Краткое содержание довлатов компромисс за 2 минуты пересказ сюжета

Сборником новелл является книга, автор которой — Сергей Довлатов. «Компромисс» включает в себя 12 новелл, которые были созданы в период с 1973 по 1980 год. В единую книгу автор собрал их в 1981 году.

Известно, что одно время работал в русскоязычной эстонской газете Довлатов. «Компромисс» — сборник, сюжеты для новелл которого были взяты именно из этого опыта Сергея Донатовича (фото его представлено ниже).

Краткое содержание Довлатов Компромисс за 2 минуты пересказ сюжета

Главным героем книги является журналист, который, оставшись без работы, начинает перелистывать свои газетные вырезки за 10 лет «притворства» и «вранья». Он работал в 70-е годы, когда проживал в Таллине. За каждым текстом-компромиссом из газеты следуют воспоминания автора. События, чувства, разговоры его описывает Довлатов («Компромисс»).

Политическая близорукость

Перечислив в своей заметке страны, из которых на научную конференцию прибыли специалисты, автор выслушивает обвинения от редактора в своей политической близорукости. Выясняется, что в начале списка непременно должны идти государства победившего социализма, а затем — все остальные. За предоставленную информацию автору платят всего 2 рубля (он ожидал, что получит 3).

«Соперники ветра»

Краткое содержание Довлатов Компромисс за 2 минуты пересказ сюжета

Переходит к описанию следующей заметки Довлатов. «Компромисс» продолжается рассказом о работе главного героя над материалом, посвященным Таллинскому ипподрому. Автор на самом деле договорился с жокеем Ивановым, героем заметки, «расписать» программу скачек. Вместе с ним он выигрывал деньги, делая ставки на заранее известного лидера. Очень жаль, что с ипподромом нынче покончено: жокей выпал в пьяном виде из такси и вот уже несколько лет вынужден работать барменом.

Детские стишки

В рубрику «Эстонский букварь» газеты «Вечерний Таллин» герой пишет детские стишки. В них зверь по-эстонски отвечает на русское приветствие. Инструктор ЦК звонит автору и негодует: получается, что он — зверь?

Рождение «обреченного на счастье»

Родился человек, «обреченный на счастье» — это слова о появлении на свет 400-тысячного жителя Таллина, заказанные автору. Герой отправляется в роддом. Здесь первый новорожденный малыш, о котором он сообщает редактору по телефону (сын эфиопа и эстонки), «бракуется», как, впрочем, и второй (сын еврея).

Редактор согласен принять только репортаж о рождении сына русского, члена КПСС, и эстонки. Отцу его привозят деньги за то, чтобы он назвал Лембитом своего сына. Автор репортажа вместе с ним отмечает радостное событие. Счастливый отец рассказывает о «радостях» своей семейной жизни.

Проснувшись у одной знакомой среди ночи, журналист тщетно пытается вспомнить события этого вечера.

Телеграмма Брежневу

Краткое содержание Довлатов Компромисс за 2 минуты пересказ сюжета

Еще одну любопытную новеллу содержит книга «Компромисс» (Довлатов). В ней говорится о работе над очередной заметкой — телеграммой Брежневу эстонской доярки, которая была опубликована в газете «Советская Эстония». Женщина пишет о высоких надоях молока, а также о том, что ее приняли в партию. Приложена ответная телеграмма Брежнева. Главный герой вспоминает о том, как его отправили для написания этого рапорта в райком партии вместе со Жбанковым, фотокорреспондентом. Первый секретарь принимал журналистов. Две молодые девушки были приставлены к ним, готовые выполнить любые желания. Рекой лилось спиртное… Естественно, журналисты не преминули воспользоваться выгодной ситуацией. Они встретились лишь мельком с дояркой. В коротком перерыве этой «культурной программы» была написана телеграмма. Жбанков, прощаясь в райкоме, попросил хотя бы пива «для лечения». Секретарь испугался того, что это могут заметить. Жбанков ему посочувствовал насчет «работенки», которую приходится исполнять секретарю.

Статья на моральную тему

Статья под названием «Самая трудная дистанция» написана на моральную тему о комсомолке, спортсменке Тийне Кару. Героиня ее просит автора помочь ей «раскрепоститься» в постели, предлагает ему стать ее учителем. Автор, однако, отказывается. Тогда Тийна спрашивает, есть ли у него «друзья-подонки».

Автор отвечает, что таковые «преобладают». Перебрав в уме несколько кандидатур, он решает остановиться на Осе Чернове. Тийна после нескольких неудачных попыток становится счастливой ученицей.

Она вручает автору в знак благодарности бутылку виски, открыв которую, он начинает писать эту статью на моральную тему.

Никаких компромиссов

Краткое содержание Довлатов Компромисс за 2 минуты пересказ сюжета

Еще одну заметку описывает Довлатов («Компромисс»). Называется она «Они мешают нам жить». В ней рассказывается о Э. Л. Буше, работнике республиканской прессы, который попал в медветрезвитель. Автор ее вспоминает, как познакомился с героем этой заметки. Буш — человек талантливый, пьющий, пользующийся популярностью у стареющих красивых женщин, не способный на компромиссы с начальством. Он берет интервью у Пауля Руди, капитана одного западногерманского корабля, оказавшегося беглым эстонцем, изменником Родины. Офицеры КГБ советуют Бушу дать показания о том, что Пауль Руди является половым извращенцем. Негодуя, он отказывается и вызывает тем самым неожиданную фразу полковника КГБ о том, что он лучше, чем ожидалось. Буша увольняют, он становится безработным, живет с очередной женщиной, герой поселяется у них. Бывшего журналиста однажды приглашают на редакционную вечеринку как внештатного автора. После того как в конце вечера все сильно напились, Буш скандалит, ударяет ногой по подносу, который вносит супруга главного редактора. Он объясняет герою свой поступок следующим образом: после лжи, которой отмечены речи и поведение присутствующих, он не мог поступить иначе. Герой, уже 6-й год проживая в Америке, вспоминает с грустью о красавце и диссиденте, возмутителе спокойствия поэте Буше, о дальнейшей судьбе которого ему неизвестно.

Недоразумение на похоронах

Краткое содержание Довлатов Компромисс за 2 минуты пересказ сюжета

Следующая заметка посвящена прощанию Таллина с Хубертом Ильвесом. Перечитывая этот некролог о Герое Социалистического Труда, директоре телестудии, автор его вспоминает лицемерие присутствовавших на похоронах столь же лицемерного карьериста. Грустный юмор воспоминаний состоит в том, что из-за произошедшей в морге путаницы «обычного» покойника хоронят на привилегированном кладбище. Однако торжественную церемонию решают довести до конца, планируя поменять гробы ночью.

Жертвы концлагерей

Опишем работу над последней заметкой, о которой рассказывает Довлатов («Компромисс»). Краткое содержание основных событий следующее. Репортаж под названием «Память — грозное оружие!» посвящен описанию республиканского слета выживших узников фашистских концлагерей.

Вместе со Жбанковым, фотокором, герой был командирован на этот слет. После нескольких рюмок, принятых на банкете, ветераны разговариваются. Выясняется, что не всем из них пришлось пройти только через Дахау. Упоминаются и «родные» названия: Казахстан, Мордовия…

Выясняются также острые национальные вопросы о том, кто чухонец (Гитлер им — лучший друг), а кто еврей. Пьяный Жбанков разряжает обстановку. Он водружает корзину с цветами на подоконник. Герой говорит, что букет «шикарный».

Однако Жбанков скорбно отвечает, что это не букет, а венок.

Краткое содержание Довлатов Компромисс за 2 минуты пересказ сюжета

Автор заключает, что прощается с журналистикой на этом трагическом слове. С него довольно! На этом заканчивает повествование Довлатов («Компромисс»).

Краткое содержание этого сборника у многих вызывает желание познакомиться с ним поближе. Как вы видите, художественная форма книги довольна необычна и интересна.

Хотя бы из-за нее стоит прочитать сборник, который создал Довлатов («Компромисс»). Отзыв о своем знакомстве с этой книгой вы можете оставить в комментариях.

Источник: https://www.syl.ru/article/206528/new_sergey-dovlatov-kompromiss-kratkoe-soderjanie

Краткое содержание Компромисс Сергей Довлатов — краткие содержания произведений по главам

Компромисс С. Д. Довлатов

Компромисс

Главный герой, журналист, оставшись без работы, перелистывает свои газетные вырезки, собранные за «десять лет вранья и притворства». Это — 70-е гг., когда он жил в Таллине. За каждым газетным текстом-компромиссом следуют воспоминания автора — реальные разговоры, чувства, события.

Перечислив в заметке те страны, из которых прибыли специалисты на научную конференцию, автор выслушивает от редактора обвинения в политической близорукости. Оказывается, в начале списка должны идти страны победившего социализма, потом — все остальные. Автору заплатили за информацию два рубля. Он думал — три заплатят…

Тон заметки «Соперники ветра» о Таллинском ипподроме — праздничный и возвышенный. На самом деле автор без труда договорился с героем заметки, жокеем Ивановым, «расписать» программу скачек, и они вдвоем выигрывали деньги, ставя на заранее известного лидера. Жалко, что с ипподромом покончено: «соперник ветра» выпал пьяный из такси и уже несколько лет работает барменом.

В газету «Вечерний Таллин», в рубрику «Эстонский букварь», герой пишет милые детские стишки, в которых зверь отвечает на русское приветствие по-эстонски. Автору звонит инструктор ЦК: «Выходит, эстонец — зверь? Я, инструктор ЦК партии, — зверь?» «Человек родился. …Человек, обреченный на счастье!» — слова из заказного репортажа о рождении четырехсоттысячного жителя Таллина.

Герой едет в роддом. Первый новорожденный, о котором он сообщает по телефону редактору, сын эстонки и эфиопа, — «бракуется». Второй, сын еврея, — тоже. Редактор соглашается принять репортаж о рождении третьего — сына эстонки и русского, члена КПСС. Привозят деньги для отца за то, чтобы он назвал сына Лембитом. Автор предстояшего репортажа вместе с отцом новорожденного отмечают событие.

Счастливый отец делится радостями семейной жизни: «Лежит, бывало, как треска. Я говорю: «Ты, часом, не уснула?» — «Нет, говорит, я все слышу». — «Не много же, говорю, в тебе пыла».

А она: «Вроде бы свет на кухне горит…» — «С чего это ты взяла?» — «А счетчик-то вон как работает…» — «Тебе бы, говорю, у него поучиться…» Проснувшись среди ночи у своей знакомой, журналист не может вспомнить остальных событий вечера…

В газете «Советская Эстония» опубликована телеграмма эстонской доярки Брежневу с радостным сообщением о высоких надоях молока, о приеме её в партию и ответная телеграмма Брежнева. Герой вспоминает, как для написания рапорта доярки его послали вместе с фотокором Жбанковым в один из райкомов партии.

Журналистов принимал первый секретарь, к ним были приставлены две молодые девушки, готовые исполнять любые их желания, спиртное лилось рекой. Конечно, журналисты полностью «воспользовались ситуацией». Они лишь мельком встретились с дояркой — и телеграмма была написана в коротком перерыве «культурной программы». Прощаясь в райкоме, Жбанков попросил «для лечения» хотя бы пива.

Секретарь испугался — «в райкоме могут увидеть». «Ну и работенку ты себе выбрал», — посочувствовал ему Жбанков.

«Самая трудная дистанция» — статья на моральную тему о спортсменке, комсомолке, потом коммунистке, молодом ученом Тийне Кару. Героиня статьи обращается к автору с просьбой помочь ей «раскрепоститься» в половом отношении. Выступить в роли учителя. Автор отказывается.

Тийна просит: «Есть же у тебя друзья-подонки?» «Преобладают», — соглашается журналист. Перебрав несколько кандидатур, он останавливается на Осе Чернове. После нескольких неудачных попыток Тийна наконец становится счастливой ученицей.

В знак благодарности она вручает автору бутылку виски, с которой он и отправляется писать статью на моральную тему.

«Они мешают нам жить» — заметка о попавшем в медвытрезвитель работнике республиканской прессы Э. Л. Буше. Автор вспоминает трогательную историю своего знакомства с героем заметки.

Буш — талантливый человек, пьющий, не выдерживающий компромиссов с начальством, пользующийся любовью у красивых стареющих женщин. Он берет интервью у капитана западногерманского корабля Пауля Руди, который оказывается бывшим изменником Родины, беглым эстонцем.

Офицеры КГБ предлагают Бушу дать показания, что капитан — половой извращенец. Буш, негодуя, отказывается, чем вызывает у полковника КГБ неожиданную фразу: «Вы лучше, чем я думал». Буша увольняют, он нигде не работает, живет с очередной любимой женщиной; у них поселяется и герой.

На одну из редакционных вечеринок приглашают и Буша — как внештатного автора. В конце вечера, когда все изрядно напились, Буш устраивает скандал, ударив ногой по подносу с кофе, который вносит жена главного редактора.

Герою он объясняет свой поступок так: после лжи, которая была во всех речах и в поведении всех присутствующих, по-другому он не мог поступить. Шестой год живя в Америке, герой с грустью вспоминает о диссиденте и красавце, возмутителе спокойствия, поэте и герое Буше, и не знает, какова его судьба.

«Таллин прощается с Хубертом Ильвесом». Читая некролог о директоре телестудии, Герое Социалистического Труда, автор некролога вспоминает лицемерие всех, кто присутствовал на похоронах такого же лицемерного карьериста.

Печальный юмор этих воспоминаний состоит в том, что из-за путаницы, произошедшей в морге, на привилегированном кладбище хоронили «обычного» покойника.

Но торжественную церемонию довели до конца, рассчитывая ночью поменять гробы…

«Память — грозное оружие!» — репортаж с республиканского слета бывших узников фашистских концлагерей. Герой командирован на слет вместе с тем же фотокором Жбанковым. На банкете, после нескольких принятых рюмок, ветераны разговариваются, и оказывается, что не все сидели только в Дахау.

Читайте также:  Краткое содержание двадцать тысяч лье под водой жюля верна за 2 минуты пересказ сюжета

Мелькают «родные» названия: Мордовия, Казахстан… Выясняются острые национальные вопросы — кто еврей, кто чухонец, которым «Адольф — их лучший друг». Разряжает обстановку пьяный Жбанков, водружающий на подоконник корзину с цветами. «Шикарный букет», — говорит герой.

«Это не букет, — скорбно ответил Жбанков, — это венок!»

«На этом трагическом слове я прощаюсь с журналистикой. Хватит!» — заключает автор.

kompromiss

Краткое содержание Довлатов Компромисс за 2 минуты пересказ сюжета

Источник: https://www.school-essays.info/kratkoe-soderzhanie-kompromiss-sergej-dovlatov-kratkie-soderzhaniya-proizvedenij-po-glavam/

Краткое содержание Компромисс Сергей Довлатов

С. Д. Довлатов

Компромисс

Главный герой, журналист, оставшись без работы, перелистывает свои газетные вырезки, собранные за “десять лет вранья и притворства”. Это – 70-е гг., когда он жил в Таллине. За каждым газетным текстом-компромиссом следуют воспоминания автора – реальные разговоры, чувства, события.

Перечислив в заметке те страны, из которых прибыли специалисты на научную конференцию, автор выслушивает от редактора обвинения в политической близорукости. Оказывается, в начале списка должны идти страны победившего социализма, потом – все остальные. Автору заплатили за информацию два рубля.

Он думал – три заплатят…

Тон заметки “Соперники ветра” о Таллинском ипподроме – праздничный и возвышенный. На самом деле автор без труда договорился с героем заметки, жокеем Ивановым, “расписать” программу скачек, и они вдвоем выигрывали деньги, ставя на заранее известного лидера. Жалко, что с ипподромом покончено: “соперник ветра” выпал пьяный из такси и уже несколько лет работает барменом.

В газету “Вечерний Таллин”, в рубрику “Эстонский букварь”, герой пишет милые детские стишки, в которых зверь отвечает на русское приветствие по-эстонски. Автору звонит инструктор ЦК: “Выходит, эстонец – зверь? Я, инструктор ЦК партии, – зверь?” “Человек родился. …Человек, обреченный на счастье!..” – слова из заказного репортажа о рождении четырехсоттысячного жителя Таллина.

Герой едет в роддом. Первый новорожденный, о котором он сообщает по телефону редактору, сын эстонки и эфиопа, – “бракуется”. Второй, сын еврея, – тоже. Редактор соглашается принять репортаж о рождении третьего – сына эстонки и русского, члена КПСС.

Привозят деньги для отца за то, чтобы он назвал сына Лембитом. Автор предстояшего репортажа вместе с отцом новорожденного отмечают событие. Счастливый отец делится радостями семейной жизни: “Лежит, бывало, как треска. Я говорю: “Ты, часом, не уснула?” – “Нет, говорит, я все слышу”. – “Не много же, говорю, в тебе пыла”.

А она: “Вроде бы свет на кухне горит…” – “С чего это ты взяла?” – “А счетчик-то вон как работает…” – “Тебе бы, говорю, у него поучиться…” Проснувшись среди ночи у своей знакомой, журналист не может вспомнить остальных событий вечера…

В газете “Советская Эстония” опубликована телеграмма эстонской доярки Брежневу с радостным сообщением о высоких надоях молока, о приеме ее в партию и ответная телеграмма Брежнева.

Герой вспоминает, как для написания рапорта доярки его послали вместе с фотокором Жбанковым в один из райкомов партии.

Журналистов принимал первый секретарь, к ним были приставлены две молодые девушки, готовые исполнять любые их желания, спиртное лилось рекой. Конечно, журналисты полностью “воспользовались ситуацией”.

Они лишь мельком встретились с дояркой – и телеграмма была написана в коротком перерыве “культурной программы”. Прощаясь в райкоме, Жбанков попросил “для лечения” хотя бы пива. Секретарь испугался – “в райкоме могут увидеть”. “Ну и работенку ты себе выбрал”, – посочувствовал ему Жбанков.

“Самая трудная дистанция” – статья на моральную тему о спортсменке, комсомолке, потом коммунистке, молодом ученом Тийне Кару. Героиня статьи обращается к автору с просьбой помочь ей “раскрепоститься” в половом отношении. Выступить в роли учителя. Автор отказывается.

Тийна просит: “Есть же у тебя друзья-подонки?” “Преобладают”, – соглашается журналист. Перебрав несколько кандидатур, он останавливается на Осе Чернове. После нескольких неудачных попыток Тийна наконец становится счастливой ученицей.

В знак благодарности она вручает автору бутылку виски, с которой он и отправляется писать статью на моральную тему.

“Они мешают нам жить” – заметка о попавшем в медвытрезвитель работнике республиканской прессы Э. Л. Буше. Автор вспоминает трогательную историю своего знакомства с героем заметки. Буш – талантливый человек, пьющий, не выдерживающий компромиссов с начальством, пользующийся любовью у красивых стареющих женщин.

Он берет интервью у капитана западногерманского корабля Пауля Руди, который оказывается бывшим изменником Родины, беглым эстонцем.

Офицеры КГБ предлагают Бушу дать показания, что капитан – половой извращенец. Буш, негодуя, отказывается, чем вызывает у полковника КГБ неожиданную фразу: “Вы лучше, чем я думал”.

Буша увольняют, он нигде не работает, живет с очередной любимой женщиной; у них поселяется и герой.

На одну из редакционных вечеринок приглашают и Буша – как внештатного автора. В конце вечера, когда все изрядно напились, Буш устраивает скандал, ударив ногой по подносу с кофе, который вносит жена главного редактора. Герою он объясняет свой поступок так: после лжи, которая была во всех речах и в поведении всех присутствующих, по-другому он не мог поступить.

Шестой год живя в Америке, герой с грустью вспоминает о диссиденте и красавце, возмутителе спокойствия, поэте и герое Буше, и не знает, какова его судьба.

“Таллин прощается с Хубертом Ильвесом”. Читая некролог о директоре телестудии, Герое Социалистического Труда, автор некролога вспоминает лицемерие всех, кто присутствовал на похоронах такого же лицемерного карьериста. Печальный юмор этих воспоминаний состоит в том, что из-за путаницы, произошедшей в морге, на привилегированном кладбище хоронили “обычного” покойника.

Но торжественную церемонию довели до конца, рассчитывая ночью поменять гробы…

“Память – грозное оружие!” – репортаж с республиканского слета бывших узников фашистских концлагерей. Герой командирован на слет вместе с тем же фотокором Жбанковым. На банкете, после нескольких принятых рюмок, ветераны разговариваются, и оказывается, что не все сидели только в Дахау. Мелькают “родные” названия: Мордовия, Казахстан…

Выясняются острые национальные вопросы – кто еврей, кто чухонец, которым “Адольф – их лучший друг”. Разряжает обстановку пьяный Жбанков, водружающий на подоконник корзину с цветами. “Шикарный букет”, – говорит герой. “Это не букет, – скорбно ответил Жбанков, – это венок!..”

“На этом трагическом слове я прощаюсь с журналистикой. Хватит!” – заключает автор.

Источник: https://goldsoch.info/kratkoe-soderzhanie-kompromiss-sergej-dovlatov/

Сергей Довлатов. «Компромисс второй»

Рэя Брэдбери не стало с нами 5 июня 2012 г. Писатель прожил долгую и продуктивную жизнь (91 год), его фантастическими произведениями зачитывалось не одно поколение.

Его книги любят и сегодня, и самое удивительное то, что многое, о чем он писал (конечно, под другими названиями), в итоге вошло в нашу жизнь и воспринимается как обыденность: банкоматы, видеонаблюдение, плазменные телевизоры и так далее.

Рэй Брэдбери в детстве

Рэймонд Дуглас Брэдбери появился на свет в городе Уокиган (штат Иллинойс) в 1920 году. Его предки по отцу — англичане-переселенцы, переехали в Америку еще в XVII веке, а со стороны матери Рэй имел шведские корни.

Актёр Джордж Бернс и молодой Рэй

Во время Мирового экономического кризиса (Великая депрессия) семья переехала из Иллинойса в Лос-Анджелес, там же будущий писатель получил среднее образование, и после школы ему пришлось заниматься продажей газет. На дальнейшую учебу денег у семьи не было, но Брэдбери увлеченно и много читал, о чем он впоследствии сказал:

«Я вместо колледжа «закончил библиотеку».

Писатель в своём рабочем кабинете

О своей юности он вспоминает:

«Я катался на роликах по всему городу, как одержимый хотел заполучить автографы больших звезд. Это было великолепно. Я видел больших звезд MGM, таких как Норма Ширер, Лорел и Харди, Рональд Колман. Или же я проводил весь день перед студиями Paramount или Columbia, затем проносился к ресторану Браун Дерби, чтобы увидеть, как звезды заходят или выходят. Я видел Кэри Гранта, Марлен Дитрих, Фреда Аллена, Бернса и Аллен – в общем тех звезд, что в тот момент были на побережье».

15-летний Рэй и Марлен Дитрих

На творчество Рэя Брэдбери оказало большое влияние знакомство с произведениями Эдгара Берроуза (цикл книг о Тарзане и Марсианский цикл о Джоне Картере).

Не имея денег на покупку книг, Рэй сам «додумывал» истории о похождениях героев Берроуза. Например, в 12-летнем возрасте он продолжил «для себя» роман любимого писателя «Великий воин Марса».

Безусловно, в дальнейшем Марсианский цикл Берроуза существенно повлиял на создание «Марсианских хроник» Брэдбери.

Писатель любил пешие прогулки и мог ходить часами

Впервые публика узнала имя будущего писателя в 1936 году, прочитав в местной газете его стихотворение, посвященное Уиллу Роджерсу — ковбою и журналисту, актеру и путешественнику. Последний погиб в авиакатастрофе в августе 1935.

Уилл Роджерс

Но это никак не продвинуло Рэя в его писательской карьере:

«Ты стараешься, — говорила ему Тётя. — Ну, конечно, Рей, ты очень стараешься! Только что с того? Старания в таких делах — мало. Старание — вовсе не главное. В твоих сочинениях — нет тебя! Понимаешь? Нет твоего дыхания, твоих слов, твоего личного отношения к событиям. В них есть только те писатели и поэты, которых ты уже прочитал и которых непрерывно читаешь!»

Вступив в 1937 году в «Лигу научных фантастов» (одно из объединений молодых писателей), Брэдбери начал публиковать свои рассказы в дешевых журналах.

Но продавцом газет он проработал вплоть до 1942 года, и лишь поняв, что сможет обойтись без этого заработка, полностью посвятил себя писательскому творчеству, создавая за год более 50 произведений, главным образом, рассказов.

В то время он становится более менее популярным и посещает много разных мероприятий.

Писатель в молодости

Поскольку писателя привлекал жанр именно научной фантастики, он активно занимался самообразованием, посещая различные выставки, посвященные развитию науки и техники.

Рэй Брэдбери и его семья

В 1947 году Рэй Брэдбери женился, и его жена Маргарет на протяжении нескольких лет работала, чтобы супруг мог спокойно заниматься творчеством.

И когда, наконец, в 1950 году был опубликован роман «Марсианские хроники», принесший писателю известность на родине и в Англии, семья начала испытывать материальное облегчение.

А спустя всего 3 года вышел в свет роман «451 градус по Фаренгейту», что сделало Брэдбери известным во всем мире.

Источник: https://knigi.mirtesen.ru/blog/43637516368/Sergey-Dovlatov.-%C2%ABKompromiss-vtoroy%C2%BB?nr=1

Сергей Довлатов — Компромисс

Сергей Довлатов родился в эвакуации и умер в эмиграции. Как писатель он сложился в Ленинграде, но успех к нему пришел в Америке, где он жил с 1979 года. Его художественная мысль при видимой парадоксальности, обоснованной жизненным опытом, проста и благородна: рассказать, как странно живут люди — то печально смеясь, то смешно печалясь.

В его книгах нет праведников, потому что нет в них и злодеев. Писатель знает: и рай, и ад — внутри нас самих. Верил Довлатов в одно — в «улыбку разума».Эта достойная, сдержанная позиция принесла Сергею Довлатову в конце второго тысячелетия повсеместную известность. Увы, он умер как раз в ту минуту, когда слава подошла к его изголовью.

На родине вот уже десять лет Довлатов — один из самых устойчиво читаемых авторов. Его проза инсценирована, экранизирована, изучается в школе и вузах, переведена на основные европейские и японский языки…Сергей Довлатов говорил, что похожим ему быть хочется только на Чехова.

Что ж, оставаясь самим собой, больше, чем кто-нибудь другой из его литературного поколения, он похож сегодня на русского классика.

Театральный костюм рождается совместными усилиями художника и портного. Он должен соответствовать характеру эпохи, выражая при этом дух спектакля и свойства персонажей. Представьте себе Онегина в мешковатых брюках или Собакевича в элегантном фраке… Для того чтобы создать костюм раба Эзопа, Вольдемару Сильду пришлось изучать старинную живопись, греческую драму…

Сюртук, кафтан, бекеша, ментик, архалук — все это строго определенные виды одежды со своими специфическими чертами и аксессуарами.

— Один молодой актер, — рассказывает Сильд, — спросил меня: «Разве фрак и смокинг не одно и то же?» Для меня это вещи столь же разные, как телевизор и магнитофон.

Посещая спектакли других театров, Вольдемар Хендрикович с профессиональной взыскательностью обращает внимание на то, как одеты персонажи.

Читайте также:  Краткое содержание бронте джейн эйр за 2 минуты пересказ сюжета

— И только на спектаклях моего любимого Вахтанговского театра, — говорит В. Сильд, — я забываю о том, что я модельер, и слежу за развитием пьесы — верный признак того, что костюмеры в этом театре работают безукоризненно. Безукоризненно работает и сам Вольдемар Сильд, портной, художник, человек театра».

  • На летучке материал похвалили.
  • — Довлатов умеет живо писать о всякой ерунде.
  • — И заголовок эффектный…
  • — Слова откуда-то берет — аксессуары…
  • Назавтра вызывает меня редактор Туронок.
  • — Садитесь.
  • Сел.
  • — Разговор будет неприятный.
  • «Как все разговоры с тобой, идиот», — подумал я.
  • — Что за рубрика у вас?

— «Человек и профессия». Нас интересуют люди редких профессий. А также неожиданные аспекты…

— Знаете, какая профессия у этого вашего Сильда?

— Знаю. Портной. Театральный портной. Неожиданный аспект…

— Это сейчас. А раньше?

— Раньше — не знаю.

— Так знайте же, в войну он был палачом. Служил у немцев. Вешал советских патриотов. За что и отсидел двенадцать лет.

— О Господи! — сказал я.

— Понимаете, что вы наделали?! Прославили изменника Родины! Навсегда скомпрометировали интересную рубрику!

— Но мне его рекомендовал директор театра.

— Директор театра — бывший обер-лейтенант СС. Кроме того, он голубой.

— Что значит — голубой?

— Так раньше называли гомосексуалистов. Он к вам не приставал?

Приставал, думаю. Еще как приставал. Руку мне, журналисту, подал. То-то я удивился…

Тут я вспомнил разговор с одним французом. Речь зашла о гомосексуализме.

— У нас за это судят, — похвастал я.

— А за геморрой у вас не судят? — проворчал француз…

— Я вас не обвиняю, — сказал Туронок, — вы действовали как положено. То есть согласовали кандидатуру. И все-таки надо быть осмотрительнее. Выбор героя — серьезное дело, чрезвычайно серьезное…

Об этом случае говорили в редакции недели две. Затем отличился мой коллега Буш. Взял интервью у капитана торгового судна ФРГ. Это было в канун годовщины Октябрьской революции.

Капитан у Буша прославляет советскую власть. Выяснилось, что он беглый эстонец. Рванул летом шестьдесят девятого года на байдарке в Финляндию. Оттуда — в Швецию. И так далее. Буш выдумал это интервью от начала до конца.

Случай имел резонанс, и про меня забыли…

(«Советская Эстония». Июнь. 1976 г.)

«МОСКВА. КРЕМЛЬ. Л.И. БРЕЖНЕВУ. ТЕЛЕГРАММА.

Дорогой и многоуважаемый Леонид Ильич! Хочу поделиться с Вами радостным событием. В истекшем году мне удалось достичь небывалых трудовых показателей. Я надоила с одной коровы рекордное число[1] молока.

И еще одно радостное событие произошло в моей жизни. Коммунисты нашей фермы дружно избрали меня своим членом!

Обещаю Вам, Леонид Ильич, впредь трудиться с еще большим подъемом.

ЛИНДА ПЕЙПС».

«Эстонская ССР. ПАЙДЕСКИЙ РАЙОН. ЛИНДЕ ПЕЙПС. ТЕЛЕГРАММА.

Дорогая Линда Пейпс! Я и мои товарищи от всего сердца благодарят. Все за достигнутые успехи. Самоотверженный труд на благо Родины возвышает человеческую жизнь ощущением причастности к борьбе за достижение коммунистических идеалов.

Разрешите также от души поздравить Вас с незабываемым событием — вступлением в ряды Коммунистической партии. Ведь партия — авангард советского общества, его славный передовой отряд.

ЛЕОНИД БРЕЖНЕВ».

У редактора Туронка лопнули штаны на заднице. Они лопнули без напряжения и треска, скорее — разошлись по шву. Таково негативное свойство импортной мягкой фланели.

Около двенадцати Туронок подошел к стойке учрежденческого бара. Люминесцентная голубизна редакторских кальсон явилась достоянием всех холуев, угодливо пропустивших его без очереди. Сотрудники начали переглядываться. Я рассказываю эту историю так подробно в силу двух обстоятельств. Во-первых, любое унижение начальства — большая радость для меня.

Второе. Прореха на брюках Туронка имела определенное значение в моей судьбе… Но вернемся к эпизоду у стойки. Сотрудники начали переглядываться. Кто злорадно. кто сочувственно. Злорадствующие — искренне, сочувствующие — лицемерно. И тут, как всегда, появляется главный холуй, бескорыстный и вдохновенный.

Холуй этот до того обожает начальство, что путает его с родиной, эпохой, мирозданием… Короче, появился Эдик Вагин. В любой газетной редакции есть человек, который не хочет, не может и не должен писать. И не пишет годами. Все к этому привыкли и не удивляются. Тем более что журналисты, подобные Вагину, неизменно утомлены и лихорадочно озабочены.

Остряк Шаблинский называл это состояние — «вагинальным»…

Вагин постоянно спешил, здоровался отрывисто и нервно. Сперва я простодушно думал, что он — алкоголик. Есть среди бесчисленных модификаций похмелья и такая разновидность. Этакое мучительное бегство от дневного света. Вибрирующая подвижность беглеца, настигаемого муками совести…

Затем я узнал, что Вагин не пьет. А если человек не пьет и не работает — тут есть о чем задуматься.

— Таинственный человек, — говорил я.

— Вагин — стукач, — объяснил мне Быковер, — что в этом таинственного?

…Контора размещалась тогда на улице Пикк. Строго напротив здания госбезопасности (ул. Пагари, 1). Вагин бывал там ежедневно. Или почти ежедневно. Мы видели из окон, как он переходит улицу.

  1. — У Вагина — сверхурочные, — орал Шаблинский…
  2. Впрочем, мы снова отвлеклись.
  3. …Сотрудники начали переглядываться. Вагин мягко тронул редактора за плечо:
  4. — Шеф… Непорядок в одежде…

И тут редактор сплоховал. Он поспешно схватился обеими руками за ширинку. Вернее… Ну, короче, за это место… Проделал то, что музыканты называют глиссандо. (Легкий пробег вдоль клавиатуры.) Убедился, что граница на замке. Побагровел:

  • — Найдите вашему юмору лучшее применение.
  • Развернулся и вышел, обдав подчиненных неоновым сиянием исподнего.
  • Затем состоялся короткий и весьма таинственный диалог.
  • К обескураженному Вагину подошел Шаблинский.
  • — Зря вылез, — сказал он, — так удобнее…

— Кому удобнее? — покосился Вагин.

  1. — Тебе, естественно…
  2. — Что удобнее?
  3. — Да это самое…
  4. — Нет, что удобнее?
  5. — А то…

— Нет, что удобнее? Что удобнее? — раскричался Вагин. — Пусть скажет!

— Иди ты на хер! — помолчав, сказал Шаблинский.

— То-то же! — восторжествовал стукач…

Вагин был заурядный, неловкий стукач без размаха… Не успел я его пожалеть, как меня вызвал редактор. Я немного встревожился. Только что подготовил материал на двести строк. Называется — «Папа выше солнца». О выставке детских рисунков.

Чего ему надо, спрашивается? Да еще злополучная прореха на штанах. Может, редактор думает, что это я подстроил. Ведь был же подобный случай. Я готовил развернутую информацию о выставке декоративных собак. Редактор, любитель животных, приехал на казенной машине — взглянуть.

И тут началась гроза. Туронок расстроился и говорит:

  • — С вами невозможно дело иметь…
  • — То есть как это?
  • — Вечно какие-то непредвиденные обстоятельства… Как будто я — Зевс и нарочно подстроил грозу.

…Захожу в кабинет. Редактор прогуливается между гипсовым Лениным и стереоустановкой «Эстония».

Изображение Ленина — обязательная принадлежность всякого номенклатурного кабинета. Я знал единственное исключение, да и то частичное. У меня был приятель Авдеев. Ответственный секретарь молодежной газеты.

У него был отец, провинциальный актер из Луганска. Годами играл Ленина в своем драмтеатре. Так Авдеев ловко вышел из положения. Укрепил над столом громадный фотоснимок — папа в роли Ильича.

Вроде не придраться — как бы и Ленин, а все-таки — папа…

…Туронок все шагал между бюстом и радиолой. Вижу — прореха на месте. Если можно так выразиться… Если у позора существует законное место…

Источник: https://mybrary.ru/books/proza/sovremennaja-proza/page-11-126929-sergei-dovlatov-kompromiss.html

Краткое содержание: Компромисс

Главный герой повести — журналист, который остался без работы. В данный момент он просматривает собранные им за десять лет газетные вырезки.

Эти десять лет были годами притворства и вранья, и сейчас, просматривая пожелтевшие от времени листы, он читал тексты которые можно назвать компромиссами, а в действительности видел за каждым из них реальные судьбы, разговоры и события. Шли семидесятые. В те годы журналист проживал в Таллине.

Герой перечисляет страны принявшие участие в научной конференции, но стоило ему закончить, как он начинает выслушивать обвинения в политической близорукости от своего редактора. Как оказывается, первыми должны быть перечислены страны победившего социализма, и только потом — остальные. Получив за информацию два рубля, автор рассержено думал о том, что рассчитывал на три.

Сам по себе фон газетной заметки «Соперники ветра», рассказывающей о Таллинском ипподроме был немного пафосным и, несомненно — праздничным.

В действительности, сам автор без особых усилий смог договориться с главным героем своей публикации, который рассказал обо всей программе, и теперь они оба ставили на уже известного лидера, и таким образом, выигрывали деньги.

Очень жаль, что «соперник ветра» в один из дней выпал из такси, будучи в состояние полной алкогольной прострации и потому, уже которой год работает где-то барменом.Для газеты «Вечерний Таллин» в рубрику «Эстонский букварь», наш герой сочиняет занятные детские стихотворения, в которых зверушка на эстонском отвечает на приветствие, сказанное на русском.

Наш герой отправляется в роддом, ему нужно сделать репортаж о рождение четырехсоттысячного новорожденного в Таллине. Добравшись до места, он звонит редактору и по телефону докладывает ситуацию: родился младенец, у которого мать эстонка, а отец родом из Эфиопии, но этот вариант отклоняется.

Следующий малыш, увидевший этот мир был сыном еврея, и опять редактор отклоняет вариант. Наконец, у эстонки и русского члена партии родился сын — редактор принимает и герой спешит написать о событие заметку.

Немного погодя привозят деньги предназначенные отцу ребенка и просят его назвать сына Лембитом. Наш герой отмечает рождение сына вместе с его отцом. Во время застолья счастливый отец горестно жалуется на супругу, ее холодность и отрешенность.

Когда он просыпается посреди ночи, то понимает, что находится у одной своей знакомой, но как здесь очутился — вспомнить не может.

В одной из эстонских газет была опубликована телеграмма, автором которой была доярка, а предназначалась она Брежневу. было бесхитростным — доярка сообщала о высоких результатах в надое молока и о приеме ее самой в партию.

Рядом опубликована ответная телеграмма от Леонида Ильича. Наш герой вспоминает, что для написания этой телеграммы его и фотокора Жбанокова отправили в один из районных комитетов партии.

Принимал журналистов сам первый секретарь и к ним были приставлены две симпатичные девушки, которые были готовы в любой момент исполнить любое их желание. Реки спиртного были дополнением к общей картине.

Несомненно, что откомандированные репортеры не отказались и воспользовались ситуацией. Саму доярку они видели мельком, а телеграмма была написана в перерыве культурной программы.

Следующая статья, попавшая на глаза нашему герою называлась «Самая трудная дистанция», была написана о спортсменке и комсомолке, которая в последствие стала членом партии — ученой Тийне Кару.

Героиня статьи просила нашего героя о том, что бы он помог ей как-то раскрепоститься в сексуальном плане. Однако герой отказывается, тогда она интересуется о друзьях и когда кандидат был подобран, Тийне становится счастливой и способной ученицей.

За это она подарила герою бутылку виски, вместе с которой он и сочинял саму статью на тему морали.

Очередная статья называлась «Они мешают нам жить» была о попавшем в медицинский вытрезвитель Буше, который был сотрудником республиканской прессы. Сам он был талантливым человеком, однако любил выпить и не терпел компромиссов с начальством, но пользовался популярностью у немолодых и красивых женщин.

Однажды он брал интервью у капитана западногерманского корабля, который, как позже выяснилось, оказывается бывшим изменником и беглым эстонцем. Прибывшие сотрудники КГБ предлагают Бушу дать показания, что буто-бы капитан извращенец. Однако Буш отказывается и полковник говорит ему, что он оказался лучше, чем они предполагали, но после Буша увольняют.

После этого он не устраивается на работу, а живет у очередной из своих любовниц. У них поселяется наш герой. На одной из вечеринок в редакции, пригласили и Буша, поскольку он считался внештатным корреспондентом. Вечером, когда все напились, он устраивает скандал, и пинает поднос с кофе, который несла жена главного редактора.

Нашему герою он говорил позже, что не мог поступить иначе, после того, как услышал от всех столько вранья.Листая заметки, герой вдруг встречает статью под названием «Таллин прощается с Хубертом Ильвесом». Когда он стал читать этот некролог о покойном директоре телестудии, герой вспоминает только лицемерие тех, кто присутствовал на похоронах этого лицемерного карьериста.

Весь черный юмор в том, что из-за путаницы в морге, на привилегированном кладбище похоронили обычного человека. Однако церемония была доведена до финала, а ночью хотели просто поменять гробы.

Читайте также:  Краткое содержание оперы вагнера золото рейна за 2 минуты пересказ сюжета

Следующая заметка, на которой останавливается взгляд — «Память — грозное оружие!» . Это был репортаж со слета бывших узников фашистских лагерей смерти. На слет наш герой был откомандирован вместе со Жбанковым — известным нам фотокором. Когда на банкете ветераны разговорились после нескольких рюмок, то оказывается, что не все сидели в Дахау.

Было множество мелких и таких родных названий: Казахстан, Мордовия… Однако начинаются разборки и на национальной почве с выяснением кто есть кто. Обстановка разряжается когда пьяный Жбанков пытался на подоконник водрузить корзину с цветами, на что наш герой замечает, что это довольно шикарный букет. Жбанков тогда сказал, что это не букет, а венок.

На этом слове автор решил попрощаться с журналистикой и сказал самому себе: «Хватит!»

Краткое содержание повести «Компромисс» пересказала Осипова А. С.

Обращаем ваше внимание, что это только краткое содержание литературного произведения «Компромисс». В данном кратком содержании упущены многие важные моменты и цитаты.

Источник: https://biblioman.org/shortworks/dovlatov/kompromiss/

Краткое содержание Компромисс Довлатова

Главным героем произведения является бывший репортер, потерявший работу. Он рассматривает вырезки из газет, напечатанные им. В каждой вырезке есть реальная человеческая история. Семидесятые годы. В то время главный герой работал в Таллине, столице Эстонии.

Журналист по списку называет страны, участвовавшие в научной конференции. Когда он закончил, его обвинили в политической близорукости. Как позже оказалось, нужно было называть государства, в которых одержал победу социализм. За свои труды он получил вознаграждение в два рубля, а надеялся он на три.

Фон заметки, размещенной в газете с названием «Соперники ветра», говорит об ипподроме из Таллина. Автор находился в сговоре с главным героем об информации, потому они оба сделали ставки на лидера сей скачки.

Специально для «Вечернего Таллина» журналист выпускает стихотворения для детей.

Далее основной персонаж приезжает в родильный дом с целью выполнить задание: написать репортаж про четырехтысячного ребенка города. Когда он туда попал, то обнаружил, что первый ребенок родился в результате смешивания эстонки и эфиопца, его главный редактор не принял. Второй новорожденный был евреем.

И вот, наконец-то журналисту удается найти ребенка, мать которого балы Эстонкой, а отец — русским. У него наконец-то получается напечатать заметку. Позднее отцу новорожденного привезли некую сумму денег и попросили назвать ребенка Лембитом, затем отец поехал отмечать рождение сына.

Внезапно герой просыпается и осознает, что находится у своей подруги, но не может вспомнить, как это случилось.

В одной из немалочисленных газет одна доярка напечатала послание, полагающееся Брежневу, содержание послания было о том, что она всегда работает сверх обычной нормы и просит принять ее в коммунистическую партию. Тут наш герой припоминает, что его и одного фотографа направили в районный комитет.

Вел беседу с журналистами сам секретарь, обслуживали их полностью две сотрудницы с очень красивым внешним видом, готовые в любой момент исполнить их пожелания. Ко всему этому прилагалось и довольно большое количество алкоголя. Использовав данную ситуацию, саму доярку наблюдали только краем глаза.

Следующая статья была напечатана про одну спортивную девушку, название статьи — «Самая трудная дистанция», у которой позже получилось добиться успеха и места в коммунистической партии.

Данная бывшая спортсменка попросила основного героя помочь ей стать более раскрепощенной, стать сексуальнее. Однако он отказался от данного предложения, что привело к расспросам с ее стороны о его друзьях, которые наверняка могли бы оказать такую помощь, и такие персоны находятся.

За добросовестную помощь она наградила его бутылкой виски, за которой он начинает печатать статью на тему морали.

Следующая вырезка, которую обнаруживает главный герой, это «Память — грозное оружие». Это была запись, в которой описывался съезд заключенных концлагерей во время второй мировой войны. На это событие были приглашены главный герой и первоклассный фотограф — Жбанков.

Когда находящиеся в зале люди разговорили между собой, то оказалось, что не все они были заключенными лагерей. Из-за того, что здесь было много людей различных национальностей, начались разборки. Обстановка поправилась, когда Жбанков сделал попытку поставить рядом с окном корзину, полную цветов.

Наш пьяный главный герой заявил, что вышел недурный букет с цветами, на что Жбанков ответил, что это вовсе не букет, а венок. На этом моменте автор решил попрощаться со своей работой.

Читательский дневник.

Источник: http://sochinite.ru/kratkie-soderzhaniya/raznye-avtory/kompromiss-dovlatova

Идея компромисса в повести С. Довлатова «Компромис c »

 Довлатов в своих лучших вещах соединяет «чувство юмора» с «чувством драмы». Сказанное в полной мере относится к «Компромиссу».

      Повесть построена как монтаж двух текстов одного автора. В начале каждой главы воспроизводится текст газетной заметки. Затем следует текст воспоминаний реальных жизненных обстоятельств, из которых когда-то и выросла газетная заметка.

Компромисс героя повести и является результатом столкновения приукрашенной действительности (газетной статьи) и действительности реальной, «на самом деле». Особенностью восприятия героем «Компромисса» реальной действительности является ее восприятия как хаоса.

Но этот хаос скрывается «порядка» и «регламентации». Перед героем – ненормальная, сдвинутая с оси реальность, где человеческий взгляд упирается в декорации, за которыми находится неведомо что. И газета помогает выстраивать эти нелепые, абсурдные декорации.

Даже самая невинная информация оказывается организованным враньем.

Герой повести попадает в такую ситуацию. «Через неделю – годовщина освобождения Таллина. Эта дата будет широко отмечаться. На страницах газеты в том числе. По данным статистического бюро, в городе около четырехсот тысяч жителей. Цифра эта условна. Редактор вызывает репортера Довлатова и произносит: «Мы посовещались и решили. Четырехсоттысячный житель Таллина должен родиться в канун юбилея».

         Репортер отправляется в клинику. Однако первый родившийся ребенок оказался неподходящим. Отец- эфиоп.Судьба второго тоже была неудачна. Отец – еврей. И только третий ребенок подходил в кандидаты на четырехсоттысячного жителя Таллина.

Однако по желанию редактора, нужно было еще уговорить отца ребенка назвать его Лембитом – именем эстонского национального фольклорного героя.       Подхватив отца, сидящего на газоне, репортер отправляется с ним в ресторан – отметить событие.

И там он обещает отцу ребенка 25 рублей от имени редактора за то, что тот назовет своего ребенка Лембитом. Встреча со счастливым отцом оканчивается дебошем в ресторане.

Таким образом, редактором газеты изначально был создан идеальный сценарий. Но при столкновении с реальностью выясняется, что он фатальным образом не отвечает реальным обстоятельствам дела.

Здесь все оказывается иллюзией, камуфляжем: и четырехсоттысячный житель, и счастливый отец, и стихи, написанные в честь родившегося мальчика, и имя ребенка, и само счастливое будущее ребенка тоже оказывается под вопросом. Тем не мене, заметка в газету написана.

И она представляет собой красивую декорацию, прикрывающую жизненный абсурд, ряд бытовых нелепостей. Логически стройный текст, скрывающий под собой алогический текст жизни.

Слова «хаос» и «беспечность» встречаются на страницах довлатовской прозы очень часто.   Герой Довлатова никак не борется с этим хаосом, он зачастую оказывается даже втянутым в этот хаос. Существовать в этом хаосе – значит найти компромисс со своими убеждениями. Но сознание героя при этом четко фиксирует, где остается норма, и где она нарушается.

      Республиканский актив провожает в последний путь директора эстонской телестудии Хуберта Ильвеса. Похоронный обряд высокого  сановного лица уже давно отрепетирован, и никаких сбоев быть не должно. Похороны передают в прямой телетрансляции. Однако на кладбище выяснилось, что покойник в гробу не тот. Произошла нелепая ошибка в морге.

Но срывать важное идеологическое мероприятие нельзя. Идет прямая трансляция. Вместо Хуберта Ильвеса с такой помпой и пышностью хоронят бухгалтера рыболовецкого колхоза – Гаспля. А Ильвеса под видом Гаспля хоронят сейчас на другом кладбище. При этом просто поменять надгробия после захоронения нельзя, потому что Ильвес – номенклатурный работник.

Он должен быть захоронен на привилегированном кладбище. В связи с этим было решено ночью поменять гробы.

В этой ситуации герой Довлатова начинает утрачивать чувство реальности. Он ощущает, что покойник, разминувшийся со своим именем, становится похожими на вещь, с которой можно делать все, что угодно.

Таким образом, в основе сюжета лежит анекдот. Но разрабатывается он автором, для которого остается живым «чувство драмы».  В этом мире утрачено главное: отношение к человеку как к личности.

Дело в том, что герои Довлатова не умеют жить как все. И это приводит к тому, что они становятся лишними в той социальной системе, в которой они обречены существовать.

Довлатов знал, что похожие друг на друга люди, полезны всем, непохожие – пробуждают враждебность. Но соль жизни – в последних, в «лишних».

Одна из его лучших новелл, вошедших в «Компромисс», публиковалась также и отдельно под названием «Лишний».

Герой этой новеллы – Эрик Буш. Фигура в высшей мере фантастическая, выходящая за пределы нормального и разумного. Буш отрицал саму историческую реальность. В частности, победу над фашистской Германией.

Казалось бы такому человеку не место в советской журналистике. Тем не менее, Буш избрал именно это занятие.  Буш выбирает для себя самый непопулярный, «губительный», самый нестандартный тип поведения.

Буш беспрерывно попадает в истории.

Буш был внештатным корреспондентом. Зачисление в штат значило многое: стабильные деньги, социальные льготы и т.д. Редактор вызывает Буша и поручает ему выполнить ответственное поручение.

Нужно отправиться в морской порт. Побеседовать с иностранным капитаном наиболее лояльно относящимся к идеям социализма.

То есть вновь дается готовый сценарий, который репортеру нужно воплотить в газетной статье.

Буш отправляется в порт на судно «Эдельвейс», капитаном которого был Пауль Руди. Первым делом Буш спросил у капитана, когда отчаливает его судно. Оказалось, что завтра. Буш понял, что о деле теперь можно не говорить вовсе. Накануне отплытия капитан мог произнести все, что угодно. Кто это будет проверять?

На следующий день Буш принес статью в редакцию. Она называлась «Я вернусь, чтобы снова отведать ржаного хлеба». Статья была опубликована. На следующий день в редакцию пришел полковник КГБ. Он стал спрашивать Буша о его встрече с Паулем Руди.

Оказалось, что настоящая фамилия Пауля – Рютти. Он – беглый эстонец. В 70-м году на байдарке перешел границу. Обосновался в Гамбурге. Женился. Плавает на западногерманских судах торгового флота. Сейчас арестован как изменник родины.

В итоге Буша не только не сделали штатным сотрудником. Его лишили внештатной работы.

Через некоторое время герой-повествователь «Компромисса» настоял на том, чтобы Бушу вновь дали внештатную работу. Теперь Бушу не доверяли материалов с политическим оттенком.

Через несколько месяцев вновь встал вопрос о предоставлении Бушу штатного места. Подошел Новый год. Намечалась традиционная конторская вечеринка. Редактор сказал Бушу: «Надеюсь, мы увидимся сегодня вечером.

Я хочу сообщить вам приятную новость…» (1, 288).

На вечеринке было шумно. О Буше никто не вспоминал. В один момент на пороге появилась жена главреда – Зоя Семеновна. В руках она несла огромный поднос с чашками кофе. Буш встал. Широко улыбнувшись, приблизился к Зое Семеновне. «Внезапно произвел какое-то стремительное футбольное движение.

Затем – могучим ударом лакированного ботинка вышиб поднос из рук ошеломленной женщины» (1, 290). Раздались пронзительные вопли. Кто-то уже звонил в милицию. Кто-то в «Скорую помощь». Буша обследовала психиатрическая комиссия. Она признала его вменяемым. Тогда его судили за хулиганство.

Буш получил два года условно.

       Буш – человек нелепый с точки зрения здравого смысла. И все-таки он – человек, не уступающий в этом звании тем, кто распоряжается его судьбой или просто смотрит на него свысока.

Довлатов не выясняет причины изгойства своих героев. В жизни все переплетено, все взаимообусловлено. Трудно однозначно ответить, отреклись довлатовские герои от социальной жизни или выброшены из нее. Процесс здесь взаимосвязан.

Отречение от лжи и ложь, норма и абсурд – грани здесь почти стерты, понятия взаимозаменяемы. По Довлатову, жизнь человеческая абсурдна, если мировой порядок нормален.

Но и сам мир абсурден, если подчинен норме, утратил свободу, качества естественного хаоса.

Источник: https://megaobuchalka.ru/14/7512.html

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector