Краткое содержание шолохов поднятая целина за 2 минуты пересказ сюжета

По крайнему к степи проулку январским вечером 1930 г. въехал в хутор Гремячий Лог верховой. У прохожих спросил дорогу к куреню Якова Лукича Островнова. Хозяин, узнав приезжего, оглянулся и зашептал: «Ваше благородие! Откель вас?.. Господин есаул…» Это был бывший командир Островнова в первой мировой и гражданской войнах Половцев.

Поужинав, стали толковать. Лукич считался на хуторе первостатейным хозяином, человеком большого ума и лисьей осторожности. Приезжему стал жаловаться: в двадцатом году вернулся к голым стенам, все добро оставил у Чёрного моря. Работал день и ночь.

Новая власть в первый же год вымела по продразвёрстке все зерно вчистую, а потом и счёт потерял сдачам: сдавал и хлеб, и мясо, и масло, и кожу, и птицу, платил несчётно налогов… Теперь — новая напасть. Приехал из района какой-то человек и будет всех сгонять в колхоз.

Наживал своим горбом, а теперь отдай в общий котёл? «Бороться надо, братец», — объясняет Половцев. И по его предложению Яков Лукич вступает в «Союз освобождения родного Дона».

А тот человек, о котором они толковали, в прошлом матрос, а потом слесарь Путиловского завода Семен Давыдов, приехал в Гремячий проводить коллективизацию. Вначале созвал собрание гремяченского актива и бедноты.

Присутствовавшие записались в колхоз дружно и утвердили список кулаков: попавших в него ждала конфискация имущества и выселение из жилья. При обсуждении кандидатуры Тита Бородина возникла заминка.

Секретарь хуторской ячейки компартии Макар Нагульнов, в прошлом красный партизан, объяснил Давыдову: Тит — бывший красногвардеец, из бедноты. Но, вернувшись с войны, зубами вцепился в хозяйство.

Работал по двадцать часов в сутки, оброс дикой шерстью, приобрёл грыжу — и начал богатеть, несмотря на предупреждения и уговоры дожидаться мировой революции. Уговорщикам отвечал: «Я был ничем и стал всем, за это и воевал».

«Был партизан — честь ему за это, кулаком сделался — раздавить», — ответил Давыдов. На следующий день, под слезы выселяемых детей и женщин, прошло раскулачивание. Председатель гремяченского сельсовета Андрей Разметнов вначале даже отказался принимать в этом участие, но был переубеждён Давыдовым.

Гремяченцы позажиточней в колхоз стремились не все. Недовольные властью тайно собирались обсудить положение. Среди них были и середняки, и даже кое-кто из бедноты, Никита Хопров, например, которого шантажировали тем, что он какое-то время был в карательном отряде белых. Но на предложение Островнова участвовать в вооружённом восстании Хопров ответил отказом.

Лучше он сам на себя донесёт. Да кстати, кто это живёт у Лукича в мякиннике — не тот ли «ваше благородие», который и подбивает на мятеж? Той же ночью Хопрова и его жену убили. Участвовали в этом Островнов, Половцев и сын раскулаченного, первый деревенский красавец и гармонист Тимофей Рваный.

Следователю из района не удалось заполучить нити, ведущие к раскрытию убийства.

Неделю спустя общее собрание колхозников утвердило председателем колхоза приезжего Давыдова, а завхозом — Островнова. Коллективизация в Гремячем шла трудно: вначале подчистую резали скот, чтоб не обобществлять его, затем укрывали от сдачи семенное зерно.

Партсекретарь Нагульнов развёлся с женой Лукерьей из-за того, что прилюдно голосила по высылаемому Тимофею Рваному, своему возлюбленному. А вскоре известная своей ветреностью Лушка встретила Давыдова и сказала ему: «Вы посмотрите на меня, товарищ Давыдов… я женщина красивая, на любовь дюже гожая…»

Половцев и Яков Лукич сообщили единомышленникам с соседнего хутора, что восстание назначено на послезавтра. Но те, оказывается, изменили намерения, прочитав статью Сталина «Головокружение от успехов». Думали, что всех загонять в колхоз — приказ центра.

А Сталин заявил, что «можно сидеть и в своей единоличности». Так что с местным начальством, жёстко гнувшим на коллективизацию, они поладят, «а завернуть противу всей советской власти» негоже. «Дураки, Богом прокляты!.. — кипел Половцев.

— Они не понимают, что эта статья — гнусный обман, маневр!» А в Гремячем за неделю после появления статьи было подано около ста заявлений о выходе из колхоза. В том числе и от вдовой Марины Поярковой, «любушки» предсельсовета Андрея Размёт-нова.

А полчаса спустя Марина, самолично впрягшись в оглобли своей повозки, легко увезла борону и запашник со двора бригады.

Отношения народа и власти снова обострились. А тут ещё приехали подводы из хутора Ярского и прошёл слух, что за семенным зерном. И в Гремячем вспыхнул бунт: избили Давыдова, сшибли замки с амбаров и стали самочинно разбирать зерно. После подавления бунта Давыдов пообещал ко «временно заблужден-ным» административных мер не применять.

К 15 мая колхоз в Гремячем посевной план выполнил. А к Давыдову стала захаживать Лушка: газетки брала да интересовалась, не соскучился ли по ней председатель. Сопротивление бывшего флотского было недолгим, и скоро об их связи узнала вся станица.

Островнов встретил в лесу сбежавшего из ссылки Тимофея Рваного. Тот велел передать Лукерье, что ждёт харчей. А дома Лукича ждала неприятность несравненно более горшая: вернулся Половцев и вместе со своим товарищем Лятьевским поселился у Островнова на тайное жительство.

Давыдов, мучаясь тем, что отношения с Лушкой подрывают его авторитет, предложил ей пожениться. Неожиданно это привело к жестокой ссоре. В разлуке председатель затосковал, поручил дела Разметнову, а сам отъехал во вторую бригаду подсоблять поднимать пары.

В бригаде постоянно зубоскалили по поводу непомерной толщины стряпухи Дарьи. С приездом Давыдова появилась ещё тема для грубоватых шуток — влюблённость в него юной Вари Харламовой.

Сам же он, глядя в ее полыхающее румянцем лицо, думал: «Ведь я вдвое старше тебя, израненный, некрасивый, щербатый… Нет… расти без меня, милая».

Как-то перед восходом солнца к стану подъехал верховой. Пошутил с Дарьей, помог ей почистить картошку, а потом велел будить Давыдова. Это был новый секретарь райкома Нестеренко.

Он проверил качество пахоты, потолковал о колхозных делах, в которых оказался весьма сведущ, и покритиковал председателя за упущения.

Моряк и сам собирался на хутор: ему стало известно, что накануне вечером в Макара стреляли.

В Гремячем Разметнов изложил подробности покушения: ночью Макар сидел у открытого окна со своим новоявленным приятелем шутником и балагуром дедом Щукарем, «по нему и урезали из винтовки».

Утром по гильзе определили, что стрелял человек невоевавший: солдат с тридцати шагов не промахнётся. Да и убегал стрелок так, что конному не догнать.

Выстрел не причинил партийному секретарю никаких увечий, но у него открылся страшный насморк, слышный на весь хутор.

Давыдов отправился на кузню осматривать отремонтированный к севу инвентарь. Кузнец Ипполит Шалый в беседе предупредил председателя, чтоб бросал Лукерью, иначе тоже получит пулю в лоб. Лушка-то не с ним одним узлы вяжет. И без того непонятно, почему Тимошка Рваный (а именно он оказался незадачливым стрелком) стрелял в Макара, а не в Давыдова.

Вечером Давыдов рассказал о разговоре Макару и Разметнову, предложил сообщить в ГПУ. Макар решительно воспротивился: стоит гэпэушнику появиться на хуторе, Тимофей тут же исчезнет.

Макар самолично устроил засаду у дома своей «предбывшей» жены (Лушку на это время посадили под замок) и на третьи сутки убил появившегося Тимофея с первого выстрела.

Лукерье дал возможность попрощаться с убитым и отпустил.

В Гремячем тем временем появились новые люди: два ражих заготовителя скота. Но Разметнов задержал их, заметив, что и ручки у приезжих белые, и лица не деревенские. Тут «заготовители» предъявили документы сотрудников краевого управления ОГПУ и рассказали, что ищут опасного врага, есаула белой армии Половцева, и профессиональное чутье подсказывает им, что он прячется в Гремячем.

После очередного партсобрания Давыдова подкараулила Варя, чтоб сказать: мать хочет выдать ее замуж, сама же она любит его, дурака слепого. Давыдов после бессонных раздумий решил осенью на ней жениться. А пока отправил учиться на агронома.

Через два дня на дороге были убиты два заготовителя. Разметнов, Нагульнов и Давыдов сразу же установили наблюдение за домами тех, у кого покупали скот. Слежка вывела на дом Островнова. План захвата предложил Макар: они с Давыдовым врываются в дверь, а Андрей заляжет во дворе под окном.

После недолгих переговоров им открыл сам хозяин. Макар ударом ноги вышиб запертую на задвижку дверь, но выстрелить не успел. Возле порога полыхнул взрыв ручной гранаты, а следом загремел пулемёт.

Нагульнов, изуродованный осколками, погиб мгновенно, а Давыдов, попавший под пулемётную очередь, умер на следующую ночь.

…Вот и отпели донские соловьи Давыдову и Нагульнову, отшептала им поспевающая пшеница, отзвенела по камням безымянная речка… В убитом Разметновым человеке сотрудники ОГПУ опознали Лятьевского. Половцева взяли через три недели недалеко от Ташкента. После этого по краю широкой волной прокатились аресты. Всего было обезврежено более шестисот участников заговора.

Источник: https://xn—-8sbhepth3ca.xn--p1ai/blog/shholokhov_podnjataja_celina/2015-03-29-261

Изложение сюжета романа Шолохова «Поднятая целина»

Роман «Поднятая целина» — это произведение о становлении колхозного строя в деревне. В 1932 году Шолохов закончил первую книгу романа а в 1959-м — вторую книгу. В этой книге рассказывается о донском казачестве. Писателя интересуют истинные судьбы народных масс в революции.

В «Поднятой целине» изображен важнейший момент в жизни нашей страны — коллективизация, когда донское казачество вместе со всем трудовым советским крестьянством переходит к новой коллективной, социальной жизни.

В центре романа стоят люди двух резко противоположных лагерей — лагеря социализма и лагеря контрреволюции. Это нашло отражение и в самой завязке романа.

Действие «Поднятой целины» начинается стремительно: в хутор Гремячий Лог приезжают два человека — белогвардейский офицер Половцев и путиловский рабочий Давыдов. Давыдов послан партией, чтобы организовать колхоз. Половцев послан для того, чтобы сорвать организацию колхоза.

Вокруг них и группируются основные действующие лица. Много действующих лиц мы видим в романе: коммунисты Нагульнов и Разметнов, агитатор из агитколонны, комсомолец Ваня Найденов, мужик Ипполит Шалый, Кондрат Майданников. Это люди, которые с энтузиазмом строят новую колхозную жизнь.

Читайте также:  Краткое содержание песнь о нибелунгах за 2 минуты пересказ сюжета

Их работу направляет коммунист Давыдов. Строительство социализма в деревне пытаются сорвать белогвардейцы, кулаки: Островнов, Бородин, Лапшинов, Фрол Дамасков, Тимофей Рваный. Ими верховодит белый офицер Половцев.

Создавать новую жизнь коммунистам приходилось не только в борьбе против кулаков и белогвардейцев, создание новой жизни связано с преодолением собственнических представлений о жизни, веками воспитанных в крестьянстве. В «Поднятой целине» много массовых сцен.

Это эпизоды собраний, раскулачивания, убоя скота, бабьего бунта, картины весеннего сева и т.д.

Во всей этой суете мы видим массы людей, их настроение, но в то же время Шолохов рисует каждого человека в отдельности. Мы видим сложный и трудный процесс ликвидации старого строя в деревне и рождение новой социальной колхозной деревни. Писатель создает образ народа-колхозника. Шолохов умеет показать внутренний мир человека. Главную роль в романе играет коммунист Давыдов.

Во время коллективизации партия направила в деревню 25 тысяч коммунистов, для того чтобы возглавить колхозы, помочь строить новую жизнь. Давыдов — рабочий-путиловец, слесарь, раньше был матросом, участвовал в гражданской войне. Это крепкий, закаленный боец, сразу видны его принципиальность и умение работать с людьми.

Приехав в Гремячий Лог он сразу же находит общий язык с народом, но ему требуется немало времени, чтобы разобраться в окружающей обстановке. Поэтому Давыдов внимательно изучает новую жизнь. Конечно, он допускает ошибки: ведь он человек. Ошибся в Островнове, не распознал в нем врага. Но Давыдов признает свои ошибки, а это положительное качество для руководителя.

Умение работать с людьми, направлять их, выражается в том, что иногда он действовал словом, а порой и собственным примером. Никогда не ходивший за плугом, чтобы воодушевить людей, он берется пахать. И Давыдов добивается своего: люди начинают работать. Давыдов политически воспитывает гре-мяченцев, при этом терпеливо разъясняя людям политику партии.

Он становится непоколебим, если дело касается его убеждений. Так было в сцене бабьего бунта. Ему грозит смерть от разъяренной толпы. Однако Давыдов не теряет присутствия духа. Замечательной чертой его является вера в будущее, но это не призрачные мечты, не иллюзии.

Он говорит о казачонке Федотке: «Хорошую жизнь им построим, факт! Бегает сейчас Федотка в отцовском картузе казачьего фасона, а лет через двадцать будет электроплугом наворачивать вот эту землю… Счастливые будут Федотки, факт!» Писатель показывает в Давыдове его обаяние, нежность, жизнерадостность, со,страниц романа встает перед нами вожак народной массы, просто человек, цельная натура.

Помимо Давыдова в романе изображены Андрей Разметнов и Макар Нагульнов. Андрей Разметнов вырос в бедной семье, познал нищету и унижения, поэтому сразу потел служить в Красную армию и был предан Советской власти. Но он недостаточно грамотен. Порой ему бывает трудно разобраться в окружающей обстановке, он постоянно учится.

Создание романа Шолохова «Поднятая целина» приходится на 30-е годы — годы коллективизации. Это отклик на события, происходящие в стране. «Социалистические преобразования» в деревне — это основное содержание романа Шолохова.

Повальная коллективизация, насильственное обобществление крестьянской собственности, ломка судеб многих людей, вдруг оказавшихся в рядах «кулаков», подлежащих искоренению как класс, слепое и бездумное подчинение распоряжениям «верхов» — все это нашло свое отражение в романе.

Писатель застает своих героев в момент крутого перелома, когда в их судьбы властно вторгаются новые начала, рушатся прежние условия их существования. Уже само заглавие — «Поднятая целина» — говорит о переменах. Коммунисты в романе — это представители всего нового, что несут в себе преобразования.

Свои представления о таких преобразованиях Шолохов воплощает в образе Давыдова. Давыдов — слесарь Путиловского завода, бывший моряк, которого присылают в Гремячий Лог для проведения коллективизации.

Его твердость в партийных делах мы видим с первых страниц романа в споре с секретарем райкома: «я буду проводить линию партии, а тебе, товарищ, рубану напрямик: твоя линия ошибочна, политически неправильная, факт». В деревне он человек новый, этим можно, на мой взгляд, объяснить его жестокость, непреклонность по отношению к врагам.

В отличие от Разметнова, Давыдов не знает этих людей, их судьбы его не интересует. Он делает свое дело, для которого его сюда и прислали. При раскулачивании он глубоко не старается вникнуть в суть дела, для него любой кулак — это враг: «был партизан — честь ему за это, кулаком стал, врагом сделался — раздавить!» Указания партии — единственное правильное для Давыдова.

Таким образом несправедливому, на мой взгляд, раскулачиванию подвергаются люди, нажившие свое богатство честным трудом. Свою жестокость в отношении кулаков он сам объясняет своим детством: отца сослали в Сибирь, а мать была вынуждена выйти, говоря современным языком, «на панель «: « … а они нас жалели? … как ты можешь жалеть?».

Несмотря на все это, Давыдов полностью предан колхозу, своему делу.

То, что Давыдов не знает хорошо людей, становится препятствием на пути строительства колхоза: на должность заведующим всем колхозным хозяйством, будучи убежден в честности, он назначает Островного.

Он не знает о прошлом Якова Лукича, Давыдов доверяет ему, как крепкому и опытному хозяйственнику, отметая все возникающие подозрения: «Если б он был вредителем, то не работал бы так ударно…

Нет, Островнов — преданный нам колхозник!» Но рано или поздно все становится явным.

Но Давыдов еще и человек, которому не чужда любовь. Лушка Нагульнова, бывшая жена Макара Нагульнова, сумела найти «прямую тропинку к бесхитростному и не закаленному в любовных испытаниях сердцу Давыдова … «.

Лушке не была нужна его любовь, ее самолюбие тешила мысль о том, что не какой-нибудь деревенский парень, а сам председатель колхоза ухаживает за ней. По этому на предложение Давыдова о замужестве она отвечает отказом.

Размолвку с Лушкой он переживает тяжело, Давыдов старается уехать по делам из хутора, но это было «позорное бегство человека, который хотел и в то же время боялся любовной развязки». Другое дело с Варей Харламовой, для которой Давыдов — «простенькая девичья любовь».

Она искренне любит его простой, нежной любовью. Он понимает, что нельзя с этой девушкой просто развлечься и забыть ее, поэтому он женится на Варе, которая даже после его смерти старается оценивать свои поступки с точки зрения любимого.

В образе Макара Нагульнова, верного соратника и товарища Давыдова, Шолохов выразил противоречие между высокой гуманистической целью и необузданным темпераментом, прямолинейностью, негибкостью личности, воодушевленной этим идеалом. «Был широк в груди и по-кавалерийски клещеног.

Над желтоватыми глазами его с непомерно большими, как смолой налитыми, зрачками срослись брови… хищный вырез ноздрей небольшого ястребиного носа, не мутная наволочь в глазах», — таким рисует нам автор его портрет. Нагульнов — самый активный сторонник революцию из гре-мячинских коммунистов.

Он ненавидит собственность, для него это самое большое зло: «Я отказался от собственности. Я заражен злобой против нее…». Отдав вес свое нажитое имущество соседской коммуне, Макар сам ничего не имеет. Во всем он старается следовать заветам коммунизма, он одержим идеей мировой революцией.

Ничто не может заставить его усомниться в правильности его действий во благо революции.

В партийных делах он тверд как камень, жесток и безжалостен к врагам, к которым Нагульнов сразу же причисляет чуть усомнившихся людей. Во благо мировой революции он готов выполнить все: «Гад! Как служишь революции? Жалеешь? Да я… тысячи станови зараз дедов, детишков, баб… Да скажи мне, что надо их в распыл… Для революции надо…Я их из пулемета…

всех порешу!» Жестоки и методы, с помощью которых он действует. Нагульнов избивает крестьянина Банника только за то, что тот, не желая отдать хлеб для посевной, обещал скормить хлеб свиньям. Банник для него — это «враг» и «контра», которого не только можно, но и даже нужно, по его мнению, уничтожить.

Не желающих добровольно вступать в колхоз и привезти хлеб колхозников, Макар запирает на ночь в холодной комнате. Все, что вредно для революции и коммунизма, кто нарушает коммунистический порядок, подлежит уничтожению. Так он рубит голову петуху Аркашки Менка потому, что его петушиный крик портит стройность всего петушиного хора.

Для того, чтобы всем, кто резал скот, было неповадно в дальнейшем, Макар предлагает расстрелять пару человек. Для нужд революции Нагульнов готов пренебречь даже женщинами. По его мнению, женщина для коммуниста—- ничто: «Какой из него будет революционер, ежели он за женин подол приобвыкнет держаться? Баба для нас — как мед для жадной мухи…

А у кого ишо дети пойдут, энтот для партии вовзят погибший человек …Бабы для нас, революционеров, — это чистый опиум для народа». По мнению Андрея Разметнова, Макар способен отдать приказ «выхолостить всех мужиков, чтобы они от революции не отвлекались и на баб не заглядывались «.

На первый взгляд, также он относится и к Лушке, которую он отпустил «за ненадобность», но я думаю, что его идея — это всего лишь ширма, за которой Нагульнов скрывает свою любовь к этой женщине. Он любит её, сильно переживает то, что она живет с сыном кулака Тимофеем Рваным. И даже когда он убивает Тимофея, он дает ей возможность проститься с убитым.

Макар находит чем заняться и во время, когда в нем не нуждается мировая революция. Он старательно изучает английский язык, который, как ему кажется, обязательно пригодится для общения с иностранными рабочими после победы коммунизма во всем мире. Нагульнов не мыслит себя вне партии.

Он даже не может представить, что его — Макара Нагульного, коммуниста и революционера, могут позорно исключить из партии за поступки во благо мировой революции. Макар Нагульнов даже не понимает, за что же его исключают из партии, он не может понять, что же он сделал недостойного. Когда же это случилось, у него была только одна мысль — самоубийство.

Шолохову, на мой взгляд, чужд слепой фанатизм Нагульнова, чужда его одержимость идеей мировой революции.

Читайте также:  Краткое содержание астафьев звездопад за 2 минуты пересказ сюжета

Фигура Андрея Разметнова подчеркивает эту мысль. В 1913 году Разметнов ушел на действительную военную службу, «мотался по фронтам, защищая чужое богатство и чужую сытую жизнь», заслужил три Георгиевских креста. Вернулся на короткое время в Гремячий лог, но потом снова ушел на фронт в составе Красной Армии.

Беляки, желая отомстить ему за уход в красные, люто баловались с его женой, которая не снесла позора и наложила на себя руки. Такова трагическая судьба Андрея Разметнова. Ничто человеческое ему не чуждо, в отличие от Макара, решительного и безжалостного, ему жаль детишек раскулаченного Гаева, он не поддерживает и методы, которыми действует Нагульнов.

Взвешенный подход, тщательно обдуманное решение, уравновешенность — вот что отличает этого человека. Тяжело переживает он и разрыв с Мариной: «Он жестоко мучился разрывом с Мариной, страдал и избегал одиночества …» Как человек Разметнов более мягок, склонен многоеразрешать при помощи и участии сердца, многое прощает людям. В нем нет жестокости, нет той фанатичности, присущей Макару.

В его личности автор обнаруживает природную чуткость, нравственную глубину, способность, несмотря на суровые испытания, сохранить человечность.

Нельзя не сказать и о других коммунистах, которых показал нам Шолохов в своем романе. Настоящими шакалами выглядят некоторые из членов бюро райкома, которые буквально готовы растерзать своего же товарища.

Корчжинский, Самохин — этим людям глубоко безразлично то, что Нагульнов отдал всю свою жизнь партии, глубоко безразличны и чувства этого человека, им важно лишь выполнение отданных сверху распоряжений. С истинно чиновничьим бюрократизмом они исключают его из партии.

Еще одного «коммуниста» показал нам автор. Поляница, руководитель колхоза «Красный луч», который не брезгует даже кражей сена у соседнего колхоза, смеет называть себя таковым.

Не отказывается он и от роскоши — почти не изменилась обстановка в доме бывшего кулака, теперь ставшего кабинетом Поляницы. Я думаю, что если бы власть сменилась, он бы с таким же успехом и без зазрения совести мог служить у «белых».

Истинным руководителем Показан Нестеренко — новый секретарь райкома. В отличие от прежнего руководства он сам идет к людям, стремясь увидеть их в деле, в привычной для них обстановке. Он разговаривает с людьми просто и непринужденно, как равный с равными.

Сам Давыдов говорит, что «еще давненько никто из партийного начальства не говорил с ним так дружески просто и по-человечески хорошо …» Нестеренко отлично разбирается в сельском хозяйстве — он сам вырос в крестьянской семье, много читает, часто бывает на полях. В каждом деле умеет выявить главное.

Необходимость организации комсомола, библиотеки, обеспечения крестьян товарами, что упускает из виду

Давыдов — все это тонко подмечает он. Решительно и прямолинейно выявляет Иван Нестеренко недостатки в работе гремячинских коммунистов: «Мне положено и смотреть, и помогать исправлять недостатки в работе, что я и делаю …» В образе Нестеренко Шолохов показал образ идеального руководителя.

Источник: http://www.uznaem-kak.ru/izlozhenie-syuzheta-romana-sholoxova-podnyataya-celina/

"Поднятая целина": анализ романа Шолохова М.А

Кратко:

«Поднятая целина» (1932) — роман о судьбах русского крестьянства в годы «великого перелома». Шолохов поставил перед собой задачу рассказать о построении социализма в деревне под руководством коммунистической партии; в целом, и первая, и вторая книги «Поднятой целины» прославляют колхозный строй.

На страницах романа, действие которого протекает с января по осень 1930 года, показано, как воплощалась в жизнь мечта «двадцатипятитысячника» Семена Давыдова, питерского рабочего, приехавшего по зову партии в Гремячий Лог строить социализм.

Автор прослеживает, как в короткий срок изменяется сознание крестьян, каких успехов достигают в деле «перевоспитания» казаков соратники Давыдова – Макар Нагульнов и Андрей Разметнов, как идут процессы раскулачивания и как ведется борьба со скрытыми врагами колхозного строя и т.д.

Основной мыслью Шолохова становится мысль о неизбежности и закономерности победы социализма. Но сквозь идеологические догмы и партийные установки пробивалась истинная правда о том страшном времени.

Шолохов показал трагедию крестьянства, которая привела не только к экономическому упадку, но и к утрате вечных нравственных ценностей, которые русский народ передавал из поколения в поколение.

Поэтому процесс коллективизации показан в «Поднятой целине», с одной стороны, гениальным художником, а с другой — человеком своего времени, когда противоречить официальной версии о благе социализма было не просто невозможно, но и смертельно опасно.

Главная заслуга Шолохова — создание художественно ярких, колоритных образов казаков: Кондрата Майданникова, Ипполита Шалого, Любишкина, Островного.

Источник: Справочник школьника: 5—11 классы. — М.: АСТ-ПРЕСС, 2000

Подробнее:

Роман «Поднятая целина» писался одновременно с «Тихим Доном». М.

Шолохов выполнял социальный заказ: написать произведение о социалистической перестройке в деревне, победе нового, коллективного сознания, о роли коммунистов-руководителей в изменении старого уклада деревенской жизни. Писатель с позиций социалистического реализма показывает воспитание нового человека, преимущество коллективного труда в колхозах. 

Первоначальное название «С кровью и потом» выражало драматический пафос происходящего в деревне в период коллективизации. Второе название — «Поднятая целина» — подсказано Сталиным о том, что надо осваивать целину в широком смысле. На второе название писатель реагировал отрицательно, говоря близким: «На название до сих пор смотрю враждебно. Ну что за ужасное название!» 

Печаталась первая книга долго. Пришлось обращаться опять за помощью к «вождю всех народов». Первая книга вышла в 1932 году. 

В основе произведения — документы и факты. М. Шолохов показал бескомпромиссность и жестокость борьбы за новую жизнь, трудный процесс «врастания» в нее народа, дал критическую оценку бесчеловечным действиям коллективизаторов с позиций социалистического гуманизма.

Изображение трудного процесса коллективизации — основной пафос романа. В произведении воссозданы сцены народной трагедии в ходе «великого перелома», но не раскрыты ее главные причины. Это и трагедия Любишкина и его жены, впервые увидевшей приличную одежду, реквизированную у раскулаченных, и примеряющую ее на себя.

Это убийство Хопрова, в котором принимали участие Яков Лукич Островнов, Половцев. Ужасом веет от страниц, повествующих о том, как уморил голодом родную мать Островнов, чтобы она не выдала тайну — в доме его находились белые офицеры.

Страшна участь Титка Бородина — участника войны с белогвардейцами, зажиточного крестьянина, не понимающего, почему он мешает, самозабвенно трудясь на земле, советской власти. Одинок балагур и шутник дед Щукарь, сглаживающий своими тирадами мрачную жизнь односельчан из Гремячего Лога, пытающийся разобраться в сущности происходящего с юмористической точки зрения. Стараясь быть правдивым, М.

Шолохов наделяет коммунистов позитивными чертами, и вместе с тем не всегда оправдывает их действия, порой даже вкладывает в уста героев слова протеста против жестокости: «Не могу воевать с детишками!» — вот крик исстрадавшейся души Разметнова.

Одинок и беспомощен в своем непонимании народа (во второй части романа ему это докажут и Устин Рыкалин, и Аржанов), стремлении гнать коллективизацию на все сто, Давыдов Семен. Не раскаивается в своих действиях лишь сторонник мировой революции Макар Нагульнов.

В «Поднятой целине» есть внешний конфликт, запрограммированный и подсказанный цензурой (противостояние коммунистов-руководителей затаенным врагам Половцеву и Лятьевскому), и внутренний конфликт, заключающийся не в действии, а в передаче человеческой психологии, который реализуется, проходит через души людские. И здесь для нас важны переживания Кондрата Майданникова, отрывающего от себя нажитое многолетним трудом. Как и переживания Разметнова, страдающего при виде совершаемого руководителями (и им в том числе) преступления против народа.

По стилю роман интересен как произведение, устремленное к синтезу эпического и лирического, трагического и юмористического, общего и частного, документально-публицистического и вымышленного начал.

Открывается и закрывается он сценами природы — лирическими, элегическими. Великолепны в нем массовые сцены собраний, стихийного бунта женщин и т. д.

Писатель смог создать яркое, отвечающее духу времени, установкам партии полотно о судьбе довоенной деревни, не вдаваясь в глубинную суть конфликта между традиционным и новым.

Композиция романа соответствует его конфликту и сюжету: начало — пейзажная зарисовка конца января, когда «хорошо пахнут вишневые сады» и кое-где проглядывает «из-под снега, из-под мертвой листвы земля». Затем идет сцена приезда тайком в Гремячий Лог январским вечером есаула Половцева — противника новой жизни.

Далее действие ускоряется: в Гремячий Лог приезжает и знакомится с народом слесарь Путиловского завода Семен Давыдов, направленный в числе двадцати пяти тысяч коммунистов в деревню помогать создавать колхозы (отсюда и название «двадцатипятитысячник»).

По ходу действия и группируются сцены «светлые»: пахота, любовь, щукаревские (лечение живота, кухарство) и мрачные: убийство Хопрова, раскулачивание многодетного Лапшинова, бабий бунт.

Заканчивается роман «мрачными» сценами: Яков Лукич Островнов возвращается домой под «тягостным впечатлением от встречи с Тимофеем Рваным» и слышит из «горенки» разговор не дающих ему покоя противников советской власти — Половцева и Лятьевского.

Первая книга также венчается трагической нотой: «Заслышав глухой половецкий басок, Яков Лукич обессилено прислонился спиной к стене, схватился за голову… Старое начиналось сызнова». Таким образом, композиция служит раскрытию главного — общественно-социального — конфликта — борьба противников и сторонников послереволюционных преобразований, коллективизации.

В романе конфликт чрезвычайно обострен благодаря показу противоречивого характера коллективизации, расхождения между стремлением его проводников сверху сделать благое дело для народа и насильственными методами реализации этих намерений.

Напуганные Семеном Давыдовым и Макаром Нагульновым, казаки относятся с недоверием к советской власти. Особенно возросло недоверие после публикации статьи Сталина «Головокружение от успехов». Возвращаясь домой с заседания партячейки, Семен Давыдов слышит голоса казаков: «…сколько ни давай, сколько ни плати — все им мало!».

Людям больно оттого, что с их мнением не считаются (избиение середняка Банника Нагульновым), подчистую выгребают зерно, обобществляют даже мелкий скот и птицу. М. Шолохов до предела обострил конфликт «народ и власть», показав бессердечное, холодное (за редким исключением) отношение руководителей к людям.

Вместе с тем писатель не упрощает жизненные ситуации, показывая, что сторонники насильственных мер преобразования жизни были разные.

Драматизм переломных событий в романе раскрывается с помощью сюжета: гибнут коммунисты — проводники идеи коллективной жизни Давыдов и Нагульнов; несчастливо складывается «линия жизни» Разметнова; не состоялась личная жизнь Лушки Нагульновой; далеки от воплощения в реальность мечты о возвращении прошлого Якова Лукича Островнова, хотя на алтарь их он положил жизнь родной матери. Ни одна сюжетная линия — ни общественно-социальная, ни личная — не завершилась в романе счастливо. Несчастны и другие герои романа — волевой, энергичный борец за дело мировой революции Макар Нагульнов, страдающая от безответной любви к Семену Давыдову Варя, лишенный права хозяйствования на собственной земле бывший красноармеец Тит Бородин, зверски убитый Никита Хопров; страдает вступивший в колхоз Кондрат Майданников.

Меньше в сюжете романа юмористических сцен (мы знаем, что юмор — не злобный, обличающий, а доброжелательный, «сочувствующий» попавшим в неловкие ситуации героям смех), хотя они не менее выразительны и ярки, чем драматические.

Эти эпизоды «привязаны» к деду Щукарю, происходят при его непосредственном участии, начиная с исповеди о том, почему он получил такую кличку (откусывал под водой крючки удочек и на один из них был пойман, подобно щуке), и заканчивая сценами изучения английского языка вместе с Макаром Нагульновым с целью приближения мировой революции. Дед Щукарь смешон и в сцене раскулачивания семьи Тита Бородина, когда спасается от спущенного с цепи пса, одетый в белую женскую шубу, и просит у Макара Нагульнова «ливольверт», чтобы отомстить обидчикам. Не менее смешон Щукарь и в сцене лечения разнокалиберными «банками» или в сцене, где он кашеварил на бригадном стане и сварил в почерпнутой из канавы болотной воде лягушку, которую пытается выдать за устрицу, а потом спасается бегством. Легким юмором овеяны сцены посещения Семеном Давыдовым школы и его «перестрелка» с беззубым Федоткой, а также взаимоотношения с Лушкой Нагульновой. Роман отражает многие сцены общественной и личной жизни героев на переломном этапе истории.

Читайте также:  Краткое содержание после бала л.н. толстого за 2 минуты пересказ сюжета

Таким образом, роман «Поднятая целина» — образец произведения, в котором реализованы принципы социалистического реализма.

Это и коммунистическая партийность, проявившаяся в культе коммунистических идеалов, выдвижении на первый план образов коммунистов-руководителей, в одобрении коллективизации, ставшей трагедией для крестьянства.

Это и социалистический гуманизм, допускавший сострадание и любовь к людям труда и одобрявший возмездие «угнетателям» тружеников. Третий принцип — правдивость — «допустил» на страницы романа лишь «издержки» коллективизации, а не факты, свидетельствующие о народной крестьянской драме.

Идеализация деяний строителей новой жизни, культ социалистической утопии, сталинской политики не дали возможность М. Шолохову высказать на страницах романа «Поднятая целина» полную правду о довоенной действительности.

М. Шолохов вошел в историю русской литературы XX века как летописец сложного времени, сумевший отразить его трагические и героические страницы. Он защищал право народа на человеческую жизнь талантливо и ярко.

Источник: Русская литература: уч. пособие для 11 класса / Н.И. Мищенчук и др. — Минск: Нац. ин-т образования, 2010

Источник: https://classlit.ru/publ/literatura_20_veka/sholokhov_m_a/podnjataja_celina_analiz_romana_sholokhova_m_a/14-1-0-842

"Поднятая целина" краткое содержание М. Шолохов, — Краткие содержания произведений

По крайнему к степи проулку январским вечером 1930 г. въехал в хутор Гремячий Лог верховой. У прохожих спросил дорогу к куреню Якова Лукича Островнова. Хозяин, узнав приезжего, оглянулся и зашептал: «Ваше благородие! Откель вас?.. Господин есаул…» Это был бывший командир Островнова в первой мировой и гражданской войнах Половцев.

Поужинав, стали толковать. Лукич считался на хуторе первостатейным хозяином, человеком большого ума и лисьей осторожности. Приезжему стал жаловаться: в двадцатом году вернулся к голым стенам, все добро оставил у Черного моря. Работал день и ночь.

Новая власть в первый же год вымела по продразверстке все зерно вчистую, а потом и счет потерял сдачам: сдавал и хлеб, и мясо, и масло, и кожу, и птицу, платил несчетно налогов… Теперь — новая напасть. Приехал из района какой-то человек и будет всех сгонять в колхоз.

Наживал своим горбом, а теперь отдай в общий котел? «Бороться надо, братец», — объясняет Половцев. И по его предложению Яков Лукич вступает в «Союз освобождения родного Дона».

А тот человек, о котором они толковали, в прошлом матрос, а потом слесарь Путиловского завода Семен Давыдов, приехал в Гремячий проводить коллективизацию. Вначале созвал собрание гремяченского актива и бедноты.

Присутствовавшие записались в колхоз дружно и утвердили список кулаков: попавших в него ждала конфискация имущества и выселение из жилья. При обсуждении кандидатуры Тита Бородина возникла заминка.

Секретарь хуторской ячейки компартии Макар Нагульнов, в прошлом красный партизан, объяснил Давыдову: Тит — бывший красногвардеец, из бедноты. Но, вернувшись с войны, зубами вцепился в хозяйство.

Работал по двадцать часов в сутки, оброс дикой шерстью, приобрел грыжу — и начал богатеть, несмотря на предупреждения и уговоры дожидаться мировой революции. Уговорщикам отвечал: «Я был ничем и стал всем, за это и воевал».

«Был партизан — честь ему за это, кулаком сделался — раздавить», — ответил Давыдов. На следующий день, под слезы выселяемых детей и женщин, прошло раскулачивание. Председатель гремяченского сельсовета Андрей Разметнов вначале даже отказался принимать в этом участие, но был переубежден Давыдовым.

Гремяченцы позажиточней в колхоз стремились не все. Недовольные властью тайно собирались обсудить положение. Среди них были и середняки, и- даже кое-кто из бедноты, Никита Хопров, например, которого шантажировали тем, что он какое-то время был в карательном отряде белых. Но на предложение Островнова участвовать в вооруженном восстании Хопров ответил отказом.

Лучше он сам на себя донесет. Да кстати, кто это живет у Лукича в мякиннике — не тот ли «ваше благородие», который и подбивает на мятеж? Той же ночью Хопрова и его жену убили. Участвовали в этом Островнов, Половцев и сын раскулаченного, первый деревенский красавец и гармонист Тимофей Рваный.

Следователю из района не удалось заполучить нити, ведущие к раскрытию убийства.

Неделю спустя общее собрание колхозников утвердило председателем колхоза приезжего Давыдова, а завхозом — Островнова. Коллективизация в Гремячем шла трудно: вначале подчистую резали скот, чтоб не обобществлять его, затем укрывали от сдачи семенное зерно

Партсекретарь Нагульнов развелся с женой Лукерьей из-за того, что прилюдно голосила по высылаемому Тимофею Рваному, своему возлюбленному. А вскоре известная своей ветреностью Лушка встретила Давыдова и сказала ему: «Вы посмотрите на меня, товарищ Давыдов… я женщина красивая, на любовь дюже гожая…»

Половцев и Яков Лукич сообщили единомышленникам с соседнего хутора, что восстание назначено на послезавтра. Но те, оказывается, изменили намерения, прочитав статью Сталина «Головокружение от успехов». Думали, что всех загонять в колхоз — приказ центра.

А Сталин заявил, что «можно сидеть и в своей единоличности». Так что с местным начальством, жестко гнувшим на коллективизацию, они поладят, «а завернуть противу всей советской власти» негоже. «Дураки, Богом прокляты!.. — кипел Половцев.

— Они не понимают, что эта статья — гнусный обман, маневр!» А в Гремячем за неделю после появления статьи было подано около ста заявлений о выходе из колхоза. В том числе и от вдовой Марины Поярковой, «любушки» предсельсовета Андрея Размет-нова.

А полчаса спустя Марина, самолично впрягшись в оглобли своей повозки, легко увезла борону и запашник со двора бригады.

Отношения народа и власти снова обострились. А тут еще приехали подводы из хутора Ярского и прошел слух, что за семенным зерном. И в Гремячем вспыхнул бунт: избили Давыдова, сшибли замки с амбаров и стали самочинно разбирать зерно. После подавления бунта Давыдов пообещал ко «временно заблужден-ным» административных мер не применять.

К

1. мая колхоз в Гремячем посевной план выполнил. А к Давыдову стала захаживать Лушка: газетки брала да интересовалась, не соскучился ли по ней председатель. Сопротивление бывшего флотского было недолгим, и скоро об их связи узнала вся станица.

Островнов встретил в лесу сбежавшего из ссылки Тимофея Рвано’го. Тот велел передать Лукерье, что ждет харчей. А дома Лукича ждала неприятность несравненно более горшая: вернулся Половцев и вместе со своим товарищем Лятьевским поселился у Островнова на тайное жительство.

Давыдов, мучаясь тем, что отношения с Лушкой подрывают его авторитет, предложил ей пожениться. Неожиданно это привело к жестокой ссоре. В разлуке председатель затосковал, поручил дела Разметнову, а сам отъехал во вторую бригаду подсоблять поднимать пары.

В бригаде постоянно зубоскалили по поводу непомерной толщины стряпухи Дарьи. С приездом Давыдова появилась еще тема для грубоватых шуток — влюбленность в него юной Вари Харламовой.

Сам же он, глядя в ее полыхающее румянцем лицо, думал: «Ведь я вдвое старше тебя, израненный, некрасивый, щербатый… Нет… расти без меня, милая».

Как-то перед восходом солнца к стану подъехал верховой. Пошутил с Дарьей, помог ей почистить картошку, а потом велел будить Давыдова. Это был новый секретарь райкома Нестеренко.

Он проверил качество пахоты, потолковал о колхозных делах, в которых оказался весьма сведущ, и покритиковал председателя за упущения.

Моряк и сам собирался на хутор: ему стало известно, что накануне вечером в Макара стреляли.

В Гремячем Разметнов изложил подробности покушения: ночью Макар сидел у открытого окна со своим новоявленным приятелем шутником и балагуром дедом Щукарем, «по нему и урезали из винтовки».

Утром по гильзе определили, что стрелял человек невоевавший: солдат с тридцати шагов не промахнется. Да и убегал стрелок так, что конному не догнать.

Выстрел не причинил партийному секретарю никаких увечий, но у него открылся страшный насморк, слышный на весь хутор.

Давыдов отправился на кузню осматривать отремонтированный к севу инвентарь. Кузнец Ипполит Шалый в беседе предупредил председателя, чтоб бросал Лукерью, иначе тоже получит пулю в лоб. Лушка-то не с ним одним узлы вяжет. И без того непонятно, почему Тимошка Рваный (а именно он оказался незадачливым стрелком) стрелял в Макара, а не в Давыдова.

Вечером Давыдов рассказал о разговоре Макару и Разметнову, предложил сообщить в ГПУ. Макар решительно воспротивился: стоит гэпэушнику появиться на хуторе, Тимофей тут же исчезнет.

Макар самолично устроил засаду у дома своей «предбывшей» жены (Лушку на это время посадили под замок) и на третьи сутки убил появившегося Тимофея с первого выстрела.

Лукерье дал возможность попрощаться с убитым и отпустил.

В Гремячем тем временем появились новые люди: два ражих заготовителя скота. Но Разметнов задержал их, заметив, что и ручки у приезжих белые, и лица не деревенские. Тут «заготовители» предъявили документы сотрудников краевого управления ОГПУ и рассказали, что ищут опасного врага, есаула белой армии Половцева, и профессиональное чутье подсказывает им, что он прячется в Гремячем.

После очередного партсобрания Давыдова подкараулила Варя, чтоб сказать: мать хочет выдать ее замуж, сама же она любит его, дурака слепого. Давыдов после бессонных раздумий решил осенью на ней жениться. А пока отправил учиться на агронома.

Через два дня на дороге были убиты два заготовителя. Разметнов, Нагульнов и Давыдов сразу же установили наблюдение за домами тех, у кого покупали скот. Слежка вывела на дом Островнова. План захвата предложил Макар: они с Давыдовым врываются в дверь, а Андрей заляжет во дворе под окном.

После недолгих переговоров им открыл сам хозяин. Макар ударом ноги вышиб запертую на задвижку дверь, но выстрелить не успел. Возле порога полыхнул взрыв ручной гранаты, а следом загремел пулемет.

Нагульнов, изуродованный осколками, погиб мгновенно, а Давыдов, попавший под пулеметную очередь, умер на следующую ночь.

…Вот и отпели донские соловьи Давыдову и Нагульнову, отшептала им поспевающая пшеница, отзвенела по камням безымянная речка… В убитом Разметновым человеке сотрудники ОГПУ опознали Лятьевского. Половцева взяли через три недели недалеко от Ташкента. После этого по краю широкой волной прокатились аресты. Всего было обезврежено более шестисот участников заговора.

Источник: https://referatbooks.ru/literature/briefs/podnyataya-tselina-kratkoe-soderzhanie-m-sholohov/

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector