Краткое содержание золя чрево парижа за 2 минуты пересказ сюжета

Краткое содержание романа «Чрево Парижа»

Роман Эмиля Золя «Чрево Парижа», третий по счету в серии «Ругон-Маккары», был издан весной 1873 года.

Царству Толстых, самодовольному парижскому рынку, писатель противопоставил Флорана, республиканца по политическим убеждениям. К Ругон-Маккарам он имеет косвенное отношение, приходясь братом Кеню, Лизиному мужу.

Лиза представляет эгоистических обывателей, которым честность нужна лишь потому, что с ней удобно жить.

Флоран когда-то был учителем в школе. Во время государственного переворота во Франции его, захваченного с окровавленными руками, приняли за врага нового режима. Флоран всего лишь пытался спасти раненую молодую женщину, но полиция не стала вникать в суть дела. Он был сослан на каторгу в Кайенну, откуда лишь случайно удалось сбежать и вернуться в Париж.

Там, где семь лет назад истекала кровью женщина, построили Центральный рынок с рядами, заполненными требухой, сыром, мясом и рыбой. Неотвязчивая вонь витает среди фруктовых и цветочных ароматов.

Художник Клод Лантье предложил бывшему каторжнику, пытающемуся отыскать в столице средства к существованию, свою помощь.

Флоран отрицательно относится к режиму личной власти, хотя он плохо приспособлен к жизни и к тому, чтоб активно отстаивать свои политические воззрения.

После смерти матери Флоран стал заботиться о брате Кеню. После побега с каторги помощь потребовалась ему самому.

Кеню с помощью лавочника Гавара освоил профессию повара, превратившись со временем в преуспевающего колбасника, женившегося на роскошной красавице Лизе. Она родила ему дочь, и Кеню почти перестал вспоминать о своем брате.

Появление Флорана в колбасной поначалу напугало как Лизу, так и Кеню. Брат предоставил бывшему каторжнику приют в своем доме, который насквозь пропах топленым салом и колбасой.

Кеню и Гавар помогли Флорану устроиться надзирателем в павильон морской рыбы. Эта должность обязывала его контролировать расчеты торговок с покупателями и свежесть товара. Постепенно Флоран завоевал своим честным трудом уважение многих. А вторая после Лизы красавица на рынке по прозвищу Нормандка даже вознамерилась завлечь Флорана в свои сети.

Втягиваясь в сытую жизнь, он начинает посещать после работы кабачок Лебигра, где все собираются не только для того, чтобы выпить, но и потолковать о политике.

Хозяин заведения не скрывает свои республиканские убеждения, а Флоран прямо говорит: настало время свергнуть Наполеона Малого.

В образе главного героя Золя показывает вызревание бунта против торжествующей среды, удовлетворившей аппетиты собственного брюха.

Сироты Кадина и Маржолен с детства росли на рынке у торговки, спали в общей постели. Дружба вскоре переросла в любовь. Подростки внешне напоминают красивых животных.

Лиза навестила птичника Гавара, чтобы поговорить с ним об угрозе, исходящей от кабацких политических споров. Хозяина дома не оказалось. Маржолен, показывая ей лавку, хотел было обнять гостью. Лиза стукнула его кулаком со всей силы между глаз.

Подросток расшиб при падении голову, утратил память, стал после этого идиотом.

Лиза в романе, конечно же, — верная дочь Антуана Маккара, следующая в жизни заветам своего отца. Пылкий республиканец, осуждающий обжорство Второй империи, — противник Лизиного строя жизни и ее стихийно сложившейся философии.

Симпатии автора — на стороне Флорана, образ которого создан на основе мемуаров республиканца Делеклюза, также прошедшего каторгу в Кайенну. Лиза доносит на деверя, но до нее на него доносили и другие.

Полиция арестовала Флорана в доме брата, готовившего кровяную колбасу. Арестован также перетрусивший Гавар.

Посетив Центральный рынок, художник Клод вспоминает друга. Лиза по-прежнему работает за прилавком. Нормандка стала женой кабатчика Лебигра. Клода окружает торжество парижского чрева.

После прочтения краткого содержания произведения «Чрево Парижа» Эмиля Золя присмотритесь к другим сочинениям по этой теме:

  • Анализ романа «Чрево Парижа» Эмиля Золя
  • «Дамское счастье», краткое содержание по главам романа Золя
  • «Дамское счастье», анализ романа Золя
  • «Нана», краткое содержание по главам романа Золя
  • «Нана», анализ романа Золя
  • «Западня», художественный анализ романа Эмиля Золя
  • «Западня», краткое содержание романа Эмиля Золя
  • «Жерминаль», художественный анализ романа Эмиля Золя
  • «Жерминаль», краткое содержание романа Эмиля Золя
  • «Карьера Ругонов», краткое содержание
  • «Карьера Ругонов», анализ романа Эмиля Золя, сочинение
  • «Разгром», анализ романа Золя
  • Натурализм в творчестве Эмиля Золя
  • Краткая биография и анализ творчества Эмиля Золя
  • По произведению: «Чрево Парижа»
  • По писателю: Золя Эмиль

Источник: https://goldlit.ru/emile-zola/105-chrevo-parija-pereskaz

«Чрево Парижа»

Флоран вернулся в Париж, откуда семь лет назад, в декабре 1851 г., после баррикадных боев в ночном городе был отправлен в ссылку, в ад Кайенны.

Его взяли только за то, что он как потерянный бродил ночью по городу и руки у него были в крови — он пытался спасти молодую женщину, раненную на его глазах, но она была уже мертва. Кровь на руках показалась полиции достаточной уликой.

С двумя товарищами, вскоре погибшими в пути, он чудом бежал из Кайенны, скитался по Голландской Гвиане и наконец решился вернуться в родной город, о котором мечтал все семь лет своих мучений.

Он с трудом узнает Париж: на том самом месте, где лежала когда-то окровавленная женщина, кровь которой погубила Флорана, сегодня стоит Центральный рынок, «чрево Парижа» — рыбные, мясные, сырные, требушиные ряды, царство пищи, апофеоз чревоугодия, над которым, смешиваясь, плывут запахи сыров, колбас, масла, неотвязчивая вонь рыбы, лёгкие облака цветочных и фруктовых ароматов. Оголодавший и измождённый, Флоран едва не теряет сознание. Тут-то он и знакомится с художником Клодом Лантье, грубовато, но дружелюбно предложившим ему свою помощь. Вместе они обходят рынок, и Клод знакомит пришельца с местными достопримечательностями: вот сущий чертёнок Маржолен, найденный в капусте, так и живущий на рынке; вот юркая Кадина, тоже из найдёнышей, её приютила торговка; вот готовая картина — нагромождения овощей и зелени… Флоран не может больше выносить этого гнетущего великолепия. Вдруг ему кажется, что он узнал старого приятеля: так и есть, это Гавар, хорошо знавший и Флорана, и его брата. Тот сменил квартиру, и Флоран отправляется по новому адресу.

…С ранней юности Флоран взял на себя всю заботу о брате: их мать умерла, когда он только начал изучать право в Париже. Взяв двенадцатилетнего Кеню к себе и отчаянно борясь с нищетой, Флоран пытался чему-то учить маленького брата, но тот гораздо успешнее осваивал поварское дело, которому его обучал живущий по соседству лавочник Гавар. Из Кеню получился отличный повар.

После ареста брата он устроился к их дядюшке Граделю, стал преуспевающим колбасником, женился на пышной красавице Лизе — дочери Маккаров из Плассана. Родилась дочь. Кеню все реже вспоминает о Флоране, считая его погибшим. Его появление в колбасной вызывает у Кеню и Лизы испуг — впрочем, Кеню тут же приглашает брата жить и столоваться у них.

Флоран тяготится нахлебничеством и вынужденным бездельем, но не может не признать, что постепенно приходит в себя в этом доме, пропахшем снедью, среди жира, колбас, топлёного сала. Вскоре Гавар и Кеню находят ему место надзирателя в павильоне морской рыбы: теперь в его обязанности входит следить за свежестью товара и честностью торговок при расчётах.

Дотошный и неподкупный, Флоран приступает к этой работе и вскоре завоёвывает общее уважение, хотя поначалу его мрачность и сдержанность (за которыми скрывались только робость и кротость) отпугивают завсегдатаев рынка.

А вечная соперница колбасницы Лизы, вторая красавица рынка — Луиза Мегюден по прозвищу Нормандка — даже имеет на него виды… Флоран возится с её сынишкой Мюшем, обучая его грамоте, и маленький сквернослов с ангельской внешностью всей душой привязывается к нему.

Втягиваясь в сытную, пряную, шумную жизнь рынка, Флоран сходится с Клодом, заходящим сюда писать этюды, и посещает по вечерам кабачок Лебигра, где мужчины собираются по вечерам выпить и потолковать.

Толкуют все больше о политике: сам хозяин кабачка, молчаливый Лебигр, иногда намекает на своё участие в событиях 1848 года… Разглагольствуют здесь и доморощенный якобинец Шарве, длинноволосый частный преподаватель в потёртом сюртуке, и злой горбун оценщик Логр, и разносчик Лакайль, и грузчик Александр. Они и составляют круг собеседников Флорана, который мало-помалу перестаёт скрывать свои взгляды и все чаще говорит о необходимости свергнуть тиранию Тюильри… Стоят времена Наполеона III — Наполеона Малого. Дни Флорана однообразны, но вечерами он отводит душу.

Рынок между тем живёт своей сытной, крикливой жизнью: торговки интригуют, ссорятся, сплетничают. Нормандка ругает вечную соперницу Лизу и распускает слухи о ней и о Флоране. Он-то и становится главным предметом раздоров.

Старая дева мадемуазель Саже, питающаяся остатками тюильрийских пиршеств (их на рынке раздают бесплатно), разносит сплетни обо всех и вся и за это получает дармовые лакомые кусочки. Склоки, дрязги, стычки ежеминутно вспыхивают в царстве изобилия. Флоран не желает замечать всего этого — он уже поглощён мыслью о восстании, которое обсуждает с Гаваром и новыми друзьями в кабачке Лебигра.

Эти разговоры придают их монотонной жизни, проходящей в соседстве с гигантским рынком, новый смысл и остроту. Мадемуазель Саже неустанно сплетничает о революционных настроениях нового надзирателя рыбных рядов, эти слухи доходят до Лизы, она начинает намекать мужу, что от Флорана хорошо бы избавиться, и вскоре весь рынок уверен, что Флоран — опасный и нераскаявшийся «красный».

И без того нажив себе врагов честностью и прямотой, он становится на рынке изгоем и чувствует себя человеком лишь среди внимающих ему единомышленников, гостей Лебигра.

…На рынке вместе растут Маржолен и Кадина, не знающие своих родителей, с детства спящие в одной постели у торговки тётушки Шантимесс.

Их детская дружба незаметно переходит в любовь — или в то, что им кажется любовью, ибо к семнадцати годам подручный Гавара Маржолен — попросту красивое животное, а пятнадцатилетняя Кадина — такой же прелестный и такой же бездумный зверёк. Она приторговывает цветами, бегает по всему рынку и то тут, то там перехватывает очередную вкуснятину.

Однажды красавица Лиза решается отправиться к птичнику Гавару и потолковать с ним насчёт опасных политических споров у Лебигра. Гавара она не застала. Маржолен, радуясь гостье, долго водил её по лавке, затем шутя попытался обнять — и Лиза со всего размаху ударила его кулаком между глаз. Мальчишка рухнул на пол, раскроив себе голову о каменный прилавок.

К счастью, он ничего не помнил, когда пришёл в себя. Его отправили в больницу, но после падения он стал полным идиотом, окончательно превратившись в ликующее, сытое животное. Для Флорана и Клода он становится символом рынка, его душой — или, вернее, символом отсутствия этой души.

Флоран тщетно пытается увлечь Клода политической борьбой. «В политике вы такой же художник, как и я», — небрежно отвечает Клод, интересующийся только искусством. Зато Гавар увлекается политикой не на шутку и начинает демонстративно носить при себе пистолет, поговаривая о победе республиканцев как о деле решённом.

Перепуганная Лиза с благословения кюре разбирает бумаги Флорана в его комнате и узнает, что в своих несбыточных мечтах Флоран уже разбил город на двадцать секторов, во главе каждого предусмотрел главнокомандующего и даже нарисовал значки для каждого из двадцати отрядов. Это повергает Лизу в ужас.

Тем временем старуха Саже узнает из случайной обмолвки маленькой дочери Кеню, что Флоран — беглый каторжник. Этот слух с быстротой пожара охватывает весь рынок. Перепуганная Лиза решается наконец пойти в префектуру с доносом на деверя, которого до сих пор выдавала всему рынку за кузена.

Здесь-то угрюмый лысый господин и сообщает ей, что о возвращении Флорана с каторги давно донесли полицейские комиссары сразу трёх городов. Вся его жизнь, вся работа на Центральном рынке была досконально известна полиции. Префектура медлила лишь потому, что хотела накрыть все «тайное общество».

На Флорана доносила и старуха Саже, и даже подмастерье Кеню Огюст… Лиза понимает, что муж её вне подозрений и, следовательно, вне опасности. Только здесь ей становится ясна вся бессмысленность её собственного доноса. Теперь ей остаётся только ждать, когда Флоран, в жизни не обидевший голубя, будет арестован.

Так и случилось. Берут и Гавара, щеголявшего пистолетом, а теперь насмерть перепуганного. Тотчас после ареста в его доме начинается драка за его состояние.

Флорана берут на квартире у брата, но проститься с Кеню, занятым приготовлением кровяной колбасы, Флоран отказывается — он боится расчувствоваться сам и огорчить его. На суде Флорану приписывают двадцать с лишним сообщников, из которых он едва знает семерых.

Логра и Лакайля оправдали. Флорана и Гавара отправили в ссылку, откуда на этот раз им уже не вернуться.

Вспоминая друга, Клод Лантье обходит ликующий, гигантский Центральный рынок. Сверкающая сытой белизной красавица Лиза Кеню раскладывает на прилавке окорока и языки. Старуха Саже прохаживается между рядами.

Нормандка, только что вышедшая замуж за Лебигра, дружески здоровается с бывшей соперницей Лизой.

Клода окружает триумф чрева, все вокруг дышит жирным здоровьем, — и голодный художник бормочет сквозь зубы: «Какие, однако, негодяи все эти порядочные люди!»

Из заключения, домой, в Париж, возвращается Флоран. Семь лет он скитался по миру из-за обвинения в убийстве, которое не совершал.

Все дело в том, что однажды во время ночной прогулки по городу он попытался спасти молодую женщину, которая лежала раненая на асфальте посреди площади. Но, увы, она была уже мертва.

Полиция, увидев кровь на его руках, решила, что это довольно весомые доказательства вины.

И вот он вернулся, на том месте, где семь лет назад лежало бездыханное тело, теперь бурлила рыночная жизнь. Здесь были поставлены палатки с разными продуктами, воздух пропах насквозь рыбой, мясом, сыром и другими снадобьями. Флоран изголодавшийся проходит между рыночными прилавками, и с трудом узнает свой Париж.

На рынке он знакомится со здешним художником Клодом Лантье, который проводит ему экскурсию по местным достопримечательностям, знакомит с постояльцами рынка, такими, как Маржолен – сирота, живущий здесь, юркой Кадиной, тоже из подкидышей.

Здесь же Флоран узнает своего старого знакомого Гавара, и узнает у него новый адрес младшего брата Кеню.

Читайте также:  Краткое содержание рассказов аркадия аверченко за 2 минуты

С раннего возраста Флоран стал для брата надежной опорой, их мать умерла очень рано, и Флоран занимался братом параллельно с изучением права. После того как старшего брата арестовали, Кеню стал колбасником, женился на Лизе, у них родилась дочь.

Достигнув успеха в бизнесе, младший брат все реже вспоминал старшего, и внезапное его появления привело в замешательство все его семейство. Но, Кеню не закрыл перед Флораном дверь, а наоборот, предложил остановиться у них и даже устроил на работу надзирателя в рыбном павильоне.

Принципиальный Флоран быстро завоевывает авторитет на рынке, к нему относятся с уважением, а заядлая соперница Лизы, Луиза Мюгиден даже начинает иметь на него виды.

Но, Флоран мечтает о другом, вечерами собираясь с единомышленниками в кабаке Лебигра, он активно рассказывает свои планы о необходимости проведения восстания против нынешней тирании Тюильри.

На рынке начинают ходить слухи о Флоране и его революционных настроениях, а старая сплетница и склочница Мадемуазель Саже, на каждом углу рассказывает все новые истории из жизни Флорана. Это очень пугает Лизу, и она неоднократно просит мужа выселить от них неблагонадежного родственника.

Не поддается на зов начала политической войны только художник Клод. Лиза же узнав из бумаг Флорана, что он уже мечтает о будущем разделе Парижа на двадцать секторов, решает не медлить, и идет в полицию с докладом на деверя.

К ее удивления полицейские уже знают о настроениях Флорана, и только выжидают время для ареста всей компании. Через некоторое время Флорана арестовывают прямо на квартире у брата, его и Гавара отсылают в ссылку, с которой вряд ли они уже смогут вернуться.

Париж снова начинает жить обыкновенной жизнью, только Клод, проходя по рынку, вспоминает друга и высказывает мнение, что все порядочные люди, все-таки, такие негодяи!

Источник: https://www.allsoch.ru/zolya/chrevo_parizha/

Краткое содержание: Чрево Парижа

После долгого отсутствия Флоран возвращается в Париж. Он покинул город семь лет назад — его отправили в ссылку, в адскую Кайенну, за участие в баррикадных боях в декабре 1851 года.

Он был обвинён в соучастии только потому, что он бродил ночью по городу с окровавленными руками — незадолго до ареста Флоран пытался спасти девушку, которую ранили у него на глазах, но так и не смог. Окровавленные руки — это весомая улика для полиции. Он и двое его приятелей, которые в последствии погибли в пути, он сбежал из Кайенны.

Долго он бродил по Голландской Гвиане и наконец решил отправиться в Париж, мысль о котором всегда придавала ему силы во время его мытарств.

Вернувшись, он с трудом узнаёт родной город: отправившись на то место, где он пытался спасти умирающую девушку, он натыкается на Центральный рынок, желудок Парижа — все эти лавки с рыбой, мясом, сыром и требушиной, преклонение перед пищей буквально царит в воздухе, сборище чревоугодников, прибежавшее на запах сыра, масел, фруктов и колбас.

Умирающий от голода Флоран едва не падает в обморок при виде такого изобилия еды. Около рынка он встречает Клода Лантье, художника, который хоть и грубо, но вполне дружелюбно предлагает помочь Флорану.

Он берёт юношу на экскурсию по рынку: вот Маржолен, которого младенцем нашли в капусте и он так и остался на рынке; а здесь привлекает внимание покупателей Кадина, её тоже подбросили. Флоран больше не может гулять среди этого огромного количества овощей и зелени, вся эта пёстрая картина гнетет его. Ему начинает казаться, что Лантье может знать его старых друзей. Задав своему новому знакомому этот вопрос, Флоран выясняет, что перед ним — Гавар, который был близко знаком с ним и его братом. Теперь он живёт в другом месте, и Флоран, узнав адрес, едет к нему.

Когда Флоран был ещё совсем юным, он заботился о своём брате, как отец: их мать умерла, едва он начал изучать право. Флоран взял маленького Кеню к себе и вместе они упорно сражались с голодом. Флоран пытался обучить брата всему, что он знал сам, но брат проявил способности в поварском искусстве. То, как научиться готовить, ему рассказывал сосед лавочник Гавар.

Кеню вырос и стал искусным поваром. После того, как Флорана арестовали и сослали — он устроился на работу к их дяде Граделю, позже стал успешным мясоторговцем и сделал предложение симпатичной пышке Лизе. Вскоре после весёлой свадьбы у них появилась дочка. Кеню уже почти не вспоминает о брате в повседневной суете, справедливо считая, что тот умер.

Когдга же Флоран появляется в лавке брата, Кеню и Лиза пугаются. Однако Кеню быстро оправляется и предлагает Флорану приют и обед. Флорану неудобно принять такое щедрое предложение, ему стыдно за своё нахальство и безделье, но отдых в этом доме — именно то, что было ему нужно. Он отсыпается, отъедается и постепенно здоровеет.

Чуть позже Гавар и Кеню устраивают его надзирателем в зале морской рыбы: с него требуется проверять, чтобы поступающая рыба была свежей, и проверять расчёты торговок. Скоро о Флоране все отзываются как о человеке дотошном и неподкупном, и все к нему начинают относиться с уважением.

Хотя в самом начале работы его мрачность и сдержанность, которые принимались за робость, вызывали отток покупателей с рынка. Вторая после Лизы красавица на рынке, Луиза Мегюден, которую называют Нормандкой, заинтересовалась Флораном… Флоран тесно общается с её маленьким сыном Мюшем — юноша учить малыша читать и писать, и вскоре сорви-голова привязывается к Флорану.

Постепенно Флоран начинает чувствовать себя свободно и уверено в этой сытной и суматошной рыночной кабале. Он подружился с Клодом, который иногда заходил в это царство запахов и вкусов, чтобы написать этюд. Вечера Флоран проводит в кабачке, которым заведует Лебигр. Здесь мужчины просиживают досуг за стаканчиком спиртного и токуют на разные темы.

Больше всего их умы занимает политика: сам Лебигр, обычно молчаливый, иногда коротко намекает, что участвовал в событиях 1848 года. Здесь умничают все — якобинец Шарве, преподающий частные уроки в богатых домах и гуляющий в потёртом костюме; злобный оценщик Логр с большим горбом, разносчик Лакаль и работающий на стройке Александр.

Все эти люди — те, с которыми часто беседует Флоран. Последний постепенно перестаёт таиться и открыто заговаривает о том, чтобы свергнуть тирана Тюильри. Францией правит Наполеон III, Наполеон Малой. Дни Флорана скучны и не наполнены разнообразием, только вечерами он волен распоряжаться по-своему.

Рынок погружен в свою атмосферу — сыт, трудолюбив и окутан облаком криков: торговки только и занимаются тем, что разводят интриги и скандалят. Нормандка, ревнуя Лизу к Флорану, бранит её и распускает сплетни об их любовной связи. Именно из-за Флорана и начались все раздоры.

Старая дева, мадемуазель Саже, живёт за счёт подачек, оставшихся после тюильрийских пиршеств, которые раздают на рынке бесплатно. Ради того, чтобы заполучить лакомый кусочек, она разносит сплетни о жителях рыночного городка. Склоки, ссоры, драки и интрижки — обычное дело на рынке, они происходят тут практически ежедневно.

Но Флоран далёк от мирских проблем — его мысли занимает восстание, и он раз за разом всё более подробно рассуждает о нём с Гаваром и другими, сидя в кабачке Лебигра. Эти разговоры на фоне их однообразной жизни приобретают ещё более сакральный смысл и пикантность. Мадемуазель Саже самоотверженно разносит сплетни о том, что надзиратель Флоран намеревается устроить революцию.

Когда эта сплетня доходит до Лизы, она просит мужа избавиться от нового надзирателя, мол, он не принесёт им пользы, а только может накликать на них беду. Все торговцы и постояльцы рынка теперь знают, что общение с Флораном — опасно, ведь он «красный», который ещё не успел раскаяться.

У Флорана и так были недоброжелатели среди коллег, которые появились, столкнувшись с его честностью и прямотой. Теперь со своей новой репутаций он стал всеобщим изгоем, никто не хотел даже приближаться к нему. Единственное, где он чувствовал свою значимость, были его сборища с единомышленниками, постояльцами кабака.

На рынке подрастают две сироты, Маржолен и Кадина, которые с детства спят в обнимку в торговки Шантимесс, которая взялась их опекать. Нежная дружба превратилась незаметно для обоих в любовь. Во всяком случае, в то, что они могли принять за любовь.

К настоящим чувствам они вряд ли были бы способны — семнадцатилетний Гавара Маржолен — красивый, сильный и молодой зверь, а Кадина к пятнадцати годам вырастает и превращается в такого же симпатичного и бесполезного животного.

Она кормится на рынке подачками, которые выпрашивает, торгуя цветами и носясь по всему рынку. В один день Лиза решает пойти к Гавару узнать, что он думает по поводу этих политических дискуссий, которые проводятся у Лебигра — не слишком ли это опасно? Гавара дома не было.

Её встретил Маржолен и, радостно вертясь вокруг гости, показывал её всю лавку. Когда он, забавляясь, попытался обнять её — Лиза изо всех сил ударила его кулаком в лоб. Маржолен упал, разбив голову о каменный уступ прилавка. Когда он пришёл в себя, он потерял память.

А после того, как вышел из больницы, стал здоровым, но полнейшим имбецилом. И теперь ещё больше начал походить на постоянно сытое, довольное и радостное животное. Флоран и Клод видят в нём отражение души целого рынка — точнее, её отсутствие.

Напрасно Флоран пытается заразить Клода своим революционным пылом. Клоду интересна только живопись и всё, что с ней связано. Зато Гавара захватывает эта политическая игра — он даже начал демонстрировать всем свой пистолет, который всегда носил с собой и всем рассказывал о том, что республиканцы однозначно победят.

Испуганная Лиза заходит в комнату Флорана и начинает рассматривать его бумажки. На них был нарисован план атаки: город разделён на двадцать частей, в каждой части были поставлены отряды с главнокомандующим. Лиза шокирована. В это время сплетница Саже узнаёт о том, что Флоран сбежал с каторги. Этот слух разносится мгновенно.

Лиза, не на шутку разволновавшись по поводу того, к чему может привести подобная активная деятельность Флорана, решает, наконец, написать на него донос и оправдать себя — человек, которого она представляла всем, как кузена, на самом деле деверь.

Придя в префектуру, она узнаёт от мрачного лысого чиновника, что её опередили — о местонахождении Флорана сообщили уже три полицейских жандарма из разных городов. Всё, чем он занимался и на что жил, находясь в Центральном рынке, известно полиции. С облавой медлили только из расчёта накрыть всех сообщников Флорана.

На Флорана уже донесли и старая Саже, и подмастерье Кеню… Лиза, убедясь, что её мужу ничего не грозит, решает не писать ещё один донос, который станет, по сути, бессмысленный. Теперь ей остаётся только наблюдать, как безвинного Флорана со дня на день снова арестуют.

Всё прошло по плану. Вместе с Флораном арестовывают Гавара, бравировавшего пистолетом, и трясущегося при виде полицейских. Как только Гавара арестовали, домашние подрались за его состояние. Флорана находят в квартире брата, тот сдаётся, не прощаясь с Кеню — он не хочет огорчать младшего брата.

Во время судебного процесса Флорану приписывают ещё больше двадцати сообщников, в то время как Флоран видел в глаза максимум семерых. Логр и Лакайль оправданы. Флоран и Гавар приговорены к ссылке, и на этот раз конвой позаботится, чтобы они не сбежали…Клод Лантье, размышляя об аресте своего друга, задумчиво гуляет по суматошному, огромному Центральному рынку.

Вот красавица Лиза Кеню раскладывает своими аккуратными белыми ручками куриные окорока и говяжьи языки. Старуха Саже болтает с продавщицами, переходя с одного места на другое. Страсти между Лизой и Нормандкой поугасли, как только последняя вышла замуж за Лебирга.

Клод чувствует себя в центре торжествующего чревоугодия, воздух наполнен сытым самодовольством, и голодный Клод уходит оттуда, плюясь сквозь зубы: «Какие, однако, негодяи все эти порядочные люди!».

Краткое описание романа «Чрево Парижа» пересказала Осипова А.С.

Обращаем ваше внимание, что это только краткое содержание литературного произведения «Чрево Парижа». В данном кратком содержании упущены многие важные моменты и цитаты.

Читайте также:  Краткое содержание дама с камелиями дюма за 2 минуты пересказ сюжета

Источник: https://biblioman.org/shortworks/zolya/chrevo-parizha/

Краткое содержание «Чрево Парижа» Золя

Эмиль Золя Произведение «Чрево Парижа»

Флоран вернулся в Париж, откуда семь лет назад, в декабре 1851 г., после баррикадных боев в ночном городе был отправлен в ссылку, в ад Кайенны.

Его взяли только за то, что он как потерянный бродил ночью по городу и руки у него были в крови — он пытался спасти молодую женщину, раненную на его глазах, но она была уже мертва. Кровь на руках показалась полиции достаточной уликой.

С двумя товарищами, вскоре погибшими в пути, он чудом бежал из Кайенны, скитался по Голландской Гвиане и наконец решился вернуться в родной город, о котором мечтал все семь лет своих мучений.

Он с трудом узнает Париж: на том самом месте, где лежала когда-то окровавленная женщина, кровь которой погубила Флорана, сегодня стоит Центральный рынок, «чрево Парижа» — рыбные, мясные, сырные, требушиные ряды, царство пищи, апофеоз чревоугодия, над которым, смешиваясь, плывут запахи сыров, колбас, масла, неотвязчивая вонь рыбы, легкие облака цветочных и фруктовых ароматов. Оголодавший и изможденный, Флоран едва не теряет сознание. Тут-то он и знакомится с художником Клодом Лантье, грубовато, но дружелюбно предложившим ему свою помощь. Вместе они обходят рынок, и Клод знакомит пришельца с местными достопримечательностями: вот сущий чертенок Маржолен, найденный в капусте, так и живущий на рынке; вот юркая Кадина, тоже из найденышей, ее приютила торговка; вот готовая картина — нагромождения овощей и зелени. Флоран не может больше выносить этого гнетущего великолепия.

Вдруг ему кажется, что он узнал старого приятеля: так и есть, это Гавар, хорошо знавший и Флорана, и его брата. Тот сменил квартиру, и Флоран отправляется по новому адресу. .С ранней юности Флоран взял на себя всю заботу о брате: их мать умерла, когда он только начал изучать право в Париже.

Взяв двенадцатилетнего Кеню к себе и отчаянно борясь с нищетой, Флоран пытался чему-то учить маленького брата, но тот гораздо успешнее осваивал поварское дело, которому его обучал живущий по соседству лавочник Гавар. Из Кеню получился отличный повар.

После ареста брата он устроился к их дядюшке Граделю, стал преуспевающим колбасником, женился на пышной красавице Лизе — дочери Маккаров из Плассана.

Родилась дочь. Кеню все реже вспоминает о Флоране, считая его погибшим. Его появление в колбасной вызывает у Кеню и Лизы испуг — впрочем, Кеню тут же приглашает брата жить и столоваться у них.

Флоран тяготится нахлебничеством и вынужденным бездельем, но не может не признать, что постепенно приходит в себя в этом доме, пропахшем снедью, среди жира, колбас, топленого сала.

Вскоре Гавар и Кеню находят ему место надзирателя в павильоне морской рыбы: теперь в его обязанности входит следить за свежестью товара и честностью торговок при расчетах.

Дотошный и неподкупный, Флоран приступает к этой работе и вскоре завоевывает общее уважение, хотя поначалу его мрачность и сдержанность отпугивают завсегдатаев рынка.

А вечная соперница колбасницы Лизы, вторая красавица рынка — Луиза Мегюден по прозвищу Нормандка — даже имеет на него виды. Флоран возится с ее сынишкой Мюшем, обучая его грамоте, и маленький сквернослов с ангельской внешностью всей душой привязывается к нему.

Втягиваясь в сытную, пряную, шумную жизнь рынка, Флоран сходится с Клодом, заходящим сюда писать этюды, и посещает по вечерам кабачок Лебигра, где мужчины собираются по вечерам выпить и потолковать. Толкуют все больше о политике: сам хозяин кабачка, молчаливый Лебигр, иногда намекает на свое участие в событиях 1848 года.

Разглагольствуют здесь и доморощенный якобинец Шарве, длинноволосый частный преподаватель в потертом сюртуке, и злой горбун оценщик Логр, и разносчик Лакайль, и грузчик Александр.

Они и составляют круг собеседников Флорана, который мало-помалу перестает скрывать свои взгляды и все чаще говорит о необходимости свергнуть тиранию Тюильри. Стоят времена Наполеона III — Наполеона Малого. Дни Флорана однообразны, но вечерами он отводит душу.

Рынок между тем живет своей сытной, крикливой жизнью: торговки интригуют, ссорятся, сплетничают. Нормандка ругает вечную соперницу Лизу и распускает слухи о ней и о Флоране.

Он-то и становится главным предметом раздоров. Старая дева мадемуазель Саже, питающаяся остатками тюильрийских пиршеств, разносит сплетни обо всех и вся и за это получает дармовые лакомые кусочки.

Склоки, дрязги, стычки ежеминутно вспыхивают в царстве изобилия.

Флоран не желает замечать всего этого — он уже поглощен мыслью о восстании, которое обсуждает с Гаваром и новыми друзьями в кабачке Лебигра. Эти разговоры придают их монотонной жизни, проходящей в соседстве с гигантским рынком, новый смысл и остроту.

Мадемуазель Саже неустанно сплетничает о революционных настроениях нового надзирателя рыбных рядов, эти слухи доходят до Лизы, она начинает намекать мужу, что от Флорана хорошо бы избавиться, и вскоре весь рынок уверен, что Флоран — опасный и нераскаявшийся «красный».

И без того нажив себе врагов честностью и прямотой, он становится на рынке изгоем и чувствует себя человеком лишь среди внимающих ему единомышленников, гостей Лебигра. .На рынке вместе растут Маржолен и Кадина, не знающие своих родителей, с детства спящие в одной постели у торговки тетушки Шантимесс.

Их детская дружба незаметно переходит в любовь — или в то, что им кажется любовью, ибо к семнадцати годам подручный Гавара Маржолен — попросту красивое животное, а пятнадцатилетняя Кадина — такой же прелестный и такой же бездумный зверек. Она приторговывает цветами, бегает по всему рынку и то тут, то там перехватывает очередную вкуснятину.

Однажды красавица Лиза решается отправиться к птичнику Гавару и потолковать с ним насчет опасных политических споров у Лебигра.

Гавара она не застала. Маржолен, радуясь гостье, долго водил ее по лавке, затем шутя попытался обнять — и Лиза со всего размаху ударила его кулаком между глаз. Мальчишка рухнул на пол, раскроив себе голову о каменный прилавок. К счастью, он ничего не помнил, когда пришел в себя.

Его отправили в больницу, но после падения он стал полным идиотом, окончательно превратившись в ликующее, сытое животное. Для Флорана и Клода он становится символом рынка, его душой — или, вернее, символом отсутствия этой души. Флоран тщетно пытается увлечь Клода политической борьбой. «В политике вы такой же художник, как и я», — небрежно отвечает Клод, интересующийся только искусством.

Зато Гавар увлекается политикой не на шутку и начинает демонстративно носить при себе пистолет, поговаривая о победе республиканцев как о деле решенном.

Перепуганная Лиза с благословения кюре разбирает бумаги Флорана в его комнате и узнает, что в своих несбыточных мечтах Флоран уже разбил город на двадцать секторов, во главе каждого предусмотрел главнокомандующего и даже нарисовал значки для каждого из двадцати отрядов.

Это повергает Лизу в ужас. Тем временем старуха Саже узнает из случайной обмолвки маленькой дочери Кеню, что Флоран — беглый каторжник.

Этот слух с быстротой пожара охватывает весь рынок. Перепуганная Лиза решается наконец пойти в префектуру с доносом на деверя, которого до сих пор выдавала всему рынку за кузена.

Здесь-то угрюмый лысый господин и сообщает ей, что о возвращении Флорана с каторги давно донесли полицейские комиссары сразу трех городов.

Вся его жизнь, вся работа на Центральном рынке была досконально известна полиции.

Префектура медлила лишь потому, что хотела накрыть все «тайное общество». На Флорана доносила и старуха Саже, и даже подмастерье Кеню Огюст. Лиза понимает, что муж ее вне подозрений и, следовательно, вне опасности. Только здесь ей становится ясна вся бессмысленность ее собственного доноса.

Теперь ей остается только ждать, когда Флоран, в жизни не обидевший голубя, будет арестован. Так и случилось. Берут и Гавара, щеголявшего пистолетом, а теперь насмерть перепуганного.

Тотчас после ареста в его доме начинается драка за его состояние.

Флорана берут на квартире у брата, но проститься с Кеню, занятым приготовлением кровяной колбасы, Флоран отказывается — он боится расчувствоваться сам и огорчить его.

На суде Флорану приписывают двадцать с лишним сообщников, из которых он едва знает семерых. Логра и Лакайля оправдали. Флорана и Гавара отправили в ссылку, откуда на этот раз им уже не вернуться. Вспоминая друга, Клод Лантье обходит ликующий, гигантский Центральный рынок. Сверкающая сытой белизной красавица Лиза Кеню раскладывает на прилавке окорока и языки.

Старуха Саже прохаживается между рядами. Нормандка, только что вышедшая замуж за Лебигра, дружески здоровается с бывшей соперницей Лизой. Клода окружает триумф чрева, все вокруг дышит жирным здоровьем, — и голодный художник бормочет сквозь зубы: «Какие, однако, негодяи все эти порядочные люди!»

Краткое содержание «Чрево Парижа» Золя

Источник: https://essay.englishtopic.ru/kratkoe-soderzhanie-chrevo-parizha-zolya/

Рецензия на произведение Э. Золя «Чрево Парижа»

      Золя – признанный мастер реализма, один из родоначальников нового жанра в литературе – натурализма. На примере героев своих произведений, Золя пытается показать, как биологические закономерности влияют на социальное поведение персонажа.

Автор достаточно реалистично описывает в мелких подробностях: атмосферу, обстановку, характеры героев. Данное произведение относится к циклу романов Золя «Ругон-Маккары», в котором писатель описывает на фоне периода II Империи во Франции (50-60-е гг. XIX в.

), жизнь нескольких поколений.

          В «Чреве Парижа» писатель выделил в качестве ключевой идеи – центральный рынок Парижа, названный им чревом. Автор решил противопоставить сытых, порядочных буржуа голодным сторонникам свержения режима Наполеона III. Но сделал он это, в чрезвычайно иронической манере. Золя как бы надсмехается с высоты своего амплуа художника, и над «толстыми» буржуа, и над «тощими» бунтарями.

В самом деле, главный персонаж произведения – Флоран, сосланный на каторгу за участие в баррикадных боях против государственного переворота в декабре 1851 г.

(прихода к власти Наполеона III), предстает в романе крайне жалкой фигурой. Вернувшись в Париж, сбежав с каторги через 8 лет, он застает разжиревший, порядочный Париж периода II Империи.

Олицетворением благополучия, которого выступает Центральный рынок Парижа – «Чрево Парижа».

Флоран – противоречивая фигура. С одной стороны Золя изображает его бессеребряником, растяпой, нуемехой, учителем, над которым издевались ученики.

С другой – самоотверженным романтиком, идеалистом: Флоран сознательно участвовал в строительстве баррикад во время государственного переворота Наполеона III, хотя и был сослан не за это, а «за кампанию». Флоран – человек, выживший на каторге, который смог сбежать из Гвианы в Париж.

Но Золя рисует Флорана как крайне непрактичного человека и впечатлительного, даже труса. Клод – персонаж аполитичного художника в романе, как бы говорит от имени Золя, что Флоран – абсолютно безобидный трусливый человек, не способный даже видеть, как режут голубей.

Поэтому создается впечатление, что писатель несколько неправильно вывел образ Флорана. Так как трусость, впечатлительность, непрактичность слабо совместимы в одном характере с умением преодолевать жизненные тяготы, желанием бороться за идеалы. Ведь какая-то невиданная воля заставила Флорана вернуться в Париж.

А неприятие режима Наполеона III, вследствие его образованности, не позволило мириться с действительностью. Он ищет способ организации восстания, занимает заговорщическую тактику, находит контакты, пытается организовать некий кружок посетителей винного погребка. Все эти стороны характера Флорана слабо вяжутся с тем, как его хочет представить автор.

          Золя, как бы подсмеивается над Флораном на протяжении всего романа. Читателю становится смешно от сектантских разногласий внутри кружка. Представители данной группы – в основном мелкая буржуазия либо пролетаризировавшаяся интеллигенция. Они, оторванные от масс, не понимают комичности обсуждения возможного переворота.

По ходу романа становится понятно, что часть сектантов попросту Флорана дурит, вымогая у него деньги на переворот. А в конце и вовсе приходит понимание, что Флоран тот час же по приезду в Париж был сдан под наблюдение полиции, которая за ним следила и внедрила своих агентов в секту.

Участь Флорана как бы прочитывается и понимается сразу: власть, дав поиграть инфантильным взрослым в революцию, даст всем подзатыльника.

На примере того как родной брат Флорана – Кеню и его жена Лиза (Маккар) – зажиточные колбасники предлагают ему его долю наследства от покойного дядюшки, от которой Флоран отказывается (вместе с этим Флоран не против жить в доме за счет брата), видно как Золя показывает Флорана, как интеллигента оторванного от масс и от реальной жизни. Даже, казалось бы, положительные качества, такие как отсутствие жадности, автор преподносит как ребячество, инфантильность.

Читайте также:  Краткое содержание белокурый экберт тика за 2 минуты пересказ сюжета

В романе даны очень яркие характеристики мелких буржуа – тех, кто крутится вокруг рынка: торговки, лавочники. Период первоначального накопления как бы расцветает в метафоре рынка – этого чрева. Буржуазия наживается и насыщает свой аппетит.

Полнота у Золя часто соотносится с красотой и здоровьем. Худоба – наоборот. В этом смысле Золя пишет не только о физическом здоровье, но и о психическом – социализации, возможности утвердиться в данной социальной структуре – стать «порядочным».

И поэтому большинство персонажей произведения стремятся потреблять, чтобы быть толстым – красивым.

Золя как мастер реализма потрясающе описывает еду в произведении. Это – фрукты, овощи, колбасы, окорока.

Он изумительно вкусно воспроизводит процесс приготовления колбасы, замечательна также его «сырная симфония», когда он с помощью музыкальных метафор изобразил различные виды сыров.

Писатель совершенно очевидно восхищается всем этим изобилием. И дает понять, что нет ничего такого в насыщении, желании потребить, тем более, когда это так вкусно.

Вместе с этим рынок, предстающий как ненасытное брюхо, возникает как всепоглощающее чрево, съедающее все на своем пути. Не стал исключением и Флоран, волею судеб, ставший надзирателем на рынке.[1] Рынок как бы переварил его.

Переварил, ополчившись против того, что Флоран отказался от желаний, порядочного гражданина: завести семью, копить деньги насыщать свое брюхо. Эта ненормальность подогрела сплетни и враждебность буржуазии рынка и окрестностей района, в котором жил Флоран.

Автор подчеркивает, что Флоран даже своей худобой бросал вызов этому благополучию.

В итоге получилось, что помимо уже существующей слежки полиции, на Флорана было написана куча доносов от «порядочных» граждан и в момент развязки, Флорана спокойно арестовали, и он смиренно пошел на новый срок.

Золя посмеялся над своим персонажем, т. к. тот вновь был отправлен в ссылку. Ничего героического писатель не дал совершить главному герою.

Максимум, что позволил Флорану писатель – выпустить зяблика из клетки во время ареста.

Почему он так сделал? Что он хотел этим сказать? Автор, наверное, показал бессмысленность, безысходность и бесполезность протеста интеллигента, оторванного от реальной жизни.

Писатель старается как бы реабилитироваться в конце романа устами Клода: «Какие же сволочи, эти порядочные люди!». Однако Клод говорит это самому себе, никто его не слышит, да и не ставит он для себя такой цели. Голос интеллигенции не способен быть громким, властным. Ее удел – возмущаться себе под нос.

Золя указывает на тщетность ускорить исторический ход, т. к. писал он роман уже в 1872 г. (после поражения Парижской Коммуны). Писатель смотрел свысока и на жалких интеллигентов, хотя и не лишенных человеческого достоинства и на буржуа, которых Золя соотнес с животными, но с животными в хорошем смысле – пышущими силой, здоровьем, аппетитом, жаждущих и умеющих жить.

Можно резюмировать, что в данном произведении Золя вывел некий панегирик-ностальгию по мелкобуржуазному образу жизни, в котором, несмотря на указанные недостатки, писатель выделил неиссякаемую жизненную силу, заставляющую работать и жить, пускай и для насыщения своего чрева.

[1] мелкая чиновничья должность, в обязанности которой входило следить за порядком и соблюдением санитарных норм

Источник: https://kpemheb.livejournal.com/6041.html

Эмиль Золя — Чрево Парижа

Позади него, на тротуаре улицы Рамбюто, продавали фрукты. Ровными рядами выстроились крытые корзины, низенькие плетенки, укутанные в холстину или солому; доносился запах переспелой мирабели. Нежный протяжный голос, который Флоран слышал уже давно, заставил его обернуться. Он увидел маленькую, прелестную смуглянку, которая торговалась, усевшись на земле:

  • — Ну скажи, Марсель, отдашь за сто су, а?
  • Человек, закутанный в плащ, отмалчивался, и молодая женщина, выждав пять долгих минут, опять начинала:
  • — Ну так как, Марсель, значит, сто су за эту корзину да четыре франка за ту, другую, стало быть, я тебе должна дать девять франков, верно?
  • Опять молчание.
  • — Так сколько же тебе дать?

— Эх ты! Десять франков, сама знаешь, я тебе уже говорил… А что твой Жюль, Сарьетта? От него, видно, мало толку?

Молодая женщина засмеялась, вынимая полную пригоршню монет.

— Да ну! Жюль любит понежиться в постельке… Он говорит, работа не мужское дело.

Она заплатила и унесла обе корзинки в уже открывавшийся павильон фруктов. Здания рынка еще сохраняли темную воздушность контуров с тысячами огненных полос от рядов сквозных ставен; крытые галереи заполнялись народом, а дальние павильоны еще были безлюдны, окруженные возрастающим гуденьем тротуаров. На перекрестке св.

Евстафия булочники и виноторговцы поднимали железные шторы; красные фасады лавок буравили зажженными газовыми рожками тьму вдоль серых домов; Флоран разглядывал булочную на левой стороне улицы Монторгей, всю заваленную, словно позолоченную булками сегодняшней выпечки; ему казалось, что он чувствует вкусный запах теплого хлеба.

Это было в половине пятого.

Между тем г-жа Франсуа сбыла товар. У нее оставалось еще несколько пучков моркови, когда вновь явился с мешком Лакайль.

— Ну как, пойдет по одному су? — сказал он.

— Я так и думала, что мы с вами еще увидимся, — спокойно ответила огородница. — Что ж, берите остаток. Здесь семнадцать пучков.

— Это будет семнадцать су.

— Нет, тридцать четыре.

Они сговорились на двадцати пяти. Г-жа Франсуа торопилась уходить. Когда Лакайль удалился, унося в своем мешке морковь, она сказала Флорану:

— Видите, он следил за мной. Этот старик уторговывает все, что ни есть на рынке; иной раз ждет последнего удара колокола, чтобы купить товару на четыре су… Ох уж эти парижане! Поднимут свару из-за двух медяков, а потом оставят последнюю одежонку в кабаке.

Когда г-жа Франсуа говорила о Париже, в каждом слове ее звучали ирония и пренебрежение, она рассуждала о Париже, как о каком-то далеком, совершенно нелепом и достойном презрения городе, где она соглашалась бывать только ночью.

— Ну вот, теперь я могу уходить, — продолжала она, снова усаживаясь подле Флорана на овощи соседки.

Флоран понурил голову; он только что совершил кражу. Когда Лакайль ушел, Флоран заметил упавшую на землю морковку. Он ее подобрал и зажал в правом кулаке. За его спиной пряно пахли связки сельдерея, груды петрушки. Он задыхался.

— Я собираюсь уходить, — повторила г-жа Франсуа.

Она сочувствовала этому незнакомцу, понимала, что он мучается здесь на тротуаре, ведь он даже не сдвинулся с места. Она снова предложила свою помощь; но он и на этот раз отказался с какой-то ожесточенной гордостью. Он даже поднялся и стоял перед ней, чтобы доказать, что он еще совсем молодцом.

А едва она отвернулась, он сунул морковку в рот. Но ему пришлось потерпеть немножко, как исступленно ни хотелось вонзить в нее зубы; г-жа Франсуа снова глядела ему в лицо, продолжала расспрашивать с присущим ей добрым любопытством. Флоран только мотал головой в ответ.

Затем потихоньку, медленно он сжевал свою морковку.

Огородница уже было решилась уйти, когда рядом с ней громкий голос сказал:

— Здравствуйте, госпожа Франсуа!

Это был худой, ширококостный юноша с крупной головой, бородатый, с тонким носом и небольшими ясными глазами.

Его черная фетровая шляпа порыжела, потеряла форму, а наглухо застегнутое широченное пальто, некогда светло-коричневое, теперь полиняло от дождей, оставивших на нем широкие зеленоватые полосы.

Чуть-чуть сутулясь, подрагивая от какого-то, должно быть привычного ему, внутреннего беспокойства, он крепко стоял на земле в своих грубых шнурованных ботинках; из-под слишком коротких брюк виднелись синие носки.

— Здравствуйте, господин Клод, — весело ответила огородница. — Знаете, ведь я ждала вас в понедельник; а когда вы не приехали, я убрала ваш холст, повесила у себя в комнате.

— Вы бесконечно добры, госпожа Франсуа, я на днях приеду заканчивать мой этюд… В понедельник я не мог… А что, на большой сливе листья еще не опали?

— Нет, конечно.

— Дело в том, видите ли, что я хочу поместить ее в углу картины. Она будет там неплохо выглядеть, слева от курятника. Я всю неделю над этим думал… Ого! И хороши же овощи нынче утром! Я вышел из дому спозаранку: так и знал, что на восходе солнца эти канальские овощи будут восхитительны.

И он широким жестом указал на плиты тротуара. Огородница снова сказала:

— Ну что ж, я пойду. Прощайте… До скорого свиданья, господин Клод!

И, уходя, представила Флорана молодому художнику:

— Да, кстати, господин этот, кажется, вернулся из далеких краев. Он еще не освоился в вашем окаянном Париже. Вы, может, дадите ему кое-какие полезные сведения.

И она наконец ушла, обрадованная, что оставляет Флорана не одного. Клод с интересом поглядывал на него; это удлиненное лицо, тонкое и подвижное, показалось ему оригинальным. Рекомендации г-жи Франсуа было для него достаточно; и с непринужденностью фланера, привыкшего к случайным встречам, он спокойно сказал Флорану:

— Я вас провожу. Вы куда направляетесь?

Флоран смутился. Он сближался с людьми не столь быстро; однако с первой минуты его приезда у него готов был сорваться вопрос. Теперь он отважился и спросил, боясь услышать, неблагоприятный ответ:

— А улица Пируэт еще существует?

— Ну как же! — сказал художник. — Весьма занятный уголок старого Парижа, эта самая улица! Она кружит, словно балерина, а дома там пузатые, как беременная женщина… Я сделал с нее неплохой офорт. Когда будете у меня, покажу… Туда вы и направляетесь?

Флоран, утешенный и ободренный сообщением, что улица Пируэт еще существует, заверил его, будто и не думал идти туда, будто ему не нужно никуда идти. Настойчивость Клода вновь пробудила его недоверие.

— Ничего, — сказал тот, — пойдемте все-таки на улицу Пируэт. До чего ж она колоритна ночью! Идемте, это в двух шагах отсюда.

Флорану пришлось подчиниться. Они шли бок о бок, словно два товарища, шагая через корзины и овощи.

На тротуарах улицы Рамбюто высились огромные кучи цветной капусты, сложенные с поразительной аккуратностью наподобие пирамид из пушечных ядер.

Белая, нежная плоть кочанов, окруженная толстыми зелеными листьями, напоминала распустившуюся огромную розу, а груды их — букеты новобрачной, которыми уставили колоссальные жардиньерки. Клод остановился, ахнув от восхищения.

Потом, когда они подошли к улице Пируэт, он стал ему показывать и описывать каждый дом. На углу горел лишь один газовый фонарь. Осевшие и разбухшие дома выпятили свои навесы и были «пузатыми, как беременная женщина», по выражению художника; коньки их крыш завалились назад, и домишки словно поддерживали друг дружку плечом.

Зато три-четыре других дома, тонувшие в ямах мрака, казалось, вот-вот уткнутся носом в землю. Газовый фонарь выхватил один из них, ослепительно белый, заново оштукатуренный, похожий на старуху с немощным и дряблым телом, набеленную и накрашенную, как молодая красотка.

Дальше неровная вереница домов постепенно уходила в глубокую тьму, изборожденная трещинами, вся в зеленых потеках от дождя, являя собой такую беспорядочную смесь красок и поз, что Клод хохотал от всей души. Флоран остановился на углу улицы Мондетур против предпоследнего дома слева.

Еще спали три его этажа с окнами без ставен, с маленькими белыми шторками, плотно задернутыми изнутри; наверху, за занавесками узкого оконца под самым коньком крыши, мелькал свет. Но особенное волнение Флорана явно вызвала лавка под навесом. Ее как раз открывали.

Она принадлежала торговцу вареными овощами; внутри блестели котлы, на прилавке в глиняных мисочках красовались выложенные горками тертый шпинат и цикорий с воткнутыми маленькими совками, от которых виднелись лишь белые металлические ручки.

Изумленный этим зрелищем, Флоран замер как пригвожденный; должно быть, он не узнавал лавку; он был подавлен, прочитав на красной вывеске фамилию владельца: Годбеф. Опустив руки, Флоран уставился на пюре из шпината с таким видом, словно произошло величайшее несчастье.

Оконце под крышей распахнулось, и оттуда высунулась головка маленькой старушки; она поглядела на небо, на рынок, вдаль.

— Смотрите-ка, мадемуазель Саже, ранняя пташка, — заметил Клод, вскинув на нее глаза.

Источник: https://mybrary.ru/books/proza/klassicheskaja-proza/page-4-137379-emil-zolya-chrevo-parizha.html

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector