Краткое содержание моэм театр за 2 минуты пересказ сюжета

Роман «Театр» Моэм Сомерсет, английский писатель, выпустил в свет в 1937 году. Моэм получил блестящее образование.

Помимо успешной деятельности драматурга, он успел поработать агентом британской разведки во время Первой мировой войны, много путешествовал и с легкостью истинного таланта отражал свои впечатления в литературных произведениях.

Многие его романы и рассказы перешли в статус классической литературы, в том числе и ироничный, легкий роман «Театр».

Джулия Ламберт и ее муж

В романе «Театр» (Моэм Сомерсет — автор) главная героиня – Джулия Ламберт, знаменитая британская актриса. Добившись успеха благодаря своему таланту в молодые годы, она удерживала пальму первенства и в сорок шесть лет.

«Блестящая, знаменитая, красивая, талантливая», – эти эпитеты она слышит каждый раз по окончании спектакля. Джулия успешна, ее жизнь удалась.

У нее множество поклонников, а лорд Чарльз Тэмери и вовсе безнадежно любит ее всю жизнь, совершенно не рассчитывая на взаимность.

Муж великой актрисы – Майкл, «самый красивый мужчина в Лондоне», как говорит о нем Джулия. Она полюбила его страстно еще в девятнадцать лет, он стал поклонником ее таланта. В молодости они вместе играли в одной труппе, но слабый темперамент не сделал из него актера, да и в жизни он отличался спокойным и очень ровным характером. Они хотели пожениться, но родители Майкла были против брака.

Только благодаря актерским талантам, пущенным в ход Джулией, ей удалось понравиться его родителям. В Первую мировую войну Майкл ушел на фронт, а Джулия неожиданно для себя поняла, что больше его не любит. Но муж по-прежнему был красив, практичен, спокоен, надежен и знал, что актер он никудышный. Это знание его не терзало, он верил в Джулию и, уходя на фронт, убедил ее не покидать сцену.

За душевными терзаниями прошло несколько лет, за это время в семье родился сын Роджер, имя Джулии Ламберт стало известным, она прославилась как актриса редкого таланта. Тайной актерского мастерства было то, что Джулия играла в жизни и жила на сцене.

Краткое содержание Моэм Театр за 2 минуты пересказ сюжета

Маленькая история отношений

Когда родители Майкла умерли и оставили в наследство небольшой капитал, он решил пустить его в дело и арендовал небольшой театр, звездой которого стала великая Джулия Ламберт.

Соучредителем предприятия согласилась стать давняя поклонница таланта Джулии — состоятельная «старуха» и аристократка Долли де Фриз. Майкл стал администратором и режиссером театра, и это получалось у него гораздо лучше актерского ремесла.

Дела у театра шли хорошо, благодаря положению в обществе Долли ввела в круг аристократии Джулию и Майкла. Сын вырос и учился вдалеке от матери. Джулии было скучно.

Книга «Театр» (Сомерсет Моэм — автор романа) писалась после Первой мировой войны, когда многие семьи постиг кризис и распад. Автор, как участник военных действий и знаток человеческой природы, отразил это в романе.

Но однажды Майкл познакомил ее с молодым клерком Томом Феннелом. Уильям Сомерсет Моэм разворачивает повествование в английском обществе, поделенном на классы. И если Джулии, дочери ветеринарного врача, удалось занять в аристократической среде свое место благодаря таланту, то у Тома шансов попасть в высшее общество крайне мало.

Он был бухгалтером и помогал Майклу разбирать бумаги. Неожиданно для себя, в качестве легкой забавы («…мальчик запомнит это на всю жизнь и будет рассказывать своим внукам»), Джулия пригласила его на обед.

Она не могла запомнить, как его зовут, но ей нравилась роль благородной Джулии Ламберт – великой актрисы, которую она играла на обеде.

Краткое содержание Моэм Театр за 2 минуты пересказ сюжета

Завязка романа

Во время обеда выяснилось, что Том смотрел все ее спектакли и был откровенно влюблен в Джулию. Это очень забавляло актрису, но она быстро забыла об этом эпизоде. Но однажды Том прислал ей букет после спектакля, а после позвонил и пригласил к себе на чай.

Руководствуясь любопытством, Джулия приняла приглашение и в назначенный час оказалась в маленькой квартирке Феннела. Решив осчастливить визитом молодого человека, Джулия вдруг вспомнила, что очень похожее жилье снимала сама в начале своей карьеры. Маленькая, бедная комната, любезный хозяин и нахлынувшие воспоминания немного ослабили внутренний контроль.

Тем неожиданней для нее были пылкие поцелуи и признания Тома, и, поддавшись легкомыслию, Джулия отдалась порыву.

Оказавшись в гримерке перед спектаклем и вспоминая с улыбкой произошедшее, она решила вычеркнуть из памяти этот милый эпизод.

Но Том был настойчив и, получив еще одну аудиенцию, проявил такое обожание, что актриса, решившая категорически ему отказать, вновь не устояла. Роман закрутился и увлек ее за собой. Джулия Ламберт вдруг неожиданно поняла, что влюблена в юношу.

Она делала ему дорогие подарки, проводила в его обществе много времени и совершенно не думала, что публичные появления в обществе в компании молодого человека могут ее скомпрометировать.

Ее репутация была безупречна, долгие годы в браке с образцовым мужем создали ей имидж почти святой. Уильям Сомерсет Моэм писал роман в то время, когда репутация в обществе значила очень много, и, однажды сделав неверный шаг, можно было стать изгоем.

Краткое содержание Моэм Театр за 2 минуты пересказ сюжета

Кризис среднего возраста

Спасти положение и донести до Майкла слухи решила терзаемая ревностью Долли де Фриз. Поверил Майкл сплетням или нет, Джулия не смогла понять, но это ее отрезвило. Майкл шутливо сказал Тому, что он будет благодарен любому человеку, кто согласится ходить с его женой в клубы и рестораны, избавив его от этой обязанности.

Наступило лето, и семейство Ламбертов, ожидая в гости сына, перебралось за город. В качестве компаньона для Роджера был приглашен Том Феннел. Джулия надеялась, что роман на отдыхе расцветет, и жизнь заиграет новыми гранями, но с досадой поняла, что Том предпочитает ей общество сына. Так начались горькие открытия, Джулия стала подозревать, что стареет.

В романе «Театр» Моэм Сомерсет с точностью описывает тонкости женской психологии. Джулия, как сказали бы сейчас, переживала кризис среднего возраста.

Вернувшись с летнего отдыха, Том и Джулия некоторое время не виделись. Зато ее сын сдружился с Томом, и они вместе проводили много времени. Именно в этот период она узнает, что молодые люди развлекаются в обществе юных девушек – актрис.

В ней проснулась ревность, а сын поверг ее в недоумение словами о том, что хочет узнать, что такое настоящая жизнь. Объясняя Джулии свое, как ей показалось, странное желание, он пояснил, что видит дома разыгрываемые отрывки из разных спектаклей, но не видит, каковы его родители и их отношения на самом деле.

Актриса не на шутку испугалась, что ее обман вот-вот откроется, но Роджер вскоре после разговора уехал.

Краткое содержание Моэм Театр за 2 минуты пересказ сюжета

Жизнь на сцене, театр в жизни

Книга «Театр» (Моэм Сомерсет) повествует об освобождении от иллюзий, ложных представлений и о свободе выбора. Движимая «лучшими чувствами» (или страхом потерять прибыль), Долли де Фриз решила открыть Джулии глаза на ее юного любовника.

Она рассказала, что он пообещал молодой актрисе Эвис Крайтон протекцию в театре, упомянув, что «старуха» Ламберт сделает для него все. Действительно, Том обратился к Джулии с просьбой дать Эвис роль в новом спектакле. Этого актриса простить не могла.

И дело было не в попранном женском тщеславии, и тем более не в любви (к этому моменту Том Феннел был уже не любим). Но он предал талант и искусство в ее лице. Этого простить было невозможно!

Эвис Крайтон получила роль, но ее карьера погибла в день премьеры. Игравшая в половину силы на репетициях, великая Джулия Ламберт дала развернуться всей мощи своего таланта на премьерном спектакле. Это был ее триумф, ее месть, ее слава и счастье! Весь мир снова оказался у ее ног, а незадачливая актриса была разбита.

Случайно встретившись с Томом возле гримерки, она увидела в его глазах еще большее восхищение, но ей было уже все равно. В романе «Театр» Сомерсет Моэм раскрыл характер не просто талантливой актрисы, но и умной женщины. Проходя через кризисы, предательства и трудности, мы становимся сильнее, а слабый пол иногда опаснее.

Краткое содержание Моэм Театр за 2 минуты пересказ сюжета

Роман показывает срез общества и взаимоотношений внутри него, а также концентрированно рассказывает об особенностях женского взгляда на мир, автор выступает как знаток душ и характеров. Возможно, вас увлечет полное повествование, тогда к вашим услугам книга — Сомерсет Моэм, «Театр». Краткое содержание вам уже известно, теперь черед за прочтением полной версии романа.

Источник: https://autogear.ru/article/242/531/roman-teatr-moem-somerset-kratkoe-soderjanie/

Сомерсет Моэм — Театр

Дверь отворилась, Майкл Госселин поднял глаза. В комнату вошла Джулия.

– Это ты? Я тебя не задержу. Всего одну минутку. Только покончу с письмами.

– Я не спешу. Просто зашла посмотреть, какие билеты послали Деннорантам. Что тут делает этот молодой человек?

С безошибочным чутьем опытной актрисы приурочивая жест к слову, она указала движением изящной головки на комнату, через которую только что прошла.

– Это бухгалтер. Из конторы Лоренса и Хэмфри. Он здесь уже три дня.

– Выглядит очень юным.

– Он у них в учениках по контракту. Похоже, что дело своё знает. Поражен тем, как ведутся у нас бухгалтерские книги. Он не представлял себе, что можно поставить театр на деловые рельсы. Говорит, в некоторых фирмах счетные книги в таком состоянии, что поседеть можно.

«Джулия улыбнулась, глядя на красивое лицо мужа, излучающее самодовольство.

– Тактичный юноша.

– Он сегодня кончает. Не взять ли его с собой перекусить на скорую руку? Он вполне хорошо воспитан.

– По-твоему, этого достаточно, чтобы приглашать его к ленчу?

Майкл не заметил лёгкой иронии, прозвучавшей в её голосе.

– Если ты возражаешь, я не стану его звать. Я просто подумал, что это доставит ему большое удовольствие. Он страшно тобой восхищается. Три раза ходил на последнюю пьесу. Ему до смерти хочется познакомиться с тобой.

Майкл нажал кнопку, и через секунду на пороге появилась его секретарша.

– Письма готовы, Марджори. Какие на сегодня у меня назначены встречи?

Джулия вполуха слушала список, который читала Марджори, и от нечего делать оглядывала комнату, хотя помнила её до мелочей. Как раз такой кабинет и должен быть у антрепренера первоклассного театра. Стены были обшиты панелями (по себестоимости) хорошим декоратором, на них висели гравюры на театральные сюжеты, выполненные Зоффани и де Уайльдом. Кресла удобные, большие.

Майкл сидел в чиппенделе(1) – подделка, но куплена в известной мебельной фирме, – его стол, с тяжелыми пузатыми ножками, тоже чиппендель, выглядел необыкновенно солидно. На столе стояли её фотография в массивной серебряной рамке и, для симметрии, фотография Роджера, их сына.

Между ними помещался великолепный серебряный чернильный прибор, который она подарила как-то Майклу в день рождения, а впереди бювар из красного сафьяна с богатым золотым узором, где Майкл держал бумагу, на случай, если ему вздумается написать письмо от руки.

На бумаге был адрес: «Сиддонс-театр», на конвертах эмблема Майкла: кабанья голова, а под ней девиз: «Nemo m impune lacessit»(2). Желтые тюльпаны в серебряной вазе, выигранной Майклом на состязаниях по гольфу среди актёров, свидетельствовали о заботливости Марджори. Джулия бросила на неё задумчивый взгляд.

Несмотря на коротко стриженные, обесцвеченные перекисью волосы и густо накрашенные губы, у неё был бесполый вид, отличающий идеальную секретаршу. Она проработала с Майклом пять лет, должна была вдоль и поперек изучить его за это время. Интересно, хватило у неё ума влюбиться в него?

Майкл поднялся с кресла.

– Ну, дорогая, я готов.

Марджори подала ему чёрную фетровую шляпу и распахнула дверь. Когда они вышли в контору, юноша, которого заметила, проходя, Джулия, обернулся и встал.

– Разрешите познакомить вас с миссис Лэмберт, – сказал Майкл. Затем добавил с видом посла, представляющего атташе царственной особе, при дворе которой он аккредитован:

– Это тот джентльмен, который любезно согласился привести в порядок наши бухгалтерские книги.

Юноша залился ярким румянцем. На теплую улыбку Джулии, всегда бывшую у неё наготове, он ответил деревянной улыбкой. А сердечно пожав ему руку, она отметила, что ладонь его стала влажной от пота. Его смущение было трогательно. Так, верно, чувствовали себя те, кого представляли Саре Сиддонс(3).

Джулия подумала, что не очень-то любезно ответила Майклу, когда он предложил позвать мальчика на ленч. Она посмотрела ему прямо в глаза своими огромными тёмно-карими лучистыми глазами.

Без всякого усилия, так же инстинктивно, как отмахнулась бы от докучавшей ей мухи, она вложила в голос чуть ироничное, ласковое радушие:

– Может быть, вы не откажетесь поехать с нами перекусить? Майкл привезет вас обратно после ленча.

Юноша опять покраснел, кадык на его тонкой шее судорожно дернулся.

– Это очень любезно с вашей стороны. – Он встревоженно осмотрел свой костюм. – Но я невероятно грязен.

– Вы сможете умыться и почиститься, когда приедете к нам.

Машина ждала у служебного входа: длинный чёрный автомобиль с хромированными деталями, сиденья обтянуты посеребренной кожей, эмблема Майкла скромно украшает дверцы. Джулия села сзади.

– Садитесь со мной. Майкл поведет машину.

Они жили на Стэнхоуп-плейс. Когда они приехали, Джулия велела дворецкому показать юноше, где он может помыть руки. Сама она поднялась в гостиную. В то время как она красила губы, появился Майкл.

  • – Я сказал ему, чтобы он шел сюда, как только будет готов.
  • – Между прочим, как его зовут?
  • – Понятия не имею.
Читайте также:  Краткое содержание толстой исповедь за 2 минуты пересказ сюжета

– Милый, надо же нам знать. Я попрошу его расписаться в книге для посетителей.

– Слишком много чести. – Майкл просил расписываться только самых почетных гостей. – Мы видим его здесь в первый и последний раз.

В этот момент молодой человек появился в дверях. В машине Джулия приложила все старания, чтобы успокоить его, но он, видно, всё ещё робел. Их уже ждал коктейль, Майкл разлил его по бокалам. Джулия вынула сигарету, и молодой человек зажег спичку, но рука его так сильно дрожала, что ей ни за что бы не удалось прикурить, поэтому она сжала её своими пальцами.

«Бедный ягненочек, – подумала Джулия, – верно, сегодня самый знаменательный день в его жизни. Будет на седьмом небе от счастья, когда начнет рассказывать об этом. Он станет героем в своей конторе, и все от зависти лопнут».

Язык Джулии сильно разнился, когда она говорила сама с собой и с другими людьми. С собой она не стеснялась в выражениях. Джулия с наслаждением сделала первую затяжку. Право же, если подумать, разве неудивительно, что ленч с ней и получасовой разговор придаст человеку столько важности, сделает его крупной персоной в его жалком кружке.

  1. Юноша выдавил из себя фразу:
  2. – Какая потрясающая комната.
  3. Джулия одарила его очаровательной улыбкой, слегка приподняв свои прекрасные брови, что он, наверное, не раз видел на сцене.

– Я очень рада, что она вам нравится, – голос у неё был низкий и чуть хрипловатый. По тону Джулии можно было подумать, что его слова сняли огромную тяжесть с её души. – Мы в семье считаем, что у Майкла превосходный вкус.

Майкл самодовольно оглядел комнату.

– У меня такой богатый опыт. Я всегда сам придумываю интерьеры для наших пьес. Конечно, у нас есть человек для черновой работы, но идеи мои.

Они переехали в этот дом два года назад, и Майкл так же, как и Джулия, знал, что они отдали его в руки опытного декоратора, когда отправились в турне по провинции, и тот взялся полностью его подготовить к их приезду, причем бесплатно, за то, что они предоставят ему работу в театре, когда вернутся.

Но к чему было сообщать эти скучные подробности человеку, даже имя которого было им неизвестно. Дом был отлично обставлен, в нём удачно сочетались антиквариат и модерн, и Майкл мог с полным правом сказать, что это, вне сомнения, дом джентльмена.

Однако Джулия настояла на том, чтобы спальня была такой, как она хочет, и, поскольку её абсолютно устраивала спальня в их старом доме в Ридженс-парк, где они жили с конца войны, перевезла её сюда всю целиком.

Кровать и туалетный столик были обтянуты розовым шёлком, кушетка и кресло – светло-голубым, который так любил Натье(4); над кроватью порхали пухлые позолоченные херувимы, держащие лампу под розовым абажуром, такие же пухлые позолоченные херувимы окружали гирляндой трюмо.

На столе атласного дерева стояли в богатых рамах фотографии с автографами: актёры, актрисы и члены королевской фамилии. Декоратор презрительно поднял брови, но это была единственная комната в доме, где Джулия чувствовала себя по-настоящему уютно. Она писала письма за бюро из атласного дерева, сидя на позолоченном стуле.

Дворецкий объявил, что ленч подан, и они пошли вниз.

– Надеюсь, вы не останетесь голодны, – сказала Джулия. – У нас с Майклом очень плохой аппетит.

И действительно: на столе их ждали жареная камбала, котлеты со шпинатом и компот. Эта еда могла утолить законный голод, но не давала потолстеть. Кухарка, предупрежденная Марджори, что к ленчу будет ещё один человек, приготовила на скорую руку жареный картофель.

Он выглядел хрустящим и аппетитно пахнул. Но ел его только гость. Майкл уставился на блюдо с таким видом, словно не совсем понимал, что там лежит, затем, чуть заметно вздрогнув, очнулся от мрачной задумчивости и сказал: нет, благодарю.

Они сидели за длинным и узким обеденным столом, Джулия и Майкл на торцовых концах, друг против друга, в величественных итальянских креслах, молодой человек – посредине, на не очень удобном, но гармонирующем с прочей мебелью стуле.

Джулия заметила, что он посматривает на буфет, и наклонилась к нему с обаятельной улыбкой.

Источник: https://mybrary.ru/books/proza/klassicheskaja-proza/137926-somerset-moem-teatr.html

Сомерсет Моэм — Возвращение

Моэм Сомерсет

Возвращение

  • Уильям Сомерсет Моэм
  • Возвращение
  • Рассказ.
  • Перевод с английского Шарова А., 1982 г

Ферма была расположена в долине между холмами Сомерсетшира. Старомодный каменный дом окружали сараи, загоны для скота и другие дворовые строения. Над его входной дверью красивыми старинными цифрами была высечена дата постройки: 1673; и серый, на века сложенный дом был такой же неотъемлемой частью пейзажа, как и деревья, под сенью которых он укрывался.

Из ухоженного сада к большой дороге вела аллея великолепных вязов, которая украсила бы любую помещичью усадьбу. Люди, жившие там, были такими же крепкими, стойкими и скромными, как и самый дом. Гордились они только тем, что со времени его постройки все мужчины, принадлежавшие к этой семье, из поколения в поколение рождались и умирали в нем. Триста лет они обрабатывали здесь землю.

Джорджу Медоузу было теперь пятьдесят лет, а его жене — на год или два меньше. Оба они были прекрасные, честные люди в расцвете сил, и дети их — два сына и три дочери — были красивые и здоровые. Им были чужды новомодные идеи — они не считали себя леди и джентльменами, знали свое место в жизни и довольствовались им. Я никогда не видал более сплоченной семьи.

Все были веселы, трудолюбивы и доброжелательны. Их жизнь была патриархальна и гармонична, что придавало ей законченную красоту симфонии Бетховена или картины Тициана. Они были счастливы и достойны своего счастья. Но хозяином на ферме был не Джордж Медоуз («Куда там», — говорили в деревне): хозяйкой была его мать. «Прямо-таки мужчина в юбке», — говорили про нее.

Это была женщина семидесяти лет, высокая, статная, с седыми волосами, и хотя лицо ее было изборождено морщинами, глаза оставались живыми и острыми. Ее слово было законом в доме и на ферме; но она обладала чувством юмора и властвовала хотя и деспотично, но не жестоко. Шутки ее вызывали смех, и люди повторяли их. У нее была крепкая деловая хватка, и провести ее было трудно.

Это была незаурядная личность. В ней уживались, что случается очень редко, доброжелательность и умение высмеять человека.

Однажды, когда я возвращался домой, меня остановила миссис Джордж. (Только к ее свекрови почтительно обращались как к «миссис Медоуз», жену Джорджа называли просто «миссис Джордж».) Она была чем-то сильно взволнована.

— Как бы вы думали, кто к нам сегодня приезжает? — спросила она меня. Дядя Джордж Медоуз. Знаете, тот, который был в Китае.

— Неужели? Я думал, что он умер.

— Мы все так думали.

Историю дядюшки Джорджа я слышал десятки раз, и она всегда забавляла меня, так как от нее веяло ароматом старинной легенды; теперь меня взволновала возможность увидеть ее героя. Ведь дядюшка Джордж Медоуз и Том, его младший брат, оба ухаживали за миссис Медоуз, когда она еще была Эмили Грин, пятьдесят с лишним лет назад, и когда Эмили вышла замуж за Тома, Джордж сел на корабль и уехал.

Было известно, что он поселился где-то на побережье Китая. В течение двадцати лет он изредка присылал им подарки; затем больше не подавал о себе вестей; когда Том Медоуз умер, его вдова написала об этом Джорджу, но ответа не получила; и наконец все решили, что его тоже нет в живых.

Но несколько дней назад, к большому своему удивлению, они получили письмо из Портсмута от экономки приюта для моряков. Она сообщала, что последние десять лет Джордж Медоуз, искалеченный ревматизмом, провел там, а теперь, чувствуя, что жить ему осталось недолго, пожелал снова увидеть дом, в котором родился.

Альберт, его внучатый племянник, отправился за ним в Портсмут на своем форде, к вечеру они должны были приехать.

— Только представьте себе, — говорила миссис Джордж, — он не был здесь больше пятидесяти лет. Он даже никогда не видел моего Джорджа, а ему уже пошел пятьдесят первый год.

— А что думает об этом миссис Медоуз? — спросил я.

— Ну, ведь вы ее знаете. Она сидит и улыбается про себя. Сказала только: «Он был красивым парнем, когда уезжал, но не таким положительным, как его брат». Вот поэтому она и выбрала отца моего Джорджа. Она еще говорит: «Теперь-то, вероятно, он угомонился».

Миссис Джордж пригласила меня зайти познакомиться с ним. С наивностью деревенской жительницы, которая если и уезжала из дома, то не дальше, чем в Лондон, она считала, что, раз мы оба побывали в Китае, у нас должны быть общие интересы. Конечно, я принял приглашение.

Когда я пришел, вся семья была в сборе; все сидели в большой старой кухне с каменным полом, миссис Медоуз — на стуле у огня, держась очень прямо и в своем парадном шелковом платье, что меня позабавило, сын с женой и детьми — за столом. По другую сторону камина сидел сгорбленный старик.

Он был очень худ, и кожа висела на его костях, как старый, слишком широкий пиджак. Лицо у него было морщинистое и желтое; во рту не осталось почти ни одного зуба.

  1. Мы поздоровались с ним за руку.
  2. — Очень рад, что вы благополучно добрались сюда, мистер Медоуз, -сказал я.
  3. — Капитан, — поправил он меня.

— Он прошел всю аллею, — сказал мне Альберт, его внучатый племянник. Когда мы подъехали к воротам, он заставил меня остановить машину и заявил, что хочет идти пешком.

— А ведь я целых два года был прикован к кровати. Меня снесли на руках и посадили в машину. Я думал, что никогда уже не смогу ходить, но когда я их увидел, эти самые вязы, — помню, отец их очень любил, — то почувствовал, что опять могу двигать ногами. Я прошел по этой аллее пятьдесят два года тому назад, когда уезжал, а вот теперь снова сам вернулся по ней обратно.

— Ну и глупо! — заметила миссис Медоуз.

— Мне это пошло на пользу. Так хорошо и бодро я не чувствовал себя уже лет десять. Я еще тебя переживу, Эмили.

— Не слишком рассчитывай на это, — ответила она.

Вероятно, уже целую вечность никто не называл миссис Медоуз по имени. Меня это даже немного покоробило, будто старик позволил себе какую-то вольность по отношению к ней. Она смотрела на него, и в глазах у нее мелькнула чуть насмешливая улыбка, а он, разговаривая с ней, ухмылялся, обнажая беззубые десны.

Странное чувство я испытывал, глядя на этих двух стариков, не видевшихся полвека, и думая о том, что столько лет назад он любил ее, а она любила другого. Мне захотелось узнать, помнят ли они, что чувствовали тогда и о чем говорили друг с другом.

Мне захотелось узнать, не удивляет ли теперь его самого, что из-за этой старой женщины он покинул дом своих предков, законное свое наследие, и всю жизнь скитался по чужим краям.

— Вы когда-нибудь были женаты, капитан Медоуз? — спросил я.

— Нет, это не для меня,- ответил он надтреснутым голосом и ухмыльнулся, — я слишком хорошо знаю женщин.

— Ты только так говоришь, — возразила миссис Медоуз, — на самом деле в молодости у тебя наверняка было с полдюжины черных жен.

Источник: https://libking.ru/books/prose-/prose/37832-somerset-moem-vozvrashchenie.html

Сомерсет Моэм "Театр": книга и фильм 1978

Роман Сомерсета Моэма «Театр» хотела прочесть уже давно, потому что советская экранизация 1978 года с Вией Артмане в роли Джулии была и остаётся одним из моих самых любимых фильмов.

И вот как только мне подарили книгу, я сразу на неё набросилась.

Да, думаю, такие вещи надо читать в бумаге, в неспешной, тихой обстановке, с чаем и лампой, отбрасывающей на страницы блики тёплого света… В общем, антураж может быть любой, главное, чтобы он способствовал погружению и размышлению.

А поразмышлять есть над чем. Кроме того, что в романе много замечательных афоризмов, там каждая сюжетная линия очень логична и хорошо проработана.

В основе сюжета любовная история успешной театральной звезды Джулии Ламберт и молодого бухгалтера Томаса Феннелла. Но эта книга не только о любви, её проблематика гораздо шире и глубже.

В роли Джулии Ламберт — Вия Артмане. В роли Томаса Феннела — Ивар Калныньш.

Фильм настолько великолепен, что пока я читала книгу, перед глазами всплывали кадры из него, ничего другого просто не представлялось. Потому что в фильме сохранены все авторские коллизии сюжета и авторская трактовка персонажей, создана такая атмосфера, что думаешь: «Да, так оно и было!» Я, конечно, не могла не сравнивать, и потому взгляд особенно цеплялся за сцены, не вошедшие в фильм.

Читайте также:  Краткое содержание пир во время чумы пушкин за 2 минуты пересказ сюжета

Майкл и Джулия. В роли Майкла Гослина — Гунар Цилинский

Например, линия отношений Джулии и Майкла до замужества. Она шикарна! Эта любовная история совершенно не похожа на историю Джулии и Тома, случившуюся позднее.

Линия отношений Джулии с сыном Роджером — в книге она более развёрнута, и имеет немного другой характер, потому что ясно показана причина отчуждения Роджера от той жизни, которую вели его родители.

Джулия с сыном Роджером. В роли Роджера — Петерис Гаудиньш

Но больше всего мне понравилось, как подробно, во всех деталях и со всеми необходимыми акцентами, показаны моменты возвышения таланта, завоевания успеха и построения бизнеса. Стратегия Майкла прописана так детально, что кажется, это просто руководство к действию!

Образы Джулии, Майкла, Чарльза, Тома, Роджера в фильме ничем от книги не отличаются, разве что Джулия в книге более легкомысленна и подвержена сумасбродным порывам, тогда как в фильме все её порывы чётко нанизаны на главный стержень натуры — то, что она актриса.

В роли Чарльза Таммерли — Валентин Скулме

Но образ Долли, как мне показалось, в фильме намного привлекательнее, чем в книге. В фильме она скорее вызывает симпатию, тогда как в книге скорее отталкивает. Заметно, что автор не слишком симпатизирует феминисткам.

В роли Долли де Фриз — Эльза Радзиня

Долли де Фриз — не просто благодетельница Джулии и её близкая подруга, в книге ясно сказано о том, что Долли в неё влюблена. Однако в фильме этот момент как бы вынесен за скобки: об этом нигде не говорится прямо, но взрослым людям не составит труда догадаться об истинном характере взаимоотношений двух женщин.

Долли собственница, она хочет привязать к себе Джулию если не любовью, так благодарностью. Окружает её заботой и вниманием, заваливает деньгами только ради того, чтобы никто из мужчин не мог с ней в этом конкурировать.

Исключая, разве что, Майкла, мужа Джулии, который также является директором театра и талантливым продюсером, создающим все условия для того, чтобы его жене на сцене не было равных. Но как только в жизни Джулии появляется Том, отношение Долли сильно меняется.

Долли и Джулия

Иви также в фильме сделали более привлекательной.

Джулия называет свою горничную «Старая Корова», но говорит это так ласково, с такой теплотой и любовью, что мы сразу понимаем: они обе сильно друг к другу привязаны, их соединяют почти родственные узы.

Иви для Джулии скорее нянька, она ревностно следит за режимом и питанием своей подопечной, за тем, чтобы её таланту ничто не мешало. И конечно, Иви тоже не в восторге от появления Тома.

В роли Иви — Илга Витола

Что касается истории Джулии и Тома, то в фильме она показана почти буквально по книге, с сохранением всех ключевых сцен, оттенков эмоций, общей логики картины и ярких характерных фишек. Но это не просто любовный роман, красиво описанный от начала до самого конца.

В книге есть один акцент, который в фильме не так хорошо заметен: в конце, когда Джулия сидит одна в ресторане, она не просто думает о том, что жизнь — это декорации. Она ещё планирует свою следующую роль, которую сможет сыграть, опираясь на чувства, пережитые ею во время романа с Томом.

«Сыграть чувства можно только после того, как преодолеешь их. Джулия вспомнила слова Чарлза, как-то сказавшего ей, что поэзия проистекает из чувств, которые понимаешь тогда, когда они позади, и становишься безмятежен».

Майкл и Джулия

И мы наконец понимаем, почему Майкл, зная о романе жены с молодым бухгалтером, не ревновал её и не устраивал сцен. Он-то знал, что для Джулии главное — театр.

Она актриса до самой своей сердцевины, и никакое любовное увлечение не способно затмить для неё её истинного призвания, предназначения в жизни.

Майкл и Долли это принимают, и потому оба остаются рядом с Джулией, а Том в конце концов уходит из её жизни.

Так что и книга эта, и фильм не столько о любви, сколько о том, чем является любовь для истинно талантливого человека. Вот несколько цитат:

«Она часто чувствовала, что её талант …не она сама и не часть её, а что-то вне её, что пользовалось ею, Джулией Лэмберт, для самовыражения.

Это была неведомая ей духовная субстанция, озарение, которое, казалось, нисходило на неё свыше и посредством неё, Джулии, совершало то, на что сама Джулия была неспособна. …

Это был дух, который играл на ней, как скрипач на скрипке».

«…лишь мы, артисты, реальны в этом мире. …Все люди наше сырьё. Мы вносим смысл в их существование. Мы берём их глупые мелкие чувства и преобразуем их в произведения искусства, мы создаём из них красоту, их жизненное назначение быть зрителями, которые нужны нам для самовыражения. Они инструменты, на которых мы играем…»

  • Другие записи:
  • Пьеса О. Уайльда «Саломея» в русских образах начала XX века
  • Фильм «Уайльд», 1997
  • Фильм «Бегущая по волнам» 1967
  • Крис Бейти «Литературный марафон»

Спасибо за внимание! Ставьте лайки, подписывайтесь на мой канал.

Источник: https://zen.yandex.ru/media/id/5df1e8b45ba2b500b1876ac4/5df604949ca51200afa8607e

Сомерсет Моэм

Джулия Лэмберт — лучшая актриса Англии. Ей сорок шесть лет. Она красива, богата,знаменита. Занята любимым делом в самых благоприятных для этого условиях, то есть играетв собственном театре. Её брак считают идеальным. У нее взрослый сын…ТомасФеннел — молодой бухгалтер, нанятый её мужем навести порядок в счетных книгах театра.

 Вблагодарность за то, что Том научил его снижать подоходный налог, не нарушая закона, Майкл,муж Джулии, представляет его своей знаменитой жене. Бедный бухгалтер невероятно смущается,краснеет, бледнеет, и Джулии это приятно — ведь она живет восторгами публики. Чтобыокончательно осчастливить юношу, она дарит ему свою фотографию.

Перебирая старые снимки, Джулиявспоминает свою жизнь…Она родилась на острове Джерси в семье ветеринара.

Тетушка,бывшая актриса, дала ей первые уроки актерского мастерства. В шестнадцать лет она поступилав Королевскую академию драматического искусства, но настоящую актрису сделал из неережиссер из Миддлпула Джимми Лэнгтон.Играя в труппе Джимми, она встретила Майкла.Он был божественно красив.

Джулия влюбилась в него с первого взгляда, но не могладобиться ответной любви — быть может, потому, что Майкл был начисто лишен темперамента какна сцене, так и в жизни. Но он восхищался её игрой. Майкл был сыном полковника, окончилКембридж, и его семья не слишком одобряла выбранную им театральную карьеру.

Джулия чуткоуловила все это и ухитрилась создать и сыграть роль девушки, которая могла бы понравитьсяего родителям.

Она достигла цели — Майкл сделал ей предложение. Но и после обрученияв их отношениях ничего не изменилось. Казалось, Майкл вовсе в нее не влюблен. КогдаМайклу предложили выгодный контракт в Америке, Джулия была вне себя — как он можетуехать, оставив ее? Однако Майкл уехал. Он вернулся с деньгами и без иллюзийотносительно своих актерских способностей.

Они обвенчались и перебралисьв Лондон.Первый год их совместной жизни был бы очень бурным, если бы не ровныйхарактер Майкла. Не в силах обратить его практический ум к любви, Джулия безумноревновала, устраивала сцены…Когда началась первая мировая война, Майкл ушел на фронт.Военная форма очень шла ему.

Джулия рвалась за ним, но он не разрешил — нельзяпозволить публике забыть себя.

Она продолжала играть и была признана лучшей актрисой младшегопоколения. Ее слава стала настолько прочной, что можно было позволить себе уйти со сценына несколько месяцев и родить ребенка.

Незадолго до конца войны она вдруг разлюбилаМайкла и вместе с тоской ощутила торжество, словно мстя ему за свои прошлые муки, —теперь она свободна, теперь они будут на равных!После войны, получив оставшеесяот родителей Майкла небольшое наследство, они открыли собственный театр — при финансовойподдержке «богатой старухи» Долли де Фриз, которая была влюблена в Джулию ещесо времен Джимми Аэнгтона. Майкл стал заниматься административной деятельностьюи режиссурой, и это получается у него гораздо лучше, чем игра на сцене.

Вспоминаяо прошлом, Джулия грустит. Жизнь обманула её, её любовь умерла. Но у нее осталось еёискусство — каждый вечер она выходит на сцену, из мира притворства в мирреальности.Вечером в театре ей приносят цветы от Томаса Феннела.

Машинально написавблагодарственную записку, ибо «публику обижать нельзя», она тотчас забывает об этом.Но наутро Томас Феннел звонит ей (он оказывается тем самым краснеющим бухгалтером, именикоторого Джулия не помнит) и приглашает на чай. Джулия соглашается осчастливить бедногоклерка своим визитом.

Его бедная квартирка напомнила Джулии пору, когда она была начинающейактрисой, пору её юности… Внезапно молодой человек начинает пылко целовать её, и Джулия,удивляясь себе, уступает.Внутренне хохоча от того, что сделала несусветную глупость,Джулия тем не менее чувствует себя помолодевшей лет на двадцать.

И вдруг с ужасомпонимает, что влюблена.Не открывая своих чувств Тому, она всеми средствами стараетсяпривязать его к себе.

Том сноб — и она вводит его в высший свет. Том беден — онаосыпает его дорогими подарками и платит его долги.Джулия забывает о возрасте —но, увы. На отдыхе Том так явно и естественно предпочитает её обществу общество её сынаРоджера, своего ровесника… Месть её изощренна.

Зная, как больнее уколоть его самолюбие, оназапиской напоминает о необходимости оставить прислуге чаевые и вкладывает деньгив конверт.На следующий день он возвращает все её подарки — ей удалось егообидеть. Но она не рассчитала силы удара — мысль об окончательном разрыве с Томомповергает её в ужас. Сцену объяснения она проводит блестяще — Том остаетсяс ней.

Она переселила Тома поближе к себе и обставила его квартирку —он не сопротивлялся. Они раза по три в неделю появляются в ресторанах и ночныхклубах.

Ей кажется, что она совершенно подчинила Тома себе, и она счастлива.Ей и в голову не приходит, что о ней могут пойти нехорошие слухи.Джулия узнаетоб этом от Майкла, которому открыла глаза обуреваемая ревностью Долли де Фриз.

Джулия,обратясь к первоисточнику, старается выведать у Долли, кто и как о ней судачит,и в ходе разговора узнает, что Том обещал некоей Эвис Крайтон роль в их те атре, ибоДжулия, по его словам, пляшет под его дудку. Джулии едва удается сдержать свои эмоции. Итак, Томне любит её. Хуже того — считает богатой старухой, из которой можно вить веревки.

И самое гнусное — он предпочел ей третьеразрядную актрису!Действительно, скороТом приглашает Джулию посмотреть молодую актрису Эвис Крайтон, которая, по его мнению, оченьталантлива и могла бы играть в театре «Сиддонс».

Джулии больно видеть, как сильно Томвлюблен в Эвис. Она обещает Тому дать Эвис роль — это будет её местью. Соперничать с нейможно где угодно, только не на сцене…Но, понимая, что Том и этот роман недостойны еёи оскорбительны, Джулия все же не может избавиться от любви к нему.

Чтобыосвободиться от этого наваждения, она уезжает из Лондона к матери, погоститьи отдохнуть, привычно думая, что осчастливит старушку и украсит собою её беспросветноскучную жизнь. К её удивлению, старушка не чувствует себя осчастливленной —ей совершенно неинтересна слава дочери и очень нравится беспросветно скучнаяжизнь.

Вернувшись в Лондон, Джулия хочет осчастливить своего давнего поклонника лордаЧарлза Тэмерли, связь с которым ей приписывали так давно, что она стала для света вполнереспектабельной.

Но Чарлз не хочет её тела (или не может им воспользоваться).Ее верав себя пошатнулась. Не потеряла ли она привлекательности.

Джулия доходит до того, чтопрогуливается в «опасном» квартале, сильнее обычного накрасившись, но единственныймужчина, обративший на нее внимание, просит автограф.Сын Роджер также заставляет Джулиюзадуматься.

Он говорит, что не знает, какова на самом деле его мать, ибо она играет всегдаи везде, она — это и есть её бесчисленные роли.

И порой он боится заглянутьв пустую комнату, куда она только что вошла, — а вдруг там никого нет… Джулияне вполне понимает, что он имеет в виду, но ей становится страшновато. Похоже, Роджерблизок к истине.В день премьеры спектакля, в котором получила роль Эвис Крайтон, Джулияслучайно сталкивается с Томом и наслаждается тем, что Том больше не вызывает у нееникаких чувств.

Но Эвис будет уничтожена.И вот приходит звездный час Джулии. Игравшаяна репетициях вполсилы, на премьере она разворачивается во всю мощь своего талантаи мастерства, и единственная большая мизансцена Эвис превращается в триумфальноевыступление великой Джулии Лэмберт. Ее вызывали десять раз. У служебного выходанеистовствует толпа человек в триста.

Долли устраивает пышный прием в её честь. Том, забывоб Эвис, опять у её ног. Майкл искренне восхищен — Джулия довольна собой. «У меняв жизни больше не будет такой минуты. Я ни с кем не намерена её делить», —говорит она и, ускользнув от всех, едет в ресторан и заказывает пиво, бифштекс с лукоми жареный картофель, которого не ела уже лет десять.

Что такое любовь по сравнениюс бифштексом.

Как замечательно, что её сердце принадлежит ей одной. Неузнанная, из-подполей скрывающей лицо шляпы Джулия смотрит на посетителей ресторана и думает, что Роджернеправ, ибо актеры и их роли суть символы той беспорядочной, бесцельной борьбы, что зоветсяжизнью, а только символ реален. Ее «притворство» и есть единственнаяреальность…Она счастлива. Она нашла себя и обрела свободу..

На нашем сайте Вы найдете значение «Сомерсет Моэм — Театр» в словаре Краткие содержания произведений, подробное описание, примеры использования, словосочетания с выражением Сомерсет Моэм — Театр, различные варианты толкований, скрытый смысл.

Первая буква «С». Общая длина 21 символа

Источник: https://my-dict.ru/dic/kratkie-soderzhaniya-proizvedeniy/1398221-somerset-moem—teatr/

Анализ романа Моэма «Театр» | Литерагуру

Уильям Сомерсет Моэм был и остается выдающимся британским писателем ХХ века, в его репертуаре числится множество пьес и романов, а также один рассказ. Выделяется он тем, что стиль его работ прост, доступен и динамичен.

В своеобразной исповеди «Подводя итоги» он говорит, что считает необходимым писать именно так, ведь произведение должно быть понятным каждому, а если его понимают лишь «избранные», то это лишь излишний пафос.

Писатель ироничен и остроумен, каждое его творение не только пропитано легкой усмешкой, но также может быть разобрано на краткие, но меткие цитаты, которым каждый может найти применение в своей собственной жизни. Роман «Театр» принято считать известнейшим и главным произведением Моэма.

История создания

Написанный в 1937 году, роман «Театр» сразу снискал себе славу. Рассматривая контекст его создания, следует отметить, что тут имеют место сразу несколько моментов. Во-первых, в те времена театр и его актеры были у всех на виду и слуху, как в наше время звёзды кино, что вызывало интерес у читателей, поскольку они могли «проникнуть за кулисы».

Читайте также:  Краткое содержание рассказов лидии чарской за 2 минуты

Во-вторых, критики отмечают, что во многом главная героиня схожа с самим автором, поскольку оба были рождены во Франции и вращались в театральной среде. В-третьих, у Сомерсета Моэма в жизни было две любви, на второй из которых он женился.

Первой же стала Этельвин Джоунс (Сью Джоунс), которая являлась актрисой, и взаимоотношения с ней также могли отразиться в романе.

О чем книга?

Роман «Театр» является совокупностью личностных переживаний главной героини, ее средневозрастного кризиса и жизненных треволнений. Любовные треугольники, театральные страсти, сильный характер персонажей, то, как разные люди по-разному прокладывают себе «дорогу в жизнь», — все это нашло место в сюжете.

Главные герои

  1. Джулия Лэмберт – главная героиня романа. Талантливая, богатая и успешная актриса, но в то же время не нашедшая своего счастья в личной жизни и переживающая второй «трудный возраст». Вместе с мужем содержит театр, в котором исполняет исключительно главные роли.

    Впрочем, также она поступает и в жизни.

  2. Майкл Лэмберт – муж Джулии. По ее мнению, не любит жену, человек спокойный, здравомыслящий и умело устроивший свое с супругой будущее. В юношестве, здраво оценив свой актерский талант, после войны он приобрел театр, в котором стал режиссером.

  3. Роджер Лэмберт – взрослый сын Джулии и Майкла.
  4. Томас Феннел – молодой бухгалтер, нанятый Майклом для проверки счетов. Якобы влюбляется в Джулию, в результате реально влюбляет ее в себя, а затем умело пользуется ее покровительством.

  5. Эвис Крайтон – начинающая актриса, которой хочет помочь Том, пользуясь особым расположением Джулии.

В чем смысл книги?

Сомерсет Моэм наглядно демонстрирует ряд проблем, центром которых является главная героиня. Будучи молодой, она тщится завладеть сердцем своего мужа, который, по ее мнению, ее не любит.

Детально описан путь, который прошла Джулия, чтобы достигнуть того успеха, плоды которого она заслуженно пожинала в дальнейшем.

После медных труб всеобщего признания и воды смирения с невыразительным характером мужа, судьба преподносит ей новое испытание – любовь к молодому бухгалтеру, который, сперва покорив героиню своим поклонением, использует ее богатство, влияние, любовь, пытается продвинуть Эвис на сцену посредством воздействия на главную героиню. Но Джулия и тут вовремя приходит в себя. Она задета в своих лучших чувствах: мало того, что ее предает любимый, так он еще и пытается пошатнуть ее позицию на сцене ее же театра!

Театр для Джулии – вся ее жизнь. Она играет всегда и везде, игра становится частью ее самой. Ее сын Роджер говорит, что не знает, какова героиня на самом деле, потому что его мать играет в жизнь, она — это и есть её бесчисленные роли. И порой он боится заглянуть в пустую комнату, куда она только что вошла, опасаясь, что никого там не увидит.

В финале романа Джулия приходит к единственному главному выводу о том, что самое главное в ее жизни – она сама, ее актерская игра.

Сидя в ресторане после сокрушительной победы над Эвис и ее любовником, она приходит к выводу, что Роджер был не прав, что ее «многоликость» и есть она сама, что актерские роли – символы того хаоса и беспорядка, который зовется жизнью, и лишь символ реален.

То есть фактически в своем романе Моэм противопоставляет действительность и искусство, отдавая предпочтение последнему.

Автор прекрасно понимает женщину, что также является особенностью его творчества. Все свои произведения он обязательно разбавляет юмором, что, однако, в той же степени находит отражение и в его жизни, поскольку в «Подводя итоги» он много об этом говорит и выводит, что с юмором в принципе легче жить.

Критика

Роман «Театр» оценивался и оценивается критиками крайне позитивно. Теодор Драйзер, будучи современником Моэма, искренне восхищался творчеством автора, фактически возводя его в статус гения.

Книга не очень объемная, но вмещает в себя множество ярких моментов, от которых складывается прекрасное впечатление быстро прожитой незаурядной жизни, полной любви и уважения к себе самому.

Противоречивым является то, что после прочтения в душе творожистым осадком селится мысль о том, насколько часто люди в повседневной жизни играют роль, «надевают маску». Произведение мотивирует на пусть даже незначительный, но самоанализ. Таково и творчество Сомерсета Моэма в общем.

Марина Скоблина

Интересно? Сохрани у себя на стенке!

Источник: https://LiteraGuru.ru/analiz-romana-moema-teatr/

Театр – Сомерсет Моэм

Джулия Лэмберт – лучшая актриса Англии. Ей сорок шесть лет; она красива, богата, знаменита; занята любимым делом в самых благоприятных для этого условиях, то есть играет в собственном театре; ее брак считают идеальным; у нее взрослый сын…

Томас Феннел – молодой бухгалтер, нанятый ее мужем навести порядок в счетных книгах театра.

В благодарность за то, что Том научил его снижать подоходный налог, не нарушая закона, Майкл, муж Джулии, представляет его своей знаменитой жене.

Бедный бухгалтер невероятно смущается, краснеет, бледнеет, и Джулии это приятно – ведь она живет восторгами публики; чтобы окончательно осчастливить юношу, она дарит ему свою фотографию.

Перебирая старые снимки, Джулия вспоминает свою жизнь…

Она родилась на острове Джерси в семье ветеринара. Тетушка, бывшая актриса, дала ей первые уроки актерского мастерства. В шестнадцать лет она поступила в Королевскую академию драматического искусства, но настоящую актрису сделал из нее режиссер из Миддлпула Джимми Лэнгтон.

Играя в труппе Джимми, она встретила Майкла. Он был божественно красив. Джулия влюбилась в него с первого взгляда, но не могла добиться ответной любви – быть может, потому, что Майкл был начисто лишен темперамента как на сцене, так и в жизни; но он восхищался ее игрой.

Майкл был сыном полковника, окончил Кембридж, и его семья не слишком одобряла выбранную им театральную карьеру. Джулия чутко уловила все это и ухитрилась создать и сыграть роль девушки, которая могла бы понравиться его родителям. Она достигла цели – Майкл сделал ей предложение.

Но и после обручения в их отношениях ничего не изменилось; казалось, Майкл вовсе в нее не влюблен. Когда Майклу предложили выгодный контракт в Америке, Джулия была вне себя – как он может уехать, оставив ее? Однако Майкл уехал.

Он вернулся с деньгами и без иллюзий относительно своих актерских способностей. Они обвенчались и перебрались в Лондон.

Первый год их совместной жизни был бы очень бурным, если бы не ровный характер Майкла. Не в силах обратить его практический ум к любви, Джулия безумно ревновала, устраивала сцены…

Когда началась первая мировая война, Майкл ушел на фронт. Военная форма очень шла ему. Джулия рвалась за ним, но он не разрешил – нельзя позволить публике забыть себя. Она продолжала играть и была признана лучшей актрисой младшего поколения.

Ее слава стала настолько прочной, что можно было позволить себе уйти со сцены на несколько месяцев и родить ребенка.

Незадолго до конца войны она вдруг разлюбила Майкла и вместе с тоской ощутила торжество, словно мстя ему за свои прошлые муки, – теперь она свободна, теперь они будут на равных!

После войны, получив оставшееся от родителей Майкла небольшое наследство, они открыли собственный театр – при финансовой поддержке “богатой старухи” Долли де Фриз, которая была влюблена в Джулию еще со времен Джимми Лэнгтона. Майкл стал заниматься административной деятельностью и режиссурой, и это получается у него гораздо лучше, чем игра на сцене. Вспоминая о прошлом, Джулия грустит: жизнь обманула ее, ее любовь умерла.

Но у нее осталось ее искусство – каждый вечер она выходит на сцену, из мира притворства в мир реальности.

Вечером в театре ей приносят цветы от Томаса Феннела. Машинально написав благодарственную записку, ибо “публику обижать нельзя”, она тотчас забывает об этом. Но наутро Томас Феннел звонит ей и приглашает на чай.

  • Джулия соглашается осчастливить бедного клерка своим визитом.
  • Его бедная квартирка напомнила Джулии пору, когда она была начинающей актрисой, пору ее юности… Внезапно молодой человек начинает пылко целовать ее, и Джулия, удивляясь себе, уступает.
  • Внутренне хохоча от того, что сделала несусветную глупость, Джулия тем не менее чувствует себя помолодевшей лет на двадцать.
  • И вдруг с ужасом понимает, что влюблена.

Не открывая своих чувств Тому, она всеми средствами старается привязать его к себе. Том сноб – и она вводит его в высший свет. Том беден – она осыпает его дорогими подарками и платит его долги.

Джулия забывает о возрасте – но, увы! На отдыхе Том так явно и естественно предпочитает ее обществу общество ее сына Роджера, своего ровесника… Месть ее изощренна: зная, как больнее уколоть его самолюбие, она запиской напоминает о необходимости оставить прислуге чаевые и вкладывает деньги в конверт.

На следующий день он возвращает все ее подарки – ей удалось его обидеть. Но она не рассчитала силы удара – мысль об окончательном разрыве с Томом повергает ее в ужас. Сцену объяснения она проводит блестяще – Том остается с ней.

Она переселила Тома поближе к себе и обставила его квартирку – он не сопротивлялся; они раза по три в неделю появляются в ресторанах и ночных клубах; ей кажется, что она совершенно подчинила Тома себе, и она счастлива. Ей и в голову не приходит, что о ней могут пойти нехорошие слухи.

Джулия узнает об этом от Майкла, которому открыла глаза обуреваемая ревностью Долли де Фриз. Джулия, обратясь к первоисточнику, старается выведать у Долли, кто и как о ней судачит, и в ходе разговора узнает, что Том обещал некоей Эвис Крайтон роль в их театре, ибо Джулия, по его словам, пляшет под его дудку. Джулии едва удается сдержать свои эмоции. Итак, Том не любит ее.

Хуже того – считает богатой старухой, из которой можно вить веревки. И самое гнусное – он предпочел ей третьеразрядную актрису!

Действительно, скоро Том приглашает Джулию посмотреть молодую актрису Эвис Крайтон, которая, по его мнению, очень талантлива и могла бы играть в театре “Сиддонс”. Джулии больно видеть, как сильно Том влюблен в Эвис. Она обещает Тому дать Эвис роль – это будет ее местью; соперничать с ней можно где угодно, только не на сцене…

Но, понимая, что Том и этот роман недостойны ее и оскорбительны, Джулия все же не может избавиться от любви к нему.

Чтобы освободиться от этого наваждения, она уезжает из Лондона к матери, погостить и отдохнуть, привычно думая, что осчастливит старушку и украсит собою ее беспросветно скучную жизнь.

К ее удивлению, старушка не чувствует себя осчастливленной – ей совершенно неинтересна слава дочери и очень нравится беспросветно скучная жизнь.

Вернувшись в Лондон, Джулия хочет осчастливить своего давнего поклонника лорда Чарлза Тэмерли, связь с которым ей приписывали так давно, что она стала для света вполне респектабельной. Но Чарлз не хочет ее тела .

Ее вера в себя пошатнулась. Не потеряла ли она привлекательности? Джулия доходит до того, что прогуливается в “опасном” квартале, сильнее обычного накрасившись, но единственный мужчина, обративший на нее внимание, просит автограф.

Сын Роджер также заставляет Джулию задуматься. Он говорит, что не знает, какова на самом деле его мать, ибо она играет всегда и везде, она – это и есть ее бесчисленные роли; и порой он боится заглянуть в пустую комнату, куда она только что вошла, – а вдруг там никого нет… Джулия не вполне понимает, что он имеет в виду, но ей становится страшновато: похоже, Роджер близок к истине.

В день премьеры спектакля, в котором получила роль Эвис Крайтон, Джулия случайно сталкивается с Томом и наслаждается тем, что Том больше не вызывает у нее никаких чувств. Но Эвис будет уничтожена.

И вот приходит звездный час Джулии. Игравшая на репетициях вполсилы, на премьере она разворачивается во всю мощь своего таланта и мастерства, и единственная большая мизансцена Эвис превращается в триумфальное выступление великой Джулии Лэмберт.

Ее вызывали десять раз; у служебного выхода неистовствует толпа человек в триста; Долли устраивает пышный прием в ее честь; Том, забыв об Эвис, опять у ее ног; Майкл искренне восхищен – Джулия довольна собой.

“У меня в жизни больше не будет такой минуты.

Я ни с кем не намерена ее делить”, – говорит она и, ускользнув от всех, едет в ресторан и заказывает пиво, бифштекс с луком и жареный картофель, которого не ела уже лет десять. Что такое любовь по сравнению с бифштексом? Как замечательно, что ее сердце принадлежит ей одной!

Неузнанная, из-под полей скрывающей лицо шляпы Джулия смотрит на посетителей ресторана и думает, что Роджер неправ, ибо актеры и их роли суть символы той беспорядочной, бесцельной борьбы, что зовется жизнью, а только символ реален. Ее “притворство” и есть единственная реальность…

Она счастлива. Она нашла себя и обрела свободу.

Источник: https://studentguide.ru/kratkie-soderzhaniya/teatr-somerset-moem.html

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector