Краткое содержание еврипид ифигения в авлиде за 2 минуты пересказ сюжета

  • Агамемнон
  • Старик
  • Хор халкидских женщин
  • Менелай
  • Вестник
  • Клитемнестра
  • Ифигения
  • Ахилл

Действие происходит в стане ахейцев под Авлидой.

 Выходи из шатра на поляну, старик;Ты мне нужен.  

Старик

(за сценой)

 Иду. В чем же замысел твой,Агамемнон-отец?  

Агамемнон

 Поспешай.  

Старик

 Я спешу.Моя старость, владыка, – бессонный покой,А глаза у нее, что два сторожа, бдят.  

Агамемнон

 Этот яркий пловец… Как зовешь ты его?  

Старик

 Это – Сириус, царь; под седьмицей ПлеядОн плывет; половинный лишь пройден им путь.  

Агамемнон

 И кругом – тишина: не проснулись грачи[2],Не шелохнется море; могучий Еврип[3]Точно скован воздушным молчаньем.  

Старик

 Но зачем же ты сам о палатке забыл,Агамемнон-владыка? В Авлиде покой;На стенах даже стража недвижно стоит.

Не вернуться ль в шатер?[4]

 

Агамемнон

 Как ты счастлив, старик!Как завидны мне все, что в безвестности векСвой исполнить могли! А на славы верхах —О, не стал бы я этих людей величать!  

Старик

 Но не там ли всей жизни найдешь красоту?  

Агамемнон

 Да, найдешь; да надолго ль? Приманка сладка,А откусишь – претит. Оскорбленный ли богНаше счастье разрушит, иль прихоть людейЕго злобно на клочья истреплет…  

Старик

 Недостойное слово промолвил ты, царь!Иль ты мнил, на бессменное счастье тебя,Агамемнон, родил повелитель Атрей?Боги смертнорожденному в долю даютЛишь с печалями счастье; и рад ли, не рад —Но ты должен веление божье терпеть.Ты ж, светильника блеском шатер озарив,

Покрывал письменами скрижаль[5]… у тебя

И поныне в руках она; пишешь слова —И стираешь опять; вот печатью скрепил —Глядь, уж сорвана вновь она, оземь доскуТы бросаешь, и слезы текут из очей.

Уж порой мне казалось, безумец сидитПредо мною в шатре. Что терзает тебя?Что случилось с тобой, государь? О, скажиМне доверия слово: я верен тебе.

Ведь недаром же в брачное вено меняВ твой чертог снарядил повелитель ТиндарПровожатым почтенным невесты!  

Агамемнон

 Трех дочерей на свет явила Леда[6]:Звалася Фебой первая из них,Жена моя, вторая, Клитемнестрой,И младшая Еленой.

ЖениховПрославленных в Элладе и могучихЕе краса манила, и враждыЗажглось меж ними пламя: уж носилисьКровавые угрозы по устам,Суля ее избраннику расправу…Уж голову старик Тиндар терял,Ее отец, колеблясь, выдавать ли,Иль лучше дочь совсем не выдавать, —И вдруг его решенье осеняет —И юношам он молвит: “Женихи,Клянитесь мне, соединив десницыИ пепел жертв обильно оросив,Спасать от бед избранника невесты,И если кто, будь варвар то иль грек,Столкнув его с Елениного ложа,Тиндара дочь в свой город увезет, —Клянитесь мне разрушить стены вражьи”,Так царь Тиндар, опутав жениховИ клятвою связав их, дочке отдал:“Любого, дочь, ты выберешь – плыви,Куда влечет Киприды дуновенье”.Был выбором отмечен Менелай.О, горе нам!.. Но годы шли… Фригиец,

Решивший спор богинь[7] – так говорит

Предание, в Лакедемон приехал:Цветами на одеждах ослепив,Весь золотом увешанный, как варвар,С царицею влюбленный Приамид

Влюбленною уплыл к родимой Иде[8],

Пока по свету ездил Менелай…Но вот домой вернулся царь: язвимыйЛюбовью и обидою, он шлетВо все края Эллады, чтоб о клятвеПрипомнили ахейцы… На призывВоздвиглись копья мигом и немедляСреди щитов блестящих женихиПод парусом, на бранных колесницах,Близ тесных вод авлидских собралисьИ стали лагерем.

А мне начальствоПоручено по выбору… Еще бы,Ведь Менелай мне брат.

О, эту честь,А с ней и жезл охотно бы я отдал!Окончены все сборы, и давноК отплытию готов наш флот, да ветраБог не дает… И вот Калхант-вещунСредь воинов, безвременьем томимых,Изрек, что царь и вождь АгамемнонДочь Ифигению, свое рожденье, долженНа алтаре богини заколоть,Царицы гладей этих.

“Если, молвил,Заколете девицу, будет вамИ плаванье счастливое, и городВы вражеский разрушите, а нет —Так ничего не сбудется”. Об этомПророчестве узнав, оповеститьЧерез Талфибия-герольда приказал яДружины наши известить, что дочьЯ никогда зарезать не отважусь.

Увы! Зачем меня речами братСумел склонить на злое дерзновенье?Вот на таком же складне написав,Безумное я отдал приказаньеЖене, чтобы сюда прислала дочь:Мол, Ахиллес ей руку предлагает…А к тем словам добавил, что геройНе хочет с нами разделить похода,Коль в жены Ифигению емуЯ не отдам и ложа не разделитВо Фтии с ним царица… Я в письмеПеред женою лгал, блестящим бракомЕе прельстить желая… И об этомЗдесь знают только трое: МенелайДа Одиссей с Калхантом. О, решеньеПозорное отброшено, – теперьКак следует я все списал на этуДощечку, и сегодня ты, старик,Меня как раз за этим ночью видел,Когда печать срывал я и лепил.Иди, старик, с моим посланьем в Аргос;А чтоб ты знал, какую весть несешь,Я верному слуге жены и домаЕе сейчас словами передам…  

Старик

 Объясни же мне речью посланье твое,Чтобы с записью вровень вещал мой язык.  

Агамемнон

 “Чадо Леды, тебе мой приказ,А что раньше прочла – позабудь!..На глубокую заводь ЕвбеиДеву-дочь, царица, не шлиК бесприбойным, авлидским брегам…Брачный факел ее сбережемМы до лучших дней, Тиндарида…”  

Старик

 А что будет с Ахиллом? Не стерпит гордец,Что лишился невесты он: пламенный гневНа тебя он воздвигнет и Ледину дочь, —Он опасен; скажи, ты подумал о нем?  

Агамемнон

 Ничего он не знает; лишь имя его,Не спросясь, я использовал. Всуе нарекЖенихом я Пелида, и деву емуДля любовных объятий вотще посулил:Его слуха та весть не коснулась.  

Старик

 Как? Ты сына богини нарек женихом,Чтоб невесту отправить под нож, на алтарь?Дерзновенна же мысль, Агамемнон, твоя!  

Агамемнон

 О, безумье меня охватило.

Был опутан грехом[9] мой рассудок!

Но спеши, дорогой, и лета позабудьНа стопах окрыленных!  

Старик

 Мой царь, я готов.  

Агамемнон

 Не хоти отдохнуть ни в дубравы тени,Ни у струй ручейка: пусть целительный сонНе чарует очей утомленных.  

Старик

 Сохрани меня бог!  

Агамемнон

 На распутиях тыНапрягай свои очи и зорко следи,Не несет ли четверка летучих конейПо дороге повозку, и в ней мою дочьК нашей ставке морской.  

Старик

 Твое слово – закон.  

Агамемнон

 А коль встретишь царевну вне стен городских,Окруженную свитой, вскочи на возок,У возницы поводья схвати – и назад

Их к творению древних киклопов[10] гони!

 

Старик

 Но поверят ли мне твоя дочь, господин,И царица твоя?  

Агамемнон

 На скрижали печать —Береги ее. В путь! Уж белеет восток.Недалеко заря и ретивый огоньСкакунов Гелиоса. Старик, услужи!    О, стремления смертных! Никто не блаженДо конца своей жизни, – улыбка боговНенадолго нам светит. Трудись же, борись —Чаши мук не уйдет ни единый.  

Источник: https://MyBook.ru/author/evripid/ifigeniya-v-avlide/read/

Краткие содержания произведений — еврипид — ифигения в авлиде

еврипид — ифигения в авлиде

Начиналась Троянская война. Троянский царевич Парис обольстил и похитил Елену, женуспартанского царя Менелая. Греки собрались на них огромным войском, во главе его всталаргосский царь Агамемнон, брат Менелая и муж Клитемнестры — сестры Елены. Войско стоялов Авлиде — на греческом берегу, обращенном к Трое. Но отплыть оно не могло — богиняэтих мест Артемида, охотница и покровительница рожениц, наслала на греков безветриеили даже противные ветры.Почему Артемида это сделала — рассказывали по-разному. Может быть, она просто хотелазащитить Трою, которой покровительствовал ее брат Аполлон. Может быть, Агамемнон, на досугеразвлекаясь охотою, одной стрелою поразил лань и не в меру гордо воскликнул, что самаАртемида не ударила бы метче, — а это было оскорблением богине. А может быть, случилосьзнаменье: два орла схватили и растерзали беременную зайчиху, и гадатель сказал: это значит —два царя возьмут Трою, полную сокровищ, но им не миновать гнева Артемиды, покровительницыбеременных и рожениц. Артемиду нужно умилостивить.Как умилостивить Артемиду — об этом рассказ был только один. Гадатель сказал: богинятребует себе человеческой жертвы — пусть на алтаре будет зарезана родная дочь Агамемнонаи Клитемнестры, красавица Ифигения. Человеческие жертвы в Греции давно уже былине в обычае; а такая жертва, чтобы отец принес в жертву дочь, была делом совсемнеслыханным. И все-таки жертву принесли. За Ифигенией послали гонцов: пусть еепривезут в греческий стан, царь Агамемнон хочет выдать ее замуж за лучшего греческого героя— Ахилла. Ифигению привезли, но вместо свадьбы ее ждала смерть: ее связали, завязали ей рот,

чтобы крики ее не мешали обряду, понесли к алтарю, жрец занес над нею нож… Но здесьбогиня Артемида смилостивилась: она окутала алтарь облаком, бросила под нож жреца вместодевушки жертвенную лань, а Ифигению унесла по воздуху на край земли, в Тавриду,

и сделала там своей жрицей. О судьбе Ифигении в Тавриде Еврипид написал другуютрагедию. Но никто из греков не догадывался о случившемся: все были уверены,

что Ифигения пала на алтаре. И мать Ифигении, Клитемнестра, затаила за это смертнуюненависть к Агамемнону, своему мужу-детоубийце. Сколько страшных дел последовало за этим,

покажет потом Эсхил в своей «Орестее».Вот об этом жертвоприношении Ифигении и написал свою трагедию Еврипид. В ней три героя:

сперва Агамемнон, потом Клитемнестра и, наконец, сама Ифигения. Начинается действие разговоромАгамемнона со своим верным стариком рабом. Ночь, тишь, безветрие, но в сердце Агамемнонанет покоя. Хорошо рабу: его дело — послушание; тяжело царю: его дело — решение. В нем борютсядолг вождя: повести войско к победе — и чувство отца: спасти свою дочь.

Сперва долг вождяпересилил:он послал в Аргос приказ привезти Ифигению в Авлиду — будто бы для свадьбыс Ахиллом. Теперь пересилило чувство отца: вот письмо с отменой этого приказа, пусть стариккак можно скорее доставит его в Аргос к Клитемнестре, а если мать с дочерью ужевыехали, пусть остановит их в дороге и вернет назад.

Старик уходит в путь, Агамемнон —в свой шатер; всходит солнце. Появляется хор местных женщин: они, конечно, ни о чемне знают и в долгой песне искренне прославляют великий задуманный поход, перечисляя вождяза вождем и корабль за кораблем.Песня хора обрывается неожиданным шумом.

Раб-старик недалеко ушел: при выходеиз лагеря его встретил тот, кому эта война нужнее и дороже всего, — царь Менелай; недолгодумая, он отнял тайное письмо, прочитал его и теперь осыпает Агамемнона укорами: как, он изменилсебе и войску, он приносит общее дело в угоду своим семейным делам — хочет сохранить дочь?Агамемнон вспыхивает: не Менелай ли затеял все это общее дело в угоду собственнымсемейным делам — чтобы вернуть жену? «Тщеславец! — кричит Менелай, — ты домогся командованияи слишком много берешь на себя!» «Безумец! — кричит Агамемнон, — много я беру на себя,

но греха на душу не возьму!» И тут — новая пугающая весть: пока братья спорили, никемне предупрежденная Клитемнестра с Ифигенией уже подъехала к лагерю, войско уже знаетоб этом и шумит о царевниной свадьбе. Агамемнон поникает: он видит, что одному противвсех ему не выстоять.

И Менелай поникает: он понимает, что конечный виновник гибелиИфигении — все-таки он. Хор поет песню с любви доброй и недоброй: недоброй была любовьЕлены, вызвавшая эту войну.

Въезжают Клитемнестра и Ифигения, сходят с колесницы; почему так печально встречаетих Агамемнон? «Царские заботы!» Точно ЛИ Ифигению ожидает свадьба? «Да, ее поведутк алтарю». А где же свадебная жертва богам? «Ее я и готовлю».

Агамемнон уговариваетКлитемнестру оставить дочь и вернуться в Аргос. «Нет, никогда: я — мать, и на свадьбея — хозяйка». Клитемнестра входит в шатер, Агамемнон идет в лагерь; хор, понимая,

что жертвы и войны не миновать, заглушает печаль песней о грядущем падении Трои.За всем этим остался забыт еще один участник действия — Ахилл. Его именем воспользовалисьдля обмана, не сказавши ему. Сейчас он как ни в чем не бывало подходит к шатруАгамемнона:долго ли ждать похода, воины ропщут! Навстречу ему выходит Клитемнестра и приветствует егокак будущего зятя.

Ахилл в недоумении, Клитемнестра — тоже; нет ли здесь обмана?И старик раб раскрывает им обман: и умысел против Ифигении, и мучения Агамемнона, и егоперехваченное письмо.

Клитемнестра в отчаянии: она с дочерью в ловушке, все войско будетпротив них, одна надежда — на Ахилла, ведь он обманут так же, как они! «Да, — отвечает Ахилл, —я не потерплю, чтобы царь играл моим именем, как разбойник топором; я воин,

я повинуюсь начальнику на благо дела, но отказываюсь от повиновения во имя зла; ктотронет Ифигению, будет иметь дело со мной!» Хор поет песню в честь Ахилла, поминаетсчастливую свадьбу его отца с морской богиней Фетидой — такую непохожую на нынешнююкровавую свадьбу Ифигении.

Ахилл ушел к своим воинам; вместо него возвращается Агамемнон: «Алтарь готов, порадля жертвоприношенья» — и видит, что его жена и дочь уже все знают. «Ты готовишьв жертву дочь? — спрашивает Клитемнестра.

Читайте также:  Краткое содержание бондарев берег за 2 минуты пересказ сюжета

— Ты будешь молиться о счастливом пути?и о счастливом возврате? ко мне, у которой ты отнимаешь невинную дочь за распутницуЕлену? к ее сестрам и брату, которые будут шарахаться от твоих кровавых рук? и дажене побоишься правой мести?» — «Пожалей, отец, — заклинает Ифигения, — жить так радостно,

  • а умирать так страшно!» — «Что страшно и что не страшно, я знаю сам, — отвечаетАгамемнон, — но вот в оружии стоит вся Греция, чтобы чужеземцы не позорили ее жен,
  • и для нее мне не жаль ни своей крови, ни твоей». Он поворачивается и уходит;
  • Ифигения жалобной песней оплакивает свою судьбу, но слова отца запали ей в душу.Возвращается Ахилл: воины уже знают все, весь лагерь кипит и требует царевну в жертву,

но он, Ахилл, будет ее защищать хотя бы один против всех. «Не нужно! — выпрямляется вдругИфигения. — Не обнажайте мечей Друг на друга — сберегите их против чужеземцев. Если речьидет о судьбе и чести всей Греции — пусть я буду ее спасительницей! Правда сильнее смерти— я умру за правду; а мужи и жены Греции почтят меня славой». Ахилл в восхищении,

Клитемнестра в отчаянии, Ифигения запевает ликующую песнь во славу кровожадной Артемидыи под эти звуки идет на смерть.Здесь обрывается трагедия Еврипида.

Дальше следовала концовка — в вышине появляласьАртемида и возвещала страждущей Клитемнестре, что дочь ее будет спасена, а под ножомпогибнет лань.

Потом приходил вестник и рассказывал Клитемнестре, что он видел, когдасовершалось жертвоприношение: чин обряда, муки Агамемнона, последние слова Ифигении, удар жреца,

  1. облако над алтарем и ветер, вздувший наконец паруса греческих кораблей. Но эта концовкасохранилась только в поздней переделке; как откликалась на это Клитемнестра,
  2. как зарождалась в ее сердце роковая мысль о мести мужу, мы не знаем.
  3. См. также:
  4. Гомер Илиада, Другой Автор Повесть Временных Лет, Константин Симонов Живые И Мёртвые, Чезаре Павезе Прекрасное Лето, Григор Нарекаци Книга Скорбных Песнопений, Токаревавс Закон Сохранения

Источник: http://www.terminy.info/literature/summary-of-works/evripid-ifigeniya-v-avlide

Читать

Еврипид

Ифигения в Авлиде

  • Еврипид
  • Ифигения в Авлиде
  • («Ифигения-жертва»)
  • Перевод Иннокентия Анненского
  • ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА
  • Агамемнон (III) Ифигения (I)
  • Старик-раб (II) При них Орест (без речей)
  • Хор женщин из Авлиды Ахилл (III)
  • Корифей, пожилая женщина Второй вестник (III)
  • Менелай (I) Стража Агамемнона и отряд

Первый вестник (III) Ахилла. Свита Клитемнестры.

  1. Клитемнестра (II)
  2. Действие происходит в Авлиде перед царским шатром Агамемнона, в ожидании
  3. троянского похода.
  4. ПРОЛОГ

Ночь. Ни ветерка. Ярко горят звезды. Шатер Агамемнона. Вдали заснувшее морское побережье с отсвечивающею полосою воды. Суда с повисшими парусами;

иные вырисовываются черными контурами на белой отмели. Лагерь спит.

ЯВЛЕНИЕ ПЕРВОЕ

Агамемнон (выходит из шатра и несколько времени в волнении ходит по сцене, по временам останавливаясь около шатра; он без оружия; в руке у него запечатанная табличка с письмом; остановившись у входа в палатку и по направлению к ней)

Гей!..

Пауза.

Отзовись из шатра, старик,

Спишь ли? Выйди на царский зов.

  • Старик
  • (еще из шатра)
  • Здесь я, здесь я, владыка-царь.
  • Что придумать изволил,
  • Агамемнон?
  • Агамемнон

Все узнаешь сейчас…

Старик

(выходит из шатра и кланяется царю)

Приказаний жду…

  1. Моя старость, владыка, бессонная,
  2. А глаза у нее — что два сторожа.
  3. Пауза.
  4. Агамемнон
  5. (молча блуждает взорам по небу, потом к старику, указывая ему на небо)
  6. Скажи, старик, какая там звезда
  7. По небу катится?
  8. Старик
  9. (тоже смотря в небо)
  10. То Сириус, владыка,
  11. Семи Плеяд созвездия настигла
  12. И возле них небесный держит путь,

А что прошла, ей столько ж остается…

Агамемнон

Какая тишь… Ни звука… Хоть бы птица,

10 Иль моря всплеск… Молчанием Еврип

Воздушным будто скован…

Старик

Но сдается…

  • Встревожен ты, мой добрый господин?
  • Шатер забыт! А между тем в Авлиде
  • Так мирно все. И даже на стенах
  • Смениться не успели караулы.
  • (Жестом приглашает его в шатер и почтительно:)

Вернемся, царь…

  1. Агамемнон
  2. (со вздохом и смотря на старика)
  3. Как счастлив ты, старик!
  4. Как я тебе завидую, что можешь

Ты век прожить в безвестности… Мне тот,

Кто вознесен судьбою, только жалок…

  • Старик
  • 20 Но где же счастье, царь, как не у вас.
  • Агамемнон
  • А долго ли оно нас тешит, старец?

Приманка сладкая, а откусить — претит…

То бог казнит обиженный и счастье

Нам рушит в прах, а завтра, смотришь, люди,

Толпа капризная его на клочья рвут…

  1. Старик
  2. (строго)
  3. Что говоришь ты, царь,
  4. Что говоришь?
  5. Или ты мнить дерзал,
  6. Что на бессменное
  7. 30 Счастье родил Атрей
  8. Сына вельможного?
  9. Смертнорожденному
  10. Боги в удел дают
  11. Счастье с печалями.
  12. Божье веление,

Рад ли, не рад, терпи…

  • Но ты всю ночь светильник жег и доску
  • Писаньем покрывал. Вон у тебя
  • Она в руках и до сих пор — я видел,
  • Как ты стирал письмо, потом печатью
  • Его крепил, потом, печать сорвав,
  • О землю ударял доской, и слезы, слезы
  • 40 Обильные вдоль щек твоих текли.
  • И мне порой казалось, что безумец

Передо мной… Ты болен, государь?

  1. Тебя терзает что-нибудь? Поведай
  2. Мне слово тайное. Перед тобою раб,
  3. Доверия достойный, и недаром
  4. Еще Тиндар в приданое невесте
  5. В твой царский дом меня определил.
  6. Агамемнон
  7. Трех дочерей на свет явила Леда:
  8. Звалася Фебой первая из них,
  9. 50 Жена моя, вторая, Клитемнестрой,
  10. И младшая Еленой.
  11. Женихов
  12. Прославленных в Элладе и могучих
  13. Ее краса манила, и вражды
  14. Зажглось меж ними пламя: уж носились
  15. Кровавые угрозы по устам,

Суля ее избраннику расправу…

  • Уж голову старик Тиндар терял,
  • Ее отец, колеблясь, выдавать ли
  • Иль лучше дочь совсем не выдавать,
  • И вдруг его решенье осеняет
  • И юношам он молвит: «Женихи,
  • Клянитесь мне, соединив десницы
  • 60 И пепел жертв обильно оросив,
  • Спасать от бед избранника невесты,
  • И если кто, будь варвар то иль грек,
  • Столкнув его с Елениного ложа,
  • Тиндара дочь в свой город увезет,
  • Клянитесь мне разрушить стены вражьи».
  • Так царь Тиндар, опутав женихов
  • И клятвою связав их, дочке отдал:
  • «Любого, дочь, ты выберешь — плыви,
  • Куда влечет Киприды дуновенье».
  • 70 Был выбором отмечен Менелай.

О, горе нам!.. Но годы шли… Фригиец,

  1. Решивший спор богинь — так говорит
  2. Предание, в Лакедемон приехал:
  3. Цветами на одеждах ослепив,
  4. Весь золотом увешанный, как варвар,
  5. С царицею влюбленный Приамид
  6. Влюбленною уплыл к родимой Иде,

Пока по свету ездил Менелай…

  • Но вот домой вернулся царь: язвимый
  • Любовью и обидою, он шлет
  • Во все края Эллады, чтоб о клятве

Припомнили ахейцы… На призыв

  1. 80 Воздвиглись копья мигом и немедля
  2. Среди щитов блестящих женихи
  3. Под парусом, на бранных колесницах,
  4. Близ тесных вод авлидских собрались
  5. И стали лагерем.
  6. А мне команда

Поручена по выбору… Еще бы…

Ведь Менелай мне брат… О, эту честь,

А с ней и жезл охотно бы я отдал…

Окончены все сборы, и давно

К отплытию готов наш флот, да ветра

Бог не дает… И вот Калхант-вещун

  • Средь воинов, безвременьем томимых,
  • Изрек, что царь и вождь Агамемнон
  • 90 Дочь Ифигению, свое рожденье, должен
  • На алтаре богини заколоть,
  • Царицы гладей этих. «Если, молвил,
  • Заколете девицу, будет вам
  • И плаванье счастливое, и город
  • Вы вражеский разрушите, а нет
  • Так ничего не сбудется». Об этом
  • Пророчестве узнав, оповестить
  • Через Талфибия-герольда приказал я
  • Дружины наши, что родную дочь
  • Я никогда зарезать не отважусь.
  • (Приостанавливается, потом изменившимся голосом.)
  • Увы! Зачем меня речами брат
  • Сумел склонить на злое дерзновенье?
  • (Показывает старику на письмо.)
  • Вот на таком же складне написав,
  • Безумное я отдал приказанье
  • Жене, чтобы сюда прислала дочь: (с горькой усмешкой)

100 Мол, Ахиллес ей руку предлагает…

  1. А к тем словам добавил, что герой
  2. Не хочет с нами разделить похода,
  3. Коль в жены Ифигению ему
  4. Я не отдам и ложа не разделит

Во Фтии с ним царевна… Я в письме (совсем тихо)

Перед женою лгал, блестящим браком

Ее прельстить желая… И об этом

Здесь знают только трое… Менелай

  • Да Одиссей с Калхантом.
  • Пауза.
  • О, решенье
  • Позорное отброшено, — теперь
  • Как следует я все списал на эту
  • Дощечку, и сегодня ты, старик,
  • 110 Меня как раз за этим ночью видел,
  • Когда печать срывал я и лепил.
  • (Показывает ему письмо.)
  • Иди, старик, с моим посланьем в Аргос;
  • А чтоб ты знал, какую весть несешь,
  • Я верному слуге жены и дома

Ее сейчас словами передам…

Старик

Да, царь, письмо ты объясни мне речью,

Чтоб мой язык согласно с ним вещал…

Агамемнон

«Чадо Леды, тебе мой приказ,

А что раньше прочла — позабудь!..

На глубокую заводь Евбеи

120 Деву-дочь, царица, не шли

К бесприбойным авлидским брегам…

Брачный факел ее сбережем

Мы до лучших дней, Тиндарида…»

  1. Старик
  2. Царь, а как же Ахилл?
  3. Иль, ты думаешь, стерпит надменный,
  4. Или гневом тяжким не вспыхнет
  5. На тебя и на мать невесты,
  6. Коль обман Атридов откроет?
  7. Царь, подумал ли ты об Ахилле?

Источник: https://www.litmir.me/br/?b=60743&p=1

Краткое содержание Ифигения в Авлиде Еврипид

Еврипид

Ифигения в Авлиде

Начиналась Троянская война. Троянский царевич Парис обольстил и похитил Елену, жену спартанского царя Менелая. Греки собрались на них огромным войском, во главе его встал аргосский царь Агамемнон, брат Менелая и муж Клитемнестры – сестры Елены.

Войско стояло в Авлиде – на греческом берегу, обращенном к Трое. Но отплыть оно не могло – богиня этих мест Артемида, охотница и покровительница рожениц, наслала на греков безветрие или даже противные ветры.

Почему Артемида это сделала – рассказывали по-разному. Может быть, она просто хотела защитить Трою, которой покровительствовал ее брат Аполлон.

Может быть, Агамемнон, на досуге развлекаясь охотою, одной стрелою поразил лань и не в меру гордо воскликнул, что сама Артемида не ударила бы метче, – а это было оскорблением богине.

А может быть, случилось знаменье: два орла схватили и растерзали беременную зайчиху, и гадатель сказал: это значит – два царя возьмут Трою, полную сокровищ, но им не миновать гнева Артемиды, покровительницы беременных и рожениц.

Артемиду нужно умилостивить.

Как умилостивить Артемиду – об этом рассказ был только один. Гадатель сказал: богиня требует себе человеческой жертвы – пусть на алтаре будет зарезана родная дочь Агамемнона и Клитемнестры, красавица Ифигения. Человеческие жертвы в Греции давно уже были не в обычае; а такая жертва, чтобы отец принес в жертву дочь, была делом совсем неслыханным.

И все-таки жертву принесли. За Ифигенией послали гонцов: пусть ее привезут в греческий стан, царь Агамемнон хочет выдать ее замуж за лучшего греческого героя – Ахилла. Ифигению привезли, но вместо свадьбы ее ждала смерть: ее связали, завязали ей рот, чтобы крики ее не мешали обряду, понесли к алтарю, жрец занес над нею нож…

Но здесь богиня Артемида смилостивилась: она окутала алтарь облаком, бросила под нож жреца вместо девушки жертвенную лань, а Ифигению унесла по воздуху на край земли, в Тавриду, и сделала там своей жрицей.

О судьбе Ифигении в Тавриде Еврипид написал другую трагедию. Но никто из греков не догадывался о случившемся: все были уверены, что Ифигения пала на алтаре.

И мать Ифигении, Клитемнестра, затаила за это смертную ненависть к Агамемнону, своему мужу-детоубийце.

Сколько страшных дел последовало за этим, покажет потом Эсхил в своей “Орестее”.

Вот об этом жертвоприношении Ифигении и написал свою трагедию Еврипид. В ней три героя: сперва Агамемнон, потом Клитемнестра и, наконец, сама Ифигения. Начинается действие разговором Агамемнона со своим верным стариком рабом.

Ночь, тишь, безветрие, но в сердце Агамемнона нет покоя. Хорошо рабу: его дело – послушание; тяжело царю: его дело – решение. В нем борются долг вождя: повести войско к победе – и чувство отца: спасти свою дочь. Сперва долг вождя пересилил:

Он послал в Аргос приказ привезти Ифигению в Авлиду – будто бы для свадьбы с Ахиллом. Теперь пересилило чувство отца: вот письмо с отменой этого приказа, пусть старик как можно скорее доставит его в Аргос к Клитемнестре, а если мать с дочерью уже выехали, пусть остановит их в дороге и вернет назад. Старик уходит в путь, Агамемнон – в свой шатер; всходит солнце.

Читайте также:  Краткое содержание шаффер амадей за 2 минуты пересказ сюжета

Появляется хор местных женщин: они, конечно, ни о чем не знают и в долгой песне искренне прославляют великий задуманный поход, перечисляя вождя за вождем и корабль за кораблем.

Песня хора обрывается неожиданным шумом.

Раб-старик недалеко ушел: при выходе из лагеря его встретил тот, кому эта война нужнее и дороже всего, – царь Менелай; недолго думая, он отнял тайное письмо, прочитал его и теперь осыпает Агамемнона укорами: как, он изменил себе и войску, он приносит общее дело в угоду своим семейным делам – хочет сохранить дочь? Агамемнон вспыхивает: не Менелай ли затеял все это общее дело в угоду собственным семейным делам – чтобы вернуть жену? “Тщеславец! – кричит Менелай, – ты домогся командования и слишком много берешь на себя!” “Безумец! – кричит Агамемнон, – много я беру на себя, но греха на душу не возьму!” И тут – новая пугающая весть: пока братья спорили, никем не предупрежденная Клитемнестра с Ифигенией уже подъехала к лагерю, войско уже знает об этом и шумит о царевниной свадьбе. Агамемнон поникает: он видит, что одному против всех ему не выстоять.

И Менелай поникает: он понимает, что конечный виновник гибели Ифигении – все-таки он. Хор поет песню с любви доброй и недоброй: недоброй была любовь Елены, вызвавшая эту войну.

Въезжают Клитемнестра и Ифигения, сходят с колесницы; почему так печально встречает их Агамемнон? “Царские заботы!” Точно ЛИ Ифигению ожидает свадьба? “Да, ее поведут к алтарю”. А где же свадебная жертва богам? “Ее я и готовлю”. Агамемнон уговаривает Клитемнестру оставить дочь и вернуться в Аргос. “Нет, никогда: я – мать, и на свадьбе я – хозяйка”.

Клитемнестра входит в шатер, Агамемнон идет в лагерь; хор, понимая, что жертвы и войны не миновать, заглушает печаль песней о грядущем падении Трои.

За всем этим остался забыт еще один участник действия – Ахилл. Его именем воспользовались для обмана, не сказавши ему. Сейчас он как ни в чем не бывало подходит к шатру Агамемнона:

Долго ли ждать похода, воины ропщут! Навстречу ему выходит Клитемнестра и приветствует его как будущего зятя. Ахилл в недоумении, Клитемнестра – тоже; нет ли здесь обмана?

И старик раб раскрывает им обман: и умысел против Ифигении, и мучения Агамемнона, и его перехваченное письмо.

Клитемнестра в отчаянии: она с дочерью в ловушке, все войско будет против них, одна надежда – на Ахилла, ведь он обманут так же, как они! “Да, – отвечает Ахилл, – я не потерплю, чтобы царь играл моим именем, как разбойник топором; я воин, я повинуюсь начальнику на благо дела, но отказываюсь от повиновения во имя зла; кто тронет Ифигению, будет иметь дело со мной!” Хор поет песню в честь Ахилла, поминает счастливую свадьбу его отца с морской богиней Фетидой – такую непохожую на нынешнюю кровавую свадьбу Ифигении.

Ахилл ушел к своим воинам; вместо него возвращается Агамемнон: “Алтарь готов, пора для жертвоприношенья” – и видит, что его жена и дочь уже все знают. “Ты готовишь в жертву дочь? – спрашивает Клитемнестра.

– Ты будешь молиться о счастливом пути? и о счастливом возврате? ко мне, у которой ты отнимаешь невинную дочь за распутницу Елену? к ее сестрам и брату, которые будут шарахаться от твоих кровавых рук? и даже не побоишься правой мести?” – “Пожалей, отец, – заклинает Ифигения, – жить так радостно, а умирать так страшно!” – “Что страшно и что не страшно, я знаю сам, – отвечает Агамемнон, – но вот в оружии стоит вся Греция, чтобы чужеземцы не позорили ее жен, и для нее мне не жаль ни своей крови, ни твоей”. Он поворачивается и уходит; Ифигения жалобной песней оплакивает свою судьбу, но слова отца запали ей в душу.

Возвращается Ахилл: воины уже знают все, весь лагерь кипит и требует царевну в жертву, но он, Ахилл, будет ее защищать хотя бы один против всех. “Не нужно! – выпрямляется вдруг Ифигения.

– Не обнажайте мечей Друг на друга – сберегите их против чужеземцев.

Если речь идет о судьбе и чести всей Греции – пусть я буду ее спасительницей! Правда сильнее смерти – я умру за правду; а мужи и жены Греции почтят меня славой”.

Ахилл в восхищении, Клитемнестра в отчаянии, Ифигения запевает ликующую песнь во славу кровожадной Артемиды и под эти звуки идет на смерть.

Здесь обрывается трагедия Еврипида. Дальше следовала концовка – в вышине появлялась Артемида и возвещала страждущей Клитемнестре, что дочь ее будет спасена, а под ножом погибнет лань.

Потом приходил вестник и рассказывал Клитемнестре, что он видел, когда совершалось жертвоприношение: чин обряда, муки Агамемнона, последние слова Ифигении, удар жреца, облако над алтарем и ветер, вздувший наконец паруса греческих кораблей.

Но эта концовка сохранилась только в поздней переделке; как откликалась на это Клитемнестра, как зарождалась в ее сердце роковая мысль о мести мужу, мы не знаем.

Источник: https://goldsoch.info/kratkoe-soderzhanie-ifigeniya-v-avlide-evripid/

Еврипид — Ифигения в Авлиде

Трагедия была написана в Македонии в конце жизни Еврипида и поставлена в Афинах посмертно.Миф о том, как Артемида потребовала с отправляющихся в Троянский поход греков выкупа за попутный ветер – дочь Агамемнона, Ифигению – уже использовался в не дошедших до нас трагедиях Эсхила и Софокла.

Еврипид не объясняет, почему богиня потребовала неслыханного дара (греки не приносили человеческих жертв); Эсхил рассказывает о дурной примете – орлах, растерзавших беременную зайчиху. Существует и версия, согласно которой Агамемнон убил лань в священной роще Артемиды и был наказан за это.

Подмена жертвы на алтаре ланью и превращение Ифигении либо в бессмертную спутницу Артемиды, либо в ее жрицу – очень древний мотив. Еврипид разрабатывает его в «Ифигении в Тавриде».

  • Агамемнон
  • Старик
  • Хор халкидских женщин
  • Менелай
  • Вестник
  • Клитемнестра
  • Ифигения
  • Ахилл
  • Действие происходит в стане ахейцев под Авлидой.
  • [1]

Агамемнон

Выходи из шатра на поляну, старик;Ты мне нужен.

Старик(за сценой)

Иду. В чем же замысел твой,Агамемнон-отец?

АгамемнонСтарик

Я спешу.Моя старость, владыка, – бессонный покой,А глаза у нее, что два сторожа, бдят.

Агамемнон

Этот яркий пловец… Как зовешь ты его?

Старик

Это – Сириус, царь; под седьмицей ПлеядОн плывет; половинный лишь пройден им путь.

Агамемнон

И кругом – тишина: не проснулись грачи[2],Не шелохнется море; могучий Еврип[3]Точно скован воздушным молчаньем.

Старик

Но зачем же ты сам о палатке забыл,Агамемнон-владыка? В Авлиде покой;На стенах даже стража недвижно стоит.Не вернуться ль в шатер?[4]

Агамемнон

Как ты счастлив, старик!Как завидны мне все, что в безвестности векСвой исполнить могли! А на славы верхах —О, не стал бы я этих людей величать!

Старик

Но не там ли всей жизни найдешь красоту?

Агамемнон

Да, найдешь; да надолго ль? Приманка сладка,А откусишь – претит. Оскорбленный ли богНаше счастье разрушит, иль прихоть людейЕго злобно на клочья истреплет…

Старик

Недостойное слово промолвил ты, царь!Иль ты мнил, на бессменное счастье тебя,Агамемнон, родил повелитель Атрей?Боги смертнорожденному в долю даютЛишь с печалями счастье; и рад ли, не рад —Но ты должен веление божье терпеть.

Ты ж, светильника блеском шатер озарив,Покрывал письменами скрижаль[5]… у тебяИ поныне в руках она; пишешь слова —И стираешь опять; вот печатью скрепил —Глядь, уж сорвана вновь она, оземь доскуТы бросаешь, и слезы текут из очей.Уж порой мне казалось, безумец сидитПредо мною в шатре.

Что терзает тебя?Что случилось с тобой, государь? О, скажиМне доверия слово: я верен тебе.Ведь недаром же в брачное вено меняВ твой чертог снарядил повелитель ТиндарПровожатым почтенным невесты!

Агамемнон

Трех дочерей на свет явила Леда[6]:Звалася Фебой первая из них,Жена моя, вторая, Клитемнестрой,И младшая Еленой.

ЖениховПрославленных в Элладе и могучихЕе краса манила, и враждыЗажглось меж ними пламя: уж носилисьКровавые угрозы по устам,Суля ее избраннику расправу…Уж голову старик Тиндар терял,Ее отец, колеблясь, выдавать ли,Иль лучше дочь совсем не выдавать, —И вдруг его решенье осеняет —И юношам он молвит: “Женихи,Клянитесь мне, соединив десницыИ пепел жертв обильно оросив,Спасать от бед избранника невесты,И если кто, будь варвар то иль грек,Столкнув его с Елениного ложа,Тиндара дочь в свой город увезет, —Клянитесь мне разрушить стены вражьи”,Так царь Тиндар, опутав жениховИ клятвою связав их, дочке отдал:“Любого, дочь, ты выберешь – плыви,Куда влечет Киприды дуновенье”.Был выбором отмечен Менелай.О, горе нам!.. Но годы шли… Фригиец,Решивший спор богинь[7] – так говоритПредание, в Лакедемон приехал:Цветами на одеждах ослепив,Весь золотом увешанный, как варвар,С царицею влюбленный ПриамидВлюбленною уплыл к родимой Иде[8],Пока по свету ездил Менелай…Но вот домой вернулся царь: язвимыйЛюбовью и обидою, он шлетВо все края Эллады, чтоб о клятвеПрипомнили ахейцы… На призывВоздвиглись копья мигом и немедляСреди щитов блестящих женихиПод парусом, на бранных колесницах,Близ тесных вод авлидских собралисьИ стали лагерем. А мне начальствоПоручено по выбору… Еще бы,Ведь Менелай мне брат. О, эту честь,А с ней и жезл охотно бы я отдал!Окончены все сборы, и давноК отплытию готов наш флот, да ветраБог не дает… И вот Калхант-вещунСредь воинов, безвременьем томимых,Изрек, что царь и вождь АгамемнонДочь Ифигению, свое рожденье, долженНа алтаре богини заколоть,Царицы гладей этих. “Если, молвил,Заколете девицу, будет вамИ плаванье счастливое, и городВы вражеский разрушите, а нет —Так ничего не сбудется”. Об этомПророчестве узнав, оповеститьЧерез Талфибия-герольда приказал яДружины наши известить, что дочьЯ никогда зарезать не отважусь.Увы! Зачем меня речами братСумел склонить на злое дерзновенье?Вот на таком же складне написав,Безумное я отдал приказаньеЖене, чтобы сюда прислала дочь:Мол, Ахиллес ей руку предлагает…А к тем словам добавил, что геройНе хочет с нами разделить похода,Коль в жены Ифигению емуЯ не отдам и ложа не разделитВо Фтии с ним царица… Я в письмеПеред женою лгал, блестящим бракомЕе прельстить желая… И об этомЗдесь знают только трое: МенелайДа Одиссей с Калхантом. О, решеньеПозорное отброшено, – теперьКак следует я все списал на этуДощечку, и сегодня ты, старик,Меня как раз за этим ночью видел,Когда печать срывал я и лепил.Иди, старик, с моим посланьем в Аргос;А чтоб ты знал, какую весть несешь,Я верному слуге жены и домаЕе сейчас словами передам…

Старик

Читайте также:  Краткое содержание диккенс тайна эдвина друда за 2 минуты пересказ сюжета

Объясни же мне речью посланье твое,Чтобы с записью вровень вещал мой язык.

Агамемнон

“Чадо Леды, тебе мой приказ,А что раньше прочла – позабудь!..На глубокую заводь ЕвбеиДеву-дочь, царица, не шлиК бесприбойным, авлидским брегам…Брачный факел ее сбережемМы до лучших дней, Тиндарида…”

Старик

А что будет с Ахиллом? Не стерпит гордец,Что лишился невесты он: пламенный гневНа тебя он воздвигнет и Ледину дочь, —Он опасен; скажи, ты подумал о нем?

Агамемнон

Ничего он не знает; лишь имя его,Не спросясь, я использовал. Всуе нарекЖенихом я Пелида, и деву емуДля любовных объятий вотще посулил:Его слуха та весть не коснулась.

Старик

Как? Ты сына богини нарек женихом,Чтоб невесту отправить под нож, на алтарь?Дерзновенна же мысль, Агамемнон, твоя!

Агамемнон

О, безумье меня охватило.Был опутан грехом[9] мой рассудок!Но спеши, дорогой, и лета позабудьНа стопах окрыленных!

СтарикАгамемнон

Не хоти отдохнуть ни в дубравы тени,Ни у струй ручейка: пусть целительный сонНе чарует очей утомленных.

СтарикАгамемнон

На распутиях тыНапрягай свои очи и зорко следи,Не несет ли четверка летучих конейПо дороге повозку, и в ней мою дочьК нашей ставке морской.

СтарикАгамемнон

А коль встретишь царевну вне стен городских,Окруженную свитой, вскочи на возок,У возницы поводья схвати – и назадИх к творению древних киклопов[10] гони!

Старик

Но поверят ли мне твоя дочь, господин,И царица твоя?

Агамемнон

На скрижали печать —Береги ее. В путь! Уж белеет восток.Недалеко заря и ретивый огоньСкакунов Гелиоса. Старик, услужи!

Старик уходит.

О, стремления смертных! Никто не блаженДо конца своей жизни, – улыбка боговНенадолго нам светит. Трудись же, борись —Чаши мук не уйдет ни единый.

Уходит в шатер.

На орхестру вступает хор халкидских женщин.

ХорСтрофа I

К вам я, волны авлидские,Волны пенно-соленые,Шла берегами песчаными.И воды Еврипа тесногоМой, рассекая, спешил челнок.Я Халкиды возлюбленнойСтены родные покинула,И Аретусы славной,С гулом морским слитый,Милый шум позабыла.

Видеть ахейцев душа горитРати суровые,Что с АгамемнономЗа ТиндаридоюЦарь ведет златокудрый.Так говорили мне:Дивную с брега Еврота зеленогоПастырь Парис увлек,В дар от Киприды прияв ее.

Возле потока недаром он,Возле жемчужно-росистого,Ей присудил красоты венецВ споре с Палладой и Герою.

Антистрофа I

Рощей девы Латонии[11],Полной жертвокурения,Ноги несли меня быстрые…Но только лагеря пестрогоПламя щитов увидала я,Сбруи медной сверкание, —Краской стыдливости розовойВспыхнули вмиг ланиты.

Там двух Аяксов славных,Над доскою склоненных,Видела жадно следивших яХоды мудреные…Был Паламед при них —Навплия мудрый сын.Мышцы рук напрягая,Диск там Тидид метал.Им Мерион[12] любовался, Аресов сын,Чудо меж смертными.

Там и Лаэртом рожденногоЗрела я скал повелителя;Там и Нирей[13] мне герой предстал,Муж, что красою сияющейРавных не знает меж эллинов.[14]

Эпод

Там и повитый Фетидою,Мудрым Кентавром взлелеянный,Взоры Ахилл пленял,Ветра соперник…Он по каменьям острым,Берегом близ колесницы,В панцире, в тяжких латахМчался, с четверкой споря…Ферета даром внук,Славный Евмел[15] -геройКриком коней бодрил;Тщетно стрекалом онЖег златоуздых пыл.В очи мелькнули мнеДва дышловых коня:Буро-сребристые,Ноги с подпалиной;Но пристяжные два,На поворотах лишьСилой им равные,Даром взметали прах…Вот уж в виду мета, —И окольчуженныйУж обогнал ПелидРуки Евмеловы…Вот он ярмо[16] настиг:Будет с победою…

Строфа II

Полюбилось сосчитатьТьмы ахейских кораблей,Чтоб и восторга и жалости блескомЗагорелся женский взор.Там, где брызжет валВ правое крыло,Там фтиотские ладьиМирмидонский держит вождь.Пятьдесят судов —Пятьдесят богиньИх в изваяньях златых охраняют:То Нереиды, кормы украшенье;Их Ахилла войско чтит.

Антистрофа II

Равные числом стоятРядом Аргоса ладьи,Правят прекрасными сын МекистеяИ Сфенел, ретивый вождь.Шестьдесят затемИз Афин привелСильного Тесея сын.Их не трудно распознать:Ведь на всех зарейЗолотой горитЛик вдохновенный Паллады могучей;Грозно она колесницей крылатойПравит, ясный знак пловцам.

Строфа III

Беотян затем снаряженье морскоеУвидели мы: пятьдесят легкокрылыхСудов колышет волн прибой.На них сверкает Кадм;Поверженного змеяПятой смиряет он.А правит бесстрашною ратью плавучейЗемлей рожденный[17] царь Леит.Такой же силы вождьЗа ними держит след —Аякс, повелитель фокейцев и локров,Покинув Фроний, стольный град.

Антистрофа III

А далее златом обильных МикенКрасуются струги; их сто собралося,И вождь им всем – Атрея сын.Но там же и Адраст[18] —А друг он верный другу;Грозит беглянке он,Что бросила дом ради варварской свадьбы,Напомнить эллинский закон.Вблизи пилосский царьВзор, Нестор[19], наш пленил;Знак турокопытный ладьи его красит —Алфей, реки родимой бог.

Эпод

Рядом стоят – дюжина всех —Смелых суда энианов;В бой их ведет витязь Гуней.Далее – дети Элиды,Их же эпейцами кличет народ,Бранная сила Еврита.Далее беловесельных мужейС Тафа Мегет направляет.Имя отца хочет герой,Старца Филея, прославить:Ради него цепь ЭхинадБросил, пловцам недоступных.

В левом крыле гордый Аякс,Витязь стоит саламинский;Правому он близкий сосед,Чуть не сплелись кораблями.Только двенадцать ведет он судов —Да, но ловчее не встретишь.Вот наша сила. Пусть сцепится враг,Вмиг о возврате забудет.

Сами суда видели мы;Про остальное поведалДома народ; память хранимВести и зрелища свято.

Источник: https://mybrary.ru/books/poetry-/dramaturgy/246611-evripid-ifigeniya-v-avlide.html

Краткое содержание трагедии Еврипида «Ифигения в Авлиде» — Помощник для школьников Спринт-Олимпиады

др.-греч. Εὐριπίδης. Ἰφιγένεια ἐν ΑὐλίδιКраткое содержание трагедии

Читается за 8 минут, оригинал — 1,5 ч

Начиналась Троянская война. Троянский царевич Парис обольстил и похитил Елену, жену спартанского царя Менелая.

Греки собрались на них огромным войском, во главе его встал аргосский царь Агамемнон, брат Менелая и муж Клитемнестры — сестры Елены. Войско стояло в Авлиде — на греческом берегу, обращённом к Трое.

Но отплыть оно не могло — богиня этих мест Артемида, охотница и покровительница рожениц, наслала на греков безветрие или даже противные ветры.

Почему Артемида это сделала — рассказывали по-разному. Может быть, она просто хотела защитить Трою, которой покровительствовал ее брат Аполлон.

Может быть, Агамемнон, на досуге развлекаясь охотою, одной стрелою поразил лань и не в меру гордо воскликнул, что сама Артемида не ударила бы метче, — а это было оскорблением богине.

А может быть, случилось знаменье: два орла схватили и растерзали беременную зайчиху, и гадатель сказал: это значит — два царя возьмут Трою, полную сокровищ, но им не миновать гнева Артемиды, покровительницы беременных и рожениц. Артемиду нужно умилостивить.

Как умилостивить Артемиду — об этом рассказ был только один. Гадатель сказал: богиня требует себе человеческой жертвы — пусть на алтаре будет зарезана родная дочь Агамемнона и Клитемнестры, красавица Ифигения.

Человеческие жертвы в Греции давно уже были не в обычае; а такая жертва, чтобы отец принёс в жертву дочь, была делом совсем неслыханным. И все-таки жертву принесли. За Ифигенией послали гонцов: пусть ее привезут в греческий стан, царь Агамемнон хочет выдать ее замуж за лучшего греческого героя — Ахилла.

Ифигению привезли, но вместо свадьбы ее ждала смерть: ее связали, завязали ей рот, чтобы крики ее не мешали обряду, понесли к алтарю, жрец занёс над нею нож… Но здесь богиня Артемида смилостивилась: она окутала алтарь облаком, бросила под нож жреца вместо девушки жертвенную лань, а Ифигению унесла по воздуху на край земли, в Тавриду, и сделала там своей жрицей. О судьбе Ифигении в Тавриде Еврипид написал другую трагедию. Но никто из греков не догадывался о случившемся: все были уверены, что Ифигения пала на алтаре. И мать Ифигении, Клитемнестра, затаила за это смертную ненависть к Агамемнону, своему мужу-детоубийце. Сколько страшных дел последовало за этим, покажет потом Эсхил в своей «Орестее».

Вот об этом жертвоприношении Ифигении и написал свою трагедию Еврипид. В ней три героя: сперва Агамемнон, потом Клитемнестра и, наконец, сама Ифигения. Начинается действие разговором Агамемнона со своим верным стариком рабом.

Ночь, тишь, безветрие, но в сердце Агамемнона нет покоя. Хорошо рабу: его дело — послушание; тяжело царю: его дело — решение. В нем борются долг вождя: повести войско к победе — и чувство отца: спасти свою дочь.

Сперва долг вождя пересилил:

он послал в Аргос приказ привезти Ифигению в Авлиду — будто бы для свадьбы с Ахиллом.

Теперь пересилило чувство отца: вот письмо с отменой этого приказа, пусть старик как можно скорее доставит его в Аргос к Клитемнестре, а если мать с дочерью уже выехали, пусть остановит их в дороге и вернёт назад.

Старик уходит в путь, Агамемнон — в свой шатёр; всходит солнце. Появляется хор местных женщин: они, конечно, ни о чем не знают и в долгой песне искренне прославляют великий задуманный поход, перечисляя вождя за вождём и корабль за кораблём.

Песня хора обрывается неожиданным шумом.

Раб-старик недалеко ушёл: при выходе из лагеря его встретил тот, кому эта война нужнее и дороже всего, — царь Менелай; недолго думая, он отнял тайное письмо, прочитал его и теперь осыпает Агамемнона укорами: как, он изменил себе и войску, он приносит общее дело в угоду своим семейным делам — хочет сохранить дочь? Агамемнон вспыхивает: не Менелай ли затеял все это общее дело в угоду собственным семейным делам — чтобы вернуть жену? «Тщеславец! — кричит Менелай, — ты домогся командования и слишком много берёшь на себя!» «Безумец! — кричит Агамемнон, — много я беру на себя, но греха на душу не возьму!» И тут — новая пугающая весть: пока братья спорили, никем не предупреждённая Клитемнестра с Ифигенией уже подъехала к лагерю, войско уже знает об этом и шумит о царевниной свадьбе. Агамемнон поникает: он видит, что одному против всех ему не выстоять. И Менелай поникает: он понимает, что конечный виновник гибели Ифигении — все-таки он. Хор поёт песню с любви доброй и недоброй: недоброй была любовь Елены, вызвавшая эту войну.

Въезжают Клитемнестра и Ифигения, сходят с колесницы; почему так печально встречает их Агамемнон? «Царские заботы!» Точно ЛИ Ифигению ожидает свадьба? «Да, ее поведут к алтарю». А где же свадебная жертва богам? «Ее я и готовлю».

Агамемнон уговаривает Клитемнестру оставить дочь и вернуться в Аргос. «Нет, никогда: я — мать, и на свадьбе я — хозяйка».

Клитемнестра входит в шатёр, Агамемнон идёт в лагерь; хор, понимая, что жертвы и войны не миновать, заглушает печаль песней о грядущем падении Трои.

За всем этим остался забыт ещё один участник действия — Ахилл. Его именем воспользовались для обмана, не сказавши ему. Сейчас он как ни в чем не бывало подходит к шатру Агамемнона:

долго ли ждать похода, воины ропщут! Навстречу ему выходит Клитемнестра и приветствует его как будущего зятя.

Ахилл в недоумении, Клитемнестра — тоже; нет ли здесь обмана? И старик раб раскрывает им обман: и умысел против Ифигении, и мучения Агамемнона, и его перехваченное письмо.

Клитемнестра в отчаянии: она с дочерью в ловушке, все войско будет против них, одна надежда — на Ахилла, ведь он обманут так же, как они! «Да, — отвечает Ахилл, — я не потерплю, чтобы царь играл моим именем, как разбойник топором; я воин, я повинуюсь начальнику на благо дела, но отказываюсь от повиновения во имя зла; кто тронет Ифигению, будет иметь дело со мной!» Хор поёт песню в честь Ахилла, поминает счастливую свадьбу его отца с морской богиней Фетидой — такую непохожую на нынешнюю кровавую свадьбу Ифигении.

Ахилл ушёл к своим воинам; вместо него возвращается Агамемнон: «Алтарь готов, пора для жертвоприношенья» — и видит, что его жена и дочь уже все знают. «Ты готовишь в жертву дочь? — спрашивает Клитемнестра.

 — Ты будешь молиться о счастливом пути? и о счастливом возврате? ко мне, у которой ты отнимаешь невинную дочь за распутницу Елену? к ее сёстрам и брату, которые будут шарахаться от твоих кровавых рук? и даже не побоишься правой мести?» — «Пожалей, отец, — заклинает Ифигения, — жить так радостно, а умирать так страшно!» — «Что страшно и что не страшно, я знаю сам, — отвечает Агамемнон, — но вот в оружии стоит вся Греция, чтобы чужеземцы не позорили ее жён, и для неё мне не жаль ни своей крови, ни твоей». Он поворачивается и уходит; Ифигения жалобной песней оплакивает свою судьбу, но слова отца запали ей в душу.

Возвращается Ахилл: воины уже знают все, весь лагерь кипит и требует царевну в жертву, но он, Ахилл, будет ее защищать хотя бы один против всех. «Не нужно! — выпрямляется вдруг Ифигения. — Не обнажайте мечей Друг на друга — сберегите их против чужеземцев.

Если речь идёт о судьбе и чести всей Греции — пусть я буду ее спасительницей! Правда сильнее смерти — я умру за правду; а мужи и жены Греции почтят меня славой».

Ахилл в восхищении, Клитемнестра в отчаянии, Ифигения запевает ликующую песнь во славу кровожадной Артемиды и под эти звуки идёт на смерть.

Здесь обрывается трагедия Еврипида. Дальше следовала концовка — в вышине появлялась Артемида и возвещала страждущей Клитемнестре, что дочь ее будет спасена, а под ножом погибнет лань.

Потом приходил вестник и рассказывал Клитемнестре, что он видел, когда совершалось жертвоприношение: чин обряда, муки Агамемнона, последние слова Ифигении, удар жреца, облако над алтарём и ветер, вздувший наконец паруса греческих кораблей.

Но эта концовка сохранилась только в поздней переделке; как откликалась на это Клитемнестра, как зарождалась в ее сердце роковая мысль о мести мужу, мы не знаем.

ПредыдущаяСледующая

Источник: https://Sprint-Olympic.ru/uroki/literatura/pereskazy/49914-kratkoe-soderzhanie-tragedii-evripida-ifigenija-v-avlide.html

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector