Краткое содержание окаянные дни бунина за 2 минуты пересказ сюжета

Представляем вам обзор произведения Ивана Алексеевича Бунина «Окаянные дни» — краткое содержание основных событий, о которых он пишет в своем дневнике в 1918 году. Издана эта книга впервые была в 1926 году.

Бунин в 1918-1920 годах записывал свои впечатления и наблюдения, касающиеся событий, происходивших в то время в нашей стране, в виде дневниковых заметок.

Краткое содержание Окаянные дни Бунина за 2 минуты пересказ сюжета

Московские записи

  • Так, 1 января 1918 в Москве он писал о том, что этот «проклятый год» кончился, но, возможно, наступает что-то «еще более ужасное».
  • 5 февраля этого же года он отмечает, что ввели новый стиль, так что должно быть уже 18 число.
  • 6 февраля была написана заметка о том, что в газетах говорят о наступлении немцев, монахи колют лед на Петровке, а прохожие злорадствуют, торжествуют.
  • Далее опускаем даты и опишем основные заметки Бунина в произведении «Окаянные дни», краткое содержание которого рассматривается нами.

Краткое содержание Окаянные дни Бунина за 2 минуты пересказ сюжета

История в вагоне трамвая

Молодой офицер вошел в вагон трамвая и сказал, покраснев, что не может заплатить за билет. Это был бежавший из Симферополя критик Дерман. По его словам, там «неописуемый ужас»: рабочие и солдаты ходят «по колено в крови», зажарили живьем старика-полковника в паровозной топке.

Бунин пишет, что, как говорят везде, не настало еще время разбираться объективно, беспристрастно в русской революции. Но ведь никогда не будет настоящей беспристрастности. К тому же, «пристрастность» наша очень ценна для будущего историка, отмечает Бунин («Окаянные дни»). Коротко главное содержание основных мыслей Ивана Алексеевича будет нами описано далее.

В трамвае кучи солдат с большими мешками. Они бегут из Москвы, опасаясь, что их пошлют защищать от немцев Петербург.

Бунин повстречал мальчишку-солдата на Поварской, тощего, оборванного и пьяного. Тот ткнул ему «мордой в грудь» и плюнул на Ивана Алексеевича, сказав ему: «Деспот, сукин сын!».

Кем-то расклеены на стенах домов афиши, уличающие Ленина и Троцкого в связи с немцами, в том, что их подкупили.

Разговор с полотерами

Продолжим излагать краткое содержание очерка Бунина «Окаянные дни». В разговоре с полотерами он задает им вопрос о том, что будет дальше по мнению этих людей.

Они отвечают, что напустили преступников из тюрем, которые управляют, не нужно было этого делать, а вместо того следовало их давно уже расстрелять. При царе подобного не было. А сейчас уже большевиков не прогонишь. Ослаб народ…

Большевиков всего-то около ста тысяч будет, а простых людей — миллионы, но они ничего не могут сделать. Дали бы полотерам свободу, они бы по клокам всех с квартир растащили.

Бунин записывает разговор, подслушанный случайно по телефону. В нем человек спрашивает, что делать: у него адъютант Каледина и 15 офицеров. Ответ следующий: «Немедленно расстрелять».

Снова манифестация, музыка, плакаты, знамена — и все призывают: «Поднимайся, рабочий народ!». Бунин отмечает, что голоса их первобытные, утробные. У женщин мордовские и чувашские лица, у мужчин — преступные, у некоторых прямо сахалинские.

Далее говорится о том, что римляне ставили клейма на лица каторжников. А на эти лица не надо ничего ставить, так как все видно и без них.

Статья Ленина

Читали статью Ленина. Жульническая и ничтожная: то «русский национальный подъем», то интернационал.

Далее описывается «Съезд Советов», речь, произнесенная Лениным. Читал о трупах, стоящих на дне моря. Это утопленные, убитые офицеры. И тут же «Музыкальная табакерка».

Лубянская площадь вся блестит на солнце. Из-под колес брызжет жидкая грязь. Мальчишки, солдаты, торг халвой, пряниками, папиросами… Торжествующие «морды» у рабочих.

Солдат в кухне у П. говорит, что социализм сейчас невозможен, но все-таки нужно перерезать буржуев.

1919 год. Одесса

Краткое содержание Окаянные дни Бунина за 2 минуты пересказ сюжета

Продолжаем описывать произведение Бунина «Окаянные дни». Краткое содержание составляют следующие дальнейшие события и мысли автора.

12 апреля. Бунин отмечает, что прошло со дня погибели нашей уже почти три недели. Пустой порт, мертвый город. Только сегодня пришло письмо от 10 августа из Москвы.

Впрочем, отмечает автор, русская почта уже давно кончилась, еще летом 17 года, когда появился на европейский лад министр телеграфов и почт. Появился «министр труда» — и вся Россия тут же перестала работать.

Сатана кровожадности, Каиновой злобы дохнул на страну в те дни, когда были провозглашены свобода, равенство и братство. Сразу наступило умопомешательство. Все грозились арестовать друг друга за любое противоречие.

Портрет народа

Краткое содержание Окаянные дни Бунина за 2 минуты пересказ сюжета

Бунин вспоминает негодование, с которым его якобы «черные» изображения народа русского встречали в то время те, что были вспоены, вскормлены этой литературой, которая позорила сто лет все классы, кроме «народа» и босяков. Все дома сейчас темны, весь город в темноте, кроме разбойничьих притонов, где слышны балалайки, пылают люстры, видны стены с черными знаменами, на которых изображены белые черепа и написано «Смерть буржуям!».

Продолжим описывать произведение, которое написал Бунин И.А. («Окаянные дни»), в скокращении. Иван Алексеевич пишет о том, что есть два типа людей в народе. В одном из них преобладает Русь, а в другом, по его выражению, — Чудь.

Но в обоих есть переменчивость обликов, настроений, «шаткость». Сам про себя сказал народ, что из него, как из дерева, «и дубина, и икона». Все зависит от того, кто обрабатывает, от обстоятельств.

Емелька Пугачев или Сергий Радонежский.

Вымерший город

Краткое содержание Окаянные дни Бунина за 2 минуты пересказ сюжета

Продолжаем наш краткий пересказ в сокращении. Бунин И.А. «Окаянные дни» дополняет следующим образом. В Одессе расстреляли 26 черносотенцев. Жутко. Город сидит по домам, мало кто выходит на улицу. Все чувствуют себя как будто завоеванными особым народом, более страшным, чем нашим предкам казались печенеги. А победитель торгует с лотков, шатается, плюет семечками.

Бунин отмечает, что, как только становится «красным» город, сразу же сильно меняется наполняющая улицы толпа. Совершается подбор лиц, на которых нет простоты, обыденности.

Они все почти отталкивающие, пугающие своей злой тупостью, вызовом всем и всему. На Марсовом Поле совершили «комедию похорон» якобы героев, павших за свободу.

Это было издевательство над мертвыми, ведь они были лишены христианского погребения, закопаны в центре города, заколочены в красные гробы.

«Предупреждение» в газетах

Продолжаем излагать краткое содержание произведения И.А. Бунина «Окаянные дни». Далее автор читает «предупреждение» в газетах о том, что электричества скоро не будет из-за истощения топлива.

Все обработали в один месяц: не осталось ни железных дорог, ни фабрик, ни одежды, ни хлеба, ни воды. Поздно вечером явились с «комиссаром» дома измерять комнаты «на предмет уплотнения пролетариатом».

Автор задается вопросом о том, почему трибунал, комиссар, а не просто суд. Потому, что можно шагать в крови по колено под защитой священных слов революции. Распущенность — главное в красноармейцах.

Глаза наглые, мутные, в зубах папироска, картуз на затылок, одеты в рвань. В Одессе еще 15 человек расстреляли, отправлено два поезда с продовольствием защитникам Петербурга, когда сам город «дохнет с голоду».

Краткое содержание Окаянные дни Бунина за 2 минуты пересказ сюжета

На этом заканчивается произведение «Окаянные дни», краткое содержание которого мы задались целью вам изложить. В заключение автор пишет, что обрываются на этом месте его одесские заметки. Следующие листки он закопал в землю, покидая город, и потом не смог найти.

Краткий анализ произведения Бунина «Окаянные дни»

Иван Алексеевич в своем произведении выразил свое отношение к революции — резко отрицательное. В строгом смысле «Окаянные дни» Бунина — это даже не дневник, так как записи были восстановлены по памяти писателем, художественно обработаны. Как разрыв исторического времени был воспринят им большевистский переворот.

Бунин чувствовал себя последним, кто способен ощущать прошлое дедов и отцов. Он хотел столкнуть увядающую, осеннюю красоту прежнего и бесформенность, трагичность нынешнего времени. В произведении «Окаянные дни» Бунина говорится о том, что Пушкин низко и горестно клонит голову, как будто вновь отмечая: «Грустна моя Россия!».

Кругом ни души, лишь изредка непристойные женщины да солдаты.

Краткое содержание Окаянные дни Бунина за 2 минуты пересказ сюжета

Не только торжеством тирании и поражением демократии была для писателя геенна революции, но и невосполнимой утратой лада и строя самой жизни, победой бесформенности.

К тому же, произведение окрашено грустью расставания, которое предстоит Бунину со своей страной.

Глядя на осиротевший Одесский порт, автор вспоминает отъезд в свадебное путешествие и отмечает, что потомки не смогут даже представить себе ту Россию, в которой жили когда-то их родители.

За распадом России Бунин угадывает и конец мировой гармонии. Лишь в религии он видит единственное утешение.

Отнюдь не идеализировал писатель прежнюю жизнь. Ее пороки были запечатлены в «Суходоле» и «Деревне». Он показал там же и прогрессирующее вырождение класса дворянства.

Но по сравнению с ужасами гражданской войны и революции дореволюционная Россия в представлении Бунина стала чуть ли не образцом порядка и стабильности.

Он чувствовал себя едва ли не библейским пророком, еще в «Деревне» возвестившим грядущие бедствия и дождавшимся исполнения их, а также небеспристрастным летописцем и очевидцем очередного беспощадного и бессмысленного русского бунта, говоря словами Пушкина.

Бунин видел, что ужасы революции воспринимались народом как возмездие за угнетение в эпоху правления дома Романовых. И еще он отмечал, что большевики могут пойти на истребление половины населения. Поэтому таким мрачным является бунинский дневник.

Источник: https://autogear.ru/article/170/623/okayannyie-dni—kratkoe-soderjanie-analiz-proizvedeniya-bunina/

Бунин И. А. Окаянные дни

Свои «Окаянные дни» Бунин начал писать в 1918 году, в Москве, а закончил в 1920-м, в Одессе.

В общем-то, это дневниковые записи (что подтверждается сличением записей одесского периода — Бунина и его жены, Веры Муромцевой-Буниной: описывались одни и те же события, встречи, то есть, основа сугубо документальная), которые автор впоследствии немного обработал, и в 1925—27 гг.

частично опубликовал в парижской эмигрантской газете «Возрождение». Полностью, отдельным изданием, они вышли в 1936 году. В СССР «Окаянные дни» были наглухо запрещены, отчего их любили время от времени зачитывать на радиостанции «Свобода», выбирая ударные фрагменты.

Краткое содержание Окаянные дни Бунина за 2 минуты пересказ сюжета Бунин И. А. Окаянные дни

— СПб.: Лениздат, Команда А, 2014. — 288 с. — (Лениздат-классика). — ISBN 978-5-4453-0648-1.

А выбрать было трудно, потому что «Окаянные дни» просто-напросто пропитаны ненавистью к советской власти, к большевизму, коммунизму и к народным массам в целом.

Революция сломала Бунину жизнь. Буквально — к 1917 году Бунин был одним человеком, знаменитым русским писателем (входящим в пятерку лучших современных ему), почетным академиком Петербургской академии наук, небедным и свободным 47-летним человеком, по праву занимающим свое место и этим довольным. Через три года 50-летний Бунин навсегда эмигрировал (по сути, бежал) из России.

В «Окаянных днях» описывается, как говорится, в реальном времени переходный период — стабильность и достаток сменяются бесправием и бедностью, устои старой власти — хаотическим новым порядком; постепенно, одна за другой сгорают надежды на скорое возвращение к старой доброй жизни. Осознание, что советская власть пришла надолго, накладывается на все новые бесчинства и преступления (в понимании Бунина) этой власти. Мир рушится. Ломаются традиции, новое — кроваво-красное, безжалостное и омерзительно-бессмысленное, наступает.

Если смотреть глазами Бунина, а это получается без особенных проблем, учитывая его литературный талант, бесспорное умение наблюдать и подмечать детали жизни, то ненависть Бунина к поломавшим его жизнь разнокалиберным вождям Революции понятна. Он, в общем-то, не стесняется в выражениях. Ленин у него — «планетарный злодей», «бешеный и хитрый маньяк», «выродок, нравственный идиот от рождения».

Ну вожди-то понятно, исполнители — чекисты, комиссары, поднявшиеся «из грязи в князи», тоже понятно — однако Бунин обильно изливает ненависть к народу в целом, причем уже на каком-то биологическом уровне: «Голоса утробные, первобытные.

Лица у женщин чувашские, мордовские, у мужчин, все как на подбор, преступные, иные прямо сахалинские».

«А сколько лиц бледных, скуластых, с разительно асимметричными чертами среди… русского простонародья, — сколько их, этих атавистических особей, круто замешанных на монгольском атавизме! Весь, Мурома, Чудь белоглазая…». Беспримесная ненависть к «хаму».

Накал ненависти в «Окаянных днях» удивлял даже тех, кто большевиков, мягко говоря, не любил.

Хорошей иллюстрацией этого удивления служат слова любовницы Бунина Галины Кузнецовой, которая написала в своем «Грасском дневнике»: «Иван Алексеевич… дал свои «Окаянные дни».

Как тяжел этот дневник!! Как ни будь он прав — тяжело это накопление гнева, ярости, бешенства временами». Зинаида Гиппиус тоже не любила ни большевиков, ни советскую власть, и ее дневники злы, но между этой злобой и ненавистью Бунина — огромное расстояние.

Проще всего было бы объяснить подобные бунинские пассажи общеизвестной чрезмерной эмоциональностью, сверхчувствительностью Бунина, для которого мир всегда дуалистичен, причем на стороне добра исключительно то, что в данный момент Бунину по нраву. А все остальное — зло.

Читайте также:  Краткое содержание сорокин голубое сало за 2 минуты пересказ сюжета

Бунин о себе неоднократно писал, что людей воспринимает не умом, а нутром, и не только людей, а и всякие явления и их проявления, например, присутствуя на митинге, организованном по какому-то поводу одесскими большевиками, Бунин воспринимает происходящее деталями — визуальными, звуковыми, красный цвет плакатов и флагов вызывает у него — физически — тошноту. Это все, конечно, сыграло роль, но важно и другое.

Бунин, в общем-то, народ не идеализировал и до Революции — он постоянно бывал в «своей» деревне, общался с крестьянами, и в 1917 году тоже, и иллюзий на их счет не питал, наоборот — не раз говорил, что русские интеллигенты сперва сами создали мифический образ «мужика-богоносца», а потом жестоко разочаровались, когда образ разошелся с реальностью. Где-то у Бунина встречалось этому объяснение — дескать, мифу этому положили начало русские помещики (и дети их), приезжавшие на лето в родные деревни, где их встречали с лаской слуги, а до настоящего мужика эти помещики не добирались. Может, и так. В любом случае, Бунин, более-менее зная мужицкую натуру, с некрестьянскими массами не сталкивался. Да и одно дело в деревне со знакомыми мужичками общаться на своих условиях, когда можно в любой момент такое общение прервать, к тому же когда все эти мужички живут по царским законам, соответственно, Бунин (или какой-то другой барин) был изначально защищен. Другое дело, когда законы пропали, и никакой защиты нет, более того, бунины внезапно оказались в числе угнетаемого социального меньшинства, в ситуации, когда художника обидеть может всякий… Эта несвобода, зависимость, невозможность избежать общения с людьми, искренне Буниным считавшимися низшими, конечно же, писателя бесит до невозможности, что и проявляется в его дневниках.

Бунинская «ненависть к народу» обращена именно к тому народу, который он видел на московских и одесских площадях и улицах в годы Гражданской войны — для него этот народ состоял из разложившихся нравственно бездельников-солдат, злобных пролетариев, постоянно сулящих буржуям нож в толстое брюхо, студентов-кликуш и юродивых певцов Мировой Революции… Дескать, вот сидели эти все морлоки где-то по пригородам и подвалам, и раньше их в таких жутких количествах было не видно, а кого было видно, те себя вели подобающе, сейчас же понаехали, и раскрылись, показали себя…

Любой дневник — это субъективная летопись, бунинский не исключение, и если отбросить явные эмоциональные излишества, останется очень интересный снимок первых лет советской власти, со множеством деталей, бытовых подробностей, например что время было продвинуто вперед на 2 часа, и когда наступало девять вечера «по царскому времени», по советскому было одиннадцать (был такой декрет Совнаркома в мае 1918 г., «в целях экономии в осветительных материалах»).

Немаловажно то, что Бунин, будучи в личном плане отъявленным эгоцентриком, в отношениях с миром был столь же ярым экстравертом, он был, так сказать, инфозависимым — по возможности каждый день, часто на последние гроши, скупал газеты, не мог просто без того, чтобы узнавать новости; так было и во время Гражданской войны, и после — когда Бунин с 1940 по 1944 гг. сидел в изоляции в Грассе, покупая французские и швейцарские газеты (но там у него был хороший радиоприемник, и была возможность слушать много чего — Москву, Берлин, Лондон и т. д.). Поэтому Бунин обильно цитирует заинтересовавшие его новости из советских газет (конечно же, с едкими ми), и все это — бытовые подробности, отрывки из газет, пересказ слухов и разговоров с самыми разными людьми, создает комплексную картину происходящего, пусть и написанную, в основном, в мрачных тонах.

Кредо Бунина в отношении Революции он сам выразил так: «Разве многие не знали, что Революция есть только кровавая игра в перемену местами, всегда кончающаяся только тем, что народ, даже если ему и удалось некоторое время посидеть, попировать и побушевать на господском месте, всегда в конце концов попадает из огня да в полымя?»

Книга впервые вышла еще в СССР, в 1990 г., тиражом 400 000 экземпляров в издательстве «Советский писатель», затем неоднократно переиздавалась.

Ценный исторический источник, документ эпохи, написанный рукой мастера. Необходим к прочтению всякому, кому интересна история России, история Гражданской войны.

http://www.ozon.ru/context/detail/id/27954446

Источник: https://warspot.ru/1705-bunin-i-a-okayannye-dni

Краткий пересказ "Темные аллеи" И. А. Бунин

Короче говоря, был холодный осенний день. И вдруг тарантас (такая конная повозка, специально сделанная для дальних путешествий) подъезжает к длинной избе. Изба была не обычная, у ней с одной стороны была почтовая станция, а с другой что-то типа гостиницы, где люди могли отдохнуть от дороги и попить чаю.

Из тарантаса вышел мужчина в самом расцвете сил (или нет) внешне очень похожий на Александра II. У него были чернющие брови, но усы были седыми и соединялись они с бакенбардами.

Иллюстрация к рассказу «Темные аллеи» И. А. Бунина

Заходит этот мужичок в ту часть избы, где отдохнуть можно, а в избе так вкусно щами пахнет, прям ммм, но не об этом сейчас. Зовет он хозяйку и выходит красивая девушка, » похожая на пожилую цыганку «, так он её описывает.

Мужичок просит чаю, а заодно хвалит хозяйку за чистоту в доме. Хозяйка же в ответ называет господина по имени, А именно Николаем Алексеевичем.

Николашка в шоке, какого хрена она знает его имя? Но оказывается это была его давняя любовь, с которой он не виделся 35 лет!

Ну, Николай спрашивает, как она сюда попала? Как вообще жизнь то у неё сложилась. Надежда (а именно так её и звали) говорит, что хозяева дали ей вольную, вот она как-то и осела тут. Замуж так и не вышла, ибо любила она его жуть как.

Николай вспоминает, как горяча и красива была Надежда в былые годы, а та, в свою очередь, подмечает, что Николашка читал ей стихи про «темные аллеи», что он тоже был хорош и что ему то, она и отдала свою горячку.

Николая пробивает на чувства, он прижимает платок к глазам, и тут его прорывает. Он говорит, что в жизни никогда счастлив не был, но жену свою любил безумно. Она его бросила еще хлеще, чем он Надю. Подавал надежды на сына, а тот вырос не хорошим человеком. Николай просит подавать лошадей, целует руку Наде, та ему и они прощаются.

По дороге кучер говорит, что Надя смотрела им вслед из окна, а также говорит, что Надежда баба умная.

Николай понимает, что время романа с Надей были лучшими годами в его жизни. Он пытается представить её своей женой, закрывает глаза и качает головой.

Не поленись! Поставь лайк, если тебе понравилось! Подписывайся на канал и пиши в комментарии на какое произведение сделать краткий пересказ!

Источник: https://zen.yandex.ru/media/id/5b50f6fd495e8e00a9999839/5ba0060378b71300a917e1b3

"Окаянные дни" Ивана Бунина: произведение автора о народе, большевиках, содержание, история написания, литературные особенности

Сегодня нет в России человека, который не знаком с творчеством Ивана Алексеевича Бунина. Поэт, прозаик, переводчик. Он первым среди русских писателей получил Нобелевскую премию по литературе. К сожалению, автор красивой пейзажной, любовной лирики, пронзительных рассказов на долгие годы лишился читателя у себя на Родине. Причиной стала эмиграция и произведение «Окаянные д ни».

Иван Бунин как автор книги

Иван родился в 1870 году в Воронеже в семье бедного дворянина, хотя род Буниных уходит корнями в 15 век, а семейный герб занесен в Гербовник Российской Империи. Детство мальчика прошло на хуторе в Орловской губернии. Он начинал учебу в гимназии, но был отчислен за то, что не вернулся с каникул.

Образование продолжил дома под руководством старшего брата Юлия и сдал экзамен за курс гимназии весьма успешно. Ивана интересовали история, философия, языки. Он сам увлекался литературным творчеством. Так получилось, что оно и определило всю его жизнь.

Музы Ивана Бунина:

  • Варвара Пащенко стала первой гражданской женой поэта, когда он работал в «Орловском вестнике». Через три года она ушла от него. Молодой мужчина тяжело перенес расставание. Чувства того времени нашли отражение на страницах романа «Жизнь Арсеньева»;
  • Анну Цакни писатель встретил в Одессе, назвав знакомство «солнечным ударом». Вскоре состоялась свадьба. Почти сразу начались разногласия. Через год совместной жизни беременная Анна вернулась в Одессу, заставив мужа страдать. Она родила поэту сына Николая, который умер от болезни в 5 лет;
  • Вера Муромцева была верным другом и помощником Ивана Алексеевича 46 лет. Познакомились они в 1906 году, а вот обвенчались только во Франции в 1922. На долю женщины выпало тяжелое испытание — быть свидетелем романа мужа и жившей у них писательницы;
  • Галина Кузнецова почти 10 лет прожила на вилле Буниных. Но и эта муза превратилась в источник страданий. После ее ухода Иван Алексеевич был на грани отчаянья. Закрывался в кабинете, работал сутки напролет. Итогом стали 38 новелл сборника «Темные аллеи».

Творческий путь

Первое стихотворение опубликовал журнал «Родина». В 19 лет юноша начал самостоятельную жизнь. Устроился работать в журнал «Орловский вестник», в котором печатали его стихи, рассказы, рецензии. В январе 1894 года Бунин едет в Москву. Уже написаны «Антоновские яблоки», «Новая дорога», в которых читатели слышат боль автора об исчезающем дворянстве; выходят переводы Петрарки, Байрона.

Издаются книги:

  • 1897 год — сборник «На край света» (Петербург);
  • 1898 год — поэтический сборник «Под открытым небом» (Москва);
  • 1900 год — поэтический сборник «Листопад»;1915 год — проза «Полное собрание сочинений».

Бунин признан как поэт русского пейзажа. Символизм он не приемлет и смотрит критично на происходящее в стране. Повесть «Деревня» (1905 г.) положила начало ряду произведений, показывающих русскую душу.

В 1903 году Петербургская академия наук вручает ему первую Пушкинскую премию, следом — вторую. В 1909 году Бунин становится почетным академиком Академии наук Санкт-Петербурга. В 1915 году он особенно популярен в литературных кругах.

После революции И.А. Бунин эмигрировал из России. Почти сразу в Париже вышел сборник его рассказов «Господин из Сан-Франциско», восторженно встреченный читателями. Во Франции он напишет главное произведение — автобиографический роман «Жизнь Арсеньева», в котором отразились детские впечатления, переживания об ушедшей России.

В 1933 году Шведская академия наук вручила премию по литературе Ивану Алексеевичу Бунину.Любовь и страсть — эти темы стали центральными в творчестве в эмиграции: «Митина любовь» (1925), «Солнечный удар» (1927), цикл «Темные аллеи» (опубликован в 1943 году в Нью-Йорке).

Значение революции в жизни писателя

Раздумья о будущем страны появляются в творчестве писателя после первой русской революции. События 1905 года ужаснули писателя анархизмом, своеволием, жестокостью. Первая мировая война вызвала опасения. Он не разделял патриотических настроений большинства сограждан.

После революции семья из Орловского имения переезжает в Москву. Здесь писатель видит революционный город изнутри. В канун Октября дворянин Бунин считал, что только высококультурные интеллигенты способны управлять страной. Понятия «разум народных масс» для него не существовало.

Иван Бунин не понял смысла Октябрьской революции, не принял Советскую Россию и оправился в добровольное изгнание. В 1920 году Бунины приехали во Францию. Бунин тяжело переживал разлуку с родиной.

В декабре 1933 года на церемонии вручения Нобелевской премии в Стокгольме он любовался снегом, похожим на тот, что в России, и мечтал пробежаться по нему.

Голодал, но не согласился сотрудничать с немцами в годы Второй мировой, потому что фашисты напали на его Родину.

Окаянные дни

История написания

Одна из самых известных книг Бунина. Название ее символично, ведь и сам автор пережил немало окаянных дней вместе со своей страной и вдали от Родины.

Писателя-гуманиста оттолкнуло в революции то, что в ее мясорубке пострадали сотни и тысячи ни в чем неповинных людей, события ударили по каждому. Эта точка зрения стала лейтмотивом книги, в основе которой лежат дневниковые записи 1918—1920 годов. Он вел их до отъезда во Францию. В Париже восстанавливал по памяти.

Публикации произведения

Фрагменты книги впервые вышли в свет в Париже в газете русских эмигрантов «Возрождение» (1925—1927 годы). В полном объеме дневники выходят в 1936 году в Берлине в издательстве «Petropolis» в составе Сборника сочинений.

Главполитпросвет при Наркомпросе предпринимал жесткие меры против писателей-эмигрантов. Из библиотек забирали «контрреволюционные» книги. Имя Бунина в этих списках было постоянным. Почти до 60-х годов произведения Ивана Алексеевича не издавались в СССР.

Читайте также:  Краткое содержание сын артиллериста симонова за 2 минуты пересказ сюжета

Долгие годы книгу обходили молчанием. Она попадала к читателям лишь в каких-то списках, поэтому нередко возникал вопрос — кто написал такое смелое произведение. В 1988 году в Собрании сочинений в 6 томе вышли фрагменты книги-дневника с большими сокращениями. Нередко возникали вопросы. Только в период перестройки это неоднозначное произведение было напечатано.

Литературные особенности произведения

Идея и композиция

Художественно-документальное произведение отражает переломную эпоху революции и гражданской войны. Бунин наблюдал и словно стенографировал то, что происходило вокруг него. Содержание книги — картинки-наблюдения, услышанные разговоры, газетные публикации, которые становились предметом размышлений автора о судьбе России.

Переживания о происходившем в стране объясняют мрачную интонацию книги. По мнению Бунина, революция — стихия, чума, холера, бунт, поэтому она не может принести ничего хорошего. Первую запись в дневнике он сделал в январе 1918 года в Москве. Автор писал, что проклятый год уже позади, но радости у народа все равно нет. Он не представляет, что ждет Россию дальше.

Чувствуется страх, безнадежность, сумятица людей. Дальше — неизвестность. Каждый сам за себя и сам по себе: толпа мужиков и баб смотрит, как мужик пытается поднять лошадь, просит о помощи. Но все только глазеют.

Автор отмечает, что информацию люди получали из разговоров (на улицах, у знакомых, в различного рода собраниях) да из газет, тоже весьма противоречивую. «Слухи, снова слухи» — не однажды мы встречаем такую реплику.

Бунин ссылается на разные издания:

  • в «Известиях» статья, где «Советы сравнивают с Кутузовым. «Более наглых жуликов мир не видел»;
  • из «Власти народа» передали самые верные сведения;
  • опять стали выходить «буржуазные» газеты — с большими пустыми листами;
  • из редакции «Русских ведомостей» стало известно, что «Троцкий — немецкий шпион, был сыщиком при нижегородском охранном отделении». Это опубликовал в «Правде» Стучка по злобе на Троцкого.

Одесская часть начинается с записи от 12 апреля (старого стиля) 1919 года. Отчаянье сквозит с первых же строк:

«Почти три недели со дня нашей погибели».

Мертвый город, опустел порт. Почти девять месяцев шло письмо из Москвы. Отсутствие какого-либо порядка уже никого не удивляет. Как только появился министр труда, вся Россия перестала работать.

Бунин вспомнил революционный Петербург, где шли совещания, заседания, митинги, издавались воззвания и декреты, по Невскому мчались правительственные машины с красными флажками, шли отряды с музыкой.

Проспект заполнен серой толпой, солдатней, неработающими рабочими, гулящей прислугой, торговцами с лотков. А на тротуарах сор, шелуха, на мостовой — навозный лед и ухабы.

И рассуждения мужика-извозчика, что народ, «как скотина без пастуха, все перегадит и самого себя погубит».

Вскоре после приезда в Одессу газеты напечатали предупреждение о том, что не хватает топлива, будут отключать электричество. Не хватало продуктов.

«Все обработали в один месяц, ничего не осталось: ни железных дорог, ни фабрик, ни одежды, ни хлеба, ни воды — точно все провалилось».

Время от времени большевики обходили квартиры, смотрели, что еще можно изъять. У кого-то забирают последнее. И тут же свадьба милиционера: венчаться поехал в карете, для пира привезли 40 бутылок вина, которое стоит очень дорого и запрещено.

В Одесской части больше размышлений автора, экскурсов в историю, воспоминаний. Революция не принесла ничего нового, стала очередным бунтом, которых Русь пережила немало. Бунин приводит цитаты из Герцена, Соловьева, Татищева, Костомарова. Перечитывает русских писателей и делает вывод, что исторические процессы повторяются.

Отличительной чертой революции Бунин называет бешеную жажду игры, позы, балагана. «В человеке просыпается обезьяна». Даже похороны на Марсовом поле превращают в шоу.

Своеобразным спасением Бунин считает Бога:

«Все утро читал Библию».

Именно в ней он пытается найти ориентир. Да и краски совсем другие при описании церквей: золото преобладает. Благостно и трогательно пишет о прикосновении с церковными обрядами:

«В доме напротив молебствие. Пение священников кажется странным теперь. Женский хор пел в церкви на венчании».

Церковную красоту автор называет «островом старого мира в море грязи, подлости и низости нового».

Признается, что только в момент утраты мы почувствовали всю эту красоту. Бунин догадывается, что эти островки не вечны. Отсюда контраст радостного пасхального звона колоколов и отсутствия ощущения светлого воскресения.

Основные образы и персонажи

В небольшом произведении автор сумел показать множество разнообразных персонажей: образы с улиц и известные политики, писатели. Среди первых много бандитов, которых выпустили из тюрем, и они чувствуют вкус власти. Солдаты участвовали в свержении царя, покинули фронт, нападают на всех. Вечером на одной из улиц Москвы увидел двух солдат с ружьями.

«Стража или грабители? И то и другое».

Обстоятельства изменили людей. Слуга брата Юлия Андрей, который почти 20 лет работал у них и всегда был «неизменно прост, мил, разумен, вежлив, сердечен», вдруг «все больше шалеет. Точно с ума спятил… Весь внутренно дрожит от злобы».

Нелицеприятно выражается Бунин о вождях большевиков:

«Ленин, Троцкий, Дзержинский… Кто подлее, кровожаднее, гаже?».

Это не только точка зрения самого автора. От газетчиков он слышит, что «лучше черти, чем Ленин». Короткие емкие эпитеты о многих современниках: Луначарский «гадина», Блок «человек глупый», Керенский «выскочка, делающийся все больше наглецом».

Много заметок о литературных деятелях: Блок «открыто присоединился к большевикам». Маяковский в мятой рубахе на заседании «Среды» ведет себя вполне пристойно, но с хамской независимостью. В Петербурге на открытие выставки финских картин собрался «весь цвет русской интеллигенции».

Но надо всеми преобладал «поэт» Маяковский — ел с чужих тарелок, перебивал министра и послов, похабно орал. Бунин припоминает, что еще в гимназии Маяковского прозвали Идиотом Полифемовичем. Брюсов «все левеет, почти уже большевик».

Такими оговорками автор показывает, как меняется точка зрения человека под влиянием обстоятельств.

Жанр произведения

Точно определить жанр «Окаянных дней» Бунина очень сложно.

Исследователи дают разные определения:

  • дневник;
  • художественное произведение;
  • публицистика;
  • очерк;
  • отрывки.

Это можно назвать скорее синтез жанров с документальными, публицистическими и художественными чертами.

Дневниковая форма повествования дает возможность автору запечатлеть на бумаге определенный момент жизни, добавив к нему свои размышления. Автор эмоционально говорит о происходящем.

За это критики обвиняли Бунина в «пристрастности», на что он отвечал, мол, настоящей пристрастности все равно никогда не было.

Документальности придают и ссылки на печатные издания того времени. Вместе с тем, в «Окаянных днях» художественное начало ярко выражено. В текст автор включает отрывки своих стихотворений. Строчку «Вот встанет бесноватых рать И, как Мамай, всю Русь пройдет…» считает пророческой.

Видим Бунина — художника слова. Он остается поэтом русского пейзажа даже в этой кровавой свистопляске.

В тексте много лирических вкраплений:

  • гимназистки облепленные мокрым снегом — «красота и радость». И тут же — «Что ждет эту молодость?»;
  • февральским днем выглянуло солнце: «Совсем весна, очень ярко от снега и солнца»;
  • замечает, что прилетели грачи;
  • «деревцо, зазеленевшее у нас во дворе, побледнело»;
  • ломоть месяца, совсем золотой, чисто блестит сквозь молодую зелень дерева под окном;
  • всем существом почувствовал очарование весны.

Пейзажные вкрапления смягчают рассказ о событиях того времени. Автор показывает, что есть вечное, непреходящее.

Структура текста

Книга делится на две большие части: «Москва. 1918 г.» и «Одесса. 1919 г.». Внутри повествование ведется по датам: с 1 января (старого стиля) по 24 марта. Одесская часть начинается с записи от 12 апреля (старого стиля) и заканчивается 20 июня.

В P.S. автор сообщает, что заметки обрываются:

«Листки, следующие за этим я так хорошо закопал в одном месте в землю, что перед бегством из Одессы, в конце января 1920 года, никак не мог их найти».

Стилистическая специфика

Автор очень ярко показывает всех героев. Буквально один эпитет, и мы видим того или иного персонажа. В одном эпизоде-абзаце писатель вмещает несколько образов, которые читатель четко представляет.

И. А. Бунин умело передает не только свои чувства, но и настроение окружающих. Вот коротенькая встреча со старухой в Мерзляковском:

«Остановилась, оперлась на костыль дрожащими руками и заплакала», попросив взять ее на воспитание, мол, деваться все равно некуда.

Ненависть толпы выплескивается в воззваниях большевиков: «Вперед, родные, не считайте трупы!»

Прилагательные цвета дополняют сюжеты зарисовок:

  • много красного (знамена, бумажные цветы, флаги и флажки), символизирующего кровопролитие;
  • рыжий — в той же цветовой палитре;
  • угрюмый серый — цвет толпы, солдатских шинелей, сумерек;
  • черный — темные неосвещаемые улицы.

Бунин использует образные приемы, отсылая читателя к известным произведениям искусства: в трамвае все смотрят в окно — там «сцена древней Москвы, картина Сурикова».

Неоднократно Бунин подчеркивает фальшь происходящего: искусственные цветы на новых, никому не нужных праздниках, обилие кругом гениальных литераторов, издательство Горького «Парус», выпустившее за год одну книжечку Маяковского.

Его слух коробит сквернословие, «высокий» стиль современных газет, новое правописание. Чувство подавленности, мрака усиливается от того, что все быстро пали духом.

Осенью 1952 года И.А. Бунин написал последнее стихотворение. В мае следующего года сделал запись в дневнике:

«Это все-таки поразительно до столбняка! Через некоторое, очень малое время меня не будет — и дела, и судьбы всего, всего будут мне неизвестны!»

Видео об отрывках из книги

Отрывки из книги И.А. Бунина иллюстрированы кадрами кинохроники. 

Источник: https://proreligiu.club/obshestvo/literatura/okayannye-dni.html

Бунин "Окаянные дни", краткое содержание, что написать?

Впервые дневниковые записи, из которых составлена книга И. Бунина «Окаянные дни», частично были опубликованы в Париже в 1925 — 1927 годах. «Окаянный» — означает преступный, проклятый — так характеризует автор описываемый им период. Записи начинаются в Москве с 1 января 1918 года. Позади шоковый 1917-й, а что принесет год наступивший?

«Окаянные дни» делятся на два периода — Москва в 1918 году и Одесса в 1919-м.

Московский этап состоит из уличных зарисовок с натуры, слухов, газетных репортажей. В дневнике ощущается пристрастное, иногда растерянное, а чаще резко отрицательное отношение к происходящим событиям, чувство подавленности, бессилия, национальной катастрофы, надежда на помощь извне от немцев или французов.

Бунин не видит ничего нового, обнадеживающего в революционных событиях, считает все происходящее очередным стихийным бунтом. К новой власти и ее вождям относится как к кучке мерзавцев, самозванцев и авантюристов.

Автор не принимает участия в публичной деятельности, а только наблюдает, негодует и выжидает:

  • Брюсов и Блок — поклонники самодержавия, теперь фактически большевики;
  • Полной беспристрастности не будет никогда, наша «пристрастность» также ценна для будущего разбора, как и одержимость мятежных масс;
  • Все уверены, что немцы уже идут на Россию, солдаты бегут из Москвы, чтоб их не отправили защищать Петербург;
  • Безработному солдату в Совете депутатов вместо помощи предложили ордера на обыски — поживиться;
  • Людей спасает только скудность их чувств и мыслей — иначе не выжить;
  • Луначарский долго удивлялся — мы же только демонстрацию готовили, а случился переворот;
  • Тихонов, как человек, близкий к большевикам, говорил о лидерах — они не продались немцам, они фанатики и намерены продолжать гражданскую войну, чтоб превратить ее в мировой пожар;
  • «комиссар» дома приходил выяснить мой возраст,- всех богатеев собираются отправить в ополчение.
  • И т.д.

Весной 1919 года Бунин перебирается в Одессу, и жизнь снова заключается в ожидании хоть какой-нибудь развязки; последняя запись сделана 20 июля, остальные листки рукописи утеряны, а в начале 1920 г. автор эмигрирует в Европу.

Книга интересна как искреннее свидетельство заинтересованного очевидца, как памятник жертве великого исторического периода.

Источник: http://www.bolshoyvopros.ru/questions/3011507-bunin-okajannye-dni-kratkoe-soderzhanie-chto-napisat.html

Краткое содержание “Окаянные дни” Бунин

В 1918-1920 годы Бунин записывал в форме дневниковых заметок свои непосредственные наблюдения и впечатления от событий в России того времени. Вот несколько фрагментов:

Москва, 1918г.

1 января . Кончился этот проклятый год. Но что дальше? Может, нечто еще более ужасное.

Даже наверное так…

5 февраля. С первого февраля приказали быть новому стилю. Так что по-ихнему уже восемнадцатое…

6 февраля. В газетах – о начавшемся наступлении на нас немцев. Все говорят:

“Ах, если бы!”. На Петровке монахи колют лед. Прохожие торжествуют,

злорадствуют: “Ага!

Выгнали! Теперь, брат, заставят!”

Далее даты опускаем. В вагон трамвая вошел молодой офицер и, покраснев, сказал, что он “не может, к сожалению, заплатить за билет”. Приехал Дерман, критик, – бежал из Симферополя.

Там, говорит, “неописуемый ужас”, солдаты и рабочие “ходят прямо по колено в крови”. Какого-то старика-полковника живьем зажарили в паровозной топке. “Еще не настало время разбираться в русской революции беспристрастно, объективно…” Это слышишь теперь поминутно. Но настоящей беспристрастности все равно никогда не будет А главное: наша “пристрастность”

Читайте также:  Краткое содержание мольер тартюф, или обманщик за 2 минуты пересказ сюжета

будет ведь очень и очень дорога для будущего историка. Разве важна “страсть” только “революционного народа”? А мы-то что ж, не люди, что ли?

В трамвае ад, тучи солдат с мешками – бегут из Москвы, боясь, что их пошлют защищать Петербург от немцев. Встретил на Поварской мальчишку-солдата, оборванного, тощего, паскудного и вдребезги пьяного.

Ткнул мне мордой в грудь и, отшатнувшись назад, плюнул на меня и сказал: “Деспот, сукин сын!” На стенах домов кем-то расклеены афиши, уличающие Троцкого и Ленина в связи с немцами, в том, что они немцами подкуплены.

Спрашиваю Клестова: “Ну, а сколько же именно эти мерзавцы получили?” “Не беспокойтесь, – ответил он с мутной усмешкой, – порядочно…” Разговор с полотерами:

– Ну, что же скажете, господа, хорошенького?

– Да что скажешь. Все плохо.

– А что, по-вашему, дальше будет?

– А Бог знает, – сказал курчавый. – Мы народ темный… Что мы знаем? То и будет: напустили из тюрем преступников, вот они нами и управляют, а их надо не выпускать, а давно надо было из поганого ружья расстрелять. Царя ссадили, а при нем подобного не было. А теперь этих большевиков не сопрешь.

Народ ослаб… Их и всего-то сто тысяч наберется, а нас сколько миллионов, и ничего не можем. Теперь бы казенку открыть, дали бы нам свободу, мы бы их с квартир всех по клокам растащили”.

Разговор, случайно подслушанный по телефону:

– У меня пятнадцать офицеров и адъютант Каледина. Что делать?

– Немедленно расстрелять.

Опять какая-то манифестация, знамена, плакаты, музыка – и кто в лес, кто по дрова, в сотни глоток: “Вставай, подымайся, рабочай народ!”. Голоса утробные, первобытные. Лица у женщин чувашские, мордовские, у мужчин, все как на подбор, преступные, иные прямо сахалинские. Римляне ставили на лица своих каторжников клейма: “Сауе гигет”.

На эти лица ничего не надо ставить, и без всякого клейма все видно. Читали статейку Ленина. Ничтожная и жульническая – то интернационал, то “русский национальный подъем”. “Съезд Советов”. Речь Ленина.

О, какое это животное! Читал о стоящих на дне моря трупах, – убитые, утопленные офицеры. А тут “Музыкальная табакерка”.

Вся Лубянская площадь блестит на солнце. Жидкая грязь брызжет из-под колес. И Азия, Азия – солдаты, мальчишки, торг пряниками, халвой, маковыми плитками, папиросами… У солдат и рабочих, то и дело грохочущих на грузовиках, морды торжествующие.

В кухне у П. солдат, толстомордый… Говорит, что, конечно, социализм сейчас невозможен, но что буржуев все-таки надо перерезать.

Одесса. 1919 г.

12 апреля . Уже почти три недели с дня нашей погибели. Мертвый, пустой порт, мертвый, загаженный город-Письмо из Москвы… от 10 августа пришло только сегодня.

Впрочем, почта русская кончилась уже давно, еще летом 17 года: с тех самых пор, как у нас впервые, на европейский лад, появился “министр почт и телеграфов…”.

Тогда же появился впервые и “министр труда” – и тогда же вся Россия бросила работать.

Да и сатана Каиновой злобы, кровожадности и самого дикого самоуправства дохнул на Россию именно в те дни, когда были провозглашены братство, равенство и свобода. Тогда сразу наступило исступление, острое умопомешательство. Все орали друг на друга за малейшее противоречие: “Я тебя арестую, сукин сын!”.

Часто вспоминаю то негодование, с которым встречали мои будто бы сплошь черные изображения русского народа.

…И кто же? Те самые, что вскормлены, вспоены той самой литературой, которая сто лет позорила буквально все классы, то есть “попа”, “обывателя”, мещанина, чиновника, полицейского, помещика, зажиточного крестьянина – словом, вся и всех, за исключением какого-то “народа” – безлошадного, конечно, – и босяков.

Сейчас все дома темны, в темноте весь город, кроме тех мест, где эти разбойничьи притоны, – там пылают люстры, слышны балалайки, видны стены, увешанные черными знаменами, на которых белые черепа с надписями: “Смерть, смерть буржуям!”

Говорит, кричит, заикаясь, со слюной во рту, глаза сквозь криво висящее пенсне кажутся особенно яростными.

Галстучек высоко вылез сзади на грязный бумажный воротничок, жилет донельзя запакощенный, на плечах кургузого пиджачка – перхоть, сальные жидкие волосы всклокочены… И меня уверяют, что эта гадюка одержима будто бы “пламенной, беззаветной любовью к человеку”, “жаждой красоты, добра и справедливости”!

Есть два типа в народе. В одном преобладает Русь, в другом – Чудь. Но и в том и в другом есть страшная переменчивость настроений, обликов, “шаткость”, как говорили в старину.

Народ сам вказал про себя: “из нас, как из древа, – и дубина, и икона”, – в зависимости от обстоятельств, от того, кто это древо обрабатывает: Сергий Радонежский или Емелька Пугачев.

“От победы к победе – новые успехи доблестной Красной Армии. Расстрел 26 черносотенцев в Одессе…”

Слыхал, что и у нас будет этот дикий грабеж, какой уже идет в Киеве, – “сбор” одежды и обуви… Но жутко и днем. Весь огромный город не живет, сидит по домам, выходит на улицу мало. Город чувствует себя завоеванным как будто каким-то особым народом, который кажется гораздо более страшным, чем, я думаю, казались нашим предкам печенеги.

А завоеватель шатается, торгует с лотков, плюет семечками, “кроет матом”. По Дерибасовской или движется огромная толпа, сопровождающая для развлечения гроб какого-нибудь жулика, выдаваемого непременно за “павшего борца” , или чернеют бушлаты играющих на гармонях, пляшущих и вскрикивающих матросов: “Эх, яблочко, куда котишься!”

Вообще, как только город становится “красным”, тотчас резко меняется толпа, наполняющая улицы. Совершается некий подбор лиц… На этих лицах прежде всего нет обыденности, простоты.

Все они почти сплошь резко отталкивающие, пугающие злой тупостью, каким-то угрюмо-холуйским вызовом всему и всем.

Я видел Марсово Поле, на котором только что совершили, как некое традиционное жертвоприношение революции, комедию похорон будто бы павших за свободу героев. Что нужды, что это было, собственно, издевательство над мертвыми, что они были лишены честного христианского погребения, заколочены в гроба почему-то красные и противоестественно закопаны в самом центре города живых.

Из “Известий” : “Крестьяне говорят, дайте нам коммуну, лишь бы избавьте нас от кадетов…”

Подпись под плакатом: “Не зарись, Деникин, на чужую землю!”

Кстати, об одесской чрезвычайке. Там теперь новая манера пристреливать – над клозетной чашкой.

“Предупреждение” в газетах: “В связи с полным истощением топлива, электричества скоро не будет”. Итак, в один месяц все обработали: ни фабрик, ни железных дорог, ни трамваев, ни воды, ни хлеба, ни одежды – ничего!

Вчера поздно вечером, вместе с “комиссаром” нашего дома, явились измерять в длину, ширину и высоту все наши комнаты “на предмет уплотнения пролетариатом”.

Почему комиссар, почему трибунал, а не просто суд? Все потому, что только под защитой таких священно-революционных слов можно так смело шагать по колено в крови…

В красноармейцах главное – распущенность. В зубах папироска, глаза мутные, наглые, картуз на затылок, на лоб падает “шевелюр”. Одеты в какую-то сборную рвань. Часовые сидят у входов реквизированных домов в креслах в самых изломанных позах.

Иногда сидит просто босяк, на поясе браунинг, с одного боку висит немецкий тесак, с другого кинжал.

Призывы в чисто русском духе: “Вперед, родные, не считайте трупы!*

В Одессе расстреляно еще 15 человек . Из Одессы отправлено “два поезда с подарками защитникам Петербурга”, то есть с продовольствием .

Р. S. Тут обрываются мои одесские заметки. Листки, следующие за этими, я так хорошо закопал в одном месте в землю, что перед бегством из Одессы, в конце января 1920 года, никак не мог найти их.

Источник: https://ege-essay.ru/kratkoe-soderzhanie-okayannye-dni-bunin/

Краткое содержание «Окаянные дни» Ивана Бунина

В первой четверти XX века, в 1918-1920 годах, известный российский писатель Бунин вёл свой личный дневник, в котором он в форме небольших письменных заметок описывал все громкие события, происходящее на территории родной страны.

Кроме общей политической обстановки, Бунин также писал про жизнь обычных людей, которых он видел на улице.

По сути, произведение рассказывает о небольшом отрезке российской истории с позиции обычного писателя, не имеющего своих интересов в происходящем и просто старающимся прожить сам и помочь другим.

1918 год Бунин без зазрения совести именует «проклятым», а в будущее он смотрит вовсе не с надеждой, здраво рассуждая о том, что проблемы будут всегда, и с развитием общества их будет становиться всё больше.

Множество заметок писателя посвящены обычным жизненным ситуациям, с которыми он встречался на каждом шагу. Каждая из них даёт читателю частичное понимание непростой обстановки в стране и изменениях в сознании людей, которые, впрочем, пытаются сопротивляться грядущим народным реформам.

Так, Бунин пишет про скорое наступление со стороны немецкой армии, которое, однако, не вызывает особого страха перед обычными жителями, а большинство боеспособных мужчин стараются избежать призыва к оружию, боясь, что их отправят на передовую. Некоторые офицеры могут нарушать общественные правила, не опасаясь каких-либо последствий.

Из Симферополя в Москву стремительно прибыл известный в своих кругах критик по имени Дерман. На вопросы о причине своего приезда он отвечал страшными рассказами об ужасах, творящихся на улицах мирного ранее Симферополя: повсюду кровь, мертвецы и паника. По словам Дермана, одного пожилого полковника сожгли заживо, в качестве костра используя топку паровоза.

Бунин отмечает, что большинство окружающих его людей пытаются рассуждать о народной революции, призывая оставаться рациональными и относительно беспристрастными, хотя сами прекрасно понимают, что это невозможно.

В трамваях царит полнейший хаос: толпы разъярённых солдат отчаянно пытаются сбежать подальше от Москвы, здраво опасаясь, что их могут послать в Петербург на войну с немецкими войсками.

Прогуливаясь по улицам города, Бунин однажды встретил мальчишку в военной форме, который был пьян настолько, что с трудом мог ходить.

Сами солдаты, поддавшись всеобщей панике и не понимая, что теперь будет с государством, ведут себя совершенно неподобающе, расталкивая и оскорбляя всех гражданских, попадающихся им на пути.

На стенах, столбах и заборах расклеены афиши и плакаты, в которых говорится о продажной натуре таких политических деятелей, как Ленин и Троцкий, которые были подкуплены командованием немецкой армии. Никто не знает о точных суммах «взяток», но автор уверенно утверждает, что денег там было предостаточно.

Разговорившись с одним офицером, Бунин узнаёт, что, по мнению большинства солдат, все проблемы в стране из-за резкой смены власти, которая стремительно перешла в руки преступников, недавно выпущенных из тюрем, где им самое место. Многие военные хотели бы лично пристрелить бывших заключённых, но смелости у них не хватает.

На улицах собираются толпы людей с плакатами, призывающими русский народ подняться и дать отпор великому неприятелю. Что иронично, выступающие, как правило сами не русские, а лидеры таких столпотворений явно не отличаются особыми манерами, так как сами являются отпущенными на свободу преступниками, преследующими свои цели.

На Лубянке расположился целый базар, состоящий из ряда торговых лавок, уличных кухонь и простых продавцов, впихивающих свой товар каждому, кто попадёт в их поле зрения.

Периодически проезжают грузовики, наполненные усталыми, но довольными солдатами, предчувствующими скорые изменения в обществе, из которых можно извлечь немало выгоды.

Все единогласно заявляют, что социализм при нынешних обстоятельствах невозможен, но вот буржуев надо непременно убивать, о чём сообщают многочисленные надписи на каждом доме.

Люди резко воспылали ненавистью к отечественной литературе, представители которой всегда защищали интересы простого народа, высмеивая глупость зазнавшихся членов общественной власти, помещиков и продажных чиновников.

Бунин даёт краткое, но вполне информативное описание обычного сторонника народных репрессий и революции: яростный и фанатичный взгляд, дрожащие от праведного гнева руки, засаленная грязная одежда, противное зловоние давно немытого тела и постоянные громкие крики о «любви к миру и народу». Писатель искренне недоумевает, какую любовь могут принести подобные люди, являющиеся лишь пешками в руках народных манипуляторов.

В Одессе дела обстоят ещё хуже. Народ попрятался по домам, свет горит только в логовах преступников, а солдаты полностью забыли о манерах и банальном сострадании, вламываясь в дома и вытаскивая оттуда всё ценное.

Заметки Бунина оканчиваются в 1920 году, когда писатель был вынужден незамедлительно бежать из Одессы, спрятав свой дневник так надёжно, что сам потом долгое время не мог его найти.

Источник: https://school-essay.ru/kratkoe-soderzhanie-okayannye-dni-ivana-bunina.html

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector