Краткое содержание кант критика чистого разума за 2 минуты пересказ сюжета

Данное произведение относится к ключевым работам, которые входят в число философии. Все идеи, которые выдвигает философ касаются теории познания.

Автор ставит перед собой задачу, он хочет познать и понять ценности, которые были бы уместны для всех. Первое, на чем Иммануил делает акцент – личностная свобода.

В произведении философ поднимает вопросы аналитики, которые имеют отношению к способности чисто мыслить, касается диалектики. Далее описывает свой собственный метод.

Для Канта познания воспринимаются, как нечто родственное для деятельности. В познании идут определенные процессы, которые подчиняются каким-либо законам. Далее, автор пытается найти ответ на вопрос, касающийся истинного знания.

Иммануил начинает анализировать структуру субъекта. Теоретическая философия основывается на законах разума личности. Познавательная деятельность тоже относится сюда.

Далее автор использует такой термин, как трансцендентальный, который означает выход за границы невозможного.

Известный философ делит трансцендентальную логику на два типа:

Первое учение касается рассудка, второе – разума.

Книга критикует различные замыслы. Это было еще до возникновения метафизики. Данная критика отвечала на следующие популярные вопросы: вопросы, касающиеся возникновения математики, естествознания, которое именовалось чистым. Следующий вопрос заключался в восприятии метафизики как науки.

Иммануил убежден, что предмет познается только в связи с объектом, связанным с чувственным наблюдением, то есть как явление. Предмет отдельно от этих фактов познать невозможно.

Теперь философ начинает рассматривать предмет, как нечто непознаваемое, то есть вещь в себе. К ним относятся феномены. Сознание в состояние их обработать. Ноумены – это то, о чем можно только размышлять. Примером является Бог.

Далее, автор выделяет базовые умения личности. К ним относят: разум, чувственное восприятие и рассудок.

Рассудок обладает способностью обходиться без чувств. Он опирается на опыт. Иммануил утверждает, что рассудок требует понятия. Они помогают ему упорядочить полученный материал по нужным категориям.

Опыт приобретается посредством четырех путей, к которым относят: качество и количество, отношение и модальность.

К идеям чистого разума философ относит следующее: теологию, психологию и космологию.

Дело в том, что действительность не соединяется с идеями разума. По этой причине при желании сопрячь из происходит антиномия.

Критика поднимает самые актуальные вопросы философии, которые касаются души и ее бессмертия. Далее, очень важна волевая свобода и попытка познать Бога.

← Каин и Авель
← Рылеев — Смерть Ермака↑ РазныеГаббе — Город Мастеров, или Сказка о двух горбунах →
Алексеев — История крепостного мальчика →

Краткое содержание Кант Критика чистого разума за 2 минуты пересказ сюжета

  • Русские соболя — краткое содержание рассказа О. Генри
    Главный герой рассказа – Малыш Брэди – всегда был одним из самых сильных и удачливых членов банды «Дымовая труба». Но теперь с прошлым покончено: он выходит из банды, уступая мольбам и просьбам своей подружки Молли Мак-Кивер
  • Семья Тибо — краткое содержание романа Гара
    События романа развиваются в начале 20 века. Мальчики, Жак Тибо и Даниэль де Фонтанен, одноклассники, их связывает нежная дружба, они пишут друг другу записки и обмениваются ими. Жак ведёт дневник, в котором записывает свои события и мысли.
  • Эмиль, или О воспитании — краткое содержание книгиРуссо
    Произведение является романом-трактатом, представляющим собой педагогическое сочинение, основной тематикой которого становятся проблемы воспитания.
  • Вверх по лестнице, ведущей вниз — краткое содержание романа Кауфман
    Молодая учительница английского языка и литературы Сильвия Баррет начинает свой первый рабочий день в школе. С самого начала урока дети ведут себя невыносимо. Мест в классе не хватает для всех учеников

Источник: https://sochinimka.ru/kratkoe-soderzhanie/pereskaz/kritika-chistogo-razuma-kniga

Иммануил Кант — Критика чистого разума

Иммануил Кант (1724–1804)

Критика чистого разума (1781 — первое издание, 1787 — второе)

Предисловие ко второму изданию

Разрабатываются ли знания, которыми оперирует разум, на верном пути науки или нет, можно легко установить по результатам.

Если эта разработка после тщательной подготовки и оснащения оказывается в тупике, как только дело доходит до цели, или для достижения этой цели вынуждена не раз возвращаться назад и пролагать новые пути и если невозможно добиться единодушия различных исследователей в вопросе о том, как осуществить общую цель, — то после всего этого можно с уверенностью сказать, что подобное изучение ни в коей мере не вступило еще на верный путь науки, а действует лишь ощупью. Поэтому было бы заслугой перед разумом найти по возможности такой путь, если даже при этом пришлось бы отбросить как нечто бесполезное кое-что из того, что содержалось в необдуманно поставленной раньше цели.

Что логика уже с древнейших времен пошла этим верным путем, видно из того, что со времени Аристотеля ей не приходилось делать ни шага назад, если не считать улучшением устранение некоторых ненужных тонкостей и более ясное изложение, относящиеся скорее к изящности, нежели к достоверности, науки.

Примечательно в ней также и то, что она до сих пор не могла сделать ни шага вперед и, судя по всему, она кажется наукой вполне законченной и завершенной.

В самом деле, некоторые новейшие исследователи предполагали расширить логику тем, что включали в нее то психологические разделы о различных познавательных способностях (воображении, остроумии), то метафизические разделы о происхождении познания или о различных видах достоверности в зависимости от объекта (идеализм, скептицизм и т.д.

), то антропологические разделы о предрассудках (о причинах их возникновения и средствах против них). Однако такие попытки объясняются незнанием истинной природы этой науки. Смешение границ различных наук ведет не к расширению этих наук, а к искажению их.

Границы же логики совершенно точно определяются тем, что она есть наука, обстоятельно излагающая и строго доказывающая одни только формальные правила всякого мышления (безразлично, априорное оно или эмпирическое, безразлично, каковы его происхождение и предмет и встречает ли оно случайные или естественные препятствия в нашей душе [Gemut]).

Своими успехами логика обязана определенности своих границ, благодаря которой она вправе и даже должна отвлечься от всех объектов познания и различий между ними; следовательно, в ней рассудок имеет дело только с самим собой и со своей формой.

Конечно, значительно труднее было разуму прокладывать верный путь науки, коль скоро он имеет дело не только с самим собой, но и с объектами.

Именно поэтому логика как пропедевтика составляет как бы только преддверие науки, и когда речь идет о знаниях, то логика, правда, предполагается для суждения о них, но для их приобретения следует обращаться собственно к наукам об объектах.

Поскольку в этих науках должен быть разум, то кое-что в них должно быть познано a priori, и поэтому познание разумом может относиться к своему предмету двояко, а именно: либо просто определять этот предмет и его понятие (которое должно быть дано другим путем), либо сделать его действительным. Первое означает теоретическое, а второе — практическое познание разумом. И в той и в другой сфере следует предварительно изложить, как бы ни был велик или мал объем, раздел чистого знания, т.е. тот раздел, в котором разум определяет свой предмет целиком a priori, и не смешивать с этим то, что получается из других источников. Плохо то хозяйство, в котором деньги расходуются безотчетно, так что впоследствии, когда хозяйство окажется в состоянии застоя, уже не будет возможности определить, какая часть доходов может покрыть расходы и какую часть расходов следует сократить.

Математика и физика — это две теоретические области познания разумом, которые должны определять свои объекты a priori, первая совершенно чисто, а вторая чисто по крайней мере отчасти, а далее — также по данным иных, чем разум, источников познания.

С самых ранних времен, до которых простирается история человеческого разума, математика пошла верным путем науки у достойных удивления древних греков.

Однако не следует думать, что математика так же легко нашла или, вернее, создала себе этот царский путь, как логика, в которой разум имеет дело только с самим собой; наоборот, я полагаю, что она долго действовала ощупью (особенно у древних египтян), и перемена, равносильная революции, произошла в математике благодаря чьей-то счастливой догадке, после чего уже нельзя было не видеть необходимого направления, а верный путь науки был проложен и предначертан на все времена и в бесконечную даль. Для нас не сохранилась история этой революции в способе мышления, гораздо более важной, чем открытие пути вокруг знаменитого мыса, не сохранилось также имя счастливца, произведшего эту революцию. Однако легенда, переданная нам Диогеном Лаэртским, сообщающим имя мнимого изобретателя ничтожных, по общему мнению даже не требующих доказательства, элементов геометрических демонстраций, показывает, что воспоминание о переменах, вызванных первыми признаками открытия этого нового пути, казалось чрезвычайно важным в глазах математиков и потому оставило неизгладимый след в их сознании. Но свет открылся тому, кто впервые доказал теорему о равнобедренном треугольнике (безразлично, был ли это Фалес или кто-то другой); он понял, что его задача состоит не в исследовании того, что он усматривал в фигуре или в одном лишь ее понятии, как бы прочитывая в ней ее свойства, а в том, чтобы создать фигуру посредством того, что он сам a priori, сообразно понятиям мысленно вложил в нее и показал (путем построения). Он понял, что иметь о чем-то верное априорное знание он может лишь в том случае, если приписывает вещи только то, что необходимо следует из вложенного в нее им самим сообразно его понятию.

Естествознание гораздо позднее попало на столбовую дорогу науки.

Только полтора столетия тому назад предложение проницательного Бэкона Веруламского было отчасти причиной открытия [этого пути], а отчасти толчком, подвинувшим естествознание вперед, так как следы его уже были найдены; это также можно объяснить только быстро совершившейся революцией в способе мышления. Я буду иметь здесь в виду естествознание только постольку, поскольку оно основывается на эмпирических принципах.

Ясность для всех естествоиспытателей возникла тогда, когда Галилей стал скатывать с наклонной плоскости шары с им самим избранной тяжестью, когда Торричелли заставил воздух поддерживать вес, который, как он заранее предвидел, был равен весу известного ему столба воды, или когда Шталь в еще более позднее время превращал металлы в известь и известь обратно в металлы, что-то выделяя из них и вновь присоединяя к ним[1]. Естествоиспытатели поняли, что разум видит только то, что сам создает по собственному плану, что он с принципами своих суждений должен идти впереди, согласно постоянным законам, и заставлять природу отвечать на его вопросы, а не тащиться у нее словно на поводу, так как в противном случае наблюдения, произведенные случайно, без заранее составленного плана, не будут связаны необходимым законом, между тем как разум ищет такой закон и нуждается в нем. Разум должен подходить к природе, с одной стороны, со своими принципами, лишь сообразно с которыми согласующиеся между собой явления и могут иметь силу законов, и, с другой стороны, с экспериментами, придуманными сообразно этим принципам для того, чтобы черпать из природы знания, но не как школьник, которому учитель подсказывает все, что он хочет, а как судья, заставляющий свидетеля отвечать на предлагаемые им вопросы. Поэтому даже физика обязана столь благоприятной для нее революцией в способе своего мышления исключительно лишь [счастливой] догадке — сообразно с тем, что сам разум вкладывает в природу, искать(а не придумывать) в ней то, чему он должен научиться у нее и чего он сам по себе не познал бы. Тем самым естествознание впервые вступило на верный путь науки после того, как оно в течение многих веков двигалось ощупью.

Конец ознакомительного отрывка Краткое содержание Кант Критика чистого разума за 2 минуты пересказ сюжета Вы можете купить книгу и

Прочитать полностью

Хотите узнать цену? ДА, ХОЧУ

Источник: https://libking.ru/books/sci-/sci-philosophy/141023-immanuil-kant-kritika-chistogo-razuma.html

Что, по Канту, означает «критика чистого разума»?

  • Новосибирский государственный 
    университет экономики и управления
  • Кафедра философии
  • Номер группы: MOO02
  • Наименование специальности: Менеджмент организации
  • Студент: Мустагимбейли Ниджат Руставели оглы
  • Номер зачётной книжки: 100921
  • Учебная дисциплина: Философия
  • Номер варианта контрольной работы: 1
  • Проверил:
  • Год написания: 2012
  • Вариант 1
  • Теоретическое задание 1.

И. Кант. Критика чистого разума.

1. Что, по Канту, 
означает «критика чистого разума»?

Иммануи́л Кант  (1724-1804) — немецкий философ, родоначальник немецкой классической философии, стоящий на грани эпох Просвещения и Романтизма.

Читайте также:  Краткое содержание абрамов алька за 2 минуты пересказ сюжета

«Критика чистого разума» — основополагающий философский труд Иммануила Канта, изданный в 1781 году в Риге.

Наш век есть подлинный 
век критики, которой должно подчиняться 
все. Религия на основе своей святости и законодательство на основе своего величия хотят поставить себя вне этой критики.

Однако в таком случае они справедливо вызывают подозрение и теряют право на искреннее уважение, оказываемое разумом только тому, что может устоять перед его свободным и открытым испытанием.

Такой суд есть не что иное, как критика самого чистого разума.

 Я разумею под этим 
не критику книг и систем, а 
критику способности разума вообще 
в отношении всех знаний, к 
которым он может стремиться 
независимо от всякого опыта, 
стало быть, решение вопроса о 
возможности или невозможности 
метафизики вообще и определение 
источников, а также объема и 
границ метафизики на основании 
принципов.

2. Как Кант предлагает 
решить проблему соотношения 
предметов знания с самим познанием? Почему это решение он сравнивает с открытием Коперника?

До сих пор считали, что всякие наши знания должны сообразоваться с предметами. При этом, однако, кончались 
неудачей все попытки через понятия 
что-то априорно установить относительно предметов, что расширяло бы наше знание о них.

Поэтому следовало 
бы попытаться выяснить, не разрешим ли мы задачи метафизики более успешно, если будем исходить из предположения, что предметы должны сообразоваться с нашим познанием, а это лучше 
согласуется с требованием возможности 
априорного знания о них, которое 
должно установить нечто о предметах 
раньше, чем они нам даны. Здесь 
повторяется то же, что с первоначальной мыслью Коперника: когда оказалось, что гипотеза о вращении всех звезд 
вокруг наблюдателя недостаточно хорошо объясняет движения небесных тел, то он попытался установить, не достигнет 
ли он большего успеха, если предположить, что движется наблюдатель, а звезды находятся в состоянии покоя. Подобную же попытку можно предпринять 
в метафизике, когда речь идет о 
созерцании предметов. Если бы созерцания должны были согласоваться со свойствами предметов, то мне непонятно, каким 
образом можно было бы знать что 
либо a priori об этих свойствах; наоборот, если предметы (как объекты чувств) согласуются с нашей способностью к созерцанию, то я вполне представляю себе возможность априорного знания.

3. Что Кант считает 
«скандалом для философии и 
общественного разума»? 

« Как бы ни считали идеализм опасным для основных целей метафизики (хотя в действительности это не так), нельзя не признать скандалом 
для философии и общечеловеческого 
разума необходимость принимать 
лишь на веру существование вещей 
вне нас (от которых мы ведь получаем весь материал знания даже для нашего внутреннего чувства) и невозможность 
противопоставить какое бы то ни было удовлетворительное доказательство этого 
существования, если бы кто-нибудь вздумал подвергнуть его сомнению.

4. Что такое «априорные 
знания»? Каким знаниям, по 
Канту, они противопоставлены? 

Поэтому возникает по крайней мере вопрос, который требует более тщательного исследования и не может быть решен сразу: существует ли такое независимое от опыта и даже от всех чувственных впечатлений познание? Такие знания называются априорными, их отличают от эмпирических знаний, которые имеют апостериорный источник, а именно в опыте.

Однако термин еще недостаточно определен, чтобы надлежащим образом обозначить весь смысл поставленного вопроса.

В самом деле, обычно относительно некоторых знаний, выведенных из эмпирических источников, говорят, что мы способны или причастны к ним a priori потому, что мы выводим их не непосредственно из опыта, а из общего правила, которое, однако, само заимствовано нами из опыта.

Так, о человеке, который подрыл фундамент своего дома, говорят: он мог a priori знать, что дом обвалится, иными словами, ему незачем было ждать опыта, т. е. когда дом действительно обвалится. Однако знать об этом совершенно он все же не мог. О том, что тела имеют тяжесть и потому падают, когда лишены опоры, он все же должен был раньше узнать из опыта.

Поэтому в дальнейшем исследовании мы будем называть априорными знания, безусловно независимые от всякого опыта, а не независимые от того или иного опыта. Им противоположны эмпирические знания, или знания, возможные только a posteriori, т. е. посредством опыта. В свою очередь из априорных знаний чистыми называются те знания, к которым совершенно не примешивается ничто эмпирическое.

Так, например, положение 
всякое изменение имеет свою причину есть положение априорное, но не чистое, так как понятие изменения может быть получено только из опыта.

5. Какие основные 
признаки априорного знания Кант 
выделяет?

Мы обладаем некоторыми априорными знаниями, и даже обыденный рассудок никогда не обходится без них. Речь идет о признаке, по которому мы можем с уверенностью отличить чистое знание от эмпирического. Хотя мы из опыта и узнаем, что объект обладает теми или иными свойствами, но мы не узнаем при этом, что он не может быть иным.

Поэтому, во-первых, если имеется положение, которое мыслится вместе с его необходимостью, то это априорное суждение; если к тому же это положение выведено исключительно из таких, которые сами в свою очередь необходимы, то оно безусловно априорное положение.

Во-вторых, опыт никогда не дает своим суждениям истинной или строгой всеобщности, он сообщает им только условную и сравнительную всеобщность (посредством индукции), так что это должно, собственно, означать следующее: насколько нам до сих пор известно, исключений из того или иного правила не встречается. Следовательно, если какое-нибудь суждение мыслится как строго всеобщее, т. е.

так, что не допускается возможность исключения, то оно не выведено из опыта, а есть безусловно априорное суждение. Стало быть, эмпирическая всеобщность есть липа произвольное повышение значимости суждения с той степени, когда оно имеет силу для большинства случаев, на ту степень, когда оно имеет силу для всех случаев, как, например, в положении все тела имеют тяжесть.

Наоборот, там, где строгая всеобщность принадлежит суждению по существу, она указывает на особый познавательный источник суждения, а именно на способность к априорному знанию. Итак, необходимость и строгая всеобщность суть верные признаки априорного знания и неразрывно связаны друг с другом.

Однако, пользуясь этими признаками, подчас бывает легче обнаружить случайность суждения, чем эмпирическую ограниченность его, а иногда, наоборот, более ясной бывает неограниченная всеобщность, приписываемая нами суждению, чем необходимость его; поэтому полезно применять отдельно друг от друга эти критерии, из которых каждый безошибочен сам по себе.

6. Каковы основные 
различия аналитических и синтетических 
суждений, их роль в познании?

Во всех суждениях, в которых мыслится отношение 
субъекта к предикату (я имею в 
виду только утвердительные суждения, так как вслед за ними применить 
сказанное к отрицательным суждениям 
нетрудно), это отношение может 
быть двояким. Или предикат В принадлежит субъекту А как нечто содержащееся (в скрытом виде) в этом понятии А, или же В целиком находится вне понятия А, хотя и связано с ним. В первом случае я называю суждение аналитическим, а во втором — синтетическим. Следовательно, аналитические — это те (утвердительные) суждения, в которых связь предиката с субъектом мыслится через тождество, а те суждения, в которых эта связь мыслится без тождества, должны называться синтетическими. Первые можно было бы назвать поясняющими, а вторые -расширяющими суждениями, так как первые через свой предикат ничего не добавляют к понятию субъекта, а только делят его путем расчленения на подчиненные ему понятия, которые уже мыслились в нем (хотя и смутно), между тем как синтетические суждения присоединяют к понятию субъекта предикат, который вовсе не мыслился в нем и не мог бы быть извлечен из него никаким расчленением. Например, если я говорю все тела протяженны, то это суждение аналитическое. В самом деле, мне незачем выходить за пределы понятия, которое я сочетаю со словом тело, чтобы признать, что протяжение связано с ним, мне нужно только расчленить это понятие, т.е. осознать всегда мыслимое в нем многообразное, чтобы найти в нем этот предикат. Следовательно, это — аналитическое суждение. Если же я говорю все тела имеют тяжесть, то этот предикат есть нечто иное, чем то, что я мыслю в простом понятии тела вообще. Следовательно, присоединение такого предиката дает синтетическое суждение.

Конечная 
цель всего нашего спекулятивного априорного знания зиждется именно на таких синтетических, т.е. расширяющих знание, основоположениях, тогда как аналитические суждения, хотя они и в высшей степени важны и необходимы, но лишь для того, чтобы приобрести отчетливость понятий, требующуюся для достоверного и широкого синтеза, а не для того, чтобы приобрести нечто действительно новое

7. Почему Кант 
считает «все математические 
суждения синтетическими»? Примеры 
Канта

Все математические суждения синтетические. Это положение до сих пор, по-видимому, ускользало от внимания аналитиков человеческого 
разума; более того, оно прямо 
противоположно всем их предположениям, хотя оно, бесспорно, достоверно и очень 
важно для дальнейшего исследования.

На первый раз может 
показаться, что положение 7+5=12 чисто аналитическое суждение, вытекающее по закону противоречия из понятия суммы семи и пяти. Однако, присматриваясь ближе, мы находим, что понятие суммы 7 и 5 содержит в себе только соединение этих двух чисел в одно и от этого вовсе не мыслится, каково то число, которое охватывает оба слагаемых.

Понятие двенадцати отнюдь еще не мыслится от того, что я мыслю соединение семи и пяти; и сколько бы я ни расчленял свое понятие такой возможной суммы, я не найду в нем числа 12.

Для этого необходимо выйти за пределы этих понятий, прибегая к помощи созерцания, соответствующего одному из них, например своих пяти пальцев или (как это делает Зегнер в своей арифметике) пяти точек, и присоединять постепенно единицы числа 5, данного в созерцании, к понятию семи.

В самом деле, я беру сначала число семь и затем, для получения понятия пяти, прибегая к помощи созерцания пальцев своей руки, присоединяю постепенно к числу 7 с помощью этого образа единицы, ранее взятые для составления числа 5, и, таким образом, вижу, как возникает число 12.

То, что 5 должно было быть присоединено к 7, я, правда, мыслил в понятии суммы = 7+5, но не мыслил того, что эта сумма равна двенадцати. Следовательно, приведенное арифметическое суждение всегда синтетическое. Это становится еще очевиднее, если взять несколько большие числа, так как в этом случае ясно, что, сколько бы мы ни манипулировали своими понятиями, мы никогда не могли бы найти сумму посредством одного лишь расчленения понятий, без помощи созерцаний.

Точно так же ни одно основоположение чистой геометрии не есть аналитическое суждение. Положение прямая линия есть кратчайшее расстояние между двумя точками — синтетическое положение.

В самом деле, мое понятие прямой содержит только качество, по ничего не говорит о количестве. Следовательно, понятие кратчайшего [расстояния] целиком присоединяется к понятию прямой линии извне и никаким расчленением не может быть извлечено из него.

Поэтому здесь необходимо прибегать к помощи созерцания, посредством которого только и возможен синтез.

8. Что составляет, по Канту, истинную задачу чистого 
знания? Что является следствиями 
решения этой задачи?

Мы бы немало выиграли, если бы нам удалось подвести множество 
исследований под формулу одной 
-единственной задачи. Точно определив эту задачу, мы облегчили бы труд не только себе, но и каждому, кто пожелал бы удостовериться, достигли ли мы своей цели или нет.

Истинная же задача чистого разума заключается в следующем вопросе: как возможны априорные синтетические суждения? Метафизика оставалась до сих пор в шатком положении недостоверности и противоречивости исключительно по той причине, что эта задача и, быть может, даже различие между аналитическими и синтетическими суждениями прежде никому не приходили в голову. Прочность или шаткость метафизики зависит от решения этой задачи или от удовлетворительного доказательства того, что в действительности вообще невозможно объяснить эту задачу. Давид Юм, из всех философов ближе всего подошедший к этой задаче, но все же мысливший ее с недостаточной определенностью и всеобщностью и обративший внимание только на синтетическое положение о связи действия со своей причиной (principium causalitatis), пришел к убеждению, что такое положение никак не может быть априорным; согласно его умозаключениям, все, что мы называем метафизикой, сводится к простой иллюзии, ошибочно принимающей за усмотрение разума то, что в действительности заимствовано только из опыта и благодаря привычке приобрело видимость необходимости. К этому утверждению, разрушающему всякую чистую философию, он никогда не пришел бы, если бы задача, поставленная нами, стояла перед его глазами во всей ее всеобщности, так как тогда он заметил бы, что, если согласиться с его доводом, невозможна и чистая математика, без сомнения содержащая в себе априорные синтетические положения, а от такого утверждения его здравый рассудок, конечно, удержал бы его. Решение поставленной выше задачи заключает в себе вместе с тем возможность чистого применения разума при создании и развитии всех наук, содержащих априорное теоретическое знание о предметах, т. е. ответ на вопросы: Как возможна чистая математика? Как возможно чистое естествознание?

9. Что такое «трансцендентальное 
познание»? 

Я называю трансцендентальным всякое познание, занимающееся не столько 
предметами, сколько видами нашего познания предметов, поскольку это 
познание должно быть возможным.

10. Чем, по Канту, 
занимается «трансцендентальная 
эстетка» и чем — «трансцендентальная логика»?

Науку о всех априорных принципах чувственности я называю трансцендентальной эстетикой. Следовательно, должна существовать наука, составляющая первую часть трансцендентального учения о началах, в противоположность науке, содержащей принципы чистого мышления и называемой трансцендентальной логикой

11. Что есть пространство 
и время, по Канту? 

Таким образом, пространство и время суть два источника 
познания, из которых можно a priori почерпнуть различные синтетические знания; блестящим примером этого служит чистая математика, когда дело касается знания о пространстве и его отношениях.

Читайте также:  Краткое содержание успенский гарантийные человечки за 2 минуты пересказ сюжета

Пространство и время, вместе взятые, суть чистые формы всякого чувственного созерцания, и именно благодаря этому возможны априорные синтетические положения.

Однако эти источники априорного познания как раз благодаря этому обстоятельству (благодаря тому, что они лишь условия чувственности) определяют свои границы, а именно касаются предметов, лишь поскольку они рассматриваются как явления, а не показывают, каковы вещи сами по себе.

12. Почему вещи 
сами по себе не доступны 
для познания?

Не только возможно или 
вероятно, но и совершенно несомненно, что пространство и время как необходимые условия всякого (внешнего и внутреннего) опыта суть лишь субъективные условия всякого нашего созерцания, в отношении к которому поэтому все предметы суть только явления, а не данные таким образом вещи сами по себе (fur sich); поэтому о том, что касается формы их, многое можно сказать a priori, но никогда ничего нельзя сказать о вещи в себе, которая могла бы лежать в основе этих явлений. »

13. В чем отличие 
человеческого рассудка от чувственности?

Восприимчивость нашей души, т.е. способность ее получать представления, поскольку она каким-то образом подвергается воздействию, мы будем называть чувственностью; рассудок же есть способность самостоятельно производить представления, т.е. спонтанность познания. Наша природа такова, что созерцания могут быть только чувственными, т.е. содержат в себе лишь способ, каким предметы воздействуют на нас. Способность же мыслить предмет чувственного созерцания есть рассудок. Ни одну из этих способностей нельзя предпочесть другой. Без чувственности ни один предмет не был бы нам дан, а без рассудка ни один нельзя было бы мыслить. Мысли без содержания пусты, созерцания без понятий слепы. Поэтому в одинаковой мере необходимо свои понятия делать чувственными (т.е. присоединять к ним в созерцании предмет), а свои созерцания постигать рассудком (verstandlich zu machen) (т.е. подводить их под понятия). Эти две способности не могут выполнять функции друг друга. Рассудок ничего не может созерцать, а чувства ничего не могут мыслить. Только из соединения их может возникнуть знание. Однако это не дает нам права смешивать долю участия каждого из них; есть все основания тщательно обособлять и отличать одну от другой. Поэтому мы отличаем эстетику, т.е. науку о правилах чувственности вообще, от логики, т.е. науки о правилах рассудка вообще

Источник: https://www.stud24.ru/management/chto-po-kantu-oznachaet-kritika/378056-1200299-page1.html

Читать

Иммануил Кант

Критика чистого разума. Критика практического разума. Критика способности суждения

  • Оригинал-макет подготовлен издательским центром «НОУФАН»
  • nofunpublishing.com
  • [email protected]
  • +7 (903) 215-68-69

© ИП Сирота Э. Л. Текст и оформление, 2018

© Оформление. ООО «Издательство «Э», 2018

* * *

Иммануил Кант (1724–1804)

Вопросы, на которые дает ответ эта книга

  1. ЧТО ВНАЧАЛЕ – ОПЫТ ИЛИ ПОЗНАНИЕ?
  2. Познание следует за опытом и возможно только при его наличии.
  3. КАК РАЗУМ ПРИХОДИТ К ПОТРЕБНОСТИ В НАУКЕ?

За счет того, что человек наделен способностью к критике. Догматизм породить науку не способен.

  • МОГУТ ЛИ У ОДНОЙ ВЕЩИ БЫТЬ ДВА ПРОТИВОПОЛОЖНЫХ ПРИЗНАКА?
  • Да, если они разделены во времени.
  • ЧТО ТАКОЕ ПРИКЛАДНАЯ ЛОГИКА?
  • Всеобщая логика становится прикладной, если она имеет дело с правилами деятельности рассудка при субъективных опытных условиях, о которых говорит психология.
  • ЧЕМ ПОНЯТИЯ ОТЛИЧАЮТСЯ ОТ ЧУВСТВЕННЫХ ПРЕДСТАВЛЕНИЙ?
  • Первые основываются на деятельности и получаемом в ее процессе опыте, вторые – на переживаниях.
  • КАКОЙ КРАТКОЙ ФОРМУЛОЙ МОЖНО ВЫРАЗИТЬ ДЕЙСТВИЕ, КОТОРЫМ ОПРЕДЕЛЯЕТСЯ БЫТИЕ ЧЕЛОВЕКА?

«Я мыслю». Я существую, поэтому как разумное существо подчинен своему внутреннему чувству.

  1. ЧТО ТАКОЕ ПРИРОДА?
  2. В самом общем смысле слова – существование вещей, подчиненное законам.
  3. ЧТО ТАКОЕ СВЯТОСТЬ?
  4. Полное соответствие воли с моральным законом, совершенство, недоступное ни одному разумному существу в чувственно воспринимаемом мире ни в какой момент его существования.
  5. ЧТО ТАКОЕ СЧАСТЬЕ?
  6. Это такое состояние разумного существа в мире, когда все в его существовании происходит согласно его воле и желанию; следовательно, оно основывается на соответствии природы со всей его целью и с главным определяющим основанием его воли.
  7. СКОЛЬКО ОБЛАСТЕЙ ИМЕЕТ НАША ПОЗНАВАТЕЛЬНАЯ СПОСОБНОСТЬ?

Две – область понятий природы и область понятия свободы, ибо через эти понятия она является априори законодательной. Соответственно этому философия делится на теоретическую и практическую.

  • ЧЕМ ОГРАНИЧИВАЕТСЯ СВОБОДНЫЙ ВЫБОР?
  • Там, где говорит нравственный закон, объективно уже нет свободного выбора по отношению к тому, что надо делать.
  • ЧТО МОЖНО СЧИТАТЬ ПРЕКРАСНЫМ?
  • Прекрасно то, что всем нравится без понятия.

Иммануил Кант. «Имей мужество пользоваться собственным умом»

Иммануила Канта (1724–1804) считают родоначальником немецкой классической философии, или немецкого идеализма.

Представители этого философского направления, отчасти являясь «наследниками» вольнодумцев-просветителей, рассуждали о сути знания, о свободе, вере, возможности постижения окружающего мира… В философии Иммануила Канта с одной стороны отразилось наследие прошлых веков, а с другой была создана основа для множества философских течений будущего.

Он был невероятно разносторонним ученым и мыслителем.

Кант писал о Солнечной системе и разрабатывал новые классификации животного мира, изучал приливы и землетрясения, писал о процессе познания, об этике, о государстве и праве, о «целесообразности», о сущности человека.

Даже те, кто никогда не интересовался философией, наверняка знают о «категорическом императиве Канта»: «Поступай лишь согласно такому правилу, которое ты мог бы желать возвести в общий закон».

С чего начать знакомство с обширным наследием великого философа? Мы отобрали для вас несколько фрагментов из самых известных его работ.

«Критику чистого разума» часто называют главным трудом Иммануила Канта.

В ней рассматривается суть познания, деятельность разума; но мыслитель не ограничивается этим, он рассуждает о возможности «доказать существование Бога», о времени и пространстве, о механизмах мыслительного процесса.

Есть ли разница между знанием, полученным эмпирически, то есть опытным путем, и знанием, полученным при помощи «чистого» разума? Как мы получаем достоверную информацию об окружающем нас мире, как вырабатываем свою систему суждений?

Продолжением этого сложного, но увлекательного произведения является «Критика практического разума», посвященная этике, вопросам долга и морали, рассуждениям о счастье.

Именно долг, с точки зрения Канта, является тем краеугольным камнем, на котором можно построить хрупкое здание истинной нравственности.

Только переступая через себя, только преодолевая свои негативные склонности, можно стать нравственным человеком!

И, наконец, вы познакомитесь с избранными фрагментами работы Иммануила Канта «Критика способности суждения». В ней он рассуждает о красоте и особо останавливается на понятии целесообразности. Кстати, именно Канту принадлежит определение искусства, которое многие художники считают самым лучшим: «созидание через свободу».

Те, кому уже довелось познакомиться с произведениями Канта, говорят: «Это сложно, но очень интересно и… современно!» Истинная философия существует вне эпохи и вне политики – она актуальна всегда. Так давайте же обратимся к шедеврам классической философии XVIII столетия! Ведь, по словам самого Иммануила Канта, «умение ставить разумные вопросы уже есть важный и необходимый признак ума…»

Критика чистого разума

Введение

I. Различие чистого и опытного познания

Нет сомнения, что всякое познание наше начинается опытом.

Чем может быть возбуждена познавательная способность к деятельности, как не внешними предметами? Они будят внешние чувства и частью прямо возбуждают в нас представление, частью подвигают нашу рассудочную деятельность к тому, чтоб сравнивать их, соединять или разъединять и таким образом грубый материал чувственных впечатлений перерабатывать в познание предметов, называемое опытом. По времени, следовательно, всякое познание следует за опытом и с ним начинается.

Впрочем, не все наше познание происходит из опыта, хотя оно возникает вместе с опытом.

Возможная вещь, что само наше опытное познание есть нечто сложное, – с одной стороны, оно состоит из того, что мы воспринимаем посредством впечатлений, с другой – из того, что наша познавательная способность (именно по поводу чувственных впечатлений) производит из себя: только это добавление из себя мы научаемся сознавать не прежде, как после долгого упражнения, когда мы сделаемся способными к самонаблюдению.

Поэтому возникает вопрос, требующий ближайшего исследования и нерешимый с первого взгляда: возможно ли такое познание, независимое от опыта и от всех чувственных впечатлений? Это познание называется априори и различается от опытного, которого источники – апостериори – именно в опыте.

Выражение это довольно неопределенно, чтоб означать полный действительный смысл предложенного вопроса. О многих познаниях, приобретенных из опытных источников, говорят обыкновенно, что мы способны к ним, или участны в них априори, потому что мы добываем их не прямо из опыта, а из общих положений, также выведенных из него.

О человеке, подкопавшем основание своего дома, говорится: он мог априори знать, что дом в таком случае упадет, т. е. ему не было нужды на опыте ждать действительного падения. Правду сказать, он не мог бы вполне знать этого и апостериори.

Ведь опыт должен научить его, что все тела подвержены закону тяжести и непременно упадут, если лишить их опоры.

Источник: https://www.litmir.me/br/?b=617347&p=1

Почему мне стоит прочитать «Критику чистого разума»?

Потому что это одна из самых главных работ в истории философии. Кант — узловая фигура для понимания современной философии.

В его философской системе, представленной, прежде всего, в «Критике чистого разума», был обозначен конец классического рационализма (Декарт — Спиноза — Лейбниц) и эмпиризма (Бэкон — Ньютон — Юм) и предпринята впечатляющая попытка создания новой философской системы, объединяющей их достоинства и преодолевающей их недостатки.

Эта философская система имеет довольно неоднозначные выводы, которые стали предметом философских дискуссий в последние 200 с лишним лет, в частности, предполагает невозможность познания подлинной реальности («вещей-в-себе»).

В попытках преодоления этих проблем родилась философия Фихте, Шеллинга, Гегеля, разработка кантовских идей породила неокантианство (Рикерт, Кассирер и др.), а на американской почве стала фундаментом американского трансцендентализма (Эмерсон, Торо).

Ни одно из этих направлений философии не будет до конца понятно, если не понимать сформулированные Кантом проблемы, по поводу которых их представители рефлексируют. А по наследству от них не будут понятны многие более поздние течения.

Но, если этого мало, то за пределами истории философии идеи Канта, отраженные в «Критике чистого разума», сегодня определяют исследования в таких направлениях, как нейрофизиология, поскольку современный взгляд на процесс восприятия в значительной мере сформировался под влиянием именно идей Канта, которые сыграли огромную, решающую роль в становлении психологии на рубеже XIX — XX веков и оттуда уже перекочевали в смежные области. В физике идеи Канта, пожалуй, до конца всё ещё не осмыслены, но и здесь появляются тексты, начинающие всерьёз рефлексировать по поводу кантовских идей (напр., «Биоцентризм» Ланцы и Бермана).

В общем, чтобы понять весь этот массив культурных идей, а также для того, чтобы усомниться в некоторых постулатах относительно физической реальности, которые мы ошибочно принимаем как самоочевидные, и стоит читать «Критику чистого разума» Канта.

Прежде чем отвечать на вопрос «почему», следует ответить на вопросы «смогу ли понять, о чем он пишет», «почему я захотеларешиланамереваюсь» и «что я хочу заполучить в итоге».

Если вы гонитесь за фричеством аля «я умная, потому что философией интересуюсь, вся из себя интеллектуалка», то не обольщайтесь и лучше читайте Донцову.

Многие девушки ее читают и они далеко не глупые девушки, они ведут себя естественно женственно и их интересуют женские вещи — это норма, а вот глупыми подчастую оказываются dohуя умные дамы. Я серьезно! Что бы познать достаточно хорошо мир и мысль человека, не обязательно лопатить философию, тем более немецкую.

Я бы сказал, что это даже вообще вредное дело в большинстве случаев. Вы бы еще про Фейербаха спросили, а он, кстати говоря, намного сложнее по восприятию чем Кант и Ницше вместе взятые. Мне пришлось по несколько раз перечитывать одно и то же предложение, что бы не утратить мысль автора.

А предложения почти все сложно составные и занимают по 5 строчек в тексте. У меня, наверное, в прямом смысле слова начали кипеть мозги. И все-равно немецкую философию я начал понимать уже после того, как закончил институт.

Теперь к пониманию Канта. На первом курсе я пробовал читать Канта, что зря сделал и мне даже немножечко стыдно за свою наивность и глупость. Я ничерта не понял. К тому же нужно учитывать, что язык оригинала немецкий, манера воспроизведения мысли у немецких философов достаточно монотонная медленная и сложная. Они буквально все разжевывают до мелочей.

Читайте также:  Краткое содержание лермонтов тамбовская казначейша за 2 минуты пересказ сюжета

Ты начинаешь теряться в мелочах, а когда доходишь до сути у тебя уже нет сил вникать и думать. Кроме того, что бы понимать терминологию немецкой философии, нужно уже владеть определенным багажом знаний.

Этот багаж знаний нужно черпать 1-ое из античной философии (кстати ,говоря вооружиться познаниями мифологии тоже не помешает), 2-ое это средневековая христианская философия (богословиетеология; томизм, схоластика), 3-е мыслители эпохи возрождения ну и вдобавок современники Канта. Ясное дело, что это ОЧЕНЬ МНОГО.

В своих курсовых работах (и в дипломнике тоже) я неоднократно обращался к мыслям Канта. В итоге уже сейчас спустя два года после окончания института я только сейчас начал понимать, о чем пишет Кант и то, у меня есть сомнения, что я его действительно понимаю. Сомнений в том, что его нихрена не понимает большинство выпускников философских факультетов, у меня нет.

Очень высока вероятность, что вы пополните их ряды если займетесь чтением Канта.Итак, если вы все же начали читать Канта, то подумайте о том, поможет ли данное чтиво вам в жизни, помогут ли эти вам эти знания и познаете ли лучше вы окружающий вас мир, людей и саму себя в конце концов? Это сомнительно!

В любом случае, желаю вам успехов в познании немецкой философии. Может быть я и не прав в своих подозрениях. Могу вам посоветовать следующее: Прежде чем лопатить первоисточники, лучше почитайте какие вузовские учебники по курсу философии (общей) и курсу немецкой философии.

Учебников и курсов лекций полно. Вполне возможно, что вам данного багажа общих лекций (пересказа главных идей) будет достаточно.

Вы сэкономите свои нервы, силы, здоровье и главное — время, а за одно удовлетворите свое любопытство, если оно действительно есть и это не слепая погоня за «интеллектуализмом».

Ну и вот вам на последок картинка, хоть она и про Ницше, но к Канту по контексту подходит так же 🙂 

Источник: https://TheQuestion.ru/questions/323515/answer-anchor/answer/453358

Конспект Иммануил Кант Критика чистого разума

Кант обозначил задачу осуществить критику способности разума в отношении всех познаний; предметом критики является природа самого познания. Предметы должны сообразовываться с нашим познанием – такова формула революции в способе мышления.

Кант делит познание на априорное (не зависит от опыта) и апостериорное (коренится в опыте). Таким образом, основной вопрос критики чистого разума – как возможны синтетические суждения априори в математике, естествознании и новой метафизике. Априорное знание – всеобщее, необходимое знание. Априорные знания анализируются на уровне всех способностей:

  1. восприимчивость (чувственность)
  2. суждение (рассудок)
  3. умозаключение (разум)

Кант различает два вида логики:

  1. обычная – изучает формы мышления независимо от содержания
  2. трансцендентальная – изучает принципы логического мышления

Трансцендентальная логика делится на трансцендентальную аналитику (учение о рассудке) и трансцендентальную диалектику (учение о разуме).

По Канту, предмет можно познать лишь потому, что он – объект чувственного созерцания, то есть в качестве явления (вещь саму по себе познать нельзя).

Рассудок – «нечувственная» способность познания, творческая деятельность, тесно связанная с опытом. Для рассудочного мышления необходимы основные понятия, систематизирующие познавательный материал – категории. Кант выделяет 12 категорий:

  1. Количество: единство, множество, всеобщность;
  2. Качество: реальность, отрицание, ограничение;
  3. Отношение: субстанция и акциденция, причина и действие, взаимодействие;
  4. Модальность: возможность – невозможность, существование – несуществование, необходимость – случайность.

Категории – априорные условия возможного опыта, условия возможности природы. Каждая третья категория вытекает из других предыдущих.

Кант пытается объединить рассудок и чувственность через воображение. Воображение соединяет их с помощью схем, которые являются заготовками категорий.

Основные идеи чистого разума: психологическая, космологическая, теологическая. Действительность не соответствует идеям разума. При попытке подвести действительность под идеи, разум впадает в противоречие с самим собой (антиномия).

Суть критики сводится к пересмотру основных философских проблем: Бог, душа и её бессмертие, свобода воли. Антиномии показывают, что разум, чувственность и рассудок бессильны познать мир, как таковой.

Источник: http://studentoriy.ru/konspekt-immanuil-kant-kritika-chistogo-razuma/

Краткое содержание Критики чистого разума Канта

В «Критике чистого разума» Кант задумывается о вопросах рационального познания. Сам философ считал свое учение критическим, противопоставляя его догматическим и скептическим доктринам.

И если Вольф считал, что разум индивидуума способен познать даже то, что находится за пределами чувственного осознания, а Юм полагал, что человек не вправе посягать на то, что перечит существующим данным – то Кант лишен предвзятости.

Его основная задача -понять, как формируется познание человеком окружающего мира, какие существуют особенности и детали этого процесса.

Что же такое «чистый разум» в его понимании? Это умение мыслить и генерировать идеи независимо от опыта. Соответственно «Критика чистого разума» — это попытка философа понять, насколько же далеко личность может зайти в своих рассуждениях, какая же картина мира будет сформирована, если просто-напросто отбросить такой фактор, как опыт.

Кант считает, что поскольку суждения являются обязательными элементами, формирующими знания, то их свойства имеют самое непосредственное влияние на все явления и процессы. Субъект суждения имеет предикат. Они находятся в тесной связи.

Философ делит синтетические суждения на те, что формируются «с опытом» и «вне опыта». Особое внимание уделяется, конечно же, доопытным суждениям (a priori). Априорные элементы составляют идеалистическую сторону учения, а внешние впечатления являются отражением реальности.

Все суждения Канта наглядно показывают, что метафизика реальна – как бы многие не стремились отрицать ее существование.

Конечно же, любое учение либо доктрина имеет свои минусы – нельзя сказать, что идеи философа являются абсолютной истиной.

Тем не менее, в высказываниях присутствует некий смысл, заставляющий задуматься над сутью не зависящих от опыта мыслей, их значении в жизни человека, теории возникновения и прочих весьма интересных вещах.

Какие же априорные формы, по мнению Канта, имеет рассудок?

  • Количество;
  • Качество;
  • Отношения;
  • Модальность;
  • Идеи души;
  • Временные и пространственные категории;

Опыт же состоит из чистых форм воззрения и рассудочных форм с одной стороны, и из материй и ощущений с другой. Чистое сознание базируется на аналитике и диалектике.

Что же касается вывода, он заключается в том, что вне нас существует, неподвластная формам пространства и времени, «вещь в себе» — свойства которой, увы, неясны. Кант всячески отвергает догматическую метафизику, утверждая, что существует лишь метафизика критическая.

К точке зрения философа можно относиться по-разному. Однако, безусловно, в ней было некое рациональное зерно, ведь именно на философии Канта частично базируются суждения Гегеля, Шопенгауэра и многих других.

Читательский дневник.

Источник: http://sochinite.ru/kratkie-soderzhaniya/raznye-avtory/kritika-chistogo-razuma

Иммануил Кант. Критика чистого разума | Клуб интеллектуалов

Вы, конечно, знаете, что слово «критика» у Канта означает вовсе не ругань, а «исследование». В самом деле: как же возможно достоверное знание, которое даёт нам физика? — спрашивает Кант.

Сегодня, после Поппера и Куайна, синергетики и эволюционной теории познания мы бы спросили – а что значит достоверное? Правдоподобное или «абсолютно истинное»? Кант в своё время уже видел постоянные неудачи метафизических построений, их противоречивость, догматичность, их эвристическую несостоятельность. Традиционная метафизика и начиналась хромым вопросом о возможности онтологии, т.е. учения о сущем «как таковом», претендовала на абсолютную истину и потому носила спекулятивный, умозрительный характер. Кант решил отказаться от попыток рассуждать о метафизике, пока не разъяснен вопрос о самой возможности метафизики в качестве науки.

По его мнению, беда в том, что долго «человеческий ум как бы во сне предавался метафизическим грёзам, не давая и не спрашивая отчета об их возможности», в то время как такой отчет совершенно необходим. В противном случае «в метафизике можно беззаботно врать всякий вздор, не опасаясь быть уличённым во лжи».

Так занятия естествознанием привели Канта, как он сам выразился,  к «коперниканскому перевороту в философии».

Второй период его творчества не противопоставляется первому, а вытекает из него и называется критическим. Главный труд этого периода «Критика чистого разума» (1781) был написан тяжеловесно, длинными предложениями, понимания и интереса он не вызвал. Тогда Кант написал краткое изложение: «Пролегомены ко всякой будущей метафизике, могущей возникнуть в качестве науки».

 Но и это не сильно помогло. И только когда популяризатор Иоганн Шульц написал «Разъясняющее изложение…»  пришла известность и стало понятно, что Кант создал обоснование новой «естественной» метафизики. При этом он, веря в ньютонианское абсолютное пространство как вместилище и время как длительность изобрёл другой наркотик — ноумен, пресловутую «вещь в себе».

 

Суждения Кант делит на аналитические, которые истинны по определению входящих в эти суждения понятий, истинны до всякого опыта, то есть априорно. Например, «все тела протяжённы», «четные числа делятся на два» «неженатый мужчина – это холостяк» и т.п.  

И синтетические, дающие новое знание, но требующие для своей проверки обращения к опыту, то есть принимаемые после опыта, «апостериорные». Например, суждения «некоторые тела тяжелы», «ни одна женщина не была президентом США» нуждаются в эмпирической проверке. 

В математике, физике существуют аналитические суждения которые мы принимаем до опыта, априорно.

Но как возможны синтетические суждения априори? Истинные, информативные, но  принятые до всякого опыта!  С помощью исследования этой проблемы Кант и надеется ответить на вопрос о том, возможна ли метафизика в качестве науки, а если да — то какой она должна быть.

Чувственно познать мир можно только таким, каким он является для нас («феномен»), а не таким, как он существует как «вещь-сама-по-себе» («ноумен»). Потому что разум играет активную роль в познании, а не просто фиксирует факты.

Организуется же наше знание через априорные категории чистого разума, такие как пространство, время, причинность, необходимость и др. Кант называет такие категории трансцендентальными, они не зависят от опыта, но без них опыт не может быть осмыслен. Они организуют наш опыт, с их помощью мы можем получить достоверное знание.

 Так возникает априорный синтез. Исследование его Кант называет трансцендентальным, от  лат.: transcendens — выходящий за пределы, перешагивающий. «Я называю трансцендентальным всякое познание, которое занято не столько предметами, сколько способностью нашего познания предметов, поскольку таковое может быть возможно a priori».  Кант поэтому и называет свою философию трансцендентальной. ( Не путать с трансцендентным, потусторонним).

По Канту для науки открыт только один путь, критический: ничего не следует принимать за истину до проверки исходных принципов. Это было откровением для современников, которые верили, что «субъект прозрачен» и наука может непосредственно познавать «законы природы» в чистом виде.

Кант же показал возможность достоверного знания благодаря априорным категориям — идеям чистого разума, упорядочивающими наш опыт. Поэтому он называл свой подход «трансцендентальным идеализмом», хотя идеалистом Кант не был и агностиком тоже не был. (вопреки ярлыкам из некоторых учебников по философии).  Ярлыки «агностик» и «идеалист»надо с Канта снять.

Его можно назвать априористом, признающим реальность материального мира.

В обосновании достижимости достоверного истинного знания о мире для нас он не сомневался, но он не учел, что возможности достижения «абсолютной истины» о мире самом-по-себе у нас нет.

Наркотик от Ньютона с его пустым пространством-вместищем и абсолютно независимым временем-длительностью не помог.

Наши  знания о мире зависят и от среды обитания человека, и от субъекта познания, который отнюдь не прозрачен, а имеет своё «устройство», органы чувств, особенности мышления.

Кант принял термин «метафизика» рассуждая о том, как она возможна, но уже это была новая метафизика, в которой предпосылки знания основываются на формах априорного знания, а не на фантазиях о потустороннем мире или мистическом Абсолюте, которому доступна вся истина о мире «самом по себе».

Поэтому если Кант в своей вере в непогрешимость Ньютона и сделал шаг назад по сравнению со скептиком Юмом, то в целом его идеи открывали новые пути развития философии вплоть до критического рационализма и научного материализма XXI века, которые не абсолютизируют мощь рационального знания, а осознают его сферы и границы.

(продолжение следует)

Источник: https://maxpark.com/community/88/content/5637132

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector