Краткое содержание о. генри последний лист за 2 минуты пересказ сюжета

Образование 9 мая 2017

Невозможно не восхищаться творчеством О. Генри. Этот американский писатель, как никто другой, умел одним росчерком пера вскрывать человеческие пороки и превозносить добродетели. В его произведениях нет иносказательности, жизнь предстает такой, какова она на самом деле.

Но даже трагические события мастер слова описывает с присущей ему тонкой иронией и добрым юмором. Предлагаем вашему вниманию одну из самых трогательных авторских новелл, вернее её краткое содержание. «Последний лист» О.

Генри – жизнеутверждающий рассказ, написанный в 1907 году, всего за три года до смерти писателя.

Юная нимфа, сраженная тяжелым недугом

Две начинающие художницы, которых зовут Сью и Джонси, снимают недорогую квартиру в бедном районе Манхэттена. На их третий этаж редко заглядывает солнце, так как окна выходят на север.

За стеклом можно разглядеть лишь глухую кирпичную стену, обвитую старым плющом. Примерно так звучат первые строки рассказа О.

Генри «Последний лист», краткое содержание которого мы пытаемся произвести как можно ближе к тексту.

Краткое содержание О. Генри Последний лист за 2 минуты пересказ сюжета

Сью пытается отвлечь подругу, вселить хоть малую искру надежды, но у нее это плохо получается. Ситуация осложняется тем, что осенний ветер безжалостно срывает листья со старого плюща, а это значит, что жить девушке осталось недолго.

Несмотря на лаконичность этого произведения, автор подробно описывает проявления трогательной заботы Сью о заболевшей подруге, внешность и характеры героев.

Но мы вынуждены опустить многие важные нюансы, так как задались целью передать лишь краткое содержание. «Последний лист»… О. Генри дал своему рассказу, на первый взгляд, невыразительное название.

Его глубокий смысл раскрывается по мере развития сюжета.

Злобный старикашка Берман

В этом же доме этажом ниже живет художник Берман. Двадцать пять последних лет стареющий мужчина мечтает о создании своего живописного шедевра, но приступить к работе всё не хватает времени. Он рисует дешевые плакаты и беспробудно пьет.

Сью, подруга больной девушки, считает Бермана выжившим из ума старикашкой со скверным характером. Но всё же рассказывает ему о фантазии Джонси, ее зацикленности на собственной смерти и опадающих листьях плюща за окном. Но чем может помочь несостоявшийся художник?

Краткое содержание О. Генри Последний лист за 2 минуты пересказ сюжета

Маленький подвиг во имя жизни

На улице всю ночь бушевал сильный ветер с дождем и снегом. Но когда утром Джонси попросила подругу раздвинуть шторы, девушки увидели, что на одеревеневшем стебле плюща всё еще держится желто-зеленый листок. И на второй, и на третий день картина не изменилась – упрямый листочек не хотел улетать.

Приободрилась и Джонси, поверив, что умирать ей еще рано. Доктор, посетивший свою пациентку, сказал, что болезнь отступила и здоровье девушки пошло на поправку. Здесь должны зазвучать фанфары – чудо свершилось! Природа встала на сторону человека, не пожелав отнять у слабой девушки надежду на спасение.

Чуть позже читателю предстоит понять, что чудеса происходят по воле тех, кто способен их совершать. В этом нетрудно убедиться, прочитав рассказ полностью или хотя бы его краткое содержание. «Последний лист» О. Генри – история со счастливым финалом, но с легким налетом грусти и светлой печали.

Краткое содержание О. Генри Последний лист за 2 минуты пересказ сюжета

Вселив надежду в сердце умирающей Джонси, Берман пожертвовал своей жизнью. Так заканчивается рассказ О. Генри «Последний лист». Анализ произведения мог бы занять не одну страницу, но мы попытаемся выразить основную его идею всего одной строчкой: «И в обыденной жизни всегда есть место подвигу».

Источник: fb.ru

Источник: https://monateka.com/article/177472/

«Последний лист» сюжет

Краткое содержание О. Генри Последний лист за 2 минуты пересказ сюжета

«Последний лист» (The Last Leaf) — новелла американского прозаика О. Генри, опубликованная в 1907 году в сборнике рассказов «Горящий светильник».

Сюжет «Последний лист»

В маленьком квартале в районе Гринвич-Виллидж в одном из трёхэтажных домов живут две молодые художницы Сью и Джонси. Джонси заболела воспалением лёгких и находится на грани смерти. За окном её комнаты с плюща облетают листья. Джонси твёрдо уверена, что когда с дерева упадёт последний лист, она умрёт. Сью пытается уговорить подругу избавиться от пессимистических мыслей.

В том же доме в нижнем этаже живёт шестидесятилетний неудачливый художник по имени Берман, который из года в год мечтает изобразить шедевр, но даже не предпринимает попытки приступить к воплощению своей мечты.

Сью приходит к старику Берману с просьбой позировать ей для своей картины и рассказывает о болезни подруги и её глупом предубеждении, что вызывает у старого художника лишь насмешку над подобного рода дурацкими фантазиями:

Возможна ли такая глупость — умирать оттого, что листья падают с проклятого плюща! Первый раз слышу. Как вы позволяете ей забивать голову такой чепухой? Ах, бедная маленькая мисс Джонси!

По окончанию беседы молодая художница и её новоиспечённый натурщик отправляются вверх по лестнице в студию Сью и Джонси.

Ночь выдалась ветреной и дождливой. На другое утро больная потребовала открыть занавеску, чтобы увидеть, сколько листьев осталось на плюще. После ненастной погоды на фоне кирпичной стены виднелся последний лист. Джонси была уверена что скоро он опадёт и тогда она погибнет.

В течение наступившего дня и ночи лист всё ещё продолжал висеть на ветке. К удивлению молодых женщин, лист оставался на месте и на следующее утро. Это убеждает Джонси в том, что она согрешила, желая себе смерти и возвращает ей волю к жизни.

Днём пришёл доктор и сказал, что шансы Джонси на выздоровление равны. После он сообщил, что должен навестить ещё одного больного по фамилии Берман, — старик очень слаб, а форма болезни тяжёлая. На следующий день доктор констатировал полное выздоровление Джонси. В тот же вечер Сью рассказала приятельнице, что старик Берман умер в больнице от пневмонии:

Он болел всего только два дня. Утром первого дня швейцар нашёл бедного старика на полу в его комнате. Он был без сознания. Башмаки и вся его одежда промокли насквозь и были холодны, как лёд. Потом нашли фонарь, который всё ещё горел, лестницу, сдвинутую с места, несколько брошенных кистей и палитру с жёлтой и зелёной красками. Посмотри в окно, дорогая, на последний лист плюща. Тебя не удивляло, что он не дрожит и не шевелится от ветра? Да, милая, это и есть шедевр Бермана — он написал его в ту ночь, когда слетел последний лист.

Источник: https://ktoikak.com/posledniy-list-syuzhet/

Новелла О.Генри «Последний лист» — аргумент для итогового декабрьского сочинения в 11 классе

Направление «Надежда и отчаяние»

pixabay.com

При подготовке к итоговому (декабрьскому) сочинению по литературе не лишним будет дополнительно прочитать несколько коротких рассказов, которые можно использовать для аргументации. Конечно, русская классика (особенно произведения, изучаемые в рамках школьной программы) – беспроигрышный вариант, но проверенная временем зарубежная литература тоже прекрасно подойдёт.

Новелла О.Генри «Последний лист» — направление «Надежда и отчаяние»

Новелла(рассказ) «Последний лист» написана американским писателем О.Генри в 1907 году.

Сюжет новеллы «Последний лист»

Две молодые нью-йоркские художницы Сью и Джонси снимают небольшую студию в квартале, облюбованном людьми искусства. Девушки живут небогато, пытаются найти свой путь. Осенью Джонси заболела пневмонией.

Читайте также:  Краткое содержание мария стюарт цвейг за 2 минуты пересказ сюжета

Врач считает, что у Джонси неплохие шансы на выздоровление, но сама девушка теряет интерес к жизни. Она лежит на кровати, видит в окно глухую кирпичную стену, увитую плющом, и считает облетающие с плюща листья.

«Когда упадёт последний лист, я умру».

Этажом ниже живёт художник Берман. Он стар, всю жизнь собирается «написать шедевр, но даже и не начал его». Идея Джонси возмущает старика: «Умирать оттого, что листья падают с проклятого плюща!»

Почти двое суток идёт холодный дождь со снегом. На кирпичной стене соседнего дома остался последний лист. «Всё ещё тёмно-зелёный у стебелька, но тронутый по зубчатым краям желтизной тления и распада, он храбро держался на ветке».

Вид одинокого листочка, упорно цепляющегося за жизнь, впечатляет Джонси: «Должно быть, этот последний лист остался на ветке для того, чтобы показать мне, какая я была гадкая. Грешно желать себе смерти».

Девушка просит бульона, вспоминает о своём желании когда-нибудь написать красками Неаполитанский залив – к ней возвращается желание жить.

pixabay.com

Врач сообщает Сью о болезни старого художника Бермана. Тоже пневмония, надежды на выздоровление нет. Через день Сью рассказывает подруге о смерти Бермана.

Он болел всего два дня: старика нашли лежащим без сознания в насквозь промокшей одежде, рядом — кисти и палитра с жёлтой и зелёной красками. В ту ночь, когда ветер сорвал последний лист, художник создал на стене соседнего дома свой шедевр.

«Посмотри в окно, дорогая, на последний лист плюща. Тебя не удивляло, что он не дрожит и не шевелится от ветра?»

Почему «Последний лист» можно использовать как аргумент для декабрьского сочинения (направление «Надежда и отчаяние»)

Надежда — ожидание, уверенность в осуществлении чего-нибудь радостного, благоприятного.

  • Джонси – героиня рассказа – теряет надежду на выздоровление, не хочет бороться за жизнь.
  • Сью, напротив, надеется, что подруга справится с болезнью, и активно помогает Джонси.
  • Художник Берман надеется написать шедевр и ничего не делает для этого.
  • Художник Берман создаёт шедевр в надежде, что это поможет Джонси выжить.
  • Джонси выздоравливает – ей помогают надежда и вера тех, кто рядом, и, в конечном итоге, её собственные надежда и вера.

pixabay.com

Чему учит новелла: нельзя поддаваться отчаянию, нужно верить в себя. Надежда даёт силы жить. Надежда созидательна и способна творить чудеса.

Новеллу «Последний лист» не случайно называют вершиной трагической патетики. О.Генри пишет о надежде и вере в себя, об активной и пассивной жизненной позиции, о поддержке тех, кто рядом, о силе настоящего искусства, о цене за воплощение мечты.

Внимание! В этой статье новелла рассматривается только в контексте подготовки к итоговому (декабрьскому) сочинению по направлению «Надежда и отчаяние».

Краткий пересказ сюжета приводится для привлечения к чтению произведения и ни в коем случае не может использоваться вместо чтения новеллы. «Последний лист» — это всего 4 страницы текста. Не поленитесь – прочитайте полностью! Удачи.

Подписывайтесь — в подготовке к экзамену помощь не помешает!

Читайте первые рекомендации по чтению (в рамках подготовки к декабрьскому сочинению).

Источник: https://zen.yandex.ru/media/id/5cc93aeceb28ac00aea4861d/5da241d878125e00add22578

Краткое содержание Последний лист О. Генри

Две молодые художницы, Сью и Джонси, снимают квартирку на верхнем этаже дома в нью-йоркском квартале Гринвич-Виллидж, где издавна селятся люди искусства. В ноябре Джонси заболевает пневмонией. Вердикт врача неутешителен: “У нее один шанс из десяти.

И то, если она сама захочет жить”. Но Джонси как раз потеряла интерес к жизни. Она лежит в постели, смотрит в окно и считает, сколько листьев осталось на старом плюще, который обвил своими побегами стену напротив.

Джонси убеждена: когда упадет последний лист, она умрет.

Сью рассказывает о мрачных мыслях подруги старому художнику Берману, который живет внизу. Он давно собирается создать шедевр, но пока у него что-то не клеится. Услышав про Джонси, старик Берман страшно расстроился и не захотел позировать Сью, писавшей с него золотоискателя-отшельника.

На следующее утро оказывается, что на плюще остался один-единственный лист. Джонси следит за тем, как он сопротивляется порывам ветра. Стемнело, пошел дождь, еще сильнее задул ветер, и Джонси не сомневается, что наутро она уже не увидит этот лист.

Но она ошибается: к ее великому удивлению, лист-храбрец продолжает сражаться с ненастьем. Это производит на Джонси сильное впечатление. Ей становится стыдно своего малодушия, и она обретает желание жить. Посетивший ее доктор отмечает улучшение. По его мнению, шансы выжить и умереть уже равны.

Он добавляет, что сосед снизу тоже подхватил воспаление легких, но у бедняги шансов на выздоровление нет. Еще через день доктор заявляет, что теперь жизнь Джонси вне опасности. Вечером Сью сообщает подруге грустную весть: в больнице скончался старик Берман.

Он простудился в ту ненастную ночь, когда плющ потерял последний лист и художник нарисовал новый и под проливным дождем и ледяным ветром прикрепил его к ветке. Берман все-таки создал свой шедевр.

Вариант 2

Джонси и Сью, две молодые начинающие художницы, снимают квартиру на верхнем этаже одного из домов нью-йоркского квартала Гринвич-Виллидж. Там испокон веков селятся люди, имеющие непосредственное отношение к искусству. В ноябре Джонси узнает, что больна пневмонией.

Врачи сообщают девушке, что ее шансы примерно равны 10 процентам, и она выживет только если сильно захочет жить. К сожалению, Джонси потеряла интерес к жизни. Она неподвижно лежит в постели и смотрит в окно, считая, сколько листьев осталось на обвившем стену напротив плюще.

Джонси кажется, что она умрет как толкьо с дерева упадет последний лист.

Сью делится мрачными мыслями подруги с Берманом, старым художников, который живет в этом же доме. Он всю жизнь мечтает создать шедевральное произведение, но до сих пор у него мало что получалось. Берман, услышав о беде Джонси, невероятно расстроился. У него пропало желание позировать Сью, которая писала с него портрет золотоискателя-отшельника.

Следующим утром на плюще остается один-единственный последний лист. Джонси следит за тем, как ветер изо всех сил старается его сорвать, но лист упрямо противостоит стихии. На улице темнеет, падает мелкий дождь, ветер усиливается.

Джонси уже не сомневается, что утром не увидит этот последний лист. Но она ошиблась. К ее удивлению, храбрый лист продолжат сражаться, и не отрывается даже при самых мощных атаках ветра. Джонси поражена происходящим. Ей стыдно перед самой собой из-за своего малодушия.

Девушка находит в себе желание продолжать жить. Доктор, который приходит с целью осмотреть больную, сообщает ей о позитивных изменениях. Он говорит, что шансы Джонси на жизнь и на смерть примерно одинаковы.

Он добавляет, что ее сосед снизу тоже болен воспалением, но у него нет никаких шансов выжить.

Читайте также:  Краткое содержание алексин саша и шура за 2 минуты пересказ сюжета

Проходит несколько дней, и доктор сообщает, что жизнь Джонси в безопасности. Вечером того же дня Сью приходит к Джонси и сообщает, что старик Берман умер. Простудился он в ту несчастную ночь, когда с плюща упал последний лист. Художник нарисовал новый лист, который под проливным дождем и ветром прикрепил к дереву. Берман все-таки создал шедевр, о котором мечтал.

Источник: https://rus-lit.com/kratkoe-soderzhanie-poslednij-list-o-genri/

Последний лист. О. Генри

В небольшом квартале к западу от Вашингтон-сквера улицы перепутались и переломались в короткие полоски, именуемые проездами. Эти проезды образуют странные углы и кривые линии.

Одна улица там даже пересекает самое себя раза два. Некоему художнику удалось открыть весьма ценное свойство этой улицы.

Предположим, сборщик из магазина со счетом за краски, бумагу и холст повстречает там самого себя, идущего восвояси, не получив ни единого цента по счету!

И вот люди искусства набрели на своеобразный квартал Гринич-Виллидж в поисках окон, выходящих на север, кровель ХVIII столетия, голландских мансард и дешевой квартирной платы. Затем они перевезли туда с Шестой авеню несколько оловянных кружек и одну-две жаровни и основали «колонию».

Студия Сью и Джонси помещалась наверху трёхэтажного кирпичного дома. Джонси — уменьшительное от Джоанны. Одна приехала из штата Мэйн, другая из Калифорнии. Они познакомились за табльдотом одного ресторанчика на Вольмой улице и нашли, что их взгляды на искусство, цикорный салат и модные рукава вполне совпадают.

В результате и возникла общая студия.

Это было в мае. В ноябре неприветливый чужак, которого доктора именуют Пневмонией, незримо разгуливал по колонии, касаясь то одного, то другого своими ледяными пальцами.

По Восточной стороне этот душегуб шагал смело, поражая десятки жертв, но здесь, в лабиринте узких, поросших мохом переулков, он плелся нога за ногу.

Господина Пневмонию никак нельзя было назвать галантным старым джентльменом.

Миниатюрная девушка, малокровная от калифорнийских зефиров, едва ли могла считаться достойным противником для дюжего старого тупицы с красными кулачищами и одышкой.

Однако он свалил её с ног, и Джонси лежала неподвижно на крашеной железной кровати, глядя сквозь мелкий переплёт голландского окна на глухую стену соседнего кирпичного дома.

Однажды утром озабоченный доктор одним движением косматых седых бровей вызвал Сью в коридор.

— У нее один шанс… ну, скажем, против десяти, — сказал он, стряхивая ртуть в термометре. — И то, если она сама захочет жить. Вся наша фармакопея теряет смысл, когда люди начинают действовать в интересах гробовщика. Ваша маленькая барышня решила, что ей уже не поправиться. О чем она думает?

— Ей… ей хотелось написать красками Неаполитанский залив.

— Красками? Чепуха! Нет ли у нее на душе чего-нибудь такого, о чем действительно стоило бы думать, например, мужчины?

— Мужчины? — переспросила Сью, и её голос зазвучал резко, как губная гармоника. — Неужели мужчина стоит… Да нет, доктор, ничего подобного нет.

— Ну, тогда она просто ослабла, — решил доктор. — Я сделаю все, что буду в силах сделать как представитель науки.

Но когда мой пациент начинает считать кареты в своей похоронной процессии, я скидываю пятьдесят процентов с целебной силы лекарств.

Если вы сумеете добиться, чтобы она хоть раз спросила, какого фасона рукава будут носить этой зимой, я вам ручаюсь, что у нее будет один шанс из пяти, вместо одного из десяти.

После того как доктор ушёл, Сью выбежала в мастерскую и плакала в японскую бумажную салфеточку до тех пор, пока та не размокла окончательно. Потом она храбро вошла в комнату Джонси с чертежной доской, насвистывая рэгтайм.

Джонси лежала, повернувшись лицом к окну, едва заметная под одеялами. Сью перестала насвистывать, думая, что Джонси уснула.

Она пристроила доску и начала рисунок тушью к журнальному рассказу. Для молодых художников путь в Искусство бывает вымощен иллюстрациями к журнальным рассказам, которыми молодые авторы мостят себе путь в Литературу.

Набрасывая для рассказа фигуру ковбоя из Айдахо в элегантных бриджах и с моноклем в глазу, Сью услышала тихий шёпот, повторившийся несколько раз. Она торопливо подошла к кровати. Глаза Джонси были широко открыты. Она смотрела в окно и считала — считала в обратном порядке.

— Двенадцать, — произнесла она, и немного погодя: — одиннадцать, — а потом: — «десять» и «девять», а потом: — «восемь» и «семь» — почти одновременно.

Сью посмотрела в окно. Что там было считать? Был виден только пустой, унылый двор и глухая стена кирпичного дома в двадцати шагах. Старый-старый плющ с узловатым, подгнившим у корней стволом заплёл до половины кирпичную стену. Холодное дыхание осени сорвало листья с лозы, и оголенные скелеты ветвей цеплялись за осыпающиеся кирпичи.

— Что там такое, милая? — спросила Сью.

— Шесть, — едва слышно ответила Джонси. — Теперь они облетают гораздо быстрее. Три дня назад их было почти сто. Голова кружилась считать. А теперь это легко. Вот и ещё один полетел. Теперь осталось только пять.

— Чего пять, милая? Скажи своей Сьюди.

— Листьев. На плюще. Когда упадёт последний лист, я умру. Я это знаю уже три дня. Разве доктор не сказал тебе?

— Первый раз слышу такую глупость! — с великолепным презрением отпарировала Сью. — Какое отношение могут иметь листья на старом плюще к тому, что ты поправишься? А ты ещё так любила этот плющ, гадкая девочка! Не будь глупышкой. Да ведь ещё сегодня доктор говорил мне, что ты скоро выздоровеешь… позволь, как же это он сказал?.

. что у тебя десять шансов против одного. А ведь это не меньше, чем у каждого из нас здесь в Нью-Йорке, когда едешь в трамвае или идёшь мимо нового дома. Попробуй съесть немножко бульона и дай твоей Сьюди закончить рисунок, чтобы она могла сбыть его редактору и купить вина для своей больной девочки и свиных котлет для себя.

— Вина тебе покупать больше не надо, — отвечала Джонси, пристально глядя в окно. — Вот и ещё один полетел. Нет, бульона я не хочу. Значит, остаётся всего четыре. Я хочу видеть, как упадёт последний лист. Тогда умру и я.

— Джонси, милая, — сказала Сью, наклоняясь над ней, — обещаешь ты мне не открывать глаз и не глядеть в окно, пока я не кончу работать? Я должна сдать иллюстрацию завтра. Мне нужен свет, а то я спустила бы штору.

— Разве ты не можешь рисовать в другой комнате? — холодно спросила Джонси.

— Мне бы хотелось посидеть с тобой, — сказала Сью. — А кроме того, я не желаю, чтобы ты глядела на эти дурацкие листья.

— Скажи мне, когда кончишь, — закрывая глаза, произнесла Джонси, бледная и неподвижная, как поверженная статуя, — потому что мне хочется видеть, как упадёт последний лист. Я устала ждать. Я устала думать. Мне хочется освободиться от всего, что меня держит, — лететь, лететь все ниже и ниже, как один из этих бедных, усталых листьев.

— Постарайся уснуть, — сказала Сью. — Мне надо позвать Бермана, я хочу писать с него золотоискателя-отшельника. Я самое большее на минутку. Смотри же, не шевелись, пока я не приду.

Старик Берман был художник, который жил в нижнем этаже под их студией. Ему было уже за шестьдесят, и борода, вся в завитках, как у Моисея Микеланджело, спускалась у него с головы сатира на тело гнома. В искусстве Берман был неудачником. Он все собирался написать шедевр, но даже и не начал его.

Уже несколько лет он не писал ничего, кроме вывесок, реклам и тому подобной мазни ради куска хлеба. Он зарабатывал кое-что, позируя молодым художникам, которым профессионалы-натурщики оказывались не по карману. Он пил запоем, но все ещё говорил о своем будущем шедевре.

А в остальном это был злющий старикашка, который издевался над всякой сентиментальностью и смотрел на себя, как на сторожевого пса, специально приставленного для охраны двух молодых художниц.

Сью застала Бермана, сильно пахнущего можжевеловыми ягодами, в его полутёмной каморке нижнего этажа. В одном углу двадцать пять лет стояло на мольберте нетронутое полотно, готовое принять первые штрихи шедевра.

Сью рассказала старику про фантазию Джонси и про свои опасения насчёт того, как бы она, лёгкая и хрупкая, как лист, не улетела от них, когда ослабнет её непрочная связь с миром.

Старик Берман, чьи красные глаза очень заметно слезились, раскричался, насмехаясь над такими идиотскими фантазиями.

Читайте также:  Краткое содержание абрамов слон голубоглазый за 2 минуты пересказ сюжета

— Что! — кричал он. — Возможна ли такая глупость — умирать оттого, что листья падают с проклятого плюща! Первый раз слышу. Нет, не желаю позировать для вашего идиота-отшельника. Как вы позволяете ей забивать голову такой чепухой? Ах, бедная маленькая мисс Джонси!

— Она очень больна и слаба, — сказала Сью, — и от лихорадки ей приходят в голову разные болезненные фантазии. Очень хорошо, мистер Берман, — если вы не хотите мне позировать, то и не надо. А я все-таки думаю, что вы противный старик… противный старый болтунишка.

— Вот настоящая женщина! — закричал Берман. — Кто сказал, что я не хочу позировать? Идём. Я иду с вами. Полчаса я говорю, что хочу позировать. Боже мой! Здесь совсем не место болеть такой хорошей девушке, как мисс Джонси. Когда-нибудь я напишу шедевр, и мы все уедем отсюда. Да, да!

Джонси дремала, когда они поднялись наверх. Сью спустила штору до самого подоконника и сделала Берману знак пройти в другую комнату. Там они подошли к окну и со страхом посмотрели на старый плющ. Потом переглянулись, не говоря ни слова. Шёл холодный, упорный дождь пополам со снегом. Берман в старой синей рубашке уселся в позе золотоискателя-отшельника на перевернутый чайник вместо скалы.

  • На другое утро Сью, проснувшись после короткого сна, увидела, что Джонси не сводит тусклых, широко раскрытых глаз со спущенной зелёной шторы.
  • — Подними её, я хочу посмотреть, — шёпотом скомандовала Джонси.
  • Сью устало повиновалась.

И что же? После проливного дождя и резких порывов ветра, не унимавшихся всю ночь, на кирпичной стене ещё виднелся один лист плюща — последний! Все ещё темно-зеленый у стебелька, но тронутый по зубчатым краям желтизной тления и распада, он храбро держался на ветке в двадцати футах над землёй.

— Это последний, — сказала Джонси. — Я думала, что он непременно упадёт ночью. Я слышала ветер. Он упадет сегодня, тогда умру и я.

— Да бог с тобой! — сказала Сью, склоняясь усталой головой к подушке.

— Подумай хоть обо мне, если не хочешь думать о себе! Что будет со мной?

Но Джонси не отвечала. Душа, готовясь отправиться в таинственный, далёкий путь, становится чуждой всему на свете. Болезненная фантазия завладевала Джонси все сильнее, по мере того как одна за другой рвались все нити, связывавшие её с жизнью и людьми.

День прошёл, и даже в сумерки они видели, что одинокий лист плюща держится на своем стебельке на фоне кирпичной стены. А потом, с наступлением темноты, опять поднялся северный ветер, и дождь беспрерывно стучал в окна, скатываясь с низкой голландской кровли.

Как только рассвело, беспощадная Джонси велела снова поднять штору.

Лист плюща все ещё оставался на месте.

Джонси долго лежала, глядя на него. Потом позвала Сью, которая разогревала для неё куриный бульон на газовой горелке.

— Я была скверной девчонкой, Сьюди, — сказала Джонси. — Должно быть, этот последний лист остался на ветке для того, чтобы показать мне, какая я была гадкая. Грешно желать себе смерти. Теперь ты можешь дать мне немного бульона, а потом молока с портвейном… Хотя нет: принеси мне сначала зеркальце, а потом обложи меня подушками, и я буду сидеть и смотреть, как ты стряпаешь.

  1. Часом позже она сказала:
  2. — Сьюди, надеюсь когда-нибудь написать красками Неаполитанский залив.
  3. Днем пришёл доктор, и Сью под каким-то предлогом вышла за ним в прихожую.

— Шансы равные, — сказал доктор, пожимая худенькую, дрожащую руку Сью. — При хорошем уходе вы одержите победу. А теперь я должен навестить ещё одного больного, внизу. Его фамилия Берман. Кажется, он художник. Тоже воспаление лёгких. Он уже старик и очень слаб, а форма болезни тяжёлая. Надежды нет никакой, но сегодня его отправят в больницу, там ему будет покойнее.

На другой день доктор сказал Сью:

— Она вне опасности. Вы победили. Теперь питание и уход — и больше ничего не нужно.

В тот же вечер Сью подошла к кровати, где лежала Джонси, с удовольствием довязывая ярко-синий, совершенно бесполезный шарф, и обняла её одной рукой — вместе с подушкой.

— Мне надо кое-что сказать тебе, белая мышка, — начала она. — Мистер Берман умер сегодня в больнице от воспаления лёгких. Он болел всего только два дня. Утром первого дня швейцар нашёл бедного старика на полу в его комнате. Он был без сознания. Башмаки и вся его одежда промокли насквозь и были холодны, как лёд.

Никто не мог понять, куда он выходил в такую ужасную ночь. Потом нашли фонарь, который все ещё горел, лестницу, сдвинутую с места, несколько брошенных кистей и палитру с желтой и зеленой красками. Посмотри в окно, дорогая, на последний лист плюща.

Тебя не удивляло, что он не дрожит и не шевелится от ветра? Да, милая, это и есть шедевр Бермана — он написал его в ту ночь, когда слетел последний лист.

Рассказ предложил наш читатель, Sklifosofsky.

Источник: http://smartfiction.ru/prose/last_leaf/

генри последний лист сочинение | Инфошкола

Уильям Сидни Портер, знакомый нам под псевдонимом О. Генри, прославился как мастер жанра «короткого рассказа» — новеллы.Герои его произведений — обычные люди, живущие обычной жизнью.Казалось бы, ничего интересного в их жизни не происходит. В новеллах О. Генри не встретишь героических подвигов, бурных событий, острой борьбы. Но это — на первый взгляд.

На самом деле писатель показывает нам, что отношения, жизнь этих «обычных» людей совсем непростой, что душа их страдает и волнуется не меньше, чем душе каких-то прославленных героев. И история жизни этих душ, проявления этой жизни не менее интересны, чем истории сражений или героических подвигов.

Все мы — люди. Все живем среди людей. Каждый из нас волнуют отношения с ближними. Очень хочется, чтобы люди вокруг понимали тебя, хочется в трудные минуты и в минуты радости не быть одиноким. Но для этого нужно и самим вовремя оказываться рядом с теми, кто нуждается в помощи, сочувствия. Иногда даже просто понимания, желания сделать другому что-то хорошее уже помогают человеку.

О. Генри в своей трогательной новелле «Последний листок» показал нам жизнь сразу трех неприметных людей: двух художниц начинающих Джонсе и Сью и старого художника-неудачника Бермана.

Джонси тяжело заболела и перестала бороться за жизнь. Молодая девушка пассивно ждала смерти, потому решила, что умрет, когда улетит последний лист плюща за окном. Кажется, печальное начало неизбежно приведет к печальному концу, потому что нет чудес в этом обыденной жизни.

Сью, которая тоже удивляет нас своей преданной заботой о больной соседке, рассказала о надвигающейся беде старом Берману. В обычной жизни мы, наверное, не обратили бы внимания на этого неудачника и не ждали бы от него никаких подвигов. Но Берман совершил настоящий подвиг, более значимый, чем этот «шедевр», который он мечтал создать.

Ничего никому не сказав, в страшную непогоду он прицепил на ветку нарисованный листок. За этот шедевр, подвиг добра, Берман поплатился жизнью, но подарил жизнь малознакомой девочке.

Эта новелла много над чем заставила меня задуматься. Во-первых, я поняла, что нельзя судить людей по их внешности, видимыми признаками. Главное в человеке — «незримое», то, чего не увидишь и не вычислишь, — душа и человечность. Наверное, в каждом человеке есть что-то хорошее. Надо пытаться это увидеть.

Во-вторых, новелла заставила задуматься над тем, насколько ценно и хрупкое человеческую жизнь. Как следует ценить жизнь каждого человека, каким внимательным надо быть к другим людям. И не нужно быть малодушным, поскольку иногда кто-то за твою малодушие может поплатиться жизнью.

В-третьих, эта новелла сделала для меня еще более актуальным уже известно: что бы ни случилось, как бы ни было трудно, нельзя терять желание жить, нужно всегда бороться за жизнь, потому что «это грех — хотеть умереть».

О. Генри напоминает нам о каждой новелле, что человек — это высшая ценность и величайшая загадка на земле.

Источник: https://info-shkola.ru/vzaimootnosheniya-mezhdu-lyudmi-po-novelle-o-genri-poslednij-list/

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector