Краткое содержание тургенев ермолай и мельничиха за 2 минуты пересказ сюжета

  • Иван Сергеевич Тургенев
  • Год написания: 1852
  • Жанр: повесть, состоящая из коротких рассказов, объединенных главным героем
  • Главные герои: автор — рассказчик
  • Краткое содержание повести «Записки охотника» для читательского дневника расскажет о жизни и быте простых крестьян и помещиков в середине 19 века.

Сюжет

  1. 25 коротких рассказов, объединенных в общий сборник, рассказывают о встречах автора с разными людьми и его впечатлениях и размышлениях об этих встречах.

  2. Хорь и Калиныч
  3. Здесь рассказывается о крепкой дружбе двух совершенно различных мужиков: Хорь- хозяйственный и трудолюбивый, имеющий дом и крепкую семью, и Калиныч- мечтательный, романтичный, не имеет ни дома, ни семьи, ни даже надежного угла.

  4. Ермолай и мельничиха

В этой главе автор невольно стал незримым свидетелем ночного разговора между Ермолаем, крепостным соседского помещика, и Ариной, женой мельника. Девушка рассказал, что она любила лакея и забеременела от него, но барыня узнав об этом, ее отдала замуж за старого мельника, а Петра отдала в солдаты.

  • Малиновая вода
  • У источника под названием Малиновая вода, охотник встретил несколько крепостных мужиков, по скупым словам их разговоров он узнал об их тяжелой доле и безвыходном положении.
  • Уездный лекарь

На маленьком постоялом дворе автор попросил вызвать к нему врача, поскольку почувствовал недомогание. Доктор рассказал о своей несчастной любви к умершей пациентке и затем его женитьбе без любви на купчихе с большим приданным.

Мой сосед Радилов

Охотясь в липовом саду соседней усадьбы, охотник знакомится с соседом, который много лет живет со старой матерью и золовкой. А спустя несколько дней он узнает, что Радилов уехал с сестрой жены, оставив мать без помощи.

Однодворец Овсянников

У Радилова автор знакомится с мелким помещиком Овсянниковым, похожим на старозаветного купца, с важными манерами. Этот человек жил с женой, не имея детей, что его очень расстраивало, а среди соседей пользовался большим уважением.

Льгов

Охотясь на уток, которых на озере в селе Льгов было великое множество, охотник познакомился с бывшим крепостным крестьянином Владимиром. Он пытался показать себя человеком образованным и искушенным и для этого употреблял вычурные и громоздкие выражения.

Бежин луг

Долго плутая по лесу, охотник вышел к месту, где деревенские ребятишки пасли в ночи лошадей. Он прилег отдохнуть у их костра и невольно слушал разговоры ребят о леших, о русалках и водяных и другой нечисти, которая водится около человеческого жилья.

Бурмистр

Соседом автора являлся молодой военный в отставке Пеночкин, культурный и образованный человек, с которым у автора по каким-то причинам не ладились отношения.

Однажды им вместе пришлось ехать в село Рябово для встречи с бурмистром Софроном.

Бурмистр постоянно жаловался хозяину на недоимки, на строптивых крестьян, на недостаток земли, но вскоре автор узнал, что село только юридически принадлежит Пеночкину, а на самом деле все здесь решает Софрон.

Бирюк

Крестьянин, стыдясь людей из-за того, что его жена убежала с любовником и бросила своих детей на мужа, стал работать лесником. ОН жил нелюдимо и казался жестоким и равнодушным к чужой беде, но, как вскоре убедился автор, был способен на добрые и милосердные поступки.

Контора

Автор стал невольным свидетелем ссоры между конторщиком и фельдшером, который упрекал Николая Еремеича за то, что тот наговаривает на него своей хозяйке и всячески мешает его браку с любимой девушкой. Вскоре автор узнал, что хозяйка поместья действительно отправила Татьяну в дальнюю деревню.

Вывод (мое мнение)

Охотник во время своих хождений по лесам и лугам встречает множество самых разных людей, беседует с ними и узнает их грустные истории. Каждому встреченному он дает меткую и точную характеристику, а также старается каждому заглянуть в душу и понять, что человека ревожит.

Источник: https://frigato.ru/chitatelskiy-dnevnik/6-klass/1669-zapiski-ohotnika.html

Краткое содержание Ермолай и мельничиха Тургенев

Вечером мы с Ермолаем отправились охотиться на вальдшнепов. Ермолай – охотник, человек лет 45, высокий, худой, с длинным носом, узким лбом, серыми глазками и широкими насмешливыми губами. Круглый год он ходил в кафтане немецкого покроя и синих шароварах.

У Ермолая было старинное кремневое ружье и собака по прозвищу Валетка, которую он никогда не кормил. Ермолай принадлежал моему соседу, помещику старинного покроя. Помещик отказался от него, как от человека, не годного ни для какой работы.

Единственной его обязанностью было доставлять на господскую кухню раз в месяц несколько пар тетеревов и куропаток.

Ермолай был беззаботен, как птица. Он постоянно попадал в разные переделки, и всегда возвращался домой невредимый с ружьем и с собакой. Не будучи весельчаком, он всегда находился в хорошем настроении и любил поговорить.

Была у Ермолая и жена, которая жила в полуразвалившейся избушке и терпела лишения. Он появлялся дома раз в неделю и обходился с женой жестоко и грубо.

Дома он никогда не оставался больше дня, а на стороне из домашнего тирана опять превращался в Ермолку, которого знали на сто верст в округе.

Охотиться мы пошли в большую березовую рощу на берегу Исты. Желая попытать счастья на следующее утро, мы решили переночевать на ближайшей мельнице. Когда мы подошли к мельнице, было уже темно, и хозяева не захотели нас пускать. В конце концов мы решили купить у мельника соломы и переночевать на улице под навесом. Мельничиха принесла нам еды. Пока Ермолай пек в золе картофель, я задремал.

Легкий шепот разбудил меня. Я поднял голову и увидел женщину, бледное лицо которой еще хранило следы былой красоты. По выговору я узнал в ней дворовую женщину. Это была мельничиха Арина. Она тихо беседовала с Ермолаем. Он звал ее к себе “погостить” и обещал выгнать жену. Я поднялся и заговорил с ней. От Арины я узнал, что она была горничной у жены графа Зверкова.

В Петербурге я был знаком с графом Зверковым, который занимал довольно важное место. От него я и услышал историю Арины. Жена Зверкова была пухлая, чувствительная и злая. Было у нее твердое правило: не держать замужних горничных.

После 10 лет верной службы красавица Арина, дочь старосты, стала просить у Зверкова позволения выйти замуж. Ей было отказано. Через некоторое время выяснилось, что Арина беременна от лакея Петра.

Зверков приказал остричь девушку, одеть в тряпье и сослать в деревню.

От Ермолая я узнал, что ребенок Арины умер. Уже два года она была замужем за мельником, который выкупил ее у барина. Лакея Петрушку отдали в солдаты.

Вариант 2

Вечером главный герой с Ермолаем пошли на охоту. Ермолай – охотник, высокий и худой мужчина лет 45, с серыми глазами, узким лбом, длинным носом и широкими губами. Он круглый год ходит в синих шароварах и кафтане немецкого кроя.

Охотился Ермолай со старым кремневым ружьем и всегда голодной собакой Валеткой. Он принадлежал соседу главного героя, помещику из старинного рода.

Хозяин считал его непригодным для какой-либо работы, так что единственное, чем мужчина занимался – раз в месяц доставлял на кухню несколько куропаток и тетеревов.

Ермолай был очень беззаботным, часто попадал в различные переделки, но всегда возвращался невредимый. Он постоянно был в хорошем расположении духа и очень любил поговорить.

Жил мужчина в полуразвалившейся избе и был женат. Правда, дома появлялся только раз в неделю, а с женой обходился ужасно грубо и жестоко.

А потом, уйдя из дома, опять превращался из домашнего тирана в того Ермолку, которого все знали.

Охотиться они пошли на берег Исты в огромную березовую рощу. А потом решили заночевать на ближайшей мельнице, подумав с утра опять попытать счастья. Когда они пришли к зданию, то было уже темно, и хозяева отказались их пускать. Мужчины купили у мельника соломы и решили ночевать под навесом во дворе. Мельничиха принесла им еды. Главный герой задремал, пока Ермолай пек картошку в золе.

Его разбудил легкий шепот. А подняв голову, мужчина увидел женщину с бледным, но все еще красивым лицом. Это была жена мельника Арина, которая тихо говорила с Ермолаем. Он звал ее к себе и грозился выгнать жену. Главный герой встал. Заговорив с Ариной, он узнал, что она раньше была горничной у супруги графа Зверкова.

Герой был знаком со Зверковым в Петербурге, и от него узнал историю Арины. Супруга Зверкова была довольно злой женщиной и имела за правило держать только незамужних горничных.

Прослужив 10 лет, красавица Арина, дочка старосты, попросила у графа разрешения на замужество, но ей отказали. Вскоре выяснилось, что девушка беременна от лакея Петра.

За это Зверков велел девушку остричь и отправить в деревню.

Позже Ермолай рассказал, что ребенок Арины умер, а 2 года назад она стала женой мельника, который ее выкупил у барина. Лакея Петра отдали в солдаты.

Читайте также:  Краткое содержание рассказов юрия бондарева за 2 минуты

Источник: https://rus-lit.com/kratkoe-soderzhanie-ermolaj-i-melnichixa-turgenev/

Краткое содержание Записки охотника Ермолай и мельничиха в сокращении — по русскому языку и литературе

Ближе к вечеру я с Ермолаем вышел на охоту в вальдшнепов. Ермолай был охотником, человеком лет 45, он высокий, худой, у него был длинный нос, узкий лоб, серые глаза и широкие смешные губы.

Он всегда одевал синие шаровары и кафтан немецкого покроя. Была у Ермолая старинная винтовка и собака по кличке Валетка, которую он сроду не кормил.

Принадлежал Ермолай моему соседу, помещику старого покроя.

Помещик отказался от него, ведь он был ни на что не годным человеком. Единственная его обязанность — это раз в месяц приносить на господскую кухню несколько пар куропаток и тетеревов.

Ермолай был беззаботным, как птица. Он всегда оказывался разных передрягах, но возвращался домой целым и невредимым, с ружьём и собакой. Он не был весельчаком, но всегда был в отличном настроении и не прочь был поговорить. У Ермолая была жена, жила она старинной избушке и перебивалась с корочки на корочку.

Он редко приходил домой и обходился с ней очень жестоко и грубо. Он никогда не задерживался дома больше дня, а на стороне из домашнего тирана снова превращался в Ермолку, которого знали все округе.

Поступаете в 2019 году? Наша команда поможет с экономить Ваше время и нервы: подберем направления и вузы (по Вашим предпочтениям и рекомендациям экспертов);оформим заявления (Вам останется только подписать);подадим заявления в вузы России (онлайн, электронной почтой, курьером);мониторим конкурсные списки (автоматизируем отслеживание и анализ Ваших позиций);подскажем когда и куда подать оригинал (оценим шансы и определим оптимальный вариант).Доверьте рутину профессионалам – подробнее.

Мы пошли охотиться на большую берёзовую рощу у берега Исты. Мы решили попытать счастье на следующее утро и пошли проситься на ночлег в ближайшую мельницу. Было уже темно, когда мы пришли к мельнице, и хозяева не впустили нас. В конце концов, купив у мельника соломы, мы переночевали под навесом на улице. Жена мельника накормила нас. Пока Ермолай пёк картофель в золе, я заснул.

Я проснулся от легкого шёпота, подняв голову увидел женщину с бледным лицом на котором ещё сохранились следы былой красоты. Я узнал в ней по выговору дворовую женщину. Это была мельничиха Арина. Они с Ермолаем тихо беседовали. Он позвал её к себе «погостить» и сказал, что выгонит жену. Я встал и заговорил с ней. Арина сказала мне, что работала горничной на жену графа Зверкова.

Я познакомился с графом Зверковым в Санкт-Петербурге, он занимал достаточно важное место. Он мне и рассказал историю Арины. Его жена была толстой и злой женщиной. У неё было твёрдое правило, от которого она никогда не отказывалась: не держать замужних горничных.

10 лет красавица Арина верно служила ей, а потом попросила у Зверкова дозволения выйти замуж. Но он ей отказал.

Через какое-то время Арина забеременела от лакея Петра, как только Зверков узнал об этом он приказал остричь девушку, одеть её в тряпьё и отправить в деревню.

Ермолай сказал, что её ребёнок погиб. Два года наза Арина вышла замуж за мельника, который выкупил её у барина. Лакей Петрушка пошёл в солдаты.

Полезный материал по теме:

Источник: https://my-soch.ru/sochinenie/kratkoe-soderzhanie-zapiski-oxotnika-ermolaj-i-melnichixa-v-sokrashhenii

Ермолай и мельничиха

  • Иван Сергеевич Тургенев
  • Фауст
  • Рассказ в девяти письмах
  • Entbehren sollst du, sollst entbehren {*}.
  • «Фауст» (часть 1-ая).

{* Отречься должен ты, отречься (нем.).}

ПИСЬМО ПЕРВОЕ

От Павла Александровича В… к Семену Николаевичу В…

Сельцо М…ое, 6 июня 1850.

Четвертого дня прибыл я сюда, любезный друг, и, по обещанию, берусь за перо и пишу к тебе. Мелкий дождь сеет с утра: выйти невозможно; да и мне же хочется поболтать с тобой. Вот я опять в своем старом гнезде, в котором не был — страшно вымолвить — целых девять лет. Чего, чего не перебывало в эти девять лет! Право, как подумаешь, я точно другой человек стал.

Да и в самом деле другой: помнишь ты в гостиной маленькое, темненькое зеркальце моей прабабушки, с такими странными завитушками по углам, — ты все, бывало, раздумывал о том, что оно видело сто лет тому назад, — я, как только приехал, подошел к нему и невольно смутился. Я вдруг увидел, как я постарел и переменился в последнее время. Впрочем, не я один постарел.

Домишко мой, уже давно ветхий, теперь чуть держится, весь покривился, врос в землю. Добрая моя Васильевна, ключница (ты ее, наверно, не забыл: она тебя таким славным вареньем потчевала), совсем высохла и сгорбилась; увидав меня, она даже вскрикнуть не могла и не заплакала, а только заохала и раскашлялась, села в изнеможении на стул и замахала рукою.

Старик Терентий еще бодрится, по-прежнему держится прямо и на ходу выворачивает ноги, вдетые в те же самые желтые нанковые панталошки и обутые в те же самые скрыпучие козловые башмаки, с высоким подъемом и бантиками, от которых ты не однажды приходил в умиление…

Но, боже мой! — как болтаются теперь эти панталошки на его худеньких ногах! как волосы у него побелели! и лицо совсем съежилось в кулачок; а когда он заговорил со мной, когда он начал распоряжаться и отдавать приказания в соседней комнате, мне и смешно и жалко его стало. Все зубы у него пропали, и он шамкает с присвистом и шипеньем.

Зато сад удивительно похорошел: скромные кустики сирени, акации, жимолости (помнишь, мы их с тобой сажали) разрослись в великолепные сплошные кусты; березы, клены — все это вытянулось и раскинулось; липовые аллеи особенно хороши стали.

Люблю я эти аллеи, люблю серо-зеленый нежный цвет и тонкий запах воздуха под их сводами; люблю пестреющую сетку светлых кружков по темной земле — песку у меня, ты знаешь, нету. Мой любимый дубок стал уже молодым дубом. Вчера, среди дня, я более часа сидел в его тени на скамейке. Мне очень хорошо было.

Кругом трава так весело цвела; на всем лежал золотой свет, сильный и мягкий; даже в тень проникал он… А что слышалось птиц! Ты, я надеюсь, не забыл, что птицы — моя страсть. Горлинки немолчно ворковали, изредка свистала иволга, зяблик выделывал свое милое коленце, дрозды сердились и трещали, кукушка отзывалась вдали; вдруг, как сумасшедший, пронзительно кричал дятел.

Я слушал, слушал весь этот мягкий, слитный гул, я пошевельнуться не хотелось, а на сердце не то лень, не то умиление. И не один сад вырос: мне на глаза беспрестанно попадаются плотные, дюжие ребята, в которых я никак не могу признать прежних знакомых мальчишек. А твой фаворит, Тимоша, стал теперь таким Тимофеем, что ты себе представить не можешь.

Ты тогда боялся за его здоровье и предсказывал ему чахотку; а посмотрел бы ты теперь на его огромные красные руки, как они торчат из узеньких рукавов нанкового сюртука, и какие у него повсюду выпираются круглые и толстые мышцы! Затылок, как у быка, я голова вся в крутых белокурых завитках — совершенный Геркулес Фарнезский! Впрочем, лицо его изменилось меньше, чем у других, даже не очень увеличилось в объеме, и веселая, как ты говорил, «зевающая» улыбка осталась та же. Я его взял к себе в камердинеры; своего петербургского я бросил в Москве: очень уж он любил стыдить меня и давать чувствовать свое превосходство в столичном обращении. Собак моих я не нашел ни одной; все перевелись. Одна Нефка дольше всех жила — и та не дождалась меня, как Аргос дождался Улисса; не пришлось ей увидеть бывшего хозяина и товарища по охоте своими потускневшими глазами. А Шавка цела и так же лает сипло, и одно ухо так же прорвано, и репейники в хвосте, как быть следует. Я поселился в бывшей твоей комнатке. Правда, солнце в нее ударяет, и мух в ней много; зато меньше пахнет старым домом, чем в остальных комнатах. Странное дело! этот затхлый, немного кислый и вялый запах сильно действует на мое воображение: не скажу, чтобы он был мне неприятен, напротив; но он возбуждает во мне грусть, а наконец унылость. Я, так же как и ты, очень люблю старые пузатые комоды с медными бляхами, белые кресла с овальными спинками и кривыми ножками, засиженные мухами стеклянные люстры, с большим яйцом из лиловой фольги посередине, — словом, всякую дедовскую мебель; но постоянно видеть все это не могу: какая-то тревожная скука (именно так!) овладеет мною. В комнате, где я поселился, мебель самая обыкновенная, домодельщина; однако я оставил в углу узкий и длинный шкаф с полочками, на которых сквозь пыль едва виднеется разная старозаветная дутая посуда из зеленого и синего стекла; а на стене я приказал повесить, помнишь, тот женский портрет, в черной раме, который ты называл портретом Манон Леско. Он немного потемнел в эти девять лет; но глаза глядят

Читайте также:  Краткое содержание купер последний из могикан за 2 минуты пересказ сюжета

Источник: https://bookshake.net/b/ermolay-i-melnichiha-ivan-sergeevich-turgenev

Записки охотника — краткое содержание

2a38a4a9316c49e5a833517c45d31070

2a38a4a9316c49e5a833517c45d31070

2a38a4a9316c49e5a833517c45d31070

2a38a4a9316c49e5a833517c45d31070

Рассказы объединены в один цикл. Повествование ведется от первого лица.

Хорь и Калиныч

   Однажды, охотясь в калужских краях, встретился я с местным барином Полутькиным. Он также как и я любил охоту. Полутькин сделал предложение пожить в его имении. Дорога была длинная, поэтому было решено заехать к одному из мужиков помещика – Хорю. Его не оказалось дома.

Хорь жил отдельным домом с шестью сыновьями и отличался зажиточностью. Утром мы отправились охотиться, взяв с собой веселого крестьянина Калиныча, без которого Полутькин не представлял охоты. На следующий день моя охота проходила в одиночестве. Я заехал пожить к Хорю. Оставался там три дня, узнал, что Хорь и Калиныч хорошие друзья.

Очень я привязался к ним, но нужно было уезжать.

Ермолай и мельничиха

   Я отправился на охоту с крепостным соседа Ермолаем. Он был достаточно беззаботен, обязанностей у Ермолая было немного. Этот охотник был женат, но в своей полуразвалившейся избушке практически не появлялся. Охотились мы весь день, к вечеру решили остановиться на ночлег в мельнице.

Ночью я проснулся от негромкого разговора. С Ермолаем беседовала Арина, которая была мельничихой. Она рассказала свою историю о том, что служила у графа Зверкова. Его жена, узнав о беременности Арины от лакея Петрушки, сослала девушку в деревню . Самого лакея отправили в солдаты.

В деревне Арина вышла замуж за мельника, а ее ребенок умер. 

 

Малиновая вода

   Я снова в один из августовских дней отправился на охоту. От жары захотелось пить, и я добрался до источника с названием «Малиновая вода». Недалеко от ключа решил прилечь в тени. Поблизости от меня рыбачили два старика. Одним из них был Степушка. О его прошлом ничего не было известно. Степушка ни с кем практически не разговаривал. Другим рыбаком был Михайло Савельев.

Он был вольноотпущенником и служил дворецким у мещанина. Я решил с ними побеседовать. Савельев рассказывал о своем бывшем хозяине — графе. Вдруг мы увидели идущего крестьянина. Он возвращался с Москвы, где просил своего барина сократить оброк, который за него платил ныне умерший сын. Барин его выгнал. Путник причитал, что с него больше и взять нечего.

Через некоторое время мы отправились каждый в свою сторону. 

 

Уездный лекарь

   Как-то возвращаясь домой после охоты, я почувствовал, что заболел. Остановку я сделал в гостинице, откуда я послал за врачом. Он рассказал мне свою историю. Однажды его вызвали к больной дочери помещицы за город. Доктор, прибыв на место, увидел красивую 20-летнюю девушку.

Врач проникся ее положением и даже испытал чувства. Лекарь решил остаться пока больной не полегчает. Семья приняла его как родного. Постепенно лекарь понял, что девушка не справится с болезнью. Последние три ночи он провел с ней. Девушка умерла.

Врач после этого женился на дочери купца с хорошим приданным. 

 

Мой сосед Радилов

   Ермолай и я отправились поохотиться в липовый сад. Как оказалось его владельцем был местный помещик Радилов. При встрече он позвал меня отобедать с ним. Помещик жил со своей матерью и сестрой, умершей жены. Через неделю после обеда, до меня дошло известие, что Радилов уехал вместе со своей золовкой, оставив престарелую мать. 

 

Однодворец Овсянников

   С Овсянниковым я познакомился в гостях у Радилова. Овсянников был представителем старого поколения с манерами зажиточного купца. Соседи нему проявляли уважение. Овсянников жил с женой, но без детей.

Он пользовался уважением у соседей. При встрече с ним мы поговорили об охоте, о новых дворянских нравах, о другом соседе Степане Комове.

Потом к нам присоединился, приехавший в гости к Овсянникову, орловский помещик Франц Лежень.

 

Льгов

   Отправились мы однажды с Ермолаем в село Льгов поохотиться на дичь. На большом льговском пруду водилось большое количество уток. Мы решили взять в селе лодку для большего удобства. По дороге мы встретили молодого человека Владимира.

По пути я узнал его историю: попутчик был вольноотпущенником, общался с нами он очень изысканными выражениями. В Льгове мы взяли лодку, правда старую, щели пришлось закрывать паклей. Поохотились на славу, лодка была полна уток. Но как оказалось, лодка дала течь. И неожиданно пошла ко дну.

Выйти из заросшего пруда мы смогли с ним только ближе к вечеру. 

 

Бежин луг

   На охоте в Тульской губернии я немного заблудился. Идя по звездам, вышел я к широкому лугу, который назывался Бежин. На нем горели костры, там были ребятишки, они пасли лошадей в ночном. Я лег от усталости и стал прислушиваться к их разговору.

Один из них рассказал о домовом на фабрике, где мальчишке пришлось заночевать. Другой признался, что видел в лесу на деревьях русалку. Какой-то звук вдруг послышался со стороны чащи. Туда побежала стая собак и следом один из мальчиков. Вернувшись , он сказал, что поблизости волки.

Разговоры прекратились только к утру. 

 

Касьян с Красивой мечи

   Кучер вез меня домой в один из летних жарких дней. Впереди кучер увидел похоронную процессию, мы поспешили обогнать обоз, чтобы избежать примет. Но телега сломалась, а процессия дошла до нас.

Дойдя до выселок, мы поменяли ось телеги. Местный старик Касьян согласился проводить меня до места охоты. Старика многие считали юродивым, он иногда занимался лечением травами.

Охота оказалась не удачной, мы вернулись в деревню и сражу же отправились с кучером Ерофеем домой.

 

Бурмистр

   Практически по соседству с моим имением находится дом Аркадия Павловича Пеночкина- молодого помещика и военного в отставке. Он отличается особой образованностью среди местных дворян. Бываю я у него не часто, так как в его доме чувствую себя не уютно. Как-то Пеночкин, узнав, что я еду в Рябово, решил отправится со мной.

Его целью было село Шипиловка, где проживал расхваленный им бурмистр Софрон. При встречи с ним, бурмистр жаловался Пеночкину на недостаток земли, на увеличение недоимок. Когда я уже уехал от них в Рябов на охоту, то узнал от знакомого крестьянина о том, что Шипиловка только на бумаге принадлежит Пеночкину, а всем заправляет бурмистр.

 

 

Контора

   Во время моей охоты начался холодный дождь. И мне пришлось остановиться в ближайшем селе. В самом большом доме находилась контора старосты. Главного конторщика звали Николай Еремеич.

Через контору проходили распоряжения и приказы для бурмистра и старосты, но все бумаги подписывала владелица села Лосьнякова. После недолгого сна я стал свидетелем ссоры Николая Еремеича с фельдшером Павлом. Тот обвинял конторщика в разных препятствиях для его брака с невестой Татьяной.

Позже мне стало известно, что Лосьнякова отправила Татьяну в ссылку, а конторщика и фельдшера оставила у себя. 

 

Бирюк

   Вечером возвращался с очередной охоты. От непогоды я укрылся под широким кустом. На дороге я заметил местного лесника, который отвез меня к себе в дом. Там я увидел 12-летнюю девочку и младенца в люльке. Изба была очень убогая. Лесника люди прозвали бирюком. Он обладал широкой фигурой и непоколебимым лицом.

Оказалось, что его супруга сбежала с другим, бросив маленьких детей. Когда дождь закончился, мы вышли во двор. Вдруг в лесу раздался звук топора, лесник побежал туда. Бирюк схватил мокрого мужика. Я был готов заплатить, чтобы бирюк отпустил его. И вдруг этот суровый человек сжалился и освободил напуганного крестьянина.

 

Два помещика

   Хочу представить вам двух помещиков, у которых мне довелось охотиться. Первый, майор в отставке Вячеслав Хвалынский. Добрый, но плохой хозяин. Живет в одиночестве и старается не вспоминать о прошлом. Другой – Мардарий Стегунов наоборот отличается веселым нравом, хотя тоже живет холостяцкой жизнью. Побывав у них в гостях, я понял насколько разными бывают люди. 

 

Смерть

   С Ардалионом Михайловичем – моим соседом, мы отправились на охоту. Он согласился при условии, что мы заедем в его поместье Чаплыгино. Там проходила рубка дубового леса, на месте которой мы вскоре оказались. Там совсем неожиданно, упавшее дерево придавило насмерть Максима, который служил подрядчиком. Смерть возобновила мои воспоминания и вызвала неприятные чувства.

Читайте также:  Краткое содержание царь федор иоаннович толстой за 2 минуты пересказ сюжета

Источник: http://szhato.ru/turgenev/88-zapiski-ohotnika.html

Ермолай и мельничиха

Вечером мы с охотником Ермолаем отправились на «тягу»… Но, может быть, не все мои читатели знают, что такое тяга. Слушайте же, господа.

За четверть часа до захождения солнца, весной, вы входите в рощу, с ружьем, без собаки. Вы отыскиваете себе место где-нибудь подле опушки, оглядываетесь, осматриваете пистон, перемигиваетесь с товарищем. Четверть часа прошло. Солнце село, но в лесу еще светло; воздух чист и прозрачен; птицы болтливо лепечут; молодая трава блестит веселым блеском изумруда… Вы ждете.

Внутренность леса постепенно темнеет; алый свет вечерней зари медленно скользит по корням и стволам деревьев, поднимается все выше и выше, переходит от нижних, почти еще голых, веток к неподвижным, засыпающим верхушкам… Вот и самые верхушки потускнели; румяное небо синеет. Лесной запах усиливается, слегка повеяло теплой сыростью; влетевший ветер около вас замирает.

Птицы засыпают — не все вдруг — по породам; вот затихли зяблики, через несколько мгновений малиновки, за ними овсянки. В лесу все темней да темней. Деревья сливаются в большие чернеющие массы; на синем небе робко выступают первые звездочки. Все птицы спят. Горихвостки, маленькие дятлы одни еще сонливо посвистывают… Вот и они умолкли.

Еще раз прозвенел над вами звонкий голос пеночки; где-то печально прокричала иволга, соловей щелкнул в первый раз.

Сердце ваше томится ожиданьем, и вдруг — но одни охотники поймут меня, — вдруг в глубокой тишине раздается особого рода карканье и шипенье, слышится мерный взмах проворных крыл, — и вальдшнеп, красиво наклонив свой длинный нос, плавно вылетает из-за темной березы навстречу вашему выстрелу.

Вот что значит «стоять на тяге».

Итак, мы с Ермолаем отправились на тягу; но извините, господа: я должен вас сперва познакомить с Ермолаем.

Вообразите себе человека лет сорока пяти, высокого, худого, с длинным и тонким носом, узким лбом, серыми глазками, взъерошенными волосами и широкими насмешливыми губами. Этот человек ходил в зиму и лето в желтоватом нанковом кафтане немецкого покроя, но подпоясывался кушаком; носил синие шаровары и шапку со смушками, подаренную ему, в веселый час, разорившимся помещиком.

К кушаку привязывались два мешка, один спереди, искусно перекрученный на две половины, для пороху и для дроби, другой сзади — для дичи; хлопки же Ермолай доставал из собственной, по-видимому неистощимой, шапки.

Он бы легко мог на деньги, вырученные им за проданную дичь, купить себе патронташ и суму, но ни разу даже не подумал о подобной покупке и продолжал заряжать свое ружье по-прежнему, возбуждая изумление зрителей искусством, с каким он избегал опасности просыпать или смешать дробь и порох.

Ружье у него было одноствольное, с кремнем, одаренное притом скверной привычкой жестоко «отдавать», отчего у Ермолая правая щека всегда была пухлее левой. Как он попадал из этого ружья — и хитрому человеку не придумать, но попадал. Была у него и легавая собака, по прозванью Валетка, преудивительное созданье. Ермолай никогда ее не кормил.

«Стану я пса кормить, — рассуждал он, — притом пес — животное умное, сам найдет себе пропитанье». И действительно: хотя Валетка поражал даже равнодушного прохожего своей чрезмерной худобой, но жил, и долго жил; даже, несмотря на свое бедственное положенье, ни разу не пропадал и не изъявлял желанья покинуть своего хозяина.

Раз как-то, в юные годы, он отлучился на два дня, увлеченный любовью; но эта дурь скоро с него соскочила. Замечательнейшим свойством Балетки было его непостижимое равнодушие ко всему на свете… Если б речь шла не о собаке, я бы употребил слово: разочарованность. Он обыкновенно сидел, подвернувши под себя свой куцый хвост, хмурился, вздрагивал по временам и никогда не улыбался.

(Известно, что собаки имеют способность улыбаться, и даже очень мило улыбаться.) Он был крайне безобразен, и ни один праздный дворовый человек не упускал случая ядовито насмеяться над его наружностью; но все эта насмешки и даже удары Валетка переносил с удивительным хладнокровием.

Особенное удовольствие доставлял он поварам, которые тотчас отрывались от дела и с криком и бранью пускались за ним в погоню, когда он, по слабости, свойственной не одним собакам, просовывал свое голодное рыло в полурастворенную дверь соблазнительно теплой и благовонной кухни. На охоте он отличался неутомимостью и чутье имел порядочное; но если случайно догонял подраненного зайца, то уж и съедал его с наслажденьем всего, до последней косточки, где-нибудь в прохладной тени, под зеленым кустом, в почтительном отдалении от Ермолая, ругавшегося на всех известных и неизвестных диалектах.

Ермолай принадлежал одному из моих соседей, помещику старинного покроя. Помещики старинного покроя не любят «куликов» и придерживаются домашней живности.

Разве только в необыкновенных случаях, как-то: во дни рождений, именин и выборов, повара старинных помещиков приступают к изготовлению долгоносых птиц и, войдя в азарт, свойственный русскому человеку, когда он сам хорошенько не знает, что делает, придумывают к ним такие мудреные приправы, что гости большей частью с любопытством и вниманием рассматривают поданные яства, но отведать их никак не решаются. Ермолаю было приказано доставлять на господскую кухню раз в месяц пары две тетеревей и куропаток, а в прочем позволялось ему жить где хочет и чем хочет. От него отказались, как от человека ни на какую работу не годного — «лядащего», как говорится у нас в Орле. Пороху и дроби, разумеется, ему не выдавали, следуя точно тем же правилам, в силу которых и он не кормил своей собаки. Ермолай был человек престранного рода: беззаботен, как птица, довольно говорлив, рассеян и неловок с виду; сильно любил выпить, не уживался на месте, на ходу шмыгал ногами и переваливался с боку на бок — и, шмыгая и переваливаясь, улепетывал верст шестьдесят в сутки. Он подвергался самым разнообразным приключениям: ночевал в болотах, на деревьях, на крышах, под мостами, сиживал не раз взаперти на чердаках, в погребах и сараях, лишался ружья, собаки, самых необходимых одеяний, бывал бит сильно и долго — и все-таки, через несколько времени, возвращался домой одетый, с ружьем и с собакой. Нельзя было назвать его человеком веселым, хотя он почти всегда находился в довольно изрядном расположении духа; он вообще смотрел чудаком. Ермолай любил покалякать с хорошим человеком, особенно за чаркой, но и то недолго: встанет, бывало, и пойдет. «Да куда ты, черт, идешь? Ночь на дворе». — «А в Чаплино». — «Да на что тебе тащиться в Чаплино, за десять верст?» — «А там у Софрона-мужичка переночевать». — «Да ночуй здесь». — «Нет уж, нельзя». И пойдет Ермолай с своим Валеткой в темную ночь, через кусты да водомоины, а мужичок Софрон его, пожалуй, к себе на двор не пустит, да еще, чего доброго, шею ему намнет: не беспокой-де честных людей. Зато никто не мог сравниться с Ермолаем в искусстве ловить весной, в полую воду, рыбу, доставать руками раков, отыскивать по чутью дичь, подманивать перепелов, вынашивать ястребов, добывать соловьев с «дешевой дудкой», с «кукушкиным перелетом»…[1] Одного он не умел: дрессировать собак; терпенья недоставало. Была у него и жена. Он ходил к ней раз в неделю. Жила она в дрянной, полуразвалившейся избенке, перебивалась кое-как и кое-чем, никогда не знала накануне, будет ли сыта завтра, и вообще терпела участь горькую. Ермолай, этот беззаботный и добродушный человек, обходился с ней жестко и грубо, принимал у себя дома грозный и суровый вид, — и бедная его жена не знала, чем угодить ему, трепетала от его взгляда, на последнюю копейку покупала ему вина и подобострастно покрывала его своим тулупом, когда он, величественно развалясь на печи, засыпал богатырским сном. Мне самому не раз случалось подмечать в нем невольные проявления какой-то угрюмой свирепости: мне не нравилось выражение его лица, когда он прикусывал подстреленную птицу. Но Ермолай никогда больше дня не оставался дома; а на чужой стороне превращался опять в «Ермолку», как его прозвали на сто верст кругом и как он сам себя называл подчас. Последний дворовый человек чувствовал свое превосходство над этим бродягой — и, может быть, потому именно и обращался с ним дружелюбно; а мужики сначала с удовольствием загоняли и ловили его, как зайца в поле, но потом отпускали с Богом и, раз узнавши чудака, уже не трогали его, даже давали ему хлеба и вступали с ним в разговоры… Этого-то человека я взял к себе в охотники, и с ним-то я отправился на тягу в большую березовую рощу, на берегу Исты.

Источник: https://lib-king.ru/27958-ermolay-i-melnichiha.html

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector