Краткое содержание шукшин в профиль и анфас за 2 минуты пересказ сюжета

Весенним тёплым днём двое соседей-односельчан, молодой парень Иван и старик, разговаривают, сидя у деревенских ворот на скамейке.

Иван рассказывает, что за выпитую кружку пива и стакан красного у него отобрали на год права. Директор совхоза теперь посылает его работать с вилами на скотном дворе.

Но у Ивана почти девять классов образования и три специальности. Работать скотником он считает для себя унизительным.

Дед не одобряет настроя Ивана. Он называет его «шибко неуживчивым», говорит, что надо было вести себя «маленько аккуратнее» и не лаяться с директором попусту, где и смолчать. Дед выносит из дома самогону, собеседники слегка выпивают.

Краткое содержание Шукшин В профиль и анфас за 2 минуты пересказ сюжета

Василий Шукшин, автор рассказа «Критики»

Иван приносит гармонь и, наигрывая на ней, сообщает деду, что хочет уехать из деревни работать на шахты, пока не получит назад права. Раньше он ходил Северным морским путём, имеет пятый слесарский разряд. Не в силах унять раздражение на придирчивость не оценившего его директора, Иван запевает ухарские, злые частушки, которые сочинил сам. Главный их смысл:

А мы не будем кланяться – В профиль и анфас…

Иван вспоминает, как пару раз провожал дочку директора из клуба и жалеет, что не «соорудил» этому своему обидчику «подарка» – того, который молодые девушки приносят родителям в подоле.

Деду не нравятся слова Ивана. Он начинает вспоминать собственную далёкую молодость. В те годы, он работал, как проклятый, за гроши, за «палочки» трудодней. Злиться и хандрить было некогда: приходилось кормить семью, а большей зарплаты никто не платил.

Дед говорит, что одного хлеба он вырастил столько, что можно было год кормить всё село. Но не таково нынешнее поколение. Зарплата стала намного больше, а работать теперешняя молодёжь не хочет. Задолго до заката едут с поля на машинах, распевая песни.

Родители сохнут на работе, а их дети – мастера только «по клубам засвистывать, да подарки отцам мастерить…»

Иван отвечает на это, что «нельзя работать на один желудок»: «конь тоже работает». Он признаётся деду, что часто целыми ночами думает о смысле жизни, но не может понять, в чём он – «хоть кричи».

Дед советует ему жениться – тогда сразу станет не до маеты. Иван говорит, что для этого он должен «сгорать от любви», а таких чувств пока не нашёл. «Тьфу! – качает головой по-деревенски бесхитростный старик.

– Совсем испортился народишко!» Метания и рефлексию новой молодёжи дед объясняет одним бездельем.

На следующий день хмурый, недовольный Иван начинает одеваться в дорогу. Его мать страшно огорчена. Она хочет пойти к директору совхоза и уговорить его не наказывать сына.

Иван запрещает ей такое «унижение», хотя на душе у него очень неспокойно. Обессилевшая от горя мать принимается плакать. Поработать год на свинарнике Иван ни за что не соглашается: «вся деревня смеяться будет».

Он обещает матери, что уедет на шахты не насовсем, а всего на год – пока не вернут права.

Сын с матерью выходят из дому. Прощание выходит совсем не весёлым. Мать крестит Ивана и отрешённо смотрит в ту сторону, куда он сейчас поедет. Чтобы не расстраиваться самому, сын гонит её домой, но мать в последний момент не выдерживает и бросается рыдать у него на груди. Стиснув зубы, с тяжким, нехорошим, злым чувством Иван шагает к автобусу. Мать и их домашний пёс Дик смотрят ему вслед…

  • Владимир Высоцкий. Памяти Василия Шукшина
  • Автор краткого содержания
  • на нашем сайте вы можете прочитать и ПОЛНЫЙ ТЕКСТ рассказа «В профиль и анфас». краткие содержания сразу многих рассказов Василия Шукшина в одной статье

Источник: http://rushist.com/index.php/literary-articles/3044-shukshin-v-profil-i-anfas-kratkoe-soderzhanie

Читать

Василий Шукшин

В профиль и анфас

Hа скамейке, у ворот, сидел старик. Он такой же усталый, тусклый, как этот теплый день к вечеру. А было и у него раннее солнышко, и он шагал по земле и легко чувствовал ее под ногами. А теперь – вечер, спокойный, с дымками по селу.

На скамейку присел длиннорукий худой парень с морщинистым лицом. Такие толлько на вид слабые, на деле выносливые, как кони.

Парень тяжело вздохнул и стал закуривать.

– Гуляешь? – спросил старик.

– Это не гульба, дед,– не сразу сказал Иван.– Собачьи слезы, У тебя нет полтора рубля?

  • – Откуда?
  • – Башка лопается по швам,
  • – Как с работой-то?
  • – Никак. Бери, говорит, вилы да на скотный двор,
  • – Это кто, директор?

– Ну да. А у меня три специальности в кармане да почти девять классов образования. Ишачь сам, если такой сознательный.

– На сколь отобрали права-то?

– На год. А я выпил-то всего кружку пива! Да красенького стакан, А он придрался… С прошлого года караулил, гад, Я его тогда матом послал, он окрысился…

– Ты уж какой-то… шибко неуживчивый, парень. Надо маленько аккуратней. Чего вот теперь с ими сделаешь? Они – начальство…

– Ну и что?

– Ну и сиди теперь. Три специальности, а будешь сидеть. Где и смолчать надо.

Жгли ботву в огородах – скоро пахать. И каждый год одно и то же, а все не надоест человеку и все вдыхал бы и вдыхал этот горьковатый, прелый запах дыма и талой земли.

– Где и смолчать надо, парень, – повторил старик, глядя на огоньки в огородах.– Наше дело такое.

– Да я особо-то не лаюсь,– неохотно откликнулся Иван.– Если уж прицепится какой… Главное, я же правила-то не нарушал! – опять горько воскликнул он.– За стакан вина да за кружку пива – на год лишать человека!.. Паразит.

– Заглянь через плетень, моя старуха в огороде?

– Зачем?

– У меня под печкой бутылка самогонки есть. Я б те вынес похмелиться-то.

Иван поспешно встал, заглянул в огород.

– Там,– сказал он,– в дальнем углу. Сюда – ноль внимания.

Старик сходил в дом, принес бутылку самогона и немного батуну. И стакан.

– Что ж ты сразу не сказал? – заторопился Иван.– Сидит помалкивает!..– Он налил стакан и одним духом оглушил.– Я вот такой больше люблю, чем первач. Этот с вонью, как бензин,– долго не будешь раздумывать. Кха!.. Пей. Сразу только.

Старик выпил не торопясь, закусил батуном.

– Как бензин, верно?

– Самогон как самогон. Какой бензин?

– Ну вот! – Иван хлопнул себя ладонью в грудь,– Теперь можно жить. Спасибо, дед. Хошь моих? – Протянул пачку «Памира».

Старик с трудом ухватил негнущимися пальцами сигаретку, помял-помял, посмотрел на нее внимательно, прикурил.

– Петька-то пишет?

– Пишет. Помру я скоро, Иван.

Иван удивленно посмотрел на старика:

– Брось ты!..

– Хошь брось, хошь положь… на месте будет.– Старик говорил спокойно.

– Болит, што ль, чего?

– Нет. Чую. Тебе столько годов будет, тоже учуешь.

Ивану сделалось хорошо от самогона, не хотелось говорить про смерть.

– Брось! – сказал он.– Поживешь. Гармонь, што ль, принесть?

– Неси.

Иван перешел через дорогу, вошел в дом… И его долго не было. Потом вышел с гармошкой, но опять хмурый.

– Мать, – сказал он. – Жалко вообще-то…

– Все жа ехать хошь?

– Ну а что делать-то? – Иван, видно, только что так говорил с матерью.

Не могу же я на этот… Да ну – к черту совсем! Я Северным морским путем прошел… Я моторист, слесарь пятого разряда… Ну ладно, год не буду ездить, но неужели… Да ну – к черту! – Он тронул гармонь, что-то такое попробовал и бросил. Ему стало грустно.

– Не везет мне тоже, дед. Крепко. Женился на Дальнем Востоке, так? Родилась дочка… А она делает фортель и уезжает к мамочке в Ленинград. Ты понял? – Он часто рассказывал, как он женился.

– Пошто в Ленинград-то?

– Она на Дальнем Востоке за техникум отрабатывала. Да мне ее-то – черт с ней, мне дочь жалко. Снится.

– К ей теперь поедешь?

– К жене?! Она второй год замужем… Молодая красивая кыса.

– А куда?

– К корешу одному… На шахты. Может, не на все время. Может, на год…

– На год у вас теперь не получается. Шибко уж легко стали из дому уходить.

– Ну а что я тут буду делать-то?!-опять взвился Иван. – На этот идти, на… Да ну, к черту! – Он развернул гармонь, заиграл и стал подпевать – как-то нарочно весело, зло:

  1. Вот живу я с женщиной,
  2. Ум-па-ра-ра-ра!
  3. А вот уходит женщина
  4. Д от меня.
  5. Напугалась, лапушка?

Кончена игра!..

Старик все так же спокойно слушал.

– Сам сочиняю,– сказал Иван.– На ходу прямо. Могу всю ночь петь.

  • А мы не будем кланяться —
  • В профиль и анфас;
  • В золотой оправушке…

– Баламут ты, Ванька,– сказал старик.– Ну, пошел ба, поработал год на свинарнике… Мать не жалеешь. Она всю жись и так одна прожила.

Иван перестал играть, долго молчал.

– Не в этом дело, дед. Мне обидно. Что, думаешь, у них не нашлось бы места, где устроить меня? Что им, один лишний слесарь помешает? Я тебя умоляю!.. Директор на меня тоже зуб имеет. Я его дочку пару раз проводил из клуба, он стал опасаться. А там можно опасаться: полудурок. А я трепаться умею… Я б ему сделал подарок. Зря, между прочим, не сделал.

– Чтоб в подоле принесла? Подарок-то?

– Ага. Скромный такой. К Восьмому марта.

Читайте также:  Краткое содержание искандер вечерняя дорога за 2 минуты пересказ сюжета

– Это вы умеете.

– Вообще грустно, дед. Почему так? Ничего неохота… как это… как свидетель. Я один раз свидетелем был: один другому дал по очкам, у того зрение нарушилось.

И вот сижу я на суде и не могу понять: я-то зачем здесь? Самое ж дурацкое дело! Ну, видел – и все. Измучился, пока суд шел.– Иван посмотрел на огоньки в огородах, вздохнул, помолчал.– Так и здесь.

Сижу и думаю: «А я при чем здесь?» Суд хоть длинный был, но кончился, и я вышел. А здесь куда выйдешь? Не выйдешь.

– Отсюда одна дорога – на тот свет.

Иван налил в стакан, выпил.

– Нет счастья в жизни,– сказал он и сплюнул.– Тебе налить?

  1. – Будет.
  2. – Вот тебе хорошо было жить?
  3. Старик долго молчал.

– В твои годы я так не думал,– негромко заговорил он.– Знал работал за троих. Сколько одного хлеба вырастил!.. Собрать ба весь, наверно, с год все село кормить можно было. Некогда было так думать,

– А я не знаю, для чего я работаю. Ты понял? Вроде нанялся, работаю. Но спроси: «Для чего?» – не знаю. Неужели только нажраться? Ну, нажрался… А дальше что? – Иван серьезно спрашивал, ждал, что старик скажет.– Что дальше-то? Душа все одно вялая какая-то…

– Заелись,– пояснил старик.

– И ты не знаешь. У вас никакого размаха не было, поэтому вам хватало… Вы дремучие были. Как вы-то жили, я так сумею. Мне чего-то больше надо.

– Налей-ка,– попросил старик. Выпил, тоже сплюнул.– Сороконожки,– вдруг зло сказал он.– Суетитесь на земле – туда-сюда, туда-сюда, а толку никакого. Машин понаделали, а… тьфу! Рак-то, он от чего? От бензина вашего, от угару. Скоро детей рожать разучитесь…

– Не скажи.

– И чуют ведь, что неладно живут, а все хорохорятся, «Разма-ах»! А чего гнусишь тогда?

– Чего эт тебя заело-то? Что дремучими вас назвал? А какие же вы?

– Лодыри вы. Светлые. Вы ведь как нонче: ему, подлецу, за ездку рупь двадцать кладут – можно четыре рубля в день заробить, а он две ездки делает и коней выпрягает. А сам – хоть об лоб поросят бей – здоровый.

А мне двадцать пять соток за ездку начисляли, и я по пять ездок делал, да на трех, на четырех подводах. Трудодень заробишь, да год ждешь, сколь тебе на его отвалят. А отвалили – шиш с маслом.

И вы же ноете: не знаю, для чего робить! Тебе полторы тыщи в месяц неохота заробить, а я за такие-то денюжки все лето горбатился.

– А мне не надо столько денег,– словно подзадоривая старика, сказал Иван.– Ты можешь это понять? Мне чего-то другого надо.

– Не надо, а полтора рубля – похмелиться – нету. Ходишь как побирушка… не надо ему! Мать-то высохла на работе. Черти… Лодыри. Солнышко-то ишо вон где, а они уж с пашни едут. Да на машинах, с песнями!.. Эх… работники. Только по клубам засвистывать, подарки отцам мастерить…

Источник: https://www.litmir.me/br/?b=202394&p=1

Василий Шукшин — В профиль и анфас

– Женись, маяться перестанешь. Не до этого будет.

– Нет, тоже не то. Я должен сгорать от любви. А где тут сгоришь!.. Не понимаю; то ли я один такой дурак, то ли все так, но помалкивают… Веришь, нет: ночью думаю-думаю – до того плохо станет, хоть кричи. Ну зачем?!

– Тьфу! – Старик покачал головой.– Совсем испортился народишко.

А день тихо умирал, истлевал в теплой сырости. Темней и темней становилось. Огоньки в огородах заблестели ярче. И все острее пахло дымом. Долго еще будут жечь ботву и переговариваться. И голоса будут звучать отчетливо, а шум и возня в деревне будут стихать, И совсем уже темно станет. Огоньки в огородах станут гаснуть, И где-нибудь, совсем близко, звучный мужской голос скажет:

– Ну, пошли, ладно,

Насколько тихо, спокойно и грустно уходит прожитый день, настолько звонко, светло и горласто приходит новый. Петушня орет по селу. Суетятся люди, торопятся. Опаздывают.

Иван поднялся рано. Посидел на кровати, посмотрел в пол. Плохо было на душе, муторно. Стал одеваться.

Мать топила печку; опять пахло дымом, но только это был иной запах – древесный, сухой, утренний.

Когда мать выходила на улицу и открывала дверь, с улицы тянуло свежестью, той свежестью, какая исходит от лужиц, подернутых светлым, как стеклышко, ледком; от комков земли, окропленных мелким бисером изморози; от вчерашних кострищ в огородах, зола которых седая, и влажная, и тяжелая; от палого листа, который отсырел с весной, но все равно, когда идешь, громко шуршит под ногами.

– Может, я схожу к директору-то, попрошу?.. – заговорила мать.

Иван брился.

– Еще чего! В ноги упади – он довольный будет.

– Ну а как жа теперь? – Мать старалась говорить не просительно, как можно убедительней – понимала; разговор, наверно, последний. – Ходют люди, просют. Язык-то не отсохнет…

– Я ходил. Просил.

  • – Да знаю я тебя, тугоносого, как ты просил! Лаяться только умеете…
  • – Хватит, мам.
  • Мать больше не выдержала, села на приступку и заплакала тихонько и запричитала:

– Куда вот собрался? К черту на кулички… То ли уж на роду мне написано весь свой век мучиться. Пошто жа, сынок, только про себя думаешь?..

Иван знал: будут слезы. И оттого было так плохо на душе, щемило даже, И оттого он хмурился раньше времени.

– Да што ты меня… на войну, што ли, провожаешь? Што я там?.. Да ну, к шутам все! И вечно – слезы!.. Мне уж от этих слез житья нету.

– Сходила ба, попросила – не каменный он, подыскал ба чего-нибудь. А то к инспектору сходи… Што уж сразу так – уезжать. Вон у Кольки Завьялова тоже права отбирали, сходил парень-то, поговорил… С людьми поговорить надо…

– Они уж в милиции, права-то. Поздно.

– Ну в милицию съездил ба…

– Хо-о! – изумился Иван.– Ну ты даешь!

– Господи, господи… Всю жись вот так, И за што мне такая доля злосчастная! Проклятая я, што ли…

Невмоготу становилось, Иван вышел во двор, умылся под рукомойником, постоял в одной майке у ворот… Посмотрел на село. Все он тут знал. И томился здесь, в этих переулках, лунными ночами… А крепости желанной в душе перед дальней дорогой не ощущал. Он не боялся ездить, но нужна крепость в душе и немножко надо веселей уезжать.

Вывернулся откуда-то пес Дик, красивый, но шалавый, кинулся с лаской.

– Ну! – Иван откинул пса, пошел в дом.

Мать накрывала на стол,

– Ну, поработал ба на свинарнике…

Они настойчивые, матери. И беспомощные.

– Ни под каким лозунгом,– твердо сказал Иван.– Вся деревня смеяться будет. Я знаю, для чего он меня хочет на свинарник загнать… Только у него ничего не выйдет,

– Господи, господи…

…Позавтракали.

Мать уложила все в чемодан и тут же села на пол у раскрытого чемодана и опять заплакала. Только не причитала теперь.

– С годок поработаю и приеду. Чего ты?..

Мать вытерла слезы,

– Может, схожу, сынок? – Посмотрела снизу на сына, и из глаз прямо плеснулось горе, и мольба, и надежда, и отчаяние,– Упрошу его… Он хороший мужик.

– Мам… Мне тоже тяжело.

– А может, сунуть кому-нибудь в милиции-то? Што, думаешь, не берут? Счас, не взяли! Колька Завьялов, думаешь, не сунул? Сунул… Счас, отдали так-то.

– Тут неизвестно, кто кому сунет: я им или они мне.

Предстояло прощание с печкой. Всякий раз, когда Иван куда-нибудь уезжал далеко, мать заставляла его трижды поцеловать печь и сказать; «Матушка печь, как ты меня поила и кормила, так благослови в дорогу дальнюю». Причем всякий раз она напоминала, как надо сказать, хоть Иван давно уж запомнил слова. Иван трижды ткнулся в теплый лоб печки и сказал:

  1. – Матушка печь, как ты меня поила и кормила, так благослови в дорогу дальнюю.
  2. …И пошли по улице; мать, сын и собака.
  3. Ивану не хотелось, чтоб мать провожала его, не хотелось, чтоб люди глазели в окна и говорили: «Ванька-то… уезжает, што ль, куда?»

Попался навстречу дед, с которым они вчера беседовали на сон грядущий. Иван остановился. Он подумал, что, постояв, мать не пойдет дальше, а повернет и уйдет с соседом.

  • – Поехал?
  • – Поехал.
  • Закурили.
  • – Рыбачил, што ль?
  • – Попробовал поставить перем»тишки… Рано ишо.
  • – Рано,
  • Мать стояла рядом, сцепив на фартуке руки, не слушала разговор, бездумно, не то задумчиво глядела в ту сторону, куда уезжал сын.

– Не пей там,– посоветовал дед.– Город – он и есть город – чужие все. Пообвыкни сперва…

– Што я, алкаш, што ли?

Еще постояли.

– Ну, с богом! – сказал старик.

– Бывай.

Старик пошел своей дорогой. Иван посмотрел на мать… Она, все так же глядя вперед, пошла, куда им надо идти. Иван пошел рядом.

Прошли немного.

– Мам… иди домой.

Мать послушно остановилась. Иван слегка приобнял ее… Голова ее затряслась у него на груди. Вот этот-то момент и есть самый тяжелый. Надо сейчас оторвать ее от себя, отвернуться и уйти.

– Ладно, мам… Иди. Я сразу письмо напишу. Как приеду, так… Ничего со мной не случится! Не ездют, што ль, люди? Иди.

Читайте также:  Краткое содержание носов тридцать зёрен за 2 минуты пересказ сюжета

Мать перекрестила его… И осталась стоять. А Иван уходил. Глупый пес увязался за ним. Он всегда ходил с хозяином на работу.

– Пошел! – сердито сказал Иван.

Дик повилял хвостом и продолжал бежать впереди.

– Дик! Дик! – позвал Иван.

Дик подбежал. Иван больно пнул его, пес заскулил, отбежал в сторону. И с удивлением смотрел на хозяина. Иван обернулся. Дик вильнул хвостом, тронулся было с места, но не побежал, остался стоять. И все так же удивленно смотрел на хозяина. А подальше стояла мать…

«Нет, надо на свете одному жить. Тогда легко будет»,– думал Иван, стиснув зубы. И скоро вышагивал по улице – к автобусу.

***

Источник: https://mybrary.ru/books/proza/short-story/page-2-235416-vasilii-shukshin-v-profil-i-anfas.html

Краткое содержание рассказа «Срезал» В. Шукшина

Рассказ «Срезал» Шукшина, написанный в 1970 году, поднимает серьезные социальные и нравственные проблемы, среди которых наиболее выделяются падение нравов и невежество деревенских жителей. Рекомендуем прочитать краткое содержание «Срезал» для лучшей подготовки к уроку литературы.

Основные персонажи рассказа

Главные герои:

  • Константин Иванович Журавлев – кандидат, умный образованный, воспитанный мужчина.
  • Глеб Капустин – неглубокий, ехидный, завистливый к чужим успехам мужчина.

Другие персонажи:

  • Валентина Журавлева – супруга Константина Ивановича, также кандидат.
  • Агафья – мать Константина Журавлева.
  • Мужики – односельчане Журавлева, малограмотные жители села.

Шукшин «Срезал» краткое содержание

«Срезал» Шукшин краткое содержание для читательского дневника:

Действие рассказа происходит в СССР в 1960–70-ее годы. В гости к матери в родную деревню приезжает Константин Иванович Журавлев – ученый, состоятельный человек. Константин и его жена являются кандидатами наук (Константин — доктор филологических наук). О приезде Журавлевых узнает и Глеб Капустин, местный житель, рабочий пилорамы.

Глеб известен тем, что умеет в беседе “срезать”, выставить дураком любого знатного земляка, приехавшего в деревню. Местные мужики восторгаются Глебом за это умение.  Вечером на ужин у Журавлевых собираются гости, в том числе и Глеб Капустин, который готовит очередное разоблачение и скандал. Константин и его жена радушно принимают гостя, ничего не подозревая.

Наконец Глеб приступает к “делу”: он заводит беседу с Константином и забрасывает его вопросами на разные темы. Воспитанный и неглупый Константин спокойно и добродушно отвечает. Видя, что соперник умен, Глеб продолжает сыпать новые научные вопросы, пытаясь “срезать” Константина.

Константин и его жена понимают, что Глеб – начитанный, но малообразованный и плохо воспитанный человек, который нахватался знаний из газет и пытается блеснуть этим перед мужиками. Супруги смеются над нелепым поведением гостя. Они понимают, что Глеб – типичный демагог, с которым нельзя серьезно говорить о науке.

Глеб чувствует свою слабость и решает прямо напасть на соперника, (“катит бочку”): он заявляет Константину, что деревенские жители не все глупы и что кандидаты наук должны быть готов к любым вопросам. Глеб отчитывает Константина за то, что тот мало читает газет и т.д.

Завершив свою пламенную речь, Глеб гордо уходит. Мужики остаются в восторге от его выступления. Глеб радуется тому, что снова вышел победителем, пусть и в глазах недалеких, необразованных мужиков.

Рассказ «Микроскоп» В. Шукшина был написан в 1969 году. Для лучшей подготовки к уроку литературы рекомендуем прочитать краткое содержание «Микроскоп». По классификации самого автора данное произведение является «рассказом-судьбой», поскольку в течение небольшого отрезка времени показан весь жизненный путь человека. Пересказ книги будет полезен для читательского дневника.

Сжатый пересказ «Срезал» с диалогами

В. Шукшин «Срезал» краткое содержание с диалогами из рассказа:

К старухе Агафье Журавлёвой приехал сын Константин Иванович. С женой и дочкой. Проведать, отдохнуть. Подкатил на такси, и они всей семьёй долго вытаскивали чемоданы из багажника. К вечеру в деревне узнали подробности: сам он — кандидат, жена тоже кандидат, дочь — школьница.

Вечером же у Глеба Капустина на крыльце собрались мужики. Как-то так получилось, что из их деревни много вышло знатных людей — полковник, два лётчика, врач, корреспондент. И так повелось, что, когда знатные приезжали в деревню и в избе набивался вечером народ, приходил Глеб Капустин и срезал знатного гостя. И вот теперь приехал кандидат Журавлев…

  • Глеб вышел к мужикам на крыльцо, спросил:
  • — Гости к бабке Агафье приехали?
  • — Кандидаты!

— Кандидаты? — удивился Глеб. — Ну пошли проведаем кандидатов.

Получалось, что мужики ведут Глеба, как опытного кулачного бойца.

Кандидат Константин Иванович встретил гостей радостно, захлопотал вокруг стола. Расселись. Разговор пошёл дружнее, стали уж забывать про Глеба Капустина… И тут он попёр на кандидата.

— В какой области выявляете себя? Философия?

  1. — Можно и так сказать
  2. — И как сейчас философия определяет понятие невесомости?
  3. — Почему — сейчас?
  4. — Но ведь явление открыто недавно. Натурфилософия определит это так, стратегическая философия — совершенно иначе…

— Да нет такой философии — стратегической, — заволновался кандидат. — Вы о чем вообще-то?

— Да, но есть диалектика природы, — спокойно, при общем внимании продолжал Глеб. — А природу определяет философия. Поэтому я и спрашиваю, нет ли растерянности среди философов?

Кандидат искренне засмеялся. Но засмеялся один и почувствовал неловкость. Позвал жену: «Валя, тут у нас какой-то странный разговор!»

— Хорошо, — продолжал Глеб, — а как вы относитесь к проблеме шаманизма?

— Да нет такой проблемы! — опять сплеча рубанул кандидат.

Теперь засмеялся Глеб.

— Ну на нет и суда нет. Проблемы нет, а эти… танцуют, звенят бубенчиками. Да? Но при же-ла-нии их как бы и нет. Верно… Ещё один вопрос: как вы относитесь к тому, что Луна тоже дело рук разума. Что на ней есть разумные существа.

— Ну и что? — спросил кандидат.

— А где ваши расчёты естественных траекторий? Как вообще ваша космическая наука сюда может быть приложена?

— Вы кого спрашиваете?

— Вас, мыслителей. Мы-то ведь не мыслители, у нас зарплата не та. Но если вам интересно, могу поделиться. Я предложил бы начертить на песке схему нашей Солнечной системы, показать, где мы. А потом показать, по каким законам, скажем, я развивался.

— Интересно, по каким же? — с иронией спросил кандидат и значительно посмотрел на жену. Вот это он сделал зря, потому что значительный взгляд был перехвачен. Глеб взмыл ввысь и оттуда ударил по кандидату:

— Приглашаете жену посмеяться. Только, может быть, мы сперва научимся хотя бы газеты читать. Кандидатам это тоже бывает полезно…

— Послушайте!

— Да нет уж, послушали. Имели, так сказать, удовольствие. Поэтому позвольте вам заметить, господин кандидат, что кандидатство — это не костюм, который купил — и раз и навсегда. И даже костюм время от времени надо чистить. А уж кандидатство-то тем более… поддерживать надо.

На кандидата было неловко смотреть, он явно растерялся. Мужики отводили глаза.

— Нас, конечно, можно удивить, подкатить к дому на такси, вытащить из багажника пять чемоданов… Но… если приезжаете в этот народ, то подготовленней надо быть. Собранней. Скромнее.

— Да в чем же наша нескромность? — не выдержала жена кандидата.

— А вот когда одни останетесь, подумайте хорошенько. До свидания. Приятно провести отпуск… среди народа!

Глеб усмехнулся и не торопясь вышел из избы. Он не слышал, как потом мужики, расходясь от кандидата, говорили: «Оттянул он его!.. Дошлый, собака. Откуда он про Луну-то знает?.. Срезал».

В голосе мужиков даже как бы жалость к кандидатам, сочувствие. Глеб же Капустин по-прежнему удивлял. Изумлял. Восхищал даже. Хоть любви тут не было.

Глеб жесток, а жестокость никто, никогда, нигде не любил ещё.

Это интересно: Шукшин часто пишет свои рассказы о простых деревенских людях, в том числе и «Чудик», опубликованный в 1967 году. Краткое содержание рассказа «Чудик» для читательского дневника повествует о мужчине, который постоянно попадает в странные ситуации. Сжатый пересказ можно найти на нашем сайте.

Сюжет рассказа «Срезал» с цитатами

Краткое содержание «Срезал» Шукшин с цитатами из произведения:

В небольшую деревушку под названием Новая приезжает кандидат наук Константин Журавлев с супругой и дочкой – мать «попроведовать, отдохнуть». Будучи уже совершенно городским жителем, он решает с семьей провести время в родной деревне, вдали от суеты и проблем большого города.

К вечеру все жители Новой знали, что к старухе Агафье Журавлевой на такси приехал «богатый, ученый» сын и привез подарки: «электрический самовар, цветастый халат и деревянные ложки».

Вечером того же дня селяне после работы собираются у крыльца дома Глеба Капустина – начитанного и ехидного мужика сорока лет. Так уж сложилось, что из этой деревни вышло немало «знатных людей: один полковник, два летчика, врач, корреспондент».

По заведенным обычаям, когда такой человек приезжал на малую родину, в его доме собирался народ, чтобы послушать истории успешного земляка. Капустин же славился умением «срезать» знатного гостя – то есть, поставить его в неловкое, иногда даже унизительное положение перед сельчанами.

В этот раз Капустин в компании товарищей держит путь к дому старухи Журавлевой. По дороге он узнает, что кандидатом является не только Константин Иванович, но и его жена Валя, вот только «в какой области кандидаты» – неизвестно.

Читайте также:  Краткое содержание хармс старуха за 2 минуты пересказ сюжета

Константин Иванович радостно встречает гостей, просит мать накрыть на стол. Он принимается вспоминать детство, школьные годы со своими давнишними приятелями. Тем временем Глеб, который «был родом из соседней деревни», разговор этот не поддерживает, и явно готовится к нападению.

Узнав, что Журавлев работает на филфаке, Глеб оживает, и принимается задавать вопросы, касающиеся философии – о «первичности духа и материи», «понятии невесомости». Эти мудреные слова вычитаны Капустиным из журналов и газет, и смысла их он совершенно не понимает, но держит перед односельчанами марку.

Капустин вызывает у супругов искренний смех своим вопросом об их отношении «к проблеме шаманизма в отдельных районах Севера», а также к тому, «что Луна тоже дело рук разума». Журавлевы теряются, и не знают, как правильно реагировать на этот поток явного абсурда, но, будучи хорошо воспитанными людьми, не уличают гостя в безграмотности.

Константин Иванович старается держать доброжелательный тон с гостем, но Капустин настроен весьма решительно – он во что бы то ни стало должен доказать перед односельчанами свое превосходство над кандидатами, ничего не смыслящими в «серьезных» вопросах.

Заметив, как на одну из сказанных им глупостей Журавлев многозначительно переглядывается с женой, Капустин «взмыл ввысь», чтобы нанести сокрушительный удар. Он принимается обвинять супругов в том, что они не читают газет, и «что кандидатство – это ведь не костюм, который купил – и раз и навсегда». Напоследок он просит чету Журавлевых чаще спускаться на землю – «падать будет не так больно».

На закономерный вопрос Валентины, в чем же, собственно, заключается их нескромность, Капустин по своему обычаю уходит от прямого ответа и предлагает им подумать на этим на досуге.

Глеб признается, что любит «по носу щелкнуть – не задирайся выше ватерлинии».

Он в одиночестве покидает дом Журавлевых, а мужики, всегда с большим удовольствием наблюдающие его нападки на знатных людей, довольны – и в этот раз Глебу удалось их ловко «срезать».

Капустин восхищает и неизменно удивляет односельчан, но не пользуется любовью из-за своего злого, жестокого характера, потому что «жестокость никто, никогда, нигде не любил еще».

На следующий день Капустин, придя на работу, как бы между прочим интересуется у мужиков: «Ну, как там кандидат-то?». Ему обязательно нужно узнать о безоговорочном унижении городского «выскочки» и услышать подтверждение собственной значимости.

Заключение

В своей книге Шукшин высмеивает невежественных людей, не способных принять чужого успеха и из чувства сильной зависти желающих унизить и как можно больнее уколоть действительного умного и образованного человека.

Рассказ «Критики» Шукшина поднимает глобальную проблему – взаимоотношения между поколениями, извечную проблему «отцов и детей». Рекомендуем прочитать краткое содержание «Критики», которое пригодится как для читательского дневника, так и для подготовки к уроку литературы. Также в своей книге писатель делает акцент на нежелании людей понимать друг друга и ценить своих ближних.

Видео краткое содержание Срезал Шукшин

Рассказ «Срезал», раскрывает мировоззрение самого автора. Глеб Капустин является главным героем рассказа. Он проживает в деревне Новая, работает на пилораме. Глеб был начитанным, ехидным и амбициозным человеком. Он думал, как бы интеллектуально унизить знатного человека. Однажды он «срезал» одного полковника, который приехал погостить к родственникам и повидаться со старыми друзьями.

Источник: https://litfest.ru/shortwork/soderzhanie-srezal.html

Конспект урока"Сложность духовных исканий героев В. Шукшина"

Тема: Сложность духовных исканий героев В. Шукшина.

Задачи урока:

Личностные

  1. Совершенствовать духовно- нравственные качества, уважительное отношение к русской литературе;

  2. Совершенствовать умение решать познавательные задачи с помощью различных источников информации.

Метапредметные

  1. Развивать умение понимать проблему, выдвигать гипотезу;

  2. Развивать умение подбирать материал для аргументации собственной позиции, формулировать выводы;

  3. Развивать умение работать с разными источниками информации.

Предметные

  1. Развивать умение понимать связь литературных произведений с эпохой их написания, выявлять заложенные в произведении вневременные нравственные ценности и их современное звучание;

  2. Развивать умение анализировать литературное произведение, определять его принадлежность к одному из литературных родов и жанров;

  3. Развивать умение понимать и формулировать тему и идею произведения, нравственный пафос произведения;

  4. Развивать умение характеризовать героев, сопоставлять героев одного или нескольких произведений;

  5. Закреплять умения определять элементы сюжета произведения, роль изобразительно-выразительных средств языка;

  6. Закреплять умение понимать авторскую позицию и формулировать свою позицию по отношению к ней;

  7. Закреплять навык отвечать на вопросы по прочитанному тексту, вести диалог.

  • …хочешь быть мастером,
  • макай перо свое в правду.
  • Ничем другим
  • больше не удивишь.

В. Шукшин.

1. Вступительное слово учителя.

Широкое признание, которое получили книги и фильмы В. Шукшина, интерес к личности и судьбе писателя обусловлены в первую очередь редким единством жизни и творческой практики, тесной, кровной связью личной судьбы писателя и судеб его героев.

Для Шукшина-художника нет «плохого» фильма, «слабого романа»; а есть «лживый фильм», «лживый роман». И именно это качество – ложь – и составляет в них пошлость и слабость.

Шукшину было свойственно обостренное чувство правды, которое корнями своими уходило в этический и эстетический опыт народа. Поэтому как выстраданное убеждение звучат его слова: «Нравственность есть Правда. Не просто правда, а – Правда…»

Учитель читает эпиграф, формулирует с учащимися тему урока.

Материальный достаток еще не гарантирует духовного совершенства личности, порой он становится источником потребительского отношения к жизни, которое ведет к бездуховности. Одним из первых обратился к этой теме Василий Шукшин. В его рассказах с большой художественной силой и драматическим напряжением показаны трудные нравственные искания нашего современника.

2.Анализ рассказов.

  1. Для начала разговора возьмем рассказ «В профиль и анфас».

  1. — Кто является героями рассказа?
  2. — Что советует старик Ивану и как тот реагирует на эти советы?
  3. — Женись, маяться перестанешь. Не до этого будет…
  4. — Тебе полторы тыщи в месяц неохота заробить, а я за такие-то денюжки все лето горбатился
  5. — Что отвечает Иван старику-соседу?
  6. — А мне не надо столько денег…

— Я тебе говорю: наелся. Что дальше? Я не знаю. Но я знаю, что это меня не устраивает. Я не могу только на один желудок работать.

Те советы, которые дает старик, опираются на многовековой опыт человека , который всегда бился над тем, чтобы преодолеть голод, разутость и раздетость, чтобы вырваться из тисков нужды и вывести детей в люди. А «длиннолицый» Иван принадлежит к поколению, которое не знало нужды, для которого материальный достаток стал привычной нормой. И вот он начинает понимать, что ему «чего-то другого надо».

  1. Рассказы «Хозяин бани и огорода», «Жена мужа в Париж провожала», «Беседы при ясной луне», «Постскриптум».

  • — Чем живут герои этих рассказов, каковы их потребности, какую оценку дает им автор?
  • Главный убийственный порок героев этих рассказов в том, что те живут сугубо материальными интересами, что они все в жизни меряют только рублем, достатком, комфортом.
  • Вывод, к которому учитель должен подвести учащихся:
  • В характерах, открытых Шукшиным, столкнулись две тенденции времени: установка на сытость и жажда духовно наполненной жизни.
  1. Рассказы «Чудик», «Упорный», «Мастер», «Штрихи к портрету».

— Почему любимые шукшинские герои не всегда реализуют свои благородные порывы, почему их не всегда понимают, отчего так часто оказываются они в трагикомических ситуациях?

Шукшинский «чудик» — это тип времени. В нем существует своеобразный «зазор» между жаждой жить насыщенной жизнью и умением так жить.

Он не всегда может разобраться в тех философских вопросах, которые перед собою ставит («Верую!», «Штрихи к портрету»).

Порой имеет искаженное представление о подлинной культуре («Чудик», «Дебил»), а иногда ему попросту не хватает широты кругозора («Мастер», «Упорный», «Микроскоп»).

Постановка проблемы: и вновь Шукшин открывает два противоположных пути, по которым может устремиться сильный, жаждущий праздника души характер. Определите эти пути, опираясь на анализ следующих рассказов.

  1. Рассказы «Срезал», «Обида», «Крепкий мужик».

— К каким сторонам в характерах героев рассказов «Срезал», «Обида», «Крепкий мужик» привлекает внимание автор? Чем они порождены? Чем опасны?

Первый путь опасный – опасный, ведущий к духовному вырождению. Не обладая высоким нравственным чувством, все эти властные бригадиры Шурыгины, «хмурые тети» из-за прилавка, невежественные Глебы Капустины грубо заносятся в начальственном кураже, беззастенчиво топчут человеческое достоинство других людей, берут на себя право по-хамски поучать всех и вся.

— Каков же этот второй путь?

Старуха Кандаурова — главная героиня рассказа, подводя итоги своей большой и трудной жизни, выделяет в ней самую главную ценность, которой – и в этом она твердо убеждена – красится и крепится жизнь людей: «Ты живи да радуйся, да других радуй». Это очень непростой урок: радоваться жизни может только тот, кто умеет чувствовать красоту жизни, ценить ее в себе и вокруг себя. А радует других тот, кто чуток к людям, бережлив к их сердцам.

  1. И завершая урок, я хочу зачитать вам слова Шукшина:
  2. «Нам бы про душу не забыть… Нам бы немножко добрее быть… Мы один раз, уж так случилось, живем на земле. Ну так и будь ты повнимательнее друг к другу, подобрее…»
  3. С этим жил, в это верил, это проповедовал Василий Шукшин.

Источник: https://infourok.ru/konspekt-urokaslozhnost-duhovnih-iskaniy-geroev-v-shukshina-1174393.html

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector