всего на рождение романа оказало влияние театральное восприятие мира, как Максудовым, так и самим автором. Максудов не может принять жестокий мир, суетливую жизнь столицы, так как привык к жизни в естественных условиях. Жестокость и суета убивают в нём лучшие качества индивидуальности.

Если у Мастера была Маргарита, то у Максудова её нет. Он совсем одинок, как и многие герои Булгакова. С сожалением герой вспоминает о далёком прошлом, где у него было всё: близкие и родные ему люди, любимый и такой родной город, музыка. Прошлое ушло безвозвратно.

В настоящее время ближе к нему лишь актёр Бомбардов, наблюдательный и злой.

Только обретение нового мира может избавить Максудова от одиночества. После написания романа он оказывается в кругу писателей, но и здесь получает полнейшее разочарование. Однако бессонные ночи помогают оживить роман, на сцене появится настоящая жизнь, к которой ему необходимо будет приспособиться, чтобы потом восхищаться ею.

Сцена создаёт новую жизнь, о которой мечтает герой, но за кулисы ему не удаётся попасть, чтобы ощутить реальность сцены. В представлении героя мир литературы полон фальши и пошлости. Он отвратителен герою, который живёт жизнью волка-одиночки. Даже другие писатели замечают в нём что-то волчье.

В письме правительству Булгаков считает себя единственным литературным волком.

Театр оказался для героя губительным. Его так и не смогли переделать. Он нигде не находит себе места. Жизнь выпихивает его постоянно, и смерть его нельзя оценивать, как самоубийство. Он выбрал для своей смерти стихию воды, так как в мифах вода является символом женственного начала.

Максудов не способен быть лидером, ему это не дано. Водяная тема постоянно прослеживается в романе, то в виде дождя, то в ручьях растаявшего снега. Своё спасение герой находит в родной стихии. Возвращение в Киев и Днепр стали для героя настоящим блаженством.

Источник: https://www.allsoch.ru/bulgakov/zapiski_pokojnika/

Театральный роман — краткое содержание романа Булгакова (Записки покойника)

Действия происходят в 20 годах в Москве, главным героем произведения является Максудов Сергей Леонтьевич.

Максудов передал автору письмо, в котором рассказал некую историю, и покончил с собой, прыгнув в реку Днепр.

Так же Булгаков пишет о том, что Сергей Леонтьевич никогда не участвовал в пьесах и все написанное это всего лишь фантазия. Рассказ идет от первого лица и самого автора письма.

С первых строк романа понятно, что Максудов не хочет жить, и его судьба предопределена. Сначала он ворует револьвер у своего знакомого, но так и не доводит дело до конца, а потом бросается с моста в реку, где и погибает.

Работал герой романа в газете «Вестник пароходства» и параллельно писал роман, который в итоге зачитал своим друзьям. Максудов рассчитывал на поддержку с их стороны, но друзья все в один голос говорили, что никто не согласится его напечатать.

Во много издательств Сергей Леонтьевич посылал свой роман и получал негативный отзыв, но вскоре все, же нашелся издатель согласившийся напечатать роман.

Рудольфи взялся за печать романа и вскоре Максудов получил одну из копий тиража, но счастье омрачила болезнь автора и он слег с гриппом на 10 дней. После выздоровления Максудов отправляется к Рудольфи, но не застает его на месте. Оказывается что издатель, забрав все рукописи, уехал в Америку и о романе больше никто не слышал.

Следующее за что берется Максудов, оказывается написание пьесы. За постановку берется известный режиссер театра Ильчин, они заключают договор и начинают подготовку к пьесе. Герой романа очень много времени проводит в театре и знакомится со многими известными людьми и не очень.

Больше всего он общается с актером по фамилии Бомбардов, который является не совсем хорошим человеком, он злой и наблюдательный. Актер показывает Максудову весь театр и водит его по длинным коридорам на стенах, которых висят картины различных знаменитостей.

Когда все было готово к пьесе, Сергей Леонтьевич увидел афишу, где его имя было в самом низу, и тогда он пошел к директору театра на серьезный разговор.

Максудов потребовал у Ивана Васильевича, что бы тот переделал афишу и передвинул его имя вверх. Автору пришлось зачитать свою пьесу директору театра, но она ему не понравилась, и он сказал полностью переделать ее.

Эта идея не понравилась Максудову, и он всячески пытался показать Ивану Васильевичу, что эта идея ему не по душе, но директор театра, словно не замечал этого. Преступивший к репетиции режиссер Фома Стриж по пьесе «Черный снег» не знал о разногласиях между автором и директором.

При всех репетициях присутствовал Иван Васильевич и пытался сам переделать написанное Максудовым. Он диктовал актерам, что им стоит говорить, но этого текста не было в сценарии Сергея Леонтьевича. Максудов хоть и пытался понравиться директору, но в итоге у него ничего не получилось.

Тогда автор понял, что его пьеса обречена на провал и у него снова ничего не получилось.

Максудов не умеет быть лидером и отстаивать свои права, поэтому ему очень тяжело было справляться со всеми проблемами, ставшими на его пути. Через некоторое время после всех своих неудач Сергей Леонтьевич возвращается в Киев, где продолжает начатое дело и бросается с моста в Днепр. Так и не поняв этой жизни, Максудов сводит с ней счеты не в силах бороться.

Читайте также:  Краткое содержание аристофан птицы за 2 минуты пересказ сюжета

Читательский дневник.

Другие произведения автора:

← Зойкина квартира↑ БулгаковБег →

Источник: http://sochinite.ru/kratkie-soderzhaniya/bulgakov/teatralnyj-roman-zapiski-pokojnika

Михаил Булгаков — Записки покойника. Театральный роман

  • Михаил Афанасьевич Булгаков
  • ЗАПИСКИ ПОКОЙНИКА[1]
  • Театральный роман

ПРЕДИСЛОВИЕ ДЛЯ СЛУШАТЕЛЕЙ

  1. По городу Москве распространился слух, что будто бы мною сочинен сатирический роман, в котором изображается один очень известный московский театр.
  2. Долгом считаю сообщить слушателям, что слух этот ни на чем не основан.
  3. В том, что сегодня я буду иметь удовольствие читать, во-первых, нет ничего сатирического.
  4. Во-вторых, это не роман.
  5. И, наконец, и сочинено это не мною.

Слух же, по-видимому, родился при следующих обстоятельствах. Как-то, находясь в дурном расположении духа и желая развлечь себя, я прочитал отрывки из этих тетрадей одному из своих знакомых актеров.

Выслушав предложенное, гость мой сказал:

— Угу. Ну, понятно, какой театр здесь изображен.

И при этом засмеялся тем смехом, который принято называть сатанинским.

На мой тревожный вопрос о том, что ему, собственно, сделалось понятно, он ничего не ответил и удалился, так как спешил на трамвай.

Во втором случае было так. Среди моих слушателей был десятилетний мальчик. Придя как-то в выходной день в гости к своей тетушке, служащей в одном из видных московских театров, мальчик сказал[2] ей, улыбаясь чарующей детской улыбкой и картавя:

— Слыхали, слыхали, как тебя в романе изобразили!

Что возьмешь с малолетнего?

Крепко надеюсь на то, что высококвалифицированные слушатели мои сегодняшние с первых же страниц разберутся в произведении и сразу поймут, что в нем и тени намека на какой-нибудь определенный московский театр нет и быть не может, ибо дело в том, что…

ПРЕДИСЛОВИЕ ДЛЯ ЧИТАТЕЛЕЙ[3]

  • Предупреждаю читателя, что к сочинению этих записок я не имею никакого отношения и достались они мне при весьма странных и печальных обстоятельствах.
  • Как раз в день самоубийства Сергея Леонтьевича Максудова[4], которое произошло в Киеве весною прошлого года, я получил посланную самоубийцей заблаговременно толстейшую бандероль и письмо.
  • В бандероли оказались эти записки, а письмо было удивительного содержания:
  • Сергей Леонтьевич заявлял, что, уходя из жизни, он дарит мне свои записки с тем, чтобы я, единственный его друг, выправил их, подписал своим именем и выпустил в свет.
  • Странная, но предсмертная воля!

В течение года я наводил справки о родных или близких Сергея Леонтьевича. Тщетно! Он не солгал в предсмертном письме — никого у него не осталось на этом свете.

И я принимаю подарок.

Теперь второе: сообщаю читателю, что самоубийца никакого отношения ни к драматургии, ни к театрам никогда в жизни не имел, оставаясь тем, чем он и был, маленьким сотрудником газеты «Вестник пароходства», единственный раз выступившим в качестве беллетриста, и то неудачно — роман Сергея Леонтьевича не был напечатан.

Таким образом, записки Максудова представляют собою плод его фантазии, и фантазии, увы, больной. Сергей Леонтьевич страдал болезнью, носящей весьма неприятное название — меланхолия.

Я, хорошо знающий театральную жизнь Москвы, принимаю на себя ручательство в том, что ни таких театров, ни таких людей, какие выведены в произведении покойного, нигде нет и не было.

И наконец, третье и последнее: моя работа над записками выразилась в том, что я озаглавил их, затем уничтожил эпиграф, показавшийся мне претенциозным, ненужным и неприятным…

Этот эпиграф был:

«Коемуждо по делом его…»[5] И кроме того, расставил знаки препинания там, где их не хватало.

Стиль Сергея Леонтьевича я не трогал, хотя он явно неряшлив. Впрочем, что же требовать с человека, который через два дня после того, как поставил точку в конце записок, кинулся с Цепного моста[6] вниз головой.

Итак…

Глава I

НАЧАЛО ПРИКЛЮЧЕНИЙ

Гроза омыла Москву 29-го апреля, и стал сладостен воздух, и душа как-то смягчилась, и жить захотелось.

В сером новом моем костюме и довольно приличном пальто я шел по одной из центральных улиц столицы, направляясь к месту, в котором никогда еще не был. Причиной моего движения было лежащее у меня в кармане внезапно полученное письмо. Вот оно:

«Глубокопочитаемый
Сергей Леонтьевич[7]!

До крайности хотел бы познакомиться с Вами, а равно также переговорить по одному таинственному делу, которое может быть очень и очень небезынтересно для Вас.

Если Вы свободны, я был бы счастлив, чтобы Вы пришли в здание Учебной сцены Независимого Театра[8] в среду в 4 часа.

С приветом К. Ильчин».

Письмо было написано карандашом на бумаге, в левом углу которой было напечатано:

«Ксаверий Борисович Ильчин, режиссер Учебной сцены Независимого Театра».

Имя Ильчина я видел впервые, не знал, что существует Учебная сцена. О Независимом Театре слышал, знал, что это один из выдающихся театров, но никогда в нем не был.

Письмо меня чрезвычайно заинтересовало, тем более что никаких писем я вообще тогда не получал. Я, надо сказать, маленький сотрудник газеты «Пароходство»[9]. Жил я в то время в плохой, но отдельной комнате в седьмом этаже в районе Красных ворот у Хомутовского тупика.

Итак, я шел, вдыхая освеженный воздух, и размышлял о том, что гроза ударит опять, а также о том, каким образом Ксаверий Ильчин узнал о моем существовании, и как он разыскал меня, и какое дело может у него быть ко мне. Но сколько я ни раздумывал, последнего понять не мог и, наконец, остановился на мысли, что Ильчин хочет поменяться со мною комнатой.

Конечно, надо было Ильчину написать, чтобы он пришел ко мне, раз что у него дело ко мне, но надо сказать, что я стыдился своей комнаты, обстановки и окружающих людей.

Я вообще человек странный и людей немного боюсь.

Вообразите, входит Ильчин и видит диван, а обшивка распорота и торчит пружина, на лампочке над столом абажур сделан из газеты, и кошка ходит, а из кухни доносится ругань Аннушки[10].

Я вошел в резные чугунные ворота, увидел лавчонку, где седой человек торговал нагрудными значками и оправой для очков.

Я перепрыгнул через затихающий мутный поток и оказался перед зданием желтого цвета и подумал о том, что здание это построено давно, давно, когда ни меня, ни Ильчина еще не было на свете[11].

Черная доска с золотыми буквами возвещала, что здесь Учебная сцена. Я вошел, и человек маленького роста, с бороденкой, в куртке с зелеными петлицами, немедленно преградил мне дорогу.

Источник: https://libking.ru/books/prose-/prose-classic/71731-mihail-bulgakov-zapiski-pokoynika-teatralnyy-roman.html

Краткое содержание Театральный роман в сокращении для читательского дневника — Булгаков Михайл

(1965 г.)

В предисловии к роману автор сообщает, что эти записки принадлежат его покойному другу Максудову, который покончил с собой и завещал автору их подправить и выпустить в свет, подписав своим именем. Самоубийца не имел отношения к театру, и записки являются плодом его больного воображения. Повествование ведется от имени Максудова.

Максудов Сергей Леонтьевич, который работал сотрудником газеты «Вестник пароходства», однажды увидел во сне свой родной город в снегу, гражданскую войну и решил, что напишет об этом роман.

Когда роман был готов, Максудов прочитал его своим знакомым, но те в один голос заявили, что опубликовать произведение ему не удастся. Он не поверил и отправил отрывки из романа в два толстых журнала. Ему ответили, что роман «не подходит».

Максудов, убедившись, что его произведение никчемно, решает, что жизнь не имеет смысла.

Наши эксперты могут проверить Ваше сочинение по критериям ЕГЭ ОТПРАВИТЬ НА ПРОВЕРКУ

Эксперты сайта Критика24.ру Учителя ведущих школ и действующие эксперты Министерства просвещения Российской Федерации.

Как стать экспертом?

Он выкрал у одного приятеля револьвер и решил покончить жизнь самоубийством. Но в этот момент на пороге его комнаты появляется издатель-редактор частного журнала «Родина», единственного в Москве. Рудольфи, так зовут издателя, прочитав роман Максудова, предлагает его опубликовать.

Украденный револьвер Максудов незаметно вернул приятелю. Службу свою он бросил, начал бывать у Рудольфи, познакомился с писателями и издателями. Когда роман был опубликован, Максудов получил несколько экземпляров журнала. Но у него вдруг начался грипп, десять дней бедняга болел, а когда поправился, то узнал, что Рудольфи отбыл в Америку, а тираж публикации исчез.

Максудов вернулся на прежнее место службы и решил, что непременно напишет новый роман. Однажды ему опять приснился сон, в котором он увидел тот же город, снег, рояль. Он достал из ящика роман, присмотрелся и понял, что видит на белой странице волшебную камеру, а в ней двигаются люди, звучит рояль. Максудов решает писать о том, что видит, и начинает писать пьесу.

Еще не дописав пьесу, Максудов получает приглашение от режиссера Независимого театра Ильчина на ее постановку. Максудов заключает договор с Независимым театром, одним из выдающихся театров Москвы, на постановку своей пьесы.

Правда, каждый пункт договора начинается словами «автор обязуется» или «автор не имеет права».

Максудов познакомился с актером театра Бомбардовым, который показал ему галерею театра, где имена известнейших людей (Мольера, Нерона, Шекспира) расположены рядом с актерами и сотрудниками театра.

Спустя несколько дней, Максудов идет в театр и видит афишу со своим именем: Максудов С. Л. «Черный снег».

Бомбардов рассказывает Максудову, что Независимым Театром руководят два директора: Иван Васильевич, который живет на Сивцевом Вражке, и Аристарх Платонович, который сейчас путешествует по Индии. Директора не общаются между собой, у каждого свой кабинет и своя секретарша, но работе театра это не мешает.

Поликсена Торопецкая, секретарша Аристарха Платоновича, печатает под диктовку Максудова его пьесу. А он разглядывает фотографии на стенах кабинета, где Аристарх Платонович снят в компании Толстого, Тургенева, Гоголя и других известных личностей. В перерывах от диктовки Максудов гуляет по зданию театра, заходит в разные помещения.

Побывал он и у Филиппа Филипповича, заведующего внутренним порядком, который поразил его своей проницательностью и знанием людей.

Иван Васильевич просит Максудова приехать в Сивцев Вражек для прочтения пьесы. Бомбардов предупреждает Максудова, что он не должен возражать Ивану Васильевичу и благодарить его за каждое замечание.

Максудов прочитал пьесу Ивану Васильевичу, но тот предложил ее основательно переделать (например, сестру героя превратить в его дочь), а кроме того, все время называл автора чужими именами.

Максудов не выдержал и попытался ему возразить, чем вызвал большое недовольство директора.

Бомбардов объясняет, что Максудов вел себя очень неправильно, ведь с Иваном Васильевичем нельзя спорить. На совещании старейшин театра обсуждают пьесу Максудова. Он тоже приглашен на это совещание и понимает, что пьеса никому не нравится. Бомбардов утешает Максудова и говорит, что пьеса всем понравилась, просто в ней нет подходящих для них ролей.

Прошло несколько месяцев скучной и однообразной жизни Максудова. Каждый день он ходит на работу в «Вестник пароходства», а по вечерам пытается сочинять новую пьесу. Вдруг ему сообщают, что режиссер Фома Стриж начал репетиции его пьесы «Черный снег». Максудов снова спешит в театр, чувствуя, что жить без него уже не может.

На репетициях пьесы присутствует Иван Васильевич. Максудов пытается ему понравиться, но чувствует, что результат – обратный.

Он понимает, что это происходит потому, что ему тоже не нравится Иван Васильевич. Директор постоянно предлагает актерам играть какие-то дурацкие и бессмысленные этюды.

Максудов с ужасом осознает, что теория актерского мастерства Ивана Васильевича совершенно неприменима к его пьесе.

На этом записки Максудова Сергея Леонтьевича обрываются.

Пересказ для Вас подготовила nadezhda84

Посмотреть все сочинения без рекламы можно в нашем

Чтобы вывести это сочинение введите команду /id3272

Источник: https://www.kritika24.ru/page.php?id=3272

Записки покойника – Михаил Булгаков

Действие происходит в Москве в середине 20-х гг. В предисловии автор сообщает читателю, что записки эти принадлежат перу его друга Максудова, покончившего с собой и завещавшего ему их выправить, подписать своим именем и выпустить в свет.

Автор предупреждает, что самоубийца не имел никакого отношения к театру, так что записки эти являются плодом его больной фантазии. Повествование ведется от лица Максудова.

Сергей Леонтьевич Максудов, сотрудник газеты “Вестник пароходства”, увидев во сне родной город, снег, гражданскую войну, начинает писать об этом роман.

Закончив, читает его своим знакомым, кото – рые утверждают, что роман этот опубликовать ему не удастся. Отправив в два толстых журнала отрывки из романа, Максудов получает их назад с резолюцией “не подходит”.

Убедившись в том, что роман плох, Максудов решает, что жизни его пришел конец.

Выкрав у приятеля револьвер, Максудов готовится покончить с собой, но вдруг раздается стук в дверь, и в комнате появляется Рудольфи, редактор-издатель единственного в Москве частного журнала “Родина”. Рудольфи читает роман Максудова и предлагает его издать.

Максудов незаметно возвращает украденный револьвер, бросает службу в “Пароходстве” и погружается в другой мир: бывая у Рудольфи, знакомится с писателями и издателями.

Наконец роман напечатан, и Максудов получает несколько авторских экземпляров журнала.

В ту же ночь у Максудова начинается грипп, а когда, проболев десять дней, он отправляется к Рудольфи, выясняется, что Рудольфи неделю назад уехал в Америку, а весь тираж журнала исчез.

Максудов возвращается в “Пароходство” и решает сочинять новый роман, но не понимает, о чем же будет этот роман. И опять однажды ночью он видит во сне тех же людей, тот же дальний город, снег, бок рояля.

Достав из ящика книжку романа, Максудов, присмотревшись, видит волшебную камеру, выросшую из белой страницы, а в камере звучит рояль, движутся люди, описанные в романе.

Максудов решает писать то, что видит, и, начав, понимает, что пишет пьесу.

Неожиданно Максудов получает приглашение от Ильчина, режиссера Независимого Театра – одного из выдающихся московских театров.

Ильчин сообщает Максудову, что он прочитал его роман, и предлагает Максудову написать пьесу.

Максудов признается, что пьесу он уже пишет, и заключает договор на ее постановку Независимым Театром, причем в договоре каждый пункт начинается со слов “автор не имеет права” или “автор обязуется”.

Читайте также:  Краткое содержание блок незнакомка за 2 минуты пересказ сюжета

Максудов знакомится с актером Бомбардовым, который показывает ему портретную галерею театра с висящими в ней портретами Сары Бернар, Мольера, Шекспира, Нерона, Грибоедова, Гольдони и прочих, перемежающимися портретами актеров и сотрудников театра.

Через несколько дней, направляясь в театр, Максудов видит у дверей афишу, на которой после имен Эсхила, Софокла, Лопе де Вега, Шиллера и Островского стоит: Максудов “Черный снег”.

Бомбардов объясняет Максудову, что во главе Независимого Театра стоят двое директоров: Иван Васильевич, живущий на Сивцевом Вражке, и Аристарх Платонович, путешествующий сейчас по Индии.

У каждого из них свой кабинет и своя секретарша. Директора не разговаривают друг с другом с 1885 года, разграничив сферы деятельности, однако это не мешает работе театра. Секретарша Аристарха Платоновича Поликсена Торопецкая под диктовку Максудова перепечатывает его пьесу.

Максудов с изумлением разглядывает развешанные по стенам кабинета фотографии, на которых Аристарх Платонович запечатлен в компании то Тургенева, то Писемского, то Толстого, то Гоголя.

Во время перерывов в диктовке Максудов разгуливает по зданию театра, заходя в помещение, где хранятся декорации, в чайный буфет, в контору, где сидит заведующий внутренним порядком Филипп Филиппович.

Максудов поражен проницательностью Филиппа Филипповича, обладающего совершенным знанием людей, понимающего, кому и какой билет дать, а кому и не дать вовсе, улаживающего мгновенно все недоразумения.

Иван Васильевич приглашает Максудова в Сивцев Вражек для чтения пьесы, Бомбардов дает Максудову наставления, как себя вести, что говорить, а главное – не возражать против высказываний Ивана Васильевича в отношении пьесы.

Максудов читает пьесу Ивану Васильевичу, и тот предлагает ее основательно переделать: сестру героя необходимо превратить в его мать, герою следует не застрелиться, а заколоться кинжалом и т. п., – при этом называет Максудова то Сергеем Пафнутьевичем, то Леонтием Сергеевичем.

Максудов пытается возражать, вызвав явное неудовольствие Ивана Васильевича. Бомбардов объясняет Максудову, как надо было себя вести с Иваном Васильевичем: не спорить, а на все отвечать “очень вам благодарен”, потому что Ивану Васильевичу никто никогда не возражает, что бы он ни говорил. Максудов растерян, он считает, что все пропало.

Неожиданно его приглашают на совещание старейшин театра – “основоположников” – для обсуждения его пьесы. Из отзывов старейшин Максудов понимает, что пьеса им не нравится и играть ее они не хотят.

Убитому горем Максудову Бомбардов объясняет, что, напротив, основоположникам очень понравилась пьеса и они хотели бы в ней играть, но там нет для них ролей: самому младшему из них двадцать восемь лет, а самому старшему герою пьесы – шестьдесят два года.

Несколько месяцев Максудов живет однообразной скучной жизнью: ежедневно ходит в “Вестник пароходства”, вечерами пытается сочинять новую пьесу, однако ничего не записывает. Наконец он получает сообщение о том, что режиссер Фома Стриж начинает репетировать его “Черный снег”. Максудов возвращается в театр, чувствуя, что уже не может жить без него, как морфинист без морфия.

Начинаются репетиции пьесы, на которых присутствует Иван Васильевич. Максудов очень старается ему понравиться: он отдает через день утюжить свой костюм, покупает шесть новых сорочек и восемь галстуков.

Но все напрасно: Максудов чувствует, что с каждым днем нравится Ивану Васильевичу все меньше и меньше. И Максудов понимает, что это происходит потому, что ему самому совершенно не нравится Иван Васильевич.

На репетициях Иван Васильевич предлагает актерам играть различные этюды, по мнению Максудова, совершенно бессмысленные и не имеющие прямого отношения к постановке его пьесы: например, вся труппа то достает из карманов невидимые бумажники и пересчитывает невидимые деньги, то пишет невидимое же письмо, то Иван Васильевич предлагает герою проехать на велосипеде так, чтобы было видно, что он влюблен. Зловещие подозрения закрадываются в душу Максудова: дело в том, что Иван Васильевич, 55 лет занимающийся режиссерской работой, изобрел широко известную и гениальную, по общему мнению, теорию, как актеру готовить свою роль, однако Максудов с ужасом понимает, что теория эта неприложима к его пьесе. На этом месте обрываются записки Сергея Леонтьевича Максудова.

Источник: https://studentguide.ru/kratkie-soderzhaniya/zapiski-pokojnika-mixail-bulgakov.html

Михаил Булгаков — Том 1. Записки покойника

Настоящее издание включает автобиографическую прозу писателя: сборник рассказов «Записки юного врача», повесть «Морфий», «Записки на манжетах», рассказ «Богема», роман «Записки покойника», повесть «Тайному другу» и другие.Произведения впервые в издательской практике расположены в последовательности, которая определилась хронологией событий, описываемых в этих произведениях.http://ruslit.traumlibrary.net

Фельдшер распахнул торжественно дверь, и появилась мать. Она как бы влетела, скользя в валенках, и снег еще не стаял у нее на платке. В руках у нее был сверток, и он мерно шипел, свистел. Лицо у матери было искажено, она беззвучно плакала.

Когда она сбросила свой тулуп и платок и распустила сверток, я увидел девочку лет трех. Я посмотрел на нее и забыл на время оперативную хирургию, одиночество, мой негодный университетский груз, забыл все решительно из-за красоты девочки.

С чем бы ее сравнить? Только на конфетных коробках рисуют таких детей — волосы сами от природы вьются в крупные кольца цвета спелой ржи. Глаза синие, громаднейшие, щеки кукольные. Ангелов так рисовали.

Но только странная муть гнездилась на дне ее глаз, и я понял, что это страх, — ей нечем было дышать. «Она умрет через час», — подумал я совершенно уверенно, и сердце мое болезненно сжалось…

Ямки втягивались в горле у девочки при каждом дыхании, жилы надувались, а лицо отливало из розоватого в легонький лиловатый цвет. Эту расцветку я сразу понял и оценил.

Я тут же сообразил, в чем дело, и первый мой диагноз поставил совершенно правильно, и, главное, одновременно с акушерками — они-то были опытны: «У девочки дифтерийный круп, горло уже забито пленками и скоро закроется наглухо…»

— Сколько дней девочка больна? — спросил я среди насторожившегося молчания моего персонала.

— Пятый день, пятый, — сказала мать и сухими глазами глубоко посмотрела на меня.

— Дифтерийный круп, — сквозь зубы сказал я фельдшеру, а матери сказал: — Ты о чем думала? О чем думала?

  • И в это время раздался сзади меня плаксивый голос:
  • — Пятый, батюшка, пятый!
  • Я обернулся и увидел бесшумную, круглолицую бабку в платке. «Хорошо было бы, если б бабок этих вообще на свете не было», — подумал я в тоскливом предчувствии опасности и сказал:

— Ты, бабка, замолчи, мешаешь. — Матери же повторил: — О чем ты думала? Пять дней? А?

  1. Мать вдруг автоматическим движением передала девочку бабке и стала передо мною на колени.
  2. — Дай ей капель, — сказала она и стукнулась лбом в пол, — удавлюсь я, если она помрет.
  3. — Встань сию же минуточку, — ответил я, — а то я с тобой и разговаривать не стану.

Мать быстро встала, прошелестев широкой юбкой, приняла девчонку у бабки и стала качать. Бабка начала молиться на косяк, а девочка все дышала со змеиным свистом. Фельдшер сказал:

— Так они все делают. Народ. — Усы у него при этом скривились набок.

— Что ж, значит, помрет она? — глядя на меня, как мне показалось, с черной яростью, спросила мать.

— Помрет, — негромко и твердо сказал я.

Бабка тотчас завернула подол и стала им вытирать глаза. Мать же крикнула мне нехорошим голосом:

— Дай ей, помоги! Капель дай!

Я ясно видел, что меня ждет, и был тверд.

— Каких же я капель дам? Посоветуй. Девочка задыхается, горло ей уже забило. Ты пять дней морила девчонку в пятнадцати верстах от меня. А теперь что прикажешь делать?

— Тебе лучше знать, батюшка, — заныла у меня на левом плече бабка искусственным голосом, и я ее сразу возненавидел.

— Замолчи, — сказал ей. И, обратившись к фельдшеру, приказал взять девочку. Мать подала акушерке девочку, которая стала биться и хотела, видимо, кричать, но у нее не выходил уже голос.

Мать хотела ее защитить, но мы ее отстранили, и мне удалось заглянуть при свете лампы-молнии девочке в горло. Я никогда до тех пор не видел дифтерита, кроме легких и быстро забывшихся случаев. В горле было что-то клокочущее, белое, рваное.

Девочка вдруг выдохнула и плюнула мне в лицо, но я почему-то не испугался за глаза, занятый своей мыслью.

— Вот что, — сказал я, удивляясь собственному спокойствию, — дело такое. Поздно. Девочка умирает. И ничто ей не поможет, кроме одного, — операции.

И сам ужаснулся, зачем сказал, но не сказать не мог. «А если они согласятся?» — мелькнула у меня мысль.

— Как это? — спросила мать.

— Нужно будет горло разрезать пониже и серебряную трубку вставить, дать девочке возможность дышать, тогда, может быть, спасем ее, — объяснил я.

Мать посмотрела на меня, как на безумного, и девочку от меня заслонила руками, а бабка снова забубнила:

— Что ты, не давай резать! Что ты? Горло-то?!

— Уйди, бабка, — с ненавистью сказал я ей. — Камфару впрысните, — приказал я фельдшеру.

Мать не давала девочку, когда увидела шприц, но мы ей объяснили, что это не страшно.

— Может, это ей поможет? — спросила мать.

— Нисколько не поможет.

Тогда мать зарыдала.

— Перестань, — промолвил я. Вынул часы и добавил: — Пять минут даю думать. Если не согласитесь после пяти минут, сам уже не возьмусь делать.

— Не согласна! — резко сказала мать.

— Нет нашего согласия! — добавила бабка.

— Ну, как хотите, — глухо добавил я и подумал: «Ну вот и все! Мне легче. Я сказал, предложил, вон у акушерок изумленные глаза. Они отказались, и я спасен». И только что подумал, как другой кто-то за меня чужим голосом вымолвил:

— Что вы, с ума сошли? Как это так не согласны? Губите девочку. Соглашайтесь. Как вам не жаль?

— Нет! — снова крикнула мать.

Внутри себя я думал так: «Что я делаю? Ведь я же зарежу девочку». А говорил иное:

— Ну, скорей, скорей соглашайтесь! Соглашайтесь! Ведь у нее уже ногти синеют.

— Нет! Нет!

— Ну, что же, уведите их в палату, пусть там сидят.

Их увели через полутемный коридор. Я слышал плач женщин и свист девочки. Фельдшер тотчас же вернулся и сказал:

  • — Соглашаются!
  • Внутри у меня все окаменело, но выговорил я ясно:
  • — Стерилизуйте немедленно нож, ножницы, крючки, зонд!

Через минуту я перебежал двор, где, как бес, летала и шаркала метель, прибежал к себе и, считая минуты, ухватился за книгу, перелистал ее, нашел рисунок, изображающий трахеотомию. На нем все было ясно и просто: горло раскрыто, нож вонзен в дыхательное горло.

Я стал читать текст, но ничего не понимал, слова как-то прыгали в глазах. Я никогда не видел, как делают трахеотомию.

«Э, теперь уж поздно», — подумал я, взглянул с тоской на синий цвет, на яркий рисунок, почувствовал, что свалилось на меня трудное, страшное дело, и вернулся, не заметив вьюги, в больницу.

В приемной тень с круглыми юбками прилипла ко мне, и голос заныл:

— Батюшка, как же так, горло девчонке резать? Да разве же это мыслимо? Она, глупая баба, согласилась. А моего согласия нету, нету. Каплями согласна лечить, а горло резать не дам.

— Бабку эту вон! — закричал я и в запальчивости добавил: — Ты сама глупая баба! Сама! А та именно умная! И вообще никто тебя не спрашивает. Вон ее!

Акушерка цепко обняла бабку и вытолкнула ее из палаты.

— Готово! — вдруг сказал фельдшер.

Мы вошли в малую операционную, и я, как сквозь завесу, увидал блестящие инструменты, ослепительную лампу, клеенку… В последний раз я вышел к матери, из рук которой девочку еле вырвали. Я услыхал лишь хриплый голос, который говорил: «Мужа нет. Он в городу. Придет, узнает, что я наделала, — убьет меня!»

— Убьет, — повторила бабка, глядя на меня в ужасе.

— В операционную их не пускать! — приказал я.

Мы остались одни в операционной. Персонал, я и Лидка — девочка. Она, голенькая, сидела на столе и беззвучно плакала. Ее повалили на стол, прижали, горло ее вымыли, смазали йодом, и я взял нож; при этом подумал: «Что я делаю?» Было очень тихо в операционной. Я взял нож и провел вертикально черту по пухлому белому горлу*. Не выступило ни одной капли крови.

Я второй раз провел ножом по белой полоске, которая выступила меж раздавшейся кожей. Опять ни кровинки. Медленно, стараясь вспомнить какие-то рисунки в атласах, я стал при помощи тупого зонда разделять тоненькие ткани. И тогда внизу раны откуда-то хлынула темная кровь, и мгновенно залила всю рану, и потекла по шее. Фельдшер тампонами стал вытирать ее, но она не унималась.

Вспоминая все, что я видел в университете, я пинцетами стал зажимать края раны, но ничего не выходило. Мне стало холодно, и лоб мой намок. Я остро пожалел, зачем пошел на медицинский факультет, зачем попал в эту глушь. В злобном отчаянии я сунул пинцет наобум, куда-то близ раны, защелкнул его, и кровь тотчас же перестала течь.

Рану мы отсосали комками марли, она предстала предо мной чистой и абсолютно непонятной. Никакого дыхательного горла нигде не было. Ни на какой рисунок не походила моя рана. Еще прошло минуты две-три, во время которых я совершенно механически и бестолково ковырял в ране то ножом, то зондом, ища дыхательное горло. И к концу второй минуты я отчаялся его найти.

«Конец… — подумал я, — зачем я это сделал? Ведь мог же я не предлагать операцию, и Лидка спокойно умерла бы у меня в палате, а теперь она умрет с разорванным горлом, и никогда, ничем я не докажу, что она все равно умерла бы, что я не мог повредить ей…» Акушерка молча вытерла мой лоб. «Положить нож, сказать: не знаю, что дальше делать» — так подумал я, и мне представились глаза матери.

Я снова поднял нож и бессмысленно, глубоко и резко полоснул Лидку. Ткани разъехались, и неожиданно передо мной оказалось дыхательное горло.

Источник: https://mybrary.ru/books/proza/sovetskaja-klassicheskaja-proza/page-4-150136-mihail-bulgakov-tom-1-zapiski-pokoinika.html

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector