Краткое содержание достоевский записки из подполья за 2 минуты пересказ сюжета

Образование 24 апреля 2015

Произведение «Записки из подполья» было написано Достоевским в 1864 году. Автором записок является герой подполья.

Краткое содержание Достоевский Записки из подполья за 2 минуты пересказ сюжета

Главный герой произведения

Это коллежский асессор, который вышел недавно в отставку после того, как получил небольшое наследство. Герою произведения «Записки из подполья» 40 лет. Проживает он на краю Петербурга, в «дрянной» комнате.

Этот герой и психологически в подполье: практически всегда он один, предается «мечтательству», образы и мотивы которого взяты были из книжек. Безымянный герой, кроме того, исследует собственную душу и сознание, проявляя при этом мужество и незаурядный ум.

Цель такой исповеди — узнать, можно ли быть до конца откровенным хотя бы с самим собой, не побоявшись при этом правды.

Философия главного героя

Герой полагает, что в 60-е годы 19-го века умный человек просто обречен быть «бесхарактерным». Удел ограниченных, глупых людей — различная деятельность, которая считается нормой, в то время как усиленное сознание рассматривается как болезнь.

Ум заставляет главного героя бунтовать против законов природы, открытых современной наукой. Их «каменная стена» является «несомненностью» лишь для «тупого» человека. С очевидностью примириться не согласен герой подполья. Он ощущает «чувство вины» за то, что миропорядок несовершенен, и это причиняет ему страдание.

Наука врет, что лишь к рассудку может быть сведена личность, «по табличке расчислена». «Проявление всей жизни» — это «хотенье».

Он отстаивает, вопреки всем «научным» выводам о человеческом благе и человеческой природе, право примешать к «положительному благоразумию» «пошлейшую глупость», чтобы доказать себе, что люди — это не «фортепьянные клавиши», на которых законы природы играют сами.

Краткое содержание Достоевский Записки из подполья за 2 минуты пересказ сюжета

Герой, который написал записки из подполья, тоскует по способному удовлетворить его «широкость» идеалу. Это не карьера, не наслаждение, даже не «хрустальный дворец», который строят социалисты, так как он у человека отнимает основное — собственное хотенье.

Протестует герой против отождествления знания и добра, не подлежащей сомнению веры в прогресс цивилизации и науки. Цивилизация в нас «ничего не смягчает», а лишь вырабатывает, по его мнению, «многосторонность ощущений», поэтому отыскивается наслаждение и в унижении, и в чужой крови…

В человеческой природе, по мнению главного героя, заключена не только лишь потребность счастья, благоденствия, порядка, но и страдания, разрушения, хаос. «Хрустальный дворец», отбрасывающий эти негативные стороны, как идеал несостоятелен, так как лишает свободы выбора.

Уж лучше поэтому «сознательная инерция», современный «курятник», подполье.

Жизнь героя, когда тот служил в канцелярии

Однако бывало, что тоска по действительности гнала из угла. Герой, написавший записки из подполья, описал подробно одну из этих попыток.

Он еще служил в 24 года в канцелярии и презирал и ненавидел, будучи ужасно «обидчив», «мнителен» и «самолюбив», своих сослуживцев, но одновременно и боялся их.

Себя герой считал «рабом» и «трусом», как любого «порядочного» и «развитого» человека. Усиленным чтением он заменял общение с людьми, а по ночам в «темных местах» «развратничал».

Эпизод в трактире

Наблюдая за игрой на бильярде, он преградил случайно однажды в трактире одному офицеру дорогу. Сильный и высокий, тот передвинул молча «истощенного» и «низенького» героя на другое место. Тогда он хотел было затеять «литературную», «правильную» ссору, однако лишь «озлобленно стушевался», боясь, что не будет воспринят всерьез.

Герой после этого эпизода мечтал о мщении несколько лет, пытался много раз при встрече на Невском не свернуть первым. Когда же в конце концов они столкнулись плечами, офицер на это даже не обратил внимания, но герой произведения был в восторге, поскольку не уступил ни на шаг, поддержав достоинство, и поставил себя публично на равной социальной ноге с офицером.

Все эти наблюдения героя за самим собой описывает в произведении его автор, Достоевский Ф.

Краткое содержание Достоевский Записки из подполья за 2 минуты пересказ сюжета

«Записки из подполья»: обед с бывшими одноклассниками

Изредка человек подполья ощущал потребность общества, которую удовлетворяли лишь единичные знакомые: Симонов, бывший школьный товарищ, и Сеточкин, столоначальник. Во время визита к Симонову он узнает, что в честь соученика готовится обед и «входит в долю» с остальными.

«Подпольного» преследует уже задолго до этого обеда страх перед возможными унижениями и обидами, так как действительность законам литературы не подчиняется и едва ли реальные люди будут исполнять роли, предписанные им в воображении одного мечтателя: смогут, например, признать и полюбить главного героя за умственное превосходство.

Он пытается на обеде оскорбить и задеть товарищей. Те просто перестают его замечать в ответ. В другую крайность впадает подпольный — публичное самоуничижение. Тогда сотрапезники отправляются в бордель без него. Для «литературности» теперь он обязан отомстить этим людям за перенесенный позор, поэтому отправляется за всеми.

Однако те уже разошлись по комнатам. Герою предлагают Лизу.

Краткое содержание Достоевский Записки из подполья за 2 минуты пересказ сюжета

Эпизод в борделе

Далее Достоевский («Записки из подполья») описывает следующие события. После «разврата», «грубого и бесстыжего», герой разговаривает с девушкой. Ей 20 лет. В Петербурге она недавно, а сама — мещанка родом из Риги.

Он решает, угадав в девушке чувствительность, отыграться на ней: рисует живописные картины будущего проститутки, после чего — семейного счастья, ей недоступного. Эффект достигнут: до судорог и рыданий доводит девушку отвращение к своей жизни. «Спаситель», уходя, оставляет ей свой адрес.

Однако через «литературность» пробиваются в нем стыд за «плутовство» и жалость к Лизе. Очень любит проводить главный герой произведения «Записки из подполья» анализ собственных поступков.

Лиза приходит к герою

Девушка приходит через 3 дня. Герой, которого описывает Достоевский («Записки из подполья»), «омерзительно сконфужен».

Он открывает ей цинично мотивы своего поведения, но встречает неожиданно сочувствие и любовь с ее стороны. Он растроган, признавшись, что не может быть добрым.

Однако, устыдившись вскоре слабости, овладевает мстительно Лизой и всовывает ей 5 рублей в руку для полного торжества. Девушка, уходя, оставляет незаметно деньги.

Краткое содержание Достоевский Записки из подполья за 2 минуты пересказ сюжета

Финал произведения

Герой признается, что свои воспоминания писал со стыдом. Однако он лишь доводил до крайности то, что остальные и до половины не осмеливались доводить.

Герой смог отказаться от целей общества, кажущихся ему пошлыми, однако и подполье — это «нравственное растление». «Живая жизнь», глубокие отношения с другими людьми ему внушают страх.

Так заканчивается произведение «Записки из подполья», краткое содержание которого мы описали.

Краткое содержание Достоевский Записки из подполья за 2 минуты пересказ сюжета

Повесть эта сегодня после прочтения никого не оставит равнодушным. Однако сразу же после публикации в 1864 году «Записки из подполья» отзывы вызвали весьма немногочисленные, хотя представители революционно-демократического лагеря сразу же заинтересовались ими.

Единственным непосредственным откликом на произведение стала пародия Щедрина, который включил в свое обозрение под названием «Литературные мелочи» памфлет «Стрижи». В нем, высмеивая участников журнала «Эпоха» в сатирической форме, он изобразил под видом четвертого стрижа «беллетриста унылого» Достоевского.

К этой повести интерес критиков пробудился уже после того, как был опубликован роман «Преступление и наказание», то есть спустя два года. В нем было развито многое из того, что было намечено в «Записках».

Источник: fb.ru

Источник: https://monateka.com/article/186657/

Федор Достоевский — Записки из подполья читать онлайн бесплатно

****0

Краткое содержание Достоевский Записки из подполья за 2 минуты пересказ сюжета

Герой повести — мелкий чиновник, который страдает от того, что он принижен обществом и восстает против условий общественной жизни, которые его обезличивают. Суть этого бунта Достоевский пояснил так: «Я горжусь, что впервые вывел настоящего человека русского большинства и впервые разоблачил его уродливую и трагическую сторону. Трагизм состоит в сознании уродливости Только я один вывел трагизм подполья, состоящий в страдании, в самоказни, в сознании лучшего и в невозможности достичь его и, главное, в ярком убеждении этих несчастных, что и все таковы, а стало быть, не стоит и исправляться!».Интересное рассуждение из повести: «Прямой плод сознания — инерция, сознательное сложа-руки-сиденье. Все непосредственные деятели потому и деятельны, что тупы и ограничены. Они второстепенные причины за первоначальные принимают, таким образом скорее других убеждаются, что основание своему делу нашли, и успокоиваются. Ведь чтоб начать действовать, нужно, чтоб сомнений уж никаких не оставалось. Ну, а как я, например, себя успокою? Я упражняюсь в мышлении, а следственно, у меня всякая первоначальная причина тотчас же тащит за собою другую, еще первоначальнее, и так далее в бесконечность. Такова именно сущность всякого сознания и мышления».

Уважаемые читатели и просто посетители нашей библиотеки! Просим Вас придерживаться определенных правил при комментировании литературных произведений.

  • 1. Просьба отказаться от дискриминационных высказываний.
    Мы защищаем право наших читателей свободно выражать свою точку зрения. Вместе с тем мы не терпим агрессии. На сайте запрещено оставлять комментарий, который содержит унизительные высказывания или призывы к насилию по отношению к отдельным лицам или группам людей на основании их расы, этнического происхождения, вероисповедания, недееспособности, пола, возраста, статуса ветерана, касты или сексуальной ориентации.
  • 2. Просьба отказаться от оскорблений, угроз и запугиваний.
  • 3. Просьба отказаться от нецензурной лексики.
  • 4. Просьба вести себя максимально корректно как по отношению к авторам, так и по отношению к другим читателям и их м.

Надеемся на Ваше понимание и благоразумие. С уважением, администратор Topreading.ru.

Отзывы читателей о книге Записки из подполья, автор: Федор Достоевский. Читайте комментарии и мнения людей о произведении.

Источник: https://topreading.ru/book-192072-fedor-dostoevskii-zapiski-iz-podpolya

Записки из подполья — краткое содержание повести Достоевского

Рассказ ведется от первого лица. В первой части безымянный герой «Записок из подполья» рассказывает о себе и своих взглядах на мир. Ему 40 лет, он коллежский асессор, живет на окраине Петербурга в «дрянной» комнате.

Когда – то он служил, но, получив от дальнего родственника по завещанию 6 тысяч рублей, вышел в отставку. Про себя он говорит, что он человек злой и непривлекательный.

Правда, через некоторое время рассуждает о том, что вовсе и не злой, и что в нем всегда «кишат» противоположные элементы.

Сидя в своем подполье, он анализирует собственную натуру и оспаривает господствовавшие в то время взгляды на природу человека и теории развития общества. Он отрицает прогресс в развитии человека, теорию о том, что человеку нужно только показать его выгоду, и он будет действовать в интересах своей выгоды и стремиться к светлому будущему.

Человек из подполья считает, что для людей важно не только благоденствие, но и страдание. Выгода не всегда на первом месте, важнее, может быть, каприз и фантазия. Человек не хочет быть «фортепьянной клавишей», ему важно иметь право на собственное «хотение».

Часть вторая начинается с рассказа о себе в 24 года. Служба в канцелярии, одиночество; сослуживцы тупы и одинаковы, как бараны в стаде. Они не осознают свою тупость, он же, как человек развитой, ощущает себя трусом и рабом. Сидя дома один, читает книги или предается мечтам, по ночам «развратничает».

Случай с офицером: в бильярдной офицер, взяв за плечи, переставил в сторону стоявшего на пути асессора. Тот два года вынашивает планы мести и наконец, встретившись с офицером на Невском проспекте, не уступает ему дорогу, а сталкивается с ним плечом.

Напросившись на обед в честь бывшего однокашника, он задевает и оскорбляет товарищей. В ответ они перестают его замечать. За унижения он старается отыграться на других.

В борделе он заводит разговор с проституткой Лизой, доводит ее до осознания, как низко она пала. Пробудив в ней любовь и сочувствие, он не может ответить ей тем же.

Она оказывается нравственно выше Подпольного, оставив деньги, сунутые им за «услуги».

Попытки наладить контакты с действительностью терпят крах. Крайний эгоизм, страх перед жизнью загоняют героя в подполье. Парадоксалист, для которого «дважды два – четыре» это скука смертная, задает себе и миру неудобные вопросы о цели и смысле человеческого бытия.

Герой «Записок из подполья» циничен и отвратителен, но он же сам и критикует себя беспощадно; его бунт, его страдания и метания дают повод задуматься над главными, «последними» вопросами.

Читательский дневник.

Источник: http://sochinite.ru/kratkie-soderzhaniya/dostoevskij/zapiski-iz-podpolya-povest

«Записки из подполья» Достоевского в кратком содержании

Герой «подполья», автор записок, — коллежский асессор, недавно вышедший в отставку по получении небольшого наследства. Сейчас ему сорок. Он живет «в углу» — «дрянной, скверной» комнате на краю Петербурга.

Читайте также:  Краткое содержание бианки кто чем поет? за 2 минуты пересказ сюжета

В «подполье» он и психологически: почти всегда один, предается безудержному «мечтательству», мотивы и образы которого взяты из «книжек». Кроме того, безымянный герой, проявляя незаурядный ум и мужество, исследует собственное сознание, собственную душу.

Цель его исповеди — «испытать: можно ли хоть с самим

собой совершенно быть откровенным и не побояться всей правды?».

Он считает, что умный человек 60-х гг. XIX в. обречен быть «бесхарактерным». Деятельность — удел глупых, ограниченных людей. Но последнее и есть «норма», а усиленное сознание — «настоящая, полная болезнь».

УМ заставляет бунтовать против открытых современной наукой законов природы, «каменная стена» которых — «несомненность» только для «тупого» непосредственного человека. Герой же «подполья» не согласен примириться с очевидностью и испытывает «чувство вины» за несовершенный миропорядок, причиняющий ему страдание.

«Врет» наука, что личность может быть сведена к рассудку, ничтожной доле «способности жить», и «расчислена» по «табличке». «Хотенье» — вот «проявление всей жизни».

Вопреки «научным» выводам социализма о человеческой природе и человеческом благе он отстаивает свое право к «положительному благоразумию примешать пошлейшую глупость единственно для того, чтоб самому себе подтвердить, что люди все еще люди, а не фортепьянные клавиши, на которых играют сами законы природы собственноручно…».

«В наш отрицательный век» «герой» тоскует по идеалу, способному удовлетворить его внутреннюю «широкость». Это не наслаждение, не карьера и даже не «хрустальный дворец» социалистов, отнимающий у человека самую главную из «выгод» — собственное «хотенье».

Герой протестует против отождествления добра и знания, против безоговорочной веры в прогресс науки и цивилизации.

Последняя «ничего не смягчает в нас», а только вырабатывает «многосторонность ощущений», так что наслаждение отыскивается и в унижении, и в «яде неудовлетворенного желания», и в чужой крови… Ведь в человеческой природе не только потребность порядка, благоденствия, счастья, но и — хаоса, разрушения, страдания. «Хрустальный дворец», в котором нет места последним, несостоятелен как идеал, ибо лишает человека свободы выбора. И потому уж лучше — современный «курятник», «сознательная инерция», «подполье».

Но тоска по «действительности», бывало, гнала из «угла». Одна из таких попыток подробно описана автором записок.

В двадцать четыре года он еше служил в канцелярии и, будучи «ужасно самолюбив, мнителен и обидчив», ненавидел и презирал, «а вместе с тем и боялся» «нормальных» сослуживцев. Себя считал «трусом и рабом», как всякого «развитого и порядочного человека». Общение с людьми заменял усиленным чтением, по ночам же «развратничал» в «темных местах».

Как-то раз в трактире, наблюдая за игрой на биллиарде, случайно преградил дорогу одному офицеру. Высокий и сильный, тот молча передвинул «низенького и истощенного» героя на другое место.

«Подпольный» хотел было затеять «правильную», «литературную» ссору, но «предпочел озлобленно стушеваться» из боязни, что его не примут всерьез. Несколько лет он мечтал о мщении, много раз пытался не свернуть первым при встрече на Невском.

Когда же, наконец, они «плотно стукнулись плечо о плечо», то офицер не обратил на это внимания, а герой «был в восторге»: он «поддержал достоинство, не уступил ни на шаг и публично поставил себя с ним на равной социальной ноге».

Потребность человека «подполья» изредка «ринуться в общество» удовлетворяли единичные знакомые: столоначальник Сеточкин и бывший школьный товарищ Симонов. Во время визита к последнему герой узнает о готовящемся обеде в честь одного из соучеников и «входит в долю» с другими.

Страх перед возможными обидами и унижениями преследует «подпольного» уже задолго до обеда: ведь «действительность» не подчиняется законам литературы, а реальные люди едва ли будут исполнять предписанные им в воображении мечтателя роли, например «полюбить» его за умственное превосходство.

На обеде он пытается задеть и оскорбить товарищей. Те в ответ перестают его замечать. «Подпольный» впадает в другую крайность — публичное самоуничижение. Сотрапезники уезжают в бордель, не пригласив его с собой. Теперь, для «литературности», он обязан отомстить за перенесенный позор.

С этой целью едет за всеми, но они уже разошлись по комнатам проституток. Ему предлагают Лизу.

После «грубого и бесстыжего» «разврата» герой заводит с девушкой разговор. Ей 20 лет, она мещанка из Риги и в Петербурге недавно.

Угадав в ней чувствительность, он решает отыграться за перенесенное от товарищей: рисует перед Лизой живописные картины то ужасного будущего проститутки, то недоступного ей семейного счастья, войдя «в пафос до того, что у самого горловая спазма приготовлялась».

И достигает «эффекта»: отвращение к своей низменной жизни доводит девушку до рыданий и судорог. УХОДЯ, «спаситель» оставляет «заблудшей» свой адрес. Однако сквозь «литературность» в нем пробиваются подлинная жалость к Лизе и стыд за свое «плутовство».

Через три дня она приходит. «Омерзительно сконфуженный» герой цинично открывает девушке мотивы своего поведения, однако неожиданно встречает с ее стороны любовь и сочувствие.

Он тоже растроган: «Мне не дают… Я не могу быть… добрым!» Но вскоре устыдившись «слабости», мстительно овладевает Лизой, а для полного «торжества» — всовывает ей в руку пять рублей, как проститутке.

Уходя, она незаметно оставляет деньги.

«Подпольный» признается, что писал свои воспоминания со стыдом, И все же он «только доводил в жизни до крайности то», что другие «не осмеливались доводить и до половины». Он смог отказаться от пошлых целей окружающего общества, но и «подполье» — «нравственное растление». Глубокие же отношения с людьми, «живая жизнь», внушают ему страх.

(No Ratings Yet) «Записки из подполья» Достоевского в кратком содержании

Источник: https://home-task.com/zapiski-iz-podpolya-dostoevskogo-v-kratkom-soderzhanii/

"Записки из подполья": анализ произведения, образ главного героя

Кратко:

В 1864 г. вышла повесть Достоевского «Записки из подполья» — философская исповедь «лишнего человека», образованного бедного чиновника, из принципа считающего всякое действие бессмысленным.

«Я не только злым, но даже и ничем не сумел сделаться: ни злым, ни добрым, ни подлецом, ни честным, ни героем, ни насекомым», — аттестует себя «подпольный человек», беспощадно анализируя собственную психологию. Постоянная раздвоенность, ведущая к голому теоретизированию и оплевыванию всего прекрасного и возвышенного, к утрате человеческого облика, составляет его внутреннюю сущность.

Нравственное унижение «подпольным человеком» проститутки Лизы — наглядный пример его крайнего индивидуализма. Произвол «хотения», своеволия — высшая привилегия этой личности, отвергающей разум, отрицающей «хрустальный дворец» будущего во имя процветания звериного эгоизма.

«Любить у меня значило — тиранствовать и нравственно превосходствовать», — признается этот «антигерой», доводя до абсурда концепцию «разумного эгоизма», выдвигавшуюся Чернышевским, явная полемика с которым очевидна в этой повести. Высоко ценил повесть М. Горький, в рассуждениях «подпольного человека» различивший истоки нигилизма и анархизма.

Источник: Энциклопедия русской жизни. Роман и повесть в России второй половины XVIII — начала XX в. / Под ред. В.И. Кулешова. — М.: Книжная палата, 1988

Подробнее:

Владимир Набоков в своих «Лекциях по русской литературе отзывался о «Записках из подполья» как о «картине», которая лучше всего отражает главные темы и творческий метод Достоевского. Я совершенно согласен с такой оценкой этого произведения.

«Записки из подполья» написаны от первого лица, они принадлежат перу сорокалетнего отставного коллежского асессора. Он не любил службу, но был вынужден служить. Когда же он сделался обладателем небольшого наследства, то принял решение выйти в отставку.

Наследство его невелико, его только-только хватает на жизнь, у него нет денег на развлечения, да и сам он не склонен к излишествам. Предметом его гордости является то, что он не имеет ничего общего с людьми тупыми и необразованными.

Этот сорокалетний мужчина обладает завышенной самооценкой, но он бесцельно проводит время в своей комнате, которую и называет «подпольем». Вряд ли он может быть удовлетворен своей жизнью. Нет у него и близкого друга, которому он мог бы открыть свое сердце.

И потому ему приходится усердно писать грустные и смешные «записки», адресованные неведомому читателю.

Человеку нестерпимо жить без сочувственного собеседника, у него должен быть хоть кто-то, с кем бы он мог переброситься словечком.

Герой «Записок из подполья» — из того же ряда «странных существ», что и Макар Девушкин из «Бедных людей», и Голядкин из «Двойника».

Он из тех людей, о которых постоянно пишет Достоевский, тех людей, которые страстно мечтают о том, чтобы другие люди «обнаружили» и признали их существование.

Наш герой аттестует себя таким образом: «Я — человек больной… Я злой человек. Непривлекательный я человек. Я думаю, что у меня болит печень». Он подобен низкопробному шугу, использующему свое тело в качестве приманки для привлечения зрителей. Он наблюдает за их реакцией и заигрывает с ними.

Вот такому неприятному человеку принадлежат «Записки из подполья». Между тем первая глава произведения посвящена полемике с «разумным эгоизмом».

«Разумный эгоизм» — это идеология, которую воспевал в своем утопическом романе «Что делать?» Н. Г. Чернышевский — властитель дум прогрессистов-шестидесятников. Суть этого учения сводится к следующему.

Хотя человек и действует бессознательно, но все равно он стремится вести себя таким образом, чтобы обеспечить свои интересы и выгоду; стало быть, то, что осуждается как эгоизм, на самом деле соответствует человеческой природе; если все люди станут действовать в соответствии со своими подлинными интересами, это приведет к развитию каждого человека, к признанию им интересов других людей и к их развитию, и, таким образом, интересы всех людей будут взаимно учтены.

В общем, это вполне оптимистичный взгляд на человека. Можно сказать, что это проявление дарвинизма в его идеалистическом варианте.

Герой «Записок из подполья», зацепившись за рассуждения не названного, но подразумеваемого Чернышевского, вступает с ним в спор.

Он спрашивает: а действительно ли человек живет в соответствии с прагматическими соображениями? Все говорят, что дважды два — это истина, но если все будет исчислено в человеке и у него не останется никакого выбора, то тогда лучше уж сойти с ума.

Понимать, что нечто является невыгодным, и сознательно осуществлять невыгодный выбор — вот в чем состоит человеческое…

Однако главная тема повествования проясняется в откровениях автора, которые он сообщает нам во второй части «Записок из подполья». Герой рассказывает о том любовном происшествии, которое приключилось с ним, когда ему было двадцать четыре года.

Герой служил тогда в одном учреждении, друзей у него там не было, бывшие соученики с ним не общались, ему не с кем было поговорить, и он страдал от одиночества. В любом обществе он оказывался чужаком.

И вот вдруг герой удостаивается сочувствия юной и простодушной проститутки по имени Лиза. Между ними возникает искреннее и горячее любовное чувство.

Герою кажется, что наконец-то ему удалось дожить до той минуты прекрасной и высокой любви, о которой он столь долго мечтал.

Ему всегда казалось, что его никто не любит, что у него никогда не будет сердечного друга, но теперь перед ним открываются видения теплой и уютной жизни.

Однако когда Лиза является к герою, чтобы сообщить о том, что хочет разделить с ним свою судьбу, он отчего-то приходит в сильнейшее раздражение. И теперь он воспринимает любовь Лизы как обузу, их отношения становятся мучительны, с его губ неожиданно для него самого срывается брань. Лизе ничего не остается, как молча уйти.

Как и в «Слабом сердце», здесь мы встречаемся с мотивом боязни собственного счастья. Когда желанная любовь и брак столь близки, когда мечты готовы осуществиться, странным образом у героя возникает страх от возможности реализации своих мечтаний, и он, не в силах справиться с ужасом, отказывается от своего счастья.

В чем природа этого страха? Отчего, когда любовь так близка к осуществлению, герой обрушивается на Лизу с проклятиями? В «Записках из подполья» Достоевский объясняет нам, что причина состоит в непривычке героя к «живой жизни», и это делает мучительным сердечное сосуществование с Лизой. «Мне только невыносимо тяжело было, что она здесь. Я хотел, чтоб она исчезла. «Спокойствия» я желал, остаться один в подполье желал. «Живая жизнь» с непривычки придавила меня до того, что даже дышать стало трудно».

Достоевский различал людей с «живой жизнью» и людей с «мертвой жизнью». Люди с «мертвой жизнью» — это выкидыши, пребывающие в холодном и мрачном одиночестве. Они не способны ни плакать, ни смеяться вместе с другими.

Читайте также:  Краткое содержание рассказов льва толстого за 2 минуты

Они не могут быть искренними и разговаривать с другими на равных. Эти мертворожденные выкидыши завидуют обладателям «живой жизни», они страстно желают приблизиться к ним, но мертвые путы не отпускают их, и они не в силах их разорвать.

Именно таков и герой «Записок из подполья»: он привык к «мертвой жизни», в которой он ощущает «спокойствие».

Прощавший Лизу человек мечтал о прекрасной любви, но он духовный импотент, не умеющий справиться с ней. Ему ничего не остается, как признать, в чем состоит его истинное естество.

Читателю первой части «Записок из подполья» может показаться, что Достоевский, пытаясь вывести «странного» персонажа (вроде Девушкина и Голядкина), писатель, влекомый журналистским задором, отклоняется от темы и растрачивает свой жар на полемику с Чернышевским. Но это обманчивое впечатление.

В подстрочном примечании к первой части «Записок из подполья» — «Подполье» — Достоевский утверждает, что «такие лица, как сочинитель таких записок, не только могут, но даже обязаны существовать в нашем обществе».

Тем самым Федор Михайлович хочет сказать, что с помощью таких теорий, как «разумный эгоизм», невозможно понять человека «нашего общества», что «современный» человек превратился в человека «мертворожденного» — и это необходимо признать.

В своем письме к Н.Н. Страхову (от 18 марта 1869), Достоевский, объясняя замысел «Записок из подполья» и «Вечного мужа», признавался, что «это совершенно другое по форме, хотя сущность — та же, моя всегдашняя сущность».

Герой «Вечного мужа» Трусоцкий исполнен высоких мечтаний о дружбе, которая будет связывать всех людей, но на самом деле он — порабощенная натура, он полностью подчинен своей деспотичной супруге, без приказа которой не может ступить и шагу.

Покупая подарки, он не может определиться с выбором, ему нужно, чтобы кто-то сильный сделал этот выбор за него. Быть подкаблучником для него — радость, только в этом состоянии он и может обрести покой.

Его жена одного за другим меняет любовников, и он готов преданно служить даже им. Но вот супруга скоропостижно умирает, и он вновь женится, однако его выбор вновь падает на женщину с таким же деспотическим характером, он повинуется и ей.

Она тоже заводит любовника, и он по-прежнему готов с радостью служить им обоим. Его спокойный удел — быть вечным другом любовников своей жены.

И герой «Записок из подполья», и Трусоцкий мечтают о соединяющей людей любви и дружбе, но ни один из них не в состоянии строить отношений, исходя из принципа равенства. Эти люди не способны стать героями, победителями, людьми успешными и счастливыми.

Они обретают себя и свой душевный покой, только находясь на обочине, будучи страдальцами, пораженцами, неудачниками, словом, «мертворожденными». По какой-то причине для них нестерпимо быть героями и победителями, в этом качестве жить они не способны.

Желать счастья и бояться его… Восхищаться сильным и оставаться слабым… Преклоняться перед «живой жизнью», но не мочь терпеть ее… Вот такие люди и являют собой стержень творчества Достоевского. Это — его «всегдашняя сущность», тема, которую он разрабатывал всю свою жизнь.

Не значит ли это, что и в душе самого Достоевского жило ощущение, что он не должен быть счастлив, что и в нем жил страх перед этим счастьем?

Источник: Словарь персонажей произведений Ф.М. Достоевского / Накамура Кэнноскэ; пер. с яп. А.Н. Мещерякова. — СПб.: Гиперион, 2011

Источник: https://classlit.ru/publ/literatura_19_veka/dostoevskij_f_m/skvernyj_anekdot_analiz_proizvedenija_obraz_glavnogo_geroja/66-1-0-942

Краткое содержание Записки из подполья Достоевский

Герой “подполья”, автор записок, – коллежский асессор, недавно вышедший в отставку по получении небольшого наследства. Сейчас ему сорок. Он живет “в углу” – “дрянной, скверной” комнате на краю Петербурга.

В “подполье” он и психологически: почти всегда один, предается безудержному “мечтательству”, мотивы и образы которого взяты из “книжек”. Кроме того, безымянный герой, проявляя незаурядный ум и мужество, исследует собственное сознание, собственную душу.

Цель его исповеди – “испытать: можно ли хоть с самим собой совершенно быть откровенным и не побояться всей правды?”.

Он считает, что умный человек 60-х гг. XIX в. обречен быть “бесхарактерным”. Деятельность – удел глупых, ограниченных людей. Но последнее и есть “норма”, а усиленное сознание – “настоящая, полная болезнь”.

Ум заставляет бунтовать против открытых современной наукой законов природы, “каменная стена” которых – “несомненность” только для “тупого” непосредственного человека. Герой же “подполья” не согласен примириться с очевидностью и испытывает “чувство вины” за несовершенный миропорядок, причиняющий ему страдание.

“Врет” наука, что личность может быть сведена к рассудку, ничтожной доле “способности жить”, и “расчислена” по “табличке”. “Хотенье” – вот “проявление всей жизни”.

Вопреки “научным” выводам социализма о человеческой природе и человеческом благе он отстаивает свое право к “положительному благоразумию примешать пошлейшую глупость единственно для того, чтоб самому себе подтвердить, что люди все еще люди, а не фортепьянные клавиши, на которых играют сами законы природы собственноручно…”.

“В наш отрицательный век” “герой” тоскует по идеалу, способному удовлетворить его внутреннюю “широкость”. Это не наслаждение, не карьера и даже не “хрустальный дворец” социалистов, отнимающий у человека самую главную из “выгод” – собственное “хотенье”.

Герой протестует против отождествления добра и знания, против безоговорочной веры в прогресс науки и цивилизации.

Последняя “ничего не смягчает в нас”, а только вырабатывает “многосторонность ощущений”, так что наслаждение отыскивается и в унижении, и в “яде неудовлетворенного желания”, и в чужой крови… Ведь в человеческой природе не только потребность порядка, благоденствия, счастья, но и – хаоса, разрушения, страдания. “Хрустальный дворец”, в котором нет места последним, несостоятелен как идеал, ибо лишает человека свободы выбора. И потому уж лучше – современный “курятник”, “сознательная инерция”, “подполье”.

Но тоска по “действительности”, бывало, гнала из “угла”. Одна из таких попыток подробно описана автором записок.

В двадцать четыре года он еше служил в канцелярии и, будучи “ужасно самолюбив, мнителен и обидчив”, ненавидел и презирал, “а вместе с тем и боялся” “нормальных” сослуживцев. Себя считал “трусом и рабом”, как всякого “развитого и порядочного человека”. Общение с людьми заменял усиленным чтением, по ночам же “развратничал” в “темных местах”.

Как-то раз в трактире, наблюдая за игрой на биллиарде, случайно преградил дорогу одному офицеру. Высокий и сильный, тот молча передвинул “низенького и истощенного” героя на другое место.

“Подпольный” хотел было затеять “правильную”, “литературную” ссору, но “предпочел озлобленно стушеваться” из боязни, что его не примут всерьез. Несколько лет он мечтал о мщении, много раз пытался не свернуть первым при встрече на Невском.

Когда же, наконец, они “плотно стукнулись плечо о плечо”, то офицер не обратил на это внимания, а герой “был в восторге”: он “поддержал достоинство, не уступил ни на шаг и публично поставил себя с ним на равной социальной ноге”.

Потребность человека “подполья” изредка “ринуться в общество” удовлетворяли единичные знакомые: столоначальник Сеточкин и бывший школьный товарищ Симонов. Во время визита к последнему герой узнает о готовящемся обеде в честь одного из соучеников и “входит в долю” с другими.

Страх перед возможными обидами и унижениями преследует “подпольного” уже задолго до обеда: ведь “действительность” не подчиняется законам литературы, а реальные люди едва ли будут исполнять предписанные им в воображении мечтателя роли, например “полюбить” его за умственное превосходство.

На обеде он пытается задеть и оскорбить товарищей. Те в ответ перестают его замечать. “Подпольный” впадает в другую крайность – публичное самоуничижение. Сотрапезники уезжают в бордель, не пригласив его с собой. Теперь, для “литературности”, он обязан отомстить за перенесенный позор.

С этой целью едет за всеми, но они уже разошлись по комнатам проституток. Ему предлагают Лизу.

После “грубого и бесстыжего” “разврата” герой заводит с девушкой разговор. Ей 20 лет, она мещанка из Риги и в Петербурге недавно.

Угадав в ней чувствительность, он решает отыграться за перенесенное от товарищей: рисует перед Лизой живописные картины то ужасного будущего проститутки, то недоступного ей семейного счастья, войдя “в пафос до того, что у самого горловая спазма приготовлялась”.

И достигает “эффекта”: отвращение к своей низменной жизни доводит девушку до рыданий и судорог. Уходя, “спаситель” оставляет “заблудшей” свой адрес. Однако сквозь “литературность” в нем пробиваются подлинная жалость к Лизе и стыд за свое “плутовство”.

Через три дня она приходит. “Омерзительно сконфуженный” герой цинично открывает девушке мотивы своего поведения, однако неожиданно встречает с ее стороны любовь и сочувствие.

Он тоже растроган: “Мне не дают… Я не могу быть… добрым!” Но вскоре устыдившись “слабости”, мстительно овладевает Лизой, а для полного “торжества” – всовывает ей в руку пять рублей, как проститутке.

Уходя, она незаметно оставляет деньги.

“Подпольный” признается, что писал свои воспоминания со стыдом, И все же он “только доводил в жизни до крайности то”, что другие “не осмеливались доводить и до половины”. Он смог отказаться от пошлых целей окружающего общества, но и “подполье” – “нравственное растление”. Глубокие же отношения с людьми, “живая жизнь”, внушают ему страх.

Вариант 2

Автором записок выступает сорокалетний коллежский заседатель, который, получив наследство, ушел в отставку. Он живет на окраине Петербурга в чересчур скромной комнатушке. Проводит очень много времени, раздумывая о том, можно ли с самим собой быть честным.

По его мнению, умные люди того времени обречены на “бесхарактерность”. Деятельность – для ограниченных глупцов, принимающих как данность все законы природы, и не пытающиеся им противостоять. “Подпольщик” не соглашается с очевидным. Ему “стыдно” за несовершенство этого мира. Настоящим проявлением жизни является хотенье.

“Герой” хочет найти идеал, способный удовлетворить его потребности. Этим идеалом, по его мнению, является не карьера, не наслаждение и не “хрустальный дворец” социалистов, который лишает людей того самого “хотенья”.

Он отрицает веру в прогресс и науку, его не устраивает сравнение добра и знания.

Цивилизация вырабатывает в человеке “многогранность ощущений”, а наслаждение он ищет в принижении, в удовлетворении пошлых желаний, в крови…

Потребностью человека является помимо всего положительного также и хаос, страдание и разрушение. Лучший выбор для нынешнего человека – это “сознательная инерция”, “подполье”, современный “курятник”.

В двадцатичетырехлетнем возрасте он был служащим канцелярии, учитывая особенности своих понятий “нормальности”, он ненавидел и презирал своих сослуживцев. Считая себя “развитым” человеком, которому положено быть “трусом и рабом”.

Общение заменялось чтением книг и удовлетворением похоти в “темных местах”.

Наблюдая однажды за игрой в бильярд, он помешал одному офицеру. Последний, молча отодвинул героя в другое место. Тот уже было хотел затеять “правильную” ссору, но побоялся, что его не воспримут серьезно, и затаил обиду. Он несколько лет мечтал отомстить, и пытался не уходить от контакта при встрече на Невском.

Вот, наконец, они плотно зацепились плечами, но офицер не обратил внимания, а герой пришел в восторг. Он поставил себя на один социальный уровень с противником, расставив все по своим местам. Свою потребность в общении, “подпольщик” удовлетворял в компании единичных знакомых. Сам герой боится “живых” отношений.

Источник: https://rus-lit.com/kratkoe-soderzhanie-zapiski-iz-podpolya-dostoevskij/

Философские взгляды Достоевского в повести "Записки из подполья" (стр. 1 из 2)

Философские взгляды Ф.М. Достоевского в повести «Записки из подполья»

Творчество Ф.М. Достоевского — явление в русской литературе особенное. Он выразил нравственные и духовные искания людей своего времени. Его герои – люди, которые страдают и мучительно ищут ответы на вопросы, которые ставит перед ними жизнь.

Читайте также:  Краткое содержание храбрый персей чуковского за 2 минуты пересказ сюжета

Повесть «Записки из подполья» написана Достоевским в 1864г и занимает особое место в его творчестве. «Подполье» в понимании Достоевского — это одиночество, глубокое и беспросветное, человек мучается от своего одиночества и пытается разобраться в себе.

Записки «подпольного человека» – это способ раскрыть душу, возможность откровенно общаться с миром. В центре повести образ человека, мучительно пытающегося разобраться в себе, в своих ощущениях, в окружающем его мире.

Это описание размышлений мнительного, озлобленного, тщеславного и самолюбивого человека.

Герой видит себя личностью высокоразвитой и высоконравственной, но постоянно бичует себя за противоречия, которые сам в себе и находит: это тщеславие, лживость натуры, озлобление на всё человечество и каждого человека в отдельности.

«…я самый гадкий, самый смешной, самый мелочный, самый глупый, самый завистливый из всех на земле червяков, которые вовсе не лучше меня». У героя есть хорошие качества: он способен критиковать себя, ему стыдно за некоторые свои плохие поступки.

Так, в эпизоде с Лизой в кульминации повести, когда Лиза приходит к нему в «подполье», герой, отлично сознавая свою низость по отношению к девушке, понимая свое ложное положение, говорит: «Да я, может, сам тебя хуже…

Власти, власти мне надо было тогда, игры было надо, слез твоих надо было добиться, унижения, истерики твоей…»[1]

Большей частью герой совершает ужасные поступки, злится на всех людей, а также и на себя. Он осуждает себя за то, что покорно наблюдает за собственными низкими поступками, но исправлять их не хочет и не мешает их свершению. Достоевский помещает героя в ситуации, из которой существует выход, и выход правильный, с моральной точки зрения.

Но этот персонаж каждый раз выбирает путь наименьшего сопротивления, потворствует собственной подлости, а ведь это даёт почву заниматься самобичеванием за свой проступок.

Герой протестует против веры в прогресс науки и цивилизации, потому что цивилизация вырабатывает в нас «многосторонность ощущений», и наслаждение человек может отыскать и в унижении, и в чужой крови, ведь в человеческой природе существует не только потребность порядка, благоденствия и счастья, но жажда хаоса, разрушения и страдания.

«Хрустальный дворец», под которым герой подразумевает общественный миропорядок, основанный на разуме, нет места хаосу, и потому он несостоятелен как идеал – он лишает человека свободы выбора. И потому уж лучше — современный «курятник», «сознательная инерция» и «подполье».

«Записки из подполья» — это еще и исповедь героя, где он рассуждает о свободе воли и необходимости сознания. Это дано в первой части повести, когда он заводит разговор с воображаемым собеседником, о том, что важнее: воля или сознание. Он считает, что нельзя жить только разумом, так как разум — это «…одна двадцатая доля всей моей способности жить».

Можно жить только всем существом, «хотенье есть проявление всей жизни, и с рассудком, и со всеми почесываниями». Герой считает, что рассудок, сознаниие должны уступить первенство «хотенью» или воле. Человек, по рассуждению «подпольного человека», меньше все действует ради свой выгоды.

Даже если хотенье человека и совпадает с рассудком, это бывает очень редко, чаще всего между ними разногласие. Самое дорогое для человека, рассуждает герой – «свое собственное, вольное и свободное хотение, свой собственный, хотя бы и дикий, каприз». Человек не хочет действовать так, как велит ему разум, а «самое дорогое и важное для человека – «по своей глупой воле пожить».

Он считает, что умный человек обречен быть «бесхарактерным», сознание – это болезнь, по мнению героя, а деятельность – удел глупых, ограниченных людей. Он бунтует против открытых современной наукой законов природы, считает, что эти законы несомненны только для»тупого» человека.

Сам же герой «подполья» не собирается мириться с очевидностью и испытывает «чувство вины» за несовершенный миропорядок, причиняющий ему страдание. «Врет» наука, что личность может быть сведена к рассудку, ничтожной доле «способности жить», и «расчислена» по «табличке». Подлинная суть человека — в его свободе и только в ней. «Все-то дело человеческое, кажется, действительно в том только и состоит, чтобы человек поминутно доказывал себе, что он — человек, а не штифтик», — говорит герой. Это самоутверждение есть утверждение своей независимости от природы, — все достоинство человека в этом как раз и состоит.

«Подпольный человек» ищет свободу в своей изоляции от общества, в неучастии в жизни этого общества, и делает он это сознательно. Он создает для себя уголок («подполье»), и пытается «свободно» утвердить в ней свое «я». Для этого он воюет со своим лакеем Аполлоном, пытаясь терроризировать его «экономическим принуждением» — задержкой жалованья.

Но так этого ему мало, иногда он совершает вылазки на поверхность опять же для утверждения своей «свободы». Но любая свобода предполагает ответственность, а герой ее боится. На самом деле в нем живет страх перед настоящей свободой, страх перед необходимостью выбора и перед действием.

Когда возникает потребность конкретного действия, а именно, надо дать пощечину Зверкову, его охватывает дикий ужас. «А что, если они меня в часть отдадут!» Из этого можно сделать вывод, что «подпольный человек» принадлежит к тем людям определенного социального уровня, от которых можно и не принять вызов.

И все его попытки выйти из подполья хотя бы на время, все его попытки самоутверждения вне той среды, которую он себе создал, заранее обречены на провал.

Он мечтает все время о жесте, который бы выразил его самоутверждение. Этим жестом стало его столкновение с офицером на Невском проспекте. Он долго готовил и репетировал этот жест и, когда офицер прошел мимо, даже не заметив его, герой всех, и себя, в том числе уверил, что офицер лишь притворился, что не заметил его.

«Дело было в том, что я достиг цели, поддержал достоинство, не уступил ни на шаг и публично поставил себя с ним на равной социальной ноге». Жизнь героя — неестественная, он пытается жить по книгам, он сам сочиняет свою жизнь по тем образцам литературы, которую читает. Все это можно наблюдать во второй части повести в эпизоде с Лизой.

В публичном доме, куда он попадает, герой, он увлекается игрой в «прекрасное и высокое» и произнес перед девушкой проповедь, чуть ли не религиозную о красоте добра и о безобразности греховной жизни. Но, добившись желаемого эффекта, когда он видит потрясение Лизы, то чувствует испуг и спешит скорее уйти от девушки.

Ведь если она признает его правоту и верит в него, значит, она вверяет себя герою, обращается к нему за помощью, а он этого совсем не желает. Доверие человека – это своего рода обуза, ему необходимо соответствовать, но «подпольному человеку» совсем это не нужно, ему не нужно ее доверие и ее преданность.

Он стремился только к чисто литературному эффекту, который бы не повлек за собой реальных последствий.

То же самое происходит и в эпизоде с офицером, когда он восклицает: «Черт знает что бы дал я тогда за настоящую, более правильную ссору, более приличную, более, так сказать, литературную!» Все это говорит о том, что он боится встречи с реальной жизнью.

«Подпольный человек» понимает свободу по своему: для него свобода заключена в отсутствии выбора и решений, обязывающих к какому-то действию.

На протяжении монолога с Лизой, когда она приходит к нему в « подполье» он, пораженный ее безграничной добротой, становится просто человеком, становится самим собой. В истерическом рыдании он произносит: «Мне не дают… Я не могу быть… добрым!» Это основная, ключевая фраза в повести.

Этот крик души отчаявшегося человека, искренний и жалобный. Здесь мы видим страдающего человека, которому не чужды искренние порывы и простые человеческие чувства.

В этой сцене, являющейся кульминацией всей повести Достоевского, «подпольный человек» вызывает сочувствие у читателя. Он по- человечески страдает, рыдает в объятиях бедной Лизы. Выясняется, что он не подлец, не мерзавец, а просто слабый, несчастный, измученный страхом и одиночеством человек.

Но за этим всплеском эмоций следует другая реакция: он стремится скорее убежать от возможности настоящей жизни. Он испытал унижение, позволил себе слабость перед девушкой и как компенсацию за это «подпольный человек» хочет унизить личность другого человека и делает это. Он дает Лизе деньги.

«Я оскорбил ее окончательно, но … нечего рассказывать».[2]

Из всего сказанного можно сделать вывод, что «подпольем» для героя является его собственная душа, из глубины которой он ведёт повествование.

Он мечется от одной мысли к другой, совершенно противоположной первой, на протяжении всего рассказа он спорит сам с собой, сам себе ставит вопросы, и сам же отвечает на них, и тут же эти ответы отвергает.

Все это он делает с помощью несуществующей аудитории, перед которой он выступает в своём воображении. И в итоге приходит в к выводу, говоря: «К черту подполье!»

записки достоевский повесть

Список литературы

1. БельтрамеФ. О парадоксальном мышлении «подпольного человека» // Достоевский. Материалы и исследования. Т. 18. — СПб.: Наука, 2007, с. 135—142

2. Достоевский Ф.М. Собрание сочинений в 15-ти томах. Т. 4. Л., «Наука», 1989. Составители примечаний к тому Архипова А.В., Буданова Н.Ф., Кийко Е.И.

3. Кулешов В.И. «Жизнь и творчество Ф.М. Достоевского»: Очерк/ М.; Дет. лит., 1979г. – 206с.

4. Переверзев В.Ф. «Творчество Достоевского». Гл. 6: «Появление «двойника-аналитика». «Подпольный человек» – противоречие между волей и разумом».

5. Скафтымов А. Нравственные искания русских писателей. М., 1972. С. 90, 116.

Размещено на http://www.

Источник: https://mirznanii.com/a/136587/filosofskie-vzglyady-dostoevskogo-v-povesti-zapiski-iz-podpolya

Фёдор Михайлович Достоевский. Записки из подполья

Есть в воспоминаниях всякого человека такие вещи, которые он открывает не всем, а разве только друзьям.
Есть и такие, которые он и друзьям не откроет, а разве только себе самому, да и то под секретом.

Но есть, наконец, и такие, которые даже и себе человек открывать боится, и таких вещей у всякого порядочного человека довольно-таки накопится.

То есть даже так: чем более он порядочный человек, тем более у него их есть.

… о чем может говорить порядочный человек с наибольшим удовольствием? Ответ: о себе.

И никто-то, никто-то не должен знать, что между мужем и женой происходит, коль они любят друг друга.

И какая бы ни вышла у них ссора, мать родную, и ту не должны себе в судьи звать и один про другого рассказывать. Сами они себе судьи.

Любовь — тайна божия и от всех глаз чужих должна быть закрыта, что бы там ни произошло. Святее от этого, лучше. Друг друга больше уважают, а на уважении много основано.

Если бы мне предложили выбирать, всему миру провалиться, или мне чай пить, я бы ответил, что лучше всему миру провалиться, а мне чтобы чай пить.

Человек только своё горе любит считать, а счастья своего не считает. А счёл бы как должно, так и увидел бы, что на всякую долю его запасено.

Уничтожьте мои желания, сотрите мои идеалы, покажите мне что-нибудь лучше, и я за вами пойду.

Я даже думаю, что самое лучшее определение человека — это существо на двух ногах и неблагодарное.

… Но что же делать, если прямое и единственное назначение всякого умного человека есть болтовня, то есть умышленное пересыпанье из пустого в порожнее.

Человек существо легкомысленное и неблаговидное, и может быть, подобно шахматному игроку, любит только один процесс достижения цели, а не самую цель. И, кто знает, может быть, что и вся-то цель на земле, к которой человечество стремится, только и заключается в одной этой беспрерывности процесса достижения, иначе сказать — в самой жизни, а не собственно в цели.

Чем больше я сознавал о добре и о всем этом «прекрасном и высоком», тем глубже я и опускался в мою тину и тем способнее был совершенно завязнуть в ней.

Человек иногда ужасно любит страдание, до страсти.

Клянусь вам, господа, что слишком сознавать — это болезнь, настоящая, полная болезнь.

…умный человек и не может серьезно чем-нибудь сделаться, а делается чем-нибудь только дурак.

Самый отъявленный подлец может быть совершенно и даже возвышенно честен в душе, в то же время нисколько не переставая быть подлецом.

…все непосредственные люди и деятели потому и деятельны, что они тупы и ограничены.

Источник: https://citaty.info/book/fedor-mihailovich-dostoevskii/zapiski-iz-podpolya

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector