Краткое содержание эсхил агамемнон за 2 минуты пересказ сюжета

Математик Архимед

ЭСХИЛ — греческий драматург, первый из трех великих афинских трагиков 5 в. до н.э. Наши сведения о жизни Эсхила восходят главным образом к жизнеописанию, предпосланному его трагедиям в рукописи 11 в. Согласно этим данным, Эсхил родился в 525 до н.э.

в Элевсине, его отцом был Эвфорион, принадлежавший к старинной афинской аристократии, эвпатридам.

Эсхил сражался с персами у Марафона (этот факт с гордостью отмечается и в его эпитафии) и, вероятно, участвовал также в битве при Саламине, поскольку рассказ об этом сражении в Персах скорее всего принадлежит очевидцу.

Краткое содержание Эсхил Агамемнон за 2 минуты пересказ сюжета

В молодости Эсхила Афины были малозначительным городом, но ему довелось сделаться свидетелем выдвижения родного города на ведущее место в греческом мире, что произошло после греко-персидских войн. Эсхил впервые выступил в состязании трагиков ок. 500 до н.э.

, но первый приз ему удалось выиграть только в 484. Позднее Эсхил занимал первое место по меньшей мере 13 раз. Афиняне очень высоко ставили его произведения.

Об этом можно судить уже по тому, что после его смерти в Афинах было принято постановление, что всякий желающий поставить пьесу Эсхила «получит хор» от властей (т.е. получит разрешение возобновить постановку драмы на празднестве Дионисий).

Эсхил несколько раз ездил на Сицилию и ставил там свои драмы, а в 476 до н.э. сочинил трагедию Этнянки в честь основания Этны Гиероном, тогдашним правителем Сиракуз.

Предание о том, будто в 468 до н.э. Эсхил покинул Афины, потому что его возмутил успех младшего соперника Софокла, скорее всего недостоверно. Как бы то ни было, в 467 до н.э. Эсхил уже вновь был в Афинах на постановке своей трагедии Семеро против Фив, а в 458 до н.э.

его шедевр, Орестея, единственная дошедшая до нас греческая трилогия, удостоилась первой премии. Эсхил умер в Геле на Сицилии в 456 до н.э. Как и все трагики до Софокла, он сам исполнял роли в своих драмах, но нанимал также и профессиональных актеров.

Считается, что это Эсхил совершил чрезвычайно важный шаг в развитии драмы, введя в действие второго актера. 

Произведения.

Эсхил объединял свои трагедии в трилогии, посвященные общей теме, например судьбе рода Лайя.

Неизвестно, был ли он первым, кто начал создавать подобные единые трилогии, однако использование именно такой формы открывало широкий простор для мысли поэта и стало одним из факторов, позволивших ему достичь совершенства.

Считается, что Эсхил был автором девяноста драм, названия 79 нам известны; из них 13 – сатировские драмы, которые обычно ставились как дополнение к трилогии.

Хотя до нас дошло только 7 трагедий, их состав определился в результате тщательного отбора, произведенного в последние века античности, и поэтому их можно считать лучшими или наиболее типичными плодами поэтического дара Эсхила. Каждую из этих трагедий следует упомянуть особо.

Персы, единственная дошедшая до нас историческая драма во всей греческой литературе, описывает поражение персов при Саламине в 480 до н.э. Трагедия была написана через восемь лет после этих событий, т.е. в 472 до н.э. Относительно времени постановки трагедии Прометей прикованный данных не имеется.

Одни ученые считают ее относящейся к раннему периоду творчества, другие, напротив, к позднему. Вероятно, это была часть трилогии, посвященной Прометею.

Миф, на котором основана данная трагедия, – наказание Прометея за похищение огня и пренебрежение волей Зевса, – получил развитие в знаменитой поэме Шелли Освобожденный Прометей и во множестве других произведений.

 

Трагедия Семеро против Фив, поставленная в 467 до н.э., является изложением истории сыновей Эдипа, Этеокла и Полиника. Это завершающая часть трилогии, первые две трагедии были посвящены Лайю и его сыну Эдипу.

Трагедия Просительницы излагает историю пятидесяти дочерей Даная, которые предпочли бежать из Египта, чтобы не выходить замуж за своих двоюродных братьев, сыновей Египта, и нашли убежище в Аргосе.

Из-за обилия архаизмов эта трагедия долгое время считалась самым ранним из сохранившихся произведений Эсхила, однако папирусный фрагмент, опубликованный в 1952, позволяет датировать ее предположительно 463 до н.э. Трилогия Орестея была написана в 458 до н.э. и состоит из Агамемнона, Хоэфор и Эвменид. 

Техника драматургии. 

Когда Эсхил начинал писать, трагедия представляла собой преимущественно лирическое хоровое произведение и, по всей вероятности, состояла из хоровых партий, изредка прерывавшихся репликами, которыми обменивались предводитель хора (корифей) и единственный актер (впрочем, по ходу драмы он мог исполнять несколько ролей). Осуществленное Эсхилом введение второго актера оказало огромное влияние на сущность драмы, поскольку впервые дало возможность использовать диалог и передавать драматический конфликт без участия хора.

В Просительницах и в Персах хор играет основную роль.

Просительницы содержат лишь один короткий эпизод, в котором на сцене беседуют два персонажа, вообще же на всем протяжении пьесы актеры общаются только с хором (поэтому эту пьесу и принято было считать самой ранней трагедией Эсхила).

Однако к концу жизни Эсхил научился с легкостью управлять двумя или даже тремя персонажами одновременно, и хотя в Орестее по-прежнему отмечаются длинные партии хора, основное действие и развитие сюжета происходят именно посредством диалогов. 

Строение сюжета у Эсхила остается сравнительно простым. Главный герой оказывается в критическом положении, определенном волей божеств, и положение это, как правило, не меняется вплоть до развязки.

Остановившись однажды на определенном образе действий, герой продолжает шествовать по избранному пути, не зная сомнений. Внутренний конфликт, которому отводит столь важное место Еврипид, у Эсхила почти незаметен, так что даже Орест, собираясь убить свою мать по велению Аполлона, проявляет лишь минутное колебание.

Несколько незамысловатых эпизодов создают напряжение и вводят в действие детали, приводящие к самой катастрофе.

 

Песни хора, переплетающиеся с эпизодами, образуют величественный фон, они передают непосредственное ощущение трагической ситуации, создают настроение тревоги и ужаса и подчас содержат указание на нравственный закон, являющийся скрытой пружиной действия. Судьба хора всегда вовлечена в трагедию, исход драмы в определенной мере затрагивает и его участников. Таким образом, Эсхил использует хор в качестве дополнительного актера, а не просто как комментатора событий. 

Персонажи Эсхила обрисованы несколькими мощными штрихами. Здесь следует особо выделить Этеокла в Семеро против Фив и Клитемнестру в Агамемноне.

Этеокл, благородный и верный своему долгу царь, навлекший гибель на себя и на свой род отчасти именно из-за преданности отчизне, был назван первым трагическим героем европейской драмы. Клитемнестру часто сравнивали с леди Макбет.

Эта женщина, обладающая железной волей и непреклонной решимостью, одержимая слепой яростью, побуждающей ее убить мужа, безраздельно господствует во всех сценах Агамемнона, в которых она принимает участие. 

Мировоззрение. 

Величайшим достижением Эсхила было создание глубоко продуманной теологии. Отталкиваясь от греческого антропоморфного политеизма, он пришел к идее единого высшего божества («Зевс, кем бы он ни был, если ему так называться благоугодно»), почти полностью лишенного антропоморфных черт.

В Просительницах Эсхил обращается к Зевсу как к «Царю царей, самой благой и совершенной из божественных сил», а в последней своей трагедии, Эвменидах, изображает Зевса как всеведущее и всемогущее божество, объединившее в себе справедливость и мировое равновесие, т.е.

функции личного божества и неотвратимое свершение безличной судьбы.

Может показаться, что Прометей прикованный резко контрастирует с таким представлением о Зевсе, поскольку здесь Зевс воспринимается Прометеем, Ио и хором как злобный тиран, могучий, но отнюдь не всеведущий, и притом скованный железными законами Необходимости. Однако следует помнить, что Прометей прикованный – лишь первая из трех трагедий на этот сюжет, несомненно, в двух последующих частях Эсхил нашел какое-то решение затронутой им теологической проблемы. 

В теологии Эсхила божественное управление мирозданием распространяется также и на царство человеческой морали, т.е., если пользоваться языком мифа, Справедливость – дочь Зевса. Поэтому божественные силы неизменно наказывают грехи и преступления людей.

Действие этой силы не сводится к воздаянию за излишнее благополучие, как полагали некоторые современники Эсхила: надлежащим образом использованное богатство отнюдь не влечет за собой гибели.

Однако слишком благополучные смертные обнаруживают склонность к слепому заблуждению, безумию, которое, в свою очередь, порождает грех или самонадеянность и в итоге приводит к божественному наказанию и гибели.

Краткое содержание Эсхил Агамемнон за 2 минуты пересказ сюжета

Последствия такого греха часто воспринимаются как наследственные, передающиеся внутри семьи в виде родового проклятия, однако Эсхил дает понять, что каждое поколение совершает свой собственный грех, тем самым вызывая к жизни родовое проклятие. В то же время наказание, ниспосылаемое Зевсом, отнюдь не является слепым и кровожадным воздаянием за прегрешение: человек учится через страдание, так что страдание служит позитивной нравственной задаче. 

Орестея, трилогия, поставленная в 458 до н.э., состоит из трех трагедий – Агамемнон, Хоэфоры, Эвмениды.

В этой трилогии прослеживается действие проклятия, постигшего род Атрея, когда сын Пелопа Атрей, поссорившись со своим братом Фиестом, убил детей Фиеста и угостил их отца страшным яством, приготовленным из детей.

Проклятие, насланное Фиестом на Атрея, перешло на сына Атрея – Агамемнона. Поэтому, когда Агамемнон во главе греческого войска отправлялся под Трою, он решил принести в жертву собственную дочь, Ифигению, чтобы умилостивить Артемиду.

Его жена Клитемнестра так никогда и не простила ему это злодеяние. В его отсутствие она обзавелась любовником Эгисфом, сыном Фиеста, вместе с которым замыслила план отмщения. Через десять лет Троя пала, и греки вернулись домой. 

В трагедии Агамемнон действие начинается как раз с этого момента, а разворачивается оно вокруг умерщвления предводителя греческого войска собственной женой.

Когда Агамемнон возвращается домой в сопровождении троянской пророчицы Кассандры, ставшей его пленницей и наложницей, Клитемнестра приглашает его войти во дворец и убивает его; участь Агамеменона разделяет и Кассандра. После убийств на сцене появляется Эгисф и заявляет, что отныне царская власть принадлежит ему и Клитемнестре.

Хор аргосских старцев, сохранивших верность Агамемнону, тщетно протестует и намекает на грядущее возмездие, когда подрастет сын Агамемнона, Орест. 

Краткое содержание Эсхил Агамемнон за 2 минуты пересказ сюжета

Трагедия Хоэфоры (или Жертва у гроба) повествует о возвращении Ореста, который после убийства отца был отправлен за пределы Аргоса. Повинуясь оракулу Аполлона, Орест тайно возвращается, чтобы отомстить за отца.

С помощью своей сестры, Электры, он проникает во дворец, убивает Эгисфа и собственную мать.

После этого деяния Орест становится жертвой Эриний, грозных духов, мстящих за убийство родича, и в безумии покидает сцену, чтобы вновь искать защиту у Аполлона. 

Трагедия Эвмениды посвящена страданиям Ореста, завершившимся в конце концов его оправданием. Преследуемый Эриниями юноша приходит в Афины и предстает здесь перед специально назначенным судом (Ареопагом) во главе с богиней Афиной.

Аполлон выступает в качестве защитника, а голос, поданный Афиной, решает дело в пользу Ореста, поскольку люди не смогли придти к окончательному решению. Так прекращается действие родового проклятия Атрея.

Эринии вне себя от гнева в связи с таким решением Ареопага, однако Афине удается их смягчить, уговорив их передать свои функции хранительниц справедливости Зевсу, а самим поселиться в Аттике в качестве благодетельных духов земли. 

Источник: https://tunnel.ru/post-ehskhil

Эсхил «Агамемнон» – краткое содержание — Русская историческая библиотека

читайте также статьи Эсхил, Эсхил (краткая биография), Эсхил «Персы» – краткое содержание, Эсхил «Семеро против Фив» – краткое содержание, Эсхил «Прометей прикованный» – краткое содержание

Первая часть трилогии Эсхила «Орестея» – трагедия «Агамемнон» – посвящена судьбе этого главного предводителя греков в Троянской войне.

Действие происходит в Аргосе, столице царства Агамемнона, где Клитемнестра, его неверная жена, устраивает пышную церемонию встречи мужа, вернувшегося победителем с богатой добычей.

Предчувствиями близкой беды охвачены все присутствующие: смущен и напуган старый слуга, которого Клитемнестра заставила караулить возвращение кораблей, в смятении старейшины Аргоса, с ужасом слушают они страшные пророчества троянской царевны Кассандры, пленницы Агамемнона. Спокоен и далек от подозрений в драме Эсхила лишь один Агамемнон. Но как только он входит во дворец и переступает порог своей ванны, Клитемнестра сзади наносит ему удар секирой и, покончив с мужем, убивает прибежавшую на крик Агамемнона Кассандру.

Краткое содержание Эсхил Агамемнон за 2 минуты пересказ сюжета

Бюст Эсхила из Капитолийских музеев, Рим

Читайте также:  Краткое содержание чехов ионыч за 2 минуты пересказ сюжета

По законам античного театра зрители не должны были видеть убийства. В трагедии Эсхила они слышали только крики жертв и узнавали о происшедшем из рассказа вестника. Затем на орхестру выкатывали эккиклему, на которой лежали тела убитых. Над ними с секирой в руках стояла торжествующая Клитемнестра.

По традиционной мотивировке она мстила Агамемнону за то, что некогда, желая ускорить отплытие греческого флота под Трою, он принес в жертву богам свою дочь Ифигению. Боги выбрали Клитемнестру орудием наказания преступного отца и осуществили свое правосудие.

Но такая интерпретация мифа уже не удовлетворяла Эсхила, которого интересовали этические мотивы поведения человека, свободного в выборе своих решений.

Поэтому не поруганные чувства матери руководят действиями порочной и жестокой Клитемнестры, а желание провозгласить царём Аргоса и своего возлюбленного, двоюродного брата Агамемнона, Эгисфа. Попирая все нормы человеческого поведения, обрызганная кровью своих жертв, Клитемнестра в драме Эсхила торжествует:

И радовалась я, как ливню ЗевсовуНабухших почек радуется выводок.

Краткое содержание Эсхил Агамемнон за 2 минуты пересказ сюжета

Клитемнестра, колеблющаяся нанести удар Агамемнону

Хор старейшин боится царицы, но не скрывает своего осуждения:

Как ты заносчива! Сколько гордыни в речах твоих. Кровь опьянила тебя! Бешенство душу твою обуяло. Ты веришь,

Будто к лицу тебе пятна кровавые…

В этой трагедии Эсхила Агамемнон выступает еще в традиционной роли носителя проклятия всего преступного рода Атридов, каждый член которого неизбежно становится преступником, а его наказание воспринимается как неизбежная кара богов, хранителей справедливости – основы миропорядка.

Источник: http://rushist.com/index.php/literary-articles/2592-eskhil-agamemnon-kratkoe-soderzhanie

Эсхил – «Агамемнон» (краткое содержание)

отдельные статьи Эсхил «Агамемнон» – краткое содержание и Эсхил «Агамемнон» – анализ

«Орестея» – самое зрелое творение Эсхила, одно из наиболее прекрасных и величественных созданий древнего искусства.

Особенно первая часть этой трилогии – трагедия «Агамемнон» – отличается обилием поразительных сцен, глубокомысленными хорами, образцовыми характеристиками и художественной прелестью языка.

Эсхил изображает, как глава союза греческих царей Агамемнон с торжеством возвращается на родину после Троянской войны. (См. изложение мифа о Агамемноне, Кассандре и Клитемнестре.)

В первой сцене трагедии к аргосскому дворцу собирается хор местных старцев. Они вспоминают о начале похода под Трою, но всех речах хора сквозят недобрые предчувствия.

Хор вспоминает, как перед отплытием под Трою Агамемнон собирался принести в жертву Артемиде ради попутного ветра свою дочь Ифигению (этой теме посвящена трагедия Еврипида«Ифигения в Авлиде») Прибывший в Аргос вестник сообщает о полной победе греков и взятии ими Трои, однако хор и после этого не выражает большой радости, больше рассуждая о проклятии, которое принесла и грекам, и троянцам красавица Елена. В следующей сцене приезжает на колеснице Агамемнон. Он привозит пленницу – дочь троянского царя Приама, пророчицу Кассандру. Стоя на колеснице, Агамемнон громко торжествут по поводу своей победы и обещает справедливо править государством.

Между тем, жена Агамемнона, Клитемнестра, давно соблазнённая коварным любовником Эгисфом, задумывает убить возвратившегося с войны мужа. Но пока она обманно приветствует его льстивой речью и велит расстелить перед ним пурпурный ковер.

Агамемнон сначала отказывается ступать по такой роскоши, боясь возбудить зависть богов, но потом поддаётся уговорам Клитемнестры. «Сильное трагическое действие этой пьесы основывается на контрасте внешнего блеска дома Атридов с внутренним его разложением.

Первые сцены представляют нечто чрезвычайно великолепное – свет сигнальных костров, известие о падении Трои, торжественный въезд Агамемнона; но среди этой общей радости в песнях хора звучит печальная нота какого-то предчувствия беды, которое постепенно становится яснее и сильнее; наконец, в превосходной сцене Кассандры с хором это бедствие уже вполне ясно представляется сознанию». (О. Миллер).

Победоносный Агамемнон входит во дворец. Вероломная Клитемнестра идёт за ним, лелея злой умысел. Перед домом остаются пленная Кассандра, сидящая на колеснице.

Клитемнестра выходит из дворца и зовет туда Кассандру, чтобы принять участие в жертвоприношении; но несчастная пророчица, которая уже предвидит гибель свою и Агамемнона, сидит в молчаливом оцепенении; царица с угрозами снова уходит во дворец. Тогда Кассандра в ужасе вскакивает и восклицает:

Кассандра

:О боги! она… что она замышляет?Что там готовит еще?Новое горе, горе ужасное,Неотвратимое, непоправимое!

И нет спасенья кругом!

Хор

:Что видится еще ей? – Непонятно;

Иль новое пророчествует горе?

Кассандра

:Боги, что вижу еще?Адская сеть!Это – брачное их покрывало…Фурии, фурии!Ненасытимые кровью проклятою этого рода!

Запевайте ужасную песнь!..

Корифей

:Зачем зовешь ты фурий? о какой

Еще ужасной вспоминаешь песни?

Хор

:К сердцу вся кровь приливает моя!Точно мечом кто пронзил мою грудь!Точно глубокая ночь погашает кругомСвет убегающей жизни…

Ждать нам, о, ждать нам беды!..

Кассандра

:Смотрите… ах!.. ах!.. удержите… удержите ее!..Накинула адский покров…Опутала… боги!.. удар!..

Упал он! упал!..

Хор

:Не смыслю ничего в разгадке я

Оракулов, – но чую тут беду!

Корифей

:В прахе рожденным разве когдаСкажет оракул светлую весть?Темное слово вещих богов

Лишь в совершившихся ясно бедах.

Кассандра

:Ах, вот и мне, злополучной,Жребий такой же грозит!Что ты привел меня в дом свой? Зачем?Или затем, чтоб с тобою

Смертью одной умереть?..

  • Клитемнестра, колеблющаяся нанести удар Агамемнону. Сцена из «Орестеи»
  • Зрителей потрясал и жалобный плач о горестной судьбе Кассандры, который Эсхил вложил в её уста:
  • Кассандра

:Еще хочу поплакать о себе.В последний раз тобою я любуюсь,Луч солнца золотой. Молю тебя,Да будет легкою работой мщеньеМоим убийцам; ведь они меня,Рабыню, также без труда зарежут.Судьбы людей! погибнет ваша память!Дела людей! хоть будьте вы счастливы,Но тень и вас ведь может помрачить.Преданья о несчастьях; о которыхЖалею я гораздо больше, чемО счастье смертного несовершенном,Погибнут также, – только стоит их

Коснуться мокрой губкою забвенья.

Кассандра входит во дворец. Хор предается горестному раздумью и вдруг слышит предсмертные вопли царя. Ворота царского жилища раскрываются, и зрители видят трупы убитых — Агамемнона и Кассандры, а над ними окровавленную Клитемнестру с секирой в руках.

Она с гордостью заявляет о том, что убила Агамемнона, якобы, в отмщение за свою дочь Ифигению, которую отец принёс в жертву богам перед началом троянского похода. Потрясенный хор клянёт Клитемнестру. Приходит ее любовник Эгисф с телохранителями. Он собирается броситься на участников хора с мечом, но Клитемнестра удерживает его.

Хор в полном бессилии выражает надежду, что за Агамемнона отомстит, когда возмужает, его отрок-сын Орест.

Источник: https://zen.yandex.ru/media/id/5b4b88c245515100a9e1f547/5b5dd82dd8824e00a9c23e00

Драма убийства. Драма мести. Драма прощения. Эсхил, «Орестея»

april_syndrom

  • Я же один — иного мнения:
  • Я говорю: от дурного дела
  • Плодится множество дел дурных,И все изначальной виною схожи.

[Эсхил] (ок. 525-456 до н. э.), древнегреческий поэт-драматург, «отец трагедии». Был свидетелем подъема афинской демократии, с чем связано присущее его творчеству настроение суровой бодрости и доверия к справедливому устройству мира, но также и страха перед возможным нарушением человеком мировой «меры». © Эсхил создал около 70 трагедий (по другим источникам, около 90 драм), но до нас дошло только семь. Ирония.

[Орестея] — трилогия, состоящая из трех драм — «Агамемнон», «Жертва у гроба»*, «Эвмениды».

*  Название второй драмы «Жертва у гроба» в книге Д. Дилите преподносится, как «Хоэфоры» — «Плакальщицы».

Сюжет «Орестеи» взят Эсхилом из мифа о цепи убийств в доме аргосского царя Агамемнона. Отец Агамеменона, Атрей, зарезал детей своего брата Фиеста за то, что тот соблазнил его жену, и накормил отца мясом его детей (у меня возникает ассоциация — Джованни Бокаччо «Декамерон»). Тогда Фиест проклял Атреев род, что оказалось губительным для его потомков. Об этом и повествует «Орестея».

1) «Агамемнон». В целом, в первой части трилогии на подмостки выносится одно действие — прибытие Агамемнона и убийство его Клитемнестрой. Но из хоровых партий мы узнаем предысторию этого события.

А именно — Сын Атрея, Агамемнон, отправляясь на Троянскую войну, должен был принести в жертву богине Артемиде свою дочь Ифигению. Когда Агамемнон вернулся с войны в Аргос, он был убит своей женой, мстящей за дочь.

Первый грех Агамемнона — убийство дочери (10 лет назад): «Он решился дочь убить, Чтоб отплыли корабли, Чтоб скорей начать войну Из-за женщины неверной». (Елена — «Плен»). Сам Агамемнон принадлежит проклятому роду убийц и грешников. Он правнук Тантала, убившего своего сына Пелопса. Он — внук Пелопса, коварно убившего Мартила. Он — сын Атрея, убившего детей брата.

Клитемнестра — это волевой, властный, надменный человек, «женщина с неженскими надеждами, с душой мужской», как сказал о ней Дозорный. Она также грешна перед Агамемноном, как и Агамемнон перед ней.

В прологе Дозорный видит огонь, извещающий о падении Трои. Затем появляется перед читателем Вестник, возвещающий благополучное возвращение Агамемнона. Он должен подтвердить, что Троя действительно пала. Поначалу речь Вестника — речь счастливого человека, вернувшегося на Родину.

Но он напоминает и о лишениях, выпавших на долю ахейского войска. Кроме того, он ведает рассказ о морской буре, во время которой исчезло судно брата Агамеменона, Менелая.

Эта напряженная и колоритная в своем трагицизме речь Вестника приоткрывает перед читателем оборотную сторону победы Агамемнона.

В «Агамемноне» мы можем наблюдать тончайшее психологическое мастерство Эсхила, которое проявилось в так называемой «трагической иронии». Она основана на том, что зритель (читатель) в общих чертах знает исход истории их мифологии.

Обреченный, но ничего не подозревающий Агамемнон говорит, что «тот, кто кончит жизнь в благополучье, тот блажен поистине». Перед его убийством Клитемнестра произносит двусмысленные слова: «Я тороплюсь. Уже пред алтарем стоит овца и ждет ножа. Никак не чаяли, что до такой дожить придется радости».

Овца здесь -Агамемнон, а «радость» вызвана не встречей с мужем, а близостью свершения давно задуманной мести.

Но и Клитемнестра не безгрешна. Пока Агамемнон был на войне, она сошлась с его двоюродным братом Эгисфом (Эгистом).

Агамемнон возвращается с плененной царевной Кассандрой. Клитемнестра убивает Агамемнона и Кассандру.

2) «Жертва у гроба». Возвращение Ореста («Позорно предан сын отца свободного»), радостная встреча его с сестрой Электрой на могиле отца. Орест прибыл по велению Аполлона отомстить за гибель отца. Оресту нелегко это сделать.

Более того, ему даже сложно произнести слово «мать», ведь именно её он должен убить. «Но отчее не сойдет бесчестье Ей даром с рук. Все свершит Моей рукой суд богов. Убив её, пусть и сам погибну» .

Орест приходит в свой родной дом и, притворившись  путником, шедшим из Фокиды в Аргос, сообщает Клитемнестре, что Орест погиб. В третьем эписодии Эгист делает вид, что смерть Ореста «для дома рана тяжкая». Орест убивает Эгиста.

Потом приходит черед матери — она умоляет его о пощаде. Тогда Орест обращается к Пиладу и тот напоминает ему о тех грехах и бедах, свершенных Клитемнестрой.

«Помним заветный час: Правда в Приамов дом карой вошла тяжелой. В дом Агамемнона правда сегодня вошла львом двуголовым, убийством двойным».

3) «Эвмениды». Начало преследований Ореста богинями мести — Эриниями, а затем умиротворение всех богинь Афиной. Ореста в конце концов очищает Аполлон и это останавливает его мучения.

Здесь намечается противостояние эринний и Аполлона(угрожает им своими стрелами) с Афиной (призывает на помощь богиню убеждения Пейто).

«Концовка «Орестеи» проповедует такой мировой порядок, в котором нет победителей и побежденных».

  1. Лейтмотивом трагедии «Орестея» можно выделить следующее:
  2. Через муки, через боль
  3. Зевс ведет людей к уму,
  4. К разумению ведет.
  5. ……
  6. Благостно небесное насилье,
  7. Руль миров держащее в руке.

Вопрос. Где находится Пуп Земли, куда «просителем» собирался отправиться в своей речи Орест после убийства матери? 

  • in-your-face
  • Shiny Toy Guns — You Are The One

Источник: https://april-syndrom.livejournal.com/2645.html

"Орестея" (Эсхил): описание и анализ трилогии Эсхила

«Орестея» — трилогия Эсхила, состоящая из трех трагедий: «Агамемнон», «Хоэфоры» («Плакальщицы», или «Жертвы у гроба») и «Эвмениды». Поставленная в 458 г. до н.э.

, «Орестея» Эсхила представляет собой единственный сохранившейся пример полной трилогии на единый сюжет (в таком виде вместе с так называемой «сатировой драмой» трагедии изначально ставились на трагических состязаниях во время праздника Великих Дионисий в Афинах).

Читайте также:  Краткое содержание гаршин художники за 2 минуты пересказ сюжета

В данном случае трилогия посвящена истории гибели предводителя греческих войск под Троей Агамемнона по возвращении домой от руки супруги Клитемнестры и последующей мести за отца сына Агамемнона Ореста.

Стержневым мотивом, объединяющим все трагедии, становится тема кровной мести, череды убийств, в которых каждый персонаж попеременно становится то мстителем, то жертвой.

В первой трагедии Клитемнестра мотивирует свою месть Агамемнону тем, что в свое время тот принес в жертву их дочь Ифигению, во второй Орест и помогающая ему сестра Электра мстят за убитого отца, наконец в «Эвменидах» преследуемой жертвой становится уже Орест, за которым гонятся богини мести Эринии, понукаемые тенью убитой Клитемнестры. В более широком смысле этот мотив становится реализацией темы родового проклятия Атридов, постоянно присутствующей в песнях хора, а в «Агамемноне» звучащей в словах пленницы-пророчицы Кассандры и в действиях возлюбленного Клитемнестры Эгисфа, мстящего потомкам Атрея за преступление против своего отца Фиеста.

В системе персонажей трилогии воплощением темы родовой мести, бесспорно, служит прежде всего образ Клитемнестры, единственного участника всех трех трагедий. Она движима исключительно «голосом крови»: этим определяется не только ее страшная месть, но и соседствующая с ней любовь к своим детям, очевидная в «Хоэфорах».

В то же время Клитемнестра — наиболее активно действующий персонаж: в «Агамемноне», например, ее поступкам сопутствует утверждение собственной мудрости и власти, не приличествующее, по мнению хора, женщине, в «Хоэфорах» она пытается словами отвратить Ореста от мести, в «Эвменидах» ее тень побуждает заснувших Эриний вновь устремиться в погоню.

Активность Клитемнестры отличает ее образ от другого мстителя — Ореста, который предстает в трилогии скорее пассивным «орудием богов»: он постоянно колеблется, ссылается на оракул Аполлона, пославший его на убийство, а в последней трагедии просто уступает тому же Аполлону защиту самого себя в афинском суде.

Даже убийство Клитемнестры Орест совершает как бы вынужденно: он страшится поднять руку на мать и наносит удар лишь после грозного напоминания своего друга Пилада о все том же пророчестве Аполлона (эффект сцены подчеркнут тем, что Пилад в ней единственный раз заговаривает, оставаясь на протяжении всей остальной трагедии традиционным «персонажем без слов»).

Таким образом, Орест и Клитемнестра, объединенные общим для них мотивом мести и чередованием ролей преступника и жертвы, представляют собой как бы две стороны взаимодействия человека с судьбой.

При этом «покорность» Ореста в итоге оказывается оправданной, а «действенность» Клитемнестры воспринимается как проявление обычного для трагедии мотива «гордыни», преступления заповеданных человеку рамок поведения.

Та же «гордыня», переходящая в постоянную для греческой трагедии тему «безумия», характеризует в трилогии и поведение Агамемнона (по просьбе Клитемнестры ступающего на выстланную пурпуром дорогу в дом — почесть, приличествующая лишь богам), и действия Эгисфа.

Впрочем, показательно, что в известной мере «безумием» оборачивается и судьба Ореста: как помрачение рассудка воспринимает хор видящихся Оресту Эриний в конце «Хоэфор», в нарушении исконных заповедей кровной близости обвиняется герой и в «Эвменидах». Таким образом, по ходу трилогии оба пути — путь Ореста и путь Клитемнестры — оказываются ведущими к одинаковому исходу, и мрачные предчувствия хора о неизбывности мести и убийства кажутся непреодолимыми.

Источник: https://classlit.ru/publ/zarubezhnaja_literatura/drugie_avtori/oresteja_ehskhil_opisanie_i_analiz_trilogii_ehskhila/62-1-0-1376

Орестея краткое содержание краткий пересказ, — Краткие содержания произведений

Античная литература краткое содержание ОРЕСТЕЯ Трагедия (458 до н. э)

Самым могучим царем в последнем поколении греческих героев был Агамемнон, правитель Аргоса. Это он начальствовал над греческими войсками в Троянской войне, ссорился и мирился с Ахиллом в «Илиаде», а потом победил и разорил Трою. Но участь его оказалась ужасна, а участь сына его Ореста — еще ужаснее. Им пришлось и совершать преступления, и расплачиваться за преступления — свои и чужие.

Отец Агамемнона Атрей жестоко боролся за власть со своим братом Фиестом. В этой борьбе Фиест обольстил жену Атрея, а Атрей за это убил двух маленьких детей Фиеста и накормил ни о чем не догадывающегося отца их мясом.

(Про этот людоедский пир потом Сенека напишет трагедию «Фиест».) За это на Атрея и его род легло страшное проклятие.

Третий же сын Фиеста, по имени Эгисф, спасся и вырос на чужбине, помышляя только об одном: о мести за отца.

У Атрея было два сына: герои Троянской войны Агамемнон и Менелай. Они женились на двух сестрах: Менелай — на Елене, Агамемнон — на Клитемнестре (или Клитеместре).

Когда из-за Елены началась Троянская война, греческие войска под начальством Агамемнона собрались для отплытия в гавань Авлида. Здесь им было двусмысленное знамение: два орла растерзали беременную зайчиху. Гадатель сказал: два царя возьмут Трою, полную сокровищ, но им не миновать гнева богини Артемиды, покровительницы беременных и рожениц.

И действительно, Артемида насылает на греческие корабли противные ветры, а в искупление требует себе человеческую жертву — юную Ифигению, дочь Агамемнона и Клитемнестры. Долг вождя побеждает в Агамемноне чувства отца: он отдает Ифигению на смерть. (О том, что случилось с Ифигенией, потом напишет трагедию Еврипид.

) Греки отплывают под Трою, а в Аргосе остается Клитемнестра, мать Ифигении, помышляя только об одном — о мести за дочь.

Двое мстителей находят друг друга: Эгисф и Клитемнестра становятся любовниками и десять лет, пока тянется война, ждут возвращения Агамемнона. Наконец Агамемнон возвращается, торжествуя, — и тут его настигает месть. Когда он омывается в бане, Клитемнестера и Эгисф накидывают на него покрывало и поражают его топором. После этого они правят в Аргосе как царь и царица.

Но в живых остался сын Агамемнона и Клитемнестры Орест; чувство матери побеждает в Клитемнестре расчет мстительницы, она отсылает его в чужой край, чтобы Эгисф не погубил за отцом и сына. Орест растет в далекой Фокиде, помышляя только об одном — о мести за Агамемнона. За отца он должен убить мать; ему страшно, но вещий бог Аполлон властно говорит: «Это твой долг».

Орест вырос и приходит мстить. С ним его фокидский друг Пилад — имена их стали в мифе неразрывны. Они притворяются путниками, принесшими весть, сразу и печальную и радостную: будто бы Орест умер на чужбине, будто бы Эгис-фу и Клитемнестере больше не грозит никакая месть. Их впускают к царю и царице, и здесь Орест исполняет свой страшный долг: убивает отчима и родную мать.

Кто теперь продолжит эту цепь смертей, кто будет мстить Оресту? У Эгисфа с Клитемнестрой не осталось детей-мстителей.

И тогда на Ореста ополчаются сами богини мщения, чудовищные Эринии: они насылают на него безумие, он в отчаянии мечется по всей Греции и наконец припадает к богу Аполлону: «Ты послал меня на месть, ты и спаси меня от мести».

Бог выступает против богинь: они — за древнюю веру в то, что материнское родство важнее отцовского, он — за новое убеждение, что отцовское родство важнее материнского. Кто рассудит богов? Люди.

В Афинах, под присмотром богини Афины, (она женщина, как Эринии, и она мужественна, как Аполлон), собирается суд старейшин и решает: Орест прав, он должен быть очищен от греха, а Эриниям, чтобы их уми-лостивить, будет воздвигнуто святилище в Афинах, где их будут чтить под именем Евменид, что значит «Благие богини».

По этим мифам драматург Эсхил и написал трилогию «Орестея» — три продолжающие друг друга трагедии: «Агамемнон», «Хоэфоры», «Ев-мениды». «Агамемнон» — самая длинная трагедия из трех. Она начинается необычно.

В Аргосе, на плоской крыше царского дворца, лежит дозорный раб и смотрит на горизонт: когда падет Троя, то на ближней к ней горе зажгут костер, его увидят через море на другой горе и зажгут второй, потом третий, и так огненная весть дойдет до Аргоса: победа одержана, скоро будет домой Агамемнон.

Он ждет без сна уже десять лет под зноем и холодом — и вот огонь вспыхивает, дозорный вскакивает и бежит оповестить царицу Клитемнестру, хоть и чувствует: не к добру эта весть.

Входит хор аргосских старейшин: они еще ни о чем не знают.

Они вспоминают в долгой песне все бедствия войны — и коварство Париса, и измену Елены, и жертвоприношение Ифиге-нии, и нынешнюю неправедную власть в Аргосе: зачем все это? Видно, таков мировой закон: не пострадав — не научишься.

Они повторяют припев: «Горе, горе, увы! Но добру да будет победа!» И молитва словно сбывается: из дворца выходит Клитемнестра и объявляет: «Добру— победа!» Троя взята, герои возвращаются, и кто праведен — тому добрый возврат, а кто грешен — тому недобрый.

Хор откликается новой песней: в ней благодарность богам за победу и тревога за вождей-победителей. Потому что трудно быть праведным — блюсти’меру: Троя пала за гордыню, теперь не впасть бы нам в гордыню самим — малое счастье верней большого.

И точно, является вестник Агамемнона, подтверждает победу, поминает десять лет мучений под Троей и рассказывает о буре на обратном пути, когда все море «расцвело трупами», — видно, много было неправедных. Но Агамемнон жив, близится и велик, как бог.

Хор вновь поет, как вина родит вину, и вновь клянет зачинщицу войны — Елену, сестру Клитемнестры.

И вот наконец въезжает Агамемнон с пленниками. Он и впрямь велик, как бог: «Со мной победа: будь она со мной и здесь!» Клитемнестра, склоняясь, стелет ему пурпурный ковер. Он отшатывается: «Я человек, а пурпуром лишь бога чтут».

Но она быстро его уговаривает, и Агамемнон вступает во дворец по пурпуру, а Клитемнестра входит за ним с двусмысленной молитвою: «О Зевс-Свершитель, все сверши, о чем молю!» Мера превышена: близится расплата. Хор поет о смутном предчувствии беды.

И слышит неожиданный отклик: на сцене осталась пленница Агамемнона, троянская царевна Кассандра, ее полюбил когда-то Аполлон и дал ей дар пророчества, но она отвергла Аполлона, и за это ее пророчествам никто не верит.

Теперь она отрывистыми криками кричит о прошлом и будущем аргосского дома: людская бойня, съеденные младенцы, сеть и топор, пьяная кровь, собственная смерть, хор Эриний и сын, казнящий мать! Хору страшно. И тут из-за сцены раздается стон Агамемнона: «О ужас! В доме собственном разит топор!.. О горе мне! Другой удар: уходит жизнь». Что делать?

Во внутренних покоях дворца лежат трупы Агамемнона и Кассандры, над ними — Клитемнестра. «Я лгала, я хитрила — теперь говорю правду. Вместо тайной ненависти — открытая месть: за убитую дочь, за пленную наложницу.

И мстящие Эринии — за меня!» Хор в ужасе плачет о царе и клянет злодейку: демон мести поселился в доме, нет конца беде.

Рядом с Клитемнестрой встает Эгисф: «Моя сила, моя правда, моя месть за Фиеста и его детей!» Старцы из хора идут на Эгисфа с обнаженными мечами, Эгисф кличет стражу, Клитемнестра их разнимает: «Уж и так велика жатва смерти — пусть бессильные лаются, а наше дело — царствовать!» Первой трагедии — конец. Действие второй трагедии — восемь лет спустя: Орест вырос и в сопровождении Пилада приходит мстить. Он склоняется над могилой Агамемнона и в знак верности кладет на нее отрезанную прядь своих волос. А потом прячется, потому что видит приближающийся хор.

Это хоэфоры, совершительницы возлияний, — по ним называется трагедия. Возлияния водой, вином и медом делались на могилах, чтобы почтить покойника. Клитемнестра продолжает бояться Агамемнона и мертвым, ей снятся страшные сны, поэтому она прислала сюда с возлияниями своих рабынь во главе с Электрой, сестрой Ореста.

Они любят Агамемнона, ненавидят Клитемнестру и Эгисфа, тоскуют об Оресте. «Пусть я буду не такой, как мать, — молит Электра, — и пусть вернется Орест, отомстит за отца!» Но, может быть, он уже вернулся? Вот на могиле прядь волос — цвет в цвет с волосами Электры; вот перед могилой отпечаток ноги — след в след с ногою Электры.

Электра с хоэфорами не знает, что и думать. И тут к ним выходит Орест.

Узнание совершается быстро: конечно, сначала Электра не верит, но Орест показывает ей: «Вот мои волосы: приложи прядь к моей голове, и ты увидишь, где она отрезана; вот мой плащ — ты сама соткала его мне, когда я был еще ребенком».

Брат и сестра обнимают друг друга: «Мы вместе, с нами правда, и над нами — Зевс!» Правда Зевса, веление Аполлона и воля к мести соединяют их против общей обидчицы — Клитемнестры и ее Эгиофа. Перекликаясь с хором, они молятся богам о помощи.

Клитемнестре снилось, будто она родила змею и змея ужалила ее в грудь? Пусть же сбудется сон! Орест рассказывает Электре и хору, как проникнет он во дворец к злой царице; хор отвечает песней о злых женщинах былых времен — о женах, из ревности перебивших всех мужчин на острове Лемнос, о Скилле, ради любовника погубившей отца, об Алфее, которая, мстя за братьев, извела родного сына.

Начинается воплощение замысла: Орест и Пилад, переодетые странниками, стучатся во дворец. К ним выходит Клитемнестра. «Я проходил через Фокиду, — говорит Орест, — и мне сказали: передай в Аргос, что Орест умер; если хотят— пусть пришлют за его прахом».

Клитемнестра вскрикивает: ей жалко сына, она хотела его спасти от Эгисфа, но не спасла от смерти. Неузнанный Орест с Пиладом входят в дом.

Нарастание трагизма перебивается эпизодом почти комическим: старая нянька Ореста плачет перед хором, как она любила его малюткой, и кормила, и поила, и стирала пеленки, а теперь он умер. «Не плачь— может быть, и не умер!» — говорит ей старшая в хоре.

Час близок, хор взывает к Зевсу: «Помоги!» — к предкам: «Смените гнев на милость!» — к Оресту: «Будь тверд! Если мать вскрикнет: «сын!» — ты ответь ей: «отец!»

Является Эгисф: верить или не верить вестям? Он входит во двор, хор замирает, — и из дворца доносятся удар и стон. Выбегает Клитемнестра, за нею Орест с мечом и Пилад. Она раскрывает грудь: «Пожалей! Этой грудью я тебя вскормила, у этой груди я тебя баюкала». Оресту страшно. «Пилад, что делать?» — спрашивает он.

И Пилад, до этого не сказавший ни слова, говорит: «А воля Аполлона? А твои клятвы?» Больше Орест не колеблется. «Это судьба судила мне убить мужа!» — кричит Клитемнестра. «А мне— тебя», — отвечает Орест. «Ты, сын, убьешь меня, мать?» — «Ты сама себе убийца». — «Кровь матери отомстит тебе!» — «Кровь отца страшней». Орест ведет мать в дом — на казнь.

Хор в смятении поет: «Воля Аполлона — смертному закон; скоро минует зло».

Читайте также:  Краткое содержание очень страшная история алексина за 2 минуты пересказ сюжета

Раскрывается внутренность дворца, лежат трупы Клитемнестры и Эгисфа, над ними — Орест, потрясающий кровавым покрывалом Агамемнона. Он уже чувствует безумящее приближение Эриний. Он говорит: «Аполлон велел мне, мстя за отца, убить мать; Аполлон обещал мне очистить меня от кровавого греха.

Странником-просителем с масличной ветвью в руках я пойду к его алтарю; а вы будьте свидетелями моего горя». Он убегает, хор поет: «Что-то будет?» На этом кончается вторая трагедия.

Третья трагедия, «Евмениды», начинается перед храмом Аполлона в Дельфах, где середина земного круга; храм этот принадлежал сперва Гее-Земле, потом Фемиде-Справедливости, теперь Аполлону-Вещателю. У алтаря — Орест с мечом и масличной ветвью просителя; вокруг хор Эриний, дочерей Ночи, черных и чудовищных.

Они спят: это Аполлон навел на них сон, чтобы вызводить Ореста. Аполлон говорит ему: «Беги, пересеки землю и море, предстань в Афины, там будет суд». «Помни об этом!» — молит Орест. «Помню», — отвечает Аполлон. Орест убегает.

Является тень Клитемнестры. Она взывает к Эриниям: «Вот моя рана, вот моя кровь, а вы спите: где ваше мщение?» Эринии пробуждаются и хором клянут Аполлона: «Ты спасаешь грешника, ты рушишь вечную Правду, младшие боги попирают старших!» Аполлон принимает вызов: происходит первый, еще короткий спор. «Он убил мать!» — «А она убила мужа».

— «Муж жене — не родная кровь: матереубийство страшней мужеубийства». — «Муж жене — родной по закону, сын матери — родной по природе; а закон всюду един, и в природе не святее, чем в семье и обществе. Так положил Зевс, вступив в законный брак с своею Герою».

— «Что ж, ты — с молодыми богами, мы — со старыми!» И они устремляются прочь, в Афины: Эринии — губить Ореста, Аполлон — спасать Ореста.

Действие переносится в Афины: Орест сидит перед храмом богини, обняв ее кумир, и взывает к ее суду, Эринии хороводом вокруг него поют знаменитую «вяжущую песнь»: «Мы блюдем кровавый закон: кто пролил родную кровь — тому поплатиться своей; иначе не станет рода! Он бежать — мы за ним; он в Аид — мы за ним; вот голос старинной Правды!» Афина предстает из храма: «Не мне вас судить: кого осужу, тот станет врагом афинянам, а я этого не хочу; пусть лучшие из афинян сами свершат суд, сами сделают выбор». Хор в тревоге: что решат люди? Не рухнет ли древний порядок?

Источник: https://referatbooks.ru/literature/briefs/oresteya-kratkoe-soderzhanie-kratkij-pereskaz/

Готовые школьные сочинения

июня
25 2010

Краткий сюжет трагедии Эсхила «Орестея»

Самым могучим царем в последнем поколении греческих героев был Агамемнон, правитель Аргоса.

Это он начальствовал над всеми греческими войсками в Троянской войне, ссорился и мирился с Ахиллом в «Илиаде», а потом победил и разорил Трою.

Но участь его оказалась ужасна, а участь сына его Ореста — еще ужаснее. Им пришлось и совершать преступления и расплачиваться за преступления — свои и чужие.

Отец Агамемнона Атрей жестоко боролся за власть со своим братом Фиестом. В этой борьбе фиест обольстил жену Атрея, а Атрей за это убил двух маленьких детей Фиеста и накормил ни о чем не догадывающегося отца их мясом.

(Про этот людоедский пир потом Сенека напишет трагедию «Фиест».) За это на Атрея и его род легло страшное проклятие.

Третий же сын фиеста, по имени Эгисф, спасся и вырос на чужбине, помышляя только об одном: о мести за отца.

У Атрея было два сына: герои Троянской войны Агамемнон и Менелай. Они женились на двух сестрах: Менелай — на Елене, Агамемнон — на Клитемнестре (или Клитеместре). Когда из-за Елены началась Троянская война, греческие войска под начальством Агамемнона собрались для отплытия в гавань Авлиду.

Здесь им было двусмысленное знамение: два орла растерзали беременную зайчиху. Гадатель сказал: два царя возьмут Трою, полную сокровищ, но им не миновать гнева богини Артемиды, покровительницы беременных и рожениц.

И действительно, Артемида насылает на греческие корабли противные ветры, а в искупление требует себе человеческой жертвы — юной Ифигении, дочери Агамемнона и Клитемнестры. Долг вождя побеждает в Агамемноне чувства отца; он отдает Ифигению на смерть.

(О том, что случилось с Ифигенией, потом напишет трагедию Еврипид.) Греки отплывают под Трою, а в Аргосе остается Климнестра, мать Ифигении, помышляя только об одном — о мести за дочь.

Двое мстителей находят друг друга: Эгисф и Клитемнестра становятся любовниками и десять лет, пока тянется война, ждут возвращения Агамемнона. Наконец Агамемнон возвращается, торжествуя, — и тут его настигает месть. Когда он омывается в бане, Клитемнестра и Эгисф накидывают на него покрывало и поражают его топором. После этого они правят в Аргосе как царь и царица.

Но в живых остается маленький сын Агамемнона и Клитемнестры — Орест: чувство матери побеждает в Клитемнестре расчет мстительницы, она отсылает его в чужой край, чтобы Эгисф не погубил за отцом и сына. Орест растет в далекой Фокиде, помышляя только об одном — о мести за Агамемнона.

За отца он должен убить мать; ему страшно, но вещий бог Аполлон властно ему говорит: «Это твой долг».

Орест вырос и приходит мстить. С ним его фокидский друг Пилад — имена их стали в мифе неразрывны. Они притворяются путниками, принесшими весть, сразу и печальную и радостную: будто бы Орест умер на чужбине, будто бы Эгисфу и Клитемнестре больше не грозит никакая месть. Их впускают к царю и царице, и здесь Орест исполняет свой страшный долг: убивает сперва отчима, а потом родную мать.

Кто теперь продолжит эту цепь смертей, кто будет мстить Оресту? У Эгисфа с Клитемнестрой не осталось детей-мстителей. И тогда на Ореста ополчаются сами богини мщения, чудовищные Эриннии;

они насылают на него безумие, он в отчаянии мечется по всей Греции и наконец припадает к богу Аполлону: «Ты послал меня на месть, ты и спаси меня от мести». Бог выступает против богинь:

они — за древнюю веру в то, что материнское родство важнее отцовского, он — за новое убеждение, что отцовское родство важнее материнского. Кто рассудит богов? Люди.

В Афинах, под присмотром богини Афины (она женщина, как Эриннии, и она мужественна, как Аполлон), собирается суд старейшин и решает: Орест прав, он должен быть очищен от греха, а Эринниям, чтобы их умилостивить, будет воздвигнуто святилище в Афинах, где их будут чтить под именем Евменид, что значит «Благие богини».

По этим мифам драматург Эсхил и написал свою трилогию «Орестея» — три продолжающие друг друга трагедии: «Агамемнон», «Хоэфоры», « Евмениды».

«Агамемнон» — самая длинная трагедия из трех. Она начинается необычно.

В Аргосе, на плоской крыше царского дворца, лежит дозорный раб и смотрит на горизонт: когда падет Троя, то на ближней к ней горе зажгут костер, его увидят через море на другой горе и зажгут второй, потом третий, и так огненная весть дойдет до Аргоса: победа одержана, скоро будет домой Агамемнон. Он ждет без сна уже десять лет под зноем и холодом — и вот огонь вспыхивает, дозорный вскакивает и бежит оповестить царицу Клитемнестру, хоть и чувствует: не к добру эта весть.

Входит хор аргосских старейшин: они еще ни о чем не знают. Они вспоминают в долгой песне все бедствия войны — и коварство Париса, и измену Елены, и жертвоприношение Ифигении, и нынешнюю неправедную власть в Аргосе: зачем все это? Видно, таков мировой закон: не пострадав, не научишься. Они повторяют припев:

«Горе, горе, увы! но добру да будет победа». И молитва словно сбывается: из дворца выходит Клитемнестра и объявляет: «Добру — победа!» — Троя взята, герои возвращаются, и кто праведен — тому добрый возврат, а кто грешен — тому недобрый.

Хор откликается новой песней: в ней благодарность богам за победу и тревога за вождей-победителей. Потому что трудно быть праведным — блюсти меру: Троя пала за гордыню, теперь не впасть бы нам в гордыню самим: малое счастье верней большого.

И точно: является вестник Агамемнона, подтверждает победу, поминает десять лет мучений под Троей и рассказывает о буре на обратном пути, когда все море «расцвело трупами» — видно, много было неправедных. Но Агамемнон жив, близится и велик, как бог.

Хор вновь поет, как вина родит вину, и вновь клянет зачинщицу войны — Елену, сестру Клитемнестры.

И вот наконец въезжает Агамемнон с пленниками. Он и впрямь велик, как бог: «Со мной победа: будь она со мной и здесь!» Клитемнестра, склоняясь, стелет ему пурпурный ковер. Он отшатывается: «Я человек, а пурпуром лишь бога чтут».

Но она быстро его уговаривает, и Агамемнон вступает во дворец по пурпуру, а Клитемнестра входит за ним с двусмысленной молитвою: «О Зевс-Свершитель, все сверши, о чем молю!» Мера превышена: близится расплата. Хор поет о смутном предчувствии беды.

И слышит неожиданный отклик: на сцене осталась пленница Агамемнона, троянская царевна Кассандра, ее полюбил когда-то Аполлон и дал ей дар пророчества, но она отвергла Аполлона, и за это ее пророчествам никто не верит.

Теперь она отрывистыми криками кричит о прошлом и будущем аргосского дома: людская бойня, съеденные младенцы, сеть и топор, пьяная кровь, собственная смерть, хор Эринний и сын, казнящий мать! Хору страшно. И тут из-за сцены раздается стон Агамемнона: «О ужас! в доме собственном разит топор!.. О горе мне! другой удар: уходит жизнь». Что делать?

Во внутренних покоях дворца лежат трупы Агамемнона и Кассандры, над ними — Клитемнестра. «Я лгала, я хитрила — теперь говорю правду. Вместо тайной ненависти — открытая месть: за убитую дочь, за пленную наложницу.

И мстящие Эриннии — за меня!» Хор в ужасе плачет о царе и клянет злодейку: демон мести поселился в доме, нет конца беде.

Рядом с Клитемнестрой встает Эгисф: «Моя сила, моя правда, моя месть за Фиеста и его детей!» Старцы из хора идут на Эгисфа с обнаженными мечами, Эгисф кличет стражу, Клитемнестра их разнимает: «УЖ и так велика жатва смерти — пусть бессильные лаются, а наше дело — царствовать!» Первой трагедии — конец.

Действие второй трагедии — восемь лет спустя: Орест вырос и в сопровождении Пилада приходит мстить. Он склоняется над могилой Агамемнона и в знак верности кладет на нее отрезанную прядь своих волос. А потом прячется, потому что видит приближающийся хор.

Это хоэфоры, совершительницы возлияний, — по ним называется трагедия. Возлияния водой, вином и медом делались на могилах, чтобы почтить покойника. Клитемнестра продолжает бояться Агамемнона и мертвым, ей снятся страшные сны, поэтому она прислала сюда с возлияниями своих рабынь во главе с Электрой, сестрой Ореста.

Они любят Агамемнона, ненавидят Клитемнестру и Эгисфа, тоскуют об Оресте: «Пусть я буду не такой, как мать, — молит Электра, — и пусть вернется Орест отомстить за отца!» Но может быть, он уже вернулся? Вот на могиле прядь волос — цвет в цвет с волосами Электры; вот перед могилой отпечаток ноги — след в след с ногою Электры.

Электра с хоэфорами не знает, что и думать. И тут к ним выходит Орест.

Узнание совершается быстро: конечно, сначала Электра не верит, но Орест показывает ей: «Вот мои волосы: приложи прядь к моей голове, и ты увидишь, где она отрезана; вот мой плащ — ты сама соткала его мне, когда я был еще ребенком». Брат и сестра обнимают

друг друга: «Мы вместе, с нами правда, и над нами — Зевс!» Правда Зевса, веление Аполлона и воля к мести соединяют их против общей обидчицы — Клитемнестры и ее Эгисфа. Перекликаясь с хором, они молятся богам о помощи.

Клитемнестре снилось, будто она родила змею и змея ужалила ее в грудь? Пусть же сбудется этот сон! Орест рассказывает Электре и хору, как проникнет он во дворец к злой царице; хор отвечает песней о злых женщинах былых времен — о женах, из ревности перебивших всех мужяин на острове Лемносе, о Скилле, ради любовника погубившей отца, об Алфее, которая, мстя за братьев, извела родного сына,

Нужна шпаргалка? Тогда сохрани — » Краткий сюжет трагедии Эсхила «Орестея» . Литературные сочинения!

Источник: http://www.testsoch.net/kratkij-syuzhet-tragedii-esxila-oresteya/

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector