Краткое содержание байрон шильонский узник за 2 минуты пересказ сюжета

08.10.2018

  • Краткое содержание Байрон Шильонский узник за 2 минуты пересказ сюжетаКраткое содержание Байрон Шильонский узник за 2 минуты пересказ сюжета
  • В основу поэмы Байрона легла история швейцарского республиканца, писателя и философа, Франсуа Боннивара.
  • За выступления против режима герцога Карла III Савойского он был заточен в Шильонский замок и пробыл там шесть лет, с 1530 по 1536 год.

Четыре года из них он провел в камере, расположенной ниже уровня озера (замок, который служил государственной тюрьмой, находился на берегу Женевского озера). Боннивар был освобожден из тюрьмы воинским отрядом Берна, захватившим замок.

Их было шесть братьев – пятерых уж нет. Трое братьев, среди которых шильонский узник, рассказывающий эту печальную повесть, – старший, брошены втюрьму. Двоих уже “сожрала глубина” подземелья.

Узник описывает свою темницу: от влажности ее стены покрыты мхом, на сыром полу лишь изредка брезжит, словно болотный огонек, луч света. В стены вмурованы кольца с цепями, куда закованы узники; железо вгрызается в тело, причиняя боль при каждом движении.

Братья пригвождены цепями к стенам и, хоть находятся рядом, не могут видеть друг друга во тьме. Старший пытается поддержать дух братьев:

“Из нас троих я старший был; Я жребий собственный забыл, Дыша заботою одной, Чтоб им не дать упасть душой”.

Первым не выдержал неволи “могучий и крепкий в цвете лет” средний брат: “Не от нужды скорбел и чах Мой брат: равно завял бы он, Когда б и негой окружен Без воли был… Зачем молчать?

  1. Он умер… я ж ему подать Руки не мог в последний час…”.
  2. Младший – “ангел с колыбельныхлет, сокровище семьи родной” – долго терпеливо сносил “жребий свой”, но и он стал падать духом, слабеть и гаснуть: “…увы! он гас, Как радуга, пленяя нас, Прекрасно гаснет в небесах: Ни вздоха скорби на устах; Ни ропота на жребий свой…”
  3. Лишившись братьев, узник превращается в “хладный камень”.

Вдруг он слышит в своей мрачной темнице голос поющей птички; ему кажется, что это “райский гость”, что это дух брата спустился с небес, чтобы возвестить ему о скорой свободе. И действительно, вскоре безжалостный режим был ослаблен: узнику разрешили с цепью на шее бродить вдоль тюремных стен.

Но его уже мало что радует, ведь здесь, в тюрьме, он схоронил все, что любил, и теперь “на пиру земном” ему уже нет места. Добравшись до окошка, он видит маленький островок (единственный на озере и такой крошечный, что на нем росло всего два-три дерева), челнок с гребцами, который причаливал к берегу, парящего в облаках орла

“И слезы новые из глаз Пошли, и новая печаль Мне сжала грудь… мне стало жаль Моих покинутых цепей”.

Шли дни и годы – узник не считал их. В один прекрасный день двери его темницы отворились и он вышел на волю, но узник уже так отвык от нее, что тюрьма стала для него родным домом:

И люди наконец пришли Мне волю бедную отдать. Перевод В. А. Жуковского

У житті молодих людей рано чи пізно настає.(No Ratings Yet)

Источник: https://marketvirkutske.ru/shkolnoe/kratkoe-soderzhanie-bajron-shilonskij-uznik-tochnyj-pereskaz-syuzheta-za-5-minut.html

Шильонский узник

  • Джордж Гордон Байрон
  • Шильонский узник
  • СОНЕТ К ШИЛЬОНУ[1]
  • ПРЕДИСЛОВИЕ

Свободной Мысли вечная Душа,Всего светлее ты в тюрьме, Свобода!Там лучшие сердца всего народаТебя хранят, одной тобой дыша.

Когда в цепях, во тьме сырого свода,Твоих сынов томят за годом год,В их муке зреет для врагов невзгодаИ Слава их во всех ветрах поет.Шильон! Твоя тюрьма старинной кладкиХрам; пол — алтарь: по нем и там и тутОн, Бонивар,[2] годами шаг свой шаткийВлачил, и в камне те следы живут.

Да не сотрут их — эти отпечатки!Они из рабства к богу вопиют![3]

В то время, когда я писал эту поэму, я не был достаточно знаком с историей Бонивара; будь она мне известна, я бы постарался быть на высоте моего сюжета, попытался бы воздать должную хвалу мужеству и доблестям Бонивара.

Теперь я получил некоторые сведения о его жизни благодаря любезности одного из граждан республики, продолжающей гордиться памятью мужа, достойного быть сыном лучшей поры древней свободы.

«Франсуа де Бонивар (Bonniv…

ЕЩЕ

Привет тебе, любитель чтения. Не советуем тебе открывать «Шильонский узник» Байрон Джордж Гордон утром перед выходом на работу, можешь существенно опоздать. Захватывающая тайна, хитросплетенность событий, неоднозначность фактов и парадоксальность ощущений были гениально вплетены в эту историю.

Очевидно, что проблемы, здесь затронутые, не потеряют своей актуальности ни во времени, ни в пространстве. Просматривается актуальная во все времена идея превосходства добра над злом, света над тьмой с очевидной победой первого и поражением второго.

В тексте находим много комизмов случающихся с персонажами, но эти насмешки веселые и безобидные, близки к умилению, а не злорадству. Развязка к удивлению оказалась неожиданной и оставила приятные ощущения в душе.

С помощью описания событий с разных сторон, множества точек зрения, автор постепенно развивает сюжет, что в свою очередь увлекает читателя не позволяя скучать. В ходе истории наблюдается заметное внутреннее изменение главного героя, от импульсивности и эмоциональности в сторону взвешенности и рассудительности.

Грамотно и реалистично изображенная окружающая среда, своей живописностью и многообразностью, погружает, увлекает и будоражит воображение. С невероятным волнением воспринимается написанное! – Каждый шаг, каждый нюанс подсказан, но при этом удивляет.

Многогранность и уникальность образов, создает внутренний мир, полный множества процессов и граней. «Шильонский узник» Байрон Джордж Гордон читать бесплатно онлайн, благодаря умело запутанному сюжету и динамичным событиям, будет интересно не только поклонникам данного жанра.

Краткое содержание Байрон Шильонский узник за 2 минуты пересказ сюжета 0

Ким Чжи Ен – одно из самых распространенных корейских имен для целого поколения. Таким образом, г…

0

Скотт Янг, изучив результаты последних исследований и опыт выдающихся личностей, нашел те методы …

Источник: https://readli.net/shilonskiy-uznik-2/

Джордж Байрон: Шильонский узник

Джордж Гордон Байрон

Шильонский узник

Поэма

Перевод В. Жуковского

Взгляните на меня: я сед, Но не от хилости и лет; Не страх незапный в ночь одну До срока дал мне седину. Я сгорблен, лоб наморщен мой, Но не труды, не хлад, не зной — Тюрьма разрушила меня. Лишенный сладостного дня, Душа без воздуха, в цепях, Я медленно дряхлел и чах, И жизнь казалась без конца. Удел несчастного отца —

За веру смерть и стыд цепей —

Уделом стал и сыновей. Нас было шесть – пяти уж нет. Отец, страдалец с юных лет, Погибший старцем на костре, Два брата, падшие во пре, Отдав на жертву честь и кровь, Спасли души своей любовь. Три заживо схоронены На дне тюремной глубины — И двух сожрала глубина; Лишь я, развалина одна, Себе на горе уцелел, Чтоб их оплакивать удел.

На лоне вод стоит Шильон; Там, в подземелье, семь колонн Покрыты влажным мохом лет. На них печальный брезжит свет — Луч, ненароком с вышины Упавший в трещину стены И заронившийся во мглу. И на сыром тюрьмы полу Он светит тускло, одинок, Как над болотом огонек, Во мраке веющий ночном.

Читайте также:  Краткое содержание волков семь подземных королей за 2 минуты пересказ сюжета

Колонна каждая с кольцом; И цепи в кольцах тех висят; И тех цепей железо – яд; Мне в члены вгрызлося оно; Не будет ввек истреблено Клеймо, надавленное им.

И день тяжел глазам моим, Отвыкнувшим столь давних лет Глядеть на радующий свет; И к воле я душой остыл С тех пор, как брат последний был Убит неволей предо мной И, рядом с мертвым, я, живой, Терзался на полу тюрьмы.

Цепями теми были мы К колоннам тем пригвождены, Хоть вместе, но разлучены; Мы шагу не могли ступить, В глаза друг друга различить Нам бледный мрак тюрьмы мешал. Он нам лицо чужое дал — И брат стал брату незнаком.

Была услада нам в одном: Друг другу голос подавать, Друг другу сердце пробуждать Иль былью славной старины, Иль звучной песнею войны — Но скоро то же и одно Во мгле тюрьмы истощено; Наш голос страшно одичал, Он хриплым отголоском стал Глухой тюремныя стены; Он не был звуком старины В те дни, подобно нам самим, Могучим, вольным и живым! Мечта ль?.. но голос их и мой Всегда звучал мне как чужой.

Из нас троих я старший был; Я жребий собственный забыл, Дыша заботою одной, Чтоб им не дать упасть душой. Наш младший брат – любовь отца… Увы! черты его лица И глаз умильная краса, Лазоревых, как небеса, Напоминали нашу мать.

Он был мне все – и увядать При мне был должен милый цвет, Прекрасный, как тот дневный свет, Который с неба мне светил, В котором я на воле жил.

Как утро, был он чист и жив: Умом младенчески-игрив, Беспечно весел сам с собой… Но перед горестью чужой Из голубых его очей Бежали слезы, как ручей.

Другой был столь же чист душой, Но дух имел он боевой: Могуч и крепок, в цвете лет, Рад вызвать к битве целый свет И в первый ряд на смерть готов… Но без терпенья для оков. И он от звука их завял! Я чувствовал, как погибал, Как медленно в печали гас Наш брат, незримый нам, близ нас; Он был стрелок, жилец холмов, Гонитель вепрей и волков — И гроб тюрьма ему была; Неволи сила не снесла.

Шильон Леманом окружен, И вод его со всех сторон Неизмерима глубина; В двойную волны и стена Тюрьму совокупились там; Печальный свод, который нам Могилой заживо служил, Изрыт в скале подводной был; И день и ночь была слышна В него биющая волна И шум над нашей головой Струй, отшибаемых стеной. Случалось – бурей до окна Бывала взброшена волна, И брызгов дождь нас окроплял; Случалось – вихорь бушевал, И содрогалася скала; И с жадностью душа ждала, Что рухнет и задавит нас: Свободой был бы смертный час!

Середний брат наш – я сказал — Душой скорбел и увядал. Уныл, угрюм, ожесточен, От пищи отказался он: Еда тюремная жестка; Но для могучего стрелка Нужду переносить легко.

Нам коз альпийских молоко Сменила смрадная вода; А хлеб наш был, какой всегда — С тех пор как цепи созданы — Слезами смачивать должны Невольники в своих цепях.

Не от нужды скорбел и чах Мой брат: равно завял бы он, Когда б и негой окружен Без воли был… Зачем молчать? Он умер… я ж ему подать Руки не мог в последний час, Не мог закрыть потухших глаз; Вотще я цепи грыз и рвал — Со мною рядом умирал И умер брат мой, одинок; Я близко был – и был далек.

Я слышать мог, как он дышал, Как он дышать переставал, Как вздрагивал в цепях своих И как ужасно вдруг затих Во глубине тюремной мглы… Они, сняв с трупа кандалы, Его без гроба погребли В холодном лоне той земли, На коей он невольник был.

Вотще я их в слезах молил, Чтоб брату там могилу дать, Где мог бы дневный луч сиять; То мысль безумная была, Но душу мне она зажгла: Чтоб волен был хоть в гробе он. «В темнице, мнил я, мертвых сон Не тих…» Но был ответ слезам Холодный смех; и брат мой там В сырой земле тюрьмы зарыт, И в головах его висит Пук им оставленных цепей: Убийц достойный мавзолей.

Читать дальшеКОНЕЦ ОЗНАКОМИТЕЛЬНОГО ОТРЫВКАКраткое содержание Байрон Шильонский узник за 2 минуты пересказ сюжетаВы можете купить эту книгу и продолжить чтениеХотите узнать цену?ДА, ХОЧУ

Источник: https://libcat.ru/knigi/proza/foreign-prose/102285-dzhordzh-bajron-shilonskij-uznik.html

Краткое содержание «Шильонский узник» Байрона

Сюжет разворачивается возле Женевского озера в Шильонском замке, который служил тюрьмой. История ведется от имени узника, старшего из шести братьев. Пятеро его близких родственника уже умерли, двое из которых не выдержали заключения в подземной камере, которая находилась в замке ниже уровня озера.

В темнице была такая большая влажность, что на стенах появился мох, а луч света лишь изредка освещал помещение. Узники были прикованы железными цепями к стенам, которые приносили еще и физическое страдание.

Из-за темноты братья не могут видеть друг друга, но старший пытается хотя бы словами поддержать своих родных, чтобы они не пали духом. Самым крепким казался средний брат, для которого никакие тяготы и даже отсутствие одежды не принесли б столько мук, как сама неволя.

Он первым не выдержал отсутствия свободы и умер. Узник переживает, что перед смертью не смог пожать ему руку. Младшего брата он сравнивает с небесным ангелом, которого очень ценила его семья.

Он очень долго терпел и сносил безвольное состояние, но постепенно пал духом и безмолвно скончался, не произнося ни одной жалобы или нарекания.

Без братьев узник ощущает себя на подобии холодного камня. Неожиданно в темноте он слышит пение птицы, ему кажется, что это душа брата прилетела к нему из рая и поет о скором освобождении.

После этого события строгий тюремный режим был облегчен, и узнику позволили передвигаться вдоль стен с цепью на шее. Но это не принесло ему радости, ведь он потерял своих близких, поэтому также желает умереть.

Узник смог через окошко выглянуть наружу и увидел среди озера маленький островок, на котором смогло вырасти только два-три дерева.

К берегу подплывала лодка с людьми, а в небе он увидел парящую птицу. Увиденная свобода еще сильнее расстроила узника. Он потерял счет дням и годам. Однажды пришел долгожданный день, когда его освободили. Но узник настолько свыкся с темницей, что обретение воли не вызвало у него радости.

Читайте также:  Краткое содержание леди макбет мценского уезда лесков за 2 минуты пересказ сюжета

Вы сейчас читаете сочинение Краткое содержание «Шильонский узник» Байрона« Краткое содержание «Три мушкетера» ДюмаСочинение на тему эгоизм »

Источник: https://schoolessay.ru/kratkoe-soderzhanie-shilonskij-uznik-bajrona/

Читать онлайн "Шильонский узник" автора Байрон Джордж Гордон — RuLit — Страница 1

Джордж Гордон Байрон

Шильонский узник

Свободной Мысли вечная Душа,Всего светлее ты в тюрьме, Свобода!Там лучшие сердца всего народаТебя хранят, одной тобой дыша.

Когда в цепях, во тьме сырого свода,Твоих сынов томят за годом год,В их муке зреет для врагов невзгодаИ Слава их во всех ветрах поет.

Шильон! Твоя тюрьма старинной кладкиХрам; пол — алтарь: по нем и там и тутОн, Бонивар,[2] годами шаг свой шаткий

Влачил, и в камне те следы живут.Да не сотрут их — эти отпечатки!Они из рабства к богу вопиют![3]

В то время, когда я писал эту поэму, я не был достаточно знаком с историей Бонивара; будь она мне известна, я бы постарался быть на высоте моего сюжета, попытался бы воздать должную хвалу мужеству и доблестям Бонивара. Теперь я получил некоторые сведения о его жизни благодаря любезности одного из граждан республики, продолжающей гордиться памятью мужа, достойного быть сыном лучшей поры древней свободы.

«Франсуа де Бонивар (Bonnivar), сын Луи де Бонивара, родом из Сейселя[4] (Seyssel) и владелец Люна (Limes), родился в 1496 году.

Он учился в Турине;[5] в 1510 году Жан Эмэ де Бонивар, его дядя, передал ему приорат Сан-Виктор, прилегающий к стенам Женевы и дававший крупные бенефиции… Этот великий человек (Бонивар заслуживает такой эпитет силой духа, прямотой, благородством помыслов, мудростью советов, отважностью поступков, обширностью знаний и живостью ума), этот великий человек, перед которым будут преклоняться все, кого трогает геройская доблесть, будет возбуждать еще более живое чувство благодарности в сердцах женевцев, любящих Женеву. Бонивар был всегда одним из ее самых твердых столпов: чтобы упрочить свободу нашей республики, он часто ставил на карту свою свободу; он забыл о своем спокойствии, отказался от своих богатств; он сделал все, что мог, для того, чтобы упрочить счастье страны, которую почтил своим избранием; с того момента, как он признал ее своей родиной, он полюбил ее как самый ревностный из ее граждан; он служил ей с геройским бесстрашием и написал свою „Историю“ с наивностью философа и горячностью патриота.

Он говорит в начале своей „Истории Женевы“, что „с того времени, как он начал читать историю народов, он почувствовал влечение к республикам и принимал всегда их сторону; эта любовь к свободе, несомненно, и побудила его избрать Женеву своей второй родиной“.

Бонивар был еще молод, когда открыто выступил защитником Женевы против герцога Савойского[6] и епископа. В 1519 году Бонивар сделался мучеником за свою родину: когда герцог Савойский вступил в Женеву с пятьюстами человек, Бонивар, опасаясь гнева герцога, хотел укрыться в Фрибург[7] от грозивших ему преследований.

Но его предали два человека, сопровождавшие его, и по приказу герцога его отвезли в Гролэ, где он пробыл в тюрьме два года.

Путешествия не спасали Бонивара от беды: так как несчастия не ослабили его преданности Женеве и он продолжал быть страшным врагом для всех ее недругов, то и подвергался всегда опасности преследований с их стороны. В 1530 году в горах Юры[8] на него напали воры, ограбили его и препроводили к герцогу Савойскому.

Последний заточил его в Шильонский замок, где Бонивар пробыл, не будучи ни разу подвергнут допросу, до 1536 года, когда его высвободили из тюрьмы бернские войска, завладевшие всем кантоном Ваад (Pays-de-Vaud).

Выйдя на свободу, Бонивар был обрадован тем, что увидел Женеву свободной и преобразованной; республика поспешила выказать ему свою благодарность и вознаградить его за вынесенные им бедствия: в июне 1536 года он был возведен в звание женевского гражданина, республика принесла ему в дар дом, где некогда жил генеральный викарий, и назначила ему пенсион в двести золотых экю на все время его пребывания в Женеве. В 1537 году он был выбран членом Совета Двухсот.

Бонивар продолжал служить на пользу своих сограждан: позднее, после того как он помог Женеве стать свободной, ему удалось также сделать ее веротерпимой. Бонивар убедил Совет предоставить духовенству и крестьянам достаточно времени для обсуждения сделанных им предложений; он достиг цели своей мягкостью; Для того чтобы успешно проповедовать христианство, нужно действовать любовью и кротостью.

Бонивар был ученым; его рукописи, сохраняющиеся в публичной библиотеке, доказывают, что он хорошо знал латинских классиков, а также обладал обширной эрудицией в области богословия и истории. Этот великий человек любил науку и полагал, что она может составить славу Женевы; поэтому он всячески старался насадить ее в городе, начавшем жить самостоятельно.

В 1551 году он подарил городу свою библиотеку и положил этим основание нашей публичной библиотеке; книги Бонивара и составляют часть редких прекрасных изданий XV века, имеющихся в нашем собрании.

Наконец, в том же году этот истинный патриот назначил республику своей наследницей, под условием, что она употребит его состояние на содержание коллежа, основание которого проектировалось тогда.

вернуться

Шильон — Шильонский замок, расположенный на Женевском озере между Клараном и Вильневом. Возведен в XII–XIII вв.

вернуться

Бонивар, Франсуа (1493–1570?). — Детали биографии исторического Бонивара несколько отличаются от приведенных Байроном. В частности, два его брата не были заточены одновременно с ним в замок.

вернуться

Перевод Г. Шенгели

вернуться

Сейсель — небольшой городок в Верхней Савойе.

вернуться

Турин — главный город Пьемонта (Италия).

вернуться

Герцог Савойский — Карл X (1486–1553), представитель Савойской династии герцогов, с 1416 до 1720 г. правивших в Италии.

вернуться

Фрибург (Фрибур) — центр кантона Фрибур в Швейцарии.

вернуться

Юра — горная цепь во Франции и Швейцарии.

Источник: https://www.rulit.me/books/shilonskij-uznik-read-92010-1.html

Школьные сочинения

Тема одиночества Рё образ бунтаря-одиночки РїСЂРѕС…РѕРґРёС‚ через РІСЃРµ РїРѕСЌРјС‹ Байрона, для которого РІ тот период его творчества идеал СЃРІРѕР±РѕРґС‹ воплощался РЅРµ РІ Р±РѕСЂСЊР±Рµ массы, Р° РІ свободолюбии отдельной личности. РћРґРёРЅРѕРє даже лучший РёР· мятежных героев поэта — Каин. РћРґРёРЅРѕРє Рё РіРѕСЂРґ Конрад. РћРЅ необычайно силен РґСѓС…РѕРј, властен, РґРѕ дерзости смел. Благородная гордость возвышает его над РґСЂСѓРіРёРјРё пиратами, Рё даже среди собратьев-разбойников РѕРЅ всегда мрачен, замкнут Рё РЅРѕСЃРёС‚ РІ душе какую-то тайну, РЅРёРєРѕРіРѕ РЅРµ посвящая РІ нее. Ему приятен трепет, который испытывают перед РЅРёРј люди, РѕРЅ противостоит РёРј — это вторая отличительная деталь характера байронического героя. Конрад РЅРёРєРѕРјСѓ РЅРµ прощает слабости, РЅРµ простил Р±С‹ ее Рё себе, даже будучи закованным РІ цепи. Потеряв любимую, РѕРЅ упивается своей СЃРєРѕСЂР±СЊСЋ Рё РїРѕ существу обрекает РЅР° гибель разбойничью общину.

Читайте также:  Краткое содержание симплициссимус гриммельсгаузена за 2 минуты пересказ сюжета

Разделяя заблуждение многих своих современников, Байрон считал тогда, что борьба за свободу-удел исключительных личностей, которые стоят над толпой, диктуют ей свою волю, внушают повиновение.

�менно таких героев, как заметил в романе «Евгений Онегин» А. С. Пушкин, «лорд Байрон прихотью удачной облек в унылый романтизм и безнадежный эгоизм».

Тем РЅРµ менее «восточные поэмы» увлекали читателей, РёС… герои побуждали поэтов Рє изображению подобных характеров. Пушкин, например, создал РїРѕСЌРјС‹ «Кавказский пленник», «Цыганы», Лермонтов — РїРѕСЌРјСѓ «Демон».

Но если Байрон превозносит гордыню Корсара, то Пушкин развенчивает эгоизм Алеко, хотя тот, как и герои Байрона, ушел из «неволи душных городов».

� приговор старого цыгана: «ты не рожден для дикой доли, ты для себя лишь хочешь воли»,- это приговор самого Пушкина.

Может возникнуть РІРѕРїСЂРѕСЃ, был ли воспетый Байроном романтический герой идеалом поэта? Р�деалом едва ли, РЅРѕ увлечением — несомненно.

РЎСѓРґСЏ РїРѕ тому, как двойственно относится Байрон Рє Гарольду, как противопоставляет ему деятельного, РЅРµ безразличного Рє людям лирического героя, надо думать, что РІ героях «восточных РїРѕСЌРјВ» автору больше импонирует РёС… отрицание, нежели то, что утверждается РёРјРё. РќРµ случайно же Байрон истинным героем СЃ детских лет считал Прометея. «Ты СЃРёРјРІРѕР», ты немой призыв Рє такой же воле Рё СЃСѓРґСЊР±Рµ. Р� РІ нашем смертном сердце жив РѕРіРѕРЅСЊ небесный, как РІ тебе». Таким же отважным защитником людей был Сѓ Байрона главный персонаж одноименной мистерии — Каин, смело спорящий СЃ Богом Рё осуждающий его Р·Р° несправедливость Рё жестокость Рє людям. Каин противопоставлен всем, кто слепо Рё безвольно подчиняется Богу. Для Каина Бог — тиран. Сила Каина РЅРµ РІ РіРѕСЂРґРѕРј одиночестве, Р° РІ непримиримости, РІ тяге Рє познанию РјРёСЂР°, РІ способности быть РґСЂСѓРіРѕРј людям.

Образы Прометея Рё Каина были созданы поэтом позже Рё свидетельствуют РѕР± идейно-художественных поисках Байрона, РѕР± эволюции его поэтической мысли, что отразилось также РЅР° тематике Рё настроениях его лирики. РљСЂРѕРјРµ «Паломничества Чайльд-Гарольда» Рё «Восточных РїРѕСЌРјВ», перу Байрона принадлежат лирические произведения. Р’ ранних стихотворениях слышатся грусть, уныние, вызванные общественной обстановкой РІ стране Рё личными переживаниями поэта. Чувством неизбывной тоски, «мировой СЃРєРѕСЂР±РёВ» пронизано, РІ частности, стихотворение «Душа РјРѕСЏ мрачна» (перевод Рњ. Р®. Лермонтова), РІ котором библейский царь Саул обращается Рє песнопевцу Давиду. Царь сетует, что душа его мрачна Рё жаждет облегчения РІ слезах. Рђ РёС… может исторгнуть лишь песня: «Пусть будет песнь твоя РґРёРєР°. Как РјРѕР№ венец, РјРЅРµ тягостны веселья Р·РІСѓРєРё! РЇ РіРѕРІРѕСЂСЋ тебе, СЏ слез хочу, певец, иль разорвется РіСЂСѓРґСЊ РјРѕСЏ РѕС‚ РјСѓРєРёВ». Байрон РЅРµ стремите рассказать, отчего душа царя «томилась долго Рё безмолвно». Его задача — излить настроение, передать чувство Рё вызвать ответное.

В лирике Байрона нашло отражение все, что пережив вал поэт. Особенно тяжко жилось ему в последние годы пребывания на родине. � кажется, нельзя яснее выразить! горечь души, чем в таких строках:

  • РЇ РІСЃРµ узнал: предательство льстеца,
  • Вражду СЃ РїСЂРёСЏР·РЅСЊСЋ дружеской РЅР° лике,
  • Фигляра смех Рё РєРѕР·РЅРё подлеца,
  • Невежды СЃРІРёСЃС‚ бессмысленный Рё РґРёРєРёР№,
  • Ужимки, РІР·РґРѕС…Рё, пожиманье плеч,
  • Без слов понятную всеядной сплетне речь.

Но мотивы грусти не были постоянными в лирике поэта. Тематика его разнообразна.

�ным настроением проникнуто стихотворение, посвященное народному герою. Отвага сильных воодушевляет своим примером, не забывается, не бывает напрасной.

Подвиги народных героев становятся легендами, живут в народных песнях.

Нельзя обойти  молчанием  сатирические произведение Байрона, пронизанные убийственной иронией, продиктован^ ные чувством патриотического негодования поэта:

  • Клятвопреступники нашли здесь отдых вечный:
  • Кровавый Карл Рё Генрих бессердечный
  • Р’ РёС… мрачном склепе меж надгробных плит
  • Король некоронованный стоит,
  • Кровавый деспот, правящий державой,
  • Властитель бессердечный Рё безглавый.

Летом 1816 РіРѕРґР° Байрон посетил Шильонский замок, РіРґРµ услышал историю швейцарского патриота священника Франсуа Бонивара (1493-1570), выступившего против герцога Карла III Рё заточенного РІ мрачном подземелье Шильона. Находясь РїРѕРґ сильным впечатлением РѕС‚ посещения замка, РѕРЅ РІ несколько дней закончил РїРѕСЌРјСѓ, назвав ее «Шильонский СѓР·РЅРёРєВ». Байрон РЅРµ знал тогда всей истории реального Бонивара, Рё его РїРѕСЌРјР° скорее импровизация, нежели исторический рассказ. Конфликт ее — столкновение душителей РЎРІРѕР±РѕРґС‹ Рё борцов, способных умереть Р·Р° РЎРІРѕР±РѕРґСѓ. Страшную повесть СѓР·РЅРёРєР°, прикованного Рє РѕРґРЅРѕР№ РёР· семи колонн подземелья, РїРѕСЌС‚ излагает! РІ РІРёРґРµ исповеди РѕС‚ первого лица:

  • Взгляните РЅР° меня: СЏ сед,
  • РќРѕ РЅРµ РѕС‚ хилости Рё лет…
  • РЇ сгорблен, лоб наморщен РјРѕР№,
  • РќРѕ РЅРµ труды, РЅРµ хлад, РЅРµ Р·РЅРѕР№,
  • РўСЋСЂСЊРјР° разрушила  меня.

Узник, которому так же, как пяти его братьям, пришлось повторить «удел несчастного отца», был в подземелье не один: к другим колоннам тюремщики приковали еще двух его братьев.

Трагедия усугублялась тем, что короткие цепи не позволяли им видеть друг друга.

Страшная картина глухого подземелья, муки неволи, гнилая вода и хлеб, смоченный слезами, цепи, отчаяние привели к гибели братьев Узника.

  • Бессмертный Дух СЃРІРѕР±РѕРґРЅРѕРіРѕ РЈРјР°,
  • Святая вольность! Р’ камерах зловонных
  • РўРІРѕР№ свет РЅРµ может погасить тюрьма,
  • Убить тебя РІ сердцах, тобой плененных.
  • РљРѕРіРґР° твой сын оковам обречен,
  • РљРѕРіРґР° его гнетут сырые СЃРІРѕРґС‹,
  • Самим страданьем побеждает РѕРЅ,
  • Р� плен его — грядущий взлет СЃРІРѕР±РѕРґС‹.
  • РџРѕСЌРјР° была переведена Р’. Рђ. Р–СѓРєРѕРІСЃРєРёРј

Байрон создал несколько драм, а в последние годы жизни работал над большим романом в стихах, который назвал «Дон-Жуан».

�спользуя известный сюжет, поэт вложил в него смелое политическое содержание, беспощадно обличая реакционные силы Европы.

В 1823 году в Греции началось освободительное движение против турецкого ига. Прежде Байрон упрекал греков за инертность, покорность угнетателям.

Теперь события в этой стране он воспринял как зов боевой трубы, обращенный к его сердцу.

Когда по пути в Грецию поэт остановился в Кефалонии (остров в �оническом море), в своем дневнике он записал строки стихов, которые стали называть «�з дневника в Кефалонии» и считать эпиграфом к записям поэта этого периода. Но, не боясь впасть в ошибку, их можно считать эпиграфом ко всей его жизни:

  • Встревожен мертвый СЃРѕРЅ — РјРѕРіСѓ ли спать?
  • Тираны давят РјРёСЂ — СЏ ль уступлю?
  • Созрела жатва — РјРЅРµ ли медлить жать?
  • РќР° ложе — колкий терн: СЏ РЅРµ дремлю;
  • Р’ РјРѕРёС… ушах, что день, поет труба,
  • Ей вторит сердце…

Страницы : 1 2

Хорошее сочинение? РўРѕРіРґР° РІ закладки — » Понятие Рѕ байроническом герое. «Шильонский СѓР·РЅРёРєВ» . Это нужно, ведь РЅРµ потеряешь!

Новые сочинения:

Источник: http://soch-russ.narod.ru/index-562.htm

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector