Краткое содержание титов всем смертям назло за 2 минуты пересказ сюжета

Немногим людям выпадает пережить столько страданий и мучений, сколько герою повести «Всем смертям назло». Краткое содержание можно изложить в нескольких словах: человек стал инвалидом, но не сдался и выстроил судьбу заново.

Владислав Андреевич Титов

Это автор повести «Всем смертям назло». Краткое содержание списано с его собственной жизни. Родился этот человек в первой половине прошлого века в маленькой деревушке Липецкой области.

Вся его семья занималась крестьянским трудом. Владислав же хотел, как и многие молодые люди в то время, стать лётчиком, но по состоянию здоровья оказался не годен к этой профессии.

На распутье судьбы ему попалось на глаза объявление о наборе в горный техникум.

Краткое содержание Титов Всем смертям назло за 2 минуты пересказ сюжета

В то время профессия шахтёра была достаточно денежной и уважаемой. Владислав стал усердно её осваивать. За профессией он поехал в Ворошиловград – ныне Луганск, там был отличный горный техникум. Молодой человек с успехом его окончил.

Справедливости ради нужно сказать, что стипендия студента горного техникума составляла 340 рублей – совершенно фантастическая по тем временам сумма.

Русский дух

Испытания изначально сильного характера описаны в повести «Всем смертям назло». Краткое содержание содержит упоминание о том, что обучение в горном техникуме включало в себя пробный спуск в шахту.

Именно там, в полной тьме под землёй, каждый решал для себя, по силам ли ему стезя шахтёра.

Преподаватели не скрывали от студентов, что риск для жизни входит в профессию, и что никто не упрекнёт того, кто уйдёт до окончания курса.

Краткое содержание Титов Всем смертям назло за 2 минуты пересказ сюжета

Владислав не ушёл. Более того, шахтёры в то время работали полулёжа, а вместо отбойного молотка откалывали уголь лопатой. Встать в полный рост не позволял размер шахтного ствола. К этому нужно добавить тьму, рассеиваемую только светом шахтных фонарей, и принудительную вентиляцию. Работать в таких условиях изо дня в день могли только выносливые физически и сильные духом люди.

Роковая третья смена

С историей целого края связана повесть «Всем смертям назло». Краткое содержание указывает на то, что трагедия одного человека случилась в третью смену, в самые глухие ночные часы. Владислав Титов только что спустился под землю и шёл на смену товарищу в забое.

Услышал шум и увидел происходящее он одновременно. Вагонетка с углём сошла с рельсов и пробила электрический кабель. От короткого замыкания кабель загорелся. Огонь бежит по кабелю, а дальше – мощный трансформатор. Взрыв неизбежен.

А в шахте – две смены, у всех семьи, всех знаешь… Владислав решил отключить трансформатор. Журналисты в этих случаях пишут «любой ценой».

Цена спасённых жизней

Обычные в этих краях случаи описывает Владислав Титов. «Всем смертям назло» (краткое содержание) посвящено негласной цене угля – на каждую тонну приходятся чьи-то унесённые взрывами жизни. Это есть во всех странах. Каждый шахтёр знает, что тепло и уют на земле оплачены подземными смертями. Знают и всё равно спускаются под землю – иначе всё остановится.

Краткое содержание Титов Всем смертям назло за 2 минуты пересказ сюжета

Как и Владислав, бросаются на выручку других людей все шахтёры – это составляющая часть профессии. Слабых духом там нет.

Владислав выключил трансформатор, но принял на себя шесть тысяч вольт. Он запомнил свои ощущения: будто паук впился во все части тела с непереносимой болью. То, что загорелся сапог, он уже не смог понять – болело всё.

Его нашли проходчики. Мужчина был в сознании, просил пить, на нём горела обувь, а весь он выглядел как большой кусок чёрного угля.

Подлинное чудо

Выжить после удара током такой силы невозможно. Гибельным для человека считается ток силой более 90 вольт. В момент трагедии Владиславу было всего 20 лет, и он выжил. Как — никто не знает. На нём была ответственность за родителей и любимую женщину, которую к тому моменту он уже встретил.

Это событийная канва повести, автор которой — Владислав Титов («Всем смертям назло»). Краткое содержание умалчивает о тех физических страданиях, которые пришлось перенести этому человеку. Для спасения жизни ему пришлось расстаться с обеими руками – и не сразу, не в один день.

Врачи пытались спасти руки, но всё закончилось ампутацией.

Краткое содержание Титов Всем смертям назло за 2 минуты пересказ сюжета

Человек сознавал, что становится глубоким инвалидом, иногда даже просил любимую женщину оставить его, но подруга оказалась ему под стать – стала женой.

За стенами больницы

В момент выписки казалось, что всё самое страшное позади. Так думал Владислав Титов. «Всем смертям назло» (краткое содержание) показывает, что гораздо тяжелее физических страданий оказалась полная невостребованность и ненужность.

Да, товарищи по работе помнили его подвиг и чтили как человека, но жизнь – такая разная, бурная, полная новостей и событий – проходила мимо. Чем было заняться человеку, для которого стало проблемой даже обычное для каждого самообслуживание? Одеться, надеть обувь, зажечь сигарету – всё это без рук невозможно сделать.

Поиск самого себя – подвиг более значимый, чем преодоление физической боли.

Возможность писать

Повесть «Всем смертям назло» (краткое содержание мы приводим) рассказывает о силе духа простого человека. Жена писателя заметила тот момент, когда он понял свои новые возможности. Титов переворачивал страницы книг губами, а потом стал делать это карандашом. От карандаша оставался след на бумаге.

Так человек понял, что может писать. Но это хорошо сказано: писать. От первой точки на бумаге до читаемых фраз его отделял почти год. Он прошёл то, что проходит каждый первоклассник: палочки и крючки, попытки удержать буквы на одной линии, тетрадки в косую линию.

Он осваивал письмо карандашом, зажатым в зубах.

Краткое содержание Титов Всем смертям назло за 2 минуты пересказ сюжета

Сегодня, в период социальных сетей и бионических протезов, трудно представить всё это. Тем более ценны такие достижения человека. В одиночку, поддерживаемый только женой, человек смог найти новое место в жизни.

Первая публикация

Сегодня многие знают, кто такой Титов Владимир. «Всем смертям назло» — известное произведение. Впервые эта потрясающая книга увидела свет в Липецкой области, там, где Титов родился.

Отзывы о публикации превзошли все ожидания. Домашний телефон не смолкал. Потекли письма. Люди делились своими житейскими ситуациями, просили совета, хотели просто поддержать и как-то помочь.

Владислав решил отправить свою повесть в Москву. Тогдашним редактором журнала «Юность» был Борис Полевой. Именно он принял решение печатать произведение без купюр, и в 1967 году огромная страна узнала историю героического человека.

Сильнее многих здоровых

После всенародного признания письма со всей страны стали привозить на машине – столько их было. Многие рассказывали свои горькие истории, понимая, что этот человек поймёт их лучше других. Писали здоровые и инвалиды.

Писали отчаявшиеся матери, сбившиеся с пути мужчины, молодые люди, выбирающие судьбу.

Для огромного числа людей книга «Всем смертям назло» была реальным примером того, что отчаиваться нельзя никогда, что всегда есть какой-то выход, и что пользу приносить людям можно даже с такими увечьями.

Краткое содержание Титов Всем смертям назло за 2 минуты пересказ сюжета

В повести описаны те, кто помогал Титову оставаться человеком. Это хирург, преданный своей профессии. Жена, в буквальном смысле подставившая плечо в момент отчаяния. Друг, которым стал человек с соседней больничной кровати. Титов честно описывает всё пережитое, и именно правда жизни привлекает людей больше всего.

Нравственный выбор

Сегодня об этой повести вспоминают редко. Владислав написал несколько других книг, но эта (Титов В. А., «Всем смертям назло») остаётся лучшим нравственным памятником.

Краткое содержание Титов Всем смертям назло за 2 минуты пересказ сюжета

В какой-то момент нужно ответить самому себе на вопрос о том, зачем жить.

То есть буквально – жить ради материальных благ или ради помощи людям? Разумеется, никто не призывает сделать аскезу смыслом существования.

Материальные блага делают жизнь комфортной и дают свободу выбора передвижения, рода занятий. Но материальное изобилие не может заменить ощущения нужности людям. Для Титова жить значило приносить пользу людям.

Текущие события в мире и в нашей стране подтверждают наличие нравственного стержня во многих из нас. Подвиги происходят, и стойкость есть, и «умереть за други своя» – это тоже про нас.

Источник: https://info-4all.ru/dosug-i-razvlecheniya/iskusstvo-i-razvlecheniya/v-titov-vsem-smertyam-nazlo-kratkoe-soderzhanie/

Всем смертям назло

?

Categories:

  • Литература
  • История
  • Происшествия
  • Cancel

Так называется автобиографическая повесть удивительного человека, который  действительно, наперекор смерти  и лишившись обеих рук вел активную нормальную жизнь. Не поддался унынию и научился заново писать, держа карандаш в зубах.Краткое содержание Титов Всем смертям назло за 2 минуты пересказ сюжетаКогда я учился в средних классах, то часто видел его, когда родители посылали меня за хлебом в магазин. Он, как и мы, жил на квартале Гаевого, рядом с магазином. Я тогда еще не знал, кто это такой. Но запомнил и помню до сих пор его руки — протезы. Они выглядывали или из под рубашки или из под пиджака. Они были очень похожи на руки детской куклы. Такие же миниатюрные и такого же светло телесного цвета. Поэтому они и остались у меня в памяти, ассоциируясь с детскими игрушками.

Он был всегда какой то жизнерадостный. Может быть это была его маска, за которой он прятал свою трагедию или  он действительно был такой. Трудно сейчас ответить на этот вопрос. И еще. Я ни разу не видел его не то что бы пяьным, а вообще нетрезвым. Абсолютно и постоянно трезвый  и здравомыслящий человек.

Читайте также:  Краткое содержание диккенс жизнь дэвида копперфилда, рассказанная им самим за 2 минуты пересказ сюжета

Я не знаю, что меня привело в угольную промышленность. .Как это все сложилось. Но может быть вот такие мимолетные встречи и воспоминания откладывлись у меня в подсознании и когда все сложилось, я смело шагнул под землю. И не жалею.

»

Борис Полевой «Слово о богатом человеке» (отрывок)   …А судьба у этого молодого человека, как и у его книги [«Всем смертям назло…»], была поистине удивительной. Владислав Титов, выросший в семье хлебороба Воронежской области, закончив в Ворошиловграде горный техникум, пошел на одну из новых донбасских шахт, стал горным мастером.   Однажды [в апр. 1960 г.] на шахте, где он работал, случилась тяжелая авария. Вагонетка с углем, сорвавшись с рельсов, ударила в электрический кабель высокого напряжения и пробила его. Получилось короткое замыкание. И высеченный огонь побежал по кабелю к трансформатору. Находившийся рядом молодой, но уже опытный горняк Владислав Титов понял: если огонь доберется до трансформатора, последует взрыв и десятки его товарищей останутся заживо погребенными под землей. Выключить ток времени не было, и горный мастер, чтобы предотвратить большую беду, кинулся к щиту и принял на себя удар в несколько тысяч вольт. Взрыва не произошло, но кабель еще горел, и шахтер бросился на него и закрыл огонь своим телом.   Катастрофа была предотвращена. Подоспевшие товарищи нашли горного мастера, как им показалось сначала, бездыханным. Потрясенные бедой, горняки вынесли его неподвижное, обезображенное огнем тело. Они считали его мертвым. С тем и подняли на-гора этого отважного, спасшего им жизнь человека.   Долгие месяцы врачи боролись за жизнь Владислава Титова, Одну за другой ему сделали несколько операций. Ампутировали обе руки, но правую ногу, тоже поврежденную страшным огнем, все же удалось спасти. Искусство врачей и сильная воля их пациента в конечном счете победили, говоря строкой из стихотворения Константина Симонова «всем смертям назло», Владислав Титов остался жить. Но из больницы он вышел с тяжелой инвалидностью, хромая, без обеих рук, ампутированных, как говорится, под корень. II тяжелую инвалидность эту нельзя было ни поправить, ни компенсировать.   Сразу же, без передышки, этот упорный, целеустремленный, волевой человек начал борьбу за выход в большую и деятельную жизнь. Но что может сделать в активной жизни человек, у которого руки отняты так, что не к чему даже пристроить действующие протезы?   И тут его друзья стали свидетелями того, как воля, целеустремленная, непобедимая воля, может творить чудеса. Еще в больнице, весь в бинтах, испытывая порою нечеловеческую боль, Владислав начал обдумывать свое будущее, Путь на шахту, путь к прежней профессии для него отрезан. Что может сделать безрукий человек, и не только на шахте, а на любой, даже самой легкой работе? В минуту мучительных раздумий ему не раз приходит на память подвиг Николая Островского. Лишенный возможности передвигаться и даже видеть, Островский все-таки продолжал активно жить и работать. Он писал, в душе его было желание «глаголом жечь сердца людей». Писательская профессия тянула и Владислава. Среди друзей он слыл неплохим рассказчиком. Но как писать, когда нечем держать перо, карандаш или стукать по клавишам машинки?  

Вот тут-то Владислав совершил нечто, что может показаться невероятным: он попробовал… взять карандаш в зубы и писать движением головы. Попробовал — и получилось. Начался процесс долгих, мучительных тренировок.

Родился 10 ноября 1934 года в д. Калиновка (ныне Добринского района Липецкой области). После окончания средней школы приехал на Украину, овладел шахтерской профессией на Луганщине. Служил в армии. С 1957 по 1959 год В. Титов продолжил обучение в г. Боково-Антрацит (ныне г. Антрацит). Во время учебы проходил практику на шахтах Красного Луча, а после защиты диплома, уезжает работать горным мастером на шахту «Северная» в Донецкую область.Титов проработал там всего лишь год. 14 апреля 1960 года произошла авария, полностью изменившая его судьбу. Предотвращая взрыв, он принял на себя удар в шесть тысяч вольт.Титов остался жив, но из больницы вышел с тяжелой инвалидностью, хромая, без обеих рук.Переехал в Луганск на постоянное место жительства. Здесь стал писателем. Не имея рук, писал, держа карандаш в зубах. Большую помощь

в литературном процессе ему оказывала жена, Рита Петровна Титова.

Был членом редколлегии журналов «Юность», «Радуга», «Донбасс», членом президиума областного Комитета защиты мира, членом Союза журналистов, депутатом Луганского городского совета народных депутатов.Умер в Луганске 30 апреля 1987 года.

«Всем смертям назло…» (автобиографическая повесть, 1967),«Ковыль — трава степная» (1971),«В родной земле корням теплее» (1983),«Проходчики» (роман, 1983)«Грезы старого парка» (1986).рассказы «Раненый чибис», «Сапун-гора», «Полые воды» и др.Повесть «Рожь» — последнее произведение писателя, которое осталось не законченным.

медаль «За доблестный труд»,Нагрудный знак «Шахтёрская слава» двух степеней.лауреат областной комсомольской премии им. «Молодой гвардии».премия и звание лауреата литературного конкурса им. Николая Островского (1967).Республиканская комсомольская премия им. Н.

Островского (1976) за пьесу «Всем смертям назло…», поставленную Ворошиловградским музыкально-драматическим театром.лауреат Всесоюзного литературного конкурса имени Н. Островскоголауреат Государственной премиям Украинской ССР имени Т. Г. Шевченко в области литературы, журналистики, искусства и архитектуры (1981).В Луганске открыт музей-квартира писателя В. Титова.

Музей квартира расположена там, где он жил. Долгое время за ней присматривала его дочь. Но уже при Украине нашлась одна тварь, которая стала претендовать на эту квартиру. Музей с трудом но отстояли. Но  внезапно  и очень подозрительно там случился паожар. И все, связанное с памятью о Владиславе Титове погибло.

И сейчас эта вартира так и осталась не отремониторванной после пожара и ничего там нет.Для Украины такие герои нонсенс. Это другое государство. И понятно отношение ее к памяти о Титове. Но вот уже пятый год здесь нет Украины. Но я ни разу не слышал, что бы хоть кто то что то сказал о Владиславе Титове. А почему? Молодые вообще понятие не имеют, кто это такой.

А старшие товарищи?. Об Молодой Гвардии два года говорили без перерыва. А о человеке, который стоит в одном ряду с Островским, Мересьевым, генералом Петровым молчок. Что, старшие товарищи не подсказали, или как?

«Груженная углем вагонетка сорвалась с рельсов и, ударив в электрокабель высокого напряжения, пробила его. Короткое замыкание.

Огонь приближается по кабелю к трансформатору. Сейчас будет взрыв, и в шахте может погибнуть много людей.

Сергей Петров решает: «Отключить!» Он срывается с места, бежит к камере и резко отбрасывает ручку влево, до щелчка, но… Но корпус ячейки оказался под напряжением! Тугие корявые нити, пронзившие стрелами тело, упруго дрожа, с хрустом скручиваются в спирали и ввинчиваются в руки, в голову, в ноги. Спиралей мириады, они в каждой клетке тела. Вытягиваются и снова скручиваются, ввинчиваются и дрожат. Тянут к трансформатору. Там смерть. Мгновенная. В пепел… Его нашли проходчики. Он лежал на кабеле метрах в десяти от трансформаторной камеры, тихо стонал и просил пить. Глаза Сергея были широко раскрыты и удивленно смотрели вверх. На правой ноге горел резиновый сапог…

— Владислав Титов. «Всем смертям назло»»

Источник: https://mikul-a.livejournal.com/351045.html

Краткое содержание пьесы "Бедность не порок" Островского: краткий пересказ сюжета, пьеса в сокращении

Главная страницаОстровский

Краткое содержание Титов Всем смертям назло за 2 минуты пересказ сюжета
Сцена из спектакля
по пьесе «Бедность не порок»

«Бедность не порок» — одна из самых известных пьес выдающегося русского драматурга А. Н. Островского. 
В этой статье представлено краткое содержание пьесы «Бедность не порок» Островского: краткий пересказ сюжета, пьеса в сокращении.
Смотрите:
Все материалы по пьесе «Бедность не порок»
Все материалы по творчеству Островского

Действие пьесы происходит во второй половине XIX века в одном из уездных городов России.

Богатый купец Гордей Карпыч Торцов решает выдать свою дочь Любовь Гордеевну замуж за богатого старого вдовца Африкана Савича Коршунова.

Юная Любовь Гордеевна не любит своего пожилого жениха. Девушка влюблена в бедного, но доброго парня Митю, который служит приказчиком у ее отца. Митя отвечает девушке взаимностью и надеется жениться на ней.

Любовь Гордеевна просит отца не выдавать ее замуж за нелюбимого человека. Но суровый и гордый Торцов остается непреклонен.

Митя предлагает Любови бежать из дома, чтобы тайно венчаться. Но девушка отказывается, так как не хочет выходить замуж против воли отца. Любовь Гордеевна и ее мать Пелагея Егоровна смиряются с решением главы семьи. Митя понимает, что не может ничего изменить.

Помочь влюбленным решает брат Гордея Карпыча, добродушный пьяница Любим Карпыч. Он просит брата не отдавать дочь за подлеца Африкана: не так давно тот обманул и разорил Любима, сделав из него нищего попрошайку.

Читайте также:  Краткое содержание рассказов людмилы улицкой за 2 минуты

Обиженный Африкан требует извинений и предупреждает, что иначе не женится на Любови Гордеевне. В ответ Гордей отказывается извиняться и объявляет, что теперь назло выдаст дочь за какого-нибудь бедняка, например, Митю. Влюбленные Митя и Любовь радуются этому решению. Увидев их радость, Гордей тут же берет свои слова обратно. Вся семья уговаривает Гордея сдержать слово и отдать дочь за Митю. В конце концов Гордей смягчается и благославляет влюбленных. Он благодарит брата за то, что тот наставил его на ум. Гордей также признается, что теперь стал другим человеком. Семья Торцовых и их гости радуются и отмечают Святки.

Конец пьесы.

Источник: https://www.literaturus.ru/2017/05/kratkoe-soderzhanie-bednost-ne-porok-pereskaz-sjuzhet-v-sokrashhenii.html

Титов «Всем смертям назло» сочинение

Среди советских писателей семидесятых годов есть писатель с необычной судьбой. Он вошел в литературу повестью «Всем смертям назло», прототипом героя которой стал он сам — Владислав Титов.

Эта повесть была опубликована в журнале «Юность» в 1967 году тогдашним ее главным редактором Борисом Полевым — автором «Повести о настоящем человеке».

Если бы Владислав Титов не написал о своей судьбе сам, то, наверное, Борис Полевой написал бы повесть и о нем — Титов встает вровень с летчиком Алексеем Мересьевым.

Явившись по вызову в редакцию молодой человек не подал руки главному редактору: рук у него не было. Свою повесть он писал, держа карандаш в зубах.

Владислав Титов лишился своих рук в шахте. Шахтер по профессии, он спас шахту от взрыва, когда вагонетка с углем сошла с рельсов и перебила кабель высокого напряжения. Произошло короткое замыкание. Кабель загорелся, и огонь добирался до трансформатора. Казалось, неминуемо — взрыв. Титов бросился на горящий кабель под напряжением шесть тысяч вольт, чтобы потушить огонь своим телом…

Молодой шахтер чудом остался жив. Но ему пришлось ампутировать обе руки до плеч, так как началась гангрена. Было это было в 1960 году, Владиславу было 26 лет, а его браку с женой Ритой — один год.

Выйдя из больницы, Владислав Титов не сдался на милость судьбы, а его любящая двадцатилетняя жена не бросила его. В своей откровенной повести он рассказал, как Рита не дала ему начать спиваться, свести счеты с жизнью.

Не имея возможности вернуться в шахту, он взял карандаш в зубы. Попробуйте сами что-нибудь написать таким способом на бумаге — поймете, насколько это трудно. Владислав переписывал повесть тринадцать раз, прежде чем отослал ее в редакцию. Из нескольких редакций рукопись неизвестного им автора возвратили. Но в «Юности» она попала на стол Борису Полевому.

Главный редактор внимательно прочитал рукопись, написанную странным, прыгающим почерком, и дал добро на публикацию…

В небольшую повесть — она читается на одном дыхании — вместилась вся жизнь героя повести. Жизнь его безгранично преданной, любящей жены, хирурга, вытаскивающего его из объятий смерти, доброго друга встреченного в больничной палате. Жестокие подробности не отталкивают читателя, а заставляют по-настоящему сопереживать герою.

После публикации в редакцию «Юности» посыпались письма читателей — не только с благодарностью за повесть, но и с просьбами дать жизненный совет в трудной ситуации.

Владислав Титов, рассказав о своей судьбе, не стал автором единственной повести — состоялся настоящий писатель: появились лирические рассказы, повесть «Ковыль — трава степная», повесть «Раздел», роман «Проходчики». Появилась у Титова электрическая пишущая машинка, подаренная друзьями, на которой он печатал, нажимая на клавиши палочкой, зажатой в зубах.

Титов писал: «Трудно держать в себе все пережитое, перечувствованное. И настает такой момент, когда не высказаться, не поделиться своими думами становится невмоготу. Человека тянет к бумаге». Теперь Владислав мог сказать: «Друзей у нашей семьи много и ничто не может заменить это наше большое богатство. Мы с Ритой очень богатые люди».

  • Послесловие Бориса Полевого в книге повестей Владислава Титова так и называется: «Слово о богатом человеке». А название повести «Всем смертям назло» взято из любимого стихотворения, написанного Константином Симоновым:
  • Жди меня и я вернусь Всем смертям назло… А самыми дорогими строками были для Владислава Титова такие: Как я выжил, будем знать
  • Только мы с тобой.

В 1987 году писателя не стало. Умер он в Луганске. За литературные работы он, член Союза писателей СССР, был неоднократно награжден. У супруги его не было наград. Вся ее заслуга состояла в том, что она принесла счастье любимому человеку. За это наград не дают. Закончилась советская эпоха. В смутные девяностые годы она уехала в Германию…

Остались книги, которые создал писатель удивительной судьбы. Книги его сродни новокаину в вашей домашней аптечке — они помогают человеку одолеть боль или просто дают почувствовать чужую боль и смысл жизни. И еще есть музей его имени в Луганске, и пятьдесят тысяч писем читателей, написанных когда-то Владиславу Титову.

Нынче он причислен к «украинским писателям, писавшим на русском языке», как и Николай Васильевич Гоголь. Но нужно ли таким образом «национализировать» подвиг русского парня, совершившего его на шахте советской Украины, в той нашей общей — Советской — стране?

(2

Источник: https://schoolessay.ru/titov-vsem-smertyam-nazlo-sochinenie/

Всем смертям назло

Annotation

Повесть Владислава Титова «Всем смертям назло…» во многом автобиографична. Автор ее — в прошлом шахтер, горный мастер, — рискуя жизнью, предотвратил катастрофу в шахте. Он лишился обеих рук, но не покорился судьбе, сумел выстоять и найти свое место в жизни.

  • Содержание:
  • • Всем смертям назло… (Владислав Титов)
  • • Слово о богатом человеке (Борис Полевой)
  • Владислав Андреевич Титов
  • * ЧАСТЬ ПЕРВАЯ *
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6
  • 7
  • 8
  • 10
  • * ЧАСТЬ ВТОРАЯ *
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6
  • 7
  • 8
  • 9
  • 10
  • 11
  • 12
  • 13
  • 14
  • 15
  • 16
  • 17
  • * ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ *
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • * ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ *
  • СЛОВО О БОГАТОМ ЧЕЛОВЕКЕ
  • Владислав Андреевич Титов
  • Всем смертям назло…
  • Дилогия
  • * ЧАСТЬ ПЕРВАЯ *
  • 1

Сидеть одной в пустой квартире всегда было мучительно для Тани. На этот раз особенно. Второй день она в отпуске, а еще не ясно, когда отпустят Сергея. И дадут ли ему вообще возможность отдохнуть в этом месяце? Может случиться так: отгуляет она свои двадцать четыре дня, выйдет на работу, а потом коротать дома отпускные дни будет Сергей…

Таня ждет. Рука ее, упершись локтем в подоконник, блуждает в коротенькой челке. Она крутит волосы на лбу в тонкие жгутики и наматывает их на указательный палец. Когда вся челка закручена в колечки, рука медленно распутывает их и вновь начинает все сначала.

Это привычка. Пыталась отвыкнуть — не получилось. Как только в голове возникают беспокойные мысли, рука сама тянется к волосам. Сергей сначала подшучивал: детский сад мировые проблемы решает? А потом привык. И даже сам иногда крутит в колечки свой чуб.

Заразился!

«Неужели ничего не выйдет? — думает Таня. — Столько лет мечтали поехать в отпуск вместе…»

Таня ждет и смотрит в окно… Вот сейчас войдет Сережа, скажет: «Не дали… Понимаешь, дела».

А она скажет; «Я так и знала. Непутевый ты какой-то, Сережка». А он скажет: «Танюш, я есть хочу…» А она ответит: «Бери и ешь! Я в отпуске, а ты как знаешь. Имею я право на отдых или нет?»

Таня так отчетливо все это себе представила, что на глаза от досады навернулись слезы.

2

Рано нынче пришла весна. Как-то сразу сникли и обессилели снежные бураны, завывавшие долгими ночами по тихим улочкам молодого шахтерского поселка.

Робко, словно боясь рассердить седую стужу, улыбнулось из-за туч солнце. И зима действительно рассердилась.

Ощетинилась на ночь ледяными штыками крыш, злобно захрустела под ногами ломкой белесой пленкой луж, обожгла колючим дыханием дымящуюся вершину террикона.

А потом осмелело солнце. Засуетились, ускоряя бег, облака, расплылось в широкой улыбке небо, и солнце горячим лучом припало к холодной, дремлющей земле. Где-то у балки, будто — выпущенная на волю птица, забилась песня. Рванулась ввысь и загрустила томительным ожиданием грядущих перемен.

Девчушка с реденьком прядью на лбу, в распахнутом пальто, остановилась, сощуренными глазами отыскала в небе жаворонка, чему-то улыбнулась да так и замерла с поднятым кверху лицом.

Добралась весна и до шахтного вентилятора. Воздух, пропитанный запахами земли, как бы остановился перед бешено кружащимися лопатками, мгновение подумал и ринулся в темную, сырую паста ствола, ворвался в штреки и пошел гулять во лавам, забоям, будоража души шахтеров необъяснимо сладкой тоской по солнцу, по высокому темно-голубому небу.

Сергей Петров шел по штреку в лихо сдвинутой набекрень шахтерской каске. Казалось, крикни кто «гопля» — и он пустится в пляс, стремительный, неугомонный и несуразный.

Сергей торопился. И не потому, что того требовала работа. Нет. Просто им владел ничем не объяснимый восторг и очень хотелось поскорее выехать на-гора, поближе рассмотреть солнышко. К тому же в столе начальника участка его ждали подписанные документы на отпуск.

Сергей подцепил носком сапога кусок породы, подбросил его и улыбнулся. Он представил себе, как Таня всплеснет руками, затанцует от восторга, а потом бросится на шею и, смеясь, воскликнет: «Хочешь, задушу тебя, противного?»

Читайте также:  Краткое содержание бунин чистый понедельник за 2 минуты пересказ сюжета

А позже, когда радость немного утихнет, сядет и уже в который раз начнет фантазировать по поводу предстоящей поездки. И конечно, опустив голову, спросит: «А вдруг я не понравлюсь твоим родителям?»

«Почему ее мучит этот вопрос?» — раздумывал Сергей.

Чтобы она, Таня, и не направилась? И кому? Моим старикам. Да этого быть не может! У бати от волнения задергается левый глаз, а два вставных зуба так и засияют, как начищенные к Дню Победы медали. «Смотрите, люди, палую кралю мой старшой подцепил.»

В глубине штрека замерзал свез, бросая красноватые блики на мокрый рельс, покосившуюся раму крепления. Наперегонки защелкали контакты магнитных пускателей… Захрапел, брызгаясь и дуясь тонкими резиновыми шлангами, детеныши насоса орошения. Сергей прошел еще несколько шагов от участкового распределительного щита, и удивленный, остановился!. Возле погрузчиков дома кто-то выл:

Донбасс, мой Донбасс,

Цвети, мой любимый Донбасс…

Пел вагонщик, и непонятный отклик в душе вызвала эта уже много раз слышанная песня.

В другом месте Сергей, вероятно, и не прислушался бы к ней… А здесь, на тридцатиметровой глубине, в узком, мрачном коридоре, песня священная сильно щипнула за сердце.

Казалось, залетевший в подземелье запах весны, смешавшись с терпким зловонием плесени и газа, вдруг загрустил по широким просторам земли, по безмятежным далям планеты.

В груди. Сергея все так и поднялось, стало невесомо легким. Откуда-то надвинулся и поплыл, широкий зеленый ковер, густо усеянный, желтыми точечками, которые медленно реяли, множились и тихо-тихо оседали.

Уже отчетливо видны, дрожащие от ласкового дуновения ветерка ярко-желтые пушистые головки.

Они замерли в робком ожидании, настороженно прислушиваясь к опасной тишине, и побежали в разные стороны от стремительно надвигающейся тени парашютиста.

«Где я видел это? Где? — силился вспомнить Сергей. — Ах да, в армии! Ну конечно! Последний прыжок накануне демобилизации…»

Он вспомнил, как у самой земли увидел свои ноги, обутые в тяжелые солдатские сайдой. А внизу шевелилась от ветра трава, покачивались ромашки. Еще мгновение — и сапоги безжалостно раздавят несколько нежных, пушистых головок. Ему показалось, что цветы — живые существа, они. хотят убежать от смерти, но не могут…

«Шахтерские песни поют…» — неслось по штреку и как сквозь сон долетало до его уха.

…Неумолимо тянула к себе земля. Резко толкнула в ноги. Сергей нелепо подпрыгнул, выпустил стропы парашюта из рук и, закрыв глаза, рухнул всей тяжестью тела на влажный от непросохшей росы луг. Хрустнули стебельки цветов, удивленно затрещал, словно заплакал, кузнечик и внезапно смолк…

Резко звякнул телефонный аппарат.

— …канат растягивают!.. — кричал в телефонную трубку вагонщик.

Сбоку капала вода. «Капель! — усмехнулся Сергей. — Как и там, на-гора».

И, уже пробираясь на четвереньках по лаве, он снова вспомнил события того далекого армейского дня. Смятые ромашки он взял с собой. Их было семь. Они стояли потом в граненом стакане на тумбочке, рядом с его солдатской койкой.

«Я же получил тогда письмо от Тани… и фотографию!»

Таня была сфотографирована в профиль, задумчиво смотрела куда-то вдаль и улыбалась уголком губ. В письме писала: «Третья весна пришла и ушла, а тебя все нет.

Я устала, Сережка! Когда же мы будем вместе! Хоть убей, не могу тебя представить целиком, всего. Это плохо, да? Помнишь, как ты спрашивал: „Дождешься?“ — а сам недоверчиво улыбался.

Ты и теперь сомневаешься? Смотри, будешь таким — назло выйду замуж за другого!»

Источник: https://lib-king.ru/153793-vsem-smertyam-nazlo.html

Проходчики. Всем смертям назло… (fb2)

— Проходчики. Всем смертям назло… 2.07 Мб, 539с. (скачать fb2) — Владислав Андреевич Титов

Настройки текста:

Цвет фона
черный
светло-черный
бежевый
бежевый 2
персиковый
зеленый
серо-зеленый
желтый
синий
серый
красный
белый

Цвет шрифта
белый
зеленый
желтый
синий
темно-синий
серый
светло-серый
тёмно-серый
красный

Размер шрифта
14px
16px
18px
20px
22px
24px

Насыщенность шрифта
жирный

Обычный стиль
курсив

Ширина текста
400px
500px
600px
700px
800px
900px
1000px
1100px
1200px

Показывать меню
Убрать меню

Абзац
0px
4px
12px
16px
20px
рвутся на прием к секретарю райкома партии. Их несомненно примут, выслушают и сделают выводы.

— Ну и что?

— Что «ну и что»?

— Труб наш снабженец не достанет, отделается выговором, и все покатится по старинке. — Вадим сел.

— Тебе всегда все ясно. Поживем — увидим. — Виктор захлопнул тумбочку, занятия для рук там не нашлось.

Он опять подумал о жизни, о том, какая это сложная и радостная штука, и, наверное, никак нельзя без этих малых и больших сложностей, без них она, жизнь, была бы неинтересной, скучной и однообразной.

Посмотрел в окно и вдруг представил, как наступит осень и как хорошо будет забраться с Вадимом в заросшую деревьями балку, валяться там по мягкому ковру опавших листьев, молча лежать на спине, смотреть в небо и мечтать.

Он, Витька, сорвет несколько веток калины, отнесет в забой, сунет за распил и сам будет дивиться неестественной яркости горящих гроздьев среди серого однообразия породы.

«Чудак!» — скажет Вадим, а потом замолчит и надолго задумается. Может быть, он тоже будет думать о том, как хрупка и нежна эта веточка среди грозной мрачности подземелья и как силен человек, проникший сюда.

Потом они выедут на-гора и опять, уже в который раз, удивятся пронзительной яркости дня, радостной отчетливости цветов, деревьев, неба. И даже тогда, когда по окну застучат нудные осенние дожди и окончательно смоют все краски ушедшего лета, в душе Витьки загорится радостное нетерпение от ожидания предстоящих перемен в природе, а может, и в его жизни.

Тропинин вздохнул. Борис дочитывал письмо, громко сопел и все ниже опускал голову. Невеселые, знать, вести прилетели к нему. Витька походил по комнате, вновь присел у тумбочки, что-то искал.

«Неужели такая девушка может полюбить? — подумал он, перебирая в руках открытки с изображениями актрис. — Далеко всем им до нее, хоть и знаменитые…» Витька хлопнул дверцей, с разбега плюхнулся на кровать.

Над Донбассом стремительно сгущались сумерки.

ГЛАВА ВТОРАЯ

Доверху груженная породой вагонетка сорвалась с рельсов и забурилась на все четыре колеса. Все бы ничего, дело это не такое уж редкое на путевом хозяйстве штрека, но она, эта вагонетка, застряла как раз на разминовке и отсекла партию порожних вагонов от лавы.

Хоть лопни, загнать порожняк было невозможно. Партия из тридцати пустехоньких вагонов, с электровозом во главе, стояла на подступах к лаве, и в самой лаве все было «на мази», чтобы на полную мощь качнуть уголек, но эта проклятая вагонетка с тяжелой, как свинец, породой затормозила все дело.

В штреке медленно, но уверенно назревал скандал. Виновника аварии определить было невозможно.

То ли предыдущая смена слишком ретиво помогала люковому сформировать состав, то ли машинист электровоза резко сдал партию назад, забурил вагонетку, отцепил и умчал к стволу, — разбираться в этом было некогда.

Ясным оставалось одно: в вагонетке — порода, значит, принадлежит она проходчикам, грузили ее в забое штрека, им и ставить ее на рельсы. Рабочим лавы порода эта совершенно ни к чему, их дело качать на-гора уголь.

Тем более что добычная бригада находилась в самом верху лавы, и для того, чтобы ей спуститься на животах и коленях вниз, поставить вагонетку на колеса и потом тем же путем и способом ползти к своим рабочим местам, потребуется чуть ли не полсмены. И чего ради? Время простоя им никто не оплатит.

Но и у проходчиков в забое дел невпроворот.

Да и не для того Михеичев плюнул на свои отгулы и спустился вместе с Борисом, Виктором и Вадимом в шахту, чтобы вместо занятий неотложным делом даром тратить время на какую-то идиотски застрявшую вагонетку.

Продвижение штрека без того отстает от намеченного графика, лава вот-вот сядет на плечи, и тогда проблем на участке хватит, как любит выражаться Михеичев, по самые ноздри.

Смена обещала быть напряженной, без минуты передышки. Надо нарастить рельсы, зачистить и обурить забой, добавить эти злосчастные вентиляционные трубы, придвинуть вентилятор ближе к забою. Но, опять же, как перетащить трехсоткилограммовую махину вентилятора, если как раз против него застрял электровоз.

Александр Иванович Семаков, горный мастер участка, нацелясь лучом надзорки в лицо Михеичева, метеором подлетел к забою.

— В чем дело? — вкрадчиво и неопределенно спросил он, остановясь.

— Под шпалы канавки долбим, — невозмутимо ответил бригадир.

— Вижу, что канавки, а когда сюда шли, ничего не заметили? — Мастер пытался говорить спокойно.

— Вы про вагонетку… — Вадим опустил кирку.

— А то про кого же, про нее самую. — Семаков, как бы невзначай, чиркнул лучом света по лицу Вадима и вновь наставил его на Михеичева. — Л-л-лава, между п-п-прочим, уже п-п-пятнадцать минут с-с-стоит! — Он заикался, и, когда нервничал,

Источник: https://coollib.net/b/457065-vladislav-andreevich-titov-prohodchiki-vsem-smertyam-nazlo/readp?p=4&cnt=9000

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector