Краткое содержание мольер мизантроп за 2 минуты пересказ сюжета

«Мизантроп» (фр. Le Misanthrope ou l’Atrabilaire amoureux) — пятиактная театральная комедия Мольера в стихах, поставленная в театре Пале-Рояля 4 июня 1666 года. На создание комедии Мольера вдохновила «Брюзга» Менандра.

«Мизантроп» Мольер пересказ по действиям

Действие I

Альцест упрекает своего друга Филинта за то, что тот был дружелюбен с малознакомым ему человеком. Он, как обладатель честной и прямолинейной натуры, не хочет поддерживать отношения с тем, кто любит всех и вся. Филинт объясняет, что в обществе иначе нельзя: правила приличий требуют быть милым с тем, кто мил с вами.

Альцест полагает, что со светской ложью нужно покончить и быть честным и с людьми, и с самим собой. Филинт пытается доказать другу, что это невозможно в принципе: нельзя говорить старым кокеткам, что они не могут вернуть себе молодость, нельзя обвинять хвастунов в излишнем бахвальстве и т.п.

Альцест настаивает на том, что можно! Главный герой отныне хочет быть правдив с обществом. Филинт говорит, что его поднимут на смех. Он предлагает Альцесту относится к людским порокам со снисхождением, поскольку они естественны для человеческой натуры. При этом Филинт не понимает, почему его друг, возмущаясь целым обществом, прощает всё кокетке Селимене.

Альцест говорит, что скорбит о слабостях девушки, но надеется, что его любовь очистит её от пороков.

Влюблённый в Селимену Оронт предлагает Альцесту свою дружбу, но последний отвергает её, как слишком скороспелую. Тогда Оронт просит героя дать оценку его сонету. Филинт хвалит сонет Оронта, Альцест называет его напыщенным и никуда не годным. Оронт начинает горячиться: он считает свои стихи хорошими. Филинт предупреждает Альцеста, что тот нажил себе врага.

Действие II

Альцест жалуется Селимене на то, что её нрав истерзал его душу. Герой считает, что разрыв между ними неизбежен. Альцест упрекает девушку в ветрености. Селимена не считает себя виноватой в том, что в неё все влюбляются.

Альцест обвиняет девушку в кокетстве, ведь именно благодаря ему она удерживает вокруг себя толпы поклонников. Молодой человек и рад бы расстаться с ней, но не может. Откровенный разговор героев прерывается приходом маркиза Акста.

Альцест недоволен тем, что Селимена принимает его. Девушка объясняет, что маркиз имеет вес при дворе и ссориться с ним опасно. Селимену посещает маркиз Клитандр, которого она терпит ради того, чтобы он помог ей выиграть тяжбу.

Недовольный Альцест в начале хочет уйти, а потом предлагает девушке выяснить отношения и выбрать либо его, либо поклонников.

Маркизы рассказывают сплетни об общих знакомых. Селимена потакает им и сама начинает обсуждать недостатки других людей.

Альцест обвиняет маркизов в лицемерии, так как последние с большой радостью общаются со всеми, о ком плохо отзываются. Акаст и Клитандр говорят, что это не они, а Селимена занимается злословием.

Альцест обвиняет маркизов в том, что они потворствуют девушке, расточая восторги её острому уму.

Ни Селимена, ни её кузина Элианта не понимают, почему Альцест, как все влюблённые, не ослеплён страстью, заставляющей хвалить пороки предмета своей любви.

За Альцестом приходит жандарм.

Действие III

Клитандр узнаёт от Акаста, что последний отвергнут Селименой. Маркизы решают узнать у девушки, кого из них она предпочитает.

К Селимене приезжает подруга Арсиноя. Красавица говорит маркизам, как тягостен ей визит лишённой поклонников ханжи, но тут же любезно обнимается с гостьей и говорит, что очень рада её видеть. Арсиноя рассказывает Селимене о том, что её поведение не поощряется добродетельными людьми.

Селимена в ответ делится с Арсиноей тем, что смиренность последней воспринимается обществом негативно, так как она носит лишь внешний характер. Девушку больно ранят слова Селимены. Она призывает её к благодетельной жизни. Селимена говорит, что в 20 лет нет смысла об этом думать. Подруги ссорятся.

Селимена оставляет Арсиною с Альцестом.

Арсиноя жалеет, что достоинства Альцеста не признаны двором и предлагает свою помощь в продвижении в свете. Молодой человек отказывается от протекции. Арсиноя говорит Альцесту, что Селимена не любит его и предлагает самому убедиться в её неверности.

Действие IV

Филинт рассказывает Элианте, как помирились Альцест и Орант. Молодые люди удивляются, как Альцест, при всей своей искренности, мог полюбить такую девушку как Селимена.

Элианта признаётся, что если у Альцеста ничего не получится с её кузиной, то она готова будет утешить его.

Филинт, в свою очередь, говорит Элианте, что любит её и надеется на взаимность в том случае, если Альцест всё-таки женится на Селимене.

Альцест вне себя от гнева. Он показывает молодым людям письмо, в котором содержатся доказательства измены Селимены и в отместку ей просит Элианту принять его любовь.

Альцест выясняет отношения с Селименой. Девушка говорит, что её письмо было написано к женщине. Альцест не верит. Селимена притворяется оскорблённой. Альцест униженно просит её рассказать, кому же было адресовано письмо.

Лакей Альцеста, Дюбуа, прибегает к своему хозяину, чтобы предупредить его о возможном аресте.

Действие V

Альцест узнаёт, что проиграл процесс. Его противника поддержал Оронт. Альцест не желает подавать апелляцию и хочет удалиться от ненавистных ему людей.

Оронт просит Селимену сделать свой выбор между ним и Альцестом. Последний хочет того же. Селимена избегает ответа. Акаст и Клитандр приносят письмо, в котором Селимена злословит обо всех своих поклонниках. Возмущённые молодые люди покидают Селимену. Альцест прощает девушку и предлагает ей удалиться им.

Источник: https://ktoikak.com/mizantrop-moler-pereskaz/

Дон Жуан, или Каменный гость (краткий пересказ содержания). Мольер Жан-Батист

Дон Жуан, или Каменный гость

Краткое содержание комедии

Покинув молодую жену, донью Эльвиру, Дон Жуан устремился в погоню за очередной пленившей его красавицей.

Его нимало не смущало, что в том городе, куда он прибыл по её следам и где намеревался похитить её, за полгода до того им был убит командор — а чего беспокоиться, если Дон Жуан убил его в честном поединке и был полностью оправдан правосудием.

Смущало это обстоятельство его слугу Сганареля, и не только потому, что у покойного здесь оставались родственники и друзья — как-то нехорошо возвращаться туда, где тобою если не человеческий, то уж божеский закон точно был попран. Впрочем, Дон Жуану никакого дела не было до закона — будь то небесного или земного.

Сганарель служил своему господину не за совесть, а за страх, в глубине души считая его мерзейшим из безбожников, ведущим жизнь, подобающую скорее скоту, какой-нибудь эпикурейской свинье, нежели доброму христианину. Уже одно то, как скверно он поступал с женщинами, достойно было высшей кары.

Взять хотя бы ту же донью Эльвиру, которую он похитил из стен обители, заставил нарушить монашеские обеты, и вскоре бросил, опозоренную.

Она звалась его женой, но это не значило для Дон Жуана ровным счетом ничего, потому как женился он чуть не раз в месяц — каждый раз нагло насмехаясь над священным таинством.

Временами Сганарель находил в себе смелость попрекнуть господина за неподобающий образ жизни, напомнить о том, что с небом шутки плохи, но на такой случай в запасе у Дон Жуана имелось множество складных тирад о многообразии красоты и решительной невозможности навсегда связать себя с одним каким-то её проявлением, о сладостности стремления к цели и тоске спокойного обладания достигнутым. Когда же Дон Жуан не бывал расположен распинаться перед слугой, в ответ на упреки и предостережения он просто грозился прибить его.

Донья Эльвира плохо знала своего вероломного мужа и потому поехала вслед за ним, а когда разыскала, потребовала объяснений. Объяснять он ничего ей не стал, а лишь посоветовал возвращаться обратно в монастырь. Донья Эльвира не упрекала и не проклинала Дон Жуана, но на прощание предрекла ему неминуемую кару свыше.

Красавицу, за которой он устремился в этот раз, Дон Жуан намеревался похитить во время морской прогулки, но планам его помешал неожиданно налетевший шквал, который опрокинул их со Сганарелем лодку. Хозяина и слугу вытащили из воды крестьяне, проводившие время на берегу.

К пережитой смертельной опасности Дон Жуан отнесся так же легко, как легко относился ко всему в этом мире: едва успев обсохнуть, он уже обхаживал молоденькую крестьяночку.

Потом ему на глаза попалась другая, подружка того самого Пьеро, который спас ему жизнь, и он принялся за нее, осыпая немудреными комплиментами, заверяя в честности и серьезности своих намерений, обещая непременно жениться.

Даже когда обе пассии оказались перед ним одновременно, Дон Жуан сумел повести дело так, что и та и другая остались довольны. Сганарель пытался улучить момент и открыть простушкам всю правду о своем хозяине, но правда их, похоже, не слишком интересовала.

За таким времяпрепровождением и застал нашего героя знакомый разбойник, который предупредил его, что двенадцать всадников рыщут по округе в поисках Дон Жуана. Силы были слишком неравные и Дон Жуан решил пойти на хитрость: предложил Сганарелю поменяться платьем, чем отнюдь не вызвал у слуги восторга.

Дон Жуан со Сганарелем все-таки переоделись, но не так, как сначала предложил господин: он сам теперь был одет крестьянином, а слуга — доктором.

Новый наряд дал Сганарелю повод поразглагольствовать о достоинствах различных докторов и прописываемых ими снадобий, а потом исподволь перейти к вопросам веры.

Тут Дон Жуан лаконично сформулировал свое кредо, поразив даже видавшего сиды Сганареля: единственное, во что можно верить, изрек он, это то, что дважды два — четыре, а дважды четыре — восемь.

В лесу хозяину со слугой попался нищий, обещавший всю жизнь молить за них Бога, если они подадут ему хоть медный грош. Дон Жуан предложил ему золотой луидор, но при условии, что нищий изменит своим правилам и побогохульствует. Нищий наотрез отказался. Несмотря на это Дон Жуан дал ему монету и тут же со шпагой наголо бросился выручать незнакомца, на которого напали трое разбойников.

Вдвоем они быстро расправились с нападавшими. Из завязавшейся беседы Дон Жуан узнал, что перед ним брат доньи Эльвиры, дон Карлос. В лесу он отстал от своего брата, дона Алонсо, вместе с которым они повсюду разыскивали Дон Жуана, чтобы отомстить ему за поруганную честь сестры.

Дон Карлос Дон Жуана в лицо не знал, но зато его облик был хорошо знаком дону Алонсо. Дон Алонсо скоро подъехал со своей небольшой свитой и хотел было сразу покончить с обидчиком, но дон Карлос испросил у брата отсрочки расправы — в качестве благодарности за спасение от разбойников.

Продолжив свой путь по лесной дороге, господин со слугой вдруг завидели великолепное мраморное здание, при ближайшем рассмотрении оказавшееся гробницей убитого Дон Жуаном командора. Гробницу украшала статуя поразительной работы.

В насмешку над памятью покойного Дон Жуан велел Сганарелю спросить статую командора, не желает ли тот отужинать сегодня у него в гостях. Пересилив робость, Сганарель задал этот дерзкий вопрос, и статуя утвердительно кивнула в ответ.

Дон Жуан не верил в чудеса, но, когда он сам повторил приглашение, статуя кивнула и ему.

Вечер этого дня Дон Жуан проводил у себя в апартаментах. Сганарель пребывал под сильным впечатлением от общения с каменным изваянием и все пытался втолковать хозяину, что это чудо наверняка явлено в предостережение ему, что пора бы и одуматься… Дон Жуан попросил слугу заткнуться.

Весь вечер Дон Жуана донимали разные посетители, которые будто бы сговорились не дать ему спокойно поужинать. Сначала заявился поставщик (ему Дон Жуан много задолжал), но, прибегнув к грубой лести, он сделал так, что торговец скоро удалился — несолоно хлебавши, однако чрезвычайно довольный тем, что такой важный господин принимал его, как друга.

Следующим был старый дон Луис, отец Дон Жуана, доведенный до крайности отчаяния беспутством сына.

Он снова, в который должно быть раз, повел речь о славе предков, пятнаемой недостойными поступками потомка, о дворянских добродетелях, чем только нагнал на Дон Жуана скуку и укрепил в убежденности, что отцам хорошо бы помирать пораньше, вместо того чтобы всю жизнь досаждать сыновьям.

Едва затворилась дверь за доном Луисом, как слуги доложили, что Дон Жуана желает видеть какая-то дама под вуалью. Это была донья Эльвира.

Она твердо решила удалиться от мира и в последний раз пришла к нему, движимая любовью, чтобы умолять ради всего святого переменить свою жизнь, ибо ей было открыто, что грехи Дон Жуана истощили запас небесного милосердия, что, быть может, у него остался всего только один день на то, чтобы раскаяться и отвратить от себя ужасную кару. Слова доньи Эльвиры заставили Сганареля расплакаться, у Дон Жуана же она благодаря непривычному обличью вызвала лишь вполне конкретное желание.

Когда Дон Жуан и Сганарель уселись наконец за ужин, явился тот единственный гость, который был сегодня зван, — статуя командора. Хозяин не сробел и спокойно отужинал с каменным гостем. уходя, командор пригласил Дон Жуана назавтра нанести ответный визит. Тот принял приглашение.

Читайте также:  Краткое содержание гринвуд маленький оборвыш за 2 минуты пересказ сюжета

На следующий день старый дон Луис был счастлив как никогда: сначала до него дошло известие, что его сын решил исправиться и порвать с порочным прошлым, а затем он встретил самого Дон Жуана, и тот подтвердил, что да, он раскаялся и отныне начинает новую жизнь.

Слова хозяина бальзамом пролились на душу Сганареля, но, едва только старик удалился, Дон Жуан объяснил слуге, что все его раскаяние и исправление — не более чем уловка. Лицемерие и притворство — модный порок, легко сходящий за добродетель, и потому грех ему не предаться.

В том, насколько лицемерие полезно в жизни, Сганарель убедился очень скоро — когда им с хозяином встретился дон Карлос и грозно спросил, намерен ли Дон Жуан прилюдно назвать донью Эльвиру своею женой.

Ссылаясь на волю неба, открывшуюся ему теперь, когда он встал на путь праведности, притворщик утверждал, что ради спасения своей и её души им не следует возобновлять брачный союз.

Дон Карлос выслушал его и даже отпустил с миром, оставив, впрочем, за собой право как-нибудь в честном поединке добиться окончательной ясности в этом вопросе. Недолго, однако, пришлось Дон Жуану безнаказанно богохульствовать, ссылаясь на якобы бывший ему глас свыше.

Небо действительно явило ему знамение — призрака в образе женщины под вуалью, который грозно изрек, что Дон Жуану осталось одно мгновение на то, чтобы воззвать к небесному милосердию. Дон Жуан и на сей раз не убоялся и заносчиво заявил, что он не привык к такому обращению. Тут призрак преобразился в фигуру Времени с косою в руке, а затем пропал.

Когда перед Дон Жуаном предстала статуя командора и протянула ему руку для пожатия, он смело протянул свою. Ощутив пожатье каменной десницы и услышав от статуи слова о страшной смерти, ожидающей того, кто отверг небесное милосердие, Дон Жуан почувствовал, что его сжигает незримый пламень. Земля разверзлась и поглотила его, а из того места, где он исчез, вырвались языки пламени.

Смерть Дон Жуана очень многим была на руку, кроме, пожалуй, многострадального Сганареля — кто ему теперь заплатит его жалованье?

Источник: https://www.ukrlib.com.ua/kratko-zl/printout.php?id=344&bookid=2

Пересказ комедии «Мизантроп» Мольера

Родственники и друзья считают Альцеста весьма странным и необычным человеком в силу свойственной ему резкости и прямолинейности.

Этот мужчина категорически против любой формы притворства и лжи, которые его знакомые считают самой обыкновенной светской вежливостью, и именно по этой причине он ссорится со многими прежними товарищами, поскольку всегда говорит людям в лицо даже самую нелицеприятную истину и никогда никому не льстит.

Краткое содержание Мольер Мизантроп за 2 минуты пересказ сюжета

Разговаривая с Селименой, Альцест принимается обличать девушку, он упрекает ее за то, что она благосклонно и приветливо держится с любым молодым человеком, пытающимся за ней ухаживать.

Селимена, которой совершенно не нравится эта беседа, возражает, что не может перестать привлекать многочисленных воздыхателей.

Более того, девушка утверждает, что иной раз из мужского внимания можно извлечь и некоторую пользу, однако по-настоящему она любит только Альцеста, которого все же не убеждают ее слова.

Учитель проверяет на плагиат? Закажи уникальную работу у нас за 250 рублей! Более 700 выполненных заказов!

Заказать сочинение

Затем к Селимене прибывают еще два визитера, маркизы Клитандр и Акаст, и Альцест видит, что общение между ними и его возлюбленной проходит именно так, как он и ожидал, они увлеченно сплетничают об общих знакомых.

Когда его терпение окончательно иссякает, он клеймит позором и стремление собеседников злословить, и склонность к лести, с помощью которой кавалеры потакают недостаткам очаровательной девушки. Но в это время за Альцестом приходит жандарм с приказом немедленно доставить мужчину в полицейское управление.

Альцест подчиняется этому распоряжению, полагая, что вся проблема заключается в его конфликте с Оронтом из-за неудавшегося сонета.

После его ухода Акаст и Клитандр решают продолжать ухаживать за Селименой. Как только один из них предоставит товарищу доказательство того, что девушка действительно к нему расположена, второй более не будет ему препятствовать.

Вскоре в гостях у Селимены появляется и ее приятельница Арсиноя, которая вовсе не так красива и привлекательна, как подруга, однако не устает проповедовать необходимость вести себя добродетельно и скромно.

На этот раз она, не успев войти в дом, начинает беседовать с Селименой о том, что вокруг ее имени уже ходит немало сплетен, порочащих ее честное имя.

Девушка, рассердившись на Арсиною, откровенно говорит ей, что и о ней говорят немало нелестных вещей, в частности, Арсиноя, постоянно посещая церковь, не стесняется бить своих слуг и подолгу задерживает выплату им жалования.

Селимена рекомендует подруге в первую очередь следить за собой, а затем уже за другими, девушки близки к тому, чтобы устроить настоящий скандал, но именно в этот момент наконец к возлюбленной наконец возвращается Альцест.

Разгневанная Селимена предпочитает уделиться, Арсиноя остается наедине с Альцестом, который давно уже вызывает у нее искреннюю симпатию.

Женщина замечает, что ее собеседник способен без труда расположить к себе кого угодно, с такими качествами он мог бы с легкостью достигнуть немалых успехов при королевском дворе.

Однако Альцест раздраженно отвечает, что ему совершенно не подходит путь придворного, ведь он ненавидит лицемерие и ложь.

Арсиноя принимается порочить в глазах мужчины Селимену, утверждая, что возлюбленная давно не хранит ему верность, но Альцест не желает ей верить. Сплетница твердо обещает представить ему неопровержимое доказательство своих обвинений.

В то же время в Альцеста влюблена и Элианта, кузина Селимены. Друг Альцеста Филинт, которому известно о чувствах этой девушки, не понимает, как его приятель мог предпочесть легкомысленную Селимену Элианте, ведь многочисленные достоинства этой девушки не вызывают сомнений. Филинт без колебаний готов жениться на Элианте, если Альцест все же станет супругом Селимены.

В момент беседы Филинта и Элианты в комнату врывается разъяренный Альцест, перехвативший письмо Селимены, адресованное Оронту, с которым он едва успел помириться при содействии полиции. Мужчина объявляет другу, что более не собирается встречаться с Селименой, к тому же он обязательно женится на Элианте, и это станет его лучшей местью коварной изменнице.

Как только Альцест снова видит Селимену, он тут же начинает бесцеремонно ее упрекать. Девушка уверяет его, что письмо было адресовано женщине, но, видя, что возлюбленный просто не слышит ее слов, сообщает, что действительно написала Оронту, который сумел понравиться ей своими положительными качествами.

Прибегает слуга Альцеста, он рассказывает хозяину о том, что судья вынес весьма неблагоприятное решение по его процессу, теперь им лучше всего покинуть город, в противном случае их ожидают серьезные неприятности.

Филинт уговаривает товарища попытаться оспорить однозначно несправедливый приговор, но Альцест отказывается, говоря о том, что собирается навсегда порвать с обществом, наполненным развратом, бесчестностью, лживостью.

Мужчина решает объявить Селимене о том, что отныне намеревается жить совершенно иначе. Он считает, что девушка непременно последует за ним, если она на самом деле к нему неравнодушна. В это же время к Селимене сватается и Оронт, требуя сейчас же дать окончательный ответ. Арсиноя успела настроить против девушки и маркизов, передав им письмо с ироническими характеристиками Клитандра и Акаста.

После длительного выяснения отношений, сопровождаемого оскорблениями и обидами, придворные кавалеры, Арсиноя и Оронт удаляются, оставив Селимену и Альцеста вдвоем.

Мужчина уговаривает возлюбленную отправиться вместе с ним в какое-нибудь отдаленное место, где не будет пороков, присущих парижскому обществу.

Однако Селимена отказывается, ведь девушка привыкла к всеобщему вниманию и поклонению, ее пугает одинокое и безрадостное существование, предлагаемое любимым.

Альцест искренне желает счастья Филинту и Элианте, после чего прощается с ними. С этой минуты он собирается странствовать по свету, чтобы все же найти уголок, где можно будет жить по-настоящему честно, без всякого лицемерия и притворства.

Источник: https://sochinyalka.ru/2017/04/pereskaz-komedii-mizantrop-molera.html

Краткое содержание

Краткое содержание Мольер Мизантроп за 2 минуты пересказ сюжета

Своим нравом, убеждениями и поступками Альцест не переставал удивлять близких ему людей, и вот теперь даже старого своего друга Филинта он отказывался считать другом — за то, что тот чересчур радушно беседовал с человеком, имя которого мог потом лишь с большим трудом припомнить. С точки зрения Альцеста, тем самым его бывший друг продемонстрировал низкое лицемерие, несовместимое с подлинным душевным достоинством. В ответ на возражение Филинта, что, мол, живя в обществе, человек несвободен от требуемых нравами и обычаем приличий, Альцест решительно заклеймил богопротивную гнусность светской лжи и притворства. Нет, настаивал Альцест, всегда и при любых обстоятельствах следует говорить людям правду в лицо, никогда не опускаясь до лести. Верность своим убеждениям Альцест не только вслух декларировал, но и доказывал на деле. Так он, к примеру, наотрез отказался улещивать судью, от которого зависел исход важной для него тяжбы, а в дом своей возлюбленной Селимены, где его и застал Филинт, Альцест пришел именно с тем, чтобы вдохновленными любовью нелицеприятными речами очистить её душу от накипи греха — свойственных духу времени легкомыслия, кокетства и привычки позлословить; и пусть такие речи будут неприятны Селимене… Разговор друзей был прерван молодым человеком по имени Оронт. Он тоже, как и Альцест, питал нежные чувства к очаровательной кокетке и теперь желал представить на суд Альцеста с Филинтом новый посвященный ей сонет. Выслушав произведение, Филинт наградил его изящными, ни к чему не обязывающими похвалами, чем необычайно потрафил сочинителю. Альцест же говорил искренне, то есть в пух и прах разнес плод поэтического вдохновения Оронта, и искренностью своею, как и следовало ожидать, нажил себе смертельного врага. Селимена не привыкла к тому, чтобы воздыхатели — а у нее их имелось немало — добивались свидания лишь для того, чтобы ворчать и ругаться. А как раз так повел себя Альцест. Наиболее горячо обличал он ветреность Селимены, то, что в той или иной мере она дарит благосклонностью всех вьющихся вокруг нее кавалеров. Девушка возражала, что не в её силах перестать привлекать поклонников — она и так для этого ничего не делает, все происходит само собой. С другой стороны, не гнать же их всех с порога, тем более что принимать знаки внимания приятно, а иной раз — когда они исходят от людей, имеющих вес и влияние — и полезно. Только Альцест, говорила Селимена, любим ею по-настоящему, и для него гораздо лучше, что она равно приветлива со всеми прочими, а не выделяет из их числа кого-то одного и не дает этим оснований для ревности. Но и такой довод не убедил Альцеста в преимуществах невинной ветрености. Когда Селимене доложили о двух визитерах — придворных щеголях маркизе Акасте и маркизе Клитандре, — Альцесту стало противно и он ушел; вернее, преодолев себя, остался. Беседа Селимены с маркизами развивалась ровно так, как того ожидал Альцест — хозяйка и гости со вкусом перемывали косточки светским знакомым, причем в каждом находили что-нибудь достойное осмеяния: один глуп, другой хвастлив и тщеславен, с третьим никто не стал бы поддерживать знакомства, кабы не редкостные таланты его повара. Острый язычок Селимены заслужил бурные похвалы маркизов, и это переполнило чашу терпения Альцеста, до той поры не раскрывавшего рта Он от души заклеймил и злословие собеседников, и вредную лесть, с помощью которой поклонники потакали слабостям девушки. Альцест решил было не оставлять Селимену наедине с Акастом и Клитандром, но исполнить это намерение ему помешал жандарм, явившийся с предписанием немедленно доставить Альцеста в управление. Филинт уговорил его подчиниться — он полагал, что все дело в ссоре между Альцестом и Оронтом из-за сонета. Наверное, в жандармском управлении задумали их примирить. Блестящие придворные кавалеры Акаст и Клитандр привыкли к легким успехам в сердечных делах. Среди поклонников Селимены они решительно не находили никого, кто мог бы составить им хоть какую-то конкуренцию, и посему заключили между собой такое соглашение: кто из двоих представит более веское доказательство благосклонности красавицы, за тем и останется поле боя; другой не станет ему мешать. Тем временем с визитом к Селимене заявилась Арсиноя, считавшаяся, в принципе, её подругой. Селимена была убеждена, что скромность и добродетель Арсиноя проповедовала лишь поневоле — постольку, поскольку собственные её жалкие прелести не могли никого подвигнуть на нарушение границ этих самых скромности и добродетели. Впрочем, встретила гостью Селимена вполне любезно. Арсиноя не успела войти, как тут же — сославшись на то, что говорить об этом велит ей долг дружбы — завела речь о молве, окружающей имя Селимены. Сама она, ну разумеется, ни секунды не верила досужим домыслам, но тем не менее настоятельно советовала Селимене изменить привычки, дающие таковым почву. В ответ Селимена — коль скоро подруги непременно должны говорить в глаза любую правду — сообщила Арсиное, что болтают о ней самой: набожная в церкви, Арсиноя бьет слуг и не платит им денег; стремится завесить наготу на холсте, но норовит, представился бы случай, поманить своею. И совет для Арсинои у Селимены был готов: следить сначала за собой, а уж потом за ближними. Слово за слово, спор подруг уже почти перерос в перебранку, когда, как нельзя более кстати, возвратился Альцест. Селимена удалилась, оставив Альцеста наедине с Арсиноей, давно уже втайне неравнодушной к нему. Желая быть приятной собеседнику, Арсиноя заговорила о том, как легко Альцест располагает к себе людей; пользуясь этим счастливым даром, полагала она, он мог бы преуспеть при дворе. Крайне недовольный, Альцест отвечал, что придворная карьера хороша для кого угодно, но только не для него — человека с мятежной душой, смелого и питающего отвращение к лицемерию и притворству. Арсиноя спешно сменила тему и принялась порочить в глазах Альцеста Селимену, якобы подло изменяющую ему, но тот не хотел верить голословным обвинениям. Тогда Арсиноя пообещала, что Альцест вскоре получит верное доказательство коварства возлюбленной. В чем Арсиноя действительно была права, это в том, что Альцест, несмотря на свои странности, обладал даром располагать к себе людей. Так, глубокую душевную склонность к нему питала кузина Селимены, Элианта, которую в Альцесте подкупало редкое в прочих прямодушие и благородное геройство. Она даже призналась Филинту, что с радостью стала бы женою Альцеста, когда бы тот не был горячо влюблен в другую. Филинт между тем искренне недоумевал, как его друг мог воспылать чувством к вертихвостке Селимене и не предпочесть ей образец всяческих достоинств — Элианту. Союз Альцеста с Элиантой порадовал бы Филинта, но если бы Альцест все же сочетался браком с Селименой, он сам с огромным удовольствием предложил бы Элианте свое сердце и руку. Признание в любви не дал довершить Филинту Альцест, ворвавшийся в комнату, весь пылая гневом и возмущением. Ему только что попало в руки письмо Селимены, полностью изобличавшее её неверность и коварство. Адресовано письмо было, по словам передавшего его Альцесту лица, рифмоплету Оронту, с которым он едва только успел примириться при посредничестве властей. Альцест решил навсегда порвать с Селименой, а вдобавок еще и весьма неожиданным образом отомстить ей — взять в жены Элианту. Пусть коварная видит, какого счастья лишила себя! Элианта советовала Альцесту попытаться примириться с возлюбленной, но тот, завидя Селимену, обрушил на нее град горьких попреков и обидных обвинений. Селимена не считала письмо предосудительным, так как, по её словам, адресатом была женщина, но когда девушке надоело заверять Альцеста в своей любви и слышать в ответ только грубости, она объявила, что, если ему так угодно, писала она и вправду к Оронту, очаровавшему её своими бесчисленными достоинствами. Бурному объяснению положило конец появление перепуганного слуги Альцеста, Дюбуа. То и дело сбиваясь от волнения, Дюбуа рассказал, что судья — тот самый, которого его хозяин не захотел улещивать, полагаясь на неподкупность правосудия, — вынес крайне неблагоприятное решение по тяжбе Альцеста, и поэтому теперь им обоим, во избежание крупных неприятностей, надо как можно скорее покинуть город. Как ни уговаривал его Филинт, Альцест наотрез отказался подавать жалобу и оспаривать заведомо несправедливый приговор, который, на его взгляд, только лишний раз подтвердил, что в обществе безраздельно царят бесчестие, ложь и разврат. От этого общества он удалится, а за свои обманом отобранные деньги получит неоспоримое право на всех углах кричать о злой неправде, правящей на земле. Теперь у Альцеста оставалось только одно дело: подождать Селимену, чтобы сообщить о скорой перемене в своей судьбе; если девушка по-настоящему его любит, она согласится разделить её с ним, если же нет — скатертью дорога. Но окончательного решения требовал у Селимены не один Альцест — этим же донимал её Оронт. В душе она уже сделала выбор, однако ей претили публичные признания, обыкновенно чреватые громкими обидами. Положение девушки еще более усугубляли Акаст с Клитандром, которые также желали получить от нее некоторые разъяснения. У них в руках было письмо Селимены к Арсиное — письмом, как прежде Альцеста, снабдила маркизов сама ревнивая адресатка, — содержавшее остроумные и весьма злые портреты искателей её сердца. За прочтением вслух этого письма последовала шумная сцена, после которой Акаст, Клитандр, Оронт и Арсиноя, обиженные и уязвленные, спешно раскланялись. Оставшийся Альцест в последний раз обратил на Селимену все свое красноречие, призывая вместе с ним отправиться куда-нибудь в глушь, прочь от пороков света. Но такая самоотверженность была не по силам юному созданию, избалованному всеобщим поклонением — одиночество ведь так страшно в двадцать лет. Пожелав Филинту с Элиантой большого счастья и любви, Альцест распрощался с ними, ибо ему теперь предстояло идти искать по свету уголок, где ничто не мешало бы человеку быть всегда до конца честным.

Читайте также:  Краткое содержание пастернак доктор живаго за 2 минуты пересказ сюжета

Краткое содержание Мольер Мизантроп за 2 минуты пересказ сюжета

Краткое содержание «Мизантроп» МольераМольер Ж.Б.Стр. 1

Краткое содержание Мольер Мизантроп за 2 минуты пересказ сюжета

Краткое содержание «Мизантроп» МольераМольер Ж.Б.Стр. 2

Краткое содержание Мольер Мизантроп за 2 минуты пересказ сюжета

Краткое содержание «Мизантроп» МольераМольер Ж.Б.Стр. 3

Краткое содержание Мольер Мизантроп за 2 минуты пересказ сюжета

Краткое содержание «Мизантроп» МольераМольер Ж.Б.Стр. 4

Источник: https://my-soch.ru/sochinenie/kratkoe-soderzhanie-mizantrop-molera

Краткое содержание Мизантроп Мольер

Мольер

Мизантроп

Своим нравом, убеждениями и поступками Альцест не переставал удивлять близких ему людей, и вот теперь даже старого своего друга Филинта он отказывался считать другом – за то, что тот чересчур радушно беседовал с человеком, имя которого мог потом лишь с большим трудом припомнить.

С точки зрения Альцеста, тем самым его бывший друг продемонстрировал низкое лицемерие, несовместимое с подлинным душевным достоинством.

В ответ на возражение Филинта, что, мол, живя в обществе, человек несвободен от требуемых нравами и обычаем приличий, Альцест решительно заклеймил богопротивную гнусность светской лжи и притворства.

Нет, настаивал Альцест, всегда и при любых обстоятельствах следует говорить людям правду в лицо, никогда не опускаясь до лести.

Верность своим убеждениям Альцест не только вслух декларировал, но и доказывал на деле.

Так он, к примеру, наотрез отказался улещивать судью, от которого зависел исход важной для него тяжбы, а в дом своей возлюбленной Селимены, где его и застал Филинт, Альцест пришел именно с тем, чтобы вдохновленными любовью нелицеприятными речами очистить ее душу от накипи греха – свойственных духу времени легкомыслия, кокетства и привычки позлословить; и пусть такие речи будут неприятны Селимене…

Разговор друзей был прерван молодым человеком по имени Оронт. Он тоже, как и Альцест, питал нежные чувства к очаровательной кокетке и теперь желал представить на суд Альцеста с Филинтом новый посвященный ей сонет. Выслушав произведение, Филинт наградил его изящными, ни к чему не обязывающими похвалами, чем необычайно потрафил сочинителю.

Альцест же говорил искренне, то есть в пух и прах разнес плод поэтического вдохновения Оронта, и искренностью своею, как и следовало ожидать, нажил себе смертельного врага.

Селимена не привыкла к тому, чтобы воздыхатели – а у нее их имелось немало – добивались свидания лишь для того, чтобы ворчать и ругаться. А как раз так повел себя Альцест. Наиболее горячо обличал он ветреность Селимены, то, что в той или иной мере она дарит благосклонностью всех вьющихся вокруг нее кавалеров.

Девушка возражала, что не в ее силах перестать привлекать поклонников – она и так для этого ничего не делает, все происходит само собой.

С другой стороны, не гнать же их всех с порога, тем более что принимать знаки внимания приятно, а иной раз – когда они исходят от людей, имеющих вес и влияние – и полезно.

Только Альцест, говорила Селимена, любим ею по-настоящему, и для него гораздо лучше, что она равно приветлива со всеми прочими, а не выделяет из их числа кого-то одного и не дает этим оснований для ревности.

Но и такой довод не убедил Альцеста в преимуществах невинной ветрености.

Когда Селимене доложили о двух визитерах – придворных щеголях маркизе Акасте и маркизе Клитандре, – Альцесту стало противно и он ушел; вернее, преодолев себя, остался.

Беседа Селимены с маркизами развивалась ровно так, как того ожидал Альцест – хозяйка и гости со вкусом перемывали косточки светским знакомым, причем в каждом находили что-нибудь достойное осмеяния: один глуп, другой хвастлив и тщеславен, с третьим никто не стал бы поддерживать знакомства, кабы не редкостные таланты его повара.

Острый язычок Селимены заслужил бурные похвалы маркизов, и это переполнило чашу терпения Альцеста, до той поры не раскрывавшего рта Он от души заклеймил и злословие собеседников, и вредную лесть, с помощью которой поклонники потакали слабостям девушки.

Альцест решил было не оставлять Селимену наедине с Акастом и Клитандром, но исполнить это намерение ему помешал жандарм, явившийся с предписанием немедленно доставить Альцеста в управление. Филинт уговорил его подчиниться – он полагал, что все дело в ссоре между Альцестом и Оронтом из-за сонета. Наверное, в жандармском управлении задумали их примирить.

Блестящие придворные кавалеры Акаст и Клитандр привыкли к легким успехам в сердечных делах. Среди поклонников Селимены они решительно не находили никого, кто мог бы составить им хоть какую-то конкуренцию, и посему заключили между собой такое соглашение: кто из двоих представит более веское доказательство благосклонности красавицы, за тем и останется поле боя; другой не станет ему мешать.

Тем временем с визитом к Селимене заявилась Арсиноя, считавшаяся, в принципе, ее подругой. Селимена была убеждена, что скромность и добродетель Арсиноя проповедовала лишь поневоле – постольку, поскольку собственные ее жалкие прелести не могли никого подвигнуть на нарушение границ этих самых скромности и добродетели. Впрочем, встретила гостью Селимена вполне любезно.

Арсиноя не успела войти, как тут же – сославшись на то, что говорить об этом велит ей долг дружбы – завела речь о молве, окружающей имя Селимены. Сама она, ну разумеется, ни секунды не верила досужим домыслам, но тем не менее настоятельно советовала Селимене изменить привычки, дающие таковым почву.

В ответ Селимена – коль скоро подруги непременно должны говорить в глаза любую правду – сообщила Арсиное, что болтают о ней самой: набожная в церкви, Арсиноя бьет слуг и не платит им денег; стремится завесить наготу на холсте, но норовит, представился бы случай, поманить своею.

И совет для Арсинои у Селимены был готов: следить сначала за собой, а уж потом за ближними.

Слово за слово, спор подруг уже почти перерос в перебранку, когда, как нельзя более кстати, возвратился Альцест.

Читайте также:  Краткое содержание стейнбек о мышах и людях за 2 минуты пересказ сюжета

Селимена удалилась, оставив Альцеста наедине с Арсиноей, давно уже втайне неравнодушной к нему.

Желая быть приятной собеседнику, Арсиноя заговорила о том, как легко Альцест располагает к себе людей; пользуясь этим счастливым даром, полагала она, он мог бы преуспеть при дворе.

Крайне недовольный, Альцест отвечал, что придворная карьера хороша для кого угодно, но только не для него – человека с мятежной душой, смелого и питающего отвращение к лицемерию и притворству.

Арсиноя спешно сменила тему и принялась порочить в глазах Альцеста Селимену, якобы подло изменяющую ему, но тот не хотел верить голословным обвинениям. Тогда Арсиноя пообещала, что Альцест вскоре получит верное доказательство коварства возлюбленной.

В чем Арсиноя действительно была права, это в том, что Альцест, несмотря на свои странности, обладал даром располагать к себе людей.

Так, глубокую душевную склонность к нему питала кузина Селимены, Элианта, которую в Альцесте подкупало редкое в прочих прямодушие и благородное геройство.

Она даже призналась Филинту, что с радостью стала бы женою Альцеста, когда бы тот не был горячо влюблен в другую.

Филинт между тем искренне недоумевал, как его друг мог воспылать чувством к вертихвостке Селимене и не предпочесть ей образец всяческих достоинств – Элианту. Союз Альцеста с Элиантой порадовал бы Филинта, но если бы Альцест все же сочетался браком с Селименой, он сам с огромным удовольствием предложил бы Элианте свое сердце и руку.

Признание в любви не дал довершить Филинту Альцест, ворвавшийся в комнату, весь пылая гневом и возмущением. Ему только что попало в руки письмо Селимены, полностью изобличавшее ее неверность и коварство. Адресовано письмо было, по словам передавшего его Альцесту лица, рифмоплету Оронту, с которым он едва только успел примириться при посредничестве властей.

Альцест решил навсегда порвать с Селименой, а вдобавок еще и весьма неожиданным образом отомстить ей – взять в жены Элианту. Пусть коварная видит, какого счастья лишила себя!

Элианта советовала Альцесту попытаться примириться с возлюбленной, но тот, завидя Селимену, обрушил на нее град горьких попреков и обидных обвинений.

Селимена не считала письмо предосудительным, так как, по ее словам, адресатом была женщина, но когда девушке надоело заверять Альцеста в своей любви и слышать в ответ только грубости, она объявила, что, если ему так угодно, писала она и вправду к Оронту, очаровавшему ее своими бесчисленными достоинствами.

Бурному объяснению положило конец появление перепуганного слуги Альцеста, Дюбуа. То и дело сбиваясь от волнения, Дюбуа рассказал, что судья – тот самый, которого его хозяин не захотел улещивать, полагаясь на неподкупность правосудия, – вынес крайне неблагоприятное решение по тяжбе Альцеста, и поэтому теперь им обоим, во избежание крупных неприятностей, надо как можно скорее покинуть город.

Как ни уговаривал его Филинт, Альцест наотрез отказался подавать жалобу и оспаривать заведомо несправедливый приговор, который, на его взгляд, только лишний раз подтвердил, что в обществе безраздельно царят бесчестие, ложь и разврат. От этого общества он удалится, а за свои обманом отобранные деньги получит неоспоримое право на всех углах кричать о злой неправде, правящей на земле.

Теперь у Альцеста оставалось только одно дело: подождать Селимену, чтобы сообщить о скорой перемене в своей судьбе; если девушка по-настоящему его любит, она согласится разделить ее с ним, если же нет – скатертью дорога.

Но окончательного решения требовал у Селимены не один Альцест – этим же донимал ее Оронт. В душе она уже сделала выбор, однако ей претили публичные признания, обыкновенно чреватые громкими обидами. Положение девушки еще более усугубляли Акаст с Клитандром, которые также желали получить от нее некоторые разъяснения.

У них в руках было письмо Селимены к Арсиное – письмом, как прежде Альцеста, снабдила маркизов сама ревнивая адресатка, – содержавшее остроумные и весьма злые портреты искателей ее сердца.

За прочтением вслух этого письма последовала шумная сцена, после которой Акаст, Клитандр, Оронт и Арсиноя, обиженные и уязвленные, спешно раскланялись.

Оставшийся Альцест в последний раз обратил на Селимену все свое красноречие, призывая вместе с ним отправиться куда-нибудь в глушь, прочь от пороков света.

Но такая самоотверженность была не по силам юному созданию, избалованному всеобщим поклонением – одиночество ведь так страшно в двадцать лет.

Пожелав Филинту с Элиантой большого счастья и любви, Альцест распрощался с ними, ибо ему теперь предстояло идти искать по свету уголок, где ничто не мешало бы человеку быть всегда до конца честным.

Источник: https://goldsoch.info/kratkoe-soderzhanie-mizantrop-moler/

Читать онлайн Батист Мольер Мизантроп страница 1. Большая и бесплатная библиотека

  • Содержание:
  • ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА 1
  • Действие первое 1
  • Действие второе 4
  • Действие третье 6
  • Действие четвертое 8
  • Действие пятое 10
  • КОММЕНТАРИИ 12

Мольер Жан-Батист Мизантроп

Комедия в пяти действиях

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

  1. Альцест, молодой человек, влюбленный в Селимену.
  2. Филинт, друг Альцеста.
  3. Оронт, молодой человек, влюбленный в Селимену.
  4. Селимена, возлюбленная Альцеста.

  5. Элианта, кузина Селимены.
  6. Арсиноя, подруга Селимены.
  7. Акаст |
  8. } маркизы.
  9. Клитандр |
  10. Баск, слуга Селимены.
  11. Жандарм.
  12. Дюбуа, слуга Альцеста.

  13. Действие происходит в Париже.

Действие первое

Филинт, Альцест.

Филинт

Что с вами наконец? Скажите, что такое?

  • Альцест
  • Оставьте вы меня, пожалуйста, в покое!
  • Филинт
  • Что это за каприз?
  • Альцест
  • Уйдите — мой совет.
  • Филинт
  • Дослушать не сердясь у вас терпенья нет?
  • Альцест
  • Хочу сердиться я и слушать не желаю.
  • Филинт

Я ваших странностей совсем не понимаю; Хоть с вами мы друзья, но первый я готов…

Альцест

Я — друг вам? Вот еще!.. Скажу без дальних слов: Я с вами до сих пор действительно был дружен, Но, знайте, больше мне подобный друг не нужен. Повязка спала с глаз: я вас узнал вполне;

  1. В испорченных сердцах не нужно места мне.
  2. Филинт
  3. Но чем я вызвать мог подобный гнев в Альцесте?
  4. Альцест

Я б умер со стыда, будь я на вашем месте! Поступку вашему нет оправданья, нет!.. В ком капля совести — тот будет им задет. Помилуйте! Я был свидетель вашей встречи: Какие тут пошли восторженные речи! Как расточали вы объятья, и слова, И клятвы в верности…

Ваш друг ушел едва, На мой вопрос: «Кого так рады были встретить?» Вы равнодушно мне изволили ответить, Что в сущности он вам почти что незнаком, И имя вы его припомнили с трудом! Так душу унижать и подло и бесчестно Отнюдь с достоинством душевным несовместно; Случись бы мне, на грех, так поступить когда…

  • Да я б повесился сейчас же со стыда!
  • Филинт
  • Вы не находите, что это слишком строго? Я умоляю вас, смягчите, ради бога, Суровый приговор, и хоть вина тяжка,
  • Позвольте мне еще не вешаться пока.
  • Альцест
  • Как вы не вовремя становитесь шутливы!
  • Филинт

Но как нам поступать? Ну будьте справедливы!

Альцест

Как? Быть правдивыми, и знать прямую честь, И говорить лишь то, что в вашем сердце есть.

  1. Филинт
  2. Но если кто-нибудь нас встретит так сердечно, Мы тем же заплатить должны ему, конечно. Его радушию, по мере сил, в ответ
  3. За ласку — ласку дать и за привет — привет!
  4. Альцест

Нет! Я не выношу презренной той методы, Которой держатся рабы толпы и моды. И ненавижу я кривлянья болтунов, Шутов напыщенных, что не жалеют слов.

Объятий суетных, и пошлостей любезных, И всяких громких фраз, приятно-бесполезных, Друг друга превзойти в учтивости спешат; Где честный человек, не разберу, где фат.

Какая ж польза в том, когда вам «друг сердечный» Клянется в верности, в любви и дружбе вечной, Расхваливает вас, а сам бежит потом И так же носится со всяким наглецом, На торжище несет любовь и уваженье…

Для благородных душ есть в этом униженье! И даже гордецам какая ж это честь Со всей вселенною делить по-братски лесть? Лишь предпочтение в нас чувства усугубит; И тот, кто любит всех, тот никого не любит. Но раз вам по душе пороки наших дней, Вы, черт меня возьми, не из моих людей. То сердце, что равно всем безразлично радо, Просторно чересчур, и мне его не надо. Хочу быть отличен — и прямо вам скажу:

  • Кто общий друг для всех, тем я не дорожу!
  • Филинт
  • Вращаясь в обществе, мы данники приличий, Которых требуют и нравы и обычай.
  • Альцест

Нет! Мы должны карать безжалостной рукой Всю гнусность светской лжи и пустоты такой. Должны мы быть людьми; пусть нашим отношеньям Правдивость честная послужит украшеньем; Пусть сердце говорит свободно, не боясь,

  1. Под маской светскости трусливо не таясь.
  2. Филинт

Но есть же случаи, когда правдивость эта Явилась бы смешной иль вредною для света. Порою — да простит суровость ваша мне! Должны мы прятать то, что в сердца глубине. Ужели было бы и кстати и пристойно Все, что мы думаем, высказывать спокойно? Тем, кто противен нам иль нами не любим,

  • Вот так и объявлять должны мы это им?
  • Альцест
  • Да.
  • Филинт

Как?.. Сказали б вы Эмилии прекрасной, Что в возрасте ее кокетство — труд напрасный

  1. И что не следует так много класть белил?
  2. Альцест
  3. О да!
  4. Филинт
  5. Что Дорилас всем очень насолил И при дворе давно у всех завяли уши
  6. От хвастовства его и всевозможной чуши?
  7. Альцест
  8. Еще бы!
  9. Филинт
  10. Шутите!
  11. Альцест

Нимало не шучу И никого щадить отныне не хочу. Все, что нас при дворе и в свете окружает, Все то, что вижу я, глаза мне раздражает; Впадаю в мрачность я и ощущаю гнет, Лишь посмотрю кругом, как род людской живет! Везде — предательство, измена, плутни, льстивость, Повсюду гнусная царит несправедливость; Я в бешенстве, нет сил мне справиться с собой,

  • И вызвать я б хотел весь род людской на бой!
  • Филинт

Философ! Этот гнев слегка преувеличен, И приступ мрачности подобный мне комичен, Как будто выбрали двух братьев мы в пример, Что в Школе для мужей изобразил Мольер.

Наш спор…

  1. Альцест
  2. Сравнения ненужные вы бросьте.
  3. Филинт

Нет, лучше даром вы не тратьте вашей злости. Старанья ваши свет не могут изменить!.. Раз откровенность так вы начали ценить, Позвольте мне тогда сказать вам откровенно: Причуды ваши все вредят вам несомненно; Ваш гнев, обрушенный на общество, у всех

  • Без исключения лишь вызывает смех.
  • Альцест

Тем лучше, черт возьми, мне этого и надо: Отличный это знак, мне лучшая награда! Все люди так гнусны, так жалки мне они!

  1. Быть умным в их глазах — да боже сохрани!
  2. Филинт
  3. Так вы хотите зла всему людскому роду?
  4. Альцест
  5. Возненавидел я безмерно их породу.
  6. Филинт
  7. Но неужели вам внушает гнев такой Без исключения весь бедный род людской?

И в нашем веке есть…

Альцест

Нет, все мне ненавистны! Одни — за то, что злы, преступны и корыстны; Другие же — за то, что поощряют тех, И ненависти в них не возбуждает грех, А равнодушие царит в сердцах преступных В замену гнева душ, пороку не доступных. Примеров налицо немало вам найду. Хотя бы тот злодей, с кем тяжбу я веду.

Предательство сквозит из-под его личины, Его слащавый тон и набожные мины Еще кого-нибудь чужого проведут, Но тут известно всем, какой он низкий плут.

Да, да! Все в обществе отлично знают сами, Какими грязными пробился он путями; Одна лишь мысль о том, как в настоящий миг Всей этой роскоши, богатства он достиг, Честь возмущается! Краснеет добродетель! И где хотите вы — да, при дворе ли, в свете ль, Зовите вы его злодеем, подлецом, Себе защитника он не найдет ни в ком.

И тем не менее он всюду мило принят, Никто в лицо ему презрения не кинет В чинах и должностях ему всегда успех, Порядочных людей он перегонит всех. Я видеть не могу без горького презренья Коварным проискам такого поощренья: И, право, иногда мне хочется скорей

  • В пустыню убежать от близости людей.
  • Филинт

Источник: https://dom-knig.com/read_239637-1

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector