Краткое содержание толстой власть тьмы за 2 минуты пересказ сюжета

Краткое содержание Толстой Власть тьмы за 2 минуты пересказ сюжетаКраткое содержание Толстой Власть тьмы за 2 минуты пересказ сюжетаКраткое содержание Толстой Власть тьмы за 2 минуты пересказ сюжетаКраткое содержание Толстой Власть тьмы за 2 минуты пересказ сюжетаКраткое содержание Толстой Власть тьмы за 2 минуты пересказ сюжетаКраткое содержание Толстой Власть тьмы за 2 минуты пересказ сюжетаКраткое содержание Толстой Власть тьмы за 2 минуты пересказ сюжетаКраткое содержание Толстой Власть тьмы за 2 минуты пересказ сюжета

1/6

Краткое содержание Толстой Власть тьмы за 2 минуты пересказ сюжета 9

В Малом театре Юрий Соломин репетирует «Власть тьмы». Толстой написал эту пьесу, когда в Европе разворачивалась «новая драма» и на ее плечах поднимались экспериментальные театры. Вот и «Власть тьмы» европейские новаторы восприняли как вклад русских в общую копилку.

Малый театр обратился к пьесе, когда она из новации уже превратилась в классику и вместо натурализма на первый план в ней вышло толстовское морализаторство.

Между тем слова из песни не выкинешь: из «Власти тьмы» не вычеркнешь ни убитого младенца, отравленных порошков и охоты за деньгами у постели умирающего, ни атмосферы общего паскудства.

Сегодня, когда редкий театр обошла стороной нынешняя, радикально мрачная «новая драма», и «Власть тьмы» читается как современная пьеса, только в старинном антураже. Интересно, станет ли от этих аллюзий открещиваться консервативный Малый театр или, напротив, пойдет у них на поводу. В главных ролях сам Соломин, Ирина Муравьева, Владимир Носик и другие.

9

Безусловно лучший спектакль Малого театра, а может и театральной Москвы.Отличная постановка: очень динамичная, суперартистичная, мегасценичная и гиперсовременная. Нравится все, — начиная с сокращенного названия («Власть тьмы).

Никакой нуднятины, никакого намека на фарс, ни грамма импровизации, никаких сокращений в тексте и при этом: глубокая подача абсолютного содержания великого произведения, великого Л.Толстого.

Лекгоусваиваемый материал потому, что имеет место роскошная сценография, шикарное оформление и великолепный подбор артистов (если хотите, самых пригодных для этого спектакля).А на десерт, великая И.

Муравьева в самой неожиданной для нее роли злодейки-Матрены, русские народные песни в исполнении ансамбля „Русичи“, и непревзойденные А.Низовой и С.Кудинович с Библейскими цитатами и житейскими трактовками о Боге и о жизни.

Одним словом советую!

5

Я лично не восторге от этого спектакля. Ожидал большее, тем менее, постановка очень хорошая, прекрасные декорации.

Но в целом осталось ощущение недоигранности, халтуры: вот Митрич рассказывает про банку, вот Аким «отрекается от сына» — все вроде хорошо, а вот ребеночка убивают, Никита кается – как то ровно, сухо.

Я даже не понял сначала, что ребеночка убивают, хотя Ю. Соломин в одном из своих интервью ставит на этой сцене особый акцент.

6

Мне спектакль показался средним, суховатым, даже отвлекалась от него часто.Возможно, на моё восприятие повлияло то, что сидела в первой ложе справа — а там вообще полсцены не видно.

Не берите ложу, берите партер.

7

Невероятно сильное произведение в прекрасной постановке.

Сюжет взят из жизни. И было бы не так страшно видеть весь этот ужас, если бы Толстой его выдумал. Но нет, люди таковы: в поиске легкой жизни многие готовы зайти за грань добра и зла. В непроглядную тьму.

Действительно качественное исполнение, каждый актер вполне органично смотрится в своей роли.Не устаю удивляться игре Ирины Муравьевой: от комических персонажей она с легкостью переходит к персонажам трагическим, а здесь прекрасно исполнила злодейку бабку Матрену.

Но и другие действующие лица не проигрывают на ее фоне.

Декорации красивые, да, но не реалистичные. Даже в самом богатом деревенском доме вряд ли можно было увидеть таких чисто одетых людей за черной работой. Да и утварь уж больно кукольная и новенькая.

Возможно, у режиссера не было замысла создать доподлинную обстановку крестьянского быта, а хотелось сделать упор на игре.

В любом случае так и произошло: убранство сцены, костюмы — далеко не главное в данном спектакле.

Из минусов — качество звука. Первое время приходилось вслушиваться, хотя места были отнюдь не самые дальние.

Очень порадовало минимальное «осовременнивание» пьесы. Мне видится в этом уважение к классику и уважение к театральному искусству.

Спектакль заставляет глубоко задуматься, переоценить свои стремления. Спасибо за это всем, кто работал над «Властью тьмы».

9

Совершенно неожиданно — это один из лучших спектаклей из того, что я видел в последнее время. Все роли очень точно и, я бы сказал, тщательно сыграны.

Такая профессиональная актерская работа — не стеб по поводу, не затмевающее все обаяние театральных звезд, а именно профессиональная высококачественная актерская работа.

Часто бывает так, что в спеклакле один-два сильных актера тащат спектакль на себе, но единственная провеленная роль способна испортить все. Но здесь все сыграли вполне на уровне Ирины Муравьевой. И это — заслуга не только самих актеров, но и, прежде всего, режиссера.

Отличная режиссерская работа Юрия Соломина. Рекомендую

Источник: https://www.afisha.ru/performance/75721/

«Власть тьмы» (Толстой): замысел, анализ, постановки

«Власть тьмы, или коготок увяз, всей птичке пропасть» — драма Л.Н. Толстого. Она была создана в октябре-ноябре 1886 г. Впервые произведение опубликовано в издательстве «Посредник» (1887 г.).

Замысел

Ересиарх в религии, анархист в государстве, панморалист в обществе, проповедник в искусстве — таким предстает Толстой после пережитого им в конце 1870-х гг. духовного кризиса.

Пафосом учительства продиктованы его назидательные рассказы, пьесы-притчи, трактаты-проповеди, подготовившие появление драмы «Власть тьмы».

Непосредственным толчком к возникновению замысла послужило уголовное дело крестьянина Тульской губернии Ефрема Колоскова, рассказанное писателю прокурором Н.В. Давыдовым.

Жизненный сюжет лег в основу фабулы пьесы: щеголь Никита, служа в работниках у богатого крестьянина Петра, вступил в сожительство с его молодой женой. Женившись на Анисье после отравления мужа, он изменял ей с падчерицей, по ее наущению убил прижитого ребенка, но не выдержав угрызений совести, пришел к покаянию.

Связь с произведениями русской литературы

Тематически «Власть тьмы…» примыкает к ряду произведений русской литературы, трактующих тему «преступления и наказания». Показ безотрадного крестьянского быта восходит к «Горькой судьбине» А.Ф. Писемского; душевная тоска и «загул» Никиты — к народной драме А. Н.

Островского «Не так живи, как хочется»; характер Анисьи вызывает ассоциации с героиней очерка Н.С. Лескова «Леди Макбет Микенского уезда»; пьяный монолог отставного унтера Митрича в последнем действии заставляет вспомнить обитателей горьковской пьесы «На дне».

Насквозь литературен мотив публичного покаяния, связанный с древнерусскими житийными повестями и религиозно-дидактическими легендами, некрасовским Кудеяром-разбойником, последней частью романа Ф.М. Достоевского «Преступление и наказание».

В литературной родословной Акима — носителя народной, «почвенной» правды — старец Агафон из драмы А.Н. Островского «Грех да беда на кого не живет», мужик Марей Ф.М Достоевского, толстовский Платон Каратаев.

Анализ пьесы «Власть тьмы»

При всем сходстве мотивов и образов «Власть тьмы» занимает особое место среди вышеперечисленных произведений. Клятвопреступление, прелюбодеяние, отравление, детоубийство подаются Толстым как норма обезбоженной жизни, оказавшейся «во власти тьмы». Используя приемы натурализма, он низводит полноту и богатство жизни до ее простых, почти элементарных форм.

Читайте также:  Краткое содержание иисус христос - суперзвезда рок-опера за 2 минуты пересказ сюжета

В построении диалога автор ориентируется на живую, разговорную, устную народную речь (ради ее воспроизведения, писатель, по его собственному признанию, «ограбил» свои записные книжки). Упоминание в речах действующих лиц множества внесценических персонажей, создает впечатление «многонаселенности» пьесы, раздвигая ее рамки до масштабов «православного мира».

Столь же органично возникает из рассказов героев пьесы образ «чугунки», ведущий в город с его «банками», трактирами, лавками, предметами роскоши, соблазнами. Насыщая содержание пьесы приметами современной действительности, Толстой показывает ее катастрофическое несовпадение с евангельскими требованиями.

Сила неправды настолько сильна в мире, что маленькая девочка мечтает помереть, «а то ведь изгадишься». Толстовские «делатели неправды» находят себе оправдание в том, что «все так, везде так, во всем так». Пространство жизни героев разомкнуто по социальной горизонтали, но сдавлено, искажено, помрачено в отношении духовной вертикали.

Будто вся Россия забыла Бога и оказалась извержена «во тьму внешнюю», где «плач и скрежет зубов» (Мф. 8, 12, 22,13,25,30).

Своеобразие пьесы «Власть тьмы» определяется установкой писателя на создание религиозной драмы, предназначенной для народного театра. Конфликт задан просветительской задачей «сделать из театра орудие распространения света между людьми».

Эта заданность ощущается в пьесе: в системе образов, в символике света и тьмы, в назидательном сближении евангельских смыслов названия и эпиграфа с точным смыслом народной поговорки о «птичке», обреченной «пропасть», если увяз коготок. Название пьесы отсылает к словам Иисуса Христа, сказанным в момент взятия под стражу: «Теперь ваше время и власть тьмы» (Лк. 22,53).

Сгустившаяся тьма гефсиманской ночи, когда произошло духовное и фактическое предательство людьми Бога, простирается в описываемую Толстым современность. Она определяет сумрачный образный колорит драмы, «рельефность», резкость светотени в обрисовке образов. Обыденное течение жизни одной семьи Толстой раскрывает как длящееся гефсиманское предательство: «Боязно, говорят, в неправде божиться.

Все одна глупость. Ничего, одна речь. Очень просто». Бог (нравственный закон) исчез из жизни людей. Из жизни вынут некий духовный стержень, и она распадается, превращаясь в «блудную скверну».

Власти тьмы Л.Н. Толстой противопоставляет силу нравственного закона, «сетям богатства» — «нищету духа», «великому грешнику» Никите — его отца, праведника Акима.

Ставя Акима на самый низ социальной иерархии, делая его невзрачным и косноязычным, Толстой сознательно наделяет его чертами юродства, делая носителем Божьей правды «последнего» из крестьян, который по ходу действия становится «первым».

Сквозь бесконечно повторяемые «тае, тае» и «тае, значит» пробивается свет личности Акима — непрестанное бодрствование совести. «Ах, Микитка, душа надобна!» — в горести восклицает он, видя как жизнь сына идет «к погибели».

«Опамятуйся, Микита!», — взывает он, отказываясь от его помощи и уходя из дома, где ему «дюже гнусно…». Всенародное покаяние Никиты — оправдание веры Акима в торжество «Божьего дела»: «Бог-то, Бог-то! Он во!..».

«Власть тьмы» отмечена чертами сурового, мрачного, жесткого реализма, характерного для позднего творчества Толстого. Этический максимализм автора, поверяющего правду народной жизни мерой евангельской истины, с особенной силой проявляется на фоне «Смерти Ивана Ильича», «Отца Сергия», «Воскресения».

Постановки

Первая постановка драмы состоялась в «Свободном театре» (1888 г., Париж); режиссер и исполнитель роли Акима — А. Антуан. Среди других постановок: «Свободная сцена» О Брама (1890 г., Берлин; 1898 г., Мюнхен); труппа Э. Цаккони (1893 г., Италия) — руководитель постановки и исполнитель роли Никиты — Э. Цаккони; Сценическое общество (1904 г., Лондон).

В России цензурный запрет на драму был снят в 1895 г., и она была поставлена почти одновременно в нескольких театрах. Наибольшим успехом пользовался спектакль общедоступного театра М.В. Лентовского «Скоморох», показанный более ста раз при переполненном зале. Остальные постановки были менее удачны, но отмечены отдельными превосходными актерскими работами: Матрена — П.А.

Стрепетова (Театр Литературно-артистического кружка, Петербург); Матрена — О.О. Садовская (Малый театр, Москва); Акулина — М.Г. Савина (Александринский театр, Петербург). В XX веке драму ставили режиссеры: К.С. Станиславский (1902 г., МХТ); К.А. Марджанов (1907 г., Киев); П.П. Гайдебуров(1908 г., Петербург); Б.И. Равенских (1956 г.

, Малый театр, в роли Акима — выдающийся русский артист И.В. Ильинский).

Источник: Энциклопедия литературных произведений / Под ред. С.В. Стахорского. — М.: ВАГРИУС, 1998

Источник: https://classlit.ru/publ/literatura_19_veka/tolstoj_l_n/vlast_tmy_tolstoj_zamysel_analiz_postanovki/64-1-0-1233

Краткое содержание “Власть тьмы” Толстой Л. Н

Власть тьмы, или Коготок увяз, всей птичке пропасть

Осень. В просторной избе зажиточного, болезненного мужика Петра – жена Анисья, Акулина, его дочь от первого брака, поют песни.

Сам хозяин в который раз зовет и ругает, грозясь рассчитать Никиту, щеголеватого парня лет двадцати пяти, работника ленивого и гулящего.

За него с яростью вступается Анисья, а Анютка, их десятилетняя дочь, вбегает в горницу с рассказом о приезде Матрены и Акима, родителей Никиты.

Услышав о предстоящей Никитиной женитьбе, Анисья “взбеленилась […] ровно овца круговая” и еще злобней набросилась на Петра, задумав любыми средствами расстроить свадьбу. Акулина знает тайные намерения мачехи. Никита открывает Анисье желание отца насильно женить его на девке-сироте Маринке. Анисья предупреждает: если что… “Жизни решусь! Согрешила я, закон рушила, да уж не ворочаться стать”.

Как Петр умрет, обещает взять Никиту в дом хозяином и разом покрыть все грехи.

Матрена застает их обнявшись, сочувствует Анисьиной жизни со стариком, обещает помешать Акиму и напоследок, тайно сговорившись, оставляет ей сонных порошков, снадобье опоить мужа – “никакого духу нет, а сила большая…”. Заспорив при Петре с Акимом, Матрена порочит девку Марину, артельную кухарку, которую Никита обманул, живя прежде на чугунке. Никита лениво отпирается на людях, хоть и “боязно в неправде божиться”.

К радости Матрены сына оставляют в работниках еще на год.

От Анюты Никита узнает о приходе Марины, о ее подозрениях и ревности. Акулина слышит из чулана, как Никита прогнал Марину: “Обидел ты ее […] так-то и меня обидишь […] пес ты”.

Проходит шесть месяцев. Умирающий Петр зовет Анисью, велит послать Акулину за сестрой. Анисья медлит, ищет деньги и не может найти.

Как бы случайно навестить сына приходит Матрена с известием о свадьбе Маринки с вдовцом Семеном Матвеевичем. С глазу на глаз переговариваются Матрена с Анисьей о действии порошков, но Матрена предупреждает держать все в тайне от Никиты – “жалос-тив очень”. Анисья трусит. В этот момент, держась за стенку, на крыльцо выползает Петр и просит в который раз послать Анютку за сестрой Марфой.

Читайте также:  Краткое содержание баргамот и гараська андреева за 2 минуты пересказ сюжета

Матрена отправляет Анисью немедля ошарить все места, чтобы найти деньги, а сама усаживается на крыльце с Петром. К воротам подъезжает Никита Хозяин расспрашивает его о пахоте, прощается, и Матрена уводит его в избу. Анисья мечется, молит о помощи Никиту.

Деньги отыскиваются прямо на Петре – нащупала Матрена, торопит Анисью до прихода сестры скорей ставить самовар, а сама наставляет Никиту прежде всего “денежки не упустить”, а уж потом и “баба в руках будет”.

“Если […] похрапывать начнет […] ей укороту можно сделать”.

А тут и Анисья выбегает из избы, бледная, вне себя, неся под фартуком деньги: “Помер никак. Я снимала, он и не почуял”. Матрена, пользуясь ее растерянностью, тут же передает деньги Никите, опередив приход Марфы и Акулины.

Начинают обмывать покойника.

Проходит еще девять месяцев. Зима.

Анисья ненарядная сидит за станом, ткет, ждет из города Никиту с Акулиной и, вместе с работником Митричем, Анютой и заглянувшей на огонек кумой, обсуждают Акулинины наряды, бесстыдство , злой нрав, неудачные попытки выдать ее замуж да сплавить быстрей, беспутство и пьянство Никиты. “Оплели меня, обули так ловко […] Ничего-то я сдуру не примечала […] а у них согласье было”, – стонет Анисья.

Отворяется дверь. Входит Аким просить у Никиты денег на новую лошаденку. За ужином Анисья жалуется на “баловство” и безобразия Никиты, усовестить просит.

На что Аким отвечает одно: “…Бога забыли” и рассказывает о ладном житье-бытье Маринки.

Никита пьяный, с мешком, узлом и с покупками в бумаге останавливается на пороге и начинает куражиться, не замечая отца. Следом идет разряженная Акулина. На просьбу Акима Никита вынимает деньги и созывает всех пить чай, приказывая Анисье ставить самовар.

Анисья с трубой и столешником возвращается из чулана и смахивает полушальчик, купленный Акулиной. Вспыхивает ссора. Никита выталкивает Анисью, приговаривая Акулине: “Я хозяин […] Ее разлюбил, тебя полюбил.

Моя власть. А ей арест”. Потешась, возвращает Анисью, достает наливку, угощенье. Все собираются за столом, только Аким, видя неладное житье, отказывается от денег, еды и ночлега, и, уходя, пророчествует: “к погибели, значит, сын мой, к погибели…”

Осенним вечером в избе слышны говор и пьяные крики. Уезжают Акулинины сваты. Соседки судачат о приданом. Сама невеста лежит в сарае, занемогши животом. “С глазу”, – уговаривает сватов Матрена, – а так “девка как литая – не ущипнешь”.

К Анисье после проводов гостей на двор вбегает Анютка: Акулина в амбар ушла, “я, говорит, не пойду замуж, я, говорит, помру”. Слышен писк новорожденного.

Матрена с Анисьей торопятся скрыть, толкают Никиту в погреб рыть яму – “Земля-матушка никому не скажет, как корова языком слижет”.

Никита огрызается Анисье: “…опостылела она мне […] А тут порошки эти […] Да кабы я знал, я бы ее, суку, убил тогда!” Медлит, упорствуе?: “Ведь это какое дело!

Живая душа тоже…” – и все же сдается, берет младенца, завернутого в тряпье, мучается.

Анисья выхватывает у него из рук ребенка, кидает в погреб и сталкивает Никиту вниз: “Задуши скорей, не будет живой!” Скоро Никита вылезает из погреба, трясется весь, со скребкой бросается на мать и Анисью, потом останавливается, бежит назад, прислушивается, начинает метаться: “Что они со мной сделали? […] Пищал как […] Как захрустит подо мной. И жив все, право, жив […] Решился я своей жизни…”

Гости гуляют на Акулининой свадьбе. Во дворе слышны песни и бубенцы.

По дорожке мимо сарая, где заснул в соломе с веревкой в руках пьяный Митрич, идут две девки: “Акулина […] и выть не выла…” Девок догоняет Марина и в ожидании мужа Семена видит Никиту, который ушел со свадьбы: “…А пуще всего тошно мне, Ма-ринушка, что один я и не с кем мне моего горя размыкать…” Разговор прерывает Семен и уводит жену к гостям.

Никита, оставшись один, снимает сапоги и подбирает веревку, делает из нее петлю, прикидывает на шею, но замечает Матрену, а за ней нарядную, красивую, подвыпившую Анисью. В конце концов будто бы согласившись на уговоры, встает, обирает с себя солому, отсылая их вперед.

Выпроводив мать и жену, снова садится, разувается. И вдруг пьяное бормо-танье Митрича: “Никого не боюсь […] людей не боюсь…” словно придает сил и решимости Никите.

В избе, полной народа, Акулина с женихом ждут благословения “вотчима”. Среди гостей – Марина, муж ее и урядник. Когда Ани-628

сья разносит вино, песни замолкают.

Входит Никита, босой, ведя с собой Акима, и, вместо того чтобы взять икону, падает на колени и кается, к восторгу Акима, – “Божье дело идет…” – во всех грехах – в вине перед Мариной, в насильной смерти Петра, совращении Акулины и убийеАе ее ребеночка: “Отравил я отца, погубил я, пес, и дочь […] Я сделал, один я!” Отцу кланяется: “…говорил ты мне: “Коготок увяз, и всей птичке пропасть”. Аким обнимает его.

Свадьба расстроилась. Урядник зовет понятых допрашивать всех и вязать Никиту.

Источник: https://studentguide.ru/kratkie-soderzhaniya/kratkoe-soderzhanie-vlast-tmy-tolstoj-l-n.html

Власть тьмы

Текст

Осень. В просторной избе зажиточного, болезненного мужика Петра — жена Анисья, Акулина, его дочь от первого брака, поют песни. Сам хозяин в который раз зовёт и ругает, грозясь рассчитать Никиту, щеголеватого парня лет двадцати пяти, работника ленивого и гулящего. За него с яростью вступается Анисья, а Анютка, их десятилетняя дочь, вбегает в горницу с рассказом о приезде Матрены и Акима, родителей Никиты. Услышав о предстоящей Никитиной женитьбе, Анисья «взбеленилась ровно овца круговая» и ещё злобней набросилась на Петра, задумав любыми средствами расстроить свадьбу. Акулина знает тайные намерения мачехи. Никита открывает Анисье желание отца насильно женить его на девке-сироте Маринке. Анисья предупреждает: если что… «Жизни решусь! Согрешила я, закон рушила, да уж не ворочаться стать». Как Петр умрёт, обещает взять Никиту в дом хозяином и разом покрыть все грехи.

Матрена застаёт их обнявшись, сочувствует Анисьиной жизни со стариком, обещает помешать Акиму и напоследок, тайно сговорившись, оставляет ей сонных порошков, снадобье опоить мужа — «никакого духу нет, а сила большая…».

Читайте также:  Краткое содержание маяковский облако в штанах за 2 минуты пересказ сюжета

Заспорив при Петре с Акимом, Матрена порочит девку Марину, артельную кухарку, которую Никита обманул, живя прежде на чугунке. Никита лениво отпирается на людях, хоть и «боязно в неправде божиться».

К радости Матрены сына оставляют в работниках ещё на год.

От Анюты Никита узнает о приходе Марины, о её подозрениях и ревности. Акулина слышит из чулана, как Никита прогнал Марину: «Обидел ты её так-то и меня обидишь пёс ты».

Проходит шесть месяцев. Умирающий Петр зовёт Анисью, велит послать Акулину за сестрой. Анисья медлит, ищет деньги и не может найти. Как бы случайно навестить сына приходит Матрена с известием о свадьбе Маринки с вдовцом Семеном Матвеевичем.

С глазу на глаз переговариваются Матрена с Анисьей о действии порошков, но Матрена предупреждает держать все в тайне от Никиты — «жалос-тив очень». Анисья трусит. В этот момент, держась за стенку, на крыльцо выползает Петр и просит в который раз послать Анютку за сестрой Марфой.

Матрена отправляет Анисью немедля ошарить все места, чтобы найти деньги, а сама усаживается на крыльце с Петром. К воротам подъезжает Никита Хозяин расспрашивает его о пахоте, прощается, и Матрена уводит его в избу. Анисья мечется, молит о помощи Никиту.

Деньги отыскиваются прямо на Петре — нащупала Матрена, торопит Анисью до прихода сестры скорей ставить самовар, а сама наставляет Никиту прежде всего «денежки не упустить», а уж потом и «баба в руках будет». «Если похрапывать начнёт ей укороту можно сделать».

А тут и Анисья выбегает из избы, бледная, вне себя, неся под фартуком деньги: «Помер никак. Я снимала, он и не почуял». Матрена, пользуясь её растерянностью, тут же передаёт деньги Никите, опередив приход Марфы и Акулины. Начинают обмывать покойника.

Проходит ещё девять месяцев. Зима.

Анисья ненарядная сидит за станом, ткёт, ждёт из города Никиту с Акулиной и, вместе с работником Митричем, Анютой и заглянувшей на огонёк кумой, обсуждают Акулинины наряды, бесстыдство («растрёпа-девка, нехалявая, а теперь расфуфырилась, раздулась, как пузырь на воде, я, говорит, хозяйка»), злой нрав, неудачные попытки выдать её замуж да сплавить быстрей, беспутство и пьянство Никиты. «Оплели меня, обули так ловко Ничего-то я сдуру не примечала а у них согласье было», — стонет Анисья.

Отворяется дверь. Входит Аким просить у Никиты денег на новую лошадёнку. За ужином Анисья жалуется на «баловство» и безобразия Никиты, усовестить просит. На что Аким отвечает одно: «…Бога забыли» и рассказывает о ладном житье-бытье Маринки.

Никита пьяный, с мешком, узлом и с покупками в бумаге останавливается на пороге и начинает куражиться, не замечая отца. Следом идёт разряженная Акулина. На просьбу Акима Никита вынимает деньги и созывает всех пить чай, приказывая Анисье ставить самовар. Анисья с трубой и столешником возвращается из чулана и смахивает полушальчик, купленный Акулиной. Вспыхивает ссора. Никита выталкивает Анисью, приговаривая Акулине: «Я хозяин Ее разлюбил, тебя полюбил. Моя власть. А ей арест». Потешась, возвращает Анисью, достаёт наливку, угощенье. Все собираются за столом, только Аким, видя неладное житье, отказывается от денег, еды и ночлега, и, уходя, пророчествует: «к погибели, значит, сын мой, к погибели…»

Осенним вечером в избе слышны говор и пьяные крики. Уезжают Акулинины сваты. Соседки судачат о приданом. Сама невеста лежит в сарае, занемогши животом. «С глазу», — уговаривает сватов Матрена, — а так «девка как литая — не ущипнёшь». К Анисье после проводов гостей на двор вбегает Анютка: Акулина в амбар ушла, «я, говорит, не пойду замуж, я, говорит, помру».

Слышен писк новорождённого. Матрена с Анисьей торопятся скрыть, толкают Никиту в погреб рыть яму — «Земля-матушка никому не скажет, как корова языком слижет».

Никита огрызается Анисье: «…опостылела она мне А тут порошки эти Да кабы я знал, я бы её, суку, убил тогда!» Медлит, упорствуе?: «Ведь это какое дело! Живая душа тоже…» — и все же сдаётся, берет младенца, завёрнутого в тряпье, мучается.

Анисья выхватывает у него из рук ребёнка, кидает в погреб и сталкивает Никиту вниз: «Задуши скорей, не будет живой!» Скоро Никита вылезает из погреба, трясётся весь, со скрёбкой бросается на мать и Анисью, потом останавливается, бежит назад, прислушивается, начинает метаться: «Что они со мной сделали? Пищал как Как захрустит подо мной. И жив все, право, жив Решился я своей жизни…»

Гости гуляют на Акулининой свадьбе. Во дворе слышны песни и бубенцы.

По дорожке мимо сарая, где заснул в соломе с верёвкой в руках пьяный Митрич, идут две девки: «Акулина и выть не выла…» Девок догоняет Марина и в ожидании мужа Семена видит Никиту, который ушёл со свадьбы: «…А пуще всего тошно мне, Ма-ринушка, что один я и не с кем мне моего горя размыкать…» Разговор прерывает Семен и уводит жену к гостям. Никита, оставшись один, снимает сапоги и подбирает верёвку, делает из неё петлю, прикидывает на шею, но замечает Матрену, а за ней нарядную, красивую, подвыпившую Анисью. В конце концов будто бы согласившись на уговоры, встаёт, обирает с себя солому, отсылая их вперёд. Выпроводив мать и жену, снова садится, разувается. И вдруг пьяное бормо-танье Митрича: «Никого не боюсь людей не боюсь…» словно придаёт сил и решимости Никите.

В избе, полной народа, Акулина с женихом ждут благословения «вотчима». Среди гостей — Марина, муж её и урядник. Когда Анисья разносит вино, песни замолкают.

Входит Никита, босой, ведя с собой Акима, и, вместо того чтобы взять икону, падает на колени и кается, к восторгу Акима, — «Божье дело идёт…» — во всех грехах — в вине перед Мариной, в насильной смерти Петра, совращении Акулины и убийстве её ребёночка: «Отравил я отца, погубил я, пёс, и дочь Я сделал, один я!» Отцу кланяется: «…говорил ты мне: «Коготок увяз, и всей птичке пропасть». Аким обнимает его. Свадьба расстроилась. Урядник зовёт понятых допрашивать всех и вязать Никиту.

Источник: https://4fasol.com/txt/retelling/265805

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector