Краткое содержание абрамов трава-мурава за 2 минуты пересказ сюжета

Федор Абрамов

Трава-мурава

РОДНОЕ ПЕПЕЛИЩЕ

— Куда это, Еремеевна, с чайником?

— На дачу. Не слыхал разве, у меня дача завелась?

Дача, дача… Это суседи так зовут, а я-то: татино пепелище. Три года назад Митрий переехал в середку деревни — надоело жить-то на отшибе. У нас, в верхнем конце, сам знаешь, и вода далеко — кажное ведро надоть в гору, и комары летом — заживо съедят, а зимой опять дороги к нам нету, болотом ездим. Там теперь главный-то тракт у нас, где молотилки, да пилорама, да мастерские.

Сама, сама парню-то посоветовала переехать. Буде, говорю, я помучилась, а ты давай в середку гнезда людского. Переехали. Дом Митрий построил — не знаю, есть ли лучше-то во всей деревне. Варанда, наверху избушечка, три комнаты, мне комната отведена.

«Мама, говорит, ты всю жизнь в старье жила, покрасуйся хоть на старости, хоть под конец жизни свет увидь». А я знашь как в хоромах-то новых стала жить? Заболела. Какая-то болезнь пристала — сохну, аппетиту нету, и все на лежку, все на лежку тянет.

Митрий — не последний человек в деревне — дохтуров из района вызвал. Те наехали со всякими лекарствами. «Что, бабка? Чем болешь?» Надавали всяких порошков. Нет, не лучше. С фунт але боле за зиму выпила. Ну весны дождалась, вези, говорю, парень, матерь на старо пепелище. Хочу, говорю, перед тем, как глаза закрыть, на свое подворье поглядеть.

Ну приехали. Посидела я на бревнышке — изба раскатана, дом раскатан, потом попила водички из своего колодца. Мне и лучше. Я назавтра сама встала да и пошла. Вот с тех пор и хожу чуть ли не кажный день.

У людей как бы робить да как бы что сделать, а я с утра чай пить на свое подворье. Митрий от дождя и сараюшку поставил.

«Делай, мати, как тебе надобно, хоть каждый день ходи на свое подворье чай пить, только не помирай».

1981

ВЗАПЯТКИ ПОСМОТРЮ

Глинковская старуха превыше всего любила лес. Люди, бывало, в церковь, а она в лес.

Под старость обезножела. Но каждый раз, когда домашние или соседи шли в лес, выходила на крыльцо проводить их. Даже сама будила их, торопила, посылала в лес пораньше, пока роса не обсохла. И при этом каждый раз приговаривала:

— Идите, идите, а я вам взапятки посмотрю.

БОБЕР-ХОЗЯИН

Идем по лесу со старым охотником. Впереди — просвет.

— Сейчас потише. Речка будет, а на речке плотина бобровая. Может, и самого бобра еще увидим. Нет, не увидим. Тихо этот бобер живет. Хозяин. Все у него в аккурат.

Да, вот как жизнь устроена. Мы думаем, только середь людей — хозяин, не хозяин. Нет, парень, и звери на разный манер.

Вот за тем мысом бобер живет. Дурак дураком. Корму — ивняка, березы было на десять — одиннадцать лет. Живи припеваючи. А он что сделал? Плотину сразу поднял на два метра — сколько поел не поел затопленного кустарника — тот обсох за год. А раз обсох — все: ищи другое место да строй новую нору.

А умный-то бобер, хозяин-то который, он до десятка лет, а то и больше одной плотиной пользуется. Как пользуется-то? А по-хозяйски объедает. Сперва маленькую плотнику поставит, чтобы вода залила берег — чуть-чуть, чтобы ровно на год еды (кустарника) хватило. Объел осинку, березу, ивняк затопленный, снова приподымал плотину, и так раз десять. Так делает-то хозяин-бобер.

То же и лось. Иной пройдет мелкий сосняк как хозяин, объест столько, сколько надо. А другой весь поломает. Шлепает, пасть не закрывши, — на все ему наплевать.

ЗА СЛОВАМИ К БАБУШКЕ

— Теперека всё к фершалице. По случаю и без случая. Чирей вскочил — к Маньке, брюхо заболело — к Маньке… А у нас, бывало, отец даже похмелялся словами. Утром проснется, голову не поднять.

  • — Девки, сходите за словами к Митрофановне.
  • Мы возьмем ведерко але ковшик — побежали.
  • — Бабушка, выручай тятю, голова разламывается с похмелья.
  • Бабушка зачерпнула водички из ушата, чего-то пошептала: идите с богом.
  • Тятя выпьет весь ковшик до капельки, только крякнет:
  • — Ну вот теперь и я человек.
  • 1981

ЛУЧШЕЕ ЛЕКАРСТВО

Антон Егорович, великий труженик, из тех, на ком держался колхоз, заболел. Местный фельдшер и вызванный из райбольницы врач навыписывали старику кучу всяких лекарств. Да еще дочери из города прислали.

  1. — Дедушко, — спросил маленький внучек, с которым обычно Антон Егорович коротал дома дни, — а какое лекарство всех лучше?
  2. — Нету его здесь.
  3. — А где оно?
  4. — В сарае.

— В сарае? Дак давай я сбегаю.

— Не принести тебе, родимый. То лекарство работой называется, и взять его могу только я.

  • — Ну дак давай обопрись на меня да пойдем в сарай.
  • Старик попервости в шутку (надоело маяться целыми днями в душной избе) оперся на жиденькое плечико внука, потом кое-как не без его же помощи дополз до сарая, пристроился к начатым незадолго до болезни саням (он всю жизнь делал для колхоза сани), кое-как взял в руки топор и начал постукивать.
  • И вот, что вы думаете, полегчало старику: вечером в тот день он впервые за две недели поел, а еще через неделю и совсем поправился.
  • 1981

КОГДА С БОГОМ НА «ТЫ»

Поля Манухина привела к своей бабушке жениха, учителя средней школы, знакомиться.

Бабушка приняла жениха любимой внучки с открытой душой, по всем правилам северного гостеприимства. Все, что в доме есть, даже бутылочку, на стол выставила, Одно не понравилось Поле: бабушка с первых же слов стала называть жениха на «ты». Поля терпела-терпела да и решилась наконец:

— Бабушка, Виктор Викторович, — она нарочно назвала жениха по имени и отчеству, чтобы посильнее пронять бабушку, — из города, а в городе не принято людей с первого раза называть на «ты».

— Ничего, — ответила бабушка, — стерпит. Я с малых лет с самим господом богом разговариваю на «ты», дак уж с человеком-то, думаю, можно.

ТРЯСОГУЗКА

Не сложились у Ивана Васильевича отношения с племянником. И это до слез было обидно. Своих детей у Ивана Васильевича нет, племянник Геннадий — самая близкая родня, а вот нет душевной близости, и все тут. По этой причине Иван Васильевич и в деревню-то стал ездить не каждый год.

  1. А было, было время, когда маленький Генка ни на шаг не отступал от дяди.
  2. Утром дядя просыпается, невестка, мать Генки, ушла на колхозную работу, а он, мальчишечка, в избе жарко, терпеливо сидит и ждет, когда проснется дядя.
  3. И весь день до позднего вечера, как хвостик, неотлучно таскается за ним.

И так было до тех пор, пока Ив. Вас. однажды не расстрелял трясогузку.

Трясогузочка резвилась, перебирая своими палочками, возле крыльца, на песочке вышивала свои узоры. И вот Ив. Васильевич, недолго думая, схватил в коридоре ружьишко и выстрелил.

Конец ознакомительного отрывка Краткое содержание Абрамов Трава-мурава за 2 минуты пересказ сюжета Вы можете купить книгу и

Прочитать полностью

Хотите узнать цену? ДА, ХОЧУ

Источник: https://libking.ru/books/prose-/prose-su-classics/427604-fedor-abramov-trava-murava.html

Трава мурава краткое содержание

Трава-мурава – это цикл коротеньких рассказов, написанных Ф. Абрамовым в период с 1955 по 1980 гг. Каждый из них мал по объему, но емок по содержанию. В любой из миниатюр – небольшая история из жизни сибирской деревни.

«Родное пепелище» кратко

У старой Еремеевны дом, построенный еще ее отцом, стоял на краю деревни. Очень неудобно стоял: воду носить было далеко, да в гору. Зимой дороги в тот конец нет.

И посоветовала она сыну выстроить новый дом в центре – хватит, мол, я всю жизнь промучилась, а ты переезжай. Новое жилище удалось на славу. Мать поселили в лучшую комнату.

Но почему-то она стала хворать, и привезенные из района доктора не смогли ей помочь.

Зиму Еремеевна пролежала, выпила множество всяких лекарств, а весной попросила сына отвезти ее на старое пепелище, перед смертью на родное подворье посмотреть. Привез он ее туда, посидела бабка на бревнышке, напилась воды из своего колодца, стало ей лучше. На другой день отправилась туда своим ходом, и теперь не проходит и дня, чтобы она не навестила свое родное пепелище.

«Лучшее лекарство» Абрамова кратко

Антон Егорович заболел. Доктор выписал больному много разных лекарств. Маленький внук спросил деда, какое же лекарство самое хорошее. Дедушка объяснил ребенку, что лучшее средство не тут, оно в сарае. Мальчик предложил сходить за ним, но дед сказал, что взять лекарство может только сам, потому что это – работа.

Кое-как с помощью мальчонки дополз он до сарая, взялся за топор и стал помаленьку сколачивать сани, которые начинал делать до того, как слег. И ведь Егорычу стало легче! За ужином он с аппетитом ел и вскоре совсем выздоровел.

«Ради памяти о себе» краткое содержание

Семидесятипятилетний старик. С войны вернулся без левой руки и искалеченной правой. Но это не помешало ему вырастить восьмерых детей, построить дом. А под старость этот неугомонный человек задумал выкопать пруд. И работает каждый день, вот уже пять лет. Из инструментов – лопата да корыто с веревкой. Зимой силы копит. Еще помогает ему мечта: сделать пруд и память о себе оставить.

Эта книга на примере простых людей из российской глубинки учит тому, что любовь к своей малой родине, труду, преданность мечте дают силы жить полноценно и счастливо.

  Как приготовить филе курицы на сковороде гриль

Читайте также:  Краткое содержание чехов три года за 2 минуты пересказ сюжета

Читать краткое содержание Трава-мурава. Краткий пересказ. Для читательского дневника возьмите 5-6 предложений

Абрамов. Краткие содержания произведений

Картинка или рисунок Трава-мурава

Краткое содержание Абрамов Трава-мурава за 2 минуты пересказ сюжета

Другие пересказы и отзывы для читательского дневника

Пьеса представляет собой оригинальную трактовку легенды об Оресте и Электре, которая является частью легенды о Трое. Изначально история рассказывает о том как Клитемнестра и ее любовник Эгисф погубили Агамемнона и стали править

Однажды, проснувшись утром, героиня рассказа Таня увидела перед собой необычное создание – Глюк. Привидевшийся странник предложил девушке исполнить несколько ее желаний

Город наблюдает, как скупой и злобный торговец Дикой бранит собственного племянника Бориса. Когда он удаляется, племянник признается другу Кулигину, что переносит всю брань только из-за наследства. Хотя люди утверждают, что наследства он не получит.

Повесть рассказывает о первой любви молодых людей. Юноша, от лица которого и ведётся повествование, влюбляется. Его поразили в её нежные руки, которые так красиво белеют в темноте.

Данило узнал, что его тесть является злобным колдуном. Он приговорил его к смертной казни, но Катерина, поддавшись речам старого отца, обманула мужа и отпустила преступника

Книга писателя «Трава-мурава» является сборником коротких рассказов, близких по тематике. В рассказе «Родное пепелище» автор знакомит читателей с пожилой крестьянкой Еремеевной.

Жила она на горе, на самой окраине сибирской деревни, в старом доме вместе со своей семьёй. Когда-то эту избу срубил её отец. Зимой добраться до неё было нелегко, как и носить воду в гору.

В этом доме прошла вся её жизнь.

На семейном совете решили поселиться в центре деревни. Здесь и дороги хорошие, и колодец близко, и комары меньше надоедают. В новом доме Еремеевне выделили лучшую комнату. Но вскоре стали замечать, что загрустила старушка, стала часто на здоровье жаловаться.

Приглашали к ней доктора, тот кучу лекарств дорогих прописал, но ничего не помогало. Стала Еремеевна просить, чтобы отвезли её на родное пепелище. Посидела она на старом брёвнышке, выпила холодной воды из родного колодца. И отпустила её болезнь.

С тех пор почти каждый день Еремеевна туда сама ходит и на здоровье жаловаться перестала.

В рассказе «Лучшее лекарство» автор повествует о простом сибирском крестьянине Антоне Егоровиче. Однажды старик тяжело заболел и целыми днями лежал на постели. Чтобы ему не было скучно, его развлекал малолетний внук.

После последнего посещения врача, который выписал Антону Егоровичу новые лекарства, внук спросил деда, какое из них самое хорошее. Егорович внимательно посмотрел на внука и ответил, что лучшее средство от любой болезни находится у него в сарае.

Мальчик не догадался, что он имел в виду обычную каждодневную работу. Тогда дед с большим трудом поднялся и повёл его в старый сарай. Там на видном месте стояли сани, которые Антон Егорович не успел доделать. Взяв в руки топор, он принялся за дело. Внук помогал ему.

Поздно вечером они закончили работу и довольные отправились ужинать. За время болезни Антон Егорович впервые поел с аппетитом. Значит, подействовало его лекарство.

  Свежая кукуруза как приготовить в рассоле

Старик, которому исполнилось семьдесят пять лет, в рассказе «Ради памяти о себе» решил оставить после себя пруд, сделанный своими руками.

Несмотря на то, что у него не было левой руки, а правая была сильно изуродована на войне, он в тёплое время года с утра до вечера копал пруд. Использовал старик только лопату и старое корыто на верёвке, с помощью которого он вывозил землю.

Зимой он отдыхал, а летом опять принимался за дело. Для воплощения своей мечты старик уже пять лет копал пруд и верил, что у него всё получится.

Также читают:

Рассказ Трава-мурава

Краткое содержание Абрамов Трава-мурава за 2 минуты пересказ сюжета

Популярные сегодня пересказы

Жанровая направленность произведения представляет собой реалистическую прозу, события которой разворачиваются в середине девятнадцатого века в период установления власти Второй империи.

Главным героем произведения Островского «Таланты и поклонники» является Александра Негина. Девушка очень талантливая и амбициозная, ее главная мечта – играть на сцене. Несмотря на столь юный возраст

Произведение под названием «Дом у дороги» написано известнейшим русским писателем Твардовским. Эта поэма по праву признается критиками одним из лучших творений автора. Краткое содержание данного произведения представлено в этой статье.

Произведение Гоголя написано в прозе, тем не менее, называется поэмой и, по мнению многих критиков и литературоведов, действительно соответствует этому жанру. Поэмы в прозе, конечно

Книга Федора Абрамова «Трава мурава» представляет собой цикл нескольких небольших рассказов, связанных между собой по тематике. Практически в каждом из них описана настоящая деревенская жизнь.

Итак, первый рассказ имеет незамысловатое название «Родное пепелище». В нем говорится о том, насколько значимо может быть место пребывания человека, и насколько необходимо человеку находиться там, где ему хорошо. Главная героиня – Зима Еремеева моментально пошла на поправку, как только ее привезли на старое пепелище.

Следующий рассказ «Лучшее лекарство» повествует читателю о том, как дело, за которое берется человек, помогает ему бороться с внешними трудностями. Как только Егорыч (главный герой миниатюры) взялся за работы, все симптомы болезни моментально улетучились.

  Чайная роза комнатная уход в домашних условиях

Также цикл «Трава-мурава» включает в себя еще один удивительно захватывающий рассказ. Он носит название «Ради памяти о себе». Сюжетная линия его такова: дед уже в преклонном возрасте возвращается с войны.

Он получил немало травм, остался без руки, но все эти тяготы не сломили в нем неуемное желание жить. Дед ежедневно занимается делами, воспитывает внуков и копает пруд.

Он хочет оставить после себя историю, поэтом у регулярно трудится и демонстрирует нам – читателям несгибаемую волю и любовь к жизни.

Стоит отметить, что все вышеперечисленные рассказы несут в себе что-то поучительное. Каждый из героев рассказов является неким примером, человеком, на которого бы хотелось равняться и быть похожим.

Помимо этого, с большим трепетом Абрамов описывает жизнь деревни, сразу становится понятно, что для него – это совершенно отдельный мир со своими законами, обычаями и традициями.

Еще из биографии этого писателя известно, что он безумно любил деревню и большинство его рассказов проникнуты невероятной любовью к деревне и к ее жителям.

Можете использовать этот текст для читательского дневника

Абрамов. Все произведения

Трава-мурава. Картинка к рассказу

Краткое содержание Абрамов Трава-мурава за 2 минуты пересказ сюжета

Сейчас читают

В спальне находится девушка Соль. Открывается тайная дверь и появляется крепкий мужчина Карлос и прячется в спальне. Молодой парень по имени Эрнани, который является любимым доньи Соль

Рассказ повествует нам о мистере Пиквике, который создал Пинквинский клуб, основным направлением которого было наблюдение за людьми, изучение их нравов и особенностей поведения в разнообразных ситуациях.

Главный герой произведения Антуан Рокантен ведет дневник, с помощью которого он надеется докопаться до истины, разобраться в изменениях, происходящих в мире и в нем самом. Осознание мира дается герою нелегко, его постоянно преследует тошнота

Молодая учительница уезжала из командировки в курортном городке в Москву. В купе она познакомилась с актером Вадимом Померанцевым, который играл в фильме роль учителя.

В произведении «Легенда об Уленшпигеле», созданном бельгийским писателем Шарлем де Костером, рассказывается о жизненном пути Тиля по прозвищу Уленшпигель в страшное время, когда в его родных землях творила суд над всеми людьми инквизиция

Источник: https://mercabadom.ru/trava-murava-kratkoe-soderzhanie/

Читать

Федор Абрамов

Трава-мурава

© Абрамов Ф.А., наследники, 2020

© ООО «Издательство «Вече», 2020

© ООО «Издательство «Вече», электронная версия, 2020

Сайт издательства www.veche.ru

Рассказы

В Питер за сарафаном

Опять горели где-то леса, опять солнце было в дыму, неживое, словно заколдованное, и песчаная раскаленная улица, вся расчерченная черными тенями – от амбаров, от изгороди, от поленницы, – светилась каким-то диковинным неземным светом. И временами казалось, там, за окнами, не то Кащеево царство из полузабытой сказки далекого детства, не то какая-то неведомая фантастическая планета.

Но вокруг-то нас с Павлом Антоновичем никакой фантастики не было. Старинная крестьянская изба с плотно закупоренными окнами по случаю дыма и чада на улице, большая, еще битая из глины печь, с которой терпко пахло осиновым листом (старик держал козу), и занимались мы самым обыденным делом – разговором.

Павел Антонович, хоть и не выпускал из рук полотенца – в избе было душно и жарко, – выглядел еще молодцом. За столом сидел прямо, умные серые глаза из-под густых, все еще черных бровей глядели твердо.

Но странно бывает устроена человеческая память! Павел Антонович хорошо помнил седые предания о «белоглазой чуди», некогда жившей у нас, на Пинеге, до прихода новгородцев и москвитян, живо мог рассказать о причудах кеврольского воеводы, которому возили питьевую воду за пятнадцать верст из одного холодного ручья, знал о пустынях в глухих чащобах по Юле, где в старину скрывались раскольники и беглые солдаты, а вот когда заходила речь о Гражданской войне на Севере – он сам был участником ее, – память ему частенько изменяла.

Нас выручала Марья Петровна, его жена, полная, грузная старуха с удивительно молодыми глазами.

– Да ведь ты опять, дедо, не в те сани сел, – с легкой усмешкой поправляла она мужа и при этом поощряюще подмигивала мне: – Пишите, пишите! Нынче вся жизнь на бумаге.

По прошествии какого-то времени Марья Петровна, сочувственно поглядывая на меня и на мужа, сказала:

– Все вы упарились. Не знаю, разве к Филиппьевне сходить. У ней завсегда квас на погребе. Старинного покроя человек… – И тут же воскликнула: – Вот она, легка на помине!

Читайте также:  Краткое содержание сотник гадюка за 2 минуты пересказ сюжета

Я почувствовал, как легкая тень прошла по моему лицу, и вскоре услышал шорох веника на крыльце, скрип наружной двери. В избу вошла старушонка. Чинно перекрестилась, разогнулась и прошамкала какое-то приветствие на старинный манер, вроде «все здорово-те».

До чего же это была маленькая да ветхозаветная старушоночка!

И опять на память невольно пришла старинная сказка с ее добрыми и благочестивыми бабушками-задворенками.

Впрочем, одета она была по-современному: стеганая коричневая безрукавка, серый матерчатый передник, сапожонки кирзовые, а от прошлого разве что подлинялый бордовый сарафан, да домотканый пояс с кистями, да синий повойник, выглядывавший из-под теплого бумазейного платка, по-старинному повязанного концами наперед.

– Что, Филиппьевна, в гости? – спросила хозяйка, подавая ей табуретку.

– Како в гости? Середь бела дня в гости! Филиппьевне-то пензии не платят. Это вам, молодым, по гостям ходить. Пришла про рожденье свое узнать.

– Ох ты господи! – всплеснула руками Марья Петровна. – Я и забыла тебе сказать. Завтра у тебя день рожденья.

– Завтра? То-то мне не сидится сегодня. Куделю пряду ноне. Председатель просит: «Выручи, Филиппьевна, без веревок сидим, никто не хочет престь». А как Филиппьевны-то не будет, к кому, говорю, пойдешь?

– Бабушка, – подал и я свой голос, – а сколько вам лет?

– Кто у вас в гостях-то? Худо вижу – весь свет в дыму. – Филиппьевна поднесла сухонькую коричневую руку к глазам и, подслеповато щурясь, посмотрела в мою сторону: – Молодец, кабыть? Откуда?

– Дальний, бабушка. – Я нарочно повысил голос, сообразуясь с ее возрастом.

– Чую, что дальний. У нас говоря-то, кабыть, потише, – с легким подковыром сказала старуха.

– Из Ленинграда, бабушка. Слыхала такой город?

– Она не только слыхала. Она бывала там, – не без удовольствия ответила Марья Петровна.

– Почто бывала-то? – с притворной сердитостью возразила Филиппьевна. – Я в Питере бывала-то.

– Так ведь это одно и то же, бабушка, – рассмеялся я.

– Одно, да не одно. В Ленинград-то на машинах ездят да по воздуху летают, а в Питер-то я пешком хаживала.

– Пешком?

– Пешком.

– Отсюда, из Ваймуши? – Это деревня километрах в четырех от Пинежского райцентра.

– Подальше маленько. Верст десять еще прибавь. Из Шардомени.

Я перевел взгляд на Марью Петровну, затем снова посмотрел на старушонку. Да не морочат ли они меня? Ведь это же сколько? С Пинеги до Двины, с Двины до Вологды… Свыше полутора тысяч километров! И вот такая крохотуля промеряла этакое расстояние своими ногами…

Но еще больше удивился я, когда услышал, что она ходила в Питер – за чем бы вы думали? – за сарафаном…

– Правда, правда, – горячо заверила меня Марья Петровна. – Ходила наша бабушка. За сарафаном ходила. Расскажи, Филиппьевна, не забыла еще?

– Как забыть-то… Мне еще тогда говаривали: ну, девушка, всю жизнь будешь вспоминать Питер. И верно: как вечер-то подойдет, так и почнет из меня жилочки вытягивать. Всю-то ноченьку как на вытяжке лежу.

– Это, Филиппьевна, годы выходят, – посочувствовала Марья Петровна.

– Да ведь мои годы еще что. Восемьдесят четвертый пойдет, а матенька у меня в девяносто лет за морошкой хаживала.

Павел Антонович, который с приходом Филиппьевны завалился на кровать и до сих пор хранил молчание, тут поднял крупную облысевшую голову:

– Про матенку-то ему неинтересно. Ты про то, как в Питер ходила. Раньше, бывало, только об этом и трещала. Питербуркой звали.

– Звали. И рассказывать любила. А сейчас вся дорога в дыму. А раньше-то что? Как начну вспоминать, каждый кустик, каждую ямочку вижу.

Все-таки Филиппьевна поддалась уговорам.

– Вишь, родитель-то у меня из солдатов был, бедный, – издалека начала она, – а нас у его пять девок. А мне уж тогда пятнадцатый год пошел, а я все в домашнем конопляном синяке хожу. Вот раз зашла к суседям, а у их посылка от сына пришла – в Питере живет. И такой баской сарафан прислал сестре – я дыхнуть не могу.

Алый, с цветами лазоревыми – как теперь, вижу… Ну, скоро праздник престольный подошел – Богородица. Вышли мы с Марьюшкой – это дочь-то суседей, которым посылка из Питера пришла. Вышли впервой на взрослое игрище. Она в новом сарафане, а я в синяке, только пояском новым – сама соткала – подпоясалась.

Смотрю, и робята толк в сарафанах понимают. Я хоть и маленькая росточком была, можно сказать век недоростком выжила, а на лицо ничего, приглядна была. А Марьюшка, прости господи, тюря тюрей – губы распустит, на ходу спит. А тут в новом-то сарафане нарасхват пошла. Бедно мне стало.

Вот и думаю: мне бы такой сарафан! – боюсь в девках засидеться. А откуда такой сарафан возьмешь? Житье-то у родителей не богато. Братьев нет. Вижу, самой смекать надо. А где? Куда девку-малолетку возьмут? Ни в лес, ни в работницы. Да и сарафан-то питерский мутит голову.

У иных девок тоже сарафаны, да не питерские – дак робята-то не так кидаются. Ну и порешила: пойду в Питер за сарафаном. Сходила…

– Эка ты, – подосадовала Марья Петровна, – да как ходила-то, рассказывай!

Филиппьевна вытерла темной рукой глаза.

– Мама как услыхала, что я в Питер надумала, заплакала. «Что ты, говорит, Олюшка, умом пошатилась?» А тата-покойничек, из солдатов был, крутой на руку. Икону с божницы схватил: «Моя, говорит, девка! Иди, Олька. Люди же, говорит, ходят». Ну, матенка непривычна была перечить – не нонешнее время.

Назавтра рано встала, хлебцы испекла, а тата уж воронуху запряг. Мама в голос, суседи прибежали: куда да куда девку собираете? А тата молчит, подхватил меня как перышко в сани и давай кобылу вожжами нахаживать. Тоже и ему несладко было… Верст тридцать, до Марьиной горы, родитель подвез.

Дал мне на прощанье рупь медью.

Источник: https://www.litmir.me/br/?b=162808&p=1

Трава-мурава читать онлайн, Фёдор Абрамов

  • Федор Александрович Абрамов
  • Трава-мурава (избранное)
  • Хóжу я по травке, хóжу по муравке.
  • Мне по этой травке ходить не находиться,
  • Гулять не нагуляться…
  • Из народной песни 

– Травка-муравка что, не знаешь? Да чего знать-то? Глянь под ноги-то. На травке-муравке стоишь. Все, все трава-мурава.

Где жизнь, где зелено, там и трава-мурава. Коя кустышком, коя цветочком, а коя и один стебелек, да и тот наполовину ощипан – это уж как бог даст.

  1. Из разговора
  2. I
  3. Памятник

Старая Пахомовна тяжело заболела. Съехались дети, стали утешать, успокаивать: поправишься, мама, а не поправишься, мы такой тебе памятник отгрохаем, какого в нашей деревне еще не видали.

– Нет, ребята, никаких памятников не ставьте, а положите мне на могилу плуг.

– Плуг?

– Плуг. В городах на памятниках про все заслуги покойника пишут, а у меня заслуга одна – плуг. После войны мне в колхозе именной плуг присвоили за то, что я двадцать пять лет бессменно за плугом выходила. А когда я по старости не замогла ходить за плугом, мне тот плуг домой привезли, за сарай поставили. Там он и сейчас стоит.

За сараем, однако, плуга не оказалось.

Дети думали-думали, как быть, и в конце концов привезли от колхозной кузницы какой-то старый, бросовый, порядком проржавевший плуг. Привезли и поставили перед окошком.

  • Так, глядя в окошко на этот плуг, и отошла старая Пахомовна.
  • Вкус победы
  • – Я долго, до восьми лет, хлеб победой называла.

Как сейчас, помню. Бегаем, играем с девочешками возле нашего дома, и вдруг: «Санко, Санко приехал!» А Санко – старший брат Маньки, моей подружки из соседнего дома. Вот мы и чесанули к Маньке.

Солдат. Медали во всю грудь. С каждой за руку здоровается, у каждой спрашивает, как звать, каждую по головке гладит. А потом и говорит: «Я, говорит, Победу вам, девки, привез».

А мы, малоросия, что понимаем? Вылупили на него глаза как баран на ворота. Нам бы Победу-то в брюхо запихать, вот тогда бы до нас дошло.

Ну, догадался Санко, что у нас на уме. Достает из мешка буханку хлеба. «Вот, говорит, девки, так Победа-то выглядит». Да давай эту буханку на всех резать.

  1. Долго я после того капризила. За стол садимся, мама даст кусок, скатанный из моха да картошки, а я в слезы: «Победы хочу…»
  2. Самая высокая награда
  3. В Доме культуры известного на всю область совхоза – вечер встречи тружеников села с писателями.
  4. Секретарь парткома, приветствуя гостей, по обыкновению рассказывает о трудовых подвигах, о лучших людях совхоза и с особой гордостью говорит о четырех сестрах-свинарках.

– Эта наша славная династия свинарок уже много лет занимает передовые рубежи в соцсоревновании. Три сестры отмечены высокими правительственными наградами.

У Анны Клементьевны орден Трудового Красного Знамени (аплодисменты в зале), у Марии Клементьевны орден Октябрьской Революции (аплодисменты в зале), а у Валентины Клементьевны, самой младшей из сестер, орден Ленина.

И будем надеяться, это не предел (аплодисменты в зале).

  • Секретарь на какое-то мгновение умолк, затем смущенно пожал плечами.
  • – Ну а что касается самой старшей сестры – Матрены Клементьевны, то она никаких орденов и медалей не имеет, потому как в те времена у нас был еще колхоз…
  • Неловкая пауза.
  • – Но, товарищи, – звонко, с энтузиазмом воскликнул секретарь, – Матрена Клементьевна, я считаю, награждена у нас самой высокой наградой – любовью народной и народным уважением.
  • Зал взрывается ликующими аплодисментами.
  • Сказка

Идем с Марьей Ивановной по Волоку. Деревенька (с детства знаю) за эти годы изрядно потускнела – ни единой новой постройки, но молодняка полно – рослого, волосатого, разодетого по последней моде.

– Отпускники? – спрашиваю.

– А всякие есть. Есть и отпускники, и из города, и свои, деревенские тунеядцы. Страда, бывало, об эту пору стар и мал на пожне, а тут стадо жеребцов да кобыл целыми днями по деревне шатается. Не знаю, не знаю, что за времена настали. Мне, старому человеку, хуже смерти это видеть, ей-богу.

Читайте также:  Краткое содержание рассказов брэдбери за 2 минуты

Так, за разговором, мы с Марьей Ивановной дошли до верхнего конца, и тут вдруг замечаю: суровое, мрачное лицо старухи светлеет. Да и я сам, глянув вниз, под гору, на пожню, начинаю улыбаться. Ибо то, что я увидел там, походило на позабытую сказку из 30-40-х годов. Низенький, утоптавшийся старик с косой, а за ним пять ребятишек. И все с косками – так и сверкают на солнце лезвия.

– Егор Васильевич со своими внуками. Мать у ребят три года назад умерла, самому старшему десять было, а самой малой – четыре. И отца нету – еще раньше матери себя нарушил. Спился. Как жить? Ну, ноне не старое время – детдома есть. Власти сами приехали за ребятами. А старший и говорит деду:

«Дедушко, говорит, не отдавай нас в детдом, мы потом тебя не забудем».

«Да как же в детдом не отдавать вас? Много ли дедушко с бабушкой получают – по двадцать рублей пензия. Разве нам прожить, дитятко, всемером на сорок рублей?»

А Толька – Анатолием старшего-то зовут – все уж подсчитал:

«За нас, говорит, дедушко, государство деньги платить будет (не знаю сколько, чуть ли не восемьдесят рублей за пятерых-то получают). Да мы, говорит (это Минька-то), будем прирабатывать».

И вот прирабатывают. Кажное лето с дедом на покос выходят. Весь день с утра до вечера косешками размахивают. И я кажный день хожу сюда, на их радоваться. Да, слаще мне всякой еды, всякого питья видеть вот такие виды. Сама, бывало, семи лет косу в руки взяла и люблю, когда люди работают.

Ну эти дети, – Марья Ивановна кивнула под гору, – вообще наособицу. Не знаю, откуда такие-то и берутся. Работящие – это уж ясно, не на кого надеяться. Да ведь они еще гордые. Да, такие гордецы, что я не знаю, как и сказать.

Пошли в школу. После смерти матери. Ну власти им облегченье: не платить за питанье. В интернат на все готовенькое. Дак что ты думаешь? Отказались.

«Дедушко, говорят, ты дай нам хоть сколько-нибудь денег. Хоть по десять копеек на брата (тридцать копеек стоит питанье в школе), а то нам стыдно не платить-то».

Дед только руками развел:

«Да какой стыд! Вы ведь сироты. А сиротам век подают».

«Нет, не хотим быть сиротами. Хотим, как все».

И вот настояли. Дед по десять копеек платит.

1981

Мартынов туес

Мартыну – девяносто пять лет. Но еще баню строит.

Племянник просит:

– Дядя, сделай-ко мне туес тисненый.

Сутки сидел, думал. Сперва узоры вырезал, печати сделал. (На каждый рисунок вырезается из вереска печатка. И той печаткой отбивается узор на бересте, на туесе.) Туес сделал с узорами от верха до донышка.

– Дядя, что это за узоры?

– Это, сверху, северное сияние. А дальше планеты и звезды, а дальше земля и леса. Тетеры сидят, и полет гусей. А совсем внизу ягоды, и олени бегут. А в лесу-то охотники, тетеру бьют. А рядом-то медведи.

В одном туесе вся вселенная. Весь мир северного крестьянина на одном туесе.

А как выбирает дерево для туеса.

Два дня искали березу. Наконец кричит:

– Федюха, смотри-ко… Двести лет росла, да молодой осталась. Такую потом хоть об угол хвощи – все равно сто лет простоит.

Искал такую березу, чтобы была не суховата, да не суковата, да не слоевата. Чтобы сук не был и полусук не был.

Расчищенный заулок

Хозяина, бывало, узнаешь по расчищенному заулку. У бедняка, как правило, от крыльца до дороги – вброд.

А у настоящего крестьянина – засмотришься. Особенно у Ивана Гавриловича. Сам разгребет, да еще дочери с метлами пройдутся.

  1. Иван Гаврилович приговаривал:
  2. – На молитву да красоту время не жалейте.
  3. II
  4. Хлебная корка

Матрена Васильевна вконец измаялась с сыном. Жизни не рада стала. Пьет, по неделям нигде не работает (корми, мать, на свою колхозную пенсию сорокалетнего мужика!), да еще постоянно пьяные скандалы дома, так что обе дочери уже два года не ездят к матери. Наотрез сказали: либо мы, либо он. Выбирай!

И то же самое ей говорили соседки. Что ты, Матреха! До каких пор будешь мучиться? Гони ты его, дьявола, раз в ем ничего человеческого нету.

И Матрена Васильевна соглашалась и с дочерьми, и с соседками. И иной раз, доведенная до полного отчаяния, она уж готова была бежать в сельсовет (председатель давно сказал: заберем, дай только сигнал!), потом вдруг вспомнит войну – и пропала решимость: в войну ее да девок, можно сказать, Пашка от голодной смерти спас.

У Пашки долго, до пяти лет, не поворачивался язык на слово (и теперь немтуном ругают), и вот за это-то, видно, его и жалела Анна, сельповская пекариха: два года подкармливала ребенка. Все какой-нибудь хлебный мякиш или корку сунет: они-то забыли, как и хлеб настоящий пахнет.

И вот что бы сделал всякий ребенок на месте Пашки с этим мякишем, с этой коркой? В рот, в брюхо скорей – там собаки от голода воют.

А Пашка ни крошки не съест один. До самого вечера терпит, до тех пор, пока мать с работы не вернется. Да мало того: этот мякиш, эту корку разделит на четыре части.

– Что ты, Пашка, сам-то ешь да девок угости. А я-то не маленькая.

Не будет есть. До тех пор не будет, пока мать не съест свое. Плачет да ручонкой тычет (слова-то выговорить не может): ешь, ешь.

И вот через эту-то Пашкину доброту, может, они все и спаслись в войну. Так как же ей гнать его из дома?

Слово помогло

У Павлы Северьяновны утренний аврал: полдевятого, через полчаса за прилавок в белом халате вставать (в ларьке торгует), а у нее вся кухня дыбом, и сама еще не одета.

– С отцом сегодня долго проканителилась, – оправдывается она. – Вчера, вишь, зарплату давали, часы на улице потерял – искала, да самого по частям складывала, по всей деревне опохмелку разыскивала – тоже время надо.

– А дочери?

– А дочери еще спят. Не смею будить-то. Не свои, живо люди оговорят. – Северьяновна вышла за вдовца, у которого, кроме старшего сына, живущего отдельно, своим домом, были еще две дочери, две крупнотелые девицы-школьницы.

Я рассвирепел. Я в такую работу взял ее (осточертела эта нынешняя возня с деточками!), что забыл даже про стамеску, за которой приходил. Вспомнил, когда уже из заулка выбегал.

Дней через десять встречаю Северьяновну на улице – цветет.

– Ты заговорил у меня девок-то, …

Источник: https://knigogid.ru/books/885118-trava-murava/toread

Презентация к уроку по литературе (9 класс) на тему: Презентация "Ф.Абрамов "Трава- мурава" | Социальная сеть работников образования

Слайд 1

ФЕДОР АБРАМОВ цикл рассказов «ТРАВА-МУРАВА»

Слайд 2

Л.В.Крутикова-Абрамова о значении творчества писателя : «Он постоянно внушал себе и читателям: мы не бессильны.

Каждый из нас может противостоять злу словом , делом, добротой, чистотой помыслов и устремлений, тем самым взращивая «духовное древо человечества»… «Все мы , — убеждал писатель, — растим и поливаем духовное древо человечества. Как только кончится эта работа…так человечество и погибнет».

  • Слайд 3
  • Первоначальные названия цикла «Увиденное и услышанное» «По городам и весям» «Дали и глуби» «Лес жизни»
  • Слайд 4
  • Окончательное название В 1981 году в первом номере журнала «Север» был опубликован цикл рассказов-миниатюр «Трава-мурава».
  • Слайд 5

Лексическое значение названия Трава – зеленый покров земли(по Ожегову) Мурава(устаревшее, употребляется в народной поэзии) – молодая трава(по Ожегову) Мурава – общеславянское слово. Образовалось от слова « муръ » – луговая трава, известного в русских диалектах. В архангельских диалектах есть слова « мур », «мурок – луговая трава, зелень, сочная густая травка на корню.

Слайд 6

Выбор названия цикла . Трава – это много разных растений по форме, цвету, запаху. Сборник включает в себя произведения разные по объему, по темам, по жанру.

Как трава-мурава состоит из отдельных стебельков и цветков, так и народ состоит из отдельных людей, личностей, и у каждого своя судьба – счастливая или не очень, свои печали и радости.

Топчут траву-мураву, мнут, а она все растет-зеленеет. Так и народ наш не сгибается под ударами судьбы.

Слайд 7

Герои рассказов Люди рядовые, простые, незаметные, как травка-муравка. Но это люди не заурядные, а одаренные самыми высокими качествами. Трудолюбие Ответственность Честность Любовь к родине Терпеливость доброта Желание сделать жизнь лучше .

  1. Слайд 8
  2. Тематика рассказов Любовь к родным местам, к Родине Великая отечественная война Труд Красота в жизни людей
  3. Слайд 9
  4. Рассказы цикла Тема Родины: «Стены помогли», «Родное гнездо», «Русь уходящая»… Тема войны : «Вкус победы», «Зарок блокадницы»… Тема труда: «Завет отца», «Во крестьянстве выросла», «Памятник», «Лучшее лекарство»… Тема красоты в жизни людей: «Стройное место», «Родничок», «Расчищенный закоулок», «Сколько на Пинеге сказок»…
  5. Слайд 10

Рассказ «Секрет врачевания» « В Болгарии живет старик-лекарь. Лечит чуть ли не по глазам. Посмотрит в глаза, определит болезнь и дает совет… — Ну и в чем секрет врачевания? — А все очень просто. Можете записать на одном ноготке. 1.Будьте чистыми в мыслях, желаниях. 2.Будьте чистыми в поступках. 3.Будьте чистыми в пище».

Источник: https://nsportal.ru/shkola/literatura/library/2018/02/05/prezentatsiya-f-abramov-trava-murava

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector