Краткое содержание волоколамское шоссе александра бека за 2 минуты пересказ сюжета

Инфоурок › Русский язык ›Презентации›Презентация к повести Александра Бека «Волоколамское шоссе»

Краткое содержание Волоколамское шоссе Александра Бека за 2 минуты пересказ сюжета

Краткое содержание Волоколамское шоссе Александра Бека за 2 минуты пересказ сюжета

Краткое содержание Волоколамское шоссе Александра Бека за 2 минуты пересказ сюжета

Краткое содержание Волоколамское шоссе Александра Бека за 2 минуты пересказ сюжета

Краткое содержание Волоколамское шоссе Александра Бека за 2 минуты пересказ сюжета

Краткое содержание Волоколамское шоссе Александра Бека за 2 минуты пересказ сюжета

Краткое содержание Волоколамское шоссе Александра Бека за 2 минуты пересказ сюжета

Краткое содержание Волоколамское шоссе Александра Бека за 2 минуты пересказ сюжета

Краткое содержание Волоколамское шоссе Александра Бека за 2 минуты пересказ сюжета

Краткое содержание Волоколамское шоссе Александра Бека за 2 минуты пересказ сюжета

Описание презентации по отдельным слайдам:

1 слайд Описание слайда:

Александр Бек Повесть «Волоколамское шоссе» Исмаилова Наталья Усеиновна учитель русского языка и литературы КГУ ОСШ им. Т. Аубакирова с. Игилик, Мактааральского района Южно-Казахстанской области

2 слайд Описание слайда:

Александр Альфредович Бек родился 3 января 1903 года в Саратове в семье генерала медицинской службы, главного врача военного госпиталя Альфреда Владимировича Бека. В Саратове прошли его детские и юношеские годы, и там он окончил реальное училище. В возрасте 16 лет А. Бек вступил в Красную Армию.

В Гражданскую войну служил на Восточном фронте под Уральском и был ранен. На А. Бека обратил внимание главный редактор дивизионной газеты и заказал ему несколько репортажей. С этого началась его литературная деятельность.

В начале своей творческой деятельности был первым редактором газеты «Новорос-сийский рабочий».

3 слайд Описание слайда:

Первая повесть А. Бека «Курако» (1934 год) написана по впечатлениям от поездки на новостройку в город Кузнецк. Очерки и рецензии Бека стали появляться в «Комсомольской правде», «Известиях». С 1931 года А.

Бек сотрудничал в редакциях «История фабрик и заводов» и «Люди двух пятилеток», в созданном по инициативе М. Горького «Кабинете мемуаров». В Великую Отечественную войну А. Бек вступил в Московское народное ополчение, в Краснопресненскую стрелковую дивизию.

Участвовал в боевых действиях под Вязьмой в качестве военного корреспондента. Дошёл до Берлина, где встретил День Победы.

4 слайд Описание слайда:

Самая известная повесть Бека «Волоколамское шоссе» была написана в 1943—1944 годах.

В ней «отход от примитивной ура-патриотической идеализации и одновременно приспособление к требуемой партией линии сочетаются настолько умело, что обеспечили повести в Советском Союзе непреходящее признание» Главным героем повести стал Герой Советского Союза старший лейтенант командир батальона (впоследствии гвардии полковник, командир дивизии) Бауыржан Момыш-Улы. Продолжением этой книги были повести «Несколько дней» (1960 год), «Резерв генерала Панфилова» (1960 год).

5 слайд Описание слайда:

Повесть «Волоколамское шоссе» является наиболее известным и значимым произ-ведением замечательного русского писа-теля-фронтовика Александра Бека.

Этой повестью о героических защитниках Мос-квы зачитывались в тылу, она была в полевых сумках бойцов на фронте.

О книге во Франции писали как о шедевре, в Италии — как о самом выдающемся в русской литературе произведении о войне, а в Финляндии ее изучали в Военной академии.

6 слайд
7 слайд
8 слайд
9 слайд
10 слайд Описание слайда:

Известный казахстанский режиссер Акан Сатаев

11 слайд Описание слайда:

Бауржан Момышулы- Герой Сове-тскою Союза, командир дивизии под командованием Героя Совет-ского Союза Ивана Васильевича Панфилова. О подвигах Б.Момы-шулы написано немало книг.

Самое известное произведение это повесть Александра Бека «Волоко-ламское шоссе» о героизме совет-ских воинов у деревни Матронино. Главным действующим лицом этой повести был офицер- панфиловец, герой обороны Москвы Бауржан Момышулы.

Александр Бек – соз-дал эту книгу по его рассказам и воспоминаниям. Эта книга переве-дена на немецкий, чешский, еврей-ский, английский, французский и другие языки мира.

12 слайд Описание слайда:

Известный казахстанский режиссер Акан Сатаев снял четырехсерийный художественный фильм по книге Александра Бека «Волоколамское шоссе».

Картина о Герое Советского Союза Бауыржане Момышулы с того момента, как он, будучи в начале своего пути, стремится попасть в армию, знакомится с генералом Панфиловым и становится командиром батальона, а впоследствии и гвардейской дивизии.

С самого начала Великой Отечественной войны в 1941 году, Момышулы попал в состав вновь организованной в Алматы 316 стрелковой дивизии под командованием генерал-майора Панфилова.

Во время второго генерального наступления вермахта на Москву в ноябре 1941 года батальон Бауыржана Момышулы героически сражался на Волоколамском шоссе у деревни Матренино. Руководство Момышулы позволило на три дня задержать фашистов на данном рубеже. После чего старший лейтенант Момышулы вывел батальон из окружения боеспособным.

13 слайд Описание слайда:

Деревня Каменка, Смолевичский район, Беларусия

14 слайд Описание слайда:

Главную роль в сериале «Бауыржан Момышулы» исполнил актер Еркебулан Дайыров

15 слайд Описание слайда:

С самого начала Великой Оте-чественной войны в 1941 году, Момышулы попал в состав вновь организованной в Алматы 316 стрелковой дивизии под кома-ндованием генерал-майора Пан-филова.

Во время второго гене-рального наступления вермахта на Москву в ноябре 1941 года батальон Бауыржана Момышулы героически сражался на Воло-коламском шоссе у деревни Мат-ренино. Руководство Момышулы позволило на три дня задержать фашистов на данном рубеже.

После чего старший лейтенант Момышулы вывел батальон из окружения боеспособным.

16 слайд Описание слайда:

Работа с текстом По привычке корреспондента я вынул записную книжку. — Простите, как пишется ваша фамилия? Он ответил: — У меня нет фамилии. Я изумился. Он сказал, что в переводе на русский Момыш-Улы означает сын Момыша. — Это мое отчество, — продолжал он. — Баурджан — имя. А фамилии нет.

17 слайд Описание слайда:

В его лице не было мечта-тельной мягкости, свойствен-ной, как принято думать. Вос-току.

Существует множество лиц, которые кажутся выле-пленными — иногда любовно, тщательно, иногда — как гово-рится — тяп да ляп. Лицо Ба-урджана Момыш-Улы напо-минало о резьбе, а не о лепке.

Оно казалось вырезанным из бронзы или из мореного дуба каким-то очень острым инстру-ментом, не оставившим ни одной мягко закругленной линии.

18 слайд Описание слайда:

 Профиль Баурджана был похож, чудилось мне, на этот рельефный оттиск. По-монгольски смуглое, слегка широко-скулое, часто непроницаемо спокойное, особенно в минуты гнева, оно было украшено на редкость большими черными глазами. Свои блестящие черные волосы, упрямо непокорные гребенке, Баурджан в шутку называл лошадиными.

19 слайд Описание слайда:

Слушая, я приглядывался к нему. Этот казах свободно владел богатством русской речи. Даже в минуты волнения он не коверкал слов и оборотов. Лишь некоторая неторо-пливость речи казалась иногда нарочитой. Впоследствии я подметил: слова текли быстрей, когда он разговаривал по-казахски.

Взяв папиросу и с резким щелканьем захлопнув портси-гар, он упрямо закончил: — Если вы все-таки когда-нибудь будете обо мне писать, называйте меня по-казахски: Баурджан Момыш-Улы. Пусть будет известно: это казах, это пастух, гонявший баранов по степи; это человек, у которого нет фамилии.

20 слайд Описание слайда:

В первый же вечер знакомства мне посчастливилось услышать, как Баурджан Момыш-Улы беседовал с прибывшими в полк командирами — новичками войны. Он говорил о душе солдата. Неторопливо развивая мысль, он рассказал кстати про один из боев у Волоколамского шоссе. У меня екнуло сердце.

Быстро вынув блокнот, я жадно записывал. Еще не веря удаче, я угадывал: вот они, страницы долгожданного повествования. Улучив после беседы минуту, я попросил Баурджана Момыш-Улы рассказать с начала до конца историю боев у Волоколамского шоссе. — Нет, — ответил Баурджан Момыш-Улы, — я ничего вам не расскажу.

Читателю известен наш дальнейший разговор.

21 слайд Описание слайда:

От друзей Баурджана я узнал историю его жизни. В школе ему дали два прозвища: Большеглазый и Шан-Тимес. Второе в буквальном переводе означает недоступный пыли.

Так звался легендарный конь, который скакал столь быстро, что даже пыль, поднятая его копытами, не касалась его. Наступила минута, когда я сказал Баурджану: — А все-таки я напишу про вас. И где-нибудь обязательно упомяну, что в школе вы были Шан-Тимес. Он улыбнулся.

Улыбка преображала его. Суровое лицо вдруг становилось ребячливым. — А вы артиллерийская лошадь, — ласково сказал он. — Не обижайтесь, это комплимент. Артиллерийская лошадь везет медленно, ее трудно повернуть, но, поворачивая, она тянет за собой и орудие.

Вы повернули меня… Я расскажу все, что вы хотели. Но условимся… — Условимся, — продолжал он. — Вы обязаны написать правду. 

22 слайд Описание слайда:

— Ставьте большую-пребольшую точку, — сказал Баурджан Момыш-Улы. — На этом мы закончим нашу летопись о батальоне панфиловцев. Двадцать третьего ноября тысяча девятьсот сорок первого года я перестал быть комбатом. Меня вызвали в штаб армии, назначили командиром полка. Свои батальон я передал Исламкулову.

Применяя панфиловскую спираль-пружину, огревая гитлеровцев огневыми пощечинами, мой полк отходил — отходил до поселка и станции Крюково. Там, на Ленинградском шоссе, мы выдержали шестидневный бой и вместе с другими частями Красной Армии, поворачивая историю, погнали врага от Москвы.

Об этом можно было бы написать еще одну книгу под заглавием «Ленинградское шоссе». Можно написать и «Под Старой Руссой». Но — книга кончена! И в будущем могу обещать вам лишь одно… Положив свою точеную кисть на рукоять шашки, Момыш-Улы одним махом неожиданно извлек клинок.

В полутьме блиндажа засияла узорчатая сталь — та, что сверкнула и в зачине, и только что, в последней главе этой книги. — Лишь одно, — повторил Момыш-Улы. — Наврете — кладите на стол правую руку. Раз! Правая рука долой! Вы подтверждаете ваше согласие? Я скрыл улыбку.

Мой грозный Баурджан, ты верен себе, характеру, что создан под пером, создан вниманием и воображением. Впрочем, писцу следует быть скромным. — Подтверждаю, — сказал я.

23 слайд Описание слайда:

Продолжением этой книги были повести «Несколько дней» (1960 год), «Резерв генерала Панфилова» (1960 год).

24 слайд Описание слайда:

Интернет – ресурсы: http://enakievets.info/publ/enakievo_kak_na_ladoni/zhiteli_enakievo/bek_aleksandr_alfredovich_prozaik/5-1-0-1788 http://knigopoisk.net/knigi/85259/Novoe_naznachenie.htmls http://erlib.com/%D0%90%D0%BB%D0%B5%D0%BA%D1%81%D0%B0%D0%BD%D0%B4%D1%80_%D0%91%D0%B5%D0%BA/%D0%92%D0%BE%D0%BB%D0%BE%D0%BA%D0%BE%D0%BB%D0%B0%D0%BC%D1%81%D0%BA%D0%BE%D0%B5_%D1%88%D0%BE%D1%81%D1%81%D0%B5 http://softfaw.at.ua/blog/bek_a_volokolamskoe_shosse/2014-03-05-30 http://litvik.ru/2/5/hist_otechectvennaj/98830-aleksandr-bek-volokolamskoe-shosse.html http://www.livelib.ru/book/1000714941/selections http://www.booksprice.ru/books/76906.html http://popgun.ru/viewtopic.php?f=159&t=214429 http://www.twirpx.com/file/1200601/ http://www.livelib.ru/book/1000292076/selections http://www.livelib.ru/book/1000598867/reviews http://www.livelib.ru/book/1000737835 http://www.livelib.ru/book/1000737833/reviews http://www.livelib.ru/book/1000257390/quote http://www.livelib.ru/book/1000942971 http://ibookyou.kz/post/80071299397/odobreno-luchshimi-aksaule-alzhan http://www.libex.ru/detail/book554397.html http://wolok.ru/%D0%BC%D0%B0%D1%82%D1%80%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D0%BD%D0%BE-%D0%B2%D0%BE%D0%BB%D0%BE%D0%BA%D0%BE%D0%BB%D0%B0%D0%BC%D1%81%D0%BA%D0%BE%D0%B3%D0%BE-%D1%80%D0%B0%D0%B9%D0%BE%D0%BD%D0%B0/ http://www.lib-ekb.kz/resources/authors/detail.php?AUTHOR=2900

25 слайд Описание слайда:

Интернет – ресурсы: http://filmpro.kz/367-bauyrzhan-momysh1201ly-bauyrzhan-momyshuly.html http://www.brod.kz/news/bauyirjan_momyishulyi___samyie_vkusnyie_momentyi_snimayut_v_belorusskom_gollivude http://biblus.ru/Default.aspx?book=796s39p9 http://cluesed.ucoz.ru/news/volokolamskoe_shosse_aleksandra_beka/2013-07-29-167 http://news.allinfo.kz/culture/19820/ http://kk.convdocs.org/docs/index-102836.html Автор шаблона: Ранько Елена Алексеевна учитель начальных классов МАОУ лицей№21 г. Иваново Сайт: http://elenaranko.ucoz.ru/

  • Если Вы считаете, что материал должен быть удален с сайта, Вы можете оставить жалобу на материал Пожаловаться на материал

Скрыть

Важно! Узнайте, чем закончилась проверка учебного центра «Инфоурок»?

Краткое описание документа:

Общая информация

Оставьте свой комментарий

Авторизуйтесь, чтобы задавать вопросы.

Источник: https://infourok.ru/prezentaciya_k_povesti_aleksandra_beka_volokolamskoe_shosse-471754.htm

Александр Бек — Волоколамское шоссе

Александр Бек

ВОЛОКОЛАМСКОЕ ШОССЕ

1. Человек, у которого нет фамилии

В этой книге я всего лишь добросовестный и прилежный писец.

Вот ее история.

— Нет, — резко сказал Баурджан Момыш-Улы, — я ничего вам не расскажу. Я не терплю тех, кто пишет о войне с чужих рассказов.

  • — Почему?
  • Он ответил вопросом:
  • — Знаете ли вы, что такое любовь?
  • — Знаю.

— До войны я тоже считал, что знаю. Я любил женщину, я испытал страсть, но это ничто в сравнении с любовью, которая возникает в бою. На войне, в бою, рождается самая сильная любовь и самая сильная ненависть, о которой люди, этого не пережившие, не имеют представления. А понимаете ли вы, что такое внутренняя борьба, что такое совесть?

— Понимаю, — менее уверенно ответил я.

— Нет, вы этого не понимаете. Вы не знаете, как дерутся, борются два чувства: страх и совесть. Самые свирепые звери не способны так жестоко бороться, как эти два чувства. Вам известна совесть труженика, совесть мужа, но вы не знаете совести солдата. Вы бросали когда-нибудь гранату во вражеский блиндаж?

— Нет.

— Тогда как же вы будете писать о совести? Боец наступает вместе с ротой, в него бьют из пулеметов, рядом падают товарищи, а он ползет и ползет. Проходит час — шестьдесят минут. В минуте шестьдесят секунд, и каждую секунду его могут сто раз убить. А он ползет. Это совесть солдата! А радость? Знаете ли вы, что такое радость?

— Должно быть, и этого не знаю, — сказал я.

— Верно! Вам известна радость любви и, быть может, радость творчества. Жена, вероятно, делилась с вами радостями материнства. Но кто не испытал радости победы над врагом, радости боевого подвига, тот не знает, что такое самая сильная, самая жгучая радость. Как же вы будете писать об этом? Станете выдумывать?

На столе лежал номер журнала, где был напечатан очерк о панфиловцах, о бойцах того самого полка, которым командовал Баурджан Момыш-Улы.

Он резко придвинул журнал к лампе — все его движения были резкими, даже когда он бросал спичку, закурив, — перелистал, склонился над раскрытой страницей и отбросил.

— Не могу читать! — произнес он. — На войне я прочел книгу, написанную не чернилами, а кровью. После такой книги мне невыносимы сочинения. А что можете написать вы?

Я пытался спорить, но Баурджан Момыш-Улы был непреклонен.

— Нет! — отрезал он. — Мне ненавистна ложь, а вы не напишете правды.

Познакомиться нам довелось так.

Я долго искал человека, который мог бы рассказать о битве под Москвой, — человека, чье повествование охватило бы замысел и смысл операций и вместе с тем повело бы туда, где проверяется и решается все, — в бой.

Не буду описывать этих поисков. Скажу лишь необходимое.

Изучив материалы, я знал, что, наступая на Москву в октябре и в ноябре 1941 года и пытаясь сомкнуть клещи вокруг нашей столицы, противник одновременно рвался к цели напрямик, нанося главный удар вдоль Волоколамского, а затем Ленинградского шоссе.

В тяжелые дни октября, когда немцы прорвались под Вязьмой и на танках, мотоциклах, грузовиках двигались на Москву, подступы к Волоколамскому шоссе закрыла 316-я стрелковая дивизия, ныне известная как 8-я гвардейская дивизия имени генерал-майора Панфилова.

Читайте также:  Краткое содержание моэм бремя страстей человеческих за 2 минуты пересказ сюжета

Предприняв второе, ноябрьское, наступление на Москву, противник вбивал клин в том же направлении, где опять-таки дрались панфиловцы.

В семидневном сражении под Крюковом, в тридцати километрах от Москвы, панфиловцы вместе с другими частями Красной Армии сдержали напор немцев и отбросили врага.

  1. Я отправился к панфиловцам и, еще не ведая ни имени, ни звания человека, который расскажет историю великой двухмесячной битвы, верил: я встречу его.
  2. И действительно встретил.
  3. Это был Баурджан Момыш-Улы, в дни битвы под Москвой старший лейтенант, а теперь, два года спустя, гвардии полковник.

Знакомясь, он назвал себя. Плохо расслышав, я переспросил.

— Баурджан Момыш-Улы, — раздельно повторил он.

В его тоне я уловил странную нотку, которая в тот момент показалась ноткой раздражения. Должно быть, он любит, подумалось мне, чтобы его понимали мгновенно.

  • По привычке корреспондента я вынул записную книжку.
  • — Простите, как пишется ваша фамилия?
  • Он ответил:
  • — У меня нет фамилии.

Я изумился. Он сказал, что в переводе на русский Момыш-Улы означает сын Момыша.

— Это мое отчество, — продолжал он. — Баурджан — имя. А фамилии нет.

В его лице не было мечтательной мягкости, свойственной, как принято думать. Востоку.

Существует множество лиц, которые кажутся вылепленными — иногда любовно, тщательно, иногда — как говорится — тяп да ляп. Лицо Баурджана Момыш-Улы напоминало о резьбе, а не о лепке.

Оно казалось вырезанным из бронзы или из мореного дуба каким-то очень острым инструментом, не оставившим ни одной мягко закругленной линии.

У меня оно вызвало одно детское воспоминание. На твердых синих переплетах собрания сочинений Майн Рида или Фенимора Купера было вытиснено в профиль худощавое лицо индейца. Профиль Баурджана был похож, чудилось мне, на этот рельефный оттиск.

По-монгольски смуглое, слегка широкоскулое, часто непроницаемо спокойное, особенно в минуты гнева, оно было украшено на редкость большими черными глазами. Свои блестящие черные волосы, упрямо непокорные гребенке, Баурджан в шутку называл лошадиными.

Слушая, я приглядывался к нему. Этот казах свободно владел богатством русской речи. Даже в минуты волнения он не коверкал слов и оборотов. Лишь некоторая неторопливость речи казалась иногда нарочитой. Впоследствии я подметил: слова текли быстрей, когда он разговаривал по-казахски.

Взяв папиросу и с резким щелканьем захлопнув портсигар, он упрямо закончил:

— Если вы все-таки когда-нибудь будете обо мне писать, называйте меня по-казахски: Баурджан Момыш-Улы. Пусть будет известно: это казах, это пастух, гонявший баранов по степи; это человек, у которого нет фамилии.

В первый же вечер знакомства мне посчастливилось услышать, как Баурджан Момыш-Улы беседовал с прибывшими в полк командирами — новичками войны.

Он говорил о душе солдата. Неторопливо развивая мысль, он рассказал кстати про один из боев у Волоколамского шоссе.

У меня екнуло сердце. Быстро вынув блокнот, я жадно записывал. Еще не веря удаче, я угадывал: вот они, страницы долгожданного повествования. Улучив после беседы минуту, я попросил Баурджана Момыш-Улы рассказать с начала до конца историю боев у Волоколамского шоссе.

— Нет, — ответил Баурджан Момыш-Улы, — я ничего вам не расскажу.

Конец ознакомительного отрывка Краткое содержание Волоколамское шоссе Александра Бека за 2 минуты пересказ сюжета Вы можете купить книгу и

Прочитать полностью

Хотите узнать цену? ДА, ХОЧУ

Источник: https://libking.ru/books/prose-/prose-contemporary/5674-aleksandr-bek-volokolamskoe-shosse.html

Волоколамское шоссе — краткое содержание повести Александра Бека

В повести описываются события первых лет Великой Отечественной войны, когда войска фашистской Германии подошли совсем близко к нашей столице. Произведение состоит из четырех частей, в каждой из которых описываются отдельные эпизоды сражений за Москву. Волоколамское шоссе — стратегически важный пункт в этой военной операции.

В центре повествования — судьба батальона из дивизии генерала Панфилова. Рассказ ведется от лица командира пехотного батальона — Баурджан Момыш-Улы, казаха по национальности. Раньше он служил в артиллерии, опыта сражений в пехоте у него нет.

Но Баурджан смел и умен, он понимает свою ответственность за жизнь людей, которые находятся в его подчинении. Главной задачей Баурджан считает объединение бойцов, разных по характеру и по способностям в единый организм.

Он справляется с этой трудной задачей.

Иногда читателю кажется, что Баурджан — слишком жесткий командир. Автор описывает случай с сержантом Барамбаевым, который прострелил себе руку, чтобы отправиться в тыл. Наказание было суровым, но Барамбаев должен был показать своим солдатам, что изменникам родины и трусам не место на войне.

Большое впечатление произвела на Баурджана встреча с самим генералом Панфиловым. Генерал оказался добрым общительным человеком, любителем поговорить. Панфилов призывал Баурджана беречь своих солдат.

Говорил, чтоу командира нет права на ошибку, т.к. за ним стоят живые люди. В первые месяцы войны батальон Баурджана принял участие в тридцати пяти сражениях.

Враг был остановлен на подступах к Москве, и весомый вклад в эту победу внес и батальон Баурджана.

В ходе боев Панфиловцы попали в окружение. Чтобы прорвать вражескую цепь, потребовалась не только смелость и мужество солдат, но и стратегические способности командира.

Погибает Панфилов, он подорвался на мине. Баурджан долго не хотел этому верить. Только когда он увидел во фронтовой газете заметку о гибели генерала, понял, что это правда. Баурджан собрал своих бойцов.

Отметил подвиги каждого, а потом отдал должное генералу Панфилову, сказав, что если бы не Панфилов, не отстоять бы им подходы к Москве.

Генерал всегда подчеркивал, что главное на войне — солдат, его душа и умение.

После гибели Панфилова Баурджан идет на повышение по службе. Его назначили командиром полка.

Повесть воспевает бессмертный подвиг русского солдата в войне с фашистскими захватчиками.

Читательский дневник.

Источник: http://sochinite.ru/kratkie-soderzhaniya/raznye-avtory/volokolamskoe-shosse-bek

Сюжет «Волоколамского шоссе» Александра Бека

   Сюжет «Волоколамского шоссе» Александра Бека очень напоминает сюжет повести Гроссмана «Народ бессмертен»: попавший после тяжелых боев в октябре сорок первого под Волоколамском в окружение батальон панфиловской дивизии прорывает вражеское кольцо и соединяется с основными силами дивизии.

Но сразу же бросаются в глаза существенные различия в разработке этого сюжета. Гроссман стремится всячески расширить общую панораму происходящего. Бек замыкает повествование рамками одного батальона. Художественный мир повести Гроссмана — герои, воинские части, место действия — порожден его творческой фантазией, Бек документально точен.

Вот как он характеризовал свой творческий метод: «Поиски героев, действующих в жизни, длительное общение с ними, беседы с множеством людей, терпеливый сбор крупиц, подробностей, расчет не только на собственную наблюдательность, но и на зоркость собеседника…

» В «Волоколамском шоссе» он воссоздает подлинную историю одного из батальонов панфиловской дивизии, все у него соответствует тому, что было в действительности: география и хроника боев, персонажи.

   В повести Гроссмана рассказ о событиях и людях ведет вездесущий автор, у Бека рассказчиком выступает командир батальона Баурджан Момыш-Улы. Его глазами мы видим то, что было с его батальоном, он делится своими мыслями и сомнениями, объясняет свои решения и поступки.

Себя же автор рекомендует читателям лишь как внимательного слушателя и «добросовестного и прилежного писца», что нельзя принимать за чистую монету.

Это не более чем художественный прием, потому что, беседуя с героем, писатель допытывался о том, что представлялось ему, Беку, важным, компоновал из этих рассказов и образ самого Момыш-Улы, и образ генерала Панфилова, «умевшего управлять, воздействовать не криком, а умом, в прошлом рядового солдата, сохранившего до смертного часа солдатскую скромность»,— так писал Бек в автобиографии о втором очень дорогом ему герое книги.

   «Волоколамское шоссе» — оригинальное художественно-документальное произведение, связанное с той литературной традицией, которую олицетворяет в литературе XIX в. Глеб Успенский.

«Под видом сугубо документальной повести, — признавался Бек, — я писал произведение, подчиненное законам романа, не стеснял воображения, создавал в меру сил характеры, сцены…

» Конечно, и в авторских декларациях документальности, и в его заявлении о том, что он не стеснял воображения, есть некое лукавство, они как бы с двойным дном: читателю может казаться, что это прием, игра.

Но у Бека обнаженная, демонстративная документальность не стилизация, хорошо известная литературе (вспомним для примера хотя бы «Робинзона Крузо»), не поэтические одежды очерково-документального покроя, а способ постижения, исследования и воссоздания жизни и человека.

И повесть «Волоколамское шоссе» отличается безупречной достоверностью даже в мелочах (если Бек пишет, что тринадцатого октября «все было в снегу», — не нужно обращаться к архивам метеослужбы, можно не сомневаться, так оно и было в действительности). Это своеобразная, но точная хроника кровопролитных оборонительных боев под Москвой (так сам автор определял жанр своей книги), раскрывающая, почему немецкая армия, дойдя до стен нашей столицы, взять ее не смогла.

   И самое главное, из-за чего «Волоколамское шоссе» следует числить за художественной литературой, а не журналистикой.

За профессионально армейскими, военными заботами — дисциплины, боевой подготовки, тактики боя, — которыми поглощен Момыш-Улы, для автора встают проблемы нравственные, общечеловеческие, до предела обостренные обстоятельствами войны, постоянно ставящими человека на грань между жизнью и смертью: страха и мужества, самоотверженности и эгоизма, верности и предательства.

   В художественном строе повести Бека немалое место занимает полемика с пропагандистскими стереотипами, с батальными штампами, полемика явная и скрытая. Явная, потому что таков характер главного героя: он резок, не склонен обходить острые углы, даже себе не прощает слабостей и ошибок, не терпит пустословия и пышнословия. Вот характерный эпизод:

   «Подумав, он проговорил:

     —  „Не ведая страха, панфиловцы рвались в первый бой…» Как, по-вашему: подходящее начало? 

    —  Не знаю, — нерешительно сказал я.

   —  Так пишут ефрейторы литературы, — жестко сказал он.— В эти дни, что вы живете здесь, я нарочно велел поводить вас по таким местечкам, где иногда лопаются две-три мины, где посвистывают пули. Я хотел, чтобы вы испытали страх. Можете не подтверждать, я и без признаний знаю, что вам пришлось подавлять страх.

   Так почему же вы и ваши товарищи по сочинительству воображаете, что воюют какие-то сверхъестественные люди, а не такие же, как вы?»

   Скрытая авторская полемика, пронизывающая всю повесть, более глубока и всеобъемлюща. Направлена она против тех, кто требовал от литературы «обслуживания» сегодняшних «запросов» и «указаний», а не служения правде.

   Через двадцать лет после войны Константин Симонов писал о «Волоколамском шоссе»: «Когда я первый раз (во время войны. — Л. Л.

) читал эту книгу, главным чувством было удивление перед ее непобедимой точностью, перед ее железной достоверностью. Я был тогда военным корреспондентом и считал, что я знаю войну…

Но, когда я прочитал эту книгу, я с удивлением и завистью почувствовал, что ее написал человек, который знает войну достоверней и точнее меня…»

   Симонов действительно хорошо знал войну.

С тех пор как в июне сорок первого он отправился в действующую армию на Западный фронт, которому тогда пришлось принять на себя главный удар немецких танковых колонн, лишь за первые пятнадцать месяцев войны, пока редакционная командировка не привела его в Сталинград, где только ни побывал он, чего только ни повидал. Чудом выбрался в июле сорок первого из кровавой сумятицы окружения. Был в осажденной врагом Одессе. Участвовал в боевом походе подводной лодки, минировавшей румынский порт. Ходил в атаку с пехотинцами на Арабатской Стрелке в Крыму…

   И все-таки то, что Симонов увидел в Сталинграде, потрясло его. Ожесточение боев за этот город достигло того крайнего предела, что чудился ему здесь какой-то очень важный исторический рубеж в ходе боев. Человек, сдержанный в проявлении своих чувств, писатель, всегда чуравшийся громких фраз, он закончил один из сталинградских очерков почти патетически:

   «Безыменная еще эта земля вокруг Сталинграда.

   Но когда-то ведь и слово „Бородино» знали только в Можайском уезде, оно было уездным словом. А потом в один день оно стало словом всенародным. Бородинская позиция была не лучше и не хуже многих других позиций, лежавших между Неманом и Москвой.

Но Бородино оказалось неприступной крепостью, потому что именно здесь решил русский солдат положить свою жизнь, но не сдаться. И поэтому мелководная речка стала непроходимой и холмы и перелески с наскоро вырытыми траншеями стали неприступными.

Читайте также:  Краткое содержание о. генри дары волхвов за 2 минуты пересказ сюжета

   В степях под Сталинградом много безвестных холмов и речушек, много деревенек, названий которых не знает никто за сто верст отсюда, но народ ждет и верит, что название какой-то из этих деревенек прозвучит в веках, как Бородино, и что одно из этих степных широких полей станет полем великой победы».

   Слова эти оказались пророческими, что стало ясно уже тогда, когда Симонов начал писать повесть «Дни и ночи».

Но события, которые уже осознавались как исторические — в самом точном и высоком смысле этого слова, — изображаются в повести так, как они воспринимались защитниками руин трех сталинградских домов, целиком поглощенными тем, чтобы отбить шестую за этот день атаку немцев, выкурить их ночью из захваченного ими подвала, переправить патроны и гранаты в отрезанный врагом дом. Каждый из них делал свое — им казалось — маленькое, но сверхтрудное и опасное дело, не помышляя, во что все это в конечном счете сложится. История в повести словно бы застигнута врасплох, она не успела привести себя в порядок, чтобы позировать будущим художникам — романтикам и монументалистам.  Перенесенное в искусство почти в первозданном виде, то, что происходило в Сталинграде, должно потрясать, полагал автор «Дней и ночей». Стоит отметить близость эстетических позиций Симонова и Бека (не случайно Симонов так высоко оценил «Волоколамское шоссе»).

   Следуя толстовской традиции (Симонов не раз говорил, что более высокого образца в литературе, чем Толстой, для него не было, — правда, в данном случае речь идет не об эпическом размахе «Войны и мира», а о бесстрашном взгляде на жестокую обыденность войны в   «Севастопольских рассказах»), автор стремился представить «войну в настоящем ее выражении — в крови, в страданиях, в смерти». Эта знаменитая толстовская формула вмещает у Симонова и непосильный повседневный солдатский труд — многокилометровые марши, когда все, что нужно для боя и для жизни, приходится тащить на себе, вырытые, выдолбленные в мерзлой земле окопы и землянки — несть числа им. Да окопный быт — солдату надо как-то устроиться, чтобы поспать и помыться, надо залатать гимнастерку и починить сапоги. Скудный это, пещерный быт, но никуда не денешься, надо к нему приспособиться, а кроме того, если бы не заботы о ночлеге и харче, о куреве и портянках, человеку ни за что не выдержать постоянного соседства со смертельной опасностью.

   «Дни и ночи» написаны с очерковой точностью, с дневниковой погруженностью во фронтовые будни. Но образный строй повести, внутренняя динамика изображаемых в ней событий и характеров направлены на то, чтобы раскрыть духовный облик тех, кто стоял насмерть в Сталинграде.

В повести первый этап невиданно жестоких боев в городе заканчивается тем, что враг, отрезав дивизию, в которую входил батальон главного героя повести Сабурова, от штаба армии, выходит к Волге.

Казалось бы, все кончено, дальнейшее сопротивление бессмысленно, но защитники города и после этого не признали себя побежденными и с неослабевающим мужеством продолжали драться. Никакое превосходство врага уже не могло вызвать у них страха или замешательства.

Если первые бои, как они изображены в повести, отличаются предельным нервным напряжением, яростной исступленностью, то теперь самым характерным писателю представляется спокойствие героев, их уверенность, что они выстоят, что немцы одолеть их не смогут. Это спокойствие обороняющихся стало проявлением самого высокого мужества, высшей ступенью мужества.

   В повести «Дни и ночи» героическое выступает в самом массовом его проявлении. Душевная сила симоновских героев, не бросающаяся в глаза в обычных мирных условиях, по-настоящему проявляется в минуты смертельной опасности, в тяжких испытаниях, а самоотверженность и непоказное мужество становятся главным мерилом человеческой личности.

Во всенародной войне, исход которой зависел от силы патриотического чувства множества людей, рядовых участников исторических катаклизмов, роль обыкновенного человека не понижалась, а повышалась.

«Дни и ночи» помогали читателям осознать, что остановили и сломали немцев в Сталинграде не чудо-богатыри, которым все нипочем, — они ведь и в воде не тонут, и в огне не горят, — а простые смертные, которые тонули на волжских переправах и горели в объятых пламенем кварталах, которые не были заговорены от пуль и осколков, которым было тяжко и страшно, — у каждого из них была одна жизнь, которой надо было рисковать, с которой приходилось расставаться, но все вместе они выполнили свой долг, выстояли.

   Эти повести Гроссмана и Горбатова, Бека и Симонова наметили основные направления послевоенной прозы о войне, выявили опорные традиции в классике. Опыт толстовской эпопеи отозвался в трилогии Симонова «Живые и мертвые», в дилогии Гроссмана «Жизнь и судьба».

 По-своему претворенный жесткий реализм «Севастопольских рассказов» обнаруживает себя в повестях и рассказах Виктора Некрасова и  Константина Воробьева, Григория Бакланова и Владимира Тендрякова, Василя Быкова и Виктора Астафьева, Вячеслава Кондратьева и Булата Окуджавы, с ним связана почти вся проза писателей фронтового поколения. Романтической поэтике отдал дань Эммануил Казакевич в «Звезде». Видное место заняла документально-художественная литература, возможности которой продемонстрировал в войну А. Бек, ее успехи связаны с именами А. Адамовича, Д. Гранина, Д. Гусарова, С. Алексиевич, Е. Ржевской.

Источник: http://vsedli.ucoz.ru/blog/sjuzhet_volokolamskogo_shosse_aleksandra_beka/2012-11-19-331

Александр Альфредович Бек "Волоколамское шоссе"

  • Омутнинская средняя школа №1
  • Александр Альфредович Бек
  • «Волоколамское шоссе»
  • Омутнинск 2001 год
  • План
  1. Александр Бек, Писатель и человек.

А) Краткая биография Александра Бека.

Б) Неповторимый и неукротимый.

  1. История создания, проблематика, композиция произведения.
  2. Краткое содержание романа.
  1. А) Военное воспитание солдат.
  2. Б) Спасение из окружения немцев.
  3. В) Гибель Панфилова и повышение в воинской службе.
  1. Заключение.
  2. Список использованной литературы.

«Мир хочет знать, кто мы такие. Восток и Запад спрашивают кто ты такой, советский человек?»

Александр Бек, Писатель и человек

Краткая биография Александра Бека

БЕК Александр Альфредович (1902/март 1972), русский писатель. Повесть о героической защите Москвы в 1941 «Волоколамское шоссе» (1943-44), роман «Жизнь Бережкова» (1956).

Роман «Новое назначение» (опубликован в 1986) о нравственных проблемах, порождавшихся командно-административной системой управления в 1930-50-х гг.

Роман «На другой день» (не окончен, опубликован в 1989) об истоках феномена сталинщины.

Бек в тринадцать лет убежал из дома от мачехи и сурового отца, который его бил. Жил по знакомым, кое-как кончил реальное училище. В шестнадцать лет ушел воевать и больше никогда не возвращался под отчий кров.

Он знал о своей семье до смешного мало и совсем не интересовался генеалогией Беков.

Когда началась Отечественная война, Бек считал что ему надлежит быть особенно храбрым, храбрее других, поскольку в его жилах течет немецкая кровь, хотя и основательно разбавленная (женились Беки на русских).

Отвоевав, Бек тогда учился в Коммунистическом университете имени Свердлова, или, попросту говоря, Свердловке (первой в СССР высшей партшколе), вместе с будущими наркомами и будущими секретарями обкомов, а пока что веселыми голодранцами, недавно разгромившими противника и настроенными самым оптимистическим образом. Бек, похоже, пользовался среди них популярностью, отпускал шуточки, которые потом повторяли, был редактором газеты. Грызя гранит науки, как тогда выражались, все эти молодые здоровые парни жили впроголодь, постоянно думали и говорили о еде.

Затесался среди слушателей Свердловки некий фанатик-изобретатель, который все время слал правительству письма по поводу своих гениальных открытий и изобретений.

С изобретениями обещали помочь, когда наладиться промышленность, а пока что стали выдавать ему какой-то усиленный паек, чтобы талант не затих.

А так как он был человек непрактичный, занятый своими фантазиями, то продукты у него накапливались, залеживались.

Бек и еще двое слушателей Коля и Агасик убеждали изобретателя, что его письма «наверх» не имеют успеха, потому что у него скверный корявый почерк и вся документация плохо оформлена.

Трое друга обманули изобретателя, сказав, что обо всем договорились, чтобы рабочие сделали хорошие и понятные чертежи и схемы, но в то же время сказав, что им рабочим нужны не деньги, а продукты. Поэтому у него выманили мешочки муки, бутылки растительного масла, напекли оладий, и сами наелись и накормили всю братву.

В итоге про это происшествие многие узнали, изобретатель смертельно обиделся, тоже жаловался. Дело получило широкую огласку. Посчитали вымогательством, кражей, всех троих исключили из партии и из Свердловки.

Трем исключенным было по девятнадцать двадцать лет. Коля руководил до Свердловки комсомольской работой в Туле, армянин Агасик успел не только повоевать, но и вести подпольную работу, отсидел в тюрьме.

Инициатором преступного деяния был Бек, он этого и не скрывал. Во-первых, воображение по части всяких плутовских поделок у него было очень развито, фантазия работала отлично.

Во-вторых, бог не обидел его аппетитом, он, большой, телесный, земной, всегда больше других хотел есть, хуже переносил голод.

Бек убежал из Москвы, куда глаза глядят. Раз и навсегда решил, что никакого возврата к прошлой жизни нет и быть не может. Не имея ни копейки денег, садился в товарные вагоны, ехал то в одном направлении, то в другом, метался по стране.

Оказался, в конце концов, на северо-западе, плутал в лесах, сам не заметил, как перешел границу. Убедился, что его занесло в Эстонию, тогда самостоятельное буржуазное государство, пришел в отчаяние.

Обратно в Советский Союз, во что бы то ни стало обратно! Граница плохо охранялась, он сумел (со всякими приключениями) перебраться на советскую территорию, чуть не умер от голода в приграничных лесах.

Подобрали его в двух тифах, сыпном и брюшном, положили в больницу, несколько недель лежал в беспамятстве. Потом его арестовали для выяснения всех обстоятельств, но, впрочем, арест был недолгим, скоро отпустили.

Вся прошлая жизнь была как перечеркнута. Вернулся в Москву, нанялся грузчиком на кожевенный завод имени Землячки. Куда еще деваться, исключенному из партии? Московской площади Бек не имел, жить было негде, ночевал на фабрике, скитался по знакомым, немытый, неухоженный, обычно полуголодный.

Грузчика Бека тянуло на стезю рабкора, в «Правде» начали появляться его короткие заметки, подписанные псевдонимом «Ра-бе» (что означало «рабочий Бек» или «рабкор Бек»). При «Правде» для рабочих был создан кружок литературно театральной критики.

Бек, завсегдатай кружка, принимал активное участие в жарких спорах. Скоро он станет профессиональным литературным критиком, создаст особую группировку (Бек, его первая жена, их приятель).

Группировка будет вырабатывать свою собственную позицию, критиковать все и вся, даже РАПП, за недостаточную верность принципам пролетарского искусства. Позднее, в 50-х, 60-х, Бек любил говорить: «Мне два раза в жизни крупно повезло. Когда я женился на Наташе (вторая жена Н. В. Лойко).

И когда меня исключили из партии. Свердловцы мои сокурсники, почти все стали партийными деятелями, и немалыми. А многие ли из них мирно скончались в своих постелях?»

На пороге семидесятилетия Бека вспоминают крупного, тяжеловесного, с взлохмаченными густыми волосами и остро проблескивающими маленькими медвежьими глазками, с хитрющей усмешкой. Да и все ухватки были медвежьи, походка тоже. Хорошенько надо потрудиться, чтоб свалить с ног этакого богатыря, кряжистого. Крепко сколоченного. Что ж, эпоха потрудилась, постаралась.

Неповторимый и неукротимый

Бывшие фронтовики при встрече приветствовали Бека: «Здорово, бравый солдат Бейк!» Так его называли на фронте за то, что он даже в самые страшные дни отступления не терял своеобразного жизнерадостного «швейковского юмора».

Бека еще называли на войне Человек — Наоборот. Рассказывали: если армия отступала, а одна автомашина все-таки шла по какому-либо делу вперед, то корреспондент Бек уже был тут как тут, настойчиво просил, чтобы его взяли с собой.

Беку страшно нравится афоризм Домбровского: «У нас страна неограниченных возможностей».

Один из руководителей Союза писателей Марков в период очередных неприятностей Бека (после какого-то задиристого выступления о свободе творчества на писательском собрании) воскликнул с раздражением: «Недопустимый Бек!» Говорят, Казакевич его поправил: «Неповторимый Бек. Неукротимый Бек».

История создания, проблематика, композиция произведения.

Когда началась Великая Отечественная Война, Александр Бек, отложив в сторону роман о жизни авиаконструктора Бережкова (роман этот был закончен уже после войны), стал военным корреспондентом. И первые месяцы войны провел в войсках, которые защищали Москву и окрестности Москвы.

В начале 1942 года Александр Бек поехал в дивизию имени Панфилова, уже поднявшуюся от подмосковных рубежей почти до Старой Руссы.

В этой дивизии Бек начал знакомиться, неустанные расспросы, нескончаемые часы в роли «беседчика», как и требуется корреспонденту.

Постепенно слагался образ погибшего под Москвой Панфилова, умевшего управлять, воздействовать не криком, а умом, в прошлом рядового солдата, сохранившего до смертного часа солдатскую скромность.

Беку постоянно задают вопрос: «Кто послужил прототипом главного героя книги, от которого идет повествование? Не вымышленное ли лицо в этой книге?» А писатель отвечал: «Герой «Волоколамского шоссе» не вымышленное, а реально существующее лицо». Его зовут Баурджан Момыш-Улы, казах по национальности. Он, старший лейтенант, действительно командовал батальоном панфиловцев в дни битвы под Москвой.

Читайте также:  Краткое содержание бианки как муравьишка домой спешил за 2 минуты пересказ сюжета

Впервые Александр Бек побывал в Панфиловской дивизии в январе феврале тысяча девятьсот сорок второг

Источник: https://www.studsell.com/view/8068/

Александр Бек «Волоколамское шоссе»

Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке

SurmatMG, 9 декабря 2017 г.

Эта книга пришла в мою жизнь вовремя.

Декабрь время традиционного аврала и форс-мажора на работе, а что может быть лучше мыслей о чужих злоключениях, когда тебе самому плохо? Осознание того, что твои проблемы не уникальны, что другим людям довелось испытать куда большие трудности, внушает уверенность в себе и дарит спокойствие. Потому что если они справились, то кем будешь ты, если не сделаешь этого в тепличных условиях? Так и проникаешься желанием преодолевать сложности и показывать кукиш разрешенным задачам.

«Волоколамское шоссе» Бека состоит из нескольких частей, каждая из которых олицетворяет свой этап становления батальона 316 стрелковой дивизии генерал-майора Панфилова. Резервисты Казахстана, толком не умеющие воевать, на наших глазах превращаются в настоящих героев, способных умереть выполняя боевую задачу.

Вот их, гражданских, приучают к дисциплине и учат повиновению командиру на полигоне близ Алма-Аты. Вот они получают свою первую прививку против трусости: у них на глазах расстреливают одного из бывший товарищей, решившего дезертировать от страха перед наступающим немцем.

Вот их первый опыт наступления — отважная вылазка за линию фронта, к ничего не подозревающему, обнаглевшему от легких побед и бегства русской армии врагу, закончившаяся резней сонных немцев в захваченной ими накануне деревне.

Вот батальон окружен и люди учатся проявлять инициативу в условиях абсолютной неопределенности, берут ответственность за свои действия на себя и преодолевают критические обстоятельства.

И вот, наконец, кульминация, сражение 16-20 ноября 1941 года, когда по поручению заместителя командующего армией они буквально умирают на критическом рубеже, но блокируют прорыв противника, демонстрируя невероятную боеспособность в столкновениях с превосходящими силами противника. Этакая американская спортивная драма, только гораздо более жестокая, в финале которой от нашей любимой команды уцелеет, дай боже, треть бойцов.

Основной текст романа посвящен событиям 15 октября — конца ноября 1941 года, когда дивизии Панфилова, переброшенной из под Ленинграда к Москве, было поручено защищать Волоколамское шоссе, препятствуя продвижению немецкой ударной группы к Москве.

Задачей дивизии было оттянуть время, дать собраться и перебросить к столице силы Красной Армии из тыла. Помимо невероятного психологизма и крайне сочных, как будто сошедших из лучших голливудских блокбастеров, сцен боев, книга насыщена мудростью управления.

Главный герой романа — старший лейтенант Бауыржан Момышулы, выросший в степях Казахстана дикарь, на наших глазах учится лидерству, осваивая нелегкое искусство управления другими людьми (и прежде всего самим собой!).

Именно искусство, потому что по мере развития истории батальона, мы, вместе с героем, понимаем всю сложность и противоречивость человеческой натуры, и приходим к своеобразной диалектике управления, где неумолимая жестокость сочетается с отцовской сердечностью, а красная ненависть соседствует с добросердечием и состраданием.

Интересно, что второй главный герой романа, генерал Панфилов, предстаёт нам гораздо более человечным персонажем, нежели молодой старший лейтенант Момышулы, только вступивший на стезю управления — сказывается жизненный опыт, подтачивающий даже самых упертых.

Искусными мазками Бек рисует образ генерала-творца, для которого его дивизия — это своеобразная академия, где командиры и солдаты, что-то вроде преподавателей и учеников, вместе с которыми он исследует войну, как иной художник пытливо изучает цвет, перспективу и анатомию, стремясь найти какие-то необычные ходы в привычных, устоявшихся десятилетиями подходах. Непрерывно обучаясь искусству войны, Панфилов пробует новые методы ведения боя, нарушает устав и в конце романа приходит к окончательному разрыву с линейной тактикой, принимая на вооружение новаторскую тактику боя. И если в лице Момышулы мы видим только начинающего, ещё неуклюжего лидера, то в Иване Васильевиче Панфилове мы находим своеобразного магистра управления, который одновременно координирует действие нескольких полков и артиллерии, взаимодействует со штабом армии, следит за состоянием средних командиров и при всем этом умудряется находить время для разговора с обычными солдатами. За несколько месяцев своей работы этот выдающийся человек доносит принципы своей тактики до каждого бойца, превращая каждый полк, каждый батальон, каждую роту дивизии в продолжение самого себя — такова глубина понимания бойцами дивизии замысла командира. Это абсолютно невероятный уровень творчества!

В своё время меня сильно вдохновил образ продюссера Эдди Мэнникса из «Да здравствует Цезарь!» Коэнов, в образе которого я обрел идеального себя.

И читая «Волоколамское шоссе» я не мог отделаться от ощущения, что вот оно — новое воплощение моего идеала, на этот раз в форме офицера Красной Армии.

Перед нами не просто отличный, реалистичный военный роман, но ещё и пособие по воспитанию в себе лидера, выработке эффективных подходов к решению жизненных проблем. Настоящая, сильная и мотивирующая на борьбу книга.

sergej210477, 20 декабря 2016 г.

Классика военной литературы. Огромный плюс этой книги в том, что она написана в 1944 году, когда Великая Отечественная война ещё продолжалась. И воспоминания главного героя не успели притупиться, исказиться с неизбежным течением времени. Этот роман — чистая правда очевидца и участника Битвы за Москву, записанная писателем А. Беком. История документальная и правдивая.

Только, вот , правда у всех своя. Есть «классическое» изложение событий ВОВ — К. Симонова, М. Шолохова. Это, так сказать, «официальная» версия. Есть «лейтенантская проза» Б. Васильева, К. Леонтьева, В. Кондратьева, В. Быкова. А есть книги В. Астафьева — это отдельная история.

Так вот, «Волоколамское шоссе», — нельзя отнести ни к одной из вышеперечисленных писательских направлений. Это больше документалистика, чем художественный роман.

И читать ее мне было тяжело. И это не потому, что она плохо написана, нет, книга яркая и блестящая. А читается роман тяжело, так как он очень правдив. И поэтому, слишком жесток.

И главный герой — ст. лейтенант Б. Момыш Улы, все время вызывал у меня стойкую неприязнь. Комдив из романа Ю. Бондарева «Батальоны просят огня», олицетворяющий для большинства читателей, тип жестокого, не жалеющего людей командира, по сравнению с комбатом, героем «Волоколамского шоссе», скромный мальчик.

У А. Бека — настоящая война, и командир беспощаден как ко врагу, так и к своим бойцам. Начинается роман с того, как ещё до боев, комбат приказывает расстрелять перед строем своего бойца — труса и самострела.

Да! Так было нужно! Но командир даже не подумал отдать его в трибунал! Он все решает сам.

А эпизод, когда батальон остался в окружении! Зайдя в дом к раненым, Момыш Улы размышляет о том, как возьмёт пулемёт и добьёт их всех, а после застрелиться сам!

Дико и страшно читать такое! Нашему поколению уже очень сложно понять людей той эпохи. А ведь без них мы не выиграли бы той войны! Значит, по-другому было нельзя?

Но, как говорил другой литературный герой: командир не обязан вызывать к себе любовь, он обязан вызывать подчинение.

Но всю книгу, постоянно я думал: комбат! Что же ты творишь! Нельзя же так обращаться с людьми! Ведь в твоём батальоне большинство мобилизованных, а не кадровых военных. Ну не обязаны они быть героями!

Но для комбата солдаты — не люди. Ошибки и трусость он не прощает. Может быть этому причиной восточный менталитет? Ведь герой — казах. И ведёт он себя как персидский сатрап, как Бог решая чужие судьбы.

«Нет! Я не кровожаден!» — говорит он сам, приказывая расстрелять всех растерявшихся бойцов взвода. А ведь не велика должность — комбат. Хочется вспомнить другого комбата из повести В. Быкова «Его батальон».

Там командир — отец солдатам.

  • А как в армиии без дисциплины и неукоснительного выполнения приказов?
  • А если приказы глупые, а командир — самодур, обличённый властью?
  • Но ведь приказы не обсуждаются, а выполняются!
  • Но очень мучительно читать про этого жестокого и непреклонного командира!

А читая дальше говоришь себе: нет! Нельзя иначе! Ведь до Москвы оставалось несколько десятков километров, а панику нужно было переломить.

И снова думаешь, а Кутузов? «С потерей Москвы Россия не кончится, а без армии всему погибель. Нужно сохранить армию!»

Почему в тупом американском фильме «Падение Чёрного Ястреба», командир кладёт целое подразделение морпехов, чтобы спасти одного раненого рейнджера? Для них и одна человеческая жизнь ценность?

А советские генералы гробили дивизии, чтобы удержать или захватить одну деревню, стратегически не важную.

Да, наверное, всегда в российской и советской армии жизнь солдата ничего не стоит… Или это не так?

Вот об этом, тяжело, мучительно и заставляет задуматься отличная книга А. Бека. А ведь это прекрасно, когда какое-нибудь литературное произведение , вызывает столько противоречивых эмоций. Суровая правда войны, без прикрас и восторженных лозунгов.

corund, 13 февраля 2018 г.

Ни разу не фантастика. Это лучшая книга про ощущения командира на войне в полном хаосе, когда ничего не известно наверняка, солдаты у тебя далеко не супермены, зато враг в силах тяжких, коварен и умел, помощи просить не у кого, ресурсов не хватает, твои командиры далеко, время утекает.

И в этом бардаке на тебя смотрят сотни глаз подчиненных, ждут от тебя плана действия, надеются что ты покажешь им как выжить и придашь им храбрости перед лицом смертельной опасности. Или наоборот только ждут, когда ты дашь слабину и они смогут сбежать с поля боя. Описание боевых действий на высоте, наверное, одно из лучших в литературе.

Но самое ценное все же размышления командира, как у него меняется мироощущение.

Читайте не пожалеете — лучшая книга в своем жанре!

k2007, 2 июня 2016 г.

Это великая книга о войне. Правдивая, простая. Пробирающая до печенок. Книга, в которой героизм идет радом с трусостью. О том, как из простых штатских людей получилась армия, остановившая непобедимую гитлеровскую машину. Книга о долге и чести, о том, что надо рискнуть честью, чтобы исполнить долг. О решениях командира, который он принимает один и за которые несет ответственность тоже один.

Моя деревня находится как раз в тех местах, о которых книга. Я проезжаю эти деревни постоянно. Мой дед воевал в тех местах. Поэтому эта книга особая для меня еще и по этой причине.

Это книга не о военных приключениях. Это книга о войне

LeBig, 10 января 2018 г.

Очень интересная, занимательная книга. С точки зрения нашего поколения слишком много морализаторства и рассуждений и слишком мало «экшена». Иногда становилось тяжело читать.

Но тем не менее, без этих рассуждений не складывается само повествование. Современный писатель обращается к первичным инстинктам: Пришёл — увидел — всех убил.

А здесь рассматривается как в лаборатории причины, движущие силы, позволившие нашим дедам несмотря ни на что, выстоять и победить.

Рекомендую читать всю целиком не пропуская «скучные» места, только прочитав все в конце придёт понимание всего замысла автора, а может и понимание людей того времени.

Yarowind, 29 октября 2017 г.

Старший лейтенант Момыш-Улы командует резервным батальоном генерала Панфилова в период наступления немцев под Москвой. Книга достаточно натуралистичная, герои не картонные. Интересная как с точки зрения военной тактики (переход от линейной защиты рубежей к динамичной), так и с психологической.

Солдаты и офицеры показаны не как множество Александров Матросовых, которые готовы в любой момент бросится на амбразуру, а живыми людьми, которые могут поддаться и страху и панике, и бежать с рубежей, и возвращаться на них. Момыш-Улы – весьма жесткий мужик, даже по военным меркам. Расстрел и изгнание из батальона – любимые меры по укреплению дисциплины.

А вот генерал Панфилов показан куда более человечным. Книга, написана в годы войны, по горячим следам так сказать, поэтому и важна. Что интересно – в книги нет ни слова про 28 панфиловцев. Ну, в той редакции, которой мы знаем.

Может быть потому, что речь все же про другое подразделение, а может потому, что в годы войны данная история еще не была канонизирована, а подобные подвиги по сути встречались по всей протяженности фронта.

Подписаться на отзывы о произведении

Источник: https://fantlab.ru/work617754

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector