Краткое содержание битов пушкинский дом за 2 минуты пересказ сюжета

Краткое содержание Битов Пушкинский дом за 2 минуты пересказ сюжета

Жизнь Левы Одоевцева, потомка князей Одоевцевых, протекает без особенных потрясений. Нить его жизни мерно струится из чьих-то божественных рук. Он ощущает себя скорее однофамильцем, чем потомком своих славных предков. Дед Левы был арестован и провел свою жизнь в лагерях и ссылках. В младенчестве Лева, зачатый в роковом 1937 г., тоже переместился вместе с родителями в сторону «глубины сибирских руд»; впрочем, все обошлось благополучно, и после войны семья вернулась в Ленинград. Левин папа возглавляет в университете кафедру, на которой когда-то блистал дед. Лева растет в академической среде и с детства мечтает стать ученым — «как отец, но покрупнее». Окончив школу, Лева поступает на филологический факультет. В квартиру Одоевцевых после десяти лет отсутствия возвращается из заключения прежний сосед Дмитрий Иванович Ювашов, которого все называют дядя Диккенс, человек «ясный, ядовитый, ничего не ждущий и свободный». Все в нем кажется Леве привлекательным: его брезгливость, суховатость, резкость, блатной аристократизм, трезвость отношения к миру. Лева часто заходит к дяде Диккенсу, и даже книги, которые он берет у соседа, становятся восполнением детства. Вскоре после появления дяди Диккенса семье Одоевцевых позволяют вспомнить о деде. Лева впервые узнает, что дед жив, рассматривает на фотографиях его красивое молодое лицо — из тех, что «уязвляют безусловным отличием от нас и неоспоримой принадлежностью человеку». Наконец приходит известие, что дед возвращается из ссылки, и отец едет встречать его в Москву. На следующий день отец возвращается один, бледный и потерянный. От малознакомых людей Лева постепенно узнает, что в юности отец отказался от своего отца, а потом и вовсе критиковал его работы, чтобы получить «тепленькую» кафедру. Вернувшись из ссылки, дед не захотел видеть своего сына. Лева отрабатывает для себя «гипотезу деда». Он начинает читать дедовы работы по лингвистике и даже надеется отчасти использовать дедову систему для курсовой работы. Таким образом, он извлекает некоторую пользу из семейной драмы и лелеет в своем воображении красивое словосочетание: дед и внук… Деду дают квартиру в новом доме на окраине, и Лева идет к нему «с новеньким бьющимся сердцем». Но вместо того человека, которого он создал в своем воображении, Леву встречает инвалид с красным, задубевшим лицом, которое поражает своей неодухотворенностью. Дед пьет с друзьями, растерянный Лева присоединяется к компании. Старший Одоевцев не считает, что его посадили незаслуженно. Он всегда был серьезен и не принадлежит к тем ничтожным людям, которых сначала незаслуженно посадили, а теперь заслуженно выпустили. Его оскорбляет реабилитация, он считает, что «все это» началось тогда, когда интеллигент впервые вступил в дверях в разговор с хамом, вместо того чтобы гнать его в шею. Дед сразу замечает главную черту своего внука: Лева видит из мира лишь то, что подходит его преждевременному объяснению; необъясненный мир приводит его в панику, которую Лева принимает за душевное страдание, свойственное только чувствующему человеку. Когда опьяневший Лева пытается обвинить в чем-то своего отца, дед в ярости выгоняет внука — за «предательство в семени». Лева Одоевцев с детства перестал отмечать про себя внешний мир, то есть усвоил единственный способ, позволивший многим русским аристократам выжить в двадцатом веке. Окончив филфак, Лева поступает в аспирантуру, а потом начинает работать в знаменитом Пушкинском доме Академии наук. Еще в аспирантуре он пишет талантливую статью «Три пророка», которая поражает всех внутренней свободой и летящим, взмывающим слогом. У Левы появляется опре-деленная репутация, ровный огонь которой он незаметно поддерживает. Он занимается только незапятнанной стариной и таким образом приобретает доверие в либеральной среде, не становясь диссидентом. Только однажды он оказывается в тяжелой ситуации. Левин близкий друг «что-то не то» написал, подписал или сказал, и теперь предстоит разбирательство, во время которого Лева не сможет отмолчаться. Но тут вмешивается стечение всех мыслимых обстоятельств: Лева заболевает гриппом, уходит в отпуск, срочно отзывается в Москву, выигрывает в лотерею заграничную поездку, у него умирает дед, к нему возвращается старинная любовь… К Левиному возвращению друга уже нет в институте, и это несколько портит Левину репутацию. Впрочем, вскоре Лева обнаруживает, что репутация в незавышенном виде даже более удобна, спокойна и безопасна. У Левы есть три подруги. Одна из них, Альбина, умная и тонкая женщина Левиного круга и воспитания, любит его, бросает ради него мужа — но остается нелюбимой и нежеланной, несмотря на повторяющиеся встречи. Другая, Любаша, проста и незамысловата, и отношениям с ней Лева не придает значения. Он любит только Фаину, с которой его в день окончания школы познакомил одноклассник Митишатьев. На следующий день после знакомства Лева приглашает Фаину в ресторан, с трепетом решается взять за руку и неудержимо целует в парадном. Фаина старше и опытнее Левы. Они продолжают встречаться. Леве постоянно приходится выгадывать деньги на рестораны и многочисленные дамские мелочи, часто занимать у дяди Диккенса, тайно продавать книги. Он ревнует Фаину, уличает в неверности, но не в силах с ней расстаться. Во время одной вечеринки Лева обнаруживает, что Фаина и Митишатьев незаметно исчезли из комнаты и дверь в ванную заперта. Остолбенев, он ожидает Фаину, машинально щелкая замком её сумочки. Заглянув наконец в сумочку, Лева обнаруживает там кольцо, которое, по словам Фаины, дорого стоит. Думая о том, что у него нет денег, Лева кладет кольцо в карман. Когда Фаина обнаруживает пропажу, Лева не признается в содеянном и обещает купить другое кольцо, надеясь выручить деньги за украденное. Но оказывается, что Фаинино кольцо слишком дешевое. Тогда Лева просто возвращает кольцо, уверяя, что купил его с рук за бесценок. Фаина не может возразить и вынуждена принять подарок. Лева леденеет от неизвестного ему удовлетворения. После этой истории наступает самый продолжительный и мирный период в их отношениях, после которого они все-таки расстаются. В ноябрьские праздники 196… года Лева оставлен дежурить в здании института. К нему приходит давний друг-враг и коллега Митишатьев. Лева понимает, что воздействие на нею Митишатьева сродни воздействию Фаины: оба они питаются Левой, получают удовольствие, унижая его. Митишатьев рассуждает о евреях, которые «портят наших женщин». Лева легко опровергает заявление Митишатьева о неталантливости евреев, приводя довод о том, что Пушкин был семитом. Митишатьев говорит, что собирается духовно задавить Леву, а потом перевернуть весь мир: «Я ощущаю в себе силы. Были «Христос — Магомет — Наполеон», — а теперь я. Все созрело, и мир созрел, нужен только человек, который ощущает в себе силы». Митишатьев приводит своего дипломника Готтиха, предупреждая Леву, что тот — стукач. Барон фон Готтих пишет в патриотические газеты стихи о мартенах или матренах, что дает Митишатьеву повод поиздеваться над осколками-аристократами. Чтобы скрасить Леве предполагаемое одиночество, не зная о его гостях, приходит Исайя Борисович Бланк. Это сотрудник института на пенсии, один из благороднейших людей, которых Леве приходилось встречать в жизни. Бланк не только чрезвычайно опрятен внешне — он не может говорить о людях плохо. Бланк, Митишатьев, Готтих и Лева пьют вместе. Они говорят о погоде, о свободе, о поэзии, о прогрессе, об евреях, о народе, о пьянстве, о способах очистки водки, о кооперативных квартирах, о Боге, о бабах, о неграх, о валюте, об общественной природе человека и о том, что деться некуда… Спорят о том, любила ли Наталья Николаевна Пушкина. Приходят какие-то девушки Наташи. Митишатьев излагает Леве свою жизненную философию, в том числе и «Правило правой руки Митишатьева»: «Если человек кажется дерьмом, то он и есть дерьмо». Время от времени Лева ощущает пьяные провалы памяти. В один из таких провалов Митишатьев оскорбляет Бланка, а потом уверяет, что Лева при этом улыбался и кивал. Митишатьев говорит о том, что не может жить на земле, пока есть Лева. Он оскорбляет и Фаину, и этого Лева уже не выдерживает. Они с Митишатьевым дерутся, и Митишатьев разбивает посмертную маску Пушкина. Это оказывается последней каплей — Лева вызывает его на дуэль на музейных пистолетах. Звучит выстрел — Лева падает. Митишатьев уходит, прихватив с собой чернильницу Григоровича. Придя в себя, Лева с ужасом обнаруживает, какой разгром учинен в музейном помещении. Но оказывается, что с помощью Альбины, работающей в этом же институте, и дяди Диккенса все очень быстро приводится в порядок. Чернильницу Григоровича находят под окном, еще одну копию маски Пушкина приносят из подвала. На следующий день Лева обнаруживает, что ни один человек в институте не обращает внимания на свежие следы уборки и ремонта. Заместитель директора вызывает его только для того, чтобы поручить сопровождать по Ленинграду американского писателя. Лева водит американца по Ленинграду, показывает ему памятники и рассказывает о русской литературе. И все это — русская литература, Петербург (Ленинград), Россия — Пушкинский дом без его курчавого постояльца. Оставшись в одиночестве, Лева стоит над Невой на фоне Медного всадника, и ему кажется, что, описав мертвую петлю опыта, захватив длинным и тяжелым неводом много пустой воды, он вернулся в исходную точку. Вот он и стоит в этой точке и чувствует, что устал.

Краткое содержание Битов Пушкинский дом за 2 минуты пересказ сюжета

Краткое содержание «Пушкинский дом» БитоваБитов А.Г.Стр. 1

Краткое содержание Битов Пушкинский дом за 2 минуты пересказ сюжета

Краткое содержание «Пушкинский дом» БитоваБитов А.Г.Стр. 2

Краткое содержание Битов Пушкинский дом за 2 минуты пересказ сюжета

Краткое содержание «Пушкинский дом» БитоваБитов А.Г.Стр. 3

Источник: https://my-soch.ru/sochinenie/kratkoe-soderzhanie-pushkinskij-dom-bitova

«Метель» А. С. Пушкин Кратко

Повесть «Метель», завершающая цикл из пяти рассказов реалистической прозы, родилась под пером гения русской литературы в 1830 году в посёлке Болдино и, годом позже, впервые была издана в Петербурге.

Сюжетная линия повествования задевает историю России с 1811 по 1816 года. В рассказе упоминаются важные исторические события — Отечественная война, сражение при Бородино, оставленная Наполеону Москва и захват русской армией Парижа.

В сюжете «Метели» можно проследить некоторую связь с известной романтической балладой Жуковского «Светлана».

Краткий пересказ сюжета повести А.С. Пушкина «Метель»

Владимир и Мария были влюблены, но родители не разрешали им обвенчаться. Тогда молодые люди решились на тайное бракосочетание в небольшой церквушке. В эту ночь разгулялась страшная метель, и жених сбился с дороги.

Мария же прибыла в назначенное время и её обвенчали с незнакомцем, которого она даже не разглядела. Её возлюбленный Владимир вскоре погиб в военных действиях, а сама девушка осталась сиротой при богатом наследстве.

Всем женихам она давала отворот поворот, пока на её пороге не возник офицер в отставке Бурмин.

Краткое содержание Битов Пушкинский дом за 2 минуты пересказ сюжета

Сердце женщины дрогнуло и вновь зарделось любовью.

Офицер тоже полюбил красавицу, но был вынужден признаться ей, что много лет назад шутки ради женился в сильную метель на девушке, лица которой даже не видел.

И так как он женат, он не может сделать ей предложение. Взволнованная Мария, понимает, что это и есть тот самый незнакомец, с которым её случайно обвенчали. Влюблённые обретают счастье.

Для лучшего восприятие краткого содержания пушкинской «Метели», знакомство с ней лучше начинать с изучения основных и второстепенных персонажей повествования.

Список действующих лиц повести «Метель» и их краткая характеристика

Главные герои повести:

  •  Мария Гавриловна — романтичная, воспитанная на французской литературе семнадцатилетняя барышня. Героиня влюблена в бедного прапорщика и решается с ним на венчание втайне от родителей. Из-за метели в церкви происходит путаница, её женихом становится незнакомец, в которого она влюбится в конце рассказа.
  •  Гусар Бурмин — двадцатишестилетний полковник, с наградами за воинскую службу, состоятельный помещик, завидный жених, в молодости повеса и ловелас. Стал тем самым незнакомцем, который шутки ради обвенчался во время сильной метели с главной героиней. В конце рассказа влюбляется в соседку Марию Гавриловну свою «неизвестную» невесту.

Второстепенные герои повести:

  • Прасковья Петровна — матушка Марьи Гавриловны.
  • Гаврила Гаврилович — отец Марьи Гавриловны.
  • Владимир Николаевич — возлюбленный и тайный жених Марьи Гавриловны, армейский прапорщик.

Краткое содержание одной из повестей Белкина «Метель» подробно по частям

1. Тайные свидания и «запретная любовь»

Заканчивается 1811 год. Владелец крупного поместья Гаврила Гаврилович радушный хозяин вместе с женой и дочерью Марьей Гавриловной часто принимает в стенах своего имения благородных и чинных гостей. Большинство из них приезжают полюбоваться богатой невестой Марьей.

Читайте также:  Мертвые души. история создания поэмы гоголя кратко за 2 минуты пересказ сюжета

Но знатные женихи не интересны семнадцатилетней девушке, она влюблена в бедного прапорщика Владимира Николаевича, и он отвечает ей взаимностью. Родители девушки категорически против союза влюблённых. И молодые люди решили обойтись без их благословения.

Они задумали венчаться тайно и после броситься к ногам родителей, которые будут вынуждены смириться с фактом.

Краткое содержание Битов Пушкинский дом за 2 минуты пересказ сюжета

2. Побег Марьи из родительского дома

Начался 1812 год. Венчаться тайные жених и невеста должны были в Жадрино. В назначенный день за Марьей Гавриловной Владимир обещал прислать сани, чтобы отвезти её в церковь, где будет её ожидать.

В последний вечер дома Марья Гавриловна была беспокойна, собирала вещи, писала родителям письма.

Перед самым рассветом удалось взволнованной невесте заснуть, и привиделся ей жуткий сон, в котором она видела то себя, брошенную отцом в подземелье, то своего Владимира умирающего, окровавленного.

В ночь побега на дворе поднялась небывалая метель, но, как и было обговорено, Марья Гавриловна села в приготовленные для неё сани и отправилась в церковь. Владимир же перед венчанием долго уговаривал священника, после встречался с другом, а, отправившись в церковь, заплутал из-за непогоды и сбился с пути.

3. Роковое венчание

Марья Гавриловна ожидала Владимира Николаевича в церкви, а он заблудился и не мог найти дороги. Из-за метели у церкви остановился молодой гусар Бурмин. Только он зашёл внутрь и увидел, как в полумраке церкви на лавочке сидит молодая барышня, как его стали торопить к венчанию, приняв за опаздывающего жениха.

Сам не понимая почему, Бурмин не возражал происходящему. Венчание состоялось, но, когда молодым предложили поцеловаться, девушка, взглянув на Бурмина, с ужасом осознала, что жених не тот. Марья упала в обморок, Бурмин уехал прочь.

Настоящий жених проездил по округе всю ночь в поисках дороги, а, когда добрался до Жадрино, двери церкви уже были заперты, а его Марья обвенчана с незнакомцем.

4. Гибель Владимира и тяжелая болезнь Марьи

Марья Гавриловна после ночного венчания возвращается домой. Родители и не заметили её отсутствия, но девушка от нервных переживаний тяжело заболела и находится на краю гибели.

Увидев страдания дочери, Гаврила Гаврилович, оставив предрассудки, решает не противиться выбору её сердца и пытается пригласить Владимира в свой дом, чтобы дать согласие на брак молодых людей. Но возлюбленный Марьи Гавриловны заявляет, что ноги его не будет в их поместье, так как его любимая обвенчана с другим.

Раздавленный горем, Владимир Николаевич отправляется на фронт, где погибает во время сражения. Марья Гавриловна хранит о любимом светлую память, и не торопится выйти замуж.

5. Новая встреча с Бурминым — счастливый конец несчастьям Марьи Гавриловны

После смерти отца Марья и Прасковья Петровна переехали в другое имение. В поместье, находившееся неподалёку от нового дома, где поселилась Марья Гавриловна, прибыл молодой и успешный полковник Бурмин. Молодые люди полюбили друг друга.

Бурмин признавшись в своих чувствах, рассказал Марье, что не может на ней жениться, так как женат и сам не знает на ком. Выслушав его историю, Марья Гавриловна признаётся, что она и есть та самая «неизвестная» невеста.

От избытка чувств Бурмин падает к ногам своей возлюбленной.

Заключение и выводы по повести «Метель»

На примере счастливой развязки грустной истории любви Марьи Гавриловны, Владимира Николаевича и Бурмина. Александр Сергеевич раскрывает своему читателю тему значения в человеческих судьбах мистических, потусторонних и неведомых сил.

Воплощением мистического в повествовании становится внезапно разыгравшаяся метель, которая не дала добраться одному жениху до своей невесты и привела к ней совершенно другого — незнакомого человека, помогая, таким образом, в будущем обрести двум людям счастье и любовь.

Источник: https://book-briefly.ru/vse-proizvedeniya/pushkin/metel

«Пушкинский дом» А. Битова

В «Пушкинском доме» существует еще один, пожалуй, самый интересный и самый демонстративный уровень симуляции. Драма Левы как бы дублируется, разыгрываясь в параллельном варианте и на ином уровне, в том, как складываются отношения между автором и романной формой.

Битов строит свой роман как систему попыток подражания классическому русскому роману. Отсюда и эпиграфы, и цитатные названия глав, и родословная героя, и перифразы классических мотивов. С другой стороны, и сам повествователь постоянно фиксирует неудачу этих попыток.

Не удается заново «написать знаменитую трилогию «Детство. Отрочество.

Юность»», «неосторожно обещанный» второй вариант семьи Левы не излагается («нам, короче, не хочется излагать…»); сюжет не сдвигается с мертвой точки – его то и дело «сносит вспять к началу повествования», вторая часть не продолжает, а повторяет, с иной точки зрения, первую.

Сам поток авторефлексии по поводу неудач романостроительства вносит явный оттенок пародийности в битовскую ориентацию на классические образцы. В финале же эта пародийность перерастает в откровенную травестию, что видно уже по названиям глав: «Медные люди», «Бедный всадник». Развязка же, демонстративно пришитая белыми нитками, «обнажает» авторскую неудачу как сознательный «прием».

Точно так же, как Лева, не мыслящий себя вне погружения в мир литературы, участвует в разгроме литературного музея – так и автор, казалось бы, следующий традициям русского романа XIX века, не менее сознательно обращает в руины форму своего «романа-музея»43.

А ведь в данном случае романная форма – это важнейший канал связи между симулятивной реальностью и подлинностью культурной памяти и традиции.

Дважды – в начале и в конце романа – от имени Модеста Плато-новича Одоевцева, персонажа в высшей степени «программного» – произносится

одна и та же, в сущности, парадоксальная мысль. Наиболее отчетливо она звучит в замыкающем роман фрагменте «Сфинкс», якобы написанном в 1920-е годы:

«Связи прерваны, секрет навсегда утерян… Тайна рождена! Культура остается только в виде памятников, контурами которых служит разрушение. В этом смысле я спокоен за нашу культуру – она уже была. Ее нет.

Как бессмысленная, она еще долго просуществует без меня (…) Все погибло – именно сейчас родилась классическая русская культура, теперь уже навсегда (…) Русская культура будет таким же сфинксом для потомков, как Пушкин был сфинксом русской культуры».

И здесь же, в качестве обобщающего диагноза произносится формула: «Нереальность – условие жизни».

Значение этой формулы очевидно: она устанавливает связь между симулятивным бытием героя, его «ненастоящим временем» и культурным бытием русской классики. Сами рассуждения М. П.

Одоевцева задают амбивалентные координаты образу русской культуры: здесь смерть оборачивается сохранением, обрыв связей придает классическую завершенность, величие предопределено несуществованием… Однако в целом культура в этой концепции обретает черты закрытости, бессмысленности (именно в силу невозможности проникновения вовнутрь); ее контекст – тотальное разрушение реальности, ее эффект – немота либо непонимание. Естественно, что и контакт, в который вступают с классикой и Лева, и автор, тоже парадоксален. Уже отмеченное выше демонстративное разрушение нарочитой традиционности романной формы как раз и воплощает эту внутренне противоречивую связь. И в поведении героя, и в романе в целом – во-первых, присутствует момент сознательного повторения – реализованный не только через систему заглавий, эпиграфов и т. п., но и через постоянные, акцентированные сопряжения героев романа с устойчивыми художественно-поведенческими моделями: «лишним человеком», «бедным Евгением», «героем нашего времени», «мелким бесом» и «бесами», романтической любовью и ситуацией «дуэли»… Однако в результате повторения неизменно выявляются глубочайшие расхождения, деформации, стирающие предыдущий смысл: этот эффект связан с тем, что все подлинное внутри классического контекста, в «современности» неизбежно оборачивается симуляцией. Вместе с тем, здесь же возникает и глубинное совпадение: жизнь, которую живет Лева и в которую погружен автор-повествователь, так же симулятивна, как и отгороженный забвением, воспринятый извне корпус русской классики, актуальный именно в силу своего небытия. Различие здесь превращается в различение44 – парадоксальную форму связи/отталкивания, воспроизведения/стирания, философски описанную Жаком Деррида, чья теория деконструкции стала одной из центральных стратегий постмодернистской мысли (Битов не мог знать о Деррида, когда писал «Пушкинский дом» – но тем важнее совпадение).

Процесс «деконструкции» культурной традиции еще более демонстративно разворачивается в «хронотопе героя» – Левы Одоевцева.

Наиболее явно Левины отношения с культурной традицией оформлены в его статье «Три пророка» (образующей приложение ко второй главе романа, названное «Профессия героя»).

Здесь опять акцентирован момент повторения – ибо двадцатисемилетний Лева не только обнаруживает, что Пушкин, Лермонтов и Тютчев, каждый в свои 27 лет, написали по своему «Пророку»; но и откровенно проецирует и на своих героев, и на отношения между ними себя самого, свое «Я». «Пушкина он обожествлял, в Лермонтове прозревал собственный инфантилизм и относился снисходительно, в Тютчеве кого-то (не знаем кого) открыто ненавидел». Повторение и в том, что Лева обвиняет Тютчева именно за то, чем страдает сам:

«Он утверждает свое мнение о другом, а его самого – нет. Он категоричен в оценках – и ничего не кладет на другую сторону весов (не оценивает себя) (…) Сюжет – обида. Причем сложная, многогранная, многоповоротная. Самая тайная, самая глубокая, скрытая едва ли не от себя самого».

Страницы: 1 2

Источник: http://www.rlspace.com/pushkinskij-dom-a-bitova/2/

Краткие содержания произведений — андрей битов — пушкинский дом

андрей битов — пушкинский дом

Жизнь Левы Одоевцева, потомка князей Одоевцевых, протекает без особенных потрясений. Нить егожизни мерно струится из чьих-то божественных рук. Он ощущает себя скорее однофамильцем, чемпотомком своих славных предков. Дед Левы был арестован и провел свою жизнь в лагеряхи ссылках. В младенчестве Лева, зачатый в роковом 1937 г., тоже переместился вместес родителями в сторону «глубины сибирских руд»; впрочем, все обошлось благополучно,

и после войны семья вернулась в Ленинград.Левин папа возглавляет в университете кафедру, на которой когда-то блистал дед. Леварастет в академической среде и с детства мечтает стать ученым — «как отец,

но покрупнее». Окончив школу, Лева поступает на филологический факультет.В квартиру Одоевцевых после десяти лет отсутствия возвращается из заключения прежнийсосед Дмитрий Иванович Ювашов, которого все называют дядя Диккенс, человек «ясный, ядовитый,

ничего не ждущий и свободный». Все в нем кажется Леве привлекательным: его брезгливость,

суховатость, резкость, блатной аристократизм, трезвость отношения к миру. Лева часто заходитк дяде Диккенсу, и даже книги, которые он берет у соседа, становятся восполнениемдетства.Вскоре после появления дяди Диккенса семье Одоевцевых позволяют вспомнить о деде.

Левавпервые узнает, что дед жив, рассматривает на фотографиях его красивое молодое лицо —из тех, что «уязвляют безусловным отличием от нас и неоспоримой принадлежностьючеловеку». Наконец приходит известие, что дед возвращается из ссылки, и отец едетвстречать его в Москву.

На следующий день отец возвращается один, бледный и потерянный.

От малознакомых людей Лева постепенно узнает, что в юности отец отказался от своегоотца, а потом и вовсе критиковал его работы, чтобы получить «тепленькую» кафедру. Вернувшисьиз ссылки, дед не захотел видеть своего сына.Лева отрабатывает для себя «гипотезу деда». Он начинает читать дедовы работыпо лингвистике и даже надеется отчасти использовать дедову систему для курсовой работы.

Таким образом, он извлекает некоторую пользу из семейной драмы и лелеет в своемвоображении красивое словосочетание: дед и внук…Деду дают квартиру в новом доме на окраине, и Лева идет к нему «с новеньким бьющимсясердцем».

Но вместо того человека, которого он создал в своем воображении, Леву встречаетинвалид с красным, задубевшим лицом, которое поражает своей неодухотворенностью. Дед пьетс друзьями, растерянный Лева присоединяется к компании.

Старший Одоевцев не считает,

что его посадили незаслуженно. Он всегда был серьезен и не принадлежит к тем ничтожнымлюдям, которых сначала незаслуженно посадили, а теперь заслуженно выпустили.

Его оскорбляетреабилитация, он считает, что «все это» началось тогда, когда интеллигент впервые вступилв дверях в разговор с хамом, вместо того чтобы гнать его в шею.

Дед сразу замечает главную черту своего внука: Лева видит из мира лишь то, что подходит егопреждевременному объяснению; необъясненный мир приводит его в панику, которую Лева принимаетза душевное страдание, свойственное только чувствующему человеку.

Когда опьяневший Левапытается обвинить в чем-то своего отца, дед в ярости выгоняет внука —за «предательство в семени».Лева Одоевцев с детства перестал отмечать про себя внешний мир, то есть усвоилединственный способ, позволивший многим русским аристократам выжить в двадцатом веке.

Окончивфилфак, Лева поступает в аспирантуру, а потом начинает работать в знаменитом Пушкинскомдоме Академии наук. Еще в аспирантуре он пишет талантливую статью «Три пророка», котораяпоражает всех внутренней свободой и летящим, взмывающим слогом. У Левы появляетсяопре-деленная репутация, ровный огонь которой он незаметно поддерживает. Он занимается тольконезапятнанной стариной и таким образом приобретает доверие в либеральной среде,

не становясь диссидентом. Только однажды он оказывается в тяжелой ситуации. Левин близкийдруг «что-то не то» написал, подписал или сказал, и теперь предстоит разбирательство,

Читайте также:  Краткое содержание монтескьё персидские письма за 2 минуты пересказ сюжета

во время которого Лева не сможет отмолчаться. Но тут вмешивается стечение всех мыслимыхобстоятельств: Лева заболевает гриппом, уходит в отпуск, срочно отзывается в Москву,

выигрывает в лотерею заграничную поездку, у него умирает дед, к нему возвращаетсястаринная любовь… К Левиному возвращению друга уже нет в институте, и это несколькопортит Левину репутацию.

Впрочем, вскоре Лева обнаруживает, что репутация в незавышенномвиде даже более удобна, спокойна и безопасна.У Левы есть три подруги.

Одна из них, Альбина, умная и тонкая женщина Левиного кругаи воспитания, любит его, бросает ради него мужа — но остается нелюбимой и нежеланной,

несмотря на повторяющиеся встречи. Другая, Любаша, проста и незамысловата, и отношениямс ней Лева не придает значения. Он любит только Фаину, с которой его в день окончанияшколы познакомил одноклассник Митишатьев. На следующий день после знакомства Лева приглашаетФаину в ресторан, с трепетом решается взять за руку и неудержимо целует в парадном.Фаина старше и опытнее Левы.

Они продолжают встречаться. Леве постоянно приходитсявыгадывать деньги на рестораны и многочисленные дамские мелочи, часто занимать у дядиДиккенса, тайно продавать книги. Он ревнует Фаину, уличает в неверности, но не в силахс ней расстаться. Во время одной вечеринки Лева обнаруживает, что Фаина и Митишатьевнезаметно исчезли из комнаты и дверь в ванную заперта.

Остолбенев, он ожидает Фаину,

машинально щелкая замком её сумочки. Заглянув наконец в сумочку, Лева обнаруживаеттам кольцо, которое, по словам Фаины, дорого стоит. Думая о том, что у него нет денег,

Лева кладет кольцо в карман.Когда Фаина обнаруживает пропажу, Лева не признается в содеянном и обещает купитьдругое кольцо, надеясь выручить деньги за украденное. Но оказывается, что Фаинино кольцослишком дешевое. Тогда Лева просто возвращает кольцо, уверяя, что купил его с рукза бесценок. Фаина не может возразить и вынуждена принять подарок.

Лева леденеетот неизвестного ему удовлетворения. После этой истории наступает самый продолжительныйи мирный период в их отношениях, после которого они все-таки расстаются.В ноябрьские праздники 196… года Лева оставлен дежурить в здании института. К немуприходит давний друг-враг и коллега Митишатьев.

Лева понимает, что воздействие на неюМитишатьева сродни воздействию Фаины: оба они питаются Левой, получают удовольствие, унижая его.

Митишатьев рассуждает о евреях, которые «портят наших женщин». Лева легко опровергаетзаявление Митишатьева о неталантливости евреев, приводя довод о том, что Пушкин былсемитом. Митишатьев говорит, что собирается духовно задавить Леву, а потом перевернуть весьмир: «Я ощущаю в себе силы. Были «Христос — Магомет — Наполеон», — а теперь я.

Всесозрело, и мир созрел, нужен только человек, который ощущает в себе силы».Митишатьев приводит своего дипломника Готтиха, предупреждая Леву, что тот — стукач. Баронфон Готтих пишет в патриотические газеты стихи о мартенах или матренах, что даетМитишатьеву повод поиздеваться над осколками-аристократами.

Чтобы скрасить Левепредполагаемое одиночество, не зная о его гостях, приходит Исайя Борисович Бланк. Этосотрудник института на пенсии, один из благороднейших людей, которых Леве приходилосьвстречать в жизни. Бланк не только чрезвычайно опрятен внешне — он не может говоритьо людях плохо.Бланк, Митишатьев, Готтих и Лева пьют вместе.

Они говорят о погоде, о свободе, о поэзии,

о прогрессе, об евреях, о народе, о пьянстве, о способах очистки водки,

о кооперативных квартирах, о Боге, о бабах, о неграх, о валюте, об общественнойприроде человека и о том, что деться некуда… Спорят о том, любила ли НатальяНиколаевна Пушкина. Приходят какие-то девушки Наташи. Митишатьев излагает Леве свою жизненнуюфилософию, в том числе и «Правило правой руки Митишатьева»: «Если человек кажется дерьмом,

то он и есть дерьмо». Время от времени Лева ощущает пьяные провалы памяти. В одиниз таких провалов Митишатьев оскорбляет Бланка, а потом уверяет, что Лева при этомулыбался и кивал.Митишатьев говорит о том, что не может жить на земле, пока есть Лева.

Он оскорбляети Фаину, и этого Лева уже не выдерживает. Они с Митишатьевым дерутся, и Митишатьевразбивает посмертную маску Пушкина. Это оказывается последней каплей — Лева вызывает егона дуэль на музейных пистолетах. Звучит выстрел — Лева падает.

Митишатьев уходит,

прихватив с собой чернильницу Григоровича. Придя в себя, Лева с ужасом обнаруживает, какойразгром учинен в музейном помещении. Но оказывается, что с помощью Альбины, работающейв этом же институте, и дяди Диккенса все очень быстро приводится в порядок.

Чернильницу Григоровича находят под окном, еще одну копию маски Пушкина приносятиз подвала. На следующий день Лева обнаруживает, что ни один человек в институтене обращает внимания на свежие следы уборки и ремонта.

Заместитель директора вызывает еготолько для того, чтобы поручить сопровождать по Ленинграду американского писателя.Лева водит американца по Ленинграду, показывает ему памятники и рассказывает о русскойлитературе.

И все это — русская литература, Петербург (Ленинград), Россия — Пушкинский домбез его курчавого постояльца.Оставшись в одиночестве, Лева стоит над Невой на фоне Медного всадника, и ему кажется,

что, описав мертвую петлю опыта, захватив длинным и тяжелым неводом много пустой воды, онвернулся в исходную точку. Вот он и стоит в этой точке и чувствует, что устал.

См. также:

Другой Автор Повесть Временных Лет, Народные И Древнерусские Произведения Поучение Владимира Мономаха, Дефо Даниэл Жизнь И Удивительные Приключения Робинзона Крузо, Моряка Из Йорка, Описанные Им Самим, Виктор Астафьев Прокляты И Убиты, Ф М Достоевский Идиот, Николай Лесков Соборяне

Источник: http://www.terminy.info/literature/summary-of-works/andrey-bitov-pushkinskiy-dom

Анализ романа А. Битова «Пушкинский дом» с точки зрения постмодернизма

Неопределенность возникает с самого начала – неясно время действия: 196.. год. Неясно происхождение героя: является ли он потомком Одоевских или он – лишь их однофамилец?

«Если его родителям еще приходилось вспоминать и определять отношение к своей фамилии, то это было в те давние годы, когда Левы еще не было или он был во чреве. А у самого Левы, с тех пор как он себя помнил, уже не возникало в этом необходимости, и был он скорее однофамильцем, чем потомком. Он был Лева»

Кто приходится настоящим отцом главному герою? (И еще раз двойной отец, когда наступает возмездие, когда он раздавлен собственным предательством, когда расширяется образ дяди Диккенса и заслоняет отца… Потому что хотя автор и посмеивается над Левой за юношескую игру воображения, однако и сам еще не решил окончательно, что дядя Диккенс ему не отец. Чего не бывает?..»). Несмотря на то, что автор вроде бы дает однозначные ответы на эти вопросы остаётся чувство недосказанности – отсюда «культ неясностей», порожденный самой эпохой.

Лева Одоевцев растет в искусственно-иллюзорном мире, где все будто бы дышит порядочностью и благородством, а на самом деле основано на лжи и эгоизме. Истинное положение вещей от Левы с детских лет скрывается.

Воспитывая Леву на абстрактных идеалах, родители приучают его «аристократически» не замечать окружающую действительность.

Лева – дезориентированный человек, не знающий жизни, выросший на мифах о собственной стране и собственной семье, кожей впитавший требуемые правила игры.

«Он сам усвоил феномен готового поведения, готовых объяснений, готовых идеалов»

  • Мир Левы – иллюзорен.
  • В романе много пропусков, на которые автор сам указывает, например, описание школьных годов Левы.
  • Намеки: Лева должен был давать показания по одному делу, в котором был замешан товарищ, но уехал; когда вернулся, то обнаружил, что дело замяли, а товарищ пропал – арестован:

«На всех этих разбирательствах он был лишен возможности присутствовать, а когда смог, все было решено и друга уже не было. То есть он был, но где-то уже не в институте, а встретившись раз на улице, не подал Леве руки и как бы не заметил»

2. На уровне аксиологии

Деканонизация: во-первых, литературы и литературоведения; во-вторых, образа положительного героя; в-третьих, советской эпохи.

Ореол, окружающий литературоведение и вообще филологические науки, развеивается при ироничном описании «Пушкинского дома» и описании «академической среды», а также при «пересказе» Левиной статьи.

Характерные для русской классической литературы мотивы, герои и сюжетные положения по-новому обыгрываются, снижаются, даже вульгаризируются. Наиболее отчетливо выявляет себя данная тенденция в использовании таких культурных знаков русской классической литературы, как «пророк», «герой нашего времени», «маскарад», «дуэль», «бесы», «медный всадник», «выстрел».

Развенчивается образ «Положительного героя», которым может показаться Лева. Во всем его характере проявляется двойственность, неустойчивость, аморфная податливость.

Одоевцев не подлец — но и не порядочный человек; не бездарь – но и не рыцарь науки; не плебей, скорее человек утонченный – но и не аристократ духа.

Мысль, чувство, поведение героя как бы зажаты в обруч требований существующей системы.

Советская эпоха осмеивается, принижается, «пушкинская» эпоха возвеличивается.

Однако Лева является положительным человеком в глазах окружающих – обладает некоторой «репутацией». Границы между добром и злом, между «идеалом» и «антиидеалом» в сознании эпохи – размыты.

Любовь и ненависть смешаны – любовь к Фаине полна противоречий. Лева покоряется Фаине, которая заставляет его ревновать «ко всему, что движется», и упивается покорностью Фаины, своей властью над ней, приобретённой после «истории с кольцом».

Оппозиции «смех-ужас», «прекрасное-отвратительное», «высокое-низменное» тоже размыты. Особенно ярко – полилог между Митишатьевым, «двумя» Левами и Бланком в разделе «Бедный всадник» (в частности эпизод полилога о Пушкине-арапе: Пушкин – черный семит).

Онтологической оппозиции «Жизнь-смерть» тоже не существует: автор воскрешает Леву после его смерти.

3. На уровне композиции

Фрагментарность и принцип произвольного монтажа: при несомненной симметричности и кольцеобразности построения «Пушкинского дома», композиция произведения обладает большой степенью свободы. Если опустить одну из «вставных» частей (лирические отступления в духе Гоголя и Чернышевского, произведения «сторонних авторов» — статьи Левы и новеллы дяди Диккенса и проч.

), роман не утратит присущей ему законченности, но станет однолинейным. Отказываясь от сплошного, непрерывного, нерасчлененного повествования, обладающего хронологической последовательностью, Битов и основные разделы строит из относительно законченных и самостоятельных глав, которые можно было бы поменять местами, не разрушив произведения.

В романе присутствует множественность финалов, в том числе взаимоисключающих.

Торжество деконструктивистского принципа: художественное пространство и время битовского романа разомкнуты, неоднородны, альтернативны, старые связи разрушены и в хаосе установлены новые связи, причем в основном с помощью авторских отступлений и комментариев к происходящему, а не средствами сюжета и композиции.

Несоразмерность частей: действие первого и второго раздел протекает в одно и то же время, но события практически не пересекаются (первый раздел – «диалектика души», второй – «описание любовей Левы, культ тела») и охватывают по объему несколько десятилетий. Художественное время третьего раздела занимает всего несколько дней, художественное место ограниченно Пушкинским домом и прилегающей местностью. Это дисгармоничность, нарушение пропорций хронотопа.

Описание событий не соотносится с логическим развитием событий, сюжетом управляют не внешние события, а воля автора. Сочетание несочетаемого: поэт+алкоголик, ученый+алкоголик, философия+выпивание спиртных напитков, различные финалы, романное и «построманное» пространство.

4. На уровне жанра

а) Маргинальность проявляется вследствие разрушения традиционного романного жанров, перед нами – форма «промежуточной словестности», включившая в себя литературу, теорию литературы, философию, культурологию и утратившая жанровую специфику. Нельзя выделить ведущую жанровую черту – жанровый синкретизм. Одновременно это и литературное произведение, и литературоведческое и даже культурологическое исследование, в котором сам автор рефлексирует по поводу написанного.

б) В романе декларируется отказ от назидательности, серьезности, автор сам неоднократно указывает на это – беллетризация произведения.

в) На интертекстуальный характер произведения указывает включение в него наравне с авторским текстом многочисленных цитат русской и зарубежной классики. Цитируются А. Пушкин, М. Лермонтов, Н. Гоголь, И. Тургенев, Л. Толстой, Ф. Достоевский, Ф. Тютчев, А. Фет, Н. Чернышевский, А. Островский, А. Чехов, А.

Блок, Ф. Сологуб, И. Бунин, В. Хлебников, В. Маяковский и др. Заимствования и цитирование из зарубежной литературы: А. Дюма, Ч. Диккенс, Марк Твен, Э. Ремарк. Особенность цитирования заключается в том, что большинство цитаций не выходит за рамки школьной программы (это также отмечено автором в «Комментариях»).

Наряду с литературными в тексте встречаются цитаты из «советского фольклора», советские штампы и клише. Часто цитаты используются с целью иронизирования, пародирования.

Текст насыщен внетекстовыми аллюзиями на события советской эпохи, реминисценциями на произведения русской классики, что подчеркнуто названиями разделов, частей, глав и эпиграфами к ним.

Название первого раздела – «Отцы и дети (Ленинградский роман)» отсылка к тургеневскому роману. Название второго раздела «Герой нашего времени (Версия и варианты первой части)» отсылает нас к роману Лермонтова.

Название третьего раздела «Бедный всадник (Поэма о мелком хулиганстве)» — каламбур, представляющий собой «смесь» из названий произведений Пушкина и Достоевского «Медный всадник» и «Бедные люди», эпилог «Утро разоблачения, или Медные люди» — то же.

«Пролог, или Глава, написанная позже остальных» имеет название «Что делать?» и воспроизводит названия двух романов Чернышевского.

Вообще, композиционное построение «Пушкинского дома» отчасти напоминает композицию «Что делать?»: повествование начинается с описания загадочной смерти, затем делается экскурс в прошлое (предыстория «смерти»), затем выясняется, что «смерть» смертью не была (или была – зависит от варианта финала).

Тексты глав внутри разделов и приложений отсылают нас то к «Пророку» Пушкина и Лермонтова и «Безумию» Тютчева, то к «Фаталисту» и «Маскараду» Лермонтова, то к «Бесам» Пушкина и Достоевского и «Мелкому бесу» Сологуба, то к «Выстрелу» и «Медному всаднику» Пушкина, то к «Бедным людям» Достоевского, то к «Трем мушкетерам» Дюма (г-жа Бонасье), то к античной мифологии («Ахиллес и черепаха»). Их наличие в произведении широко раздвигает культурное пространство романа, активизируя мысль и воображение читателя, а также помогает экономить языковые средства. – наличие широкого культурологического контекста.

Читайте также:  Краткое содержание огневушка поскакушка бажова за 2 минуты пересказ сюжета

5. На уровне человека, личности, героя, персонажа и автора

Лева иррационален в делах и поступках, живет «по течению», для него характерно апокалиптическое мироощущение, эскапизм. Лева – персонаж трагический. Его отрицательные поступки перевешивают положительные – отсюда дегероизация персонажа, отсутствие идеала.

6. На уровне эстетики

  1. Подчеркнутая антиэстетичность, шок, эпатаж, вызов, брутальность, жестокость зрения, тяга к патологии, антинормативность, протест против классических форм прекрасного, традиционных представлений о гармоничности и соразмерности;
  2. Антиэстетичность и эпатажность: употребление ненормативной лексики, описание попоек, описание унитаза в прихожей дяди Диккенса.
  3. Вызов: статьи Левы – вызов современному литературоведению.
  4. Нарушение традиционных представлений о гармонии формы и содержания: писатель не пытается сохранить в глазах читателя иллюзию: это жизнь, а, напротив, постоянно подчеркивает: это художественное произведение, подчиняющееся своим собственным законам, это текст.

7. На уровне художественных принципов и приемов

а) Инверсия: перелицовывание названий классических произведений отечественных и зарубежных авторов, инверсия образа Диккенса – от возвышенного (писателя) до приземленного (дядя Мити, тоже, впрочем, писателя).

б) Ирония: описание Пушкинского дома, частая авторская насмешка над Левой, ирония по поводу его поступков.

в) Игра как способ существования в реальности и искусстве: весь роман можно уподобить литературной игре. Автор постоянно напоминает нам, что мы читаем о событиях не реальной жизни, а о выдуманных, что не стоит сопереживать герою, т.к. он является вымышленным.

Своеобразна форма взаимодействия литературы и действительности: реальность, отображенная в романе, и литература как способ отражения реальности настолько переплетаются, что сам текст романа становится реальностью, а реальность становится текстом.

Можно сказать, текст репрезентирует реальность, потому что реальность без этого текста существовать не может.

  • Возможность сокрытия подлинных мыслей и чувств: автор не углубляется в психологию героев, не объясняет мотивы их поступков, нам неизвестны их мысли – все это помогает ему формировать «сюжетные загадки».
  • Разрушение пафоса: ироничный тон повествования, постоянные напоминания о том, что мы читает «просто литературное произведение», игра со смыслами, включение в текст литературоведческих размышлений и отступлений, рефлексия над написанным разрушают романный пафос, и произведение уже не воспринимается как традиционный художественный роман.
  • Была использована литература:

1. А. Битов. Пушкинский дом. – СПб.: Азбука: Азбука-Классик, 2000.

2. И.С. Скоропанова. Русская постмодернистская литература: Учеб. пособие. – М.: Флинта: Наука, 2001.

  1. Другие образцы анализов текста:
  2. Филологический и уровневый анализ стихотворения И. Бродского «Ниоткуда с любовью»
  3. Анализ стихотворения Л. Кайль «Чайка»
  4. Вернуться обратно

Источник: https://nsaturnia.ru/kak-pisat-stixi/pushkinskiy_dom/

Пушкинский дом

Жизнь Левы Одоевцева, потомка князей Одоевцевых, протекает без особенных потрясений. Нить его жизни мерно струится из чьих-то божественных рук. Он ощущает себя скорее однофамильцем, чем потомком своих славных предков.

Дед Левы был арестован и провел свою жизнь в лагерях и ссылках. В младенчестве Лева, зачатый в роковом 1937 г.

, тоже переместился вместе с родителями в сторону «глубины сибирских руд»; впрочем, все обошлось благополучно, и после войны семья вернулась в Ленинград.

Левин папа возглавляет в университете кафедру, на которой когда-то блистал дед. Лева растет в академической среде и с детства мечтает стать ученым — «как отец, но покрупнее». Окончив школу, Лева поступает на филологический факультет.

В квартиру Одоевцевых после десяти лет отсутствия возвращается из заключения прежний сосед Дмитрий Иванович Ювашов, которого все называют дядя Диккенс, человек «ясный, ядовитый, ничего не ждущий и свободный».

Все в нем кажется Леве привлекательным: его брезгливость, суховатость, резкость, блатной аристократизм, трезвость отношения к миру.

Лева часто заходит к дяде Диккенсу, и даже книги, которые он берет у соседа, становятся восполнением детства.

Вскоре после появления дяди Диккенса семье Одоевцевых позволяют вспомнить о деде. Лева впервые узнает, что дед жив, рассматривает на фотографиях его красивое молодое лицо — из тех, что «уязвляют безусловным отличием от нас и неоспоримой принадлежностью человеку».

Наконец приходит известие, что дед возвращается из ссылки, и отец едет встречать его в Москву. На следующий день отец возвращается один, бледный и потерянный. От малознакомых людей Лева постепенно узнает, что в юности отец отказался от своего отца, а потом и вовсе критиковал его работы, чтобы получить «тепленькую» кафедру.

Вернувшись из ссылки, дед не захотел видеть своего сына.

Лева отрабатывает для себя «гипотезу деда». Он начинает читать дедовы работы по лингвистике и даже надеется отчасти использовать дедову систему для курсовой работы. Таким образом, он извлекает некоторую пользу из семейной драмы и лелеет в своем воображении красивое словосочетание: дед и внук…

Деду дают квартиру в новом доме на окраине, и Лева идет к нему «с новеньким бьющимся сердцем». Но вместо того человека, которого он создал в своем воображении, Леву встречает инвалид с красным, задубевшим лицом, которое поражает своей неодухотворенностью. Дед пьет с друзьями, растерянный Лева присоединяется к компании.

Старший Одоевцев не считает, что его посадили незаслуженно. Он всегда был серьезен и не принадлежит к тем ничтожным людям, которых сначала незаслуженно посадили, а теперь заслуженно выпустили.

Его оскорбляет реабилитация, он считает, что «все это» началось тогда, когда интеллигент впервые вступил в дверях в разговор с хамом, вместо того чтобы гнать его в шею.

Дед сразу замечает главную черту своего внука: Лева видит из мира лишь то, что подходит его преждевременному объяснению; необъясненный мир приводит его в панику, которую Лева принимает за душевное страдание, свойственное только чувствующему человеку. Когда опьяневший Лева пытается обвинить в чем-то своего отца, дед в ярости выгоняет внука — за «предательство в семени».

Лева Одоевцев с детства перестал отмечать про себя внешний мир, то есть усвоил единственный способ, позволивший многим русским аристократам выжить в двадцатом веке. Окончив филфак, Лева поступает в аспирантуру, а потом начинает работать в знаменитом Пушкинском доме Академии наук.

Еще в аспирантуре он пишет талантливую статью «Три пророка», которая поражает всех внутренней свободой и летящим, взмывающим слогом. У Левы появляется определенная репутация, ровный огонь которой он незаметно поддерживает.

Он занимается только незапятнанной стариной и таким образом приобретает доверие в либеральной среде, не становясь диссидентом. Только однажды он оказывается в тяжелой ситуации.

Левин близкий друг «что-то не то» написал, подписал или сказал, и теперь предстоит разбирательство, во время которого Лева не сможет отмолчаться.

Но тут вмешивается стечение всех мыслимых обстоятельств: Лева заболевает гриппом, уходит в отпуск, срочно отзывается в Москву, выигрывает в лотерею заграничную поездку, у него умирает дед, к нему возвращается старинная любовь… К Левиному возвращению друга уже нет в институте, и это несколько портит Левину репутацию. Впрочем, вскоре Лева обнаруживает, что репутация в незавышенном виде даже более удобна, спокойна и безопасна.

У Левы есть три подруги. Одна из них, Альбина, умная и тонкая женщина Левиного круга и воспитания, любит его, бросает ради него мужа — но остается нелюбимой и нежеланной, несмотря на повторяющиеся встречи.

Другая, Любаша, проста и незамысловата, и отношениям с ней Лева не придает значения. Он любит только Фаину, с которой его в день окончания школы познакомил одноклассник Митишатьев.

На следующий день после знакомства Лева приглашает Фаину в ресторан, с трепетом решается взять за руку и неудержимо целует в парадном.

Фаина старше и опытнее Левы. Они продолжают встречаться. Леве постоянно приходится выгадывать деньги на рестораны и многочисленные дамские мелочи, часто занимать у дяди Диккенса, тайно продавать книги. Он ревнует Фаину, уличает в неверности, но не в силах с ней расстаться.

Во время одной вечеринки Лева обнаруживает, что Фаина и Митишатьев незаметно исчезли из комнаты и дверь в ванную заперта. Остолбенев, он ожидает Фаину, машинально щелкая замком ее сумочки. Заглянув наконец в сумочку, Лева обнаруживает там кольцо, которое, по словам Фаины, дорого стоит.

Думая о том, что у него нет денег, Лева кладет кольцо в карман.

Когда Фаина обнаруживает пропажу, Лева не признается в содеянном и обещает купить другое кольцо, надеясь выручить деньги за украденное. Но оказывается, что Фаинино кольцо слишком дешевое.

Тогда Лева просто возвращает кольцо, уверяя, что купил его с рук за бесценок. Фаина не может возразить и вынуждена принять подарок. Лева леденеет от неизвестного ему удовлетворения.

После этой истории наступает самый продолжительный и мирный период в их отношениях, после которого они все-таки расстаются.

В ноябрьские праздники 196… года Лева оставлен дежурить в здании института. К нему приходит давний друг-враг и коллега Митишатьев. Лева понимает, что воздействие на нею Митишатьева сродни воздействию Фаины: оба они питаются Левой, получают удовольствие, унижая его. Митишатьев рассуждает о евреях, которые «портят наших женщин».

Лева легко опровергает заявление Митишатьева о неталантливости евреев, приводя довод о том, что Пушкин был семитом. Митишатьев говорит, что собирается духовно задавить Леву, а потом перевернуть весь мир: «Я ощущаю в себе силы. Были «Христос — Магомет — Наполеон», — а теперь я.

Все созрело, и мир созрел, нужен только человек, который ощущает в себе силы».

Митишатьев приводит своего дипломника Готтиха, предупреждая Леву, что тот — стукач. Барон фон Готтих пишет в патриотические газеты стихи о мартенах или матренах, что дает Митишатьеву повод поиздеваться над осколками-аристократами.

Чтобы скрасить Леве предполагаемое одиночество, не зная о его гостях, приходит Исайя Борисович Бланк. Это сотрудник института на пенсии, один из благороднейших людей, которых Леве приходилось встречать в жизни.

Бланк не только чрезвычайно опрятен внешне — он не может говорить о людях плохо.

Бланк, Митишатьев, Готтих и Лева пьют вместе. Они говорят о погоде, о свободе, о поэзии, о прогрессе, об евреях, о народе, о пьянстве, о способах очистки водки, о кооперативных квартирах, о Боге, о бабах, о неграх, о валюте, об общественной природе человека и о том, что деться некуда… Спорят о том, любила ли Наталья Николаевна Пушкина.

Приходят какие-то девушки Наташи. Митишатьев излагает Леве свою жизненную философию, в том числе и «Правило правой руки Митишатьева»: «Если человек кажется дерьмом, то он и есть дерьмо». Время от времени Лева ощущает пьяные провалы памяти.

В один из таких провалов Митишатьев оскорбляет Бланка, а потом уверяет, что Лева при этом улыбался и кивал.

Митишатьев говорит о том, что не может жить на земле, пока есть Лева. Он оскорбляет и Фаину, и этого Лева уже не выдерживает.

Они с Митишатьевым дерутся, и Митишатьев разбивает посмертную маску Пушкина. Это оказывается последней каплей — Лева вызывает его на дуэль на музейных пистолетах. Звучит выстрел — Лева падает.

  • Митишатьев уходит, прихватив с собой чернильницу Григоровича.
  • Придя в себя, Лева с ужасом обнаруживает, какой разгром учинен в музейном помещении.
  • Но оказывается, что с помощью Альбины, работающей в этом же институте, и дяди Диккенса все очень быстро приводится в порядок.

Чернильницу Григоровича находят под окном, еще одну копию маски Пушкина приносят из подвала. На следующий день Лева обнаруживает, что ни один человек в институте не обращает внимания на свежие следы уборки и ремонта. Заместитель директора вызывает его только для того, чтобы поручить сопровождать по Ленинграду американского писателя.

Лева водит американца по Ленинграду, показывает ему памятники и рассказывает о русской литературе. И все это — русская литература, Петербург (Ленинград), Россия — Пушкинский дом без его курчавого постояльца.

Оставшись в одиночестве, Лева стоит над Невой на фоне Медного всадника, и ему кажется, что, описав мертвую петлю опыта, захватив длинным и тяжелым неводом много пустой воды, он вернулся в исходную точку. Вот он и стоит в этой точке и чувствует, что устал.

Вы прочитали краткое содержание романа «Пушкинский дом». Предлагаем вам также посетить раздел Краткие содержания, чтобы ознакомиться с изложениями других популярных писателей.

Источник: https://reedcafe.ru/summary/pushkinskiy-dom

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector