Краткое содержание стругацкие пикник на обочине за 2 минуты пересказ сюжета

Конец двадцатого века. За несколько лет до событий, описываемых в повести, Землю посещают пришельцы. Они оставляют после себя множество следов, что вызывает большой интерес у ученых.

Места, где они приземлялись, называют «зонами посещения». Их полностью обносят ограждениями и вход там работает только по пропускам.

Попасть туда могут лишь сотрудники Международного института внеземных культур.

Наши эксперты могут проверить Ваше сочинение по критериям ЕГЭ ОТПРАВИТЬ НА ПРОВЕРКУ

Эксперты сайта Критика24.ру Учителя ведущих школ и действующие эксперты Министерства просвещения Российской Федерации.

Как стать экспертом?

Но есть и смельчаки, действующие на территории зон незаконно. Их именуют «сталкеры». Эти люди выносят собой все, что им удается найти, а после продают это местным торгашам. Неземные артефакты, найденные в зонах, сталкеры называют знакомыми именами: «зуд», «пустышка», «булавка», «черные брызги» и тому подобное.

Никто не знает, зачем именно пришельцы прилетали на Землю, но ученые выдвинули несколько теорий на этот счет.

Первые считают, что инопланетяне сбросили на землю контейнеры с образцами их материальной культуры, вторые говорят о том, что внеземные гости до сих пор находятся в этих зонах и изучают людей, последние же думают, что пришельцы совершали временную остановку на земле по пути к другому космическому объекту, потому зона для них является неким пикником на обочине звездной дороге. Что же касается многих диковинных предметов, находящихся здесь, то это просто оставленные и забытые вещи, как всяческий мусор или следы пребывания людей после обычного пикника на земле.

Действие повести разворачивается в городе Хармонт, близ одной из зон посещения. Главного героя зовут Рэдрик Шухарт. В прошлом он был сталкером, но в данный момент является сотрудником Института внеземных культур. Шухарт работает здесь лаборантом у учёного по имени Кирилл Панов.

Вместе они исследуют один из артефактов, доставленный из Зоны и именуемый у сталкеров «пустышкой». Этот предмет представляет из себя два небольших медных диска, находящихся друг от друга в 40 сантиметров.

Главной особенностью пустышки является то, что сомкнуть диски вместе совершенно невозможно и при этом их также нельзя отдалить.

Рэдрик испытывает симпатию к молодому ученому и хочет показать ему полную пустышку, в которой помимо двух дисков есть еще нечто синее между ними. Этот артефакт герой видел еще в те времена, когда был сталкером в Зоне. Панов и Шухарт надевают нужное обмундирование и отправляются на вылазку. Во время похода Кирилл по случайности задевает некую серебристую паутину.

Его напарник беспокоится о том, что может случиться, но с ученым ничего не происходит. Вместе они возвращаются обратно в лабораторию. Но спустя пару часов Панов умирает: у него случается сердечный приступ. Рэд считает, что это произошло из-за касания паутины и винит себя в смерти товарища.

Бывший сталкер слишком хорошо знает, насколько Зона опасна и как любой пустяк может легко превратиться в смертельную угрозу.

После смерти ученого Шухарт увольняется из института и спустя несколько лет вновь становится сталкером. Теперь у него есть семья. Жену Рэдрика зовут Гуда, а дочку – Мария.

Мария довольно необычный ребенок, как и дети других сталкеров. Она имеет некие особенности: лицо и тело девочки покрыты густой шерстью, за что родители любя зовут ее мартышкой.

В остальном Мария ничем не отличается от своих сверстников. Она также любит играть, много болтает и шалит.

Рэдрику предстоит в очередной раз совершить вылазку в Зону. Теперь в этом ему помогает напарник по прозвищу Стервятник Барбидж. Свое прозвище он получил благодаря тому, как относился к другим своим товарищам. На обратном пути стервятник попадает в ловушку и не может нормально идти.

Он наступает в «Ведьмин студень» из-за чего ноги ниже колен становятся как резиновые и совершенно непригодные для передвижения. Стервятник просит Шухарта не бросать его в Зоне, а взамен обещает ему рассказать, где находится Золотой шар — еще один мощный артефакт.

О Золотом шаре ходят легенды, и Стервятник говорит, что благодаря ему у него родилось двое абсолютно нормальных детей в отличие от всех остальных сталкеров. Рэдрик не верит в рассказы Бэрбиджа, но все же вытаскивает напарника из Зоны. Затем они отправляются к специализированному врачу, эксперту в болезнях, связанных с Зоной.

Но ему так и не удается поставить Стервятника на ноги. В этот же день Шухарт идет со своей добычей к скупщикам, но попадает в засаду. Сталкера арестовывают и отправляют в тюрьму.

Несколько лет спустя Рэдрик выходит на свободу. Он ищет свою дочь и находит ее полностью изменившейся. Врачи говорят ему о том, что помимо внешних изменений, Мария подверглась изменениям внутренним, и теперь она имеет мало чего общего с человеком.

Шухарт желает спасти свою дочь и собирается отправиться в Зону за Золотым шаром. Барбидж помнит о том, что напарник вытащил его из передряги и старается всячески помочь Рэдрику. Он дает в сталкеру карту и говорит о том, как найти заветный артефакт.

Напоследок стервятник просит Рэдрика вернуть себе ноги, попросив об этом у шара.

На пути к заветной цели Шухарт встречает множество препятствий, но главным из них становится «мясорубка». Суть этой аномалии в том, что для прохода через нее нужно принести одного человека в жертву, и только тогда можно будет достигнуть Золотого шара и загадать желание.

Барбидж предлагал герою взять кого-нибудь из своих людей: тех, кого не жалко — но Рэдрик от этого предложения отказался. Вместо этого Шухарт взял с собой сына Стервятника по имени Артур. Он был красавцем подаренным Зоной и долго упрашивал Рэда пойти в поход вместе с ним.

Шухарт жалеет молодого паренька, но при этом понимает, что у него нет другого выбора. Ведь на кону стоит жизнь его дочери.

Герои наконец добираются до шара, после чего Артур бросается вперед, желая счастья для всех и каждого, но в тот же миг он попадает в мясорубку и аномалия намертво скручивает его, подбрасывая вверх.

Рэдрик остается один у Золотого шара и думает о том, что же у него попросить. Он с ужасом для себя понимает, что кроме своей дочери он не думал ни о чем. В его голове совершенно не осталось мыслей. Он растерял себя в бесконечных вылазках и стычках с охранниками Зоны.

Его жизнь представляла из себя лишь погоню за деньгами и продажу артефактов сомнительным личностям. В итоге герой понимает, что кроме слов умершего паренька больше загадать ему нечего. Рэдрик произносит свое желание: счастье для всех даром и пусть никто не уйдёт обиженный.

Посмотреть все сочинения без рекламы можно в нашем

Чтобы вывести это сочинение введите команду /id69727

Источник: https://www.kritika24.ru/page.php?id=69727

Краткое содержание романа братьев Стругацких «Пикник на обочине»

Событие разворачивается в 20 веках в городе Хармонте, который располагается возле одной из Зон Посещения.

Зоны Посещения – это пункты, на которые приземлялись на некоторое время инопланетные формы существования, и оставившие там следы своего нахождения, которые имеют материальную основу. Это произошло за пару лет до деяний, которые совершаются теперь там.

Всего таких Зон Посещения на Земле насчитывают шесть. Такие Зоны ограждены и подлежат охране, вход в Зону по пропускам и только для сотрудников Международного института внеземных культур.

Однако сталкеры – это люди, которые пробираются в Зону, для того чтобы вынести из нее, материальные доказательства инопланетян .

Все что они нашли в Зоны, потом сбывают скупщикам, как внеземные диковины. Сталкеры называют эти предметы, сравнивая их с земными, например «черные брызги», «булавка», «пустышка», «зуда» и так далее.

Ученые выдвигают несколько предположений образования таких Зон Посещения.

Первое предположение выдвигает версию как будто, на землю забросили контейнеры с примерами, другие внеземные культуры или они до сих пор проживают в этих Зонах, чтобы изучать жителей Земли.

Другое, предполагает, что инопланетяне просто останавливались по пути следования, к другой не известной нам цели, и эта Зона, была для них, зоной для пикника, после которого остались предметы, которые они могли забыть или это обыкновенные следы их отдыха, такие же как остаются после мирского отдыха, обертки от еды, следы костра и другие различные вещи.

В прошедшем сталкер Рэдрик Шухарт, стал сотрудником Института внеземных культур, работая лаборантом у молодого русского учёного Кирилла Панова.

Кирилл Панов исследует один из объектов, который найден в Зоне его называют «пустышкой».

«Пустышка» – это две сферы из меди, их размер не больше чанного блюдца, дистанция между ними около сорока сантиметров, но не развести ни притиснуть их к друг другу не удается.

Рэду, Кирилл нравиться, и он собирается помочь ему, поэтому делает предложение пойти в Зону за совершенной «пустышкой», у которой на самом деле внутри находиться что-то синего цвета, он видал такую, еще, когда был сталкером.

Они надевают спецкостюмы и направляются в Зону, там Кирилл ненароком зацепляется, за странную паутину серебристого цвета, Рэд встревожен, но все в порядке. После возвращения из Зоны, через пару часов Кирилл умер от сердечного приступа.

Рэд винит себя в его смерти, потому что это он не досмотрел, хотя он знал как сталкер, что в Зоне, всякая деталь смертельно опасная.

Рэдрих Шухарт, ушел из Института, после кончины Кирилла, но через пару лет, он снова станет сталкером. Он имеет семью, супругу Гуту, и маленькую дочку Марию, которую они с супругой зовут Мартышкой.

Потому что дети сталкеров, выделяются среди других ребят, и Мартышка тоже, на ее лице и теле, густая длинная шерстка, но в прочих аспектах она простой ребенок, который обожает лепетать, бегать и играть с ребятами.

В Зону Рэдрик идет вместе с напарником, которого прозвали Стервятник Барбридж, из-за безжалостного отношения к другим сталкерам. В зоне Барбридж наступает в «ведьмин студень», и не может ходить, потому что ноги от колен стали как будто из резины, и их можно связать в узел. Он молит Рэда, чтоб тот не оставлял его, и за это обещает поведать, где находится Золотой Шар, выполняющий желания.

Рэд этому не доверяет, потому что думает, что это все вымыслы сталкеров, верующих в суеверия. Стервятник продолжает убеждать его, что Золотой Шар есть на самом деле, и он уже пользовался им, и приводит в пример, то, что у него двое нормальных детей – Дина и Артур.

Рэд забирает Барбриджа из Зоны, но в то, что Золотой Шар существует, он не уверовал. Отвезя Стервятника к доктору, который специализируется на заболеваниях, вызванных воздействием Зоны, но ноги не удается спасти. В тот же день Рэд направляется с добычей к скупщикам, и там попадает в облаву.

Его арестовали и приговорили к нескольким годам тюрьмы.

Рэд отсидел срок и вышел на волю. Приехав домой, он не узнает свою дочь, она переменилась не только с виду, но и внутри доктора сообщают, что она уже не человек, Мария уже почти ничего не понимает. Рэд идет на поиски Золотого шара, ради спасения дочки.

Барбридж, дает ему план, и поясняет, как отыскать шар, и просит его попросить возвратить ему ноги: «Зона забрала, может, она и вернет».

Дорога к шару очень опасна, необходимо преодолевать массу преград, но опасной является «мясорубка», чтобы ее пройти нужно пожертвовать, другим человеком , только потом можно дойти до шара и просить исполнения желания.

Читайте также:  Краткое содержание франкенштейн, или современный прометей шелли за 2 минуты пересказ сюжета

Стервятник поведал об этом Рэду и предлагал взять кого-то из личных людишек, «кого не жалко». Но Рэд, берет с собой сына Барбриджа, Артура. Он сам попросился пойти с ним, когда сообразил, зачем Рэд идет в Зону. Рэду жалко этого прекрасного молодого человека, но надо выбирать, или Артур, или его дочь.

Они проходят все западни Зоны и, подойдя к Золотому шару, Артур метнулся к нему и начал кричать: «Счастье для всех! Даром! Сколько угодно счастья! Все собирайтесь сюда! Хватит всем! Никто не уйдёт обиженный!». В этот момент «мясорубка» подхватила его и начала сворачивать так, как супруги отжимают белье.

Подойдя и сев рядом с Шаром, Рэд смотрел на него и думал о чем просить, о дочке или …? И он осознает, что он не в состоянии думать, и у него нет слов, все это он потерял в погоне за деньгами, сталкерских вылазках, потому что это единственное что он умеет делать, чтобы прокормить семейство.

Он шел в Зону и продавал вещи из нее и продавал людям, и неизвестно, что они с ними делали.

И он осознает, что кроме слов Артура, которые он выкрикнул перед смертью, он не чего другого не может придумать: Счастье для всех! Даром! Сколько угодно счастья! Все собирайтесь сюда! Хватит всем! Никто не уйдёт обиженный!».

Источник: https://school-essay.ru/kratkoe-soderzhanie-romana-bratev-strugackix-piknik-na-obochine.html

«Пикник на обочине» братьев Стругацких как отражение «советского эксперимента» — Почитать на DTF

​К сожалению, автора рисунка найти так и не удалось.

«Пикник на обочине» вышел почти полвека назад, однако повесть братьев Стругацких до сих будоражит воображение читателя, поражает разум и западает в сердце.

Произведение было десятки раз осмыслено и проанализировано критиками, литературоведами и писателями, однако каждый раз они умудрялись находить новые смыслы.

Как «Пикник на обочине» работает с образом будущего, что уловила в повести советская цензура и почему произведение Стругацких глубже, чем кажется — в нашем материале.

ATTENTION: Материал вдохновлен лекциями Дмитрия Быкова и работами Анта Скаландиса по братьям Стругацким, а потому предлагает лишь одну из многочисленных трактовок сюжета. Автор не претендует на абсолютную истинность высказываний и ставит своей целью лишь ознакомить читателя с очередной точкой зрения на «Пикник».

Пролог

«Магии книг братьев Стругацких подвластны самые разные люди – независимо от возраста, образования, убеждений. Каждый находит в них что-то для себя».

Впервые за долгое время хочется подписаться под каждым словом.

Особенностью любой книги Стругацких является один неоспоримый факт – они увлекательны: от них невозможно оторваться ни в метро, ни на работе и ни на гудящей улице. Язык Стругацких – краткий и емкий одновременно. В нескольких строчках диалога через намеки и отсылки они могут сказать больше, чем многие писатели за десяток страниц.

У них нет монотонных описаний природы или внутреннего мира персонажей, нет долгих рассуждений о смысле бытия. Стругацкие стараются держаться от головы персонажа максимально далеко, будто бы руководствуясь первым правилом кинематографа – показывать, а не рассказывать.

Из-за этого описываемые события становятся очень объемными, кинематографичными, а все их книги превращаются в монолитное, непрекращающееся действие.

История Рэдрика Шухарта из «Пикника» – это рассказ о молодом и корыстолюбивом профессионале, который, несмотря на семью, друзей и коллег, жаждет одного – достичь намеченной цели.

Появляясь в виде едва заметного фантома на первых страницах, эта цель впоследствии приобретает четкую психологическую, а затем и физическую оболочку — золотой шар, исполняющий любое желание.

«И пусть никто не уйдет обиженным!»

С первых страниц становится ясно, что путь Рэда – это путь изучения бездны. Вместе с собой он тянет в бездну и свое окружение. Верный друг по невнимательности оказывается жертвой Зоны, старый враг превращается в натуральный мешок с костями, а жена и ребенок становятся блеклыми тенями себя прошлых.

Истинное лицо «Пикника» — это история одной человеческой жизни, которая одержима идеей. Рэдрик Шухарт из поборника идеи превращается в ее послушного раба, забывшего нормальную жизнь, ведомого вперед силой инерции.

Его личная битва за счастье оказывается проиграна из-за внутреннего опустошения — он сам превращается в некогда презираемый мешок с костями. Жизнь и смерть для бывалого сталкера становятся просто элементами на пути к цели.

В погоне за счастьем Рэд совершенно забывает, что «если ты долго смотришь в бездну, то бездна тоже смотрит в тебя».

Часть I. Стругацкие и самиздат

Аркадий и Борис Стругацкие

Официальная советская печать зачастую тепло принимала произведения Стругацких, но некоторые из их творений неизменно попадали под цензурный пресс и оставались там на целые десятилетия. Всесоюзная любовь к братьям-фантастам в то же время приносила свои плоды: самиздат Стругацких был, наверное, одним из самых массовых в советские годы, наряду с Ерофеевым, Некрасовым и Солженицыным.

Самиздат в СССР было трудно отследить из-за его стихийности и неорганизованности: заниматься сбором и распространением подобных книг мог кто угодно.

В то же время появлялись личности, которые собирали образцовые библиотеки запрещенной литературы.

Издания были распределены между хранителями (которые могли даже не знать о существовании друг друга) по 20–30 произведений, иногда по тематикам: у одного хранителя — общественно-политическая, у другого — религиозная литература.

Каждый из читателей Стругацких пытался внести свою лепту в распространение самиздата: так, к примеру, сотрудники московских научно-технических институтов и вузов распечатывали книги братьев на первых матричных принтерах. Самиздатом распространялись «Улитка на склоне», «Град обреченный», «Гадкие лебеди» и, конечно, «Пикник на обочине».

Часть II. Парадоксы советской цензуры

Аркадий и Борис Стругацкие

В 1972 г. «Пикник на обочине» был опубликован на страницах ленинградского журнала «Аврора».

В тот же год редакцию журнала настигли кадровые «реформы», и последующее попытки издания «Пикника» подверглись массовому саботажу со стороны цензоров: повесть регулярно исправлялась иногда без особого смысла (город Хармонт стал Мармонтом, группа сталкеров «Варр» превратилась в «Веер»), иногда из-за политических и эстетических установок (были убраны различные грубости, добавлены более материалистичные объяснения для Зоны), а иногда из-за бюрократических проволочек. Наиболее близкий к авторскому замыслу вариант текста вышел в 1991 г., незадолго до смерти Аркадия Стругацкого, и по сей день используется во всех последующих изданиях «Пикника».

В этой истории удивляет то, что на первый взгляд в «Пикнике» нет вообще никаких отсылок к советским реалиям: Зона, мутанты, Золотой шар, какая-то далекая северная страна. Однако повесть больше десяти лет не удавалось повторно выпустить в свет.

В то же время наполненная антисоветскими аллюзиями «Улитка на склоне» была доступна всем желающим. Там в бессвязной и бессмысленной чиновничьей чехарде в Управлении безошибочно угадывался бюрократической аппарат СССР, а в несчастных лгунах из Леса можно было увидеть типичного советского гражданина. Борис Стругацкий в «Комментариях к пройденному» так описывал суть Управления:

«Что такое Управление ? Да очень просто – это Настоящее, со всем его хаосом, со всей его безмозглостью, удивительным образом сочетающейся с многоумудренностью; Настоящее, исполненное человеческих ошибок и заблуждений пополам с окостенелой системой привычной антигуманности.

Это то самое Настоящее, в котором люди все время думают о Будущем, живут ради Будущего, провозглашают лозунги во славу Будущего и в то же время – гадят на это Будущее, искореняют это Будущее, , чтобы Будущее сформировалось не таким, каким оно способно быть, а таким, каким нам хотелось бы его сегодня видеть…»

Этот парадокс подтверждает, что советская цензура обладала сверхъестественным чутьем на книги и раньше самих Стругацких смогла предугадать заложенные (может быть, даже бессознательно) в «Пикник» мысли. Ведь по своей сути жизнь Рэдрика Шухарта – это безошибочное пророчество братьев Стругацких относительно сущности СССР – сущности так называемого советского эксперимента.

Часть III. Забытый рассказ

​Иллюстрация к поздней редакции рассказа «Забытый эксперимент»

В некотором смысле «Пикник на обочине» – это попытка Стругацких переосмыслить собственный рассказ «Забытый эксперимент» (1959 г.), который повествует о строительстве двигателей времени.

Основа истории – эксперименты с подобными двигателями, один из которых приводит к тому, что в Сибири появляется Зона. Попытки проникновения в Зону оканчивается успешно, и герои обнаруживают, что эксперимент удался: двигатель стал «выжимать» энергию из времени, выбрасывать её в окружающее пространство и взаимодействовать с окружающей средой, вынуждая ее мутировать.

«Это настоящий, вполне законченный, написанный уверенной рукою и даже не без блеска эскиз к «Пикнику на обочине». Тут есть не просто Зона, тут есть даже люди, идущие в неё впервые, и те, кто уже имеет опыт, то есть своего рода «сталкеры». Психологический расклад той первой главы будущего «Пикника…» отрепетирован полностью, и это впечатляет».

В «Забытом эксперименте» встречаются первые догадки о сущности «советского эксперимента», которые получат свое логическое развитие в «Пикнике»:

  • закрытая от внешнего мира территория, военные кордоны на границе;
  • запланированный заранее, бесчеловечный эксперимент над живущими на территории существами;
  • бесстрастные наблюдатели;
  • рвущиеся наружу мутанты, у которых есть зачатки разума и знаний;
  • невозможность установить контакт с мутантами из-за непроницаемого военного кордона.

Зона в «Забытом эксперименте» очень точно транслирует читателю советскую реальность в представлении авторов. У Стругацких Зона – это грязное, полное хлама место, где вперемешку валяются следы великих побед и грандиозных замыслов, это умершее, но все еще великое прошлое, ведь и Зона сама по себе – «страна мертвецов», почти как Советский Союз.

Эта тема продолжается в «Пикнике», достигая своего пика в момент, когда Рэдрик наблюдает сцену «обретения плоти»: когда Зона поднимает умерших из могил и лепит им на кости плоть и сухожилия, создавая собственного «человека разумного».

Яркое олицетворение этой сцены – отец Рэдрика, который умер еще до появления Зоны, однако был собран ею заново и отправлен к себе домой.

Отец под влиянием Зоны превращается в облепленный плотью скелет, который не может даже нормально ходить и стоять.

В то же время Зона «советского эксперимента» из «Пикника» – аллюзия уже гораздо более тонкая, чем из «Забытого эксперимента», поскольку авторы не так прямолинейны в выражении своих мыслей.В первой главе Рэдрик произносит ключевую для понимания повести фразу в момент, когда в баре к нему начинает приставать очередной агент из внешнего мира:

«Господин Алоиз Макно! Все правильно. Городишко наш – дыра. Всегда дырой был и сейчас дыра. Только сейчас это дыра в будущее. Через эту дыру мы такое в ваш паршивый мир накачаем, что все переменится. Жизнь будет другая, правильная, у каждого будет все, что надо . Через эту дыру знания идут…».

Читайте также:  Краткое содержание крошка доррит диккенса за 2 минуты пересказ сюжета

Часть IV. Посещение

​»Сталкер» (1979). Режиссер: Андрей Тарковский

Важно отметить, что посещение Земли инопланетянами (которое и привело к появлению Зоны в «Пикнике») трактуется большинством критиков, в первую очередь, как метафора посещения Земли Богом, метафора вторжения чуда в мир. Пастернак, очень любимый Стругацкими, на эту тему писал:

«Найдись в это время минута свободыУ листьев, ветвей, и корней, и ствола, Успели б вмешаться законы природы. Но чудо есть чудо, и чудо есть Бог. Когда мы в смятеньи, тогда средь разброда

Оно настигает мгновенно, врасплох».

В то же время, часто пишут, что Бог посещает людей в момент, когда они оказываются в тягостной ситуации, на грани жизни и смерти. Дмитрий Быков, развивая тему Божественного посещения Земли и тему «советского эксперимента», пишет следующие строки:

«Россия после революции 1917 года – это и есть та страна на грани жизни и смерти, которую посетил Бог, и которая затем превратилась в Зону».

Но несмотря на регулярное появление инопланетной тематики в романах писателей, Аркадий Стругацкий довольно скептически относился к контактам с внеземными цивилизациями. В эпизоде научно-популярного фильма «Тайна тайн», вышедшего на экраны в 1982 году, Аркадий Натанович так рассуждает на эту тему:

«[Высадка] вызвала бы гигантскую волну религиозного фанатизма. Мы бы имели дело с удивительным падением социальной дисциплины, с потерей чувства ответственности перед своими народами и семьями.

Возможно, эта цивилизация охотно бы поделилась с нами своими научно-техническими секретами.

Но это бы означало полную остановку земной науки: мы бы получили готовые ответы на вопросы, которые задаем сейчас и зададим в будущем.

Я бы предложил такой выход: давайте, товарищи, садитесь обратно на свою тарелку, летите отсюда на тысячу парсеков и прилетайте, пожалуйста, лет через 200, только не прямо на Землю, а на Северный Полюс далекой ледяной планеты Плутон, вот там и встретимся. Если мы вас не встретим, улетайте и прилетайте снова через 200 лет. А там уже видно будет».

Часть V. Возвращение в Зону

«Сталкер» (1979). Режиссер: Андрей Тарковский

Важная часть сюжета повести – легендарный золотой шар, который по слухам исполняет любые желания взамен чьей-то жизни: на пути к месту упокоения шара находится одна из многочисленных ловушек Зоны – «мясорубка», которая скручивает и выворачивает человека наизнанку. Своеобразная «точка жертвоприношения».

В этом шаре легко считывается очередная авторская аллюзия – коммунизм, к которому стремятся все «сталкеры», но на пути к которому без жертв не обойтись.

Рэдрик Шухарт, пожертвовав своим спутником, в конце повести буквально просит о наступлении коммунизма: «Счастье для всех, даром, и пусть никто не уйдет обиженный!» Золотой шар – «дыра в будущее», по словам Рэда, но там вместе с будущим – смерть и обман.

На сегодняшний день метафора Стругацких становится еще более страшной, ведь несмотря на то, что СССР канул в Лету почти тридцать лет назад, российская общественность, поддерживаемая политическими элитами, все еще ходит в «советскую Зону» за главным хабаром – за сюжетами, патриотическими концепциями, за идеями доминирования и национальной идентичности. И эта Зона точно так же влияет на всех «сталкеров», кто осмелился в нее заглянуть, а точнее – на их детей.

Согласно повести, дети сталкеров рождаются с отклонениями от нормы, и со временем эти мутации лишь усиливают влияние на организм носителя. Так в начале повести дочка Рэда Шухарта – смышленая и общительная девочка, которую родители ласково зовут Мартышкой,так как ее тело покрыто золотистой шерсткой.

С течением времени она мутирует, переставая общаться с людьми, предпочитая общество восставшего из мертвых «дедушки». Она забывает слова, молчит и с каждым днем ее крики все больше походят на скрипы, доносящиеся по ночам их Зоны.

Получается, что «советская Зона» до сих пор проникает в тела молодого поколения, ведь их родители так и не смогли оставить Зону позади.

Впрочем, не стоит забывать, что, согласно Ролану Барту, автор читаемого нами произведения мертв – и мы вкладываем в текст уже свои собственные символы и образы, становясь соавторами текста.

Пишу о кино и литературе в телеграм-канале «RJ»: @rjfilm.

Материал опубликован пользователем. Нажмите кнопку «Написать», чтобы поделиться мнением или рассказать о своём проекте.

Написать

Источник: https://dtf.ru/read/98818-piknik-na-obochine-bratev-strugackih-kak-otrazhenie-sovetskogo-eksperimenta

5 любопытных фактов о «Пикнике на обочине»

Продолжаю расписываться в своей любви к «Пикнику». Хорошо известно, как братья придумали сюжет: прогуливаясь недалеко от дачного поселка, они заметили кучу мусора, оставленного туристами после пикника.

Они задумались, насколько сильно муравьи и прочая живность должны быть потрясены незнакомыми им бутылками, топливными пятнами, следами машинного масла, пакетами.

Представьте, что муравьи — это мы, а на нашу планету случайно заглянули инопланетяне отдохнуть.

Хабар?

1. Восточно-Уральский заповедник, возможно, послужил прообразом Зоны

Полагают, что Стругацкие предсказали Чернобыльскую катастрофу. Я уже писала, что не хочу соглашаться с таким мнением. За 15 лет до создания «Пикника» произошла Кыштымская авария.

В Челябинской области на химическом предприятии «Маяк» в 1957 году взорвались радиоактивные отходы. В результате была заражена огромная территория (около 700 км²). Людей выселили и создали научный заповедник со строгой пропускной системой.

Хоть власти и тщательно скрывали информацию о катастрофе, Стугацкие могли знать о случившемся и как-то отталкиваться от этих сведений.

Атомный заповедник

2. В России тоже было Посещение

Как мы знаем, Шухарт живет в Хармонте, в вымышленной стране. Между тем, по словам Шухарта, у нас тоже образовалась Зона. Но взаимодействие с ней в России строго зарегулировано:

«В России вот о сталкерах и не слыхивали. Там вокруг Зон действительно стальной барьер, никого лишнего, ни туристов этих вонючих, ни Барбриджей…».

3. Геймеры в основной массе не читали книгу

Судя по форумским сообщениям, лишь небольшая кучка геймеров знакома с оригинальным текстом про сталкеров. Конкретной статистики нет, но создается впечатление, что многие (конечно, не все) поклонники игры S.T.A.L.K.E.R. не слышали про «Пикник».

4. «Хабар» имеет и другие значения

Помимо «вынесенных с Зоны артефактов», слово значит «взятка», «новость», «выгода», «удача».

5. Стругацкие придумали термин «сталкер»

Это самый популярный изобретенный фантастами неологизм. Сейчас сталкерами называют индустриальных туристов. Слово происходит от английского глагола to stalk — преследовать, подкрадываться. В англоязычном мире сталкер — это преследователь, нехороший человек, который изматывает нежелательным и одержимым вниманием свою жертву.

Сталкер. Кадр из фильма Тарковского, роль сталкера исполнил Александр Кайдановский

«Пикник на обочине» — глубокая книга. Последняя сцена с Золотым Шаром оставляет финал открытым. Каждый решает для себя сам, что бы он загадал на месте Шухарта.

Читайте:Хабар: 5 значений словаСтругацкие предсказали Чернобыль? Не верю!Две причины, почему Новый год лучшее время, чтобы обратиться к творчеству братьев Стругацких

Источник: https://zen.yandex.ru/media/id/5c012ad5b28dd900ab45f873/5c76b7753a1fd900b3bd1a11

Краткое содержание Пикник на обочине Стругацкие

Действие происходит в конце XX в. в городе Хармонте, который находится около одной из Зон Посещения. Зона Посещения – их на Земле насчитывается всего шесть – это место, где за несколько лет до описываемых событий приземлились на несколько часов космические пришельцы, оставившие многочисленные материальные следы своего пребывания.

Зона огорожена и тщательно охраняется, вход в Зону разрешен только по пропускам и только сотрудникам Международного института внеземных культур.

Однако отчаянные парни – их называют сталкерами – проникают в Зону, выносят оттуда все, что им удается найти, и продают скупщикам эти неземные диковинки, каждая из которых имеет у сталкеров свое название – по аналогии с земными предметами: “булавка”, “пустышка”, “зуда”, “газированная глина”, “черные брызги” и т. д.

У ученых существует несколько гипотез происхождения Зон Посещения: возможно, некий внеземной разум забросил на Землю контейнеры с образцами своей материальной культуры; возможно, пришельцы и сейчас живут в Зонах и пристально изучают землян; а возможно, пришельцы останавливались на Земле по пути к какой-то неведомой космической цели, и Зона – как бы пикник на обочине космической дороги, а все эти загадочные предметы в ней – просто разбросанные в беспорядке брошенные или потерянные вещи, как после обычного, земного пикника на полянке остаются следы костра, огрызки яблок, конфетные обертки, консервные банки, монетки, пятна бензина и тому подобные предметы.

Рэдрик Шухарт, бывший сталкер, а теперь сотрудник Института внеземных культур, работает лаборантом у молодого русского ученого Кирилла Панова, который занимается исследованием одного из загадочных предметов, найденных в Зоне, – “пустышки”.

“Пустышка” – это два медных диска размером с чайное блюдце, между которыми расстояние сантиметров в сорок, но ни прижать их друг к другу, ни развести невозможно.

Рэд, которому очень нравится Кирилл, хочет сделать ему приятное и предлагает сходить в Зону за полной “пустышкой”, у которой внутри “что-то синенькое”, – он видел такую во время своих сталкерских вылазок в Зону. Надев специальные костюмы, они отправляются в Зону, и там случайно Кирилл задевает спиной какую-то странную серебристую паутину.

Рэд обеспокоен, но ничего не происходит. Они благополучно возвращаются из Зоны, однако спустя несколько часов Кирилл умирает от сердечного приступа. Рэд считает, что в этой смерти виноват он – недосмотрел с паутиной: в Зоне нет мелочей, любой пустяк может представлять собой смертельную опасность, и он, бывший сталкер, это прекрасно знает.

Несколько лет спустя Рэдрик Шухарт, уволившийся из Института после смерти Кирилла, опять становится сталкером. Он женат, и у него растет дочь Мария – Мартышка, как он и его жена Гута ее называют.

Дети сталкеров отличаются от других детей, и Мартышка – не исключение; ее личико и тело покрыты густой длинной шерсткой, но в остальном она – обычный ребенок: шалит, болтает, любит играть с детьми, и они ее тоже любят.

Рэдрик отправляется в Зону с напарником по прозвищу Стервятник Барбридж, прозванным так за жестокость по отношению к товарищам-сталкерам. Обратно Барбридж не может идти, потому что ему повредило ноги: он ступил в “ведьмин студень”, и ниже колен ноги стали как резиновые – можно завязать узлом.

Стервятник просит Рэда не бросать его, обещая рассказать, где в Зоне лежит Золотой шар, исполняющий все желания.

Шухарт не верит ему, считая Золотой шар выдумкой суеверных сталкеров, однако Барбридж уверяет, что Золотой шар существует и он уже получил от него многое, например, у него, в отличие от других сталкеров, двое нормальных и, более того, замечательно красивых детей – Дина и Артур.

Рэд, так и не поверивший в существование Золотого шара, тем не менее выносит Барбриджа из Зоны и отвозит к врачу – специалисту по болезням, вызванным влиянием Зоны. Однако ноги Барбриджу спасти не удается. Отправившись в тот же день с добычей к скупщикам, Рэд попадает в засаду, его арестовывают и приговаривают к нескольким годам тюрьмы.

Отсидев положенный срок и выйдя на свободу, он находит дочь настолько изменившейся, что врачи говорят, будто она уже и не человек. Мало того что она изменилась внешне – она уже почти ничего не понимает.

Читайте также:  Краткое содержание профессия миссис уоррен бернард шоу за 2 минуты пересказ сюжета

Чтобы спасти дочь, Рэд отправляется к Золотому шару: Барбридж, помня о том, что Рэд не бросил его в Зоне, дает ему карту, объясняет, как найти шар, и хочет, чтобы Рэд попросил вернуть ему ноги: “Зона взяла, может, Зона и вернет”.

По пути к шару нужно преодолеть множество препятствий, которыми полна Зона, но самое страшное – “мясорубка”: один человек должен быть принесен ей в жертву для того, чтобы другой мог подойти к Золотому шару и попросить его исполнить желание.

Стервятник объяснил все это Рэду и даже предложил на роль “живой отмычки” кого-нибудь из своих людей – “кого не жалко”. Однако Рэдрик берет Артура, сына Барбриджа, красавца, вымоленного у Зоны, который отчаянно просил Рэда взять его с собой, – Артур догадался, что Рэдрик отправляется на поиски Золотого шара.

Рэдрику жаль Артура, однако он убеждает себя в том, что выбора у него нет: или этот мальчик, или его Мартышка. Артур и Рэдрик, пройдя сквозь все ловушки, расставленные Зоной, подходят, наконец, к шару, и Артур бросается к нему, крича: “Счастье для всех! Даром! Сколько угодно счастья! Все собирайтесь сюда! Хватит всем! Никто не уйдет обиженный!” И в ту же секунду чудовищная “мясорубка”, подхватив его, скручивает, как хозяйки выкручивают белье.

Рэд сидит, глядя на Золотой шар, и думает: попросить о дочери, а еще о чем? И с ужасом понимает, что нет у него ни слов, ни мыслей – все он растерял в своих сталкерских вылазках, стычках с охранниками, погоне за деньгами – семью кормить надо, а умеет он только ходить в Зону да сбывать диковинные штучки всяким темным людям, которые неизвестно как ими распоряжаются. И Рэд понимает, что других слов, кроме тех, что выкрикнул перед смертью этот мальчик, так не похожий на своего Стервятника-отца, ему не придумать: “Счастье для всех, даром, и пусть никто не уйдет обиженный!”

Источник: https://rus-lit.com/kratkoe-soderzhanie-piknik-na-obochine-strugackie/

Читать Пикник на обочине

Миновал я автомобильную стоянку, а там и кордон. Стоят две патрульные машины во всей своей красе, широкие, жёлтые, прожекторами и пулемётами, жабы, ощетинились, ну и, конечно, голубые каски всю улицу загородили, не протолкнёшься.

Я иду, глаза опустил, лучше мне сейчас на них не смотреть, днём на них мне лучше не смотреть совсем: есть там два-три типчика, так я боюсь их узнать, скандал большой получится, если я их узнаю.

Повезло им, ей-богу, что Кирилл меня в институт сманил, я их, гадов, искал тогда, пришил бы и не дрогнул…

Прохожу я через эту толпу плечом вперёд, совсем прошёл уже, и тут слышу: «Эй, сталкер!» Ну, это меня не касается, иду дальше, волоку из пачки сигаретку. Догоняет сзади кто-то, берёт за рукав. Я эту руку с себя стряхнул и вполоборота вежливенько так спрашиваю:

— Какого дьявола цепляешься, мистер?

— Постой, сталкер, — говорит он. — Два вопроса.

Поднял я на него глаза — капитан Квотерблад. Старый знакомый. Совсем ссохся, жёлтый стал какой-то.

— А, — говорю, — здравия желаю, капитан. Как ваша печень?

— Ты, сталкер, мне зубы не заговаривай, — говорит он сердито, а сам так и сверлит меня глазами. — Ты мне лучше скажи, почему сразу не останавливаешься, когда тебя зовут?

И уже тут как тут две голубые каски у него за спиной, лапы на кобурах, глаз не видно, только челюсти под касками шевелятся. И где у них в Канаде таких набирают? На племя их нам прислали, что ли?.. Днём я патрулей вообще-то не боюсь, но вот обыскать, жабы, могут, а это мне в данный момент ни к чему.

— Да разве вы меня звали, капитан? — говорю. — Вы же какого-то сталкера…

— А ты, значит, уже и не сталкер?

— Как по вашей милости отсидел — бросил, — говорю. — Завязал. Спасибо вам, капитан, глаза у меня тогда открылись. Если бы не вы…

— Что в предзоннике делал?

— Как что? Я там работаю. Два года уже.

И чтобы закончить этот неприятный разговор, вынимаю я своё удостоверение и предъявляю его капитану Квотербладу. Он взял мою книжечку, перелистал, каждую страничку, каждую печать просто-таки обнюхал, чуть ли не облизал. Возвращает мне книжечку, а сам доволен, глаза разгорелись, и даже зарумянился.

— Извини, — говорит, — Шухарт. Не ожидал. Значит, — говорит, — не прошли для тебя мои советы даром. Что ж, это прекрасно. Хочешь верь, хочешь не верь, а я ещё тогда предполагал, что из тебя толк должен получиться. Не допускал я, чтобы такой парень…

И пошёл, и пошёл. Ну, думаю, вылечил я ещё одного меланхолика себе на голову, а сам, конечно, слушаю, глаза смущённо опускаю, поддакиваю, руками развожу и даже, помнится, ножкой застенчиво этак панель ковыряю.

Эти громилы у капитана за спиной послушали-послушали, замутило их, видно, гляжу потопали прочь, где веселее.

А капитан знай мне о перспективах излагает: ученье, мол, свет, неученье тьма кромешная, господь, мол, честный труд любит и ценит, — в общем, несёт он эту разнузданную тягомотину, которой нас священник в тюрьме каждое воскресенье травил. А мне выпить хочется, никакого терпёжу нет.

Ничего, думаю, Рэд, это ты, браток, тоже выдержишь. Надо, Рэд, терпи! Не сможет он долго в таком же темпе, вот уже и задыхаться начал… Тут, на моё счастье, одна из патрульных машин принялась сигналить. Капитан Квотерблад оглянулся, крякнул с досадой и протягивает мне руку.

— Ну что ж, — говорит. — Рад был с тобой познакомиться, честный человек Шухарт. С удовольствием бы опрокинул с тобой стаканчик в честь такого знакомства. Крепкого, правда, мне нельзя, доктора не велят, но пивка бы я с тобой выпил. Да вот видишь — служба! Ну, ещё встретимся, — говорит.

Не приведи господь, думаю. Но ручку ему пожимаю и продолжаю краснеть и делать ножкой, — всё, как ему хочется. Потом он ушёл наконец, а я чуть ли не стрелой в «Боржч».

В «Боржче» в это время пусто. Эрнест стоит за стойкой, бокалы протирает и смотрит их на свет.

Удивительная, между прочим, вещь: как ни придёшь, вечно эти бармены бокалы протирают, словно у них от этого зависит спасение души.

Вот так и будет стоять хоть целый день, возьмёт бокал, прищурится, посмотрит на свет, подышит на него и давай тереть: потрёт-потрёт, опять посмотрит, теперь уже через донышко, и опять тереть…

— Здорово, Эрни! — говорю. — Хватит тебе его мучить, дыру протрёшь!

Поглядел он на меня через бокал, пробурчал что-то, будто животом, и, не говоря лишнего слова, наливает мне на четыре пальца крепкого. Я взгромоздился на табурет, глотнул, зажмурился, головой помотал и опять глотнул.

Холодильник пощёлкивает, из музыкального автомата доносится какое-то тихое пиликанье.

Эрнест сопит в очередной бокал, хорошо, спокойно… Я допил, поставил бокал на стойку, и Эрнест без задержки наливает мне ещё на четыре пальца прозрачного.

— Ну что, полегче стало? — бурчит. — Оттаял, сталкер?

— Ты знай себе три, — говорю. — Знаешь, один тёр-тёр и злого духа вызвал. Жил потом в своё удовольствие.

— Это кто же такой? — спрашивает Эрни с недоверием.

— Да был такой бармен здесь, — отвечаю. — Ещё до тебя.

— Ну и что?

— Да ничего. Ты думаешь, почему Посещение было? Тёр он, тёр… Ты думаешь, кто нас посетил, а?

— Трепло ты, — говорит Эрни с одобрением.

Вышел он на кухню и вернулся с тарелкой, жареных сосисок принёс. Тарелку поставил передо мной, пододвинул кетчуп, а сам снова за бокалы. Эрнест своё дело знает. Глаз у него намётанный, сразу видит, что сталкер из Зоны, что хабар будет, и знает Эрни, чего сталкеру после Зоны надо. Свой человек Эрни! Благодетель.

Доевши сосиски, я закурил и стал прикидывать, сколько же Эрнест на нашем брате зарабатывает. Какие цены на хабар в Европе, я не знаю, но краем уха слышал, что «пустышка», например, идёт там чуть ли не за две с половиной тысячи, а Эрни даёт нам всего четыреста. «Батарейки» там стоят не меньше ста, а мы получаем от силы по двадцать.

Наверное, и всё прочее в том же духе. Правда, переправить хабар в Европу тоже, конечно, денег стоит.

Тому на лапу, этому на лапу, начальник станции наверняка у них на содержании… В общем, если подумать, не так уж много Эрнест и заколачивает, процентов пятнадцать-двадцать, не больше, а если попадётся, десять лет каторги ему обеспечено…

Тут мои благочестивые размышления прерывает какой-то вежливый тип. Я даже не слыхал, как он вошёл. Объявляется он возле моего правого локтя и спрашивает:

— Разрешите?

— О чём речь! — говорю. — Прошу.

Маленький такой, худенький, с востреньким носиком и при галстуке бабочкой. Фотокарточка его вроде мне знакома, где-то я его уже видел, но где — не помню. Залез он на табурет рядом и говорит Эрнесту:

— Бурбон, пожалуйста! — и сразу же ко мне: — Простите, кажется, я вас знаю. Вы в Международном институте работаете, так?

— Да, — говорю. — А вы?

Он ловко выхватывает из кармашка визитку и кладёт передо мной. Читаю: «Алоиз Макно, полномочный агент Бюро эмиграции». Ну, конечно, знаю я его. Пристаёт к людям, чтобы они из города уехали.

Кому-то очень надо, чтобы мы все из города уехали. Нас, понимаешь, в Хармонте и так едва половина осталась от прежнего, так им нужно совсем место от нас очистить.

Отодвинул я карточку ногтем и говорю ему:

— Нет, — говорю, — спасибо. Не интересуюсь. Мечтаю, знаете ли, умереть на родине.

— А почему? — живо спрашивает он. — Простите за нескромность, но что вас здесь удерживает?

Так ему прямо и скажи, что меня здесь держит.

— А как же! — говорю. — Сладкие воспоминания детства. Первый поцелуй в городском саду. Маменька, папенька. Как в первый раз пьян надрался в этом вот баре. Милый сердцу полицейский участок… — Тут я достаю из кармана свой засморканный носовой платок и прикладываю к глазам. — Нет, — говорю. — Ни за что!

Он посмеялся, лизнул свой бурбон и задумчиво так говорит:

— Никак я вас, хармонтцев, не могу понять. Жизнь в городе тяжёлая. Власть принадлежит военным организациям. Снабжение неважное. Под боком Зона, живёте как на вулкане. В любой момент может либо эпидемия какая-нибудь разразиться, либо что-нибудь похуже… Я понимаю, старики. Им трудно сняться с насиженного места.

Но вот вы… Сколько вам лет? Года двадцать два — двадцать три, не больше… Вы поймите, наше Бюро — организация благотворительная, никакой корысти мы не извлекаем. Просто хочется, чтобы люди ушли с этого дьявольского места и включились бы в настоящую жизнь.

Ведь мы обеспечиваем подъёмные, трудоустройство на новом месте… молодым, таким, как вы, — обеспечиваем возможность учиться… Нет, не понимаю!

Источник: https://online-knigi.com/page/173262?page=8

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector