Краткое содержание алексин в тылу как в тылу за 2 минуты пересказ сюжета

Анатолий Алексин… Писатель, чьи книги навсегда остались в сердце читателей, родившихся в СССР. Его произведения поучительны, трогательны, незабываемы. Описание одного из них – тема статьи.

О чем может рассказать краткое содержание? «В тылу как в тылу» – книга о человечности, гуманности. Это своего рода воспоминания человека, пережившего военные годы в юном возрасте. Знакомиться с такими повестями лучше в оригинальном полном варианте. Но тех, кто не знаком с творчеством замечательного писателя, быть может, вдохновит на прочтение данной книги ее краткое содержание.

Краткое содержание Алексин В тылу как в тылу за 2 минуты пересказ сюжета

«В тылу как в тылу» – повесть, разделенная на несколько глав. Но названий им автор не дал. Для того чтобы проще было изложить краткое содержание, «В тылу как в тылу» можно разбить на несколько частей. Каждую из них следует озаглавить. Таким образом, план произведения будет следующим:

  1. Отъезд.
  2. В эвакуации.
  3. Новый приятель.
  4. Письмо.
  5. Добрая весть.

Отъезд

Непросто передать краткое содержание. «В тылу как в тылу» – повесть, построенная на воспоминаниях взрослого человека и рассуждениях подростка.

Начинается произведения с того момента, когда герой – Дмитрий Тихомиров – спустя много лет после окончания войны приезжает к матери. Он много лет не видел ее. В дороге нахлынули воспоминания.

В мыслях рассказчика картины минувших лет: прощание с отцом, отъезд в эвакуацию.

Человек ценит то, чего в его жизни больше нет. Эта мысль посетила Диму, когда он лежал на нарах в поезде, все дальше удаляющемся от Москвы. Он стал вдруг ценить грозного учителя физкультуры и ворчливых соседей. Мальчик вспоминал с нежностью московскую школу. А в это время по радио передавали новости о том, что советская армия оставляет после тяжелых боев один город за другим.

Краткое содержание Алексин В тылу как в тылу за 2 минуты пересказ сюжета

В эвакуации: краткое содержание

«В тылу как в тылу» – история о том, как в военные годы дети порою забывали о своем возрасте. Они взрослели, учились принимать решения и заботиться о близких. Мать Димы не желала мириться с жестокими условиями военного времени, а потому в первый же день после приезда отвела сына в школу. Он должен бы учиться несмотря ни на что, оставаться ребенком вопреки суровому быту.

Почему назвал свою повесть Алексин «В тылу как в тылу»? Краткое содержание главы, в которой идет речь о том, как протекали первые дни пребывания в уральском городе, можно опустить. Однако стоит объяснить значение названия книги.

На здании школы висел плакат, гласивший: «В тылу — как на фронте». Мать объяснила мальчику смысл фразы, но при этом опровергла ее правдивость. Ведь тыл, в отличие от фронта, – зона безопасности. В тылу не так, как на фронте.

В тылу как в тылу.

Краткое содержание Алексин В тылу как в тылу за 2 минуты пересказ сюжета

Краткое содержание третьей части: новый приятель

В эвакуации у мальчика появился друг. Звали его Олег. Он был старше всего на полтора года, а взрослее и мудрее — на целую жизнь. Младшие сестры приучили Олега к труду. Он умел готовить, убирать, пришивать пуговицы, печатать на машинке.

И снова рассказчик возвращается из прошлого в настоящее. Он спешит к матери. Знает, что она его ждет. Но по пути просит таксиста остановиться возле дома Олега. Друга и его родных здесь больше нет.

В этом доме давно живут незнакомые люди. Но человеку порою так хочется хотя бы на миг вернуть прошлое. Он оставляет букет цветов на заднем сидении. Заходит в парадное.

И снова возвращается в машину: нужно ехать к матери.

Письмо

Дима каждый день ждал весточки от родных. Мать сказала: «Теперь мы будем жить от письма к письму». Однажды он зашел на почту, где получил страшное послание: отец пропал без вести. На улице Диму ждал Олег. Друзья решили, что показывать письмо матери нельзя. А потому спрятали его.

Спустя несколько дней напечатали на пишущей машинке другое. В нем не было правды, но была надежда. Письмо, сочиненное Димой, прочитала мать.

И ее, женщину, которая большую часть времени проводила на тяжелой работе, недоедала, замерзала, но полагала, что существует в условиях несравненно мягких с теми, в которых оказался муж, это ложное послание успокоило.

Однако позже пришло новое известие. На этот раз говорилось, что отец сражался героически, но остался на поле боя. И об этом письме Дима ничего не сказал матери. К тому же она начала сильно болеть.

Тяжелый труд и суровые условия подорвали ее хрупкое здоровье. Герой повести едет к матери, но по пути просит таксиста остановиться возле почты, где много лет назад получил страшное известие.

Автомобиль замедляет ход также там, где некогда стоял барак, в котором жил одиннадцатилетний Дима с матерью.

Краткое содержание Алексин В тылу как в тылу за 2 минуты пересказ сюжета

Добрая весть

В начале 1944 года Дима получил письмо от отца. Он остался жив. Попал в плен, бежал, затем оказался среди партизан. Отец писал о том, что все самое страшное позади, что победа близка. Краткое содержание повести «В тылу как в тылу» сложно передать. Произведение наполнено обрывочными воспоминаниями.

Герой книги Алексина спешит на протяжении всего повествования к матери. Он не был у нее десять лет. По пути вспоминает детство. Он проезжает мимо почты, барака, дома, в котором жил друг. И, наконец, называет таксисту конечный пункт маршрута: кладбище. Там на гранитном памятнике под именем матери выгравированы годы жизни: 1904-1943. Она так и не узнала ничего о треугольном письме.

Источник: https://autogear.ru/article/277/058/kratkoe-soderjanie-v-tyilu-kak-v-tyilu-povest-anatoliya-aleksina/

Краткое содержание Алексин В тылу как в тылу

Автором повести «В тылу как в тылу» является Анатолий Алексин. Написана повесть в 1976 году. Повествование условно разделено на главы без названий.

Каждая глава повести построена на воспоминаниях зрелого человека — главного героя повести Дмитрия Тихомирова, которой через много лет разлуки навещает мать.

В воспоминаниях проплывают события военных лет – проводы отца на фронт, эвакуация в тыл.

В тыловом уральском городе Дмитрий пойдет в школу. Несмотря на суровый быт, он все же остается ребенком. Одним ключевых эпизодов повести является рассказ о плакате, закрепленном на здании школы, который гласил: «В тылу — как на фронте». Мать поясняет сыну значение этих слов.

В эвакуации Дмитрий приобретает друга по имени Олег, всего на полтора года старше себя. Но Диме казалось, что Олег настолько мудрее и взрослее, как будто за его плечами целая жизнь. Многие бытовые вещи он уже умеет делать самостоятельно и даже, печатает на машинке.

Через много лет Дмитрий посещает дом, где жил Олег. Но ни сам Олег, ни его родные в этом доме уже не живут.

Жизнь в эвакуации для Дмитрия, по словам матери, протекала от весточки до весточки от отца. Однажды, случилось страшное событие. Дмитрий на почте получил извещение о пропаже без вести отца.

Вместе с Олегом, они решили не говорить эту новость матери и спрятали письмо. Вместо этого письма Дмитрий показал матери другое, напечатанное Олегом на печатной машинке.

Детям показалось, что «подделанное» послание от мужа успокоило мать.

Но через некоторое время приходит новое письмо, в котором сообщается, что отец Димы геройски погиб на поле боя. Дмитрий и об этом письме не сказал матери, боясь, что это известие подорвет и без того ослабленное здоровье женщины.

Только в 1944 году приходит письмо от отца. Он жив и сообщает, как воевал, как был в плену, о побеге из плена и о партизанском отряде. Отец пишет, что самое страшное уже в прошлом и скоро будет победа.

Об этих событиях вспоминает взрослый Дмитрий Тихомиров, спеша на свидание с матерью через 10 лет. По пути он навещает дом верного друга. Заезжает на почту, где получал все письма о судьбе отца.

Проезжает мимо барака, в котором одиннадцатилетний Дмитрий жил с матерью. Конечной точкой маршрута главного героя становится кладбище, на котором в 1943 году похоронена его мать.

Она так и не узнала о письмах, полученных ее сыном.

Можете использовать этот текст для читательского дневника

Алексин. Все произведения

В тылу как в тылу. картинка к рассказу

Краткое содержание Алексин В тылу как в тылу за 2 минуты пересказ сюжета

Сейчас читают

  • Краткое содержание Шехеразада Римского-Корсакова
    Всего в данной сюите имеется четыре части. Каждая из этих частей является законченной историей. Но в основном все эти сюиты соединены одним общим лейтмотивом. А теперь давайте перейдем к каждой из данных частей.
  • Краткое содержание Сорокин Настенька
    Главная героиня Настя Саблина, отмечает своё шестнадцатилетие. Как и прежде, переполненная чувствами она наивно размышляет по поводу главного события в её жизни.
  • Краткое содержание оперы Моцарта Свадьба Фигаро
    Опера известного композитора начинается с момента, когда прислуга Графа Альмавивы парикмахер Фигаро должен был жениться на камеристке Сюзанне
  • Краткое содержание Квентин Дорвард Вальтера Скотта
    История разворачивается во Франции в средневековье. Во времена вечных неурядиц, французский монарх Людовик ХI, мудрый, хороший политик, который борется с сильными государствами за свободу Франции.
  • Краткое содержание Чехов Канитель
    Сатирический рассказ о том, как трудно двум существам договорится и добиться консенсуса, если сферы интересов не имеет точек соприкосновения.
Читайте также:  Краткое содержание гончаров сон обломова (9 глава) за 2 минуты пересказ сюжета

Источник: https://2minutki.ru/kratkie-soderzhaniya/anatolij-aleksin/v-tylu-kak-v-tylu-kratko

В тылу как в тылу — краткое содержание рассказа алексина

Главный герой по имени Дмитрий Тихомиров, спустя долгие годы, наконец видит свою мать. Тяжелые военные годы и суровая правда жизни посодействовали разлуке близких людей.

Анатолий Георгиевич поделил повесть на несколько глав без названия. Все главы основаны на воспоминаниях военных лет.

Дмитрий вспоминает эти тяжелые годы: он прекрасно помнит, как отца провожали на фронт, как происходила эвакуация в тыл. Это было очень тяжелое время.

Именно в одном из городов тыла, который расположен на Урале, Дима пойдет в школу. Несмотря на все трудности и суровость быта, Дима остается ребенком. В одном из эпизодов повести рассказывается о плакате, который повесели на здании школы. На нем было написано: «В тылу — как на фронте». Мать объясняет маленькому Диме, что значат данные слова.

Во время эвакуации Дима знакомится с мальчиком по имени Олег. Он старше Димы на полтора года. Однако, маленькому Диме казалось, что Олег имеет много опыта и мудрости. Ему казалось, будто Олег прожил целую жизнь. Олег очень самостоятелен и умеет делать то, что его сверстники пока не умеют. Олег даже печатает на машинке.

Спустя многие годы Дмитрий наведывается к Олегу. Но к сожалению, в том доме, куда пришел наш герой уже никого нет. Дмитрий не смог найти даже родных Олега.

Как рассказывала мама, жизнь Димы в эвакуации проходила в ожидании весточки от родного отца. Как-то раз пришло старшое известие. По почте пришло письмо, что отец Димы пропал без вести. Дима и Олег решили не сообщать матери об этом известии и убрали письмо. Вместо него ребята отдали другое, которое Олег напечатал на машинке. Ребята решили, что их сообщение успокоит маму.

Но спустя время приходит другое, в котором сообщается, что папа Димы героически погиб в сражении с врагом. Но парень не хотел беспокоить мать, так как боялся за ее здоровье, которое и так было ослаблено. Он промолчал и не сказал, что случилось на самом деле.

Однако в 1944 году от отца снова приходит письмо. Оказывается, что он жив. В письме он сообщал, как воевал, как попал в плен, о побеге и об отряде партизан. Отец сказал, что всё ужасное позади и мы скоро победим.

Обо всем этом вспоминает наш герой. Спустя десять лет он спешит к матери. По пути он идет в дом Олега. Затем заходит на почту, где получал все известия. Проехал мимо того барака, где жил с мамой. В конечном итоге пребывает на кладбище, на котором в 1943 похоронили его мать. Все письма, которые получил Дима, так и остались в тайне от нее.

Повесть свидетельствует о годах военного времени. Когда всё было непросто: тяжелый быт, суровая жизнь и страшные известия. Главный герой очень сильный мужчина, который прошел многое и больше заботился о других нежели о себе.

Читательский дневник.

Источник: http://sochinite.ru/kratkie-soderzhaniya/aleksin/v-tylu-kak-v-tylu

Анатолий Алексин — В тылу как в тылу

Мои прежние путешествия в поездах всегда были праздником. «Гарантия возвращения — вот что было самым приятным в пути!» — понял я потом, через много лет.

— Что с Москвой? — раздался в темноте голос Николая Евдокимовича. Мы прошлепали по лужам еще несколько шагов. — Неужели все-таки…

— Этого не будет! — Мама остановилась, словно, как прежде, резко поднялась со стула.

И пошла дальше. Мы тоже пошли.

— Я уверен… Я абсолютно уверен! Но мы целый день не слышали сводки Информбюро.

На каждой станции Подкидыш выпрыгивал из вагона на шпалы, на мокрую землю и бежал к газетному киоску или к громкоговорителю, если киоска не было. Узнав, что после упорных боев наши войска оставили какой-нибудь город, он сообщал об этом только в том случае, если его спрашивали. И то очень тихо.

И поглядывал с опаской туда, где лежали на нарах мы с мамой: не хотел нас расстраивать.

Никто не объявлял заранее, долгой ли будет остановка, никто не знал, когда тупо ударятся друг о друга, заскрежещут чугунные буфера и мы тронемся дальше.

— Останется… Где-нибудь он отстанет! — беспокоилась мама. И я этого тоже очень боялся.

В течение двух недель, проведенных в пути, мы с мамой выходили только на перроны больших городов. Она не выпускала мою руку ни на мгновение. Мы искали бывшие вокзальные рестораны, чтобы по талончикам получить там похлебку и кусок хлеба.

«Потерять, оставить, отстать…» — война со всех сторон окружала нас этой опасностью. Но больше всего мама страшилась расстаться со мной. Она даже объяснила, что, поскольку мне всего лишь одиннадцать лет, я вполне могу ходить вместе с ней в туалет. Я воспротивился… И она стала отпускать меня туда на больших станциях с Николаем Евдокимовичем.

  • Если мы с ним задерживались, она, чуть приоткрыв дверь и глядя куда-то в сторону, испуганно вопрошала:
  • — Вы там?
  • Он отвечал:
  • — Мы здесь!

«Да… какая может быть любовь в этом возрасте?» — утверждался я в своей давней мысли.

Квадратный человек прохрипел из капюшона, точно из рупора:

— Побыстрей шевелитесь! Машины не будут ждать.

Мама покрепче сжала мой локоть.

Девять или десять крытых машин стояли на краю площади. Они сгрудились, как стадо молчаливых животных, пришедшее на водопой.

— Поплотней утрамбовывайтесь, товарищи! — скомандовал капюшон.

Подкидыш протянул маме руку из крытого кузова, но она вначале подсадила меня.

А за нами вскарабкивались и «утрамбовывались» все новые и новые пассажиры из эшелона.

Источник: https://mybrary.ru/books/detskaya-literatura/child-prose/page-2-207198-anatolii-aleksin-v-tylu-kak-v-tylu.html

Читать

Анатолий Алексин

В тылу как в тылу

Дорогой, незабвенной маме

Годы… Они долгие, когда еще впереди, когда предстоят. Но если большая часть пути уже пройдена, они кажутся до того быстроходными, что с тревогой и грустью думаешь: «Неужели так мало осталось?»

Я не был в этом городе очень давно. Раньше приезжал часто, а потом… все дела, все дела.

На привокзальной площади я увидел те же осенние цветы в жестяных ведрах и те же светло-зеленые машины, подпоясанные черными шашечками. Как прошлый раз, как и всегда. Будто не уезжал…

— Куда вам? — туго, с напряжением включив счетчик, спросил таксист.

  • — В город, — ответил я.
  • И поехал к маме, у которой (так уж случилось) не был около десяти лет.
  • В октябре сорок первого мы шли с ней по этой привокзальной площади в темноте, проваливаясь в ямы и лужи.

Мама запретила мне притрагиваться к старомодному, тяжеленному сундуку: «Это не для тебя. Надорвешься!»

Как будто и во время войны одиннадцатилетний мог считаться ребенком.

В канун нашего отъезда всех предупредили, что взять с собой можно «только одно место». Мама выбрала сундук, обвитый железными лентами. В нем согласно домашней легенде когда-то хранилось прабабушкино приданое.

Приданого, видимо, было много, потому что сундук мне казался бездонным. За одну ручку ухватилась мама, а за вторую — Николай Евдокимович. Своих вещей у него не было: за день до отъезда, когда Николай Евдокимович где-то дежурил, его дом разбомбили.

— Хорошо, что у меня нет семьи, — сказал он. — Вещи терять не так страшно.

Свободной рукой мама крепко держала меня за локоть, словно я мог вырваться и удрать.

— Смотрите под ноги! — предупреждал мужчина в брезентовом плаще с капюшоном. Промерзший голос нехотя вырывался из капюшона, как из рупора, и стеснялся своей заботливости.

Николай Евдокимович попросил маму остановиться. Он опустил сундук на доски, сложенные посреди дороги.

Кто-то, шедший сзади, наткнулся на нас и глухо, неразборчиво выругался.

— Простите, — сказал Николай Евдокимович. — Нога разболелась. Если не возражаете…

И присел на сундук. При маме он не мог сознаться, что просто устал.

Он любил маму. Это знали все.

— Ее красота слишком заметна, — постоянно говорил мне отец. И обязательно при этом вздыхал.

Ему хотелось, чтобы мамину красоту никто на свете не замечал. А прежде всего, чтоб о ней забыл Николай Евдокимович.

— Поверь, Алеша, я к нему не питаю никаких… таких чувств, объясняла мама. — Хочешь, поклянусь? Своим будущим и даже твоим!

  1. Мое будущее она оставляла в покое.
  2. — Я к нему ничего не испытываю, — настойчиво убеждала она отца.
  3. — Но он испытывает к тебе. А это, пойми…
Читайте также:  Краткое содержание гнев отца александра грина за 2 минуты пересказ сюжета

— И что же? Бросить его на произвол судьбы? — спросила она однажды.

И резко встала, как бы приняв окончательное решение. Она часто после негромкого разговора так вот вставала, давая понять, что ее аргументы исчерпаны. Голос менялся, становился сухим, словно река, потерявшая свои теплые, добрые воды и обнажившая вдруг каменистое дно.

— Ты умеешь укрощать даже сварщиков и прорабов. Куда уж мне, интеллигенту-биологу? Я сдаюсь! — в другой раз воскликнул отец. И поднял руки вверх.

  • Такие разговоры возникали у нас дома нередко. Во время одного из них мама сказала отцу:
  • — Николая в институте звали Подкидышем.
  • — А где тебе подкинули его?

— Там и подкинули: в нашем строительном. Зачем ты спрашиваешь о том, что давно уж известно?

  1. Мама резко поднялась.
  2. — К сожалению, меня в ваш строительный никто не подкинул, — печально сказал отец.
  3. Он ревновал маму к прошлому. Как, впрочем, и к настоящему, и к грядущему тоже:
  4. — Когда-нибудь ты покинешь меня.
  5. — А о нем ты забыл?
  6. Мама кивнула в мою сторону.
  7. — Ну если… только ради него… Это слабое утешение.

— В какие дебри мы с тобой забрели! И все из-за Подкидыша. Из-за этого безобидного князя Мышкина, — возмутилась мама.

Князь Мышкин, Подкидыш… Это должно было убедить отца, что он в полнейшей безопасности.

С тех пор отец стал называть Николая Евдокимовича только Подкидышем, словно прекратил думать о нем всерьез.

Он был выше Подкидыша минимум на полголовы, а то и на целых три четверти.

Не говорил по десять раз в день: «Если не возражаете…» И все же щуплого Николая Евдокимовича, близорукого, в очках с толстыми стеклами, отец, я видел, продолжал опасаться. С моей точки зрения, это было необъяснимо.

Еще и потому, что мама, хоть ее и называли красавицей, представлялась мне в ту пору абсолютно пожилой женщиной: ей было уже тридцать семь лет!

На мой взгляд. Подкидыш не мог быть угрозой для нашей семьи. «Ну какая любовь в этом возрасте? — рассуждал я. — Вот у нас, в четвертом классе… Это другое дело!»

Отец думал иначе… Если Николай Евдокимович приглашал маму на вальс, он говорил:

— Она, к сожалению, очень устала.

— Я полна сил и энергии! — заявляла мама. И шла танцевать.

Она привыкла стоять на своем не только потому, что была красивой, а и потому, что работала начальником стройконторы: ей действительно подчинялись сварщики и прорабы.

— Твои про-рабы! — говорил отец, делая ударение на последнем слоге.

Если Подкидыш обнаруживал, что у него «как раз три билета в кино», отец вспоминал, что в этот вечер они с мамой приглашены в гости.

— Меня никто не приглашал! — возражала мама.

Она всегда говорила правду. «Рубила», как оценивал это отец.

  • А честность тоже разная бывает,
  • И если доброты ей не хватает…
  • Отец начал как-то цитировать эти стихи, но запнулся.

— Честность есть честность! — ответила мама. И резко встала.

— Я не щадила тебя, — тихо сказала она, когда отец собирался по повестке на сборный пункт. Или, вернее сказать, на войну. — Я не щадила тебя… Прости уж, Алешенька. Но ты всегда мог быть абсолютно спокоен. Я пыталась воспитывать тебя… Это глупо. С близкими надо находить общий язык. Вот что главное… Ты простишь меня?

— Да, конечно, — ответил отец. — А Подкидыш поедет в одном эшелоне с тобой и Димой?

То, что мы уедем, было известно. Но когда — никто точно не знал.

— Хочешь, мы поедем в другом эшелоне? — сказала мама. Я чувствовал, что она никогда больше не станет резко подниматься с дивана и разговаривать с отцом голосом начальника стройконторы.

— А если другого эшелона не будет? — ответил отец. — Неужели ты думаешь, что я могу рисковать… вами? — Он так сказал. Но мне показалось, что он все же боится нашей поездки в одном эшелоне с Подкидышем гораздо больше, чем идти на войну. Войны он вообще не боялся.

— Обещай мне, что ты будешь спокоен. За нас… За меня! — умоляла мама. — И пиши… Каждый день нам пиши. Не представляешь, как мы любим тебя!

— А ты?

Для отца мамина любовь всегда была дороже моей. Я знал это. И мне не было обидно. Ничуть…

Прощаясь во дворе школы медицинских сестер, где был сборный пункт, отец тихо спросил маму:

— И вагон у вас с н и м… один?

— Мы поедем в теплушках. На нарах, — ответила мама. — Если хочешь, будем в разных теплушках. Только бы ты не думал… Ни одной секунды! До конца войны… До конца нашей жизни.

Она зарыдала. Я тоже заплакал.

— Ну что вы? Я скоро вернусь… — как и все вокруг, обещал нам отец. Это было седьмого августа. — И пусть Подкидыш вам помогает. Рядом должны быть близкие люди…

— Ты можешь быть абсолютно спокоен! — почти крикнула мама. — Клянусь всем на свете. Даже его будущим!

И прижала меня к себе.

Я знал, что хорошее начинаешь гораздо острей ценить, когда оно от тебя уходит. И что наши приобретения становятся в тысячу раз дороже, когда превращаются в наши потери или воспоминания. Эта истина казалась мне раньше лежащей на поверхности, а значит, не очень мудрой.

Но, качаясь на нарах, под потолком, где было много времени для размышлений, я понял, что первым признаком мудрой мысли является ее точность: все, что недавно было обыденным и привычным, стало казаться мне нереальным, невозвратимым. А неприятности и заботы, так волновавшие меня прежде, я не разглядел бы теперь ни в один микроскоп.

Источник: https://www.litmir.me/br/?b=50566&p=1

Урок литературы "А.Г. Алексин "В тылу как в тылу"

7 класс. Литература

Тема: А. Г. Алексин. “В тылу как в тылу.” Память героя о военном прошлом.

Цель: “войти ” с учащимися в суровый мир первых месяцев войны, проследить отношения героя к близким людям, показать нравственные истоки трудового подвига людей, живущих в далеком от фронта тылу; формировать умения и навыки характеризовать героя, давать оценку его поступкам; развивать умения обобщать, делать выводы, высказать свое мнение; воспитывать память о народе в период ВОВ.

І. Организационный момент (звучит музыка)

  • В какое время переносимся мы, слушая эту музыку?

ІІ. Слово учителя

  • Прочитайте с выражением написанное на доске стихотворение В. Казина и подумайте, какое оно может иметь отношение к той повести А.Г. Алексина, которое вы начали читать.

На могиле матери

  • К тебе, чей век нуждой был так тяжел,
  • Я в заповедник вечного покоя –
  • На Пятницкое кладбище пришел.

Глядит неброско надписи короткость

  1. Как бы в твоем характере простом
  2. Взяла могила эту скромность, кротость,
  3. Задумавшись, притихнув под крестом…

ІІІ. Работа с текстом.

— Почему в повести речь идет от 1 лица?

  • Что запомнилось герою из первых дней эвакуации?
  • Прочитайте начало второй главы и прокомментируйте его. (“Я знал, что хорошее начинаешь гараздо острей ценить, когда оно от тебя уходит…)
  • Кто такой Подкидыш ? Почему Екатерна Андреевна, мать Димы, считала, что она должна его опекать?
  • Какой была мама Димы?
  • Почему именно её назначили “инженером, руководителем по комплектации и восстановлению оборудования”.

ІV. Слово учителя

  • Женщины остались одни. Они взяли всё тяжелую работу на себя. В нашем городе тоже шли военные действия. И наши заводы-гиганты должны были работать, нуждались в рабочей силе. Так как мужчины уходили на фронт, женщины вынуждены были работать у станков. О нашем городе во время ВОВ расскажут учащиеся, которые подготовили дополнительные сообщения.

( ответы учащихся)

Тяжелым было положение людей как на войне, так и в тылу.

  • Почему каждодневные усилия труженников тыла рассказчик назвал “величием”?
  • Как он сам разъяснил смысл употребленной им метафоры — “на передовую позицию жизни выкатывались орудия главного калибра”?
  1. Работа с текстом (продолжение)

  • Как относилась она (мама) к сыну и к своим материнским обязанностям?
  • Прочитайте в 6 главе: о чем рассказала мама Диме, возвращаясь с объекта?
  • Как относилась Е.А. к самой себе? По какому принципу она жила?
  • Прослушайте следующие строчки и подумайте: какое отношение могут иметь они к матери Димы.
  • Сердце матери не ведает покоя,
  • Всё вмещает: радость и печаль,
  • Неурядицы и всякое такое.
  • Но обидишь маму невзначай,
  • Всё простит, и зла она не держит.
  • Коль беда – она на всех одна.
  • Как и мама, будь самоотвержен.
  • Счастлив ты – и счастлива она.
  • Слово учителя. (прочитать)
  • Такси затормозило у почты. Взрослый Дима Тихомиров, конечно же, понимал, что за окошком другая девушка, что лица людей, терпеливо стоящих в очереди, спокойны, не обременены печалями и скорбью, что уже всё не так, а память подкидывала другие воспоминания – и вот он уже снова мальчик военной поры, он на почте, и в руках него конверт без марки.
  • Как рассказывает взрослый Тихомиров о тех минутах, когда он мальчиком получил страшное известие об отце? По-детски ли он поступил в той ситуации.
Читайте также:  Краткое содержание рассказов василия белова за 2 минуты

Самостоятельная работа. – (в тетрадях)

В паре

  • Отметьте в тексте повести художественные детали, которые создают атмосферу сурового военного времени.
  • Вспомните, что такое художественная деталь.

VI. Итог

Какими были люди этого уральского городка в других условиях — полуголодного существования, изнурительной работы? Их ни на минуту не покидает уверенность в том, что скоро этот кошмар кончится, только надо делать для победы все, что в твоих силах и даже ваше твоих сил. Они не считали свой труд геройством. «В тылу как в тылу» – эти слова мама Димы сказала своему сыну, предупреждая, что ей придется часто задерживаться на работе. И еще она говорила, что в тылу они в полной безопасности, потому что в тылу не бомбили.

VII Оценки. Д/З: дочитать до конца; вопрос №8

Источник: https://infourok.ru/urok-literaturi-ag-aleksin-v-tilu-kak-v-tilu-283728.html

Читать онлайн "В тылу как в тылу" автора Алексин Анатолий Георгиевич — RuLit — Страница 9

— Что случилось?!

Он стукнул правой рукой по столу. Все притихли. И даже сестры не посмели заплакать.

— Что, Кузьма? — повторила она.

— Трос не выдержал. Лопнул… И там, на платформе, инженера Елизарова…

— Ударило? — шепотом спросил я.

— Но со страшной силой. Со страшной!

— А что с ним сейчас? С Николаем Евдокимовичем?..

  • — Был жив.
  • — А… мама?
  • — Она стояла внизу.
  • Кузьма Петрович подошел и положил свою руку на мою.

— Стояла внизу. Ты веришь мне?

  1. — Да.
  2. — Ас Елизаровым плохо…
  3. Он отошел.

— И куда же его отправили? — четко произнося слова, спросила Вера Дмитриевна.

— Советовались… Решили к вам в госпиталь. Поскольку недалеко… Я был за это.

  • — Ну, я пойду, — сказала Вера Дмитриевна.
  • И ужас, перехвативший горло, немного отпустил меня.
  • — Мне пора, — сказала она.
  • * * *

После операции Николая Евдокимовича положили не в общую палату, а в комнату старшей медсестры. Так устроила Вера Дмитриевна.

— Он смертельно ранен, — сказала она. — Но и смертельно раненные иногда выживают. Случаются чудеса.

Нас с мамой пустили к нему.

Запах госпиталя проникал и туда: запах крови, открытых ран, гноя, лекарств.

Вера Дмитриевна забегала каждые пятнадцать минут. В белом халате мать Олега казалась еще более полной, но двигалась почти беззвучно. Она действовала: проверяла пульс, поправляла подушку, делала уколы. И появлялась надежда… Хотя говорила она только правду. Говорила так тихо, что даже стены не слышали.

— Все отбито внутри… Все отбито, — одними губами сообщила она.

Когда Подкидыш очнулся, он попросил, чтоб ему вернули очки. Наверно, думал, что сквозь толстые стекла не будет видно, как он страдает.

— Боль должна быть невыносимая, — опять одними губами проговорила Вера Дмитриевна. И сделала Николаю Евдокимовичу еще какой-то укол.

— Теперь станет легче.

Он заснул. Внутри у него что-то скрежетало, переворачивалось. Странно… но это нас успокаивало: мы вроде бы с ним общались, прислушивались к нему.

Двигаться по комнате мы не имели права. Я сидел на белой табуретке, а мама стояла.

Один раз Николай Евдокимович, вновь очнувшись, подозвал нас и прошептал:

— Мне очень… вас жалко…

— Ты… наш дорогой! — ответила мама.

Никогда прежде она не называла его на «ты». Услышав в этом отчаяние, Подкидыш захотел улыбнуться.

— «Учитесь… властвовать собой», — тихо посоветовал он. Или, верней сказать, попросил.

К вечеру в палату вошел милиционер в накинутом на форму халате. Я не мог определить его чина.

Он подсел к постели, раскрыл тетрадку и сказал:

— Мне разрешили… на пять минут. Дело требует! — Это напоминало сцену из кинофильма. — Так что несколько слов… Николай Евдокимович весь как-то напрягся.

— Запишите, — с твердостью, которой трудно было ожидать, сказал он. Тросы проверял я. Лично я…

— Но ведь руководительница работ… — осторожно вставил милиционер.

— Нет, — перебил Николай Евдокимович. — За это отвечал я. И доложил ей, что все в полном порядке.

Последние слова он прошептал торопливо, боясь не успеть. Он израсходовал все свои силы. Но потом снова напрягся:

— Если не возражаете… Я хочу подписать.

— Это еще не все, — с грубоватой неумелостью поправляя подушку, сказал следователь.

— Это все. Вы запишите, пожалуйста… Побыстрее. — Следователь поспешно задвигал чернильным карандашом, кончик которого то и дело неловко совал в рот.

— Я подпишу это место, — настойчиво попросил Подкидыш.

— Когда мы кончим весь протокол…

— Нет, дайте сейчас. Это место… Помогите, пожалуйста.

  1. Следователь послюнил карандаш, наклонился к Подкидышу.
  2. И тот подписал.
  3. Мне показалось, что ему полегчало.
  4. Вера Дмитриевна вошла, опытным взглядом оценила обстановку и потребовала, чтобы милиционер вышел.
  5. Лицо Подкидыша в роговых очках затерялось на подушке.

— Устал, — сказала мама Олега. — Вы все выяснили?

— Надо бы…

— Да нельзя! — перебила она милиционера. И проверила у Подкидыша пульс.

Следователь махнул рукой и вышел в коридор. Мы с мамой, хоть он и не звал, тоже вышли.

— Я вам нужна? — спросила мама.

— Да чего тут!..

— Надо было перестраховаться, — сказала она. — Перепроверить!

— Он же докладывал вам, что все в порядке.

— Не помню… По-моему, не докладывал.

— Показания подписаны собственноручно. Так что… такое дело.

— Это я… его…

— Это война, — сказал милиционер. И захромал прочь от нас вдоль коридора: тоже, наверно, был ранен.

— Зачем ты так говоришь?! — набросился я на маму.

— Прости, — сказала она. — Я не должна была… ради тебя. А вообще, следовало… проверить. Техника безопасности! Сколько раз я говорила: техника безопасности! А мне и тут отвечали: война. Тросы с ней не считаются.

Пока мы были в коридоре, Николай Евдокимович умер.

Его старики были в Москве, на Ваганьковском кладбище. Он мечтал лежать рядом с ними.

Как-то однажды он рассказал мне, что и Есенин лежит там же, неподалеку.

— Это был великий философ! — утверждал Николай Евдокимович. — «Лицом к лицу — лица не увидать. Большое видится на расстоянье…» Если взять одни только эти строки! Или… «Ведь каждый в мире странник — пройдет, зайдет и вновь оставит дом…»

  • Подкидыш оставил наш дом навсегда.
  • «На Ваганьковском кладбище… Других пунктов в моем завещании не будет», — говорил он.
  • Кто в мире мог выполнить его просьбу?

— Солдат хоронят там, где они погибают, — сказал на следующий день Кузьма Петрович. — Он ведь и умер в госпитале… Среди солдат.

  1. А старики ждали его на Ваганьковском кладбище.
  2. * * *
  3. Я приближался к маме… И тем более перед встречей с ней мне захотелось взглянуть на госпиталь, где умер Подкидыш.

Я вспомнил, что там, в комнате старшей медсестры, он раз или два с неимоверным напряжением приподнимался на локтях. Вероятно, хотел сказать что-то маме. Но я не догадался выйти из комнаты. К тому же Вера Дмитриевна то и дело пыталась его спасти. А позже приковылял следователь…

  • Я попросил таксиста завернуть к бывшему военному госпиталю.
  • Он первый раз обернулся и взглянул на меня с интересом и даже сочувствием.
  • — Вы в госпитале лежали?
  • — Да нет… Я был тогда еще школьником.

— А-а, — разочарованно протянул он. И опять повернулся спиной.

«Этот парень, должно быть, еще не родился в ту пору, когда сюда привозили раненых», — подумал я.

Прежде госпиталь был в трех километрах от города. А теперь это здание наверняка находилось где-нибудь в центре. Да и что в нем сейчас? Школа, больница?.. Или какое-нибудь учреждение?

«Вряд ли найдем», — подумал я. И изменил маршрут.

* * *

После смерти Подкидыша мама без конца перечитывала письмо «командира воинской части», которое выстукал на машинке Олег. Боялась новой потери, не зная, что она к нам… уже пришла.

А в гибели Николая Евдокимовича продолжала винить себя:

— Что мне стоило перепроверить? Что стоило?

Иногда она кончала словами, которых никто от нее раньше не слышал:

— Я устала. Очень устала.

Мне казалось, что устала она прежде всего от мыслей: об отце, о Подкидыше. А стремясь избавиться от усталости, нагружала на себя все больше и больше дел.

Наш барак к тому времени окружили красные коробки будущих цехов. На стройке одного из них мама пропадала с рассвета и до ночи. Ей уже не приходилось встречать эшелоны, сгружать оборудование, рассортировывать… Но забот прибавлялось. Укладывалась она, когда радио уже молчало, а вставала, как только черный круг на стене оживал. Так было изо дня в день, изо дня в день…

Источник: https://www.rulit.me/books/v-tylu-kak-v-tylu-read-62956-9.html

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector