Краткое содержание буало поэтическое искусство за 2 минуты пересказ сюжета

«Поэтическое искусство» Буало можно назвать своеобразным трактатом и напутствием для молодых поэтов. Оно освещает теоретические основы поэтической науки. Причем, приятен тот факт, что автор обращается к поэтам как поэт – то есть в форме остроумных, искрометных стихотворений.

Поэма имеет 3 своеобразные части, называемые песнями. В первой из них автор высказывает свои мысли и рассуждает о том, каким должен быть истинный поэт, что он должен нести своим творчеством и.т.д. Что же, по мнению, Буало, должно быть у настоящего поэта?

  • Талант;
  • Правильный выбор жанра;
  • Разумное содержание написанного произведения;
  • Лаконичность;
  • Мера и дисциплина мысли;
  • Остроумие;
  • Острота мысли;
  • Грамотность и культура речи;
  • Нечто от Горация, которого Буало считает образцом «правильного» поэта

А вот что критикует автор:

  1. Отсутствие таланта;
  2. Присутствие внешних эффектов;
  3. Присутствие растянутых описаний;
  4. Громоздкие описания в работах поэтов эпохи барокко;

Во второй песне автор  дает характеристику некоторых жанров поэзии, в которых ищет минусы. Причем, эти минусы находятся – это вновь громоздкость, преувеличения, переоцененные поэтические работы, банальность, штампы и клише и.т.д.

Буало уделяет довольно пристальное внимание жанру оды, рассматривает как правдоподобность произведений, так и манеру стихосложения. Гораций является своеобразным лейтмотивом произведения, образцом, на которого должны равняться начинающие поэты.

Третья песня продолжает вторую. Оканчивается она неким выводом, к которому Буало подводил читателей на протяжении всего творения.

Соглашаться с автором или нет – личное дело каждого. Тем паче, что творчество – это достаточно обширное поле для фантазии и креатива, где каждый может действовать в своей манере.

Но в рассуждениях Буало есть и логическое зерно – с ним невозможно не согласиться относительно того, что краткость – сестра таланта, талант – одно из основных свойств, которое должно быть в каждом творческом человеке, а затянутость и пространные описания не всегда делают произведение краше.

Разумеется, поэзия претерпела изменения и ныне она уже не та, какой была во времена Буало (и уж тем более, Горация). Тем не менее, трактат интересен и актуален, поскольку может быть рассмотрен как некое теоретическое пособие для тех, кто взял в руки перо либо уже имеет некий опыт в стихосложении.

← Платон — Федон
← Фромм — Искусство любить↑ РазныеСартр — Экзистенциализм это гуманизм →
Закруткин — Матерь человеческая →

Краткое содержание Буало Поэтическое искусство за 2 минуты пересказ сюжета

  • Кармен — краткое содержание новеллы Мериме
    В произведение Мериме «Кармен» идет повествование произведения от археолога, который приехал в Испанию. Его целью было установить то место, где проходил последний бой Юлия Цезаря. В этой битве он одержал победу
  • Булгаков
    Было время, когда дети хотели стать космонавтами и пожарными, а по телевизору показывали очередное научное открытие за русским авторством. И это не утопия, это определённая эпоха прошлого, которую нужно знать. Именно эту эпоху застиг знаменитый
  • Кристи
    Агата Кристи появилась на свет 15 сентября 1890 года в Англии, ушла из жизни 12 января 1976 года в Уоллингфорд, Оксфордшир, Англия, Великобритания.
  • Штабс-капитан Рыбников — краткое содержание романа Куприна
    Главный герой произведения капитан по фамилии Рыбников. Военнослужащий получает два известия: герой узнает о поражении русских войск. Они потерпели поражение от японцев

Источник: https://sochinimka.ru/kratkoe-soderzhanie/pereskaz/poehticheskoe-iskusstvo-poehma

«Буало. Поэтическое искусство» Буало

Главная .
Что почитать?

mvpphila Фев 15, 2017 Буало. Поэтическое искусство Буало Загрузка…

Краткое содержание Буало Поэтическое искусство за 2 минуты пересказ сюжетаНазвание: Буало. Поэтическое искусство
Буало
Год: 1957

Жанр: Жанр не определен

  • Читать онлайн
  • Скачать книгу
  • Цитаты из книги

О книге «буало. поэтическое искусство» буало

Поэма «Поэтическое искусство» — самое знаменитое произведение французского поэта, критика, теоретика классицизма Никола Буало-Депрео.

Как поэт Никола Буало мало известен сегодня, но в конце XVII века он пользовался огромным влиянием как критик. Он обладал удивительным чутьем. Величайшими писателями своего времени Никола Буало считал Расина и Мольера, противопоставляя их знаменитому в конце XVII века поэту Жану Шаплену. Буало оказался совершенно прав: Шаплена сегодня и во Франции вспомнят немногие.

Трактат в четырех песнях «Поэтическое искусство» стал обобщением всех принципов французского классицизма и одновременно поэмой, которая прекрасно иллюстрировала все теоретические положения, в ней же изложенные.

Недаром Никола Буало работал над этой небольшой по объему книгой пять лет. Следуя «Науке поэзии» Горация, Буало излагает свои мысли ясно, четко и лаконично в форме александрийского стиха. Иногда с юмором, а иногда даже с сарказмом.

Смешно читать, например, как он пишет об «излишествах» пасторальной поэзии.

Первая песня посвящена торжеству разума в поэзии. Главное — смысл, пишет Буало, а рифма — «лишь его раба». И самая первая песня – прекрасное тому подтверждение.

Никола Буало практически пишет учебник, разбирает самые распространенные ошибки поэтов: затянутые описания, излишнюю «красивость» и т.п., даже приводит конкретные примеры.

И все это в прекрасных, ироничных стихах, читать которые одно удовольствие!

Вторая песня посвящена классификации жанров поэзии: элегиям, одам, идиллиям. Здесь Никола Буало использует примеры из древней литературы – Вергилия, Овидия. Он уделяет внимание также эпиграммам, сатирам, мадригалам.

Третья часть книги «Поэтическое искусство» рассказывает о крупных жанрах – комедии, трагедии, эпопее. Огромное значение для Никола Буало, как и для всех классицистов, имеет правда, а точнее правдоподобность, сюжетов. «Невероятное растрогать неспособно, — пишет он. – Мы холодны душой к нелепым чудесам». Здесь Буало пишет, какими должны быть завязка, кульминация и развязка любой книги.

В последней песне книги Буало пишет о нравственном облике поэта, о том, что он не должен гнаться за славой и деньгами, а использовать свой талант только во благо общества.

Писать так Никола Буало было несложно – он был придворным историографом и пользовался особым расположением Людовик XIV.

В свое время он даже попросил короля защитить Расина от нападок недоброжелателей и также дать ему место при дворе.

Книга «Поэтическое искусство» долгое время оставалась учебником не только для французских, но и для русских классицистов. Впрочем, читать ее интересно и полезно даже сегодня.

На нашем сайте о книгах lifeinbooks.net вы можете скачать бесплатно без регистрации или читать онлайн книгу «Буало. Поэтическое искусство» Буало в форматах epub, fb2, txt, rtf, pdf для iPad, iPhone, Android и Kindle. Книга подарит вам массу приятных моментов и истинное удовольствие от чтения.

Купить полную версию вы можете у нашего партнера. Также, у нас вы найдете последние новости из литературного мира, узнаете биографию любимых авторов.

Для начинающих писателей имеется отдельный раздел с полезными советами и рекомендациями, интересными статьями, благодаря которым вы сами сможете попробовать свои силы в литературном мастерстве.

Цитаты из книги «Буало. Поэтическое искусство» Буало

Невероятным нас не мучьте, ум тревожа:
И правда иногда на правду непохожа.
Чудесным взором я не буду восхищён:

Ум не волнует то, чему не верит он.

Тот настоящий друг среди толпы знакомых,
Кто, правды не боясь, укажет вам на промах.

По скользкому, как лёд, опасному пути
Вы к смыслу здравому всегда должны идти.
Кто путь покинул сей — немедля погибает:

Путь к разуму один, другого не бывает.

Нельзя, чтобы герой был мелок и ничтожен,
Но все ж без слабостей его характер ложен.

Чтоб тронуть нас до слёз, сам зарыдай, поэт.

Чтобы вкусам угодить, должны вы извиваться
И шею скромно гнуть, и даже унижаться.

Нам кисть художника являет превращенье
Предметов мерзостных в предметы восхищенья

Но мало быть певцом, чтоб сообщать стихам
Всю сложность этих чувств: влюбиться нужно вам.

Страшитесь прелести, неверной, хоть и милой.

Ведь климат на людей не может не влиять.

Скачать бесплатно книгу «Буало. Поэтическое искусство» Буало

В формате fb2 : Скачать
В формате rtf : Скачать
В формате epub : Скачать
В формате txt: Скачать

Рекомендуем к прочтению:

Источник: https://lifeinbooks.net/chto-pochitat/bualo-poeticheskoe-iskusstvo-bualo/

Теория трагедии в "Поэтическом искусстве"

Третья песнь «Поэтического искусства» Буало наполовину посвящена теории трагедии, которая, по мнению критика, занимает место, явно главенствующее, по сравнению, например, с лирическими жанрами литературы, о которых говорится во второй песне «Поэтического искусства». В третьей песне Буало говорит о проблемах поэтической и общеэстетической теории, прежде всего о «подражании природе». В других частях «Поэтического искусства писатель следовал в основном Горацию, то здесь он опирается на Аристотеля.

  • Так как теории трагедии в «Поэтическом искусстве» уделяется совсем небольшой объем, то я хотел бы на страницах этой работы попытаться проанализировать видение трагедии Буало.
  • Буало начинает эту песнь с тезиса об облагораживающей силе искусства:
  • Песнь третья
  • Порою на холсте дракон иль мерзкий гад
  • Живыми красками приковывает взгляд,
  • И то, что в жизни нам казалось бы ужасным,
  • Под кистью мастера становится прекрасным.
  • Смысл этого эстетического преображения жизненного материала в том, чтобы вызвать у зрителя (или читателя) сочувствие к трагическому герою, даже виновному в тяжком преступлении:
  • Так, чтобы нас пленить, Трагедия в слезах
  • Ореста мрачного рисует скорбь и страх,
  • В пучину горестей Эдипа повергает
  • И, развлекая нас, рыданья исторгает.

Идея облагораживания природы у Буало совсем не означает ухода от темных и страшных сторон действительности в замкнутый мир красоты и гармонии.

Но он решительно выступает против любования преступными страстями и злодействами, подчеркивая их «величия», как это нередко случалось в трагедиях Корнеля и обосновывалось в его теоретических сочинениях.

Трагизм реальных жизненных конфликтов, какова бы ни была его природа и источник, должен всегда нести в себе нравственную идею способствующую «очищению страстей», в котором Аристотель видел цель и назначение трагедии.

А это может быть достигнуто лишь путем этического оправдания героя, «преступного поневоле», раскрытия его душевной борьбы с помощью тончайшего психологического анализа. Только таким образом можно воплотить в отдельном драматическом характере общечеловеческое начало, приблизить его «исключительную судьбу», его страдания к строю мыслей и чувств зрителя, потрясти и взволновать его.

Писатель – властелин толпы, как говорит Буало в следующих строках. Однако «испытать над зрителями власть» он сможет, только если удовлетворит ее, толпы, желанья. А желанья эти таковы: «огнем страстей исписанные строки», которые «тревожат, радуют, рождают слез потоки».

  1. Поэты, в чьей груди горит к театру страсть,
  2. Хотите ль испытать над зрителями власть,
  3. Хотите ли снискать Парижа одобренье
  4. И сцене подарить высокое творенье,
  5. Которое потом с подмостков не сойдет
  6. И будет привлекать толпу из года в год?
  7. Пускай огнем страстей исполненные строки
  8. Тревожат, радуют, рождают слез потоки!

Хорошо «сделанные» или, как пишет Буало, «рассудочные» стихи никогда не будут иметь успеха у зрителя. Они должны вызывать искренние чувства, зритель должен сопереживать трагедии, иначе, зритель, не будучи захвачен действием, игрой страстей, будет «равнодушно дремать».

  • Но если доблестный и благородный пыл
  • Приятным ужасом сердца не захватил
  • И не посеял в них живого состраданья,
  • Напрасен был ваш труд и тщетны все старанья!
  • Не прозвучит хвала рассудочным стихам,
  • И аплодировать никто не станет вам;
  • Пустой риторики наш зритель не приемлет:
  • Он критикует вас иль равнодушно дремлет.
  • Найдите путь к сердцам: секрет успеха в том,
  • Чтоб зрителя увлечь взволнованным стихом.

Дальше Буало говорит о завязке в трагедии. По его мнению, она не должна быть длинной и нудной, так как это быстро утомит зрителя. Завязка должна быстро вводить в действие и не занимать много места в трагедии.   Тут же он говорит, что тот, кто неоправданно затягивает свое повествование, лишь отталкивает зрителя.

  1. Пусть вводит в действие легко, без напряженья
  2. Завязки плавное, искусное движенье.
  3. Как скучен тот актер, что тянет свой рассказ
  4. И только путает и отвлекает нас!
  5. Он словно ощупью вкруг темы главной бродит
  6. И непробудный сон на зрителя наводит!
  7. Уж лучше бы сказал он сразу, без затей:
  8. —Меня зовут Орест иль, например,
  9. Атрей, —
  10. Чем нескончаемым бессмысленным
  11. рассказом
  12. Нам уши утомлять и возмущать наш разум.
  13. Вы нас, не мешкая, должны в сюжет ввести.
  14. Единство места в нем вам следует блюсти.
Читайте также:  Краткое содержание корнель сид за 2 минуты пересказ сюжета

Дальше, в 77 строфе, Буало обосновывает главный принцип трагедии в классицизме – принцип трех единств: места, времени и действия. Как говорит критик, соблюдение драматургом трех единств помогает сохранить интерес зрителя на протяжении всей пьесы и увлечь его.  Буало не разбирает  подробно ни одно из «единств».

Он дает кратко формулу, с которой должен сверяться каждый драматург, задумавший написать трагедию. Он противопоставляет настоящему писателю «рифмача», который, «не зная лени», «вгоняет тридцать лет в короткий день на сцене», то есть врессовывает в малый отрезок времени период гораздо больший, что, по мысли Буало, неестественно.

«Единство действия» подразумевает, что, действие должно быть направлено на раскрытие одного конфликта: «одно событие, вместившееся в сутки».

  • За Пиренеями рифмач, не зная лени,
  • Вгоняет тридцать лет в короткий день на сцене,
  • В начале юношей выходит к нам герой,
  • А под конец, глядишь, — он старец с бородой.
  • Но забывать нельзя, поэты, о рассудке:
  • Одно событие, вместившееся в сутки,
  • В едином месте пусть на сцене протечет;
  • Лишь в этом случае оно нас увлечет.

Далее Буало подробнее говорит, что же именно должно изображаться в трагедиях. Нереальное, выдуманное воображением писателя должно казаться как можно более жизненным, настоящим. Чем изображаемое будет ближе к зрителю, «возможнее», тем лучше, ведь тогда оно сможет затронуть его чувства и мысли. Поэтому, говорит Буало, нельзя всякое событие ставить в центр произведения. 

  1. Невероятное растрогать неспособно.
  2. Пусть правда выглядит всегда правдоподобно:
  3. Мы холодны душой к нелепым чудесам,
  4. И лишь возможное всегда по вкусу нам.
  5. Не все события, да будет вам известно,
  6. С подмостков зрителям показывать уместно:
  7. Волнует зримое сильнее, чем рассказ,
  8. Но то, что стерпит слух, порой не стерпит глаз.

Трагедия – высокий жанр. Как выше уже было сказано, ей, по теории, присущи следующие признаки: быстрая завязка, действие, построенное на принципе «трех единств», ясный язык.

Дальше Буало касается проблемы развязки. Она должна быть неожиданной и непредвиденной зрителем. Она должна разъяснять все тайны и давать ответ на все вопросы, поставленные в трагедии. У зрителя не должно оставаться никаких сомнений.

  • Пусть напряжение доходит до предела
  • И разрешается потом легко и смело.
  • Довольны зрители, когда нежданный свет
  • Развязка быстрая бросает, на сюжет,
  • Ошибки странные и тайны разъясняя
  • И непредвиденно события меняя

Для того, чтобы показать преемственность и развитие жанра трагедии Буало обращается к истории. И начинает с зарождения жанра трагедии у древних греков.

  1. В далекой древности, груба и весела,
  2. Народным празднеством Трагедия была:
  3. В честь Вакха пели там, кружились и плясали,
  4. Чтоб гроздья алые на лозах созревали,
  5. И вместо пышного лаврового венца
  6. Козел наградой был искусного певца.
  7. После этого трагедия выросла в отдельный жанр, который в разные эпохи «реформировался» Эсхилом:
  8. Двух действующих лиц Эсхил добавил
  9. к хору,
  10. Пристойной маскою прикрыл лицо актеру,
  11. И на котурнах он велел ему ходить,
  12. Чтобы за действием мог зритель уследить.
  13. Софоклом:
  14. Был жив еще Эсхил, когда Софокла гений
  15. Еще усилил блеск и пышность
  16. представлений
  17. И властно в действие старинный хор вовлек.
  18. Софокл отшлифовал неровный, грубый слог
  19. И так вознес театр, что для дерзаний Рима
  20. Такая высота была недостижима.
  21. Затем Буало переходит к истории трагедии во Франции, где трагедия сначала не прижилась:
  22. Театр французами был прежде осужден:
  23. Казался в старину мирским соблазном он,
  24. В Париже будто бы устроили впервые
  25. Такое зрелище паломники простые,
  26. Изображавшие, в наивности своей,
  27. И бога, и святых, и скопище чертей.
  28. Но разум, разорвав невежества покровы,
  29. Сих проповедников изгнать велел сурово,
  30. Кощунством объявив их богомольный бред.

Трагедия, пройдя через века, приняла тот вид, о котором писал Буало. В конце разговора о теории трагедии он сравнивает трагедию древнегреческую с современной ему.

  • На сцене ожили герои древних лет,
  • Но масок нет на них, и скрипкой мелодичной
  • Сменился мощный хор трагедии античной.

После разговора об истории жанр (можно сказать и о том, что это хороший пример «памяти жанра») Буало переходит к описанию любви как одной из главных тем трагедии.

Опять же, критик предостерегает драматургов от неестественности изображения чувств героев. Во всем нужна мера и продуманность. А больше всего призывает он бояться «любви, томимой сознанием вины».

Ведь чувство вины за любовь – слабость, а не сила человека.

  1. Источник счастья, мук, сердечных
  2. жгучих ран,
  3. Любовь забрала в плен и сцену и роман.
  4. Изобразив ее продуманно и здраво,
  5. Пути ко всем сердцам найдете без труда вы.
  6. Итак, пусть ваш герой горит любви огнем,
  7. Но пусть не будет он жеманным пастушком!
  8. Ахилл не мог любить как Тирсис
  9. и Филена,
  10. И вовсе не был Кир похож на Артамена!
  11. Любовь, томимую сознанием вины,
  12. Представить слабостью вы зрителям должны.
  13. Пх’нглуи мглв’нафх Ктулху Р’льех вгах’нагл фхтагн!

Буало призывает изображать действительно героев, в которых все достойно восхищения. Персонаж, «в котором мелко все», пишет критик, годится «лишь для романа». Однако без вообще без слабостей герой зрителю не понравится.

Опять, видимо, потому, что чем «естественней», тем лучше.

Даже герой должен быть «человеком», поэтому маленькие недостатки ему не только простит зритель, но и полюбит героя еще больше, так как он «поверил в его правдоподобность». 

  • Герой, в ком мелко все, лишь для романа годен,
  • Пусть будет он у вас отважен, благороден,
  • Но все ж без слабостей он никому не мил:
  • Нам дорог вспыльчивый, стремительный Ахилл;
  • Он плачет от обид — нелишняя подробность,
  • Чтоб мы поверили в его правдоподобность;
  • Нрав Агамемнона высокомерен, горд;
  • Эней благочестив и в вере предков тверд.
  • Герою своему искусно сохраните
  • Черты характера среди любых событий.
  • Его страну и век должны вы изучать:
  • Они на каждого кладут свою печать.
  • Примеру «Клелии» вам следовать не гоже:
  • Париж и древний Рим между собой
  • не схожи.
  • Герои древности пусть облик свой хранят:
  • Не волокита Брут, Катон не мелкий фат.
  • Несообразности с романом неразлучны,
  • И мы приемлем их — лишь были бы
  • нескучны!

Трагедия подчинена «строгой логике», отсюда и все выше названные требования. И появление нового героя должно быть полностью оправданным.

  1. Здесь показался, бы смешным суровый суд,
  2. Но строгой логики от вас в театре ждут:
  3. В нем властвует закон, взыскательный
  4. и жесткий,
  5. Вы новое лицо ведете на подмостки?
  6. Пусть будет тщательно продуман ваш герой,

Даже не только появление должно быть оправданным, но так же и сам герой. Он должен быть «самим собой». Буало, таким образом, утверждает, что герой классицистической трагедии – герой-тип.

  • Пусть остается он всегда самим собой!
  • Рисуют иногда тщеславные поэты
  • Не действующих лиц, а лишь свои портреты.
  • Гасконцу кажется родной Гасконью свет,
  • И Юба говорит точь–в–точь как Кальпренед.

Язык так же подлежит четкому определению. Каждой страсти, пишет Буало, присущ свой язык. Это так же значит, что речевая характеристика героев должна соответствовать их роли в произведении и положению в обществе.

  1. Но мудрой щедростью природы всемогущей
  2. Был каждой страсти дан язык, лишь
  3. ей присущий:
  4. Высокомерен гнев, в словах несдержан он,
  5. А речь уныния прерывиста, как стон.
  6. Среди горящих стен и кровель Илиона
  7. Мы от Гекубы ждем не пышных слов, а стона.
  8. Зачем ей говорить о том, в какой стране
  9. Суровый Танаис к эвксинской льнет волне?
  10. Надутых, громких фраз? бессмысленным
  11. набором
  12. Кичится тот, кто сам пленен подобным
  13. вздором.
  14. Вы искренно должны печаль передавать;
  15. Чтоб я растрогался, вам нужно зарыдать;

Заканчивает Буало разговор о трагедии словами о том, что сочинять для сцены – неблагодарный труд. Потому что зрителю угодить очень сложно. Каждый мнит себя «знатоком»: «Им трудно угодить: придирчивы, суровы,/Ошикать автора они всегда готовы». Поэтому:

  • Поэт обязан быть и гордым и смиренным,
  • Высоких помыслов показывать полет,
  • Изображать любовь, надежду, скорби гнет,
  • Писать отточенно, изящно, вдохновенно,
  • Порою глубоко, порою дерзновенно
  • И шлифовать стихи, чтобы в умах свой след
  • Они оставили на много дней и лет.
  • Вот в чем Трагедии высокая идея.
  • Вывод           

Таким образом, Буало описал четкую и логичную структуру теории классицистической трагедии.

Трагедия должна иметь лаконичное вступление, сюжет должен строиться на принципе «трех единств» (единство времени, места и действия) и должна иметь неожиданную развязку, снимающую все вопросы, появляющиеся во время трагедии.

Это схема, которой должны придерживаться, по Буало, все драматурги, так как такое построение трагедии привлекает зрителя своей простотой и ясностью.

Источник: https://students-library.com/library/read/44264-teoria-tragedii-v-poeticeskom-iskusstve

Поэтическое искусство

Прекрасно понимая, что все эти ничтожные писаки выступают не от собственного имени, а как орудие в руках несравненно более высоких и влиятельных лиц, Буало неустанно клеймил аморальных, продажных, раболепствующих литёраторов-паразитов а в их липе — и те реакционные силы, которые тормозили и затрудняли развитие большой, идейной национальной литературы.

Итак, принадлежность писателя к значительной, общественно-полезной литературе определяла отношение к нему Буало.

Именно это и заставило молодого, начинающего критика (Буало было в ту пору двадцать шесть лет) восторженно приветствовать «Школу жен» Мольера, как первую французскую комедию, насыщенную глубокой этической и общественной проблематикой.

Приняв сторону великого комедиографа в тот момент, когда против него ополчилась и светская камарилья, и продажные литераторы, и завистливые конкуренты-актеры, Буало сформулировал принципиально новое и ценное, что внес Мольер во французскую комедию:

Под знаком этих принципов и следует понимать конкретную разработку отдельных положений эстетики Буало, которая наиболее последовательно дается в «Поэтическом искусстве».

Основное, требование — следовать разуму, — общее для всей классической эстетики XVII века, конкретизируется в поэме Буало в виде ряда положений., Следовать разуму — это значит прежде всего подчинить форму содержанию, научиться мыслить ясно, последовательно и логично:

  •  Так пусть же будет смысл всего дороже вам,
  •  Пусть блеск и красоту лишь он дает стихам!
  • Обдумать надо мысль и лишь потом писать.
  •  Пока неясно вам, что вы сказать хотите,
  •  Простых и точных слов. напрасно не ищите…

Увлечение изысканной формой как чем-то самодовлеющим, оригинальничанье, погоня за рифмой в ущерб смыслу приводят к затемнению содержания, а следовательно, лишают поэтическое произведение ценности и значения.

Это же положение распространяется и на другие чисто формальные, внешние моменты, — в частности, на игру словами, столь излюбленную в прециозной поэзии.

Буало иронически замечает, что увлечение каламбурами и двусмыслицами захватило не только мелкие стихотворные жанры, но и трагедию, прозу, адвокатское красноречие и даже церковные проповеди.

Читайте также:  Краткое содержание зощенко голубая книга за 2 минуты пересказ сюжета

Последний выпад заслуживает особого внимания, ибо в завуалированной форме направлен против иезуитов с их казуистической, двуличной моралью.

Организующая направляющая роль разума должна чувствоваться и в композиции, в пропорциональному гармоничном соотношении разных частей:

  1. Поэт обдуманно все должен разместить,
  2. Начало и конец в поток единый слить
  3. И, подчинив слова своей бесспорной власти,
  4. Искусно сочетать разрозненные части.

Излишние мелочи, отвлекающие от основной мысли или сюжета, перегруженные деталями описания, напыщенные гиперболы и эмоциональные метафоры — все это противоречит рационалистической ясности и стройности, характерной для классического искусства и нашедшей свое наиболее наглядное воплощение в «геометрическом» стиле королевского парка в Версале, созданного знаменитым садоводом-архитектором Ленотром. Недаром в связи с перепланировкой Тюильрийского дворцового сада, предпринятой Луи-Филиппом, Г. Гейне говорил, что нарушить стройную симметрию «этой зеленой трагедии Ленотра» так же невозможно, как выбросить какую-нибудь сцену из трагедии Расина. Второй принцип эстетики Буало — следовать природе — также формулируется в духе рационалистической философии. Истина (la verite) и природа (lа nature) являются для поэта объектом изучения и изображения В этом — наиболее прогрессивный момент эстетической теории Буало, ее здоровое зерно. Однако именно здесь и обнаруживаются особенно ясно ее ограниченность противоречивость. Природа, подлежащая художественному изображению, должна быть подвергнута тщательному отбору — это по сути дела только. человеческая природа, да к тому же взятая лишь в ее сознательных проявлениях и деятельности.

Только то, что представляет интерес с этической точки зрения, иначе говоря — только разумно мыслящий человек в его взаимоотношениях с другими людьми достоин художественного воплощения. Поэтому центральное место в поэтике Буало занимают именно те жанры, где эти общественные, этические связи человека раскрываются в действии — таковы трагедия, эпопея и комедия.

Строя конкретную часть своего «Поэтического искусства» (II и III песни) на основе традиционной античной теории жанров (в частности, Горация), Буало не случайно отводит лирике подчиненное место последовательный классик-рационалист, он отвергает индивидуальное переживание, лежащее в основе лирики, ибо видит в нем проявление частного, единичного, случайного, тогда как высокая классическая поэзия должна воплощать только наиболее общее, объективное, закономерное. Поэтому в своем анализе лирических жанров, I которому посвящена II песнь, Буало подробно останавливается на стилистической и языковой стороне таких форм, как идиллия, элегия, ода, мадригал, эпиграмма, рондо, сонет, и лишь вскользь касается их содержания, которое он считает само собой разумеющимся и по традиции раз навсегда определенным. Исключение он делает лишь для жанра, наиболее близкого ему самому, — для сатиры, которой посвящено больше всего места во II песне.

И не удивительно: из всех перечисленных им лирических жанров сатира — единственный, имеющий объективное общественное содержание. Автор выступает здесь не как выразитель своих личных чувств и переживаний, — которые, по мнению Буало, не представляют сколько-нибудь значительного интереса, — а как судья общества, нравов, как носитель объективной истины:

Не злобу, а добро стремясь посеять в мире,

Являет истина свой чистый лик в Сатире.

В этом смысле Буало отступает от традиционной классической иерархии жанров, согласно которой сатира относится к числу «низких», а ода — к числу «высоких».

Торжественная ода, воспевающая воинские подвиги героев или триумфы победителей, по своему содержанию стоит вне той основной этической проблематики, которая прежде всего важна и интересна для Буало в литературе.

Поэтому она представляется ему менее нужным для общества жанром, чем сатира, бичующая «ленивых бездельников», «кичливых богачей», «бледнеющих льстецов», распутников, сенаторов, тиранов.

Неразрывное единство этического и эстетического моментов в теории Буало особенно ясно выступает в III, наиболее обширной песни «Поэтического искусства», посвященной, анализу трагедии, эпопеи и комедии.

Опираясь на аристотелевскую теорию магического, Буало развивает ее в духе своих моральных взглядов на литературу. Секрет обаяния трагедии состоит, по его мнению, в том, чтобы «нравиться» и «трогать». Но по-настоящему взволновать и растрогать могут только такие герои, которые вызывают моральное сочувствие, «нравятся» зрителю, несмотря на свою трагическую вину.

С другой стороны, «нравиться», в понимании Буало, это совсем не значит преподнести зрителю слащавую стряпню из банальных объяснений в любви, галантных чувств и вздохов.

Буало отнюдь не требует сглаживания острых жизненных конфликтов или приукрашивания суровой действительности в угоду изнеженным вкусам аристократической публики, но он настаивает на том, чтобы высокий этический идеал, присущий всякому большому художнику, ясно чувствовался в разработке характеров, в том числе и таких, за которыми традиция закрепила роль мрачных и преступных персонажей.

«Ужас» и «сострадание», на которых, согласно Аристотелю, Буало не мыслит себе вне морального героя.

Это оправдание может заключаться в неведении героя, совершившего свое преступление невольно (Например, Эдип), или в последующих угрызениях совести (например, Орест).

Три года спустя после выхода «Поэтического искусства», в Послании VII, обращенном к Расину, Буало дополняет эти классические примеры третьим, назвав Федру «преступной поневоле», а страдания ее — «добродетельными».

Путем тончайшего «психологического анализа поэт может и должен, по мнению Буало, раскрыть перед зрителем душевную свою вину и изнемогающего под ее бременем.

Этот анализ, совершающийся по всем правилам рационалистической философии, должен свести самые неистовые, чудовищные страсти и порывы к простым, общечеловеческим, общепонятным, приблизить трагического героя К зрителю, сделав его объектом живого, непосредственного сочувствия и сострадания.

Идеалом такой „трагедии сострадания“, основанной на психологическом анализе, была для Буало трагедия Расина. В свою очередь теория Буало в значительной мере повлияла на творческую практику Расина, о чем нагляднее всего свидетельствует написанная через три года после „Поэтического искусства“ „Федра“.

Источник: https://nemaloknig.com/read-195978/?page=4

Никола Буало-Депрео — Поэтическое искусство

Вместе с тем непримиримая позиция Буало в борьбе за прогрессивную национальную литературу против реакционных сил общества, в частности поддержка, оказанная им в свое время Мольеру и позднее — Расину, решительный отпор третьестепенным писателям, за спиной которых скрывались порой весьма влиятельные лица, — создали критику множество опасных врагов как среди литературной клики, так и в аристократических салонах. Немалую роль сыграли и смелые, «вольнодумные» выпады в его сатирах, направленные Непосредственно против высшей знати, иезуитов великосветских ханжей. Так, в V сатире Буало клеймит «пустую, тщеславную, праздную знать, кичащуюся заслугами предков и чужими доблестями», и противопоставляет наследственным дворянским привилегиям третьесословную идею «личного благородства».

Враги Буало не останавливались в своей борьбе против него ни перед чем — разъяренные аристократы грозились наказать дерзкого буржуа палочными ударами, церковные мракобесы требовали его сожжения на костре, ничтожные литераторы изощрялись в оскорбительных пасквилях.

В этих условиях единственную гарантию и защиту от преследований могло дать поэту только покровительство самого короля.

 — и Буало счел благоразумным воспользоваться им, тем более что его боевой сатирический пафос и критика никогда не имели специально политической направленности.

По своим политическим взглядам Буало, как и подавляющее большинство его современников, был сторонником абсолютной монархии, в отношении которой он долгое время питал оптимистические иллюзии.

С начала 1670-х годов Буало становится человеком, близким ко двору, а в 1677 году король назначает его вместе с Расином, своим официальным историографом — своего рода демонстративный жест высочайшего благоволения к двум буржуа, в значительной мере обращенный к старой, все еще оппозиционно настроенной знати.

К чести обоих поэтов нужно сказать, что их миссия как историков царствования «короля-солнца» так и осталась невыполненной.

Многочисленные военные кампании Людовика XIV, агрессивные, разорительные для Франции, а с 1680-х годов к тому же и неудачные, не могли вдохновить Буало, этого поборника здравого смысла, ненавидевшего войну, как величайшую нелепость и бессмысленную жестокость, и заклеймившего в VIII сатире гневными словами завоевательные мании монархов.

С 1677 по 1692 год Буало не создает ничего нового. Его творчество, развивавшееся до сих пор в двух направлениях — сатирическом и литературно-критическом — утрачивает свою почву современная литера тура, служившая источником и материалом его критики. и эстетической теории, переживает глубокий кризис.

После смерти Мольера (1673) и ухода из театра Расина (в связи с провалом «Федры» в 1677 году) основной жанр французской литературы — драматургия — оказался обезглавленным.

На первый план выступают третьестепенные фигуры, в свое время интересовавшие Буало только как объекты сатирических выпадов и борьбы, когда нужно было расчищать путь подлинно крупным и значительным писателям.

С другой стороны, постановка более широких морально-общественных проблем становилась невозможной в условиях гнетущего деспотизма и реакции 1680-х годов.

Наконец, известную роль в этот период религиозных гонений должны были сыграть и давние дружеские связи Буало с идейными вождями янсенизма, с которыми, в отличие от Расина, Буало никогда не порывал.

Далекий по своему складу мыслей от всякого религиозного сектантства и ханжества, Буало относился с бесспорным сочувствием к некоторым моральным идеям янсенистов, ценил в их учении высокую этическую принципиальность, особенно выделявшуюся на фоне развращенных нравов двора и лицемерной беспринципности иезуитов. Между тем всякое открытое выступление в защиту янсенистов, хотя бы по моральным вопросам, было невозможно. Писать же в духе официального направления Буало не хотел.

Тем не менее в начале 1690-х годов он прерывает свое пятнадцатилетнее молчание и пишет еще три послания и три сатиры (последняя из которых, XII, направленная непосредственно против иезуитов была впервые напечатана лишь через шестнадцать лет. уже после смерти автора).

Написанный в эти же годы теоретический трактат «Размышления о Лонгине» является, плодом долгой и острой полемики, которая была начата в 1687 году во Французской Академии Шарлем Перро в защиту новой литературы и получила название «Спор древних и новых».

Здесь Буало выступает решительным сторонником античной литературы и пункт за пунктом опровергает нигилистическую критику Гомера в работах Перро и его приверженцев.

Последние годы Буало были омрачены тяжкими недугами. После смерти Расина (1699), с которым его связывали многолетняя личная я творческая близость, Буало остался в полном одиночестве.

Литература, в создании которой он принимал деятельное участие, стала классикой, его собственная поэтическая теория, рождавшаяся в активной, напряженной борьбе, стала застывшей догмой в руках педантов и эпигонов.

Новые пути и судьбы родной литературы еще только смутно и подспудно намечались в эти первые годы нового столетия, а то, что лежало на поверхности, было удручающе пустым, безыдейным и бездарным Буало умер в 1711 году, накануне выступления первых просветителей, но он целиком принадлежит великой классической литературе XVII века, которую он первый сумел оценить по заслугам, поднять на щит и теоретически осмыслить в своем «Поэтическом искусстве».

К моменту вступления Буало в литературу классицизм во Франции уже успел утвердиться и стать ведущим направлением Творчество Корнеля определило пути развития национального театра, а дискуссия, возникшая вокруг его «Сида», послужила толчком к разработке целого ряда положений классической эстетики.

Тем не менее, несмотря на большое количество теоретических работ, дававших отдельные вопросы поэтики, ни одна из них не дала обобщенного и полного выражения классической доктрины на материале современной французской литературы, не заострила те полемические моменты, которые противопоставляли классицизм другим литературным течениям эпохи Это сумел сделать только Буало, и в этом его неотъемлемая историческая заслуга.

Читайте также:  Краткое содержание вам привет от бабы леры васильева за 2 минуты пересказ сюжета

Формирование классицизма отражает процессы, совершавшиеся во французском обществе в середине 17 века. С ними связан тот дух строгой регламентации, дисциплины, незыблемого авторитета, который являлся руководящим принципом классической эстетики.

Незыблемым, непререкаемым и универсальным авторитетом был для классицистов человеческий разум, а его идеальным выражением в искусстве представлялась классическая древность.

В героике древнего мира, освобожденной от конкретно-исторической и бытовой реальности, теоретики классицизма видели высшую форму отвлеченного и обобщенного воплощения действительности.

Отсюда вытекает одно из основных требований классической поэтики — следование античным образцам, в выборе фабулы и героев для классической поэзии (в особенности для ее основного жанра — трагедии) характерно многократное использование одних и тех же традиционных образов и сюжетов, почерпнутых из мифологии и истории древнего мира.

Источник: https://libking.ru/books/humor-/humor/320573-2-nikola-bualo-depreo-poeticheskoe-iskusstvo.html

"Поэтическое искусство" (Буало): описание и анализ трактата

«Поэтическое искусство» — стихотворный трактат Никола Буало. Опубликован 7 июля 1674 г. изданием «ин-кварто» в составе сборника «Избранные сочинения г-на Д***» вместе с 9 сатирами, 4 посланиями и переводом «Трактата о прекрасном», приписываемого греческому ритору Дионисию Лонгину.

Работа над «Поэтическим искусством» Буало шла в течение нескольких лет: известно, что уже в 1672 г. автор зачитывал друзьям отдельные фрагменты.

Существенное влияние на оформление замысла оказала атмосфера академии Ламуаньона, члены которой направляли свои усилия на систематизацию классицистической доктрины (в частности, за год до публикации трактата Буало выходят «Размышления о поэтике Аристотеля» П. Рапэна, обнаруживающие существенное сходство с «Поэтическим искусством»).

Наиболее очевидным источником и в какой-то мере образцом для Буало служило «Поэтическое искусство» Горация, также безусловно учитывалась «Поэтика» Аристотеля и упомянутый трактат Псевдо-Лонгина.

Вопрос о жанровом определении «Поэтического искусства» достаточно сложен. С одной стороны, это сочинение следует воспринимать в контексте поэтического творчества самого Буало, отдававшего предпочтение сатире и посланию.

С другой — несомненно влияние салонной поэзии, с ее ориентацией на устную декламацию, что обуславливало особую логику и стиль изложения (компактность, афористичность, наглядность, парадоксальность).

Возможно, связью трактата Буало с салонной поэтической культурой, диктующей самоценность короткой, емкой песни, объясняется некоторая композиционная небрежность или непредсказуемость, в которой традиционно упрекают автора: первая песнь посвящена общим поэтическим принципам и вопросам стиля, вторая (вопреки ожиданиям, что дискурс будет развиваться от общего к частному и от главного к второстепенному) — «малым» поэтическим жанрам и формам (идиллия, ода, элегия, сонет, эпиграмма, мадригал и т.д.), третья — «большим жанрам» (трагедия, эпос, комедия) и заключительная, четвертая — вслед за Горацием рисует образ идеального поэта. В любом случае, «Поэтическое искусство» не претендует на роль серьезного, фундаментального свода классицистической доктрины, хотя именно такой статус был ему придан в глазах потомков как во Франции, так и за ее пределами, автор же снискал славу «законодателя французской пиитики» (А.С. Пушкин). Это сочинение — прежде всего образец поэтического искусства, и в качестве такового признавалось шедевром уже современниками Буало.

В соотвествии с эстетикой классицизма, трактат носит, хотя и в несколько редуцированном виде, прескрептивный (предписывающий) характер и ставит своею целью изложение основных норм и законов, по которым должна создаваться поэзия. Подобная установка обусловлена общим для классицизма XVII в.

внеисторическим взглядом на человеческую природу как на неизменную универсальную константу, базирующуюся на основании разума («Поймите ж мудрую природу человечью…»).

Особая роль отводится поэтическому слову, которое Буало наделяет законопорождающей потенцией, цивилизующей и окультуривающей силой.

Следуя классицистической поэтике XVII в., осмысляющей Горациеву идею о двойном предназначении поэзии (поучать и развлекать), Буало сопрягает эстетические и этические категории, увязывая требование правдоподобия поэзии с требованием благопристойности.

Соответственно рисуется идеал автора, который должен быть не только поэтом, но и «честным, порядочным человеком».

Принцип правдоподобия (в котором и воплощена идея подражания разумной природе) является безусловно определяющей эстетической нормой, в соответствии с которой решается традиционный для классицизма комплекс проблем: соотношение вдохновения и искусства, мысли и декорума, пользы и удовольствия, — равно как обосновывается требование жанровой иерархии.

Влияние «Поэтического искусства» Буало вышло за пределы XVII в. В России в XVIII—XIX вв. было создано множество переводов и подражаний, среди которых можно выделить «Эпистолу о стихотворстве» А.П. Сумарокова, полный стихотворный перевод сочинения Буало В.К. Тредиаковским, «Письмо» М.М. Хераскова, «Опыт о стихотворстве» М.Н. Муравьева и др.

Источник: Энциклопедия литературных произведений / Под ред. С.В. Стахорского. — М.: ВАГРИУС, 1998

Источник: https://classlit.ru/publ/zarubezhnaja_literatura/drugie_avtori/poehticheskoe_iskusstvo_bualo_opisanie_i_analiz_traktata/62-1-0-1411

Читать

Никола Буало

Поэтическое искусство

«Поэтическое искусство» Буало

Творчество Буало — крупнейшего теоретика французского классицизма, обобщившего в своей поэтике ведущие тенденции национальной литературы своего времени, — падает на вторую половину 17 века В этот период во Франции завершается процесс становления и укрепления централизованной государственной власти, абсолютная монархия достигает апогея своего могущества Это укрепление централизованной власти, совершавшееся ценой жестоких репрессий, сыграло тем не менее прогрессивную роль в становлении единого национального государства и — косвенным образом — в становлении общенациональной французской культуры и литературы По выражению Маркса, во Франции абсолютная монархия выступает «в качестве цивилизующего центра, в качестве основоположника национального единства»[1].

Будучи по природе своей дворянской властью, французский абсолютизм вместе с тем пытался найти опору в высших слоях буржуазии: на протяжении всего XVII века королевская власть последовательно проводит политику укрепления и расширения привилегированной, чиновничьей прослойки буржуазии — так называемого «дворянства мантии». Этот бюрократический характер французской буржуазии отмечает Маркс в письме к Энгельсу от 27 июля 1854 года: «сразу же, по крайней мере с момента возникновения городов, французская буржуазия становится особенно влиятельной благодаря тому, что организуется в виде парламентов, бюрократии и т. д., а не так, как в Англии, благодаря одной торговле и промышленности».[2] Вместе с тем французская буржуазия в XVII веке, в отличие от английской, совершавшей в это время свою первую революцию, была еще незрелым, несамостоятельным классом, неспособным революционным путем отстоять свои права.

Склонность буржуазии к компромиссу, ее покорность мощи и авторитету абсолютной монархии особенно ясно обнаружились в конце 40-х — начал 50-х годов XVII века, в период Фронды В этом сложном по своему составу антиабсолютистском движении возникшем сначала в среде оппозиционной феодальной знати, но получившем широкий отклик среди крестьянских масс, верхушка городской буржуазии составлявшая парижский парламент, изменила интересам народа, сложила оружие и покорилась королевской власти В свою очередь и сама абсолютная монархия, в лице Людовика XIV (годы правления 1643–1715), намеренно стремилась вовлечь в орбиту природного влияния верхушку чиновничьей буржуазии и буржуазной интеллигенции, противопоставив ее, с одной стороны, остаткам оппозиционной феодальной знати, с другой — широким народным массам.

Эта буржуазная прослойка при дворе должна была явиться рассадником и проводником придворной идеологии, культуры, эстетических вкусов среди более широких кругов городской буржуазии (подобно тому как в области экономической жизни аналогичную функцию выполнял министр Людовика XIV Кольбер, первый в истории Франции буржуа на посту министра).

Эта сознательно проводимая Людовиком XIV линия являлась как бы продолжением той «культурной политики», которую начал его политический предшественник кардинал Ришелье (годы правления 1624–1642), впервые поставивший литературу и искусство под не посредственный контроль государственной власти. Наряду с учрежденной Ришелье Французской Академией — официальной законодательницей литературы и языка — в 1660-е годы основываются Академия изящных искусств. Академия надписей, позднее Академия музыки и т. п.

Но если вначале своего правления, в 1660—1670-е годы, Людовик XIV разыгрывал по преимуществу роль щедрого мецената, стремящегося окружить свой двор выдающимися писателями и художниками, то в 1680-е годы его вмешательство в идеологическую жизнь принимает сугубо деспотический и реакционный характер, отражающий общий поворот французского абсолютизма в сторону реакции.

Начинаются религиозные преследования кальвинистов и близкой к ним католической секты янсенистов В 1685 году отменяется Нантский эдикт, обеспечивавший равноправие протестантов с католиками, начинается насильственное обращение в католицизм, конфискация имущества непокорных, преследование малейших проблесков оппозиционной мысли.

Возрастает влияние иезуитов, реакционных церковников.

Литературная жизнь Франции также вступает в полосу кризиса и затишья; последним значительным произведением блестящей классической литературы являются «Характеры и нравы нашего века» Лабрюйера (1688) — публицистическая книга, запечатлевшая картину морального упадка и деградации французского высшего общества.

Поворот в сторону реакции наблюдается и в области философии.

Если ведущее философское направление середины века — учение Декарта — заключало в себе наряду с идеалистическими элементами материалистические, то в конце века последователи и ученики Декарта заключало в себе наряду с идеалистическими элементами материалистические то в конце века последователи и ученики Декарта развивают именно идеалистическую и метафизическую сторону его учения. «Все богатство метафизики ограничивалось теперь только мысленными сущностями и божественными предметами, и это как раз в такое время, когда реальные сущности и земные вещи начали сосредоточивать на себе весь интерес. Метафизика стала плоской»[3]. В свою очередь и традиция материалистической философской мысли, представленная в середине века Гассенди и его учениками, переживает кризис, разменивается на мелкую монету в аристократических вольнодумных кружках опальных вельмож; и только одна крупная фигура воплощает наследие французского материализма. и атеизма, — это эмигрант Пьер Бейль, которого по справедливости считают духовным. отцом французского Просвещения.

Творчество Буало в своей последовательной эволюции отразило эти сложные процессы совершавшиеся в общественной и идеологической жизни его времени.

Никола Буало-Депрео родился 1 ноябри 1636 года в Париже, в семье зажиточного буржуа, адвоката, чиновника парижского парламента.

Получив обычное для того времени классическое образование в иезуитской коллегии Буало поступил сначала на богословский, а затем на юридический факультет Сорбонны (Парижского университета), однако, не испытывая никакого влечения к этой профессии, отказался от первого же порученного ему судебного дела.

Оказавшись в 1657 году, после смерти отца, материально независимым (отцовское наследство обеспечивало ему пожизненную ренту приличного размера), Буало целиком посвятил себя литературе С 1663 года начинают печататься его мелкие стихотворения, а затем сатиры (первая из них написана еще в 1657 году).

До конца 1660-х годов Буало выпускает девять сатир, снабженных, в качестве предисловия к девятой, теоретическим «Рассуждением о сатире». В этот же период Буало сближается с Мольером, Лафонтеном и Расином. В 1670-е годы он пишет девять Посланий, «Трактат о прекрасном», ирои-комическую поэму «Налой».

В 1674 году заканчивает стихотворный трактат «Поэтическое искусство», задуманный по образцу «Науки поэзии» Горация. В этот период авторитет Буало в области литературной теории и критики является уже общепризнанным.

Вместе с тем непримиримая позиция Буало в борьбе за прогрессивную национальную литературу против реакционных сил общества, в частности поддержка, оказанная им в свое время Мольеру и позднее — Расину, решительный отпор третьестепенным писателям, за спиной которых скрывались порой весьма влиятельные лица, — создали критику множество опасных врагов как среди литературной клики, так и в аристократических салонах. Немалую роль сыграли и смелые, «вольнодумные» выпады в его сатирах, направленные Непосредственно против высшей знати, иезуитов великосветских ханжей. Так, в V сатире Буало клеймит «пустую, тщеславную, праздную знать, кичащуюся заслугами предков и чужими доблестями», и противопоставляет наследственным дворянским привилегиям третьесословную идею «личного благородства».

Источник: https://www.litmir.me/br/?b=237777&p=1

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector