Краткое содержание в круге первом солженицына за 2 минуты пересказ сюжета

Двадцать четвертого декабря 1949 г. в пятом часу вечера государственный советник второго ранга Иннокентий Володин почти бегом сбежал с лестницы Министерства иностранных дел, выскочил на улицу, взял такси, промчался по центральным московским улицам, вышел на Арбате, зашел в телефонную будку у кинотеатра «Художественный» и набрал номер американского посольства.

Выпускник Высшей дипшколы, способный молодой человек, сын известного отца, погибшего в гражданскую войну (отец был из тех, что разгонял Учредительное собрание), зять прокурора по спецделам, Володин принадлежал к высшим слоям советского общества.

Однако природная порядочность, помноженная на знания и интеллект, не позволяла Иннокентию полностью мириться с порядком, существующим на одной шестой части суши.

Окончательно открыла ему глаза поездка в деревню, к дяде, который рассказал Иннокентию и о том, какие насилия над здравым смыслом и человечностью позволяло себе государство рабочих и крестьян, и о том, что, по существу, насилием было и сожительство отца Иннокентия с его матерью, барышней из хорошей семьи. В разговоре с дядей Иннокентий обсуждал и проблему атомной бомбы: как страшно, если она появится у СССР.

Спустя некоторое время Иннокентий узнал, что советская разведка украла у американских ученых чертежи атомной бомбы и что на днях эти чертежи будут переданы агенту Георгию Ковалю. Именно об этом Володин пытался сообщить по телефону в американское посольство. Насколько ему поверили и насколько его звонок помог делу мира, Иннокентий, увы, не узнал.

Звонок, разумеется, был записан советскими спецслужбами и произвел эффект именно что разорвавшейся бомбы. Государственная измена! Страшно докладывать Сталину (занятому в эти дни важной работой об основах языкознания) о государственной измене, но еще страшнее докладывать именно сейчас. Опасно произносить при Сталине само слово «телефон».

Дело в том, что еще в январе прошлого года Сталин поручил разработать особую телефонную связь: особо качественную, чтобы было слышно, как будто люди говорят в одной комнате, и особо надежную, чтобы её нельзя было подслушать.

Работу поручили подмосковному научному спецобъекту, но задание оказалось сложным, все сроки прошли, а дело двигается еле-еле.

И очень некстати возник еще этот коварный звонок в чужое посольство. Арестовали четырех подозреваемых у метро «Сокольники», но всем ясно, что они тут совсем ни при чем.

Круг подозреваемых в МИДе невелик — пять-семь человек, но всех арестовать нельзя. Как благоразумно сказал заместитель Абакумова Рюмин: «Это министерство — не Пищепром». Нужно опознать голос звонившего.

Возникает идея эту задачу поручить тому же подмосковному спецобъекту.

Объект Марфино — так называемая шарашка. Род тюрьмы, в которой собран со всех островков ГУЛАГа цвет науки и инженерии для решения важных и секретных технических и научных задач. Шарашки удобны всем. Государству. На воле нельзя собрать в одной группе двух больших ученых: начинается борьба за славу и Сталинскую премию.

А здесь слава и деньги никому не грозят, одному полстакана сметаны и другому полстакана сметаны. Все работают. Выгодно и ученым: избежать лагерей в Стране Советов очень трудно, а шарашка — лучшая из тюрем, первый и самый мягкий круг ада, почти рай: тепло, хорошо кормят, не надо работать на страшных каторгах.

Кроме того, мужчины, надежно оторванные от семей, от всего мира, от каких бы то ни было судьбостроительных проблем, могут предаваться свободным или относительно свободным диалогам. Дух мужской дружбы и философии парит под парусным сводом потолка.

Может быть, это и есть то блаженство, которое тщетно пытались определить все философы древности.

Филолог-германист Лев Григорьевич Рубин был на фронте майором «отдела по разложению войск противника». Из лагерей военнопленных он выбирал тех, кто был согласен вернуться домой, чтобы сотрудничать с русскими. Рубин не только воевал с Германией, не только знал Германию, но и любил Германию.

После январского наступления 1945-го он позволил себе усомниться в лозунге «кровь за кровь и смерть за смерть» и оказался за решеткой. Судьба привела его в шарашку. Личная трагедия не сломила веры Рубина в будущее торжество коммунистической идеи и в гениальность ленинского проекта.

Прекрасно и глубоко образованный человек, Рубин и в заточении продолжал считать, что красное дело побеждает, а невинные люди в тюрьме — только неизбежный побочный эффект великого исторического движения. Именно на эту тему Рубин вел тяжелые споры с товарищами по шарашке. И оставался верен себе.

В частности, продолжал готовить для ЦК «Проект о создании гражданских храмов», отдаленного аналога церквей. Здесь предполагались служители в белоснежных одеждах, здесь граждане страны должны были давать присягу о верности партии, Отчизне, родителям.

Рубин подробно писал: из расчета на какую территориальную единицу строятся храмы, какие именно даты отмечаются там, продолжительность отдельных обрядов. Он не гнался за славой. Понимая, что ЦК может оказаться не с руки принимать идею от политзаключенного, он предполагал, что проект подпишет кто-нибудь из вольных фронтовых друзей. Главное — идея.

В шарашке Рубин занимается «звуковидами», проблемой поисков индивидуальных особенностей речи, запечатленной графическим образом. Именно Рубину и предлагают сличать голоса подозреваемых в измене с голосом человека, совершившего предательский звонок. Рубин берется за задание с огромным энтузиазмом.

Во-первых, он преисполнен ненавистью к человеку, который хотел помешать Родине завладеть самым совершенным оружием. Во-вторых, эти исследования могут стать началом новой науки с огромными перспективами: любой преступный разговор записывается, сличается, и злоумышленник без колебаний изловлен, как вор, оставивший отпечатки пальцев на дверце сейфа.

Для Рубина сотрудничать с властями в таком деле — долг и высшая нравственность.

Проблему такого сотрудничества решают для себя и многие другие узники шарашки. Илларион Павлович Герасимович сел «за вредительство» в 30-м г., когда сажали всех инженеров. В 35-м г. вышел, к нему на Амур приехала невеста Наташа и стала его женой. Долго они не решались вернуться в Ленинград, но решились — в июне сорок первого.

Илларион стал могильщиком и выжил за счет чужих смертей. Еще до окончания блокады его посадили за намерение изменить Родине. Теперь, на одном из свиданий, Наташа взмолилась, чтобы Герасимович нашел возможность добиться зачетов, выполнить какое-нибудь сверхважное задание, чтобы скостили срок.

Ждать еще три года, а ей уже тридцать семь, она уволена с работы как жена врага, и нет уже у нее сил… Через некоторое время Герасимовичу представляется счастливая возможность: сделать ночной фотоаппарат для дверных косяков, чтобы снимал всякого входящего-выходящего. Сделает: досрочное освобождение. Наташа ждала его второй срок.

Беспомощный комочек, она была на пороге угасания, а с ней угаснет и жизнь Иллариона. Но он ответил все же: «Сажать людей в тюрьму — не по моей специальности! Довольно, что нас посадили…».

Рассчитывает на досрочное освобождение и друг-враг Рубина по диспутам Сологдин. Он разрабатывает втайне от коллег особую модель шифратора, проект которой почти уже готов положить на стол начальству. Он проходит первую экспертизу и получает «добро». Путь к свободе открыт.

Но Сологдин, подобно Герасимовичу, не уверен в том, что надо сотрудничать с коммунистическими спецслужбами. После очередного разговора с Рубиным, закончившегося крупной ссорой между друзьями, он понимает, что даже лучшим из коммунистов нельзя доверять. Сологдин сжигает свой чертеж.

Подполковник Яконов, уже доложивший об успехах Сологдина наверх, приходит в неописуемый ужас. Хотя Сологдин и объясняет, что осознал ошибочность своих идей, подполковник ему не верит. Сологдин, сидевший уже дважды, понимает, что его ждет третий срок. «Отсюда полчаса езды до центра Москвы, — говорит Яконов.

— На этот автобус вы могли бы садиться в июне — в июле этого года. А вы не захотели. Я допускаю, что в августе вы получили бы уже первый отпуск — и поехали бы к Черному морю. Купаться! Сколько лет вы не входили в воду, Сологдин?».

Подействовали ли эти разговоры или что-то другое, но Сологдин уступает и берет обязательство сделать все через месяц. Глеб Нержин, еще один друг и собеседник Рубина и Сологдина, становится жертвой интриг, которые ведут внутри шарашки две конкурирующие лаборатории.

Он отказывается перейти из одной лаборатории в другую. Гибнет дело многих лет: тайно записанный историко-философский труд. На этап, куда теперь отправят Нержина, его взять нельзя.

Гибнет любовь: в последнее время Нержин испытывает нежные чувства к вольной лаборантке (и по совместительству лейтенанту МТБ) Симочке, которая отвечает взаимностью. Симочка ни разу в жизни не имела отношения с мужчиной.

Она хочет забеременеть от Нержина, родить ребенка и ждать Глеба оставшиеся пять лет. Но в день, когда это должно произойти, Нержин неожиданно получает свидание с женой, с которой не виделся очень давно. И решает отказаться от Симочки.

Усилия Рубина приносят свои плоды: круг подозреваемых в измене сузился до двух человек. Володин и человек по фамилии Щевронок. Еще немного, и злодей будет расшифрован (Рубин почти уверен, что это Щевронок). Но два человека — не пять и не семь.

Принято решение арестовать обоих (не может же быть, чтобы второй был совсем уж ни в чем не виновен). В этот момент, поняв, что его стараниями в ад ГУЛАГа идет невинный, Рубин почувствовал страшную усталость. Он вспомнил и о своих болезнях, и о своем сроке, и о тяжелой судьбе революции.

И только приколотая им самим к стене карта Китая с закрашенным красным коммунистической территорией согревала его. Несмотря ни на что, мы побеждаем.

Иннокентия Володина арестовали за несколько дней до отлета в заграничную командировку — в ту самую Америку. Со страшным недоумением и с великими муками (но и с некоторым даже изумленным любопытством) вступает он на территорию ГУЛАГа.

Глеб Нержин и Герасимович уходят на этап. Сологдин, сколачивающий группу для своих разработок, предлагает Нержину похлопотать за него, если тот согласится работать в этой группе. Нержин отказывается. Напоследок он совершает попытку примирить бывших друзей, а ныне ярых врагов Рубина и Сологдина. Безуспешную попытку.

Заключенных, отправленных на этап, грузят в машину с надписью «Мясо». Корреспондент газеты «Либерасьон», увидев фургон, делает запись в блокноте: «На улицах Москвы то и дело встречаются автофургоны с продуктами, очень опрятные, санитарно-безупречные».

Источник: https://all-the-books.ru/briefly/solzhenicyn-aleksandr-v-kruge-pervom/

«В круге первом»

Двадцать четвёртого декабря 1949 г. в пятом часу вечера государственный советник второго ранга Иннокентий Володин почти бегом сбежал с лестницы Министерства иностранных дел, выскочил на улицу, взял такси, промчался по центральным московским улицам, вышел на Арбате, зашёл в телефонную будку у кинотеатра «Художественный» и набрал номер американского посольства.

Выпускник Высшей дипшколы, способный молодой человек, сын известного отца, погибшего в гражданскую войну (отец был из тех, что разгонял Учредительное собрание), зять прокурора по спецделам, Володин принадлежал к высшим слоям советского общества.

Однако природная порядочность, помноженная на знания и интеллект, не позволяла Иннокентию полностью мириться с порядком, существующим на одной шестой части суши.

Окончательно открыла ему глаза поездка в деревню, к дяде, который рассказал Иннокентию и о том, какие насилия над здравым смыслом и человечностью позволяло себе государство рабочих и крестьян, и о том, что, по существу, насилием было и сожительство отца Иннокентия с его матерью, барышней из хорошей семьи. В разговоре с дядей Иннокентий обсуждал и проблему атомной бомбы: как страшно, если она появится у СССР.

Спустя некоторое время Иннокентий узнал, что советская разведка украла у американских учёных чертежи атомной бомбы и что на днях эти чертежи будут переданы агенту Георгию Ковалю. Именно об этом Володин пытался сообщить по телефону в американское посольство. Насколько ему поверили и насколько его звонок помог делу мира, Иннокентий, увы, не узнал.

Звонок, разумеется, был записан советскими спецслужбами и произвёл эффект именно что разорвавшейся бомбы. Государственная измена! Страшно докладывать Сталину (занятому в эти дни важной работой об основах языкознания) о государственной измене, но ещё страшнее докладывать именно сейчас. Опасно произносить при Сталине само слово «телефон».

Дело в том, что ещё в январе прошлого года Сталин поручил разработать особую телефонную связь: особо качественную, чтобы было слышно, как будто люди говорят в одной комнате, и особо надёжную, чтобы её нельзя было подслушать.

Читайте также:  Краткое содержание гарри поттер и принц-полукровка книги роулинг за 2 минуты пересказ сюжета

Работу поручили подмосковному научному спецобъекту, но задание оказалось сложным, все сроки прошли, а дело двигается еле-еле.

И очень некстати возник ещё этот коварный звонок в чужое посольство. Арестовали четырёх подозреваемых у метро «Сокольники», но всем ясно, что они тут совсем ни при чем.

Круг подозреваемых в МИДе невелик — пять-семь человек, но всех арестовать нельзя. Как благоразумно сказал заместитель Абакумова Рюмин: «Это министерство — не Пищепром». Нужно опознать голос звонившего.

Возникает идея эту задачу поручить тому же подмосковному спецобъекту.

Объект Марфино — так называемая шарашка. Род тюрьмы, в которой собран со всех островков ГУЛАГа цвет науки и инженерии для решения важных и секретных технических и научных задач. Шарашки удобны всем. Государству. На воле нельзя собрать в одной группе двух больших учёных: начинается борьба за славу и Сталинскую премию.

А здесь слава и деньги никому не грозят, одному полстакана сметаны и другому полстакана сметаны. Все работают. Выгодно и учёным: избежать лагерей в Стране Советов очень трудно, а шарашка — лучшая из тюрем, первый и самый мягкий круг ада, почти рай: тепло, хорошо кормят, не надо работать на страшных каторгах.

Кроме того, мужчины, надёжно оторванные от семей, от всего мира, от каких бы то ни было судьбостроительных проблем, могут предаваться свободным или относительно свободным диалогам. Дух мужской дружбы и философии парит под парусным сводом потолка.

Может быть, это и есть то блаженство, которое тщетно пытались определить все философы древности.

Филолог-германист Лев Григорьевич Рубин был на фронте майором «отдела по разложению войск противника». Из лагерей военнопленных он выбирал тех, кто был согласен вернуться домой, чтобы сотрудничать с русскими. Рубин не только воевал с Германией, не только знал Германию, но и любил Германию.

После январского наступления 1945-го он позволил себе усомниться в лозунге «кровь за кровь и смерть за смерть» и оказался за решёткой. Судьба привела его в шарашку. Личная трагедия не сломила веры Рубина в будущее торжество коммунистической идеи и в гениальность ленинского проекта.

Прекрасно и глубоко образованный человек, Рубин и в заточении продолжал считать, что красное дело побеждает, а невинные люди в тюрьме — только неизбежный побочный эффект великого исторического движения. Именно на эту тему Рубин вёл тяжёлые споры с товарищами по шарашке. И оставался верен себе.

В частности, продолжал готовить для ЦК «Проект о создании гражданских храмов», отдалённого аналога церквей. Здесь предполагались служители в белоснежных одеждах, здесь граждане страны должны были давать присягу о верности партии, Отчизне, родителям.

Рубин подробно писал: из расчёта на какую территориальную единицу строятся храмы, какие именно даты отмечаются там, продолжительность отдельных обрядов. Он не гнался за славой. Понимая, что ЦК может оказаться не с руки принимать идею от политзаключённого, он предполагал, что проект подпишет кто-нибудь из вольных фронтовых друзей. Главное — идея.

В шарашке Рубин занимается «звуковидами», проблемой поисков индивидуальных особенностей речи, запечатлённой графическим образом. Именно Рубину и предлагают сличать голоса подозреваемых в измене с голосом человека, совершившего предательский звонок. Рубин берётся за задание с огромным энтузиазмом.

Во-первых, он преисполнен ненавистью к человеку, который хотел помешать Родине завладеть самым совершенным оружием. Во-вторых, эти исследования могут стать началом новой науки с огромными перспективами: любой преступный разговор записывается, сличается, и злоумышленник без колебаний изловлен, как вор, оставивший отпечатки пальцев на дверце сейфа.

Для Рубина сотрудничать с властями в таком деле — долг и высшая нравственность.

Проблему такого сотрудничества решают для себя и многие другие узники шарашки. Илларион Павлович Герасимович сел «за вредительство» в 30-м г., когда сажали всех инженеров. В 35-м г. вышел, к нему на Амур приехала невеста Наташа и стала его женой. Долго они не решались вернуться в Ленинград, но решились — в июне сорок первого.

Илларион стал могильщиком и выжил за счёт чужих смертей. Ещё до окончания блокады его посадили за намерение изменить Родине. Теперь, на одном из свиданий, Наташа взмолилась, чтобы Герасимович нашёл возможность добиться зачётов, выполнить какое-нибудь сверхважное задание, чтобы скостили срок.

Ждать ещё три года, а ей уже тридцать семь, она уволена с работы как жена врага, и нет уже у неё сил… Через некоторое время Герасимовичу представляется счастливая возможность: сделать ночной фотоаппарат для дверных косяков, чтобы снимал всякого входящего-выходящего. Сделает: досрочное освобождение. Наташа ждала его второй срок.

Беспомощный комочек, она была на пороге угасания, а с ней угаснет и жизнь Иллариона. Но он ответил все же: «Сажать людей в тюрьму — не по моей специальности! Довольно, что нас посадили…»

Рассчитывает на досрочное освобождение и друг-враг Рубина по диспутам Сологдин. Он разрабатывает втайне от коллег особую модель шифратора, проект которой почти уже готов положить на стол начальству. Он проходит первую экспертизу и получает «добро». Путь к свободе открыт.

Но Сологдин, подобно Герасимовичу, не уверен в том, что надо сотрудничать с коммунистическими спецслужбами. После очередного разговора с Рубиным, закончившегося крупной ссорой между друзьями, он понимает, что даже лучшим из коммунистов нельзя доверять. Сологдин сжигает свой чертёж.

Подполковник Яконов, уже доложивший об успехах Сологдина наверх, приходит в неописуемый ужас. Хотя Сологдин и объясняет, что осознал ошибочность своих идей, подполковник ему не верит. Сологдин, сидевший уже дважды, понимает, что его ждёт третий срок. «Отсюда полчаса езды до центра Москвы, — говорит Яконов.

— На этот автобус вы могли бы садиться в июне — в июле этого года. А вы не захотели. Я допускаю, что в августе вы получили бы уже первый отпуск — и поехали бы к Чёрному морю. Купаться! Сколько лет вы не входили в воду, Сологдин?»

Подействовали ли эти разговоры или что-то другое, но Сологдин уступает и берет обязательство сделать все через месяц. Глеб Нержин, ещё один друг и собеседник Рубина и Сологдина, становится жертвой интриг, которые ведут внутри шарашки две конкурирующие лаборатории.

Он отказывается перейти из одной лаборатории в другую. Гибнет дело многих лет: тайно записанный историко-философский труд. На этап, куда теперь отправят Нержина, его взять нельзя.

Гибнет любовь: в последнее время Нержин испытывает нежные чувства к вольной лаборантке (и по совместительству лейтенанту МТБ) Симочке, которая отвечает взаимностью. Симочка ни разу в жизни не имела отношения с мужчиной.

Она хочет забеременеть от Нержина, родить ребёнка и ждать Глеба оставшиеся пять лет. Но в день, когда это должно произойти, Нержин неожиданно получает свидание с женой, с которой не виделся очень давно. И решает отказаться от Симочки.

Усилия Рубина приносят свои плоды: круг подозреваемых в измене сузился до двух человек. Володин и человек по фамилии Щевронок. Ещё немного, и злодей будет расшифрован (Рубин почти уверен, что это Щевронок). Но два человека — не пять и не семь.

Принято решение арестовать обоих (не может же быть, чтобы второй был совсем уж ни в чем не виновен). В этот момент, поняв, что его стараниями в ад ГУЛАГа идёт невинный, Рубин почувствовал страшную усталость. Он вспомнил и о своих болезнях, и о своём сроке, и о тяжёлой судьбе революции.

И только приколотая им самим к стене карта Китая с закрашенным красным коммунистической территорией согревала его. Несмотря ни на что, мы побеждаем.

Иннокентия Володина арестовали за несколько дней до отлёта в заграничную командировку — в ту самую Америку. Со страшным недоумением и с великими муками (но и с некоторым даже изумлённым любопытством) вступает он на территорию ГУЛАГа.

Глеб Нержин и Герасимович уходят на этап. Сологдин, сколачивающий группу для своих разработок, предлагает Нержину похлопотать за него, если тот согласится работать в этой группе. Нержин отказывается. Напоследок он совершает попытку примирить бывших друзей, а ныне ярых врагов Рубина и Сологдина. Безуспешную попытку.

Заключённых, отправленных на этап, грузят в машину с надписью «Мясо». Корреспондент газеты «Либерасьон», увидев фургон, делает запись в блокноте: «На улицах Москвы то и дело встречаются автофургоны с продуктами, очень опрятные, санитарно-безупречные».

Сюжет повести «В круге первом» берет свое начало в 1949 году. Государственный советник Министерства иностранных дел Иннокентий Володин звонит в американское посольство и сообщает о том, что советской разведкой похищены чертежи американской атомной бомбы, и, спустя пару дней, будут переданы агенту Георгию Ковалю.

Естественно этот звонок был записан советскими спецслужбами и сразу же передан Сталину. В Министерстве иностранных дел круг подозреваемых сразу сузился до семи человек, однако всех арестовать было нельзя.

Тогда расследование было поручено секретному объекту Марфино, который до этого времени не очень успешно занимался разработкой надежной секретной связи.

Марфино представляло из себя некую тюрьму, в которой трудились на благо родины осужденные ученые. Именно этот секретный объект и стал так называемым «первым кругом ада», из которого не было выхода, но было тепло и здесь сытно кормили, а также не было необходимости в тяжелом физическом труде.

Бывший майор «отдела по разложению войск противника», а ныне филолог-германист Рубин Лев Григорьевич позволил себе усомниться в советских лозунгах, за что сразу попал в эту тюрьму.

Здесь он плотно работал над проектом для ЦК под названием «Проект о создании гражданских храмов», который должен был стать аналогом обычных церквей.

Также Рубин занимался «звуковидами», которые должны были бы находить индивидуальные особенности человеческой речи. Именно ему и было поручено задание по поимке предателя.

Соседями по отбыванию наказания Рубина были: Илларион Герасимович, который отбывал наказание за измену родине и занимался созданием ночного фотоаппарата для дверных косяков, который должен был фотографировать каждого входящего, и Сологдин, который занимался разработкой особой модели шифратора.

Герасимовича вечно подгоняла жена, ведь стоило ему сделать для страны важное открытие, и он оказался бы на свободе. Сологдин также рассчитывает на досрочное освобождение и за первую экспертизу своего шифратора получает отметку «отлично».

Часто общаясь с Рубиным Сологдин понимает, что ему явно не стоит сотрудничать с коммунистическими спецслужбами и сжигает все свои чертежи. Подполковник, курировавший Сологдина, от этого поступка приходит в неописуемую ярость, ведь об успешности задания он уже доложил своему руководству.

Под давлением подполковника Сологдин соглашается все восстановить в течении месяца.

Глеб Нержин, который также был соседом Рубина и Сологдина, оказывается жертвой разворачивающейся сети интриг, которую проводят две конкурирующие лаборатории.

Он отказывается переходить в другую лабораторию и теряет свой историко-философский труд, который он тайно писал несколько лет. Также Глеб теряет свою любовь. За время пребывания в Марфино он влюбляется в лаборантку Симочку, которая также любит его.

Целью Симочки была беременность и рождение ребенка от Глеба, однако после свидания с женой, Глеб делает нелегкий выбор и разрывает все отношения с Симочкой.

Постоянные усилия Рубина приводят к отсеву из списка подозреваемых пяти человек, остаются только Вологдин и Щевронок. Не желая больше затягивать расследование, спецслужбы арестовывают обоих.

После ареста Рубин понимает, что его стараниями на каторгу теперь поедет как минимум один невиновный человек, и его охватывает ужасная усталость.

Сологдин, пытаясь спасти Нержина, пытается взять его к себе в новую группу, однако Глеб отказывается от протянутой руки помощи. Спустя несколько дней Нержина и Герасимовича отправляют на новый этап.

Иннокентий Вологдин был арестован за несколько дней до своей командировки в Америку. С мучительным недоумением от своей скорой поимки он через пару недель вступает на территорию каторги под названием ГУЛАГ.

Источник: https://www.allsoch.ru/solzhenitcin/vnbspkruge_pervom/

В круге первом — краткое содержание романа солженицына

Действие романа «В круге первом» Солженицына происходит в 20 веке в городе Москве. Сюжет сосредоточен вокруг жизни героя Иннокентия Володина.

Мужчина работает дипломатом в СССР. Получив хорошее образование и воспитание на Родине, Володин решается на предательский поступок. Он связывается с посольством США и передаёт тайную информацию о бумагах, которые советские разведчики украли у американских учёных. Иннокентий решил отдать документы разведчику Георгию Ковалю. В секретных бумагах была информация о разработке атомной бомбы.

Иннокентий едет в деревню. Там у героя полностью меняются взгляды на жизнь после разговора по душам с дядей. Мужчина рассказывает герою о жестокости советского политического режима и процессе создания атомной бомбы. Которая может уничтожить не только страну, но и всё человечество.

Работники МГБ следили за Иннокентием и записывали все его телефонные переговоры. Однако личность героя им установить не удавалось. Сотрудники передали запись разговора тайной организации, именуемой «шарашкой». В шарашке работали политические заключённые: интеллигенция и известные деятели искусства и культуры.

Этот институт похож на ад: заключённых содержат в ужасных условиях и заставляют при этом работать на благо страны. Тех же, кто не готов к таким лишениям, отправляют на каторгу, где содержат в нечеловеческих условиях.

В романе описано, как организация занимается изобретением секретной аппаратуры, которая будет способна распознавать голос и определять личность, чтобы быстрее находить «предателей» в государстве. Каждый сотрудник шарашки относится к задаче по-своему.

Далее речь идёт о герое Льве Рубине. Филолог оказался в шаражке в 45-м году, однако даже после заключения не разочаровался в советской политической системе.

Читайте также:  Краткое содержание вампилов свидание за 2 минуты пересказ сюжета

Он верил в идеи социализма и считал, что советские идеи победят капитализм, а заключённые – всего лишь издержки преобразований.

Об этом Лев постоянно спорит с Глебом Нежиным, который, напротив, давно уже разочаровался в советских планах.

Героям поручают определить предателя, который разговаривал с посольством США. Это вызывает в Льве и Глебе разные эмоции. Рубин без сомнений соглашается приступить к работе. Он верит, что найти предателя необходимо для страны. Нежин же, напротив, не горит желанием искать врага. Он относится к поручению с сомнениями и беспокоится из-за атомного оружия.

Однако герой осознаёт, что за отказ его отправят на каторгу. Он вступает в спор о поступке советского дипломата, из-за которого началась вся история. Нежин пытается понять причины поступка предателя, при этом понимая, что атомное оружие может уничтожить мир.

Герой боится остаться в шарашке, поскольку его утомила жизнь в плохих условиях, где каждый день нужно предавать свои принципы. Однако при несогласии с работой Нежин рискует оказаться в ссылку. Герой мечется между своими убеждениями и нежеланием жить в нечеловеческих условиях.

Рубин продвигается в своей работе по поиску преступника. Он находит двух подозреваемых, которых решает арестовать. Иннокентия Володина забирают по дороге к аэропорту, когда мужчина собирается сбежать из страны в США. Позже Иннокентия отправляют в ГУЛАГ.

В конце произведения Глеба Нежина и других обитателей шарашки отправляют по этапу. Им предоставляют машину с выведенным на ней словом «Мясо». Концовка предстаёт читателям аллегорией на систему советской власти, при которой человек становится расходным материалам.

Роман Солженицына учит читателей бороться за справедливость и не изменять своим убеждениям.

Читательский дневник.

Источник: http://sochinite.ru/kratkie-soderzhaniya/solzheniczyin/v-kruge-pervom

Краткое содержание рассказа А. И. Солженицына «Один день Ивана Денисовича» (Первый вариант)

Тема: Один день Ивана Денисовича

Действие рассказа происходит во времена сталинских репрес­сий, когда в лагерях ГУЛАГа оказывались миллионы людей, по­павших под подозрение, уличенных в неблагонадежности.

Это страшное время, когда действовал негласный закон: «не ты, так тебя». Иван Денисович Шухов оказывается под тяжелым молотом репрессий. Его, как «государственного преступника» и «шпиона», арестовывают и отправляют в лагерь.

Иван Денисович — фронтовик. Он ушел на фронт буквально с первых дней войны. Уже 23 июня 1941 года он взял на себя тя­желое бремя защитника Отечества, «…в феврале сорок второго года на Северо-Западном окружили их армию всю, и с самолетов им ничего жрать не бросали, а и самолетов тех не было.

Дошли до того, что строгали копыта с лошадей околевших, размачивали ту роговицу в воде и ели». Он испытал все тяготы войны. Не пона­слышке знал, как обращалось советское государство со своими солдатами. Они оказались по сути брошенными на произвол судь­бы. Собственными силами они вырвали свои жизни у врага. Их оставили на верную смерть.

Так Иван Денисович попадает в не­мецкий плен. Он и его товарищи хлебнули из чаши невзгод. Но Шухову удается сбежать. По своей неосторожности он рассказы­вает о своем пребывании в плену.

В то время все пленные счита­лись шпионами, потенциальными врагами советского государства, так как могли рассказать правду о другой жизни, о других зако­нах и порядках. Его рассказ — это прямая дорога в концлагерь.

В лагере он вспоминает мирную довоенную жизнь в деревне. Он пишет письмо родным, жене, в котором отказывается от по­сылок. Они ему и не приходят. Это явно указывает на то, что в деревне тоже голодают, и вполне возможно, что больше, чем в самом лагере.

Письма жены показывают совсем нерадостную кар­тину: крестьяне вынуждены раскрашивать ковры и продавать их горожанам. Этим и кормиться. Все повествование охватывает вре­менное пространство в один день.

Но в этом дне — вся жизнь лагерная, со всеми подводными камнями, со всеми тяготами, лишениями, унижениями.

Перед читателем проходит галерея социальных типажей. Кавторанг — бывший морской офицер, репрессированный; Це­зарь — бывший кинодеятель, интеллигент. Даже в лагере он получает некоторые льготы и, в сравнении с остальными арес­тантами, живет по-барски.

Он получает посылки, которые у него не отнимают, к нему не так строги при работе. Среди арестантов и старик-каторжанин, видавший виды еще в царских тюрьмах, и латыши, эстонцы — «буржуазные националисты», и баптист Алеша, который высказывает самые разнообразные идеи о боге, и Гопчик — совсем юный, ему еще шестнадцать лет.

Все это пред­ставители народа. Сам Шухов здесь свой, он крестьянин.

Солженицын изображает и людей совсем иного рода. Это на­чальники лагеря. В первую очередь начальник Волков. Он уста­навливает свой миропорядок в лагере.

Автор рисует мелкие детали лагерного быта. Основной круг жизненных приоритетов связывается с едой. Того, чем кормят в лагерной столовой, едва-едва хватает на то, чтобы хоть немного согреться. На завтрак, обед и ужин одна и та же неизменная ба­ланда, состоящая из мерзлой капусты, мелкой рыбы.

Добавочная порция баланды — это большая удача. А вот лишняя пайка хлеба или порция табака — это уже роскошь, которая редко перепада­ет. Для этого надо славно потрудиться, выслужиться. Да и это не всегда бывает по заслугам оплачено. Арестанты вынуждены идти на самые разнообразные хитрости и уловки, чтобы добыть кусок хлеба.

Приходится выслуживаться перед такими признан­ными авторитетами, как Цезарь. Но для многих из заключенных важно до сих пор сохранить свое человеческое достоинство, ос­таться верным себе, сохранить в себе человека. Это важно не только для душевного равновесия, но и прямым образом связано с проблемой выживания.

Если человек теряет волю, то он неиз­бежно погибает.

Еще один вопрос мучает заключенных — это вопрос об отно­шении к подневольному труду. В людях уже давно нет чувства протеста, на него у них просто не хватает сил.

Работа для них — это очередной способ для выживания. Чтобы не замерзнуть, люди идут и идут на работу, даже соревнуются бригада с бригадой.

Это не только согревает, но и добавляет азарта, а значит, сокращает время до конца очередного дня.

Солженицын изображает и таких людей, в которых не умерло еще удовольствие от работы. Некая поэтика присутствует в опи­саниях работы по строительству дома той бригадой, где работает Шухов.

Это целое искусство — правильно распределить свои силы так, чтобы не переусердствовать в работе. И еще большее искус­ство — это умение в процессе этой работы показать себя так, чтобы заработать лишний паек.

Материал с сайта //iEssay.ru

И в работе нужна хитрость. Каждый кусочек пилы ценится на вес золота. Из таких кусочков лагерные жители умело мастерят маленькие ножички. Это способ заработать еду, табак, вещи.

Высокое искусство заключается и в том, чтобы не попасться охраннику, утаить от него свои «заначки». Здесь идет жестокая игра: кто кого ловчее и хитрее. Ведь охранник был вправе сде­лать с заключенным все что угодно. И даже расстрелять за нару­шение тюремного режима. А потому обмануть охранника — это тоже искусство, искусство выжить.

Описываемый день Ивана Денисовича — очень удачный для него день. Он не попал на трудные работы. Ему удалось избежать карцера, он сумел раздобыть себе лишнюю порцию каши. «Брига­дир хорошо закрыл процентовку, стену Шухов клал весело, с ножовкой на шмоне не попался, подработал вечером у Цезаря и табачку купил. И не заболел, перемогся.

  • Прошел день, ничем не омраченный, почти счастливый.
  • Таких дней в его сроке от звонка до звонка было три тысячи шестьсот пятьдесят три.
  • Из-за високосных годов — три дня лишних набавлялось…».

На этой странице материал по темам:

  • краткое содержание на сказку шарик а .и солженицын
  • сюжет рассказа солженицын один день ивана денисовича
  • один дени ивана денисовича краткое содержание
  • один день из жизни дениса ивановича краткое содержание
  • 1 день ивана денисовича смысл

Источник: http://iessay.ru/ru/writers/native/s/solzhenicyn/kratkie-soderzhaniya-pereskazy/odin-den-ivana-denisovicha/kratkoe-soderzhanie-rasskaza-a.-i.-solzhenicyna-odin-den-ivana-denisovicha

Краткое содержание «Один день Ивана Денисовича» А. И. Солженицына

Повесть «Один день Ивана Денисовича» Солженицын написал в 1959 году. Первоначальное авторское название произведения – рассказ «Щ‑854» (порядковый номер главного героя Шухова в исправительном лагере).

На нашем сайте вы можете прочитать краткое содержание повести «Один день Ивана Денисовича».

Произведение принесло Солженицыну мировую известность и, по мнению исследователей, повлияла не только на литературу, но и на историю СССР.

Основные персонажи рассказа

Главные герои:

  • Шухов Иван Денисович – заключенный исправительно-трудового лагеря, каменщик, «на воле» его ждут жена и две дочки.
  • Цезарь – заключенный, «не то он грек, не то еврей, не то цыган», до лагерей «снимал картины для кино».

Другие герои:

  • Тюрин Андрей Прокофьевич – бригадир 104‑й тюремной бригады. Был «уволен из рядов» армии и попал в лагерь за то, что он сын «кулака». Шухов знал его еще с лагеря в Усть-Ижме.
  • Кильдигс Ян – заключенный, которому дали 25 лет; латыш, хороший плотник.
  • Фетюков – «шакал», заключенный.
  • Алешка – заключенный, баптист.
  • Гопчик – заключенный, хитрый, но безобидный паренек.

«Один день Ивана Денисовича» очень кратко

Краткое содержание Один день Ивана Денисовича

Действие рассказа происходит в январе 1951 года в России в особом лагере для политзаключенных. Главный герой рассказа – Иван Денисович Шухов, простой русский солдат. Ему около 40 лет. Иван Денисович не является преступником. Он – жертва сталинских репрессий.

Шухов воевал на войне 1941–1945 гг. и попал в немецкий плен. Он чудом бежал из плена. Но советские власти обвинили его в предательстве – шпионаже в пользу фашистов. За это Шухову дали 10 лет тюрьмы.

Читатели знакомятся с Шуховым, когда тот уже 8 лет находится в лагерях. Срок Шухова истекает через 2 года.

Но он почти не надеется выйти на свободу – из этого лагеря еще никого не выпускали, а снова добавляли сроки.

В рассказе описывается обычный тюремный день Ивана Денисовича Шухова. Мы узнаем, как он живет в холодном бараке с другими арестантами, какую одежду носит, как спит, какую еду есть в столовой, как ходит на работы (на строительство ТЭЦ), как проходит досмотры, как терпит унижения от надзирателей и т.д.

На воле у Ивана Денисовича есть семья – жена и две дочери. Но ему разрешено писать письма домой только 2 раза в год. Шухов не видел семью более 10 лет. Он отвык от семьи и от жизни на воле.

Иван Денисович Шухов – умный, добрый и трудолюбивый человек. Чтобы выжить в тюрьме, он становится более жестким и расчетливым, обманывает начальство и т.д.

Но в душе он остается хорошим человеком: помогает другим заключенным и т.д.

Наконец, главного героя все-таки выпускают из тюрьмы, когда заканчивается срок. Как складывается дальнейшая жизнь Шухова на свободе, не известно.

Это интересно: «Матренин двор» Солженицына – рассказ о трагической судьбе открытой, не похожей на своих односельчан женщины Матрены. Опубликован впервые в журнале «Новый мир» в 1963 году. Прочитать краткое содержание «Матренин двор» по главам особенно актуально для учеников 9 класса, в котором произведение изучается.

Короткий пересказ «Одного дня Ивана Денисовича»

Солженицын Один день Ивана Денисовича краткое содержание:

Крестьянин и фронтовик Иван Денисович Шухов оказался «государственным преступником», «шпионом» и попал в один из сталинских лагерей, подобно миллионам советских людей, без вины осуждённых во времена «культа личности» и массовых репрессий.

Он ушёл из дома 23 июня 1941 г., на второй день после начала войны с гитлеровской Германией, «…в феврале сорок второго года на Северо-Западном [фронте] окружили их армию всю, и с самолётов им ничего жрать не бросали, а и самолётов тех не было.

Дошли до того, что строгали копыта с лошадей околевших, размачивали ту роговицу в воде и ели», то есть командование Красной Армии бросило своих солдат погибать в окружении.

Вместе с группой бойцов Шухов оказался в немецком плену, бежал от немцев и чудом добрался до своих.

Неосторожный рассказ о том, как он побывал в плену, привёл его уже в советский концлагерь, так как органы государственной безопасности всех бежавших из плена без разбора считали шпионами и диверсантами.

Читайте также:  Краткое содержание гайдар тимур и его команда за 2 минуты пересказ сюжета

Вторая часть воспоминаний и размышлений Шухова во время долгих лагерных работ и короткого отдыха в бараке относится к его жизни в деревне.

Из того, что родные не посылают ему продуктов (он сам в письме к жене отказался от посылок), мы понимаем, что в деревне голодают не меньше, чем в лагере.

Жена пишет Шухову, что колхозники зарабатывают на жизнь раскрашиванием фальшивых ковров и продажей их горожанам.

Если оставить в стороне ретроспекции и случайные сведения о жизни за пределами колючей проволоки, действие всей повести занимает ровно один день. В этом коротком временном отрезке перед нами развёртывается панорама лагерной жизни, своего рода «энциклопедия» жизни в лагере.

Во-первых, целая галерея социальных типов и вместе с тем ярких человеческих характеров: Цезарь — столичный интеллигент, бывший кинодеятель, который, впрочем, и в лагере ведёт сравнительно с Шуховым «барскую» жизнь: получает продуктовые посылки, пользуется некоторыми льготами во время работ; Кавторанг — репрессированный морской офицер; старик каторжанин, бывавший ещё в царских тюрьмах и на каторгах (старая революционная гвардия, не нашедшая общего языка с политикой большевизма в 30‑е гг.); эстонцы и латыши — так называемые «буржуазные националисты»; баптист Алёша — выразитель мыслей и образа жизни очень разнородной религиозной России; Гопчик — шестнадцатилетний подросток, чья судьба показывает, что репрессии не различали детей и взрослых.

Да и сам Шухов — характерный представитель российского крестьянства с его особой деловой хваткой и органическим складом мышления. На фоне этих пострадавших от репрессий людей вырисовывается фигура иного ряда — начальника режима Волкова, регламентирующего жизнь заключённых и как бы символизирующего беспощадный коммунистический режим.

Во-вторых, детальнейшая картина лагерного быта и труда. Жизнь в лагере остаётся жизнью со своими видимыми и невидимыми страстями и тончайшими переживаниями. В основном они связаны с проблемой добывания еды.

Кормят мало и плохо жуткой баландой с мёрзлой капустой и мелкой рыбой. Своего рода искусство жизни в лагере состоит в том, чтобы достать себе лишнюю пайку хлеба и лишнюю миску баланды, а если повезёт — немного табаку.

Ради этого приходится идти на величайшие хитрости, выслуживаясь перед «авторитетами» вроде Цезаря и других.

При этом важно сохранить своё человеческое достоинство, не стать «опустившимся» попрошайкой, как, например, Фетюков (впрочем, таких в лагере мало). Это важно не из высоких даже соображений, но по необходимости: «опустившийся» человек теряет волю к жизни и обязательно погибает.

Таким образом, вопрос о сохранении в себе образа человеческого становится вопросом выживания. Второй жизненно важный вопрос — отношение к подневольному труду.

Заключённые, особенно зимой, работают в охотку, чуть ли не соревнуясь друг с другом и бригада с бригадой, для того чтобы не замёрзнуть и своеобразно «сократить» время от ночлега до ночлега, от кормёжки до кормёжки.

На этом стимуле и построена страшная система коллективного труда. Но она тем не менее не до конца истребляет в людях естественную радость физического труда: сцена строительства дома бригадой, где работает Шухов, — одна из самых вдохновенных в повести.

Умение «правильно» работать (не перенапрягаясь, но и не отлынивая), как и умение добывать себе лишние пайки, тоже высокое искусство.

Как и умение спрятать от глаз охранников подвернувшийся кусок пилы, из которого лагерные умельцы делают миниатюрные ножички для обмена на еду, табак, тёплые вещи… В отношении к охранникам, постоянно проводящим «шмоны», Шухов и остальные Заключённые находятся в положении диких зверей: они должны быть хитрее и ловчее вооружённых людей, обладающих правом их наказать и даже застрелить за отступление от лагерного режима. Обмануть охранников и лагерное начальство — это тоже высокое искусство.

Тот день, о котором повествует герой, был, по его собственному мнению, удачен — «в карцер не посадили, на Соцгородок (работа зимой в голом поле — прим. ред.) бригаду не выгнали, в обед он закосил кашу (получил лишнюю порцию — прим. ред.), бригадир хорошо закрыл процентовку (система оценки лагерного труда — прим. ред.

), стену Шухов клал весело, с ножовкой на шмоне не попался, подработал вечером у Цезаря и табачку купил. И не заболел, перемогся. Прошёл день, ничем не омрачённый, почти счастливый. Таких дней в его сроке от звонка до звонка было три тысячи шестьсот пятьдесят три.

Из-за високосных годов — три дня лишних набавлялось…»

В конце повести даётся краткий словарь блатных выражений и специфических лагерных терминов и аббревиатур, которые встречаются в тексте.

Повесть Н. Дубова «Мальчик у моря», написанная в 1963 году, повествует о том, что человек с большим и добрым сердцем обязательно найдет свою звезду и многого добьется. На нашем сайте можно прочитать краткое содержание «Мальчик у моря» по главам. Сжатый пересказ можно использовать для читательского дневника.

Содержание «Один день Ивана Денисовича» с цитатами

«В пять часов утра, как всегда, пробило подъем – молотком об рельс у штабного барака». Шухов никогда не просыпал подъема, но сегодня его «знобило» и «ломало». Из-за того, что мужчина долго не вставал, его отвели в комендатуру. Шухову грозил карцер, но его наказали только мытьем полов.

На завтрак в лагере была баланда (жидкая похлебка) из рыбы и черной капусты и каша из магары. Заключенные неспешно ели рыбу, выплевывали кости на стол, а затем смахивали на пол.

После завтрака Шухов зашел в санчасть. Молоденький фельдшер, который на самом деле был бывшим студентом литературного института, но по протекции врача попал в санчасть, дал мужчине термометр. Показало 37.2. Фельдшер предложил Шухову «на свой страх остаться» – дождаться врача, но советовал все же идти работать.

Шухов зашел в барак за пайкой: хлебом и сахаром. Мужчина разделил хлеб на две части. Одну спрятал под телогрейку, а вторую в матрас. Тут же читал Евангелие баптист Алешка. Парень «эту книжечку свою так засавывает ловко в щель в стене – ни на едином шмоне еще не нашли».

Бригада вышла на улицу. Фетюков пытался выпросить у Цезаря «потянуть» сигарету, но Цезарь охотнее поделился с Шуховым.

Во время «шмона» заключенных заставляли расстегивать одежду: проверяли, не спрятал ли кто нож, еду, письма. Люди замерзли: «холод под рубаху зашел, теперь не выгонишь». Колонна заключенных двинулась.

«Из-за того, что без пайки завтракал и что холодное все съел, чувствовал себя Шухов сегодня несытым».

«Начался год новый, пятьдесят первый, и имел в нем Шухов право на два письма». «Из дому Шухов ушел двадцать третьего июня сорок первого года. В воскресенье народ из Поломни пришел от обедни и говорит: война». Дома Шухова ждала семья. Его жена надеялась, что по возвращении домой муж займется прибыльным делом, построит новый дом.

Шухов и Кильдигс были первыми в бригаде мастерами. Их отправили утеплять машинный зал и класть стены шлакоблоками на ТЭЦ.

Один из заключенных – Гопчик напоминал Ивану Денисовичу его покойного сына. Гопчика посадили «за то, что бендеровцам в лес молоко носил».

Иван Денисович уже почти отбыл свой срок. В феврале 1942 года «на Северо-Западном окружили их армию всю, и с самолетов им ничего жрать не бросали, а и самолетов тех не было. Дошли до того, что строгали копыта с лошадей околевших». Шухов попал в плен, но вскоре сбежал.

Однако «свои», узнав про плен, решили, что Шухов и другие солдаты – «фашистские агенты». Считалось, что он сел «за измену родине»: сдался в немецкий плен, а после вернулся «потому, что выполнял задание немецкой разведки.

Какое ж задание – ни Шухов сам не мог придумать, ни следователь».

Обеденный перерыв. Работягам не додавали еды, много доставалось «шестеркам», хорошие продукты забирал повар. На обед была каша овсянка. Считалось, что это «лучшая каша» и Шухову даже удалось обмануть повара и взять для себя две порции. По дороге на стройку Иван Денисович подобрал кусок стальной ножовки.

104‑я бригада была, «как семья большая». Снова закипела работа: укладывали шлакоблоки на втором этаже ТЭЦ. Работали до самого захода солнца. Бригадир, шутя, отметил хорошую работу Шухова: «Ну как тебя на свободу отпускать? Без тебя ж тюрьма плакать будет!»

Заключенные вернулись в лагерь. Мужчин снова «шмонали», проверяя, не взяли ли они чего со стройки. Неожиданно Шухов нащупал в кармане кусок ножовки, о которой уже забыл. Из нее можно было сделать сапожный ножичек и обменять на продукты. Шухов спрятал ножовку в варежку и чудом прошел проверку.

Шухов занял Цезарю место в очереди для получения посылки. Сам Иван Денисович посылок не получал: просил жену не забирать у детей. В благодарность Цезарь отдал Шухову свой ужин. В столовой снова давали баланду. Отпивая горячую жижицу, мужчина чувствовал себя хорошо: «вот он, миг короткий, для которого и живет зэк!»

Шухов зарабатывал деньги «от частной работы» – кому тапочки пошьет, кому зашьет телогрейку. На вырученные деньги он мог покупать табак, другие нужные вещи. Когда Иван Денисович вернулся в свой барак, Цезарь уже «гужевался над посылкой» и отдал Шухову еще и свой паек хлеба.

Цезарь попросил у Шухова ножичек и «опять Шухову задолжал». Началась проверка. Иван Денисович, понимая, что во время проверки посылку Цезаря могут украсть, сказал, чтобы тот прикинулся больным и выходил последним, Шухов же постарается самым первым забежать после проверки и проследить за едой. В благодарность Цезарь дал ему «два печенья, два кусочка сахару и один круглый ломтик колбасы».

Разговорились с Алешей о Боге. Парень говорил о том, что нужно молиться и радоваться, что находишься в тюрьме: «здесь тебе есть время о душе подумать». «Шухов молча смотрел в потолок. Уж сам он не знал, хотел он воли или нет».

«Засыпал Шухов, вполне удоволенный» «В карцер не посадили, на Соцгородок бригаду не выгнали, в обед он закосил кашу, бригадир хорошо закрыл процентовку, стену Шухов клал весело, с ножовкой на шмоне не попался, подработал вечером у Цезаря и табачку купил. И не заболел, перемогся».

  • «Прошел день, ничем не омраченный, почти счастливый.
  • Таких дней в его сроке от звонка до звонка было три тысячи шестьсот пятьдесят три.
  • Из-за високосных годов – три дня лишних набавлялось…»
  • Заключение

В повести «Один день Ивана Денисовича» Александр Солженицын изобразил жизнь людей, которые попали в исправительно-трудовые лагеря ГУЛАГа.

Центральной темой произведения, по определению Твардовского, является победа человеческого духа над лагерным насилием.

Несмотря на то, что фактически лагерь создан для уничтожения личности заключенных, Шухову, как и многим другим, удается постоянно вести внутреннюю борьбу, оставаться людьми даже в таких сложных обстоятельствах.

Это интересно: Рассказ «Судьба человека» повествует о жизни солдата Великой Отечественной Войны, Андрее Соколове. Данное произведение входит в учебную программу литературы 9 класса. Вы можете прочитать краткое содержание «Судьба человека» Шолохова, чтобы ознакомиться с самыми важными эпизодами рассказа.

Видео краткое содержание Один день Ивана Денисовича

Рассказ “Один день Ивана Денисовича” является одним из самых известных произведений выдающегося русского писателя А. И. Солженицына. Главным героем рассказа является простой русский солдат Иван Денисович Шухов, который оказывается в тяжелой жизненной ситуации.

Источник: https://litfest.ru/shortwork/odin-den-ivana-denisovicha.html

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector