Краткое содержание рассказов людмилы улицкой за 2 минуты

Обновлено: 03.05.2019 16:39:08

Эксперт: Ирина Высоцкая

*Обзор лучших по мнению редакции expertology.ru. О критериях отбора. Данный материал носит субъективный характер, не является рекламой и не служит руководством к покупке. Перед покупкой необходима консультация со специалистом.

Мастер современной прозы Людмила Улицкая известна среди интеллигентных читателей, предпочитающих неспешные истории жизни разных людей.

Её книги заставляют рассуждать, в них есть тайна, а после прочтения остаётся приятное и длительное послевкусие размышлений.

Шарм, с которым написаны романы, завораживает, предлагаем вам оценить его! Expertology представляет рейтинг, в который вошли 12 лучших книг Людмилы Улицкой, многие из которых переведены на разные языки мира.

Рейтинг лучших книг Людмилы Улицкой

Рейтинг: 5.0

Краткое содержание рассказов Людмилы Улицкой за 2 минуты

Роман о судьбе профессора гинекологии Павла Алексеевича Кукуцкого, который видел и чувствовал пациентов, как говорится, «насквозь». Он практически всегда безошибочно определял больной орган человека, так однажды спас от смерти Елену Георгиевну, которая впоследствии стала его женой.

После войны жизнь и карьера складывались удачно, но всё изменилось, когда началась кампания против развития генетики. Павел Алексеевич находит способ уклонения от уклонения от этих мероприятий – много пьёт, обзаведясь репутацией алкоголика.

В это же время рушится семья: в результате нелегального аборта умирает дворничиха, бывшая матерью одноклассницы дочери Кукоцких. В пылу спора профессор припоминает жене удалённую для спасения её жизни матку, а Елена мужу – его стремление к легализации прерывания беременности.

Эта ссора убила прежние отношения супругов, хотя внешне семья на первый взгляд осталась неизменной.

На фоне событий Елена заболевает, становится рассеянной и невнимательной. Её таинственный недуг приводит к полной потере памяти, а затем к видению странных снов о промежуточном мире. Таня Кукоцкая поступает на биологический факультет, изучает гистологию, но однажды её посещает идея создать препарат из человеческого живого плода…

«Казус Кукоцкого» — это прозаическая история о семье, по-своему несчастной. Что ждёт супругов и их дочь? После прочтения этой книги вы наверняка задумаетесь о своих близких.

Зеленый шатер

Рейтинг: 4.9

Краткое содержание рассказов Людмилы Улицкой за 2 минуты

Психологический роман «Зелёный шатёр» — это история о судьбах людей, их переживаниях и проживаемых чувствах, объединённых нотой особенных несчастий. При этом название предполагает определённый намёк на всеобщее прощение, которого достойны люди нашей цивилизации, в частности – живших в конце XX века, в этот период разворачивается действие произведения.

Автор поднимает проблему невозможности для многих достигнуть зрелости личности и полной самореализации из-за давления обстоятельств и совокупности различных факторов, вытекающих из окружающего общества. Люди застревают в психологическом состоянии подростков и не видят выхода на следующий этап.

Для многих книга станет сборником ответов на вопросы, на которые, как казалось, невозможно найти ответы.

Книга «Зелёный шатёр» Улицкой одновременно серьёзна и смешная – автор даже при описании сложных проблем так называемых подростковых цивилизаций не теряет самоиронии и комбинирует психологию с психотерапией. Множество разных эмоций удастся пережить читателю на страницах романа.

Лестница Якова

Рейтинг: 4.8

Краткое содержание рассказов Людмилы Улицкой за 2 минуты

На третьем месте роман-притча «Лестница Якова», в котором читатель познакомится с более, чем столетней историей одной семьи Осецких – действие происходит в рамках конца XIX века и 2011 года.

Автор представляет шесть поколений клана в нелинейной хронике: в истории переплелись не просто эпохи, а культура и видение окружающего мира, в центре внимания 2 судьбы – Якова Осецкого с неуёмной тягой к знаниям и Норы, его внучки, экспрессивной личности, выбравшей путь театрального художника. Герои однажды встретились в середине пятидесятых годов XX века.

Особой роли эта встреча не сыграла, лишь через десятки лет Нора открыла для себя предка с новой стороны, наткнувшись на его дело в КГБ и прочитав оставленные им дневники.

В истории Людмилы Улицкой как всегда много вопросов для размышления, но автор не наталкивает читателя на какие-то определённые выводы, оставляя свободу для творчества и собственного выбора для каждого.

Медея и её дети

Рейтинг: 4.8

Краткое содержание рассказов Людмилы Улицкой за 2 минуты

Бездетная Медея Синопли подобно античной Медее является божеством для своей семьи, только в отличие от прототипа не разрушает, а склеивает кусочки собственной семьи, восстанавливая своими силами и кровью такие тонкие и рвущиеся семейные нити.

«Медея и её дети» — это уникальный авторский эксперимент Улицкой в построении семейной прозы, подобные эксперименты сложно найти в литературе классиков. В произведении объединены разные пласты истории, уникальные человеческие судьбы, идеи и переживания.

Искренне ваш Шурик

Рейтинг: 4.7

Краткое содержание рассказов Людмилы Улицкой за 2 минуты

Как у Гайдая, у Улицкой есть собственный «ключевой» герой по имени Шурик. Он символизирует проблему отношений матерей и сыновей, когда чувства родительские заменяет тотальный контроль, полное подчинение и навязывание чувства долга.

А задумываются ли герои о последствиях такого «воспитания»? И ведь проблема не придумана автором, она типична для многих современных, даже благополучных на первых взгляд, семей. Эгоистический материнский инстинкт и бескорыстная сыновья любовь легли в основу романа «Искренне ваш Шурик».

Автор раскрывает гамму чувств в таких отношениях от разных женщин – одиноких, по-своему несчастливых, инфантильных, при этом не осуждает их, а предлагает читателю сделать собственные выводы.

Веселые похороны

Рейтинг: 4.7

Краткое содержание рассказов Людмилы Улицкой за 2 минуты

Могут ли похороны быть весёлыми? Конечно, ведь речь идёт о романе Людмилы Улицкой, занявшем шестую строчку рейтинга. В центре внимания удивительная история Алика, талантливого художника родом из России, живущего в Америке. Он неизлечимо заболевает, но не опускает руки – старается использовать оставшееся время с пользой для своего окружения.

В последние годы его окружают все бывшие женщины, жёны, которых Алику удаётся подружить, перезнакомить всех друзей. Художник становится центром собственной вселенной из человеческих связей, которые ему удалось выстроить перед смертью, даже давно поссорившиеся приятели обрели мир между собой.

Не удивительно, что покинув этот мир, герой не останется забытым.

Сквозная линия

Рейтинг: 4.6

Краткое содержание рассказов Людмилы Улицкой за 2 минуты

В сборнике «Сквозная линия» автор представляет повесть о лжи в разных её проявлениях: выдумки девочек-подростков, учителей, профессора, состоявшиеся в семье женщины – все они дополняют свою жизнь фантазиями.

Так они восполняют нереализованные амбиции, вносят в своё бытие краски, ведь так, кажется, интереснее. Ложь прошла красной линией через каждую историю и в каждом случае привела к особым последствиям.

Книга полна случайных и неслучайных встреч, судьбоносных событий и эмоций от неприятных до вызывающих умиление и желание жить.

Сонечка

Рейтинг: 4.5

Краткое содержание рассказов Людмилы Улицкой за 2 минуты

Повесть «Сонечка» однажды вдохновила театральных деятелей, по ней поставили спектакль в МХТ им. Чехова – высокая степень признания литературного произведения. История главной героини так актуальна для нашего времени, одновременно почти невозможна, она переведена на разные языки, а в 1993 году произведение было удостоено французской премии Медичи.

Сонечка, с самого раннего детства увлекающаяся литературой, скрывается от реальной жизни на страницах книг. Счастливый брак рушится со смертью любимого мужа, перед кончиной полюбившего молодую Ясю. Дочь далеко, Соня остаётся один на один с собой и литературными шедеврами, полностью погрузившись в фантазийный мир, оторвавшись от реалий.

Детство 45-53. А завтра будет счастье

Рейтинг: 4.5

Краткое содержание рассказов Людмилы Улицкой за 2 минуты

В книге «Детство 45-53. А завтра будет счастье» Людмила Улицкая рассказывает о детях, чьи ранние годы прошли в послевоенный период середины XX века.

Главная идея автора – поддержать тонкую связь поколений, рассказать потомкам о традициях детей фронтовиков, о вещах, поддавшихся забвению.

Изменилась география, расширились границы городов и уменьшились леса, забылись имена людей с выцветших фотографий в альбоме…

Суть повествования – отсутствие смены нравственности между поколениями. Нет «жестоких» времён, все они прекрасны, интересны и сложны по-своему. Отчасти их определяют малые истории семей, передающиеся поколениями ценности и знания, которые обязательно нужно сохранить.

Бедные, злые, любимые

Рейтинг: 4.4

Краткое содержание рассказов Людмилы Улицкой за 2 минуты

Следующий в рейтинге сборник прозы Улицкой «Бедные, злые, любимые» составлен из произведений разных лет, в него вошли и ранее упомянутые в обзоре «Сонечка», и «Весёлые похороны», и многие другие – всего 16 рассказов и повестей.

Некоторые из них принесли Людмиле Евгеньевне престижные премии и известность в разных странах. «Бедные, злые, любимые» — удачная книга для знакомства с творчеством автора.

При прочтении вы узнаете о стиле Улицкой, о её таланте психолога и удивительного рассказчика.

Девочки

Рейтинг: 4.3

Сборник рассказов «Девочки» — это истории о детстве. Девочки в юном возрасте особенно чувствительны и полны особенных эмоций, которые со временем меняют качество и трансформируются во взрослые переживания.

Детский период жизни окрашен пёстрыми красками, все мысли и события многократно преувеличены и воспринимаются многократно ярче, чем у взрослых.

У маленьких девочек будто шире спектр звуков и цветов, которые они видят и ощущают.

Людмила Улицкая, работая над сборником, использовала свои самые яркие воспоминания, доносящиеся из далёкого детства.

Священный мусор

Рейтинг: 4.2

Наш рейтинг не обошёлся без автобиографичной прозы автора. «Священный мусор» — это сборник, который формировался более 20 лет параллельно с работой над другими произведениями Улицкой.

Рассказы, которые по разным причинам не подходили к сборникам, над созданием которых Людмила Евгеньевна работала в определённое время, отсеивались, вводились в «Священный мусор», но сегодня кажется, что убрать из книги уже нечего, каждая «соринка» нашла своё место.

Истории из собственной жизни автора, её мысли и чувства преподнесены под разным соусом, местами – откровенно, глаза в глаза к читателю.

Источник: https://expertology.ru/12-luchshikh-knig-lyudmily-ulitskoy/

За что и для чего… Рассказ. Людмила Улицкая. Читать онлайн

Краткое содержание рассказов Людмилы Улицкой за 2 минуты

Ангелы, вероятно, иногда засыпают. Или отвлекаются на посторонние дела. А, возможно, встречаются просто нерадивые. Так или иначе, в Страстную субботу произошло ужасное несчастье: очень пожилая дама – семидесяти пяти лет – стояла в густой очереди на автобусной остановке с аккуратной сумкой, в которую были упакованы кулич и пасха, и ожидала автобуса. Она была дочерью известного русского поэта серебряного века, вдовой известного художника, матерью многих детей, бабушка и даже прабабушка большого выводка молодняка. Огромный круг ее друзей и почитателей звал ее НК – по инициалам.

НК была высоким во всех отношениях человеком, и ее невозможно было унизить ни одним из тех способов, на которые была так изобретательна наша власть. Ее переселили из квартиры в центре, в которой она прожила несколько десятилетий, на дальнюю окраину, но она не изменила ни одной из своих привычек, в частности, освящать куличи в церкви Иоанна Воина, неподалеку от своего прежнего дома.

В ней не было ничего старушечьего и подчеркнуто-церковного: ни платочка, ни согнутых плеч. В большой изношенной шубе, в черной беретке, она терпеливо ожидала автобуса и едва заметно шевелила губами, дочитывая про себя утреннее правило.

Подошел автобус. Она стояла среди первых, но ее оттеснили. Оберегая сумку, она отступила, потом рванулась к подножке.

Шофер уже закрыл двери, но люди держали задвигающиеся створки, чтобы втиснуться, и она тоже ухватилась свободной рукой за дверь, и даже успела поставить ногу на подножку, но автобус рванул, кто-то сбросил ее руку, нога заскользила прямо под колесо, и автобус проехал по ее длинной и сильной ноге.

Во время Пасхальной заутрени НК отходила от наркоза. Ногу ампутировали. Утром пришли первые посетители – старшая дочь и любимая невестка. НК была очень бледна и спокойна.

Она уже приняла происшедшее несчастье, а две женщины, возле нее сидящие, еще не успели понять этого и найти слова утешения. Они скорбно молчали, сказавши «Христос воскресе» и трижды с ней поцеловавшись.

НК тоже молчала. Потом улыбнулась и сказала:

  • – А разговеться принесли? Невестка радостно блеснула глазами:
  • – Конечно!
  • И выложила на тумбочку маленький кулич с красной свечкой на маковке.

– И все? – удивилась старая дама. Руки смирно лежали поверх одеяла, правая на левой, и мерцало обручальное кольцо и большой сердоликовый перстень. Их не смогли снять перед операцией – въелись.

Невестка вынула из сумки шкалик коньяка. Все заулыбались.

Посторонних в послеоперационной палате не было. Невестка и дочь встали и тихо пропели пасхальные стихиры. У них были хорошие голоса и навык к пению.

Накрыли на тумбочке пасхальный стол. Съели по куску ветчины и выпили по глотку коньяка.

Я навестила НК, когда она уже выписалась из больницы. Она боком сидела на лавочке, сделанной когда-то ее мужем. Культя лежала перед ней, а второй ногой, длинной и очень красивой, она опиралась о пол.

  1. Она положила руку на остаток ноги, похлопала по ней и сказала ясным голосом:
  2. – Я все думаю, Женя, для чего мне это?
  3. Я не сразу поняла, о чем она говорит… Она продолжала:

– Не сразу сообразила. Теперь знаю: я всю жизнь слишком много бегала да прыгала. А теперь вот мне сказали: посиди и подумай…

А я сидела и думала: почти все знакомые мне люди на ее месте сказали бы – за что мне это?

Читайте также:  Краткое содержание волки и овцы островского за 2 минуты пересказ сюжета

Она прожила после этого еще лет пятнадцать. Ей сделали протез, она ездила еще в Крым, навестила двоюродную сестру в Швейцарии и внука в Швеции. Я не знаю, что за уроки она вынесла из своего несчастья. Но всех, кто ее знал в те годы, она научила ставить этот вопрос: для чего?

Несмотря на ее полную примиренность с Господом Богом и с посылаемыми испытаниями, я все же продолжаю думать, что иногда дорожные ангелы отворачиваются или отвлекаются на посторонние дела.

Ключевые слова: За что и для чего,Людмила Улицкая,Людмила Евгеньевна Улицкая,Читать онлайн,произведения,читать бесплатно,скачать,русская литература,21 век,проза,роман,рассказ,творчество людмилы улицкой

Источник: https://md-eksperiment.org/post/20190120-za-chto-i-dlya-chego

«Дочь Бухары»: краткое содержание рассказа Людмилы Улицкой

Произведение «Дочь Бухары» было создано в 1994 г. В нем описывается тяжелый период послевоенного времени. Краткое содержание рассказа Людмилы Улицкой «Дочь Бухары» начинается с описания московской жизни, в которой у соседей не было тайн. Жители бедны, постоянно борются с болезнями и голодом.

В небольшом доме живет пожилой мужчина – Андрей Иннокентиевич, доктор, который поставил на ноги много людей даже после тяжелых ранений. Неожиданно в Москву приехал внук врача – Дмитрий. Его красивая и современная машина въехала во двор рядом с домом доктора. Как оказалось, Дмитрий привез с собой невесту Алю – необыкновенной красоты девушку восточной наружности.

Молодым людям понеслись навстречу радостные слова приветствия. Подоспел и старый доктор и с чувством обнял внука. Девушка с любопытством выглядывала из-за спины своего спутника. Она стала женой Дмитрия. Окружающие нарекли ее «Дочерью Бухары». Девушку раздражали чужие взгляды и пристальное внимание к себе.

Рассказ, который написала Людмила Улицкая «Дочь Бухары» (краткое содержание его описано в данном сочинении) показывает отношения между людьми, лежащие в основе произведения. Окружающие завидовали состоятельности доктора, но старались не показывать этого, так как врача знали многие с младенчества, да и денег за лечение не брал.

Краткое содержание рассказов Людмилы Улицкой за 2 минуты

Это было отчасти семейной традицией. Отец и дед доктора были военными врачами. Сын Андрея Иннокентиевича умер от тифа, но у него остался годовалый наследник. Деду пришлось одному заниматься его воспитанием. За пять поколений в семье царила наследственная особенность. Несмотря на то что все мужчины были рослыми и сильными, у них мог родиться только один сын.

Так как Дмитрий приехал с невестой, дед с надеждой за молодой парой. Внук колебался между выбором – поступить в военно-медицинскую академию, а затем направиться в Ленинград либо устраиваться работать в местную больницу. Бухара с энтузиазмом взялась за ведение хозяйством, даже потеснила престарелую больничную нянечку Пашу, которая на протяжении 20 лет вела хозяйство доктора.

Этим она расстроила и даже обидела женщину. Паша ушла, и доктору с трудом удалось уговорить ее вернуться. Спустя некоторое время, в молодой семье родилась девочка, которую назвали Людмилой. Она была очень слабенькой и через некоторое время врачи диагностировали у отклонения в развитии, а после обследования – синдром Дауна.

Несмотря на это Аля очень любила свою дочь и заботилась о ней. Дмитрий был расстроен болезненностью ребенка. Начал проводить на работе больше времени, был очень подавлен приходя домой. Между супругами исчезли чувства и близость.

Дмитрий начал встречаться на работе с Тамарой, медсестрой и даже принял решение уйти от жены. Нянечка Паша стала жить вместе со всеми во флигеле, а Мила – постепенно забывать отца. Аля устроилась на работу медсестрой.

Хоть Дмитрий материально поддерживал бывшую семью, но в доме никогда не появлялся и общение не поддерживал. Милочка росла беззаботно и даже научилась делать аппликации.

Однако Аля после всех переживаний и потрясений сильно заболела. Она уже знала, что умрет и боялась не смерти, а то, что дочь останется одна. При этом рядом не будет родных людей, которые будут ее любить и лелеять, помогать в трудное время. В результате Аля решила съездить на родину, откуда привезла много целебных трав. С их помощью она начала лечиться, чтобы прожить на 6 лет дольше.

Але удалось даже несколько поправить свое здоровье. Она все так же работала медсестрой и ухаживала за многими мужчинами.

В больнице женщина познакомилась с пожилым человеком, сын которого находился здесь же и был смертельно болен. Жить ему оставалось недолго.

Аля предложила поженить сына старика на Милочке, и вскоре сыграли свадьбу. Теперь Бухара была спокойна за жизнь дочери и, уехав на родину, вскоре умерла.

Рассказ «Дочь Бухары», краткое содержание которого рассказывает, что жизнь бывает очень тяжела, тем не менее показывает, что несмотря на любые трудности, с ними можно справиться.

Даже смертельно больные люди или с психическими отклонениями могут быть счастливы. Главное – не отчаиваться. Например, счастье Милы и Григория даже не могли омрачить смешки и сплетни за их спинами.

Они оба знали, что жить им осталось недолго, но зато это время молодожены решили посвятить себя друг другу и своей любви.

Сохрани к себе на стену!

Источник: http://vsesochineniya.ru/doch-bukhary-kratkoe-soderzhanie.html

Система вопросов к рассказу Людмилы Улицкой «Бедные родственники»

Вступительное слово

Людмила Евгеньевна Улицкая —  русская писательница, переводчик и сценарист.

Первая женщина — лауреат премии «Русский Букер» (2001). Лауреат премии «Большая книга» (2007, 2016). Произведения Людмилы Улицкой переведены не менее чем на 25 языков.

В своих произведениях писательница обращается к острым проблемам, вводит «непарадных», «несчастных» героев, фиксирует внимание на разнообразных реалиях повседневности, подробно прописывая мельчайшие проявления этого мира. Отходит на второй план отношение героев к работе, производственным процессам.

Оно становится лишь одной из сторон характеристики персонажей. Для творчества Людмилы Улицкой характерно натуралистическое, излишне детальное изображение конкретной реальности, не всегда сопровождающееся исследованием психологии героев.

Носителями авторского идеала являются герои-мечтатели, «маленькие люди».

  • Первая книга Людмилы Улицкой «Бедные родственники» была издана на французском языке во Франции, а публикации первых рассказов Людмилы Евгеньевны стали появляться в журналах в конце восьмидесятых.
  • Книга объединяет в себе темы, которые развиваются во многих её последующих произведениях и являются отличительной чертой её прозы (семья, ее основы, назначение, отношение к любви, счастье и трагедия жизни, кто такие «родственники», истоки их несчастий).
  • Вопросы:
  1. Как вы считаете, кто является главным героем рассказа? Почему?

Ответ: В рассказе две главные героини — это Ася и ее троюродная сестра Анна Марковна. Не случайно и в названии произведения выведено — «Бедные родственники» (мн.ч.).

  1. Какие временные пласты можно проследить в рассказе? Какова их роль?

Ответ: В рассказе два временных пласта: настоящее (непосредственно визит Аси к Анне Марковне) и прошлое (обращение автора к прошлому героинь), более детальное знакомство читателя с образами сестер.

  1. Почему Улицкая называет уже взрослых женщин по-разному Ася и Анна Марковна? Что пытается подчеркнуть автор? 

Ответ:  Анечка, получившая хорошее образование, сумела удачно выйти замуж, устроить свою жизнь.

«Слабоумная» же Ася, не проявлявшая особого рвения к учению, оказалась практически без средств к существованию, она полностью зависела от своей сестры. Положение в обществе и нашло отражение в именах героинь.

Анна, одалживая сестре деньги, делает это с высокомерием, Ася же берет деньги не для себя, а для помощи ближнему.

  1. Как вы понимаете смысл названия рассказа «Бедные родственники»? Почему автор называет их бедными?

Ответ: Ася и Анна Марковна – родственники. Слово «бедные» в равной степени относится к обеим героиням. Однако Улицкая вкладывает различный смысл в одно и то же слово. Ася бедна материально. Основу рассказа составляет история о том, как она пришла к сестре «за своим ежемесячным пособием».

Однако у нее, в отличие от материально обеспеченной сестры, богатый духовный мир. Еще в детстве она была «живая, веселая и славная». Такой же она осталась и сейчас. В жизни Анны Марковны верх взяли материальные блага: «чай пили из богатых синих чашек».

Кроме этого, в разговоре с Асей она высказывает свои переживания по поводу того, как бы ей получше устроить жизнь внучки. С некоторым ужасом представляет себе «стены в беспорядочно вбитых гвоздях всех размеров», «запах – невозможный», «повсюду стопки газет» в комнате Аси, предложившей Ирочке пожить у нее.

Таким образом, автор выводит нас на проблему родственных отношений.

  1. Какая роль отводится другим персонажам рассказа? Какие типические черты вы можете увидеть на примерах образов Маруськи Фомичевой, Ирочки и ее спутника? Какова их роль в рассказе?

Ответ: Маруська Фомичева – «маленький человек». Эта «скомканная полупарализованная старуха», проживающая в сырой комнатенке в Костянском переулке, почти полностью оказалась отрезанной от внешнего мира. И только Ася может скрасить ее безрадостное существование. Через ее образ мы четче видим Асю, ее нравственную составляющую и жизненные принципы.

Через Ирочку и ее спутника Улицкая показывает один из «способов жизни»: «жизнь на всем готовом».

  1. Сравнив образы двух главных героинь,  какой вывод можно сделать? Можно ли назвать Анну Марковну благодетельной сестрой ?

Ответ: Ася воспринимает жизнь такой, какая она есть. Она не жалуется на судьбу, живет легко и свободно. В разговоре с сестрой она «чистосердечна» и «старательна».

Уже с детства Ася ненавидела подлость, поэтому и рисовала карикатуры по преподавателя истории. Ася искренна в своих побуждениях помочь людям: всерьез предлагает внучке Анны Марковны пожить у нее.

Но еще более выразительна финальная сцена рассказа, когда Ася бескорыстно «выгружала богатые подарки» на «шаткий стол» Маруськи Фомичевой.

Характер Анны Марковны противоречив. С одной стороны, она приветлива и заботлива, с другой же, — холодна, высокомерна и расчетлива. Анна Марковна, в отличие от своей сестры, любит во всем порядок, дородит каждой минутой: «Да, да, — спохватилась Анна Марковна, что много времени даром потратила…».

Нельзя утверждать, что душа Анны Марковны черствая, полностью равнодушная к чужим проблемам. Но, сравнивая двух сестер, мы понимаем, что Анне Марковне не хватает той живости, веселости и свободы, которая есть у Аси.

Они обе оказались ответственными за чью-то судьбу (Анна Марковна – за судьбу Аси, Ася – за судьбу Маруськи Фомичевой), но одна это делает с «искренней любовью и безмерным почтением», другая – «с оттенком торжественности» и величественности.

  1. Каково авторское отношение к героиням?

Ответ: проникнутый симпатией взгляд автора на Асю открывает нам людей, наделенных чувством собственного достоинства, мудростью и умением любить. Соответственно, следует сделать вывод, что авторское предпочтение отдается Асе, образ Анны обрисован нейтрально.

  1. Правильно ли поступает Анна Марковна по отношению к своей сестре? Как вы можете охарактеризовать эти отношения?

Ответ: автор выводит на первый план проблему родственных отношений. В жизни каждого человека  любовь, доброта и сострадание всегда должны быть главными по отношению к своим родным.

9.Кто еще из авторов обращался к подобной проблеме?

Ответ: 

А. Алексин «Раздел имущества»

Отношения между людьми в семье строились по принципу «нужен пока нужен». Алексин рисует открытое противостояние двух начал: доброты, сердечности, умения отказаться от личного ради близких людей (бабушка Анисья) и прикрываемой красивыми фразами бездуховности, прагматизма (мать). 

Источники:

Рецензент: Симашина Мария, ФЛ-РЛБ-52 

Источник: http://iteach.vspu.ru/01-2019/18863/

Они жили долго

Они были так долго старыми, что даже их шестидесятилетние дочери, Анастасия и Александра, почти не помнили их молодыми.

За свою длинную жизнь они успели потерять всех родственников, друзей, соседей, – целыми домами, улицами и даже городами, что не удивительно, поскольку они пережили две революции, три войны, без счету горестей и лишений. Но они, в отличие от тех, кто умер, с годами становились только крепче.

Николай Афанасьевич и Вера Александровна, каждый по-своему, шли к вечной жизни: муж приобретал прочность и узловатость дерева и очертания птицы-ворона, носатого, неподвижного в шее.

Мужское полнокровное мясо высыхало, сам он покрывался все более гречневыми пятнами, сначала на руках, а потом и по всему телу, и из бывшего блондина превратился в темнолицего, картонного цвета большого старика с коричневой зернистой лысиной.

Жена старела в направлении благородного мрамора: желтоватый оттенок, имитация тепла и жизни в холодном лице, угрожающая монументальность.

Прежде врачи всегда рекомендовали Вере Александровне сбросить вес, сесть на диету – она лет пятьдесят тому назад даже ложилась для похудания в Институт питания к профессору Певзнеру но после восьмидесяти лет про вес врачи больше не говорили.

Она всегда питалась так, как она считала нужным, если только продовольственные обстоятельства, всегда тесно связанные с политическими, это позволяли. Схема питания Веры Александровны была строгая – завтрак, обед и ужин, и никаких немецких бутербродов там не предусматривалось.

Главное, чтобы продукты были качественные и еда свежей, то есть не разогретой, а только что приготовленной.

В голодные времена она проявляла большую изобретательность в составлении меню обеда при наличии двух исходных продуктов – пшена и картофеля. Николай Афанасьевич всегда снабжался по хорошей категории, поскольку стал профессором еще в конце двадцатых годов и преподавал нужный всем инженерам предмет – сопротивление материалов – в старейшем институте Москвы.

Читайте также:  Краткое содержание железников путешественник с багажом за 2 минуты пересказ сюжета

Каждый из супругов по-своему являл собой образец высокого сопротивления тех материалов, из которых были построены. Вера Александровна, со своей стороны, поддерживала это сопротивление семейных организмов с помощью правильно налаженного питания.

Давно отошли в прошлое те годы, когда она собственноручно мыла, чистила и варила – к этому теперь были приспособлены дочери.

Родились они вопреки всем медицинским прогнозам после многолетнего бесплодного брака, во времена, когда бездетность перестала огорчать Веру Александровну и даже стала видеться как некоторое преимущество.

Явились вдвоем, нежданно-негаданно и предоставили матери новое поле деятельности – до этого она жила мужней женой, избегая не столько работы, сколько момента заполнения анкеты, связанного с любым трудоустройством: происходила Вера Александровна из старого княжеского рода.

Фамилия ее, скромная на слух, известна была каждому русскому по учебникам истории и старым названиям улиц. Николай Афанасьевич, несмотря на свою аристократическую внешность, был из крестьян Тамбовской губернии, отец погиб в империалистическую войну. Такова была анкетная правда, защитившая семью от гонений.

Сам Николай Афанасьевич был человек осторожный, к тому же и хитрый: всю жизнь прикидывался, что недослышит. На службе считался чудаковатым, но специалист был превосходный, и расчеты всех сооружений периода развернутого строительства социализма обыкновенно попадали к нему на стол для проверки. Он был хорош и как теоретик, но в практических делах считался самым авторитетным…

Глубокая гармония была между супругами. В том, что делала Вера Александровна, был тот же самый почерк, что и у мужа: точность, тщательность, презрение к любой приблизительности. Пирожки у Веры Александровны были сделаны по тому же рецепту, что расчеты Николая Афанасьевича – безукоризненно.

Науки благородных девиц – домоводство и рукоделие – Вера Александровна преподавала дочерям со всеми подробностями и деталями, давно уже никем не востребованными: кому теперь было нужно знать, как делать мережку, чистить в домашних условиях фетровые шляпы и готовить профитроли превосходные из муки конфектной… Все это, конечно, шло в добавление к тем предметам, которые Александра и Анастасия проходили в обыкновенной советской школе. Значительная часть материнских познаний была преподана девочкам в те три года, что жили они в городе Куйбышеве, в эвакуации, и девочки сопровождали мать не на родственные именины и визиты, а на колонку, с детскими ведрами и бидонами: воды для всякого рода гигиенических целей требовалось много, а водопровод в зимнее время часто промерзал и городское водоснабжение нарушалось.

С самого раннего детства завелась в головах двух полуаристократических девочек некоторая шизофрения: шов между всеобщей жизнью и их домашним бытом был нестерпимо груб.

Сверстники их не принимали, да и они сами всегда чувствовали полную неспособность слиться с коллективными чувствами – радости ли, гнева или энтузиазма.

Это полностью компенсировалось их особым двуединством, иногда случающимся у близнецов.

Мать была с ними строга и требовательна, отца они видели мало – он всегда работал сверхсильно, сверхурочно, без выходных и праздников. Перед отцом они обе благоговели, а матери побаивались. И любили родителей безоговорочной рабской любовью.

Годам к пятнадцати способные девочки были научены полному объему дамских наук, включая и небольшой французский язык, преподанный матерью. В школе они учились очень хорошо, но Вера Александровна приняла решение, что высшего образования им не надобно: у нее самой такового не было.

Когда Вера Александровна сообщила об этом мужу, он с ней не согласился. Между супругами чуть ли не впервые в жизни возникло разногласие, которое быстро выветрилось: Николай Афанасьевич привык во всем, что не касалось его профессиональной деятельности, полностью доверяться жене.

А жена считала, что девочки, получив, например, профессию медицинских сестер или библиотечных работников и выйдя замуж за порядочных людей, достойно пройдут свое жизненное поприще.

Ко всему прочему, она боялась пребывания на виду, в свое время даже отсоветовала Николаю Афанасьевичу идти на повышение, которое ему предлагалось. Возможно, тем спасла жизнь ему и всей семье…

– Не надо лишнего. Медсестра – хорошая профессия, во все времена нужная, не останутся без куска хлеба. И не забывай, Николай, что девочки наши – отличные хозяйки, – не без гордости добавляла Вера Александровна. – А мы стареем, и в доме будет медицинская помощь…

– Может быть, тогда уж лучше в медицинский институт? – сделал последнюю попытку Николай Афанасьевич.

– Нет, нет, это слишком тяжелая профессия, – закрыла тему Вера Александровна, и Николай Афанасьевич, требующий от своих студентов ясности мысли и логической последовательности в рассуждениях, смолчал. Жену Веру он любил больше, чем ясность мысли или логику.

Девочки, закончив школу, поступили в лучшее в Москве медицинское училище, и через три года стали медицинскими сестрами, – обе получили красные дипломы… Эти дипломы, между прочим, давали большие преимущества при поступлении в медицинский институт. Но поступили они на работу в Боткинскую больницу.

Тут открылось еще одно достоинство профессии: работа в отделениях была суточная, и расписание можно было составить таким образом, чтобы одна из дочерей всегда была под рукой у Веры Александровны – для услуг, разговоров, мелких поручений и основных обязанностей, связанных с приготовлением обеда, тщательной уборкой квартиры и непременной послеобеденной прогулкой по Староконюшенному переулку.

С некоторых пор Вера Александровна перестала выходить на улицу одна.

Рослая, в большой шубе зимой и в легком труакаре летом, она плыла в сопровождении одной из двух своих незначительных дочерей, которые и ростом не вышли, и лицом были невидные, и в ее руках была одна из трех ее заслуженных сумочек, черная замшевая, коричневая кожаная или белая старая, а в руках у дочери была непременная хозяйственная сумка, авоська, в более поздние годы – пластиковый пакет, откуда торчал рыбий хвост или свекольная ботва, – какой-нибудь боевой трофей. Одеты они всегда были скромно, жесткие белые воротнички, юбки в английскую складку, но держали спины прямыми, плечи опущенными вниз – не горбиться, не горбиться! – с детства одергивала их мать, и ступни они ставили на землю неприметно-особым образом.

Пока дочерям не исполнилось тридцати, Вера Александровна считала, что они слишком инфантильны, чтобы думать о кавалерах, а когда им за тридцать перевалило, она пришла к мысли, что брак вообще не для них.

Николай Афанасьевич жене никогда не возражал, а с годами он научился думать таким образом, как будто он и был Верой Александровной.

Вера Александровна, со своей стороны, так чутко чувствовала все мужние движения, включая и желудочные, что успевала приказать дочери сварить ромашковый чай за десять минут до того, как он начинал испытывать тяжесть в желудке и колотье в боку…

  • В восемьдесят лет у Веры Александровны открылся диабет, и последние пятнадцать лет своей жизни она не употребляла сахара, что усложнило приготовление десертов: заменители сахара не выдерживали тепловой обработки, и Анастасия и Александра часами крутили мороженицу, чтобы получить продукт, лишенный сахарной вредности, но обладающий сладостью.
  • У Николая Афанасьевича в эти же годы нашли ишемическую болезнь сердца.
  • Родители решили, что в связи с ухудшением их здоровья дочки должны выйти на пенсию: по возрасту им не хватало лет пяти, но трудового стажа у Анастасии и Александры был даже избыток: он подходил к тридцати годам.

Александр…

конец ознакомительного фрагмента

Источник: https://iknigi.net/avtor-lyudmila-ulickaya/11293-oni-zhili-dolgo-lyudmila-ulickaya/read/page-1.html

Пересказ рассказа Л. Улицкой «Дочь Бухары»

Рассказ Людмилы Улицкой был написан в 1994 году. Очень сильно поражает, что многие рассказы современности посвящены не сегодняшнему времени, а именно времени начала века, войне и послевоенному времени.

События в рассказе происходят в конце мая сорок шестого года, когда люди еще не оправились от военных потрясений. Описывается бедная «архаическая и слободская московская жизнь, ячеистая и закоулочная».

После таких описаний читатель сразу погружается в простую и в то же время как-то угнетенную жизнь людей, в их проблемы.

В Москве много нищих и полуголодных, и резкий контраст возникает при появлении сына старого доктора Димы: «…во двор въехал «опель-кадет» и остановился возле калитки докторского дома».

Может быть, события рассказа несколько неправдоподобны, но здесь четко показаны возможные проблемы и беды героев.

Так, например, сложно представить, что в Москву после войны можно привезти «красавицу» с Востока, однако впоследствии образ Бухары (так назвал Дима свою жену) вписывается в повествование, и черта между московской обыденностью и появлением девушки с Востока вскоре стирается.

Но после прочтения рассказа возникает очень тяжелое чув ство. Даже сейчас люди редко обращают внимание на нищих, инвалидов, которые встречаются им на улице.

Лишь немногие люди действительно понимают беду конкретного человека и то поверхностно, не подозревая, что же может быть у него в душе.

Но если войти хоть на миг в этот мир, посмотреть на проблемы таких людей, то можно ужаснуться, закрыть лицо руками и сразу убежать оттуда.

Бухара родила Дмитрию дочь, которую они назвали Милочкой, но сразу же после появления ребенка в доме отец Димы увидел, что девочка была вялая, отечная, у нее наблюдалась мышечная расслабленность и полное отсутствие хватательного рефлекса.

Уже после смерти отца Дмитрий отвез Милочку в Институт педиатрии, где доктор «провозгласил диагноз по тем временам редкий — классический синдром Дауна». Конечно, сложно было выдержать такое потрясение, и скоро Дима оставил Бухару с дочерью и ушел к другой женщине.

В этом он проявил свою невыдержанность, отсутствие силы воли, а может, он и не любил Бухару и его прельщала в ней только красота?

Но Бухара смогла достойно воспитать Милу: она водила ее в школу для отсталых детей, куда и сама устроилась работать. Она сопровождала дочь везде, старалась научить ее как можно более разнообразным вещам: готовить, держать иголку в руках.

Сразу после ухода мужа Бухара заболела и знала, что скоро умрет. Она очень боялась за Милу, которая останется в этой жизни совсем одна, такая беспомощная. Бухара свозила дочь на родину и привезла оттуда травы и различных сухих фруктов.

Она знала, что если будет пить отвар из травы, то проживет дольше, и всячески старалась не думать о том, что же будет дальше.

Еще одно затеяла мать Милы — выдать дочь замуж. Работая в больнице, она видела много больных и однажды увидела доброго старика, который пришел к ней со своим больным сыном. Позже старик узнал о намерении Бухары, и он не был особенно против.

Сразу после свадьбы Бухара уехала на родину и там умерла, оставив Милу и Григория совершенно одних. Казалось бы, что жизнь для них была кончена, ведь они должны были скоро умереть, но они были счастливы. Здесь как-то невольно просыпается жалость. Григорий каждый день провожал Милу до остановки и встречал ее: «…

они шли по улице, взявшись за руки, маленькая Милочка на каблуках, в девичьем розовом платье Бухары, и ее муж, большеголовый Григорий с поросшей пухом лысиной, оба в уродливых круглых очках, выданных им бесплатно, — не было человека, который не оглянулся бы им вслед». Многие показывали на них пальцем и даже смеялись.

Но они не замечали чужого интереса. Ведь сейчас есть множество здоровых, полноценных людей, которые могли бы только позавидовать их счастью!

Источник: http://www.uznaem-kak.ru/pereskaz-rasskaza-l-ulickoj-doch-buxary/

Людмила Улицкая

Людмила Евгеньевна Улицкая родилась в 1943 году в городе Давлеканово Башкирской АССР, по образованию биолог-генетик, что никак не помешало стать ей известной писательницей.

Все рассказы Улицкой основаны на её жизненном личном опыте или пересказаны со слов друзей, знакомых, соседей, родственников. Её биография уже могла бы служить материалом для отдельной книги.

Она была трижды замужем, о каждом муже она может рассказать свою историю.

Первый раз она выходит замуж, будучи студенткой, за студента физтеха Юрия Тайца. Улицкая сознаётся, что это был настоящий студенческий брак, то есть у них не было настоящих проблем: они всё ещё оставались детьми своих родителей, но уже жили на отдельной квартире. Брак распался из-за постоянного выяснения отношений: кто из них главнее в семье, кто из них первый.

Самым важным и тяжёлым решением в своей жизни Улицкая считает развод со своим вторым мужем — отцом её двоих маленьких детей.

Сначала, когда понимаешь, что брак прекратил своё существование, а осталось только одно совместное сожительство, то пытаешься подстраиваться, но, оказывается, очень тяжело жить под одной крышей двум абсолютно чужим людям. Так же посчитала Улицкая: «…

Читайте также:  Краткое содержание сказание о борисе и глебе за 2 минуты пересказ сюжета

За десять лет нашего брака принципиально изменился характер наших отношений. Поначалу я была главной, умной, замечательной женой. За девять лет, которые я сидела дома, я стала домохозяйкой, как полагал мой муж.

И всё его поведение было построено на том, что он процветающий учёный, а я – домохозяйка. Это была его семейная модель – она была и в его родительском доме, и он удачно примерил её ко мне. А я это понимала и слегка улыбалась – я знала, что Богом мне было отпущено не меньше, чем ему».

После развода Улицкая пытается найти работу, которую она могла бы совместить с заботой о детях, но так как за долгое время её научная специализация была уже не действительной, она могла бы работать только в качестве лаборанта. В этот момент её выручает подруга, работавшая художником в Еврейском театре.

Она познакомилась с деятелем искусства Шерлингом, который хотел поставить пьесу о еврейской истории, о Бар — Кохбе. Улицкая поддержала разговор, так как она сама, будучи домохозяйкой, читала про это.

Шерлинг был потрясён познаниями этой женщины и предложил работу завлитом у себя в театре, где она и проработала три года.

Третий муж, с которым сейчас живёт Улицкая, пришёл в её жизнь «со скрипом». Писательница с иронией рассказывает, что после таких романов, какой был у них, обычно браком не кончаются, но сейчас они поженились и живут сейчас вместе душа в душу.

На рубеже 1980-х и 1990-х годов вышли два фильма, снятые по созданным Улицкой сценариям — «Сестрички Либерти» Владимира Грамматиков и «Женщина для всех». Но широкую известность ей приносит повесть «Сонечка», за которую Улицкая получает премию Медичи и общее признание, а в 1997 году роман «Медея и её дети» выводит её в число финалистов Букеровской премии.

  • Улицкая признаёт, что первые её книги вышли за рубежом, а «Бедные родственники» впервые увидели свет в Париже, потому что ситуация в России препятствовала её работе, но это лишь помогло ей, так как благодаря Парижу её книги были изданы на 17 языках в странах Европы, в США, в странах восточной Европы, а также в странах-членах СНГ.
  • Титулы, награды и премии
  • Литературная премия Приз Медичи (1996, Франция)
  • Литературная премия Приз им. Джузеппе Асерби (1998, Италия)
  • Русский Букер (2001)
  • Кавалер Ордена Академических пальм (Франция, 2003)
  • Премия Книга года за роман «Искренне ваш, Шурик» (2004)
  • Кавалер Ордена искусств и литературы (Франция, 2004)
  • Премия Пенне (2006, Италия) — за роман «Казус Кукоцкого»
  • Премия Большая книга (2007) — за роман «Даниэль Штайн, переводчик»
  • Литературная премия Гринцане Кавур (2008, Италия) — за роман «Искренне Ваш, Шурик»
  • Номинация на Международную Букеровскую премию (2009, Англия)
  • Литературная премия журнала «Знамя» в номинации «Глобус» (2010) за «Диалоги» Михаила Ходорковского с Людмилой Улицкой, опубликованные в десятом (октябрьском) номере «Знамени» за 2009 год.
  • Премия Симоны де Бовуар, 2011, Франция
  • Премия Олега Табакова за книгу «Зеленый шатер» (2011)
  • Фантастика в творчестве автора:

    Безусловный интерес представляет одно из главных произведений Улицкой — мистический роман «Казус Кукоцкого».

    Главный герой романа доктор Павел Алексеевич обладает сверхъестественным даром, который он называет «внутривидение», с помощью которого он видит внутренние органы и болезни людей. Помимо этого важным мистическим элементом романа является сон супруги главного героя Елены.

    Из трех частей сон занимает центральную вторую часть и представляет около 100 страниц текста, в которой героиня оказывается в загробном мире, который она именует «Средний мир».

    1. К профильным произведениям автора также можно отнести пьесу «Канакапури», которая представляет собой индийскую сказку с необычным сюжетом о приключениях, переселении душ, героическом сражении, о полете с легендарными птицами Гарудами.
    2. Мистический элемент присутствует также в рассказе «Кошка большой красоты», в котором хозяева кошки, которые избавились от нее, слышат мяуканье в трубке телефона.
    3. Отдельного упоминания заслуживают бытовые сказки Улицкой «История про кота Игнасия, трубочиста Федю и Одинокую Мышь», «История о старике Кулебякине, плаксивой кобыле Миле и жеребёнке Равкине»[/i], «История про воробья Антверпена, кота Михеева, столетника Васю и сороконожку Марию Семеновну с семьей»[/i].

    Источник: http://fantlab.ru:5555/autor14324

    rrulibs.com

    Как только начинало припекать и подсыхала грязь, желтая и худая Халима, повязанная по самые брови шелковым линялым платком, начинала просушивать постель.

    Она выносила раскладушки и наваливала на них одеяла, коврики, перины такой огромной разноцветной кучей, что непонятно было, как все это помещается в двух крошечных подвальных комнатах, где она жила с бритоголовым мужем Ахметом и множеством разновозрастных детей.

    Куча эта возвышалась как раз под окном Клюквиных, живших на первом этаже дощатого двухэтажного дома.

    Пока одеяла и подушки грелись на солнце, отдавая накопленную за зиму подвальную сырость, вреднющая старуха Клюквина, высунувшись в окно между цветочными горшками, добросовестно и монотонно бранила Халиму.

    — Колюня, Колюня, подь сюда! — приказала она своему шкодливому внуку Кольке. — А ну-ка скинь все!

    Колюня с удовольствием побежал во двор и, выждав минуту, когда Халима отлучилась, перевернул раскладушку.

    Халима сердилась, нет ли — понять было нельзя. Она была молчалива и терпелива. Она подобрала вещи, сложила на раскладушки и посадила рядом дочку Розку — стеречь.

    Халимины выставленные раскладушки обычно служили сигналом — женщины вывешивали на бельевых веревках, натянутых между липами, зимние пальто и одеяла, а на изгородях рассаживались, как огромные разноцветные кошки, толстые подушки. По коврам и половикам хлопали палками, выстреливая облачками уютной домашней пыли.

    Старуха Клюквина все стояла у окна и поругивалась. Потом в голову ей пришло, что неплохо бы проветрить свою плюшевую жакетку. Нести во двор она не хотела — а ну как украдут? — и решила проветрить ее на чердаке.

    Она позвала Кольку, велев ему оттащить на чердак «шубу», как она уважительно называла свою жакетку, и, снявши в сенцах ключ с гвоздя, стала подниматься вслед за Колькой на чердак.

    Просторная деревянная лестница вела на второй этаж, а там она суживалась, делала резкий поворот и останавливалась у низкой дверки.

    Старуха Клюквина отомкнула висячий замок, и они вошли в огромное, уже нагретое ранним солнцем помещение. Скаты крыши были неровными, посреди чердака крыша горбилась и уходила вверх, а в одной из скошенных стен зияло большое двустворчатое окно, через которое падал на чердак полосатый поток зыбкого и мутного света.

    Колюня уже бывал здесь — и каждый раз восхищенно замирал перед кучами хлама, жадно разглядывая причудливые очертания, образованные самоварной трубой, рогатой вешалкой, вставшим на дыбы сундуком и лежащим на боку шкафом, покрытым нежной попоной пыли.

    Колька ткнулся было туда, но бабка, повесив жакетку на бельевую веревку, потянула его к выходу. Она замкнула низкую дверь и, переваливаясь на пухлых ногах, стала тяжело спускаться по деревянной лестнице. Колюня шел следом, мучительно соображая, как бы стащить у нее ключ и забраться одному на чердак. Но ключи она несла в руке, а руку опустила в карман передника.

    Колюня вышел во двор и задумчиво посмотрел на крышу. Окно на чердаке было приоткрыто; раздвоенный ствол большой липы направлялся было в сторону окна, но потом сворачивал, так что залезть с него на крышу было никак нельзя.

    Трехэтажный дом, кирпичный, более поздней постройки, стоял впритык к их хлипкому деревянному, стены лепились друг к другу, но крыша трехэтажки, этого небоскреба их квартала, метра на полтора возвышалась над крышей Колюниного дома.

    «Если выход на чердак в трехэтажке открыт, можно рискнуть», — решил Колюня.

    Одним махом он взлетел на третий этаж. Две двери вели в квартиры, а между ними была еще одна, поплоше, чердачная. Она оказалась запертой. Но Колькина хитроумная голова работала — и он пошел просить ключ от чердака к дворничихиному Витьке.

    Он ловко наврал ему, что на крышу упал мяч, и не какой-нибудь, а известный во всех дворах района Шуркин кожаный мяч, и что никто из ребят не знает, куда его занесло, а он, Колька, лично видел, как мяч залетел на крышу.

    И если Витька поможет ему достать ключ от чердачной двери, то они вдвоем будут навеки владельцами Шуркиного мяча!

    У Витьки загорелись глаза, и он пообещал немедленно поспособствовать. Добыть ключи Витьке не стоило никакого труда: мать, похрапывая, спала на узкой коечке за печкой, а ключи горкой лежали посреди стола.

    Через три минуты оба они стояли у чердачной двери, примеривая к замку ключи. Вышедший из соседней двери старик Конюхов подозрительно посмотрел на них и спросил, что это они тут делают. Витька замялся, а Колюнька приветливо и лживо сказал:

    — А тетя Настя велела метлы принести, тут они стоят…

    — А-а-а, — удовлетворенно протянул Конюхов и, громыхая палкой, пошел вниз по лестнице.

    Дверь наконец открылась. Этот плоский чердак не представлял для Кольки никакого интереса. Пахло мышами, стояли старая перевернутая кровать и детская ванночка…

    «То ли дело наш…» — мелькнуло у Колюни. И он представил себе, как заберется в самую середину огромной кучи, как загудит самоварная труба и как здорово он там заживет…

    Через слуховое окошко они вылезли на крышу. Давно не крашенная плоская крыша, ничем не огороженная, а лишь заканчивающаяся узким отворотом ржавого железа, гулко громыхала под ногами. Вниз смотреть было страшно.

    — Нет мяча-то, — прошептал Витька, — где он, твой мяч, а?

    А сам зачарованно уставился вниз. Земля круглилась внизу, и было здорово заметно с такой высоты, до чего же она круглая, до чего большая. С одной стороны шли все маленькие дома, и горизонт был как бы открыт, и дома не кончались, а только сливались в серо-зеленой дымке.

    Самые высокие липы были ниже их. Настоящей листвы еще не было, только легкая прозелень на ветках, и между ними был виден двор, и соседский двор, и кусок улицы с дрожащим трамваем.

    Каланча казалась близкой и словно уменьшившейся в размере, так же как широкое тело Пименовской церкви.

    — Какой мяч? — переспросил Колька, далеко в мыслях отошедший от своей хитрой выдумки. — А, мяч… Да, видно, вон туда скатился, — сказал Колюня и целеустремленно пошел к краю крыши, нависающему над двухэтажкой.

    — Ты посиди пока, я слазию на двухэтажку может, там мяч-то, — сказал одержимый своим чердаком Колюня, уже свесив ноги и уцепившись за край крыши. Он разжал пальцы и ловко приземлился на крышу двухэтажки. Крыша эта была горбом, идти по ней было неудобно. Он подошел к растворенному чердачному окну и, держась за приоткрытую раму, глянул вниз.

    • Он увидел задний двор, большой голый дуб, лишайники сараев, Шуркину голубятню, блестящий, всем двором обожаемый «опель кадет» дяди Димы Орлова… Он присел на корточки — ему хотелось увидеть и то, что было закрыто от его зрения: раскладушку с разноцветными перинами, песочницу, маленьких Нинку и Валерку, только что игравших в песке, доминошный стол…
    • Старуха Клюквина, позвякивая ключом от чердака, все не могла успокоиться.
    • — Ишь, выложила свое тряпье под самый нос, — ворчала она.

    Потом встала, взяла совок, выгребла из печки немного золы и подошла к окну. Халима как раз отвернулась, а старуха ловким, даже каким-то спортивным движением сыпанула из окна золу прямо на раскладушку и, как маленькая девочка, с хитрым видом спряталась за занавеску — наблюдать за Халимой. Но та вытирала носы двум своим меньшим сыновьям и все не оборачивалась.

    И вдруг странная фигура мелькнула прямо перед глазами Клюквиной. Черная, небольшая, она камнем упала сверху, прямо в середину Халиминого тряпья, и раскладушка, хрюкнув, развалилась. Над бледным Колькой стояла Халима. Она взглянула в его лицо, увидела тоненькую струйку крови, вытекающую изо рта, и схватила его на руки.

    — Живой? Живой ты? Руки, ноги целые? — И забормотала что-то по-татарски, радостно прижимая к себе этого шкодливого, хитрого, никем во дворе не любимого мальчишку.

    И еще не вполне поняв, что же произошло, старуха Клюквина бежала на своих ватных ногах к раскладушке и кричала:

    — Он, бес! Не парень, бес! И откуда же это он сверзился?

    Кольку, живого и невредимого, но с прокушенным языком, вечером выпороли.

    На другой день вредная старуха Клюквина, держа за руку Колюню, торжественно отнесла в подвал Халиме покрытый от мух полотенцем большой пирог с вареньем. Все соседи видели, как Клюквина поклонилась Халиме и сказала громким скандальным голосом:

    — Прости меня, Халима. Кушайте на здоровье.

    А Халима стояла в дверях, высокая, похожая одновременно на худую лошадь и на пантеру в линялом платке, удивительно красивая.

    Источник: http://rulibs.com/ru_zar/prose_contemporary/ulitskaya/b/j42.html

    Ссылка на основную публикацию
    Adblock
    detector