Краткое содержание белов плотницкие рассказы за 2 минуты пересказ сюжета

Константин Платонович – человек, который когда-то жил в деревне, обитал там, и детство его прошло именно там. Но прошло время, вырос, стал молодым, и расхотелось там жить.

А именно поэтому, он уехал из своего села, и стал жить в городе. Ведь он помнил еще очень хорошо, как его обижали и насмехались над ним бюрократы городские, говоря, что все деревенское – это униженность.

Так он и перестал любить свое село и все деревенское, что с этим связано.

Но все-таки прошло время, и уже в 1966 году, а точнее – в марте того года, уже взрослый, достаточно еще молодой, Константин Платонович по фамилии Зорин, решил все-таки поехать в деревню свою, родную и неповторимую.

Ему уже тогда было тридцать четыре года, и по профессии он стал инженером. Это очень выгодная профессия, отличное хобби, и приносит хороший достаток. Когда же приехал, он решил, что весь отпуск свой, который составлял двадцать четыре дня, будет проводить в баньке. Но когда он ее нашел, оказалось, что она вся насквозь прогнила. А именно потому ее невозможно было даже починить самому.

Он решил позвать соседа на помощь, но тот вместо этого, начал рассказывать свое детство.  Детство было такое, что и не позавидуешь.

Когда Смолин родился, поп не мог поверить, что у того нет никаких грехов, а потому тягал его за уши, что было очень неприятно. А потому парень решил согрешить, и своровал у отца табак, и стал курить.

Тогда его перестали бить, и даже все вроде наладилось, но только с виду, а по-настоящему — стало как-то не по себе жить.

Но потом они стали ремонтировать вместе баню. Проходит сосед, и начинают они ссориться со Смолином. Зорин спросил потом, что это за человек. И Смолин рассказал про их знакомство, и почему ссорятся.

Можете использовать этот текст для читательского дневника

Белов. Все произведения

Плотницкие рассказы. Картинка к рассказу

Краткое содержание Белов Плотницкие рассказы за 2 минуты пересказ сюжета

Сейчас читают

  • Краткое содержание Дубов Беглец
    Мир кажется таким жестоким и злым тем, кто никогда не видел доброты и простой радости в этом мире. Именно таким людям трудно верить в добро, которое на самом деле – существует, просто нужно в это верить и делать его самому.
  • Краткое содержание Кассиль Черемыш — брат героя
    Пятиклассник Геннадий (Геша) Черемыш живет в детском доме и переходит учиться в новую школу. Для того чтобы расположить к себе одноклассников, Геша говорит, что он брат Героя Советского Союза летчика Климентия Черемыша.
  • Краткое содержание Коваль Алый
    Приехал на границу служить молодой солдат. Ему в питомнике дали щенка и сказали дать ему кличку на букву «А». Каждый год кличка пса соответствовала определенной букве, в этом году это оказалась буква «А».
  • Краткое содержание Погорельский Чёрная курица, или Подземные жители
    Произведение «Чёрная курица, или подземные жители», созданное русским писателем Антонием Погорельским, повествует о том, какие чудесные события происходили в жизни простого гимназиста.
  • Краткое содержание Журавлиный крик Быкова
    Дождливой осенью 1941 года шести бойцам командиром батареи приказано не пропустить фашистских захватчиков через железную дорогу.

Источник: https://2minutki.ru/kratkie-soderzhaniya/vasilij-belov/plotnickie-rasskazy-kratko

Плотницкие рассказы

Март 1966 г. Тридцатичетырехлетний инженер Константин Платонович Зорин вспоминает, как его, выходца из деревни, унижали городские бюрократы и как когда-то возненавидел он все деревенское.

А теперь тянет назад, в родную деревню, вот и приехал он сюда в отпуск, на двадцать четыре дня, и хочется баню топить каждый день, но его баня слишком стара, а восстановить её в одиночку, несмотря на плотницкую закваску, приобретённую в школе ФЗО, Зорин не может и поэтому обращается за помощью к соседу-старику Олеше Смолину, да только тот не спешит приниматься за дело, а вместо этого рассказывает Зорину о своём детстве.

Продолжение после рекламы:

Родился Олеша, как Христос, в телячьем хлеву и как раз на самое Рождество. А грешить его заставил поп: не верил, что у Олеши нет грехов, и больно драл за уши, вот и решил тот согрешить — украл отцовский табак и стал курить. И тут же покаялся. А как начал Олеша грешить, жить стало легче, стегать враз перестали, но только пошла в его жизни с тех пор всякая путанка…

На следующий день Зорин и Смолин, взяв инструменты, идут ремонтировать баню. Мимо них проходит сосед, Авинер Павлович Козонков, сухожильный старик с бойкими глазами. Олеша разыгрывает Авинера, говоря, что у того корова якобы нестельная и что он останется без молока.

Козонков, не понимая юмора, злится и угрожает Олеше, что напишет куда следует про сено, накошенное Смолиным без разрешения, и что сено у него отберут. В ответ Олеша говорит, что Авинер с разрешения сельсовета косит на кладбище — покойников грабит.

Смолин и Козонков окончательно ссорятся, но когда Авинер уходит, Олеша замечает: всю жизнь у них с Авинером споры. С малолетства так. А жить друг без дружки не могут.

Брифли существует благодаря рекламе:

И начинает Смолин рассказывать. Олеша и Авинер — одногодки. Как-то ребята делали птичек из глины и фуркали — кто дальше.

А Авинер (тогда ещё Виня) набрал глины больше всех, насадил на ивовый прут да прямёхонько в Федуленково окно, стекло так и брызнуло. Все, конечно, бежать.

Федуленок — из избы, а Виня один на месте остался и только приговаривал: «Вон оне в поле побежали!» Ну, Федуленок и ринулся за ними, и Олешу настиг. Да и прикончил бы, если б не Олешин отец.

В двенадцать лет Винька и Олеша приходскую школу кончили, так Винька на своём гумне все ворота матюгами исписал — почерк у него был, как у земского начальника, а от работы Винька старался увильнуть, даже плуг отцовский портил, лишь бы навоз в борозду не кидать. И когда его отца пороли за неуплату податей, Виня бегал глядеть, да ещё и хвастался: видел, дескать, как тятьку пороли и он на брёвнах привязанный дёргался… А потом отправился Олеша в Питер. Там мастера-плотники били его сильно, но работать научили.

После стычки с Олешей Авинер в бане не показывается. Зорин, услышав, что к Козонкову приехала дочь Анфея, отправляется в гости. Авинер поит своего шести- или семилетнего внука водкой, а сам, пьяный, рассказывает Зорину о том, как ловок он был в молодости — обманывал всех вокруг и даже из-под углов только что заложенной церкви деньги вытащил.

Продолжение после рекламы:

На следующее утро Олеша на баню не является. Зорин идёт к нему сам и узнает, что от Олеши требуют идти в лес — рубить ветошный корм (это результат козней Козонкова: он ведь и про работу магазина каждую неделю жалобу строчит).

Только после обеда Зорин приходит ремонтировать баню и снова начинает рассказывать.

На этот раз про то, как Козонков захотел жениться, да невестин отец отказал ему: на Авинеровых розвальнях завёртки верёвочные, так на первой же горушке, глядишь, завёртка-то и лопнет…

Потом Олеша рассказывает про свою любовь. У Таньки, Федуленковой дочки, коса густая была, ниже пояса, уши белые. А глаза — даже и не глаза, а два омутка, то синие, то чёрные. Ну, а Олеша робок был.

И как-то в Успеньев день после праздника мужики напились, а парни спали на повети неподалёку от девок. Винька тогда пьяным прикинулся, а Олеша стал проситься под полог, где собирались спать Олешина двоюродная да Танька. Тут двоюродная-то и шмыгнула в избу: самовар, дескать, забыла закрыть.

И назад не вышла — догадливая она была. А Олеша, весь от страха дрожа, — к Таньке, да та стала уговаривать его уйти… Олеша сдуру и пошёл на улицу. Проплясался, а когда уже под утро зашёл на поветь, услышал, как Винька под пологом его Таньку жамкает. И как целуются.

А двоюродная, обсмеяв Олешу, сказала, что Танька велела его найти, да только где сыскать-то? Будто век не плясывал.

Брифли существует благодаря рекламе:

Олеша заканчивает свой рассказ. Мимо проезжает грузовик, водитель оскорбляет Смолина, однако Олеша лишь восхищается им: молодец, сразу видно — нездешний. Зорин, злясь и на водителя и на беззлобие Смолина, уходит не попрощавшись.

Козонков, придя к Смолину, рассказывает, как с восемнадцатого года стал он правой рукой Табакова, уполномоченного финотдела РИКа. И сам с колокольни колокол спехивал, да ещё и маленькую нужду оттуда справил, с колокольни-то.

И в группке бедноты, созданной, чтоб вывести кулаков на чистую воду и открыть в деревне классовую войну, Авинер тоже участвовал. Так теперь товарищ Табаков, говорят, на персональной живёт, и Козонков интересуется, нельзя ли и ему тоже персональную? Вот и документы все собраны…

Зорин смотрит документы, но их явно недостаточно. Авинер жалуется, что посылал, дескать, заявление на персональную в район, да затеряли там: кругом одна плутня да бюрократство. А ведь Козонков, считай, с восемнадцатого года на руководящих работах — и секретарём в сельсовете, и бригадиром, два года «зав.

мэтээф работал, а потом в сельпе» всю войну займы распространял. И наган у него был. Как-то повздорил Козонков с Федуленком — наганом грозил, а потом добился, чтоб того в колхоз не приняли: две коровы, два самовара, дом двоежилой. И тут Федуленка, как единоличника, таким налогом обложили… Авинер уходит.

Дом Федуленка, где была контора колхоза, глядит пустыми, без рам, окошками. А на князьке сидит и мёрзнет нахохленная ворона. Ей ничего не хочется делать.

Отпуск Зорина подходит к концу. Олеша работает на совесть и потому медленно. И рассказывает он Зорину, как направляли их, бывало, на трудгужповинность — дороги строить, как гнали то на лесозаготовку, то на сплав, а потом ещё надо было в колхозе хлеб посеять, да только получалось на четыре недели позже нужного. Вспоминает Олеша, как пришли описывать имущество Федуленка.

Дом — с молотка. Всю семью — в ссылку. Когда прощались, Танька к Олеше при всем народе подошла. Да как заплачет… Увезли их в Печору, было от них в первое время два или три письма, а потом — ни слуху ни духу. Олеше тогда Винька Козонков кулацкую агитацию приписал, и мучили Смолина сильно. Да и теперь Олеша не решается рассказать Зорину все до конца — тот ведь «партейный».

Баня оказывается готовой. Зорин хочет рассчитаться с Олешей, но тот будто не слышит. Потом они вместе парятся. Зорин специально для Олеши включает транзистор, оба слушают «Прекрасную мельничиху» Шуберта, а затем Зорин дарит транзистор Олеше.

Перед отъездом к Зорину приходят Олеша и Авинер. Выпив, они начинают спорить о коллективизации. Олеша говорит, что в деревне было не три слоя — кулак, бедняк и середняк, — а тридцать три, вспоминает, как в кулаки записали Кузю Перьева (у него и коровы-то не было, да только Табакова обматерил в праздник).

А по словам Авинера, Смолина самого следовало бы вместе с Федуленком — под корень: «Ты контра была, контра и есть». Доходит до драки. Авинер стучит о стену Олешиной головой. Появляется Настасья, жена Олеши, и уводит его домой. уходит и Авинер, приговаривая: «Я за дисциплинку родному брату… головы не пожалею…

Отлетит в сторону!»

У Зорина начинается грипп. Он засыпает, потом встаёт и, пошатываясь, идёт к Смолину. А там сидят и мирно беседуют… Авинер и Олеша.

Смолин говорит, что оба они в одну землю уйдут, и просит Авинера, если Олеша умрёт раньше, сделать ему гроб честь по чести — на шипах. И Козонков просит Смолина о том же, если Олеша его переживёт.

А потом оба, клоня сивые головы, тихо, стройно запевают старинную протяжную песню.

Зорин не может им подтянуть — он не знает ни слова из этой песни…

Пересказал П. Е. Спиваковский. Источник: Все шедевры мировой литературы в кратком изложении. Сюжеты и характеры. Русская литература XX века / Ред. и сост. В. И. Новиков. — М. : Олимп : ACT, 1997. — 896 с.

Источник: https://briefly.ru/belov/plotnitskie_rasskazy/

Краткое содержание «Плотницкие рассказы»

Март 1966 г. Тридцатичетырехлетний инженер Константин Платонович Зорин вспоминает, как его, выходца из деревни, унижали городские бюрократы и как когда-то возненавидел он все деревенское.

А теперь тянет назад, в родную деревню, вот и приехал он сюда в отпуск, на двадцать четыре дня, и хочется баню топить каждый день, но его баня слишком стара, а восстановить её в одиночку, несмотря на плотницкую закваску, приобретенную в школе ФЗО, Зорин не может и поэтому обращается за помощью к соседу-старику Олеше Смолину, да только тот не спешит приниматься за дело, а вместо этого рассказывает Зорину о своем детстве.

Родился Олеша, как Христос, в телячьем хлеву и как раз на самое Рождество. А грешить его заставил поп: не верил, что у Олеши нет грехов, и больно драл за уши, вот и решил тот согрешить — украл отцовский табак и стал курить. И тут же покаялся. А как начал Олеша грешить, жить стало легче, стегать враз перестали, но только пошла в его жизни с тех пор всякая путанка…

На следующий день Зорин и Смолин, взяв инструменты, идут ремонтировать баню. Мимо них проходит сосед, Авинер Павлович Козонков, сухожильный старик с бойкими глазами. Олеша разыгрывает Авинера, говоря, что у того корова якобы нестельная и что он останется без молока.

Козонков, не понимая юмора, злится и угрожает Олеше, что напишет куда следует про сено, накошенное Смолиным без разрешения, и что сено у него отберут. В ответ Олеша говорит, что Авинер с разрешения сельсовета косит на кладбище — покойников грабит.

Смолин и Козонков окончательно ссорятся, но когда Авинер уходит, Олеша замечает: всю жизнь у них с Авинером споры. С малолетства так. А жить друг без дружки не могут.

И начинает Смолин рассказывать. Олеша и Авинер — одногодки. Как-то ребята делали птичек из глины и фуркали — кто дальше.

А Авинер (тогда еще Виня) набрал глины больше всех, насадил на ивовый прут да прямехонько в Федуленково окно, стекло так и брызнуло. Все, конечно, бежать.

Федуленок — из избы, а Виня один на месте остался и только приговаривал: «Вон оне в поле побежали!» Ну, Федуленок и ринулся за ними, и Олешу настиг. Да и прикончил бы, если б не Олешин отец.

В двенадцать лет Винька и Олеша приходскую школу кончили, так Винька на своем гумне все ворота матюгами исписал — почерк у него был, как у земского начальника, а от работы Винька старался увильнуть, даже плуг отцовский портил, лишь бы навоз в борозду не кидать. И когда его отца пороли за неуплату податей, Виня бегал глядеть, да еще и хвастался: видел, дескать, как тятьку пороли и он на бревнах привязанный дергался… А потом отправился Олеша в Питер. Там мастера-плотники били его сильно, но работать научили.

После стычки с Олешей Авинер в бане не показывается. Зорин, услышав, что к Козонкову приехала дочь Анфея, отправляется в гости. Авинер поит своего шести- или семилетнего внука водкой, а сам, пьяный, рассказывает Зорину о том, как ловок он был в молодости — обманывал всех вокруг и даже из-под углов только что заложенной церкви деньги вытащил.

На следующее утро Олеша на баню не является. Зорин идет к нему сам и узнает, что от Олеши требуют идти в лес — рубить ветошный корм (это результат козней Козонкова: он ведь и про работу магазина каждую неделю жалобу строчит).

Только после обеда Зорин приходит ремонтировать баню и снова начинает рассказывать.

Читайте также:  Краткое содержание поэмы гражина мицкевича за 2 минуты пересказ сюжета

На этот раз про то, как Козонков захотел жениться, да невестин отец отказал ему: на Авинеровых розвальнях завертки веревочные, так на первой же горушке, глядишь, завертка-то и лопнет…

Потом Олеша рассказывает про свою любовь. У Таньки, Федуленковой дочки, коса густая была, ниже пояса. уши белые. А глаза — даже и не глаза, а два омутка, то синие, то черные. Ну, а Олеша робок был.

И как-то в Успеньев день после праздника мужики напились, а парни спали на повети неподалеку от девок. Винька тогда пьяным прикинулся, а Олеша стал проситься под полог, где собирались спать Олешина двоюродная да Танька. Тут двоюродная-то и шмыгнула в избу: самовар, дескать, забыла закрыть.

И назад не вышла — догадливая она была. А Олеша, весь от страха дрожа, — к Таньке, да та стала уговаривать его уйти… Олеша сдуру и пошел на улицу. Проплясался, а когда уже под утро зашел на поветь, услышал, как Винька под пологом его Таньку жамкает. И как целуются.

А двоюродная, обсмеяв Олешу, сказала, что Танька велела его найти, да только где сыскать-то? Будто век не плясывал.

Олеша заканчивает свой рассказ. Мимо проезжает грузовик, водитель оскорбляет Смолина, однако Олеша лишь восхищается им: молодец, сразу видно — нездешний. Зорин, злясь и на водителя и на беззлобие Смолина, уходит не попрощавшись.

Козонков, придя к Смолину, рассказывает, как с восемнадцатого года стал он правой рукой Табакова, уполномоченного финотдела РИКа. И сам с колокольни колокол спехивал, да еще и маленькую нужду оттуда справил, с колокольни-то.

И в группке бедноты, созданной, чтоб вывести кулаков на чистую воду и открыть в деревне классовую войну, Авинер тоже участвовал. Так теперь товарищ Табаков, говорят, на персональной живет, и Козонков интересуется, нельзя ли и ему тоже персональную? Вот и документы все собраны…

Зорин смотрит документы, но их явно недостаточно. Авинер жалуется, что посылал, дескать, заявление на персональную в район, да затеряли там: кругом одна плутня да бюрократство. А ведь Козонков, считай, с восемнадцатого года на руководящих работах — и секретарем в сельсовете, и бригадиром, два года «зав.

мэтээф работал, а потом в сельпе» всю войну займы распространял. И наган у него был. Как-то повздорил Козонков с Федуленком — наганом грозил, а потом добился, чтоб того в колхоз не приняли: две коровы, два самовара, дом двоежилой. И тут Федуленка, как единоличника, таким налогом обложили… Авинер уходит.

Дом Федуленка, где была контора колхоза, глядит пустыми, без рам, окошками. А на князьке сидит и мерзнет нахохленная ворона. Ей ничего не хочется делать.

Отпуск Зорина подходит к концу. Олеша работает на совесть и потому медленно. И рассказывает он Зорину, как направляли их, бывало, на трудгужповинность — дороги строить, как гнали то на лесозаготовку, то на сплав, а потом еще надо было в колхозе хлеб посеять, да только получалось на четыре недели позже нужного. Вспоминает Олеша, как пришли описывать имущество Федуленка.

Дом — с молотка. Всю семью — в ссылку. Когда прощались, Танька к Олеше при всем народе подошла. Да как заплачет… Увезли их в Печору, было от них в первое время два или три письма, а потом — ни слуху ни духу. Олеше тогда Винька Козонков кулацкую агитацию приписал, и мучили Смолина сильно. Да и теперь Олеша не решается рассказать Зорину все до конца — тот ведь «партейный».

Баня оказывается готовой. Зорин хочет рассчитаться с Олешей, но тот будто не слышит. Потом они вместе парятся. Зорин специально для Олеши включает транзистор, оба слушают «Прекрасную мельничиху» Шуберта, а затем Зорин дарит транзистор Олеше.

Перед отъездом к Зорину приходят Олеша и Авинер. Выпив, они начинают спорить о коллективизации. Олеша говорит, что в деревне было не три слоя — кулак, бедняк и середняк, — а тридцать три, вспоминает, как в кулаки записали Кузю Перьева (у него и коровы-то не было, да только Табакова обматерил в праздник).

А по словам Авинера, Смолина самого следовало бы вместе с Федуленком — под корень: «Ты контра была, контра и есть». Доходит до драки. Авинер стучит о стену Олешиной головой. Появляется Настасья, жена Олеши, и уводит его домой. уходит и Авинер, приговаривая: «Я за дисциплинку родному брату… головы не пожалею…

Отлетит в сторону!».

У Зорина начинается грипп. Он засыпает, потом встает и, пошатываясь, идет к Смолину. А там сидят и мирно беседуют… Авинер и Олеша.

Смолин говорит, что оба они в одну землю уйдут, и просит Авинера, если Олеша умрет раньше, сделать ему гроб честь по чести — на шипах. И Козонков просит Смолина о том же, если Олеша его переживет.

А потом оба, клоня сивые головы, тихо, стройно запевают старинную протяжную песню.

Зорин не может им подтянуть — он не знает ни слова из этой песни…

Источник: https://all-the-books.ru/briefly/belov-vasiliy-plotnickie-rasskazy/

Лад краткое содержание белов – Краткое содержание Белов Лад за 2 минуты пересказ сюжета

Виднеется деревня. Картина жизни представляется весьма обычной, для такого рода поселения. Много деревьев, но больше – открытой местности.

Вот виднеется мужичонка, который едет на телеге, и, причем он очень пьян. Это Иван Дрынов, который был уже навеселе, так как повстречал своего друга, которого звали Михаил. Этот Мишка успел напиться также, как и  Иван.

И довел его до такого, что Иван уже забыл, каким маршрутом ему нужно ехать назад в своей поселок. Ведь приехал сюда он лишь для того, чтобы  забрать продукты для местного их магазин. А тут вдруг друг повстречался.

И просто грех было – не выпить с ним, как он считал.

Когда же он немного протрезвел, собрался домой ехать, и даже вроде бы дорогу уже вспомнил. И даже телегу поворотил в нужную сторону. Но тут снова появился его дружок, Мишка, и пришлось снова выпивать спиртное, потому что на дорожку – тоже важно выпить.

Когда он снова стал пьян вместе со своим другом, он решил, что стоило бы сосватать свою знакомую ему женщину, а вернее – двоюродную сестру, своему другу – Мишке.

Именно потому, на пьяную голову, они поехали у ней. И она жила в том селе. Но она отказалась от их предложения, хоть была женщина одинокая.

Положила спать их в бане, так как мужики пьяные, да почти неизвестные – опасность для одинокой женщины.

Можете использовать этот текст для читательского дневника

Белов. Все произведения

Лад. Картинка к рассказу

Сейчас читают

  • Краткое содержание Гауф Карлик носУ сапожника Фридриха и его жены Ханны был сын Якоб, который помогал родителям торговать на рынке свежими овощами. В один из дней, к их прилавку подошла уродливая старуха
  • Краткое содержание Куприн ЯмаВ одном из городков Ямской слободы (иными словами — Ямы), находился публичный дом Анны Марковны. Однажды в заведении оказалась компания, состоящая из студентов и доцента Ярченко с журналистом
  • Краткое содержание Шукшин До третьих петуховНа книжных полках в библиотеки живут сказочные персонажи книг. Как-то раз в вечернее время Бедная Лиза предложила обсудить вопрос о том, может ли Иван-дурак жить рядом со всеми книжными персонажами
  • Краткое содержание Бедный волк Салтыков-ЩедринВолк — самый лютый зверь в лесу. Он не помилует ни зайца, ни овцы. Он может вырезать у мужика скот и оставить всю семью обездоленной. Но, и мужик, когда разозлится, волка не помилует.
  • Краткое содержание Маршак Кот и лодыриШкольные товарищи вышли на занятия. По дороге они свернули на каток и решили пропустить уроки. Коньки у них были с собой, как и толстые школьные ранцы с книжками.

2minutki.ru

Краткое содержание Белов Лад для читательского дневника

В центре повествования деревня с ее обычным укладом. Данные поселения мало отличаются друг от друга. В этой преобладают открытые просторы, чем наличие деревьев. На горизонте появляется мужичонка на телеге, с трудом удерживающий вожжи ввиду беспробудного опьянения. Иван Дрынов с ранних часов навеселе, успевший уже употребить спиртного по случаю встречи с другом Михаилом.

Мишка также пребывает в веселом расположении духа, причем довел приятеля до кондиции, что тот едва помнит обратную дорогу в поселок. В соседнее село он совершил поездку исключительно с целью взятия продуктов для местного магазина. После герой сожалел бы, если бы не отметил событие разговором с давним знакомым.

https://www.youtube.com/watch?v=90Z3-8w3328

Незначительно протрезвев и вспомнив маршрут домой, поворотив телегу в нужном направлении, на глаза снова попадается дружок. Не отказывая приятелю, приходится снова выпивать на дорожку.

Совершенно опьянев, ему вдруг приходит мысль, что не плохо бы сосватать Мишаню за двоюродную сестру. На пьяную голову друзья отправляются к родственнице Ивана, проживающей в данном местечке. Будучи одинокой, она отказывается от их предложения, разместив на ночлег нежданных гостей в бане из опасения иметь в доме двоих изрядно подвыпивших мужчин.

История наглядно изображает привычный уклад русской деревни, для жителей которых привычным является одурманивание алкоголем и полная забывчивость о возложенных обязанностях.

Источник: https://museum-kam.ru/raznoe-2/lad-kratkoe-soderzhanie-belov-kratkoe-soderzhanie-belov-lad-za-2-minuty-pereskaz-syuzheta.html

Белов В. — Такая война, Привычное дело, Плотницкие рассказы — кратко

Привычное дело — Повесть (1966)Едет на дровнях мужик Иван Африканович Дрынов. Напился с трактористом Мишкой Петровым и теперь с мерином Пармёном беседует. Везет из сельпо товар для магазина, а заехал спьяну не в ту деревню, значит, домой только — к утру… Дело привычное. А ночью по дороге нагоняет Ивана Африкановича все тот же Мишка. Еще выпили.

И тут решает Иван Африканович сосватать Мишке свою троюродную сестру, сорокалетнюю Нюшкузоотехницу. Она, правда, с бельмом, зато если с левого боку глядеть, так и не видно… Нюшка прогоняет друзей ухватом, и ночевать им приходится в бане.И как раз в это время у жены Ивана Африкановича Катерины родится девятый, Иван.

А Катерина, хоть и запретила ей фельдшерица строгонастрого, после родов — сразу на работу, тяжело больная. И вспоминает Катерина, как в Петров день наблудил Иван с бойкой бабенкой из их села Дашкой Путанкой и потом, когда Катерина простила его, на радостях обменял доставшуюся от деда Библию на «гармонью» — жену веселить.

А сейчас Дашка не хочет ухаживать за телятами, так Катерине приходится работать и за нее (а иначе семью и не прокормишь). Измученная работой и болезнью, Катерина внезапно падает в обморок. Ее увозят в больницу. Гипертония, удар. И только больше чем через две недели она возвращается домой.

А Иван Африканович тоже вспоминает про гармонь: не успел он научиться даже и на басах играть, как ее отобрали за недоимки.Приходит время сенокоса. Иван Африканович в лесу, тайком, за семь верст от деревни косит по ночам. Если трех стогов не накосишь, корову кормить нечем: десяти процентов накошенного в колхозе сена хватает самое большее на месяц.

В одну из ночей Иван Африканович берет с собой малолетнего сына Гришку, а тот потом по глупости рассказывает районному уполномоченному, что ходил с отцом ночью в лес косить. Ивану Африкановичу грозят судом: ведь он депутат сельсовета, а потом тот же уполномоченный требует «подсказать», кто еще в лесу по ночам косит, написать список…

За это он обещает «не обобществлять» личные стога Дрынова. Иван Африканович договаривается с соседским председателем и вместе с Катериной ходит в лес на чужую территорию косить по ночам.В это время в их деревню приезжает из Мурманска без копейки денег Митька Поляков, брат Катерины.

Недели не прошло, как он напоил всю деревню, начальство облаял, Мишке сосватал Дашку Путанку, да и корову сеном обеспечил. И все будто походя. Дашка Путанка поит Мишку приворотным зельем, и его потом долго рвет, а через день по Митькиному наущению они едут в сельсовет и расписываются.

Вскоре Дашка срывает с Мишкиного трактора репродукцию картины Рубенса «Союз земли и воды» (там изображена голая баба, по общему мнению, вылитая Нюшка) и сжигает «картинку» в печи из ревности. Мишка в ответ чуть не сбрасывает трактором Дашку, моющуюся в бане, вместе с баней прямо в речку. В результате — трактор поврежден, а на чердаке бани обнаружено незаконно скошенное сено.

Читайте также:  Краткое содержание рассказов франца кафки за 2 минуты

Сено заодно начинают искать у всех в деревне, доходит очередь и до Ивана Африкановича. Дело привычное.Митьку вызывают в милицию, в район (за соучастие в порче трактора и за сено), но по ошибке пятнадцать суток дают не ему, а другому Полякову, тоже из Сосновки (там полдеревни Поляковы).

Мишка же свои пятнадцать суток отбывает прямо в своей деревне, без отрыва от производства, по вечерам напиваясь с приставленным к нему сержантом.После того как у Ивана Африкановича отбирают все накошенное тайком сено, Митька убеждает его бросить деревню и уехать в Заполярье на заработки. Не хочет Дрынов покидать родные места, да ведь если Митьку послушать, то другого выходато и нет…

И Иван Африканович решается. Председатель не хочет давать ему справку, по которой можно получить паспорт, но Дрынов в отчаянии угрожает ему кочергой, и председатель вдруг сникает: «Хоть все разбегитесь…»Теперь Иван Африканович — вольный казак. Он прощается с Катериной и вдруг весь сжимается от боли, жалости и любви к ней. И, ничего не говоря, отталкивает ее, словно с берега в омут.

А Катерине после его отъезда приходится косить одной. Тамто, во время косьбы, и настигает ее второй удар. Еле живую, ее привозят домой. И в больницу в таком состоянии нельзя — умрет, не довезут.А Иван Африканович возвращается в родную деревню. Наездился.

И рассказывает он чуть знакомому парню из дальней заозерной деревни, как поехали было с Митькой, да он лук продавал и вовремя в поезд вскочить не успел, а билетыто все у него и остались. Высадили Ивана Африкановича и потребовали, чтобы он в течение трех часов уехал назад, в деревню, а штраф, мол, в колхоз пришлют, да только как ехать, если не на что, — не сказали.

И вдруг — поезд подошел и с него слез Митька. Так тут Иван Африканович и взмолился: «Не надо мне ничего, отпусти ты меня только домой». Продали они лук, купили обратный билет, и поехал, наконец, Дрынов домой.А парень в ответ на рассказ сообщает новость: в деревне Ивана Африкановича баба померла, ребятишек много осталось.

Парень уходит, а Дрынов вдруг падает на дорогу, зажимает руками голову и перекатывается в придорожную канаву. Бухает кулаком в луговину, грызет землю…Рогуля, корова Ивана Африкановича, вспоминает свою жизнь, будто удивляясь ей, косматому солнцу, теплу. Она всегда была равнодушна к себе, и очень редко нарушалась ее вневременная необъятная созерцательность.

Приходит мать Катерины Евстолья, плачет над своей ведерницей и велит всем детям обнять Рогулю, проститься. Дрынов просит Мишку зарезать корову, сам не может. Мясо обещают принять в столовую. Иван Африканович перебирает Рогулины потроха, и на его окровавленные пальцы капают слезы.Детей Ивана Африкановича, Митьку и Ваську, отдают в приют, Антошку — в училище.

Митька пишет, чтобы посылали Катюшку нему в Мурманск, только больно малато. Остаются Гришка с Марусей да два младенца. И то трудно: Евстолья стара, руки стали худые. Она вспоминает, как Катерина перед смертью, уже без памяти, звала мужа: «Иван, ветрено, ой, Иван, ветрено как!»После смерти жены Иван Африканович не хочет жить. Ходит обросший, страшный да курит горький сельповский табак.

А Нюшка берет на себя заботу о его детях.Иван Африканович идет в лес (ищет осину для новой лодки) и вдруг видит на ветке платок Катерины. Глотая слезы, вдыхает горький, родимый запах ее волос… Надо идти. Идти. Постепенно он понимает, что заблудился. А без хлеба в лесу каюк.

Он много думает о смерти, все больше слабеет и лишь на третий день, когда уже на карачках ползет, вдруг слышит тракторный гул. А спасший своего друга Мишка поначалу думает, что Иван Африканович пьян, да так ничего и не понимает. Дело привычное….

Через два дня, на сороковой день после Катерининой смерти, Иван Африканович, сидя на могиле жены, рассказывает ей о детях, говорит, что худо ему без нее, что будет ходить к ней. И просит ждать… «Милая, светлая моя… вон рябины тебе принес…»Он весь дрожит. Горе пластает его на похолодевшей, не обросшей травой земле. И никто этого не видит.

Плотницкие рассказы — Повесть (1968)Март 1966 г; Тридцатичетырехлетний инженер Константин Платонович Зорин вспоминает, как его, выходца из деревни, унижали городские бюрократы и как когдато возненавидел он все деревенское.

А теперь тянет назад, в родную деревню, вот и приехал он сюда в отпуск, на двадцать четыре дня, и хочется баню топить каждый день, но его баня слишком стара, а восстановить ее в одиночку, несмотря на плотницкую закваску, приобретенную в школе ФЗО, Зорин не может и поэтому обращается за помощью к соседустарику Олеше Смолину, да только тот не спешит приниматься за дело, а вместо этого рассказывает Зорину о своем детстве.Родился Олеша, как Христос, в телячьем хлеву и как раз на самое Рождество. А грешить его заставил поп: не верил, что у Олеши нет грехов, и больно драл за уши, вот и решил тот согрешить — украл отцовский табак и стал курить. И тут же покаялся. А как начал Олеша грешить, жить стало легче, стегать враз перестали, но только пошла в его жизни с тех пор всякая путанка…На следующий день Зорин и Смолин, взяв инструменты, идут ремонтировать баню. Мимо них проходит сосед, Авинер Павлович Козонков, сухожильный старик с бойкими глазами. Олеша разыгрывает Авинера, говоря, что у того корова якобы нестельная и что он останется без молока. Козонков, не понимая юмора, злится и угрожает Олеше, что напишет куда следует про сено, накошенное Смолиным без разрешения, и что сено у него отберут. В ответ Олеша говорит, что Авинер с разрешения сельсовета косит на кладбище — покойников грабит. Смолин и Козонков окончательно ссорятся, но когда Авинер уходит, Олеша замечает: всю жизнь у них с Авинером споры. С малолетства так. А жить друг без дружки не могут.И начинает Смолин рассказывать. Олеша и Авинер — одногодки. Както ребята делали птичек из глины и фуркали — кто дальше. А Авинер (тогда еще Виня) набрал глины больше всех, насадил на ивовый прут да прямехонько в Федуленково окно, стекло так и брызнуло. Все, конечно, бежать. Федуленок — из избы, а Виня один на месте остался и только приговаривал: «Вон оне в поле побежали!» Ну, Федуленок и ринулся за ними, и Олешу настиг. Да и прикончил бы, если б не Олешин отец.В двенадцать лет Винька и Олеша приходскую школу кончили, так Винька на своем гумне все ворота матюгами исписал — почерк у него был, как у земского начальника, а от работы Винька старался увильнуть, даже плуг отцовский портил, лишь бы навоз в борозду не кидать. И когда его отца пороли за неуплату податей, Виня бегал глядеть, да еще и хвастался: видел, дескать, как тятьку пороли и он на бревнах привязанный дергался… А потом отправился Олеша в Питер. Там мастераплотники били его сильно, но работать научили.После стычки с Олешей Авинер в бане не показывается. Зорин, услышав, что к Козонкову приехала дочь Анфея, отправляется в гости. Авинер поит своего шести— или семилетнего внука водкой, а сам, пьяный, рассказывает Зорину о том, как ловок он был в молодости — обманывал всех вокруг и даже изпод углов только что заложенной церкви деньги вытащил.На следующее утро Олеша на баню не является. Зорин идет к нему сам и узнает, что от Олеши требуют идти в лес — рубить ветошный корм (это результат козней Козонкова: он ведь и про работу магазина каждую неделю жалобу строчит). Только после обеда Зорин приходит ремонтировать баню и снова начинает рассказывать. На этот раз про то, как Козонков захотел жениться, да невестин отец отказал ему: на Авинеровых розвальнях завертки веревочные, так на первой же горушке, глядишь, заверткато и лопнет…Потом Олеша рассказывает про свою любовь. У Таньки, Федуленковой дочки, коса густая была, ниже пояса. уши белые. А глаза — даже и не глаза, а два омутка, то синие, то черные. Ну, а Олеша робок был. И както в Успеньев день после праздника мужики напились, а парни спали на повети неподалеку от девок. Винька тогда пьяным прикинулся, а Олеша стал проситься под полог, где собирались спать Олешина двоюродная да Танька. Тут двоюроднаято и шмыгнула в избу: самовар, дескать, забыла закрыть. И назад не вышла — догадливая она была. А Олеша, весь от страха дрожа, — к Таньке, да та стала уговаривать его уйти… Олеша сдуру и пошел на улицу. Проплясался, а когда уже под утро зашел на поветь, услышал, как Винька под пологом его Таньку жамкает. И как целуются. А двоюродная, обсмеяв Олешу, сказала, что Танька велела его найти, да только где сыскатьто? Будто век не плясывал.Олеша заканчивает свой рассказ. Мимо проезжает грузовик, водитель оскорбляет Смолина, однако Олеша лишь восхищается им: молодец, сразу видно — нездешний. Зорин, злясь и на водителя и на беззлобие Смолина, уходит не попрощавшись.Козонков, придя к Смолину, рассказывает, как с восемнадцатого года стал он правой рукой Табакова, уполномоченного финотдела РИКа. И сам с колокольни колокол спехивал, да еще и маленькую нужду оттуда справил, с колокольнито. И в группке бедноты, созданной, чтоб вывести кулаков на чистую воду и открыть в деревне классовую войну, Авинер тоже участвовал. Так теперь товарищ Табаков, говорят, на персональной живет, и Козонков интересуется, нельзя ли и ему тоже персональную? Вот и документы все собраны… Зорин смотрит документы, но их явно недостаточно. Авинер жалуется, что посылал, дескать, заявление на персональную в район, да затеряли там: кругом одна плутня да бюрократство. А ведь Козонков, считай, с восемнадцатого года на руководящих работах — и секретарем в сельсовете, и бригадиром, два года «зав. мэтээф работал, а потом в сельпе» всю войну займы распространял. И наган у него был. Както повздорил Козонков с Федуленком — наганом грозил, а потом добился, чтоб того в колхоз не приняли: две коровы, два самовара, дом двоежилой. И тут Федуленка, как единоличника, таким налогом обложили… Авинер уходит. Дом Федуленка, где была контора колхоза, глядит пустыми, без рам, окошками. А на князьке сидит и мерзнет нахохленная ворона. Ей ничего не хочется делать.Отпуск Зорина подходит к концу. Олеша работает на совесть и потому медленно. И рассказывает он Зорину, как направляли их, бывало, на трудгужповинность — дороги строить, как гнали то на лесозаготовку, то на сплав, а потом еще надо было в колхозе хлеб посеять, да только получалось на четыре недели позже нужного. Вспоминает Олеша, как пришли описывать имущество Федуленка. Дом — с молотка. Всю семью — в ссылку. Когда прощались, Танька к Олеше при всем народе подошла. Да как заплачет… Увезли их в Печору, было от них в первое время два или три письма, а потом — ни слуху ни духу. Олеше тогда Винька Козонков кулацкую агитацию приписал, и мучили Смолина сильно. Да и теперь Олеша не решается рассказать Зорину все до конца — тот ведь «партейный».Баня оказывается готовой. Зорин хочет рассчитаться с Олешей, но тот будто не слышит. Потом они вместе парятся. Зорин специально для Олеши включает транзистор, оба слушают «Прекрасную мельничиху» Шуберта, а затем Зорин дарит транзистор Олеше.Перед отъездом к Зорину приходят Олеша и Авинер. Выпив, они начинают спорить о коллективизации. Олеша говорит, что в деревне было не три слоя — кулак, бедняк и середняк, — а тридцать три, вспоминает, как в кулаки записали Кузю Перьева (у него и коровыто не было, да только Табакова обматерил в праздник). А по словам Авинера, Смолина самого следовало бы вместе с Федуленком — под корень: «Ты контра была, контра и есть». Доходит до драки. Авинер стучит о стену Олешиной головой. Появляется Настасья, жена Олеши, и уводит его домой. уходит и Авинер, приговаривая: «Я за дисциплинку родному брату… головы не пожалею… Отлетит в сторону!»У Зорина начинается грипп. Он засыпает, потом встает и, пошатываясь, идет к Смолину. А там сидят и мирно беседуют… Авинер и Олеша. Смолин говорит, что оба они в одну землю уйдут, и просит Авинера, если Олеша умрет раньше, сделать ему гроб честь по чести — на шипах. И Козонков просит Смолина о том же, если Олеша его переживет. А потом оба, клоня сивые головы, тихо, стройно запевают старинную протяжную песню.Зорин не может им подтянуть — он не знает ни слова из этой песни…

Такая война — Рассказ (1960)
Привычное дело — Повесть (1966)
Плотницкие рассказы — Повесть (1968)

Читайте также:  Краткое содержание тургенев рудин за 2 минуты пересказ сюжета

ПРОСТОЙ ТЕКСТ В ZIP-е:
КАЧАТЬ

КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ ПРОИЗВЕДЕНИЯ

      Другая группа предприятий — с числом занятых от 300 до 499 человек — представляет в основном однозавод-ские предприятия, принадлежаш;ие, как правило, средним капиталистам. Эта группа предприятий характеризуется лишь небольшим превышением средней для всей обрабатываюшей промышленности производительности       труда.

В отдельных отраслях с преобладанием многообразной, малосерийной продукции данная категория предприятий имеет высокий удельный вес.

В таких отраслях, как производство точных машин и аппаратуры, измерительных приборов, литье, и в других отраслях общего машиностроения, а также в трикотажной промышленности, полиграфической и других масштабы предприятий с числом занятых от 300 до 499 являются оптимальными.

В станкостроении, выпускаюш,ем разнообразные виды станков, производимых небольшими сериями, важное место занимают средние по масштабам специализированные заводы.       Предприятия с числом занятых от 1 до 300 человек относятся в Японии к числу средних и мелких. Из табл.

19 видно, что производительность труда на предприятиях с числом занятых от 100 до 300 в целом близка к средней по всей обрабатывающей промышленности и даже несколько превышает ее.

Что же касается категорий, более низких по числу запятых (от 1 до 99), то на них приходилось около 98 % в общем числе предприятий, 55,9% общего числа занятых и 39,4% общего объема чистой продукции. Эта группа предприятий отличается тем, что уровень производительности труда в ней ниже среднего уровня. В наиболее многочисленной группе (предприятиях ремесленного типа, использующих труд помогающих членов семьи (и нерегулярно наемную рабочую силу), в мелких самостоятельных предприятиях некапиталистического типа, а также в мелких капиталистических предприятиях с числом занятых от 1 до 20 человек) в Японии в 1976 г. было занято более 29% всех рабочих и служащих обрабатывающей промышленности.

      Чтобы оценить значение этих цифр, необходимо иметь в виду принципиальную разницу между различиями в размерах предприятий по числу запятых и по стоимости продукции.

Как показано в ряде специальных исследований, главным фактором, определяющим большой удельный вес средних и мелких предприятий в экономике, является достигаемая на них производительность труда, которая зависит от множества причин, включая характер производства и его технологические особенности, фондовооруженность и др.

Источник: https://sheba.spb.ru/lit/d20/r311.htm

Краткое содержание рассказов Василия Белова

В центре повествования деревня с ее обычным укладом. Данные поселения мало отличаются друг от друга. В этой преобладают открытые просторы, чем наличие деревьев. На горизонте появляется мужичонка на телеге Читать далее

Малька провинилась

Главной героиней рассказа является собака по кличке Малька, живущая по соседству с автором у Лилии, торгующей молоком. Читать далее

Привычное дело

Повесть известного писателя начинается с того, что деревенский мужик Иван Дрынов едет на телеге в состоянии алкогольного опьянения и везет в свое село товар для магазина. Накануне, наш герой сильно напился со своим Читать далее

Скворцы

Главный герой рассказа – мальчик Павлуня, который уже длительное время был тяжело болен. Рассказ начинается с того, как мама делает уборку и тщательно натирает самовар песком. Мальчику ничего не остаётся как только Читать далее

Русский писатель Василий Белов родился в небольшой деревушке на севере нашей страны. Отец мальчика не вернулся с войны, и Василий остался старшим в семье. Кроме него у матери было еще четверо детей. С раннего возраста Белов работает в колхозе, чтобы прокормить семью.

Он перепробовал много профессий. Работал столяром, мотористом, ремонтником. Позже это время писатель называет самым голодным и описывает его в своем произведении «Невозвратные годы».

После отца осталась большая библиотека, и Василий с удовольствием читает книги русских классиков.

После окончания средней школы и технического училища, Белов пошел служить в армию. Там и началась его творческая биографии. В армейской газете были опубликованы первые стихи будущего писателя.

Затем Белов работает в газете в качестве корреспондента, а по окончании армейской службы поступает в Литературный институт. Закончив обучение, Белов возвращается в родные края и начинает жить в Вологде. Здесь начинается общественная деятельность писателя. Он работает секретарем райкома комсомола.

Но работа чиновника не привлекает Белова. Он мечтает о творчестве, и с шестидесятых годов начинает регулярно печататься.

Главной темой его произведений стала жизнь российской деревни. Белов считает жизнь в городе неестественной для человека. Только в гармонии с природой можно полностью раскрыть свой человеческий потенциал, считает писатель.

В начале 60-х годов увидели свет сборники рассказов «Деревня Бердяйка», «Речные разлуки», «Знойное лето». Белов стал членом Союза писателей.

Самое значительное произведение Белова — роман «Все впереди». Герой произведения — физик, который разочаровался в городской жизни и возвращается в родную деревню, там он находит смысл жизни.

Кроме художественных произведений Василий Белов создал серию работ по этнографии. Они посвящены быту и культуре русского севера.

Источник: http://chitatelskij-dnevnik.ru/kratkoe-soderzhanie/belov

Читать

  • Василий Белов
  • Плотницкие рассказы

1

Дом стоит на земле больше ста лет, и время совсем его скособочило. Ночью, смакуя отрадное одиночество, я слушаю, как по древним бокам сосновой хоромины бьют полотнища влажного мартовского ветра. Соседний кот-полуночник таинственно ходит в темноте чердака, и я не знаю, чего ему там надо.

Дом будто тихо сопит от тяжелых котовых шагов. Изредка, вдоль по слоям, лопаются кремневые пересохшие матицы, скрипят усталые связи. Тяжко бухают сползающие с крыши снежные глыбы. И с каждой глыбой в напряженных от многотонной тяжести стропилах рождается облегчение от снежного бремени.

Я почти физически ощущаю это облегчение. Здесь, так же как снежные глыбы с ветхой кровли, сползают с души многослойные глыбы прошлого… Ходит и ходит по чердаку бессонный кот, по-сверчиному тикают ходики.

Память тасует мою биографию, словно партнер по преферансу карточную колоду. Какая-то длинная получилась пулька… Длинная и путаная. Совсем не то что на листке по учету кадров.

Там-то все намного проще…

За тридцать четыре прожитых года я писал свою биографию раз тридцать и оттого знаю ее назубок. Помню, как нравилось ее писать первое время. Было приятно думать, что бумага, где описаны все твои жизненные этапы, кому-то просто необходима и будет вечно храниться в несгораемом сейфе.

Мне было четырнадцать лет, когда я написал автобиографию впервые. Для поступления в техникум требовалось свидетельство о рождении. И вот я двинулся выправлять метрики. Дело было сразу после войны. Есть хотелось беспрерывно, даже во время сна, но все равно жизнь казалась хорошей и радостной. Еще более удивительной и радостной представлялась она в будущем.

С таким настроением я и топал семьдесят километров по майскому, начинающему просыхать проселку. На мне были почти новые, обсоюженные сапоги, брезентовые штаны, пиджачок и простреленная дробью кепка. В котомку мать положила три соломенных колоба и луковицу, а в кармане имелось десять рублей деньгами.

Я был счастлив и шел до райцентра весь день и всю ночь, мечтая о своем радостном будущем.

Эту радость, как перец хорошую уху, приправляло ощущение воинственности: я мужественно сжимал в кармане складничок. В ту пору то и дело ходили слухи о лагерных беженцах.

Опасность мерещилась за каждым поворотом проселка, и я сравнивал себя с Павликом Морозовым. Разложенный складничок был мокрым от пота ладони.

Однако за всю дорогу ни один беженец не вышел из леса, ни один не покусился на мои колоба. Я пришел в поселок часа в четыре утра, нашел милицию с загсом и уснул на крылечке.

В девять часов явилась непроницаемая заведующая с бородавкой на жирной щеке. Набравшись мужества, я обратился к ней со своей просьбой. Было странно, что на мои слова она не обратила ни малейшего внимания. Даже не взглянула. Я стоял у барьера, замерев от почтения, тревоги и страха, считал черные волосинки на теткиной бородавке. Сердце как бы ушло в пятку…

  1. Теперь, спустя много лет, я краснею от унижения, осознанного задним числом, вспоминаю, как тетка, опять же не глядя на меня, с презрением буркнула:
  2. — Пиши автобиографию.
  3. Бумаги она дала. И вот я впервые в жизни написал автобиографию:

«Я, Зорин Константин Платонович, родился в деревне Н…ха С…го района А…ской области в 1932 году. Отец — Зорин Платон Михайлович, 1905 года рождения, мать — Зорина Анна Ивановна с 1907 года рождения.

До революции родители мои были крестьяне-середняки, занимались сельским хозяйством. После революции вступили в колхоз. Отец погиб на войне, мать колхозница. Окончив четыре класса, я поступил в Н-скую семилетнюю школу.

Окончил ее в 1946 году».

Дальше я не знал, что писать, тогда все мои жизненные события на этом исчерпывались. С жуткой тревогой подал бумаги за барьер. Заведующая долго не глядела на автобиографию. Потом как бы случайно взглянула и подала обратно: —

Ты что, не знаешь, как автобиографию пишут?…Я переписывал автобиографию трижды, а она, почесав бородавку, ушла куда-то. Начался обед. После обеда она все же прочитала документы и строго спросила:

— А выписка из похозяйственной книги у тебя есть?

Сердце снова опустилось в пятку: выписки у меня не было…

И вот я иду обратно, иду семьдесят километров, чтобы взять в сельсовете эту выписку. Я одолел дорогу за сутки с небольшим и уже не боясь беженцев. Дорогой ел пестики и нежный зеленый щавель. Не дойдя до дому километров семь, я потерял ощущение реальности, лег на большой придорожный камень и не помнил, сколько лежал на нем, набираясь новых сил, преодолевая какие-то нелепые видения.

Дома я с неделю возил навоз, потом опять отпросился у бригадира в райцентр.

Теперь заведующая взглянула на меня даже со злобой. Я стоял у барьера часа полтора, пока она не взяла бумаги. Потом долго и не спеша рылась в них и вдруг сказала, что надо запросить областной архив, так как записи о рождении в районных гражданских актах нет.

  • Я вновь напрасно огрел почти сто пятьдесят километров…
  • В третий раз, уже осенью, после сенокоса, я пришел в райцентр за один день: ноги окрепли, да и еда была получше — поспела первая картошка.
  • Заведующая, казалось, уже просто меня ненавидела.

— Я тебе выдать свидетельство не могу! — закричала она, словно глухому. — Никаких записей на тебя нет! Нет! Ясно тебе?

Я вышел в коридор, сел в углу у печки и… разревелся. Сидел на грязном полу у печки и плакал, — плакал от своего бессилия, от обиды, от голода, от усталости, от одиночества и еще от чего-то.

Теперь, вспоминая тот год, я стыжусь тех полудетских слез, но они до сих пор кипят в горле. Обиды отрочества — словно зарубки на березах: заплывают от времени, но никогда не зарастают совсем.

Я слушаю ход часов и медленно успокаиваюсь. Все-таки хорошо, что поехал домой. Завтра буду ремонтировать баню… Насажу на топорище топор, и наплевать, что мне дали зимний отпуск.

2

Утром я хожу по дому и слушаю, как шумит ветер в громадных стропилах. Родной дом словно жалуется на старость и просит ремонта. Но я знаю, что ремонт был бы гибелью для дома: нельзя тормошить старые, задубелые кости. Все здесь срослось и скипелось в одно целое, лучше не трогать этих сроднившихся бревен, не испытывать их испытанную временем верность друг другу.

В таких вовсе не редких случаях лучше строить новый дом бок о бок со старым, что и делали мои предки испокон веку. И никому не приходила в голову нелепая мысль до основания разломать старый дом, прежде чем начать рубить новый.

Когда-то дом был главой целого семейства построек. Стояло поблизости большое с овином гумно, ядреный амбар, два односкатных сеновала, картофельный погреб, рассадник, баня и рубленный на студеном ключе колодец. Тот колодец давно зарыт, и вся остальная постройка давно уничтожена. У дома осталась одна-разъединственная родственница полувековая, насквозь прокопченная баня.

Я готов топить эту баню чуть ли не через день. Я дома, у себя на родине, и теперь мне кажется, что только здесь такие светлые речки, такие прозрачные бывают озера. Такие ясные и всегда разные зори. Так спокойны и умиротворенно-задумчивы леса зимою и летом. И сейчас так странно, радостно быть обладателем старой бани и молодой проруби на такой чистой, занесенной снегами речке…

А когда-то я всей душой возненавидел все это. Поклялся не возвращаться сюда.

Второй раз я писал автобиографию, поступая в школу ФЗО учиться на плотника. Жизнь и толстая тетка из районного загса внесли свои коррективы в планы насчет техникума. Та же самая заведующая хоть и со злостью, но направила-таки меня на медицинскую комиссию, чтобы установить сомнительный факт и время моего рождения.

В районной поликлинике добродушный с красным носом доктор лишь спросил, в каком году я имел честь родиться. И выписал бумажку. Свидетельство о рождении я даже не видел: его забрали представители трудрезервов.

Источник: https://www.litmir.me/br/?b=149177&p=2

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector