Краткое содержание гимназисты гарин-михайловский за 2 минуты пересказ сюжета

Тема, как и его друзья, учится уже в шестом классе гимназии, прежний робкий мальчик постепенно превращается в юношу, у него складываются собственные взгляды на жизнь и на свое будущее место в ней, что во многом определяет компания товарищей, с которой подросток постоянно проводит не только часы учебных занятий, но и фактически все свободное время.

В эту группу входят Долба, Корнев, Берендя, Дарсье, Ларио, и ребятам всегда интересно общаться между собой, хотя чаще всего их беседы перерастают в жаркие споры на самые разнообразные темы. Тема испытывает к приятелям достаточно сложные и противоречивые чувства.

С одной стороны, ему импонирует интеллект и немалая начитанность Корнева, увлекающегося Белинским, Писаревым и иными передовыми писателями. В то же время Карташев пытается мыслить самостоятельно, не позволяя другу оказывать на него слишком серьезного влияния.

Учитель проверяет на плагиат? Закажи уникальную работу у нас за 250 рублей! Более 700 выполненных заказов!

Заказать сочинение

Тема начинает понимать, что равен с Корневым и ни в чем ему не уступает, только после прочтения огромного количества книг, которые товарищи полагают необходимыми для любого человека, стремящегося к прогрессу и изменению к лучшему всей окружающей жизни. Карташев охотно бывает у друга в гостях, он даже замечает, что неравнодушен к его младшей сестре.

В то же время именно благодаря регулярному общению с Корневым у Темы возникают значительные сомнения в религиозных и нравственных устоях, существующих в его собственной семье и прививаемых детям их матерью Аглаидой Васильевной с самого рождения.

В то же время Карташева-старшая старается приглашать товарищей сына в дом и беседовать с ними, чтобы понять, какого образа мыслей придерживаются юноши и какие идеи черпает в их компании Тема.

Ребятам нравится интеллигентная и умная женщина, которая всегда держится с ними приветливо и проявляет искреннее внимание и радушие, они с радостью посещают дом Карташевых. В кругу приятелей рождается предложение об издании гимназического журнала, при этом каждый из друзей желает реализовать собственные планы и намерения.

Старшеклассники действительно выполняют поставленную задачу, Тема даже приносит домой статью Корнева, которая вызывает у Аглаиды Васильевны искренний интерес, тогда как творчество собственного сына ее лишь огорчает, оно абсолютно не кажется ей интересным и оригинальным.

К тому же в гимназии говорят лишь о статьях товарищей Карташева, работа Темы оставляет всех равнодушными. Но подросток вовсе не желает по этой причине прекращать общение с друзьями, они по-прежнему не перестают дискутировать и даже находят новых знакомых, опустившихся, спившихся людей, которые раньше являлись преподавателем и инженером.

Однако мать Темы не выражает никакого сочувствия, слушая рассуждения сына о печальной судьбе этих лиц, ранее являвшихся вполне достойными членами общества.

Женщина обращает внимание парня на то, что отнюдь не следует считать истиной бред алкоголика, уже утратившего всякое представление о реальности и о себе самом, а бороться, по мнению Аглаиды Васильевны, необходимо не с людьми, а с тем злом, которое находится внутри каждого из них, с их ошибками и заблуждениями.

В то же время в семействе товарища Карташева Корнева отношения складываются совершенно иначе, там не ведется никаких доверительных и теплых разговоров. Отец жестко требует, чтобы сын соблюдал все внешние приличия, предписываемые обществом, в частности, настаивает на том, чтобы юноша регулярно посещал церковь вне зависимости от его собственных воззрений на религию.

Корнев с радостью принимает предложение Темы отправиться на каникулы к ним в деревню, где ребята и отдыхают на лоне природы, и стараются как можно лучше узнать жизнь и быт местных крестьян.

Друзья начинают общаться и со здешним помещиком по фамилии Неручев, которому в дальнейшем предстоит стать супругом Зинаиды, старшей сестры Карташева. Брак окажется не слишком удачным, и наступит момент, когда Зина, уже имеющая троих детей, оставит их с матерью, приняв решение поступить в один из монастырей в Иерусалиме.

Но в течение этого лета и мать, и сестры Темы искренне очарованы умом Корнева, его способностями к пению и актерским талантом, в семье Карташева юноша чувствует себя вполне комфортно.

С началом нового учебного года ребят снова ожидают перемены, причем не только к лучшему. Один из членов их компании, Берендя, проведя каникулы исключительно в обществе законченных пьяниц, также серьезно пристрастился к выпивке.

Учитель истории, горячо любимый и уважаемый гимназистами человек новых, прогрессивных взглядов, оказывается уволенным с работы по доносу преподавателя латинского языка. Берендя организовывает акцию протеста против этого человека, в результате чего парня безжалостно выгоняют из гимназии.

Юноша, чувствуя себя полностью запутавшимся в жизни и не зная, что же ему дальше делать, совершает самоубийство. Друзья и остальные учащиеся глубоко потрясены случившейся трагедией, на похоронах Долба произносит пылкую речь, обвиняя тех, кто, по его мнению, довел Берендю до столь печального исхода.

Карташев, приходящийся родственником генерал-губернатору, недавно получившему назначение в их город, просит пощадить товарища, которому после его выступления также угрожает исключение. Только благодаря его заступничеству Долба все же остается в числе учеников гимназии.

В то же время ребята узнают о том, что образовательная система подверглась реформе, что теперь период их школьного обучения будет составлять не семь, как они ожидали, а восемь лет.

Однако в случае успешной сдачи итоговых экзаменов гимназисты все же могут быть выпущены из учебного заведения и после седьмого класса, поэтому Тема и вся его компания принимают решение непременно получить аттестаты уже завершении начавшегося учебного года.

Друзья усиленно готовятся к предстоящим испытаниям, ни один из них не желает задерживаться в гимназии, юноши всем сердцем стремятся к взрослой, самостоятельной, свободной жизни, которая, по их глубокому убеждению, предстоит им в университетах Петербурга или Москвы. Карташеву и его приятелям действительно удается блестяще сдать выпускные экзамены, отныне их ожидает новая, студенческая пора, и каждый из них смотрит в будущее с огромными надеждами и оптимизмом.

Источник: https://sochinyalka.ru/2017/08/pereskaz-povesti-gimnazisty-garina-mihajlovskogo.html

Краткое содержание: Гимназисты

Во второй повести тетралогии повествуется о компании одноклассников: Карташев, Корнев, Долба, Берендя, Ларио и Дарсье. Друзей связывают общие интересы. Сначала компания делится на две «партии», группирующиеся вокруг авторитетных лидеров Карташева и Корнева. Первоначальная конфронтация переходит в сближение, а затем и в тесную дружбу. Друзья ведут споры по всевозможным вопросам.

Корнев умён, начитан и принципиален. Он знаком с произведениями Белинского, Писарева, Бокля. Тёма очень уважает друга, но в то же время, стремится ограничить влияние Корнева и сохранить собственное мнение. Он штудирует философскую литературу, чтобы быть на одном уровне с Корневым.

Карташев часто посещает семью Корнева и влюбляется в его младшую сестру. Корнев и остальные друзья Тёмы часто бывают в доме Карташевых. Мать Тёмы, Аглаида Васи¬льевна, радушно принимает товарищей сына, беседует с ними, узнавая об их мыслях и интересах. Компанию привлекают её радушное отношение к каждому и её проницательный ум.

Друзья задумали выпускать гимназический рукописный журнал. Каждый из них ставит перед собой определённую творческую задачу. Берендя берётся доказать, что развитие русского народа общечеловеческим путём прогресса. Долба хочет заняться популярным изложением идей немецких философов. Замысел Тёмы прагматичен. Он сочиняет статью о вреде классического образования.Журнал вышел в свет. Его читают в гимназии. Статьи Корнева, Долбы и Беренди находят отклик, а статья Карташева не вызывает интереса. Аделаиде Васильевне тоже больше нравятся сочинения товарищей Тёмы. Тёма несколько уязвлён, но продолжает участвовать в дискуссиях своих друзей.

Берендя знакомит компанию с двумя спившимися людьми: техником и учителем. Их горькая судьба вызывает у гимназистов жаркие споры о человеческом счастье, о жизненных идеалах. Тёма беседует с матерью.

Но у неё он не находит сочувствия своим рассуждениям, оправдывающим поведение новых знакомых.

Аделаида Васильевна объясняет Тёме, что бред пьяного человека отличается от истины, что нужно бороться с людскими пороками и заблуждениями.

В семье Корневых взаимоотношения отцов и детей иные. Отец следит лишь за соблюдением внешней благопристойности. Сыну вменяется в обязанность посещение церкви, атеистические взгляды не принимаются во внимание.

Тёма приглашает Корнева провести после экзаменов летние каникулы вместе в деревне. Там друзья не только приятно проводят время.

Они изучают крестьянский быт, знакомятся с сельским священником и с помещиком Неручевым. Впоследствии Неручев женится на старшей сестре Тёмы Зине. Но этот брак окажется несчастливым.

Зина уходит в иерусалимский монастырь, оставляя своих детей на попечение своей матери.

Молодые люди сохранили светлые воспоминания о гимназических годах. Карташевых очаровывает умный и талантливый Корнев (он хорошо поёт и обладает артистическими способностями).

В новом учебном году происходят печальные события. За лето Берендя пристрастился к выпивке. На литературном вечере учитель истории, которого очень любят гимназисты, произнёс речь о необходимости реформ в сфере образования. Преподаватель латыни пишет на него донос. Историк вынужден подать в отставку. Гимназисты устраивают доносчику обструкцию.

Берендю и Рыльского, как главных зачинщиков обструкции, исключают из гимназии. Для Беренди исключение привело к трагическому исходу. Несправедливо обвинённый в убийстве он кончает с собой. Гимназисты потрясены. На похоронах Долба произносит речь, за которую ему тоже грозит исключение.

Благодаря заступничеству Карташева, который является родственником генерал-губернатора, Долба остаётся в гимназии.

Самый красивый парень Рыльский, жених сестры Корнева Наташи, навсегда уезжает из России. Пьяницы, с которыми ранее сблизился Берендя, были замешаны в деле об убийстве. Их изгоняют из Одессы.

В системе образования происходят изменения. Введен дополнительный восьмой год обучения. Но для Карташева и его друзей имеется возможность сдать выпускные экзамены после семи лет обучения. Они используют это возможность и заканчивают гимназию.

Обращаем ваше внимание, что это только краткое содержание литературного произведения «Гимназисты». В данном кратком содержании упущены многие важные моменты и цитаты.

Источник: https://biblioman.org/shortworks/garin/gimnazisty/

Краткое содержание Гимназисты Гарин-Михайловский

Именно в этой части повествования складывается основной круг друзей главного героя (компания, состоящая из Карташева, Корне-ва, Долбы, Беренди, Ларио и Дарсье) и общих с ними интересов.

Первоначальное противостояние (“партия Карташева” – “партия Корнева”) двух самых авторитетных и уважаемых учеников в классе перерастает в сближение между ними, а затем и в настоящую дружбу, несмотря на непрекращающиеся споры “решительно обо всем”. При этом Карташевым владеют самые противоречивые чувства.

Читайте также:  Краткое содержание моэм бремя страстей человеческих за 2 минуты пересказ сюжета

С одной стороны, у него не могут не вызывать уважение начитанность Корнева, в послужном читательском списке которого Писарев, Бокль, Белинский, и твердость в суждениях и оценках, но, с другой стороны, желая сохранить собственную точку зрения, Тема пытается ограничить влияние Корнева на свою умственную жизнь.

Только после прочтения всех необходимых “прогрессивному молодому человеку” книг в отношения Карташева и Корнева “вкралось равенство”.

Вскоре Карташев станет частым гостем в доме Корневых и даже влюбится в младшую сестру своего друга. Однако гимназические увлечения Писаревым, религиозные сомнения, которые возникают у Темы вследствие общения с Корневым, приходят в противоречие с ценностями семьи Карташевых.

Аглаида Васильевна пытается привечать товарищей сына, в особенности Корнева, чтобы иметь непосредственную возможность знать о направлении их мыслей и интересов.

Ее ум, внимательное отношение к каждому из друзей Карташева, а также радушие, с которым принимаются гости, оказывается привлекательным для всей компании, собирающейся издавать гимназический журнал по аналогии с существовавшими в то время периодический изданиями. Причем каждый из участников будущего журнала ставил индивидуальную творческую задачу.

Например, Бе-рендя взялся “доказать исторически, что русская раса идет общечеловеческим путем в деле прогресса”. Долба решает заняться популяризацией идей Фохта, Молешотта и Бюхнера в писаревском переложении за отсутствием переводов с оригиналов. Тема ставит более “утилитарную” задачу. Он решает написать статью о вреде классического образования.

После выхода журнала с ним знакомятся не только в гимназии – страницы, переписанные ровным, аккуратным почерком, были принесены Карташевым домой.

Однако у матери Темы восхищение вызвала логически развивающаяся мысль в статье Корнева, а опус собственного сына только огорчил Аглаиду Васильевну, да и в гимназии говорили исключительно о статьях Корнева, Долбы и Беренди – о Карташеве молчали.

Тем не менее уязвленное самолюбие не мешает Теме по-прежнему принимать участие в общетоварищеских спорах. Через Берендю компания знакомится со спившимися техником и учителем.

Дискуссия о судьбе этих людей перерастает в жаркий диспут о земном счастье, об альтруистическом идеале жизни, “которая недоступна ни грязным рукам проходимца, ни роковым случайностям”. Но в лице Аглаиды Васильевны Тема не находит сочувствия рассуждениям о “правде кабака”. Мать говорит ему об умении отличать “бред опустившегося пьяницы от истины”, бороться не с людьми, а с их заблуждениями, со злом в них.

Иначе строятся взаимоотношения в семье Корневых. В отличие от Темы родительское влияние на Корнева ограничивается соблюдением внешней благопристойности – независимо от религиозных взглядов сына отец требует посещения церкви. В семье Карташевых к Корневу относятся несколько настороженно, но с неизменным интересом.

Поэтому с готовностью подтверждают приглашение, сделанное Темой Корневу, после сданных экзаменов провести каникулы в их деревне, где друзья могут наслаждаться жизнью “в приятном ничегонеделаньи”. Однако Тема и Корнев не только отдыхают, но и пытаются знакомиться с жизнью крестьян.

Для этого друзья много общаются с сельским священником и преуспевающим, на первый взгляд, помещиком Неручевым, который впоследствии станет мужем старшей сестры Карташева Зины. Их семейная жизнь сложится несчастливо, и тогда Зина, уже мать троих детей, оставит их на попечение Аглаиды Васильевны, а сама пострижется в Иерусалиме в монахини.

Но тогда время, проведенное в гимназии, оказывается одним из самых светлых эпизодов в жизни каждого из молодых людей: мать и сестры Карташевы очарованы умом и талантами Корнева (он хорошо поет и обладает несомненным артистическим даром).

Возвращение в город и начало нового учебного года стало и началом последующих печальных событий в судьбе некоторых героев повести. За лето Берендя, живя отшельником и встречаясь только с “пропойцами”, особенно (до этого и вся компания не прочь была иногда выпить) пристрастился к водке.

Кроме того, в гимназии произошел следующий инцидент: по доносу латиниста после литературного вечера был вынужден подать прошение об отставке любимый гимназистами преподаватель истории, произнесший на этом вечере речь о необходимости перемен в системе образования. Берендя и Рыльский оказались главными зачинщиками обструкции, устроенной гимназистами доносчику.

Последовало их исключение из гимназии, ставшее для Беренди роковым. Окончательно запутавшись в денежных и любовных отношениях, несправедливо обвиненный в убийстве, Берендя кончает жизнь самоубийством. Его смерть производит в гимназии “потрясающее впечатление”.

На похоронах Долба произносит речь, которая едва не становится причиной и его исключения, и только заступничество Карташева, приходившегося родственником назначенному в город новому генерал-губернатору, спасает его от печальной участи Беренди и Рыльского.

Кстати, последний, считавшийся в компании самым красивым и являвшийся женихом Наташи Корневой, сестры Васи Корнева (в тайну этой “помолвки” был посвящен только Карташев, сам в то время влюбленный в Наташу), навсегда уезжает за границу. “Пропойцы”, имена которых наряду с именем Беренди фигурировали в деле об убийстве, произошедшем в городе, были выдворены за пределы Одессы.

Кроме того, начавшаяся образовательная реформа повлекла изменения в жизни каждого из гимназистов. Классическое образование теперь не ограничивалось семью годами – был введен дополнительный (восьмой) год обучения.

Но для тех, кто выдерживал выпускные экзамены, гимназическая пора заканчивалась уже в текущем году. Вся компания “со страхом и трепетом” готовилась к экзаменам, твердо решив во что бы то ни стало закончить гимназию.

Экзаменационные испытания счастливо завершаются как для Темы, так и для всех его товарищей.

Вариант 2

Повесть “Гимназисты” является второй в тетралогии о жизни Темы. В этой части Тема учится в шестом классе гимназии. В это время складывается основной круг его товарищей, в который входят Корнев, Долба, Ларио, Берендя и Дарсье.

Изначальная конфронтация двух лучших учеников класса – Карташева и Корнева, выливается в крепкую дружбу, несмотря на постоянные споры между мальчиками. Тему привлекает начитанность друга, но при этом он старается ограничить влияние на друга на собственные суждения.

После того, как Темой были прочитаны все необходимые книги, между друзьями установилось равенство.

Компания друзей часто гостит у Карташевых, где радушная Аглаида Васильевна внимательно относится к каждому из друзей сына.

Именно здесь они решают работать над своим гимназическим журналом, который хотят издавать по аналогии с другой периодикой.

Каждый ученик выбрал себе индивидуальное задание, например Берендя изучает роль русского человека в деле прогресса, а Долба занимается популяризацией идей Бюхнера. Тема же решает писать о вреде классического образования.

Ребята удачно выпускают журнал, его читают не только в гимназии, копия журнала попадает в руки матери Темы. Однако, Аглаида Васильевна, как и остальные читатели, восхищается произведением Корнева.

О статье Карташева никто не вспоминает, но Тема не расстраивается и продолжает принимать участие в спорах с товарищами. Компания знакомится с пропойцей, бывшим учителем, это выливается в жаркий спор о счастье человека и об альтруистических поступках.

Но Аглаида Васильевна убеждает сына не слушать пьяные бредни, призывает его бороться не с людьми, а с их пороками, слабостями и заблуждениями.

В семье Корнева к ребенку относятся иначе, требуя от сына соблюдения только внешней благопристойности, поэтому семья Карташевых относится к Корневу настороженно, но с большим интересом.

Благодаря этому Тема и Корнев проводят вместе все летние каникулы.

В это время они знакомятся с крестьянской жизнью, много и плодотворно общаются с сельским священником, навещают местного помещика Неручева, который ухаживает за старшей сестрой Темы.

Возвращение в гимназию начинает череду последующих бед в судьбе некоторых товарищей Темы. За это лето Берендя приобретает острую алкогольную зависимость.

Также ненавидимый гимназистами преподаватель латыни доносит на всеобщего любимца, преподавателя истории, и последнего исключают из гимназии. Берендя становится зачинщиком жестокой обструкции в отношении латиниста.

За это гимназиста исключают из учебного заведения, что становится роковым поворотом в судьбе парня. Запутавшись в любовных делах, несправедливо обвиненный в убийстве, Берендя сводит счеты с жизнью.

Долба произносит пламенную речь на похоронах любимого друга, которая едва не становится причиной исключения его из гимназии. Только заступничество Темы, который является родственником генерал-губернатора города, спасает Долбу от отчисления.

Не приносит радости и новая образовательная реформа, которая добавляет один год обучения. Руководство гимназии ставит условие, что гимназисты, успешно сдавшие выпускной экзамен, могут не оставаться на восьмой год обучения.

Компания Темы успешно сдает экзамены и выпускается из гимназии.

Источник: https://rus-lit.com/kratkoe-soderzhanie-gimnazisty-garin-mixajlovskij/

Гимназисты

Вы здесь

× Notice: Undefined index: HTTP_ACCEPT в функции mobile_theme_detect_php() (строка 109 в файле /var/www/www-root/data/www/reedcafe.ru/sites/all/modules/mobile_theme/mobile_theme.module).

В 1893 году повесть «Гимназисты» написал Николай Гарин-Михайловский. Это автобиографическая повесть, и первая ее часть называется «Детство Темы», где описываются воспоминания Темы Карташева. Однако детство прошло, и теперь гимназисту придется принимать взрослые решения. Последующие две повести в тетралогии: «Студенты» и «Инженеры».

События в повести очень реалистичны, писатель точно передал краски царского времени и поэтому читатели будто переносятся в 19 век. Например, школьникам будет интересно узнать, какие мечты были у их сверстников в 19 веке.

Читайте ниже краткое описание повести «Гимназисты».

Именно в этой части повествования складывается основной круг друзей главного героя (компания, состоящая из Карташева, Корнева, Долбы, Беренди, Ларио и Дарсье) и общих с ними интересов.

Первоначальное противостояние («партия Карташева» — «партия Корнева») двух самых авторитетных и уважаемых учеников в классе перерастает в сближение между ними, а затем и в настоящую дружбу, несмотря на непрекращающиеся споры «решительно обо всем». При этом Карташевым владеют самые противоречивые чувства.

С одной стороны, у него не могут не вызывать уважение начитанность Корнева, в послужном читательском списке которого Писарев, Бокль, Белинский, и твердость в суждениях и оценках, но, с другой стороны, желая сохранить собственную точку зрения, Тема пытается ограничить влияние Корнева на свою умственную жизнь.

Только после прочтения всех необходимых «прогрессивному молодому человеку» книг в отношения Карташева и Корнева «вкралось равенство».

Вскоре Карташев станет частым гостем в доме Корневых и даже влюбится в младшую сестру своего друга. Однако гимназические увлечения Писаревым, религиозные сомнения, которые возникают у Темы вследствие общения с Корневым, приходят в противоречие с ценностями семьи Карташевых.

Аглаида Васильевна пытается привечать товарищей сына, в особенности Корнева, чтобы иметь непосредственную возможность знать о направлении их мыслей и интересов.

Ее ум, внимательное отношение к каждому из друзей Карташева, а также радушие, с которым принимаются гости, оказывается привлекательным для всей компании, собирающейся издавать гимназический журнал по аналогии с существовавшими в то время периодический изданиями. Причем каждый из участников будущего журнала ставил индивидуальную творческую задачу.

Например, Бе-рендя взялся «доказать исторически, что русская раса идет общечеловеческим путем в деле прогресса». Долба решает заняться популяризацией идей Фохта, Молешотта и Бюхнера в писаревском переложении за отсутствием переводов с оригиналов. Тема ставит более «утилитарную» задачу. Он решает написать статью о вреде классического образования.

Читайте также:  Краткое содержание слово о погибели русской земли за 2 минуты пересказ сюжета

После выхода журнала с ним знакомятся не только в гимназии — страницы, переписанные ровным, аккуратным почерком, были принесены Карташевым домой.

Однако у матери Темы восхищение вызвала логически развивающаяся мысль в статье Корнева, а опус собственного сына только огорчил Аглаиду Васильевну, да и в гимназии говорили исключительно о статьях Корнева, Долбы и Беренди — о Карташеве молчали.

Тем не менее уязвленное самолюбие не мешает Теме по-прежнему принимать участие в общетоварищеских спорах. Через Берендю компания знакомится со спившимися техником и учителем.

Дискуссия о судьбе этих людей перерастает в жаркий диспут о земном счастье, об альтруистическом идеале жизни, «которая недоступна ни грязным рукам проходимца, ни роковым случайностям». Но в лице Аглаиды Васильевны Тема не находит сочувствия рассуждениям о «правде кабака». Мать говорит ему об умении отличать «бред опустившегося пьяницы от истины», бороться не с людьми, а с их заблуждениями, со злом в них.

Иначе строятся взаимоотношения в семье Корневых. В отличие от Темы родительское влияние на Корнева ограничивается соблюдением внешней благопристойности — независимо от религиозных взглядов сына отец требует посещения церкви. В семье Карташевых к Корневу относятся несколько настороженно, но с неизменным интересом.

Поэтому с готовностью подтверждают приглашение, сделанное Темой Корневу, после сданных экзаменов провести каникулы в их деревне, где друзья могут наслаждаться жизнью «в приятном ничегонеделаньи». Однако Тема и Корнев не только отдыхают, но и пытаются знакомиться с жизнью крестьян.

Для этого друзья много общаются с сельским священником и преуспевающим, на первый взгляд, помещиком Неручевым, который впоследствии станет мужем старшей сестры Карташева Зины. Их семейная жизнь сложится несчастливо, и тогда Зина, уже мать троих детей, оставит их на попечение Аглаиды Васильевны, а сама пострижется в Иерусалиме в монахини.

Но тогда время, проведенное в гимназии, оказывается одним из самых светлых эпизодов в жизни каждого из молодых людей: мать и сестры Карташевы очарованы умом и талантами Корнева (он хорошо поет и обладает несомненным артистическим даром).

Возвращение в город и начало нового учебного года стало и началом последующих печальных событий в судьбе некоторых героев повести. За лето Берендя, живя отшельником и встречаясь только с «пропойцами», особенно (до этого и вся компания не прочь была иногда выпить) пристрастился к водке.

Кроме того, в гимназии произошел следующий инцидент: по доносу латиниста после литературного вечера был вынужден подать прошение об отставке любимый гимназистами преподаватель истории, произнесший на этом вечере речь о необходимости перемен в системе образования. Берендя и Рыльский оказались главными зачинщиками обструкции, устроенной гимназистами доносчику.

Последовало их исключение из гимназии, ставшее для Беренди роковым. Окончательно запутавшись в денежных и любовных отношениях, несправедливо обвиненный в убийстве, Берендя кончает жизнь самоубийством. Его смерть производит в гимназии «потрясающее впечатление».

На похоронах Долба произносит речь, которая едва не становится причиной и его исключения, и только заступничество Карташева, приходившегося родственником назначенному в город новому генерал-губернатору, спасает его от печальной участи Беренди и Рыльского.

Кстати, последний, считавшийся в компании самым красивым и являвшийся женихом Наташи Корневой, сестры Васи Корнева (в тайну этой «помолвки» был посвящен только Карташев, сам в то время влюбленный в Наташу), навсегда уезжает за границу. «Пропойцы», имена которых наряду с именем Беренди фигурировали в деле об убийстве, произошедшем в городе, были выдворены за пределы Одессы.

Кроме того, начавшаяся образовательная реформа повлекла изменения в жизни каждого из гимназистов. Классическое образование теперь не ограничивалось семью годами — был введен дополнительный (восьмой) год обучения.

Но для тех, кто выдерживал выпускные экзамены, гимназическая пора заканчивалась уже в текущем году. Вся компания «со страхом и трепетом» готовилась к экзаменам, твердо решив во что бы то ни стало закончить гимназию.

Экзаменационные испытания счастливо завершаются как для Темы, так и для всех его товарищей.

Вы прочитали краткое содержание повести «Гимназисты». Предлагаем вам также посетить раздел Краткие содержания, чтобы ознакомиться с изложениями других популярных писателей.

Обращаем ваше внимание, что краткое содержание повести «Гимназисты» не отражает полной картины событий и характеристику персонажей. Рекомендуем вам к прочтению полную версию повести.

Новиков В. И., Кандахсазова Д. Р, «Все шедевры мировой литературы в кратком изложении, сюжеты и характеры, русская литература XIX века». Энциклопедическое издание.

Другие краткие содержания

Источник: https://reedcafe.ru/summary/gimnazisty

Николай Гарин-Михайловский — Гимназисты

  • Николай Гарин-Михайловский
  • Гимназисты
  • Из семейной хроники

I

ОТЪЕЗД СТАРЫХ ДРУЗЕЙ В МОРСКОЙ КОРПУС

  1. Однажды осенью, когда на дворе уже пахло морозом, а в классах весело играло солнце и было тепло и уютно, ученики шестого класса, пользуясь отсутствием непришедшего учителя словесности, по обыкновению разбились на группы и, тесно прижавшись друг к другу, вели всякие разговоры.
  2. Оживленнее других была и наиболее к себе привлекала учеников та группа, в центре которой сидели Корнев, некрасивый, с заплывшими глазками, белобрысый гимназист, и Рыльский, небольшой, чистенький, с самоуверенным лицом, с насмешливыми серыми глазами, в pince-nez на широкой тесемке, которую он то и дело небрежно закладывал за ухо.
  3. Семенов, с простым, невыразительным лицом, весь в веснушках, в аккуратно застегнутом на все пуговицы и опрятном мундире, смотрел в упор своими упрямыми глазами на эти движения Рыльского и испытывал неприятное ощущение человека, перед которым творится что-нибудь такое, что хотя и не по нутру ему, но на что волей-неволей приходится смотреть и терпеть.
  4. Это бессознательное выражение сказывалось во всей собранной фигуре Семенова, в его упрямом наклонении головы, в манере говорить голосом авторитетным и уверенным.

Речь шла о предстоящей войне. Корнев и Рыльский несколько раз ловко прошлись насчет Семенова и еще более раздражили его. Разговор оборвался. Корнев замолчал и, грызя, по обыкновению, ногти, бросал направо и налево рассеянные взгляды на окружавших его товарищей. Он уж несколько раз скользнул взглядом по фигуре Семенова и наконец проговорил, обращаясь к нему:

– Если б и не знал я, что отец твой военный, то можно угадать это по твоей осанке.

Семенов удовлетворенно, но в то же время выжидательно оправился, и лицо его приняло еще более официальное и важное выражение.

– Полковник? – спросил Корнев.

  • Семенов кивнул головой.
  • – Я видел его… Денщиков бьет?
  • – Если виноват, спуску не даст.
  • – Вот этак, – сказал Корнев и, скорчив свирепую физиономию, идиотски скосив глаза, сунул кулаком в воздух.
  • Все рассмеялись.

– Ты, конечно, тоже будешь военный? – спросил Рыльский.

  1. – Об этом еще рано теперь говорить, – ответил, еще более надувшись, Семенов.
  2. – Дело тятькино, – рассмеялся Рыльский.
  3. Семенов злобно покосился на него и сдержанно ответил:

– Что ж делать? настолько еще не развит, что признаю власть отца.

  • – Понятно, – с комичной серьезностью поддержал его Рыльский и опять рассмеялся.
  • – Настолько глуп, что в бога верю… Терпеть не могу поляков за их чванливое нахальство.
  • – Это к прежнему счету, – продолжал тем же тоном Рыльский, – немцев не терплю за их возмутительное высокомерие, французов – за их пустое легкомыслие…
  • – Собственно, это очень характерно, – вмешался Корнев, – ты, значит, все нации, кроме русской, не любишь?
  • – Вовсе нет.
  • – Ну, кого же ты любишь?
  • Семенов подумал.
  • – Испанцев, – ответил он.

– Ты видел хоть одного испанца? – спросил Корнев так, что все рассмеялись.

  1. – Я и Америки не видел… По-твоему, значит, чего не видел, о том и говорить нельзя?
  2. – Ну хорошо, за что ты, собственно, испанцев любишь?
  3. – За бой быков, – заговорил Рыльский, – за учреждение ордена иезуитов…
  4. – Иезуиты уж это ваше польское дело… По-моему, каждый поляк иезуит.

– По-моему? – вспыхнул Рыльский. – А по-моему, ты самодовольная свинья, которая вместо того, чтоб думать, гордишься тем, что думать не хочешь.

– А ты… – начал было Семенов, но в это время дверь отворилась, и в класс вошел инспектор.

Все встали и быстро оправились.

Бритое широкое лицо инспектора на этот раз не было таким деревянным, как обыкновенно. Даже и в голосе его, сухом и трескучем, теперь отдавались какие-то незнакомые, располагавшие к себе нотки. Да и дело, по которому пришел инспектор, выходило из ряда вон. В его руках был печатный лист с приглашением желающих поступить в морской корпус.

Сообщив условия поступления, инспектор ушел, а класс превратился в улей, набитый всполошившимися пчелами.

Все говорили, все волновались, всех охватило приятное чувство сознания, что они уж не дети и могут располагать собою, как хотят.

Конечно, это был, в сущности, только обман чувств, – у каждого были родители, но об этом как-то не хотелось думать, особенно Карташеву, и он так же решительно, как и его друзья Касицкий и Данилов, заявил о своем твердом и непреклонном намерении тоже ехать в корпус.

  • Волнение улеглось, больше желающих не оказалось, и товарищи смотрели на нераздельную тройку, как на что-то уже отрезанное от них.
  • Одни относились к отъезжавшим с симпатией и даже с завистью, и это льстило тройке, другие, вроде Корнева, не сочувствовали.
  • Корнев, грызя свои ногти, заявил, что не находит в карьере моряка ничего привлекательного.
  • – Еще бы тебе находить в ней какую-нибудь прелесть, когда тебя и в лодке укачивает, – сказал пренебрежительно Касицкий.
  • Корнев покраснел и ответил:
  • – Я-то уж, конечно, какой моряк, но если б меня и не укачивало, я все-таки не избрал бы карьеры моряка.
  • – Почему?
  • – Потому что не вижу никакой разницы между любым армейским офицером и моряком: та же бессмысленная жизнь.

– Почему бессмысленная? – огрызнулся Семенов.

– Да потому, что все, в конце концов, сводится: на-а плечо! на краул!.. Да ей-богу! Ну что, собственно, какую цель вы преследуете? Ну, будете ездить на пароходе, будете лупить линьками матросов и в то же время любоваться морем. Трогательная идиллия, чушь с маслом, такая же бессмысленная жизнь, как жизнь любого юнкера.

Читайте также:  Краткое содержание о. генри обращение джимми валентайна за 2 минуты пересказ сюжета

Данилов схватился с Корневым.

Доводы Данилова сводились к прелестям морской жизни, прелестям борьбы с морем.

– Собственно, – возражал Корнев, – какой в этой прелести, в сущности, смысл: победа? – ну, победил сегодня с тем, что завтра оно уже побеждено? Нет, завтра опять побеждай, и послезавтра, и до тысячи раз. В конце концов вся жизнь сведется к счету рейсов – одним больше, одним меньше…

  1. Доводы Корнева сильно охладили отношения учеников к собиравшейся к отъезду тройке.
  2. Карташеву тоже как-то в ином освещении представился корпус.
  3. Тем не менее друзья попрощались, выходя из гимназии, с твердым намерением ехать в корпус.
  4. Карташев пришел домой и к концу обеда приступил к переговорам с матерью.
  5. Мать со страхом прислушивалась к словам сына, но делала спокойное лицо и ласково смотрела, пока он, глотая красный сочный арбуз, рассказывал ей о вызове желающих поступить в корпус и о решении его, Данилова и Касицкого.
  6. – Поезжай… – проговорила мать серьезным, грустным голосом, когда он кончил.

Источник: https://libking.ru/books/prose-/prose-classic/168605-nikolay-garin-mihaylovskiy-gimnazisty.html

Николай Гарин-Михайловский — Гимназисты (Семейная хроника — 2)

Гарин-Михайловский Николай Георгиевич

Гимназисты (Семейная хроника — 2)

  • Николай Георгиевич Гарин-Михайловский
  • Гимназисты
  • Из семейной хроники

Переиздание двух первых книг из цикла автобиографических повестей прогрессивного русского писателя конца XIX в. Н.Г.Гарина-Михайловского.

  1. Для старшего школьного возраста.
  2. Содержание
  3. I. Отъезд старых друзей в морской корпус
  4. II. Новые друзья и враги
  5. III. Мать и товарищи
  6. IV. Гимназия
  7. V. Журнал
  8. VI. Вервицкий и Берендя
  9. VII. Пропойцы
  10. VIII. Экзамены
  11. IX. Семья Корнева
  12. X. Пикник
  13. XI. Дорога
  14. XII.
  15. XIII.
  16. XIV.
  17. XV.
  18. XVI.
  19. XVII.
  20. XVIII.
  21. XIX.
  22. XX.
  23. XXI.
  24. XXII.
  25. XXIII.
  26. XXIV.
  27. I
  28. ОТЪЕЗД СТАРЫХ ДРУЗЕЙ В МОРСКОЙ КОРПУС
  29. Однажды осенью, когда на дворе уже пахло морозом, а в классах весело играло солнце и было тепло и уютно, ученики шестого класса, пользуясь отсутствием непришедшего учителя словесности, по обыкновению разбились на группы и, тесно прижимаясь друг к другу, вели всякие разговоры.
  30. Оживленнее других была и наиболее к себе привлекала учеников та группа, в центре которой сидели Корнев, некрасивый, с заплывшими глазками, белобрысый гимназист, и Рыльский, небольшой, чистенький, с самоуверенным лицом, с насмешливыми серыми глазами, в pince-nez на широкой тесемке, которую он то и дело небрежно закладывал за ухо.
  31. Семенов, с простым, невыразительным лицом, весь в веснушках, в аккуратно застегнутом на все пуговицы и опрятном мундире, смотрел в упор своими упрямыми глазами на эти движения Рыльского и испытывал неприятное ощущение человека, перед которым творится что-нибудь такое, что хотя и не по нутру ему, но на что волей-неволей приходится смотреть и терпеть.
  32. Это бессознательное выражение сказывалось во всей собранной фигуре Семенова, в его упрямом наклонении головы, в манере говорить голосом авторитетным и уверенным.

Речь шла о предстоящей войне. Корнев и Рыльский несколько раз ловко прошлись насчет Семенова и еще более раздражили его. Разговор оборвался. Корнев замолчал и, грызя, по обыкновению, ногти, бросал направо и налево рассеянные взгляды на окружавших его товарищей. Он уж несколько раз скользнул взглядом по фигуре Семенова и наконец проговорил, обращаясь к нему:

— Если б и не знал я, что отец твой военный, то можно угадать это по твоей осанке.

Семенов удовлетворенно, но в то же время выжидательно оправился, и лицо его приняло еще более официальное и важное выражение.

— Полковник? — спросил Корнев.

Семенов кивнул головой.

— Я видел его… Денщиков бьет?

  • — Если виноват, спуску не даст.
  • — Вот этак, — сказал Корнев и, скорчив свирепую физиономию, идиотски скосив глаза, сунул кулаком в воздух.
  • Все рассмеялись.

— Ты, конечно, тоже будешь военный? — спросил Рыльский.

  1. — Об этом еще рано теперь говорить, — ответил, еще более надувшись, Семенов.
  2. — Дело тятькино, — рассмеялся Рыльский.
  3. Семенов злобно покосился на него и сдержанно ответил:

— Что ж делать? настолько еще не развит, что признаю власть отца.

— Понятно, — с комичной серьезностью поддержал его Рыльский и опять рассмеялся.

— Настолько глуп, что в бога верю… Терпеть не могу поляков за их чванливое нахальство.

— Это к прежнему счету, — продолжал тем же тоном Рыльский, — немцев не терплю за их возмутительное высокомерие, французов — за их пустое легкомыслие…

  • — Собственно, это очень характерно, — вмешался Корнев, — ты, значит, все нации, кроме русской, не любишь?
  • — Вовсе нет.
  • — Ну, кого же ты любишь?
  • Семенов подумал.
  • — Испанцев, — ответил он.

— Ты видел хоть одного испанца? — спросил Корнев так, что все рассмеялись.

— Я и Америки не видел… По-твоему, значит, чего не видел, о том и говорить нельзя?

— Ну хорошо, за что ты, собственно, испанцев любишь?

— За бой быков, — заговорил Рыльский, — за учреждение ордена иезуитов…

— Иезуиты уж это ваше польское дело… По-моему, каждый поляк иезуит.

— По-моему? — вспыхнул Рыльский. — А по-моему, ты самодовольная свинья, которая, вместо того чтоб думать, гордишься тем, что думать не хочешь.

— А ты… — начал было Семенов, но в это время дверь отворилась, и в класс вошел инспектор.

Все встали и быстро оправились.

Бритое широкое лицо инспектора на этот раз не было таким деревянным, как обыкновенно. Даже и в голосе его, сухом и трескучем, теперь отдавались какие-то незнакомые, располагавшие к себе нотки. Да и дело, по которому пришел инспектор, выходило из ряда вон. В его руках был печатный лист с приглашением желающих поступить в морской корпус.

Сообщив условия поступления, инспектор ушел, а класс превратился в улей, набитый всполошившимися пчелами.

Все говорили, все волновались, всех охватило приятное чувство сознания, что они уж не дети и могут располагать собою, как хотят.

Конечно, это был, в сущности, только обман чувств, — у каждого были родители, но об этом как-то не хотелось думать, особенно Карташеву, и он так же решительно, как и его друзья Касицкий и Данилов, заявил о своем твердом и непреклонном намерении тоже ехать в корпус.

  1. Волнение улеглось, больше желающих не оказалось, и товарищи смотрели на нераздельную тройку, как на что-то уже отрезанное от них.
  2. Одни относились к отъезжавшим с симпатией и даже с завистью, и это льстило тройке, другие, вроде Корнева, не сочувствовали.
  3. Корнев, грызя свои ногти, заявил, что не находит в карьере моряка ничего привлекательного.
  4. — Еще бы тебе находить в ней какую-нибудь прелесть, когда тебя и в лодке укачивает, — сказал пренебрежительно Касицкий.
  5. Корнев покраснел и ответил:
  6. — Я-то уж, конечно, какой моряк, но если б меня и не укачивало, я все-таки не избрал бы карьеры моряка.
  7. — Почему?
  8. — Потому что не вижу никакой разницы между любым армейским офицером и моряком: та же бессмысленная жизнь.

— Почему бессмысленная? — огрызнулся Семенов.

— Да потому, что все, в конце концов, сводится: на-а плечо! на краул!.. Да ей-богу! Ну что, собственно, какую цель вы преследуете? Ну, будете ездить на пароходе, будете лупить линьками матросов и в то же время любоваться морем. Трогательная идиллия, чушь с маслом, такая же бессмысленная жизнь, как жизнь любого юнкера.

Данилов схватился с Корневым.

Доводы Данилова сводились к прелестям морской жизни, прелестям борьбы с морем.

— Собственно, — возражал Корнев, — какой в этой прелести, в сущности, смысл: победа? — ну, победил сегодня с тем, что завтра оно уже побеждено? Нет, завтра опять побеждай, и послезавтра, и до тысячи раз. В конце концов вся жизнь сведется к счету рейсов — одним больше, одним меньше…

  • Доводы Корнева сильно охладили отношения учеников к собиравшейся к отъезду тройке.
  • Карташеву тоже как-то в ином освещении представился корпус.
  • Тем не менее друзья попрощались, выходя из гимназии, с твердым намерением ехать в корпус.
  • Карташев пришел домой и к концу обеда приступил к переговорам с матерью.
  • Мать со страхом прислушивалась к словам сына, но делала спокойное лицо и ласково смотрела, пока он, глотая красный сочный арбуз, рассказывал ей о вызове желающих поступить в корпус и о решении его, Данилова и Касицкого.

— Поезжай… — проговорила мать серьезным, грустным голосом, когда он кончил.

Она вздохнула.

— Я мечтала о другой карьере, думала, что мой сын принесет мне университетский диплом… Жаль, что не исполнила папиного желания, когда тебе было десять лет, и сразу не отдала в корпус.

— В корпус, чтоб выйти офицером, я сам бы не пошел. Моряк и сухопутный офицер — громадная разница.

— Нет, уж хоть не обманывай себя: никакой разницы нет.

Наступило молчание. Карташева невольно поразило сходство взглядов матери и Корнева. Насколько Корнев при этом возвысился в его глазах, настолько же себя он почувствовал как-то униженным перед Корневым.

— Делай как хочешь, — продолжала, помолчав, мать. — Я думала, что ты поможешь мне по хозяйству без папы. Делай как хочешь.

Аглаида Васильевна встала расстроенная и вышла из столовой.

Карташев не ожидал такого конца.

— По-моему, Тёма, это глупость, — сказала его рассудительная сестра Зина. — У мамы здоровье слабое, ты, старший в доме, бросишь семью, уедешь в корпус… а кто ж здесь будет ходить в наемный двор, как мы останемся без мужчины?

— Я что ж, по-твоему, так и буду всю жизнь около вас торчать? — спросил с досадой Карташев.

  1. — Да мне-то ты ни капельки не нужен, — поезжай хоть сейчас и куда тебе угодно.
  2. И Зина ушла.
  3. Карташев чувствовал себя окончательно сбитым с позиции: морской корпус, еще так недавно казавшийся делом решенным, отодвинулся куда-то далеко-далеко.
  4. Наташа, вторая сестра, с любовью и грустью смотрела на брата.

— Ты когда, Тёма, поедешь? — спросила она, стараясь скрыть волновавшие ее чувства под маской простого любопытства.

Тёма заглянул в глаза сестры.

Источник: https://mybrary.ru/books/proza/prose-rus-classic/161264-nikolai-garin-mihailovskii-gimnazisty-semeinaya.html

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector