Краткое содержание гофман повелитель блох за 2 минуты пересказ сюжета

Гофман предлагает иронически-мистическое произведение, которое переносит читателя во Франкфарт-на-Майне. Особенностью является наличие в романе у каждого героя его тайного двойника. Таким образом мир романа как бы состоит из двух плоскостей, есть, условно говоря, плоскость реальности и есть плоскость условного иномирья.

Главным героем является Перегринус Тис, который является сыном зажиточного торговца и всем обеспечен в этой жизни. Он не собирается работать и в целом не проявляет особой социальности, в частности он не общается практически с женщинами и живет один. Тис становится частью таинственной и мистической игры, в которой замешано множество людей.

Продолжая речь о двумирности романа, нужно отметить, что люди в этом романе представляют собой совершенно простых обывателей. Однако, они также представляют собой последователей оккультных течений. Они занимаются эзотерикой и являются, по сути, магами.

Ежегодно главный герой устраивает себе довольно любопытное развлечение. Сначала он приобретает огромное количество разнообразных сладостей и игрушек, которые рассматривает и которыми наслаждается. После этого он раздаривает все эти радости детишкам, а до этого и сам ощущает себя маленьким ребенком в рождественский вечер, который радуется подаркам.

В одну из таких ночей Тису снится сон, где он знакомится с девушкой, более того, девушка говорит герою о том, что испытывает к нему чувства, любит его. Эту девушку зовут Гамахея и она обращается к своему избраннику с просьбой. Девушка просит, чтобы Тис отдал ей повелителя блох, которого негаданно приютил у себя.

Повелитель блох стал пленником для двойника Левенгука, известного естествоиспытателя. Далее разворачивается подробное описание двойников и различных оккультных игр, которые включают в себя Дертье Элбвердинка и двойника принцессу Гамахею из Фамагусты, которую убил принц пиявок. При этом повелитель блох, а также Цехерит и гений Тетель спасли принцессу.

Каждый персонаж при этом в реальности живет самой обыкновенной жизнью и ничем не отличается от других людей. Тем не менее, на оккультном плане, они все хотят обладать принцессой Гамахеей. Помимо этого Тис Перегринус, преодолев невероятные странствия, узнает также и про короля Секакисе, который имеет в собственности пленительный карбункул, обладающий силой любви.

После этого сюжет переходит в реальный мир, где герой обретает настоящую любовь. Он начинает жить с дочерью переплетчика, который знаком ему, благодаря тем подаркам, которые он делал его детям. Они становятся любящими друг друга людьми.

История с Гамахеей завершается встречей с Пепушем, таково в реальном мире имя друга Тиса. Имя Пепуша в мистическом мире – Чертополох Цехерит. Они играют свадьбу с Гамахеей и превращаются после свадебной ночи в чертополох и тюльпан, которые обнимают друг друга.

← Эликсиры Сатаны
← Крошка Цахес, по прозванию Циннобер↑ ГофманЗолотой горшок →

Краткое содержание Гофман Повелитель блох за 2 минуты пересказ сюжета

  • Морской волк — краткое содержание романа Лондона
    Огромный океан переполнен разнообразными опасностями. Однако, даже здесь есть маленькие миры, где живут люди. Они пытаются выжить любыми способами, чтобы просто жить.
  • Крошка Енот — краткое содержание сказки Лилиан Муур
    Трогательная сказка Л.Муур учит доброте. Тому, кто с улыбкой смотрит вокруг себя, не стоит опасаться внешнего мира. Детеныш енота жил с мамой в густой чаще. Пришло время, и он получил первое самостоятельное задание
  • Житие Стефана Пермского Епифания Премудрого — краткое содержание
    Повествование начинается с того, что автор рассказывает о своих родителях, которые были достаточно честными и приятными людьми, они старались вкладывать в своего сына только лучшее, не были никогда такого
  • Погодин
    Михаил Петрович Погодин родился в 1800 году в семье крепостного. Погодин является известным российским журналистом, историком и публицистом 19 столетия. Историк учился и окончил университет в Москве.

Источник: https://sochinimka.ru/kratkoe-soderzhanie/gofman/povelitel-bloh-skazka

Повелитель блох

Повелитель блохMeister Floh Франкфуртское издание 1822 года

Жанр

роман

Автор

Эрнст Теодор Амадей Гофман

Язык оригинала

немецкий

Дата первой публикации

1822
Цитаты в Викицитатнике Медиафайлы на Викискладе

«Повелитель блох. Сказка в семи приключениях двух друзей» (нем. Meister Floh. Ein Mährchen in sieben Abentheuern zweier Freunde) — иронический сказочный роман немецкого писателя-романтика Э. Т. А. Гофмана, написанный в 1821—1822 годы и ставший его последним крупным произведением.

Содержание

Действие романа происходит во Франкфурте-на-Майне. Главный персонаж — это живущий уединённо и чурающийся женщин чудак Перегринус Тис, оказавшийся вовлечённым в таинственную игру мистических сил на фоне жизни типичного буржуазного города.

Каждый герой романа имеет своего оккультного двойника.

В обыденной жизни это служилые и ремесленные люди, коммивояжёры или учёные, а в мистическом плане — это маги и гении, персонификации таинственных сил природы, растений, минералов и тому подобного.

Иллюстрация Дж. Крукшенка, 1826

Каждую рождественскую ночь Тис устраивает себе праздник. Предварительно скупив массу сладостей и игрушек, он, воображая себя маленьким мальчиком, наслаждается подарками, а затем раздаёт их детям бедняков. В одну из таких ночей Перегринус встречает таинственную незнакомку, которая признаётся ему в любви и требует вернуть ей таинственного узника, якобы спасшегося у Тиса.

Оказывается, что, сам того не зная, Тис дал приют повелителю блох, который до этого был пленником мистического двойника голландского естествоиспытателя Левенгука.

Незнакомка, представляющаяся как Дертье Эльвердинк, является в оккультном плане принцессой Гамахеей из Фамагусты, коварно убитой принцем пиявок и спасённой общими усилиями повелителя блох, профессора ван Левенгука, гения Тетеля и Чертополоха Цехерита.

Каждый из этих персонажей претендует на обладание прекрасной принцессой. В современности каждый из участников этой коллизии выступает в качестве человека из мира обыденности.

В результате многочисленных приключений Перегринус Тис обретает знание о себе самом как мистическом короле Секакисе, владеющем могущественным талисманом.

Он находит и своё личное счастье с девушкой из бедной семьи честного переплётчика, которому он помогал долгое время, даря его детям роскошные подарки на праздники, а его друг Пепуш, или же Чертополох Цехерит, женится на прекрасной Гамахее.

В ту же ночь они превращаются в чертополох и тюльпан, нежно обнявшие друг друга.

Фронтиспис одного из ранних изданий

История публикации

Во время подготовки рукописи Гофман был уже тяжело болен. Когда в начале 1822 года роман был сдан в печать, изданию воспротивилась прусская цензура, усмотрев в одном эпизоде «Повелителя блох» сатиру на общественные порядки в стране.

В связи с этим из окончательного варианта четвёртого и пятого приключений при публикации пришлось изъять большие куски, посвящённые следователю Кнаррпанти[1], образ которого предположительно мог отсылать к личности начальника полиции Капмца.

Дело об оскорблении власти приобрело серьёзный оборот, однако Гофман избежал преследования из-за сильно ухудшившегося здоровья и последовавшей смерти.

В восстановленном виде роман был опубликован только в 1906 году исследователем Георгом Эллингером[1].

Русские переводы

  • Анонимный перевод в издании: Гофман Э. Т. А. Мейстер Фло: Сказка о семи приключениях двух друзей // Отечественные записки. 1840. Т. 13. № 22. Отдел III.
  • Перевод М. И. Манна в издании: Гофман Теодор. Собрание сочинений в восьми томах. СПб., Типография братьев Пантелеевых. 1897.
  • Перевод М. А. Петровского в издании: Гофман Э.Т.А. Повелитель блох: Сказка в семи приключениях двух друзей. Л., Academia. 1929.
Читайте также:  Краткое содержание рассказов федора достоевского за 2 минуты

Примечания

В Викицитатнике есть страница по теме: Повелитель блох
  1. 1 2 И. Миримский. Примечания // Э. Т. А. Гофман. Новеллы. М.: Художественная литература, 1978. — С. 334—335.

Ссылки

  • «Повелитель блох» на сайте «Лаборатория Фантастики»

Источник: https://ru.wikipedia.org/wiki/Повелитель_блох

Лаборатория Фантастики

Анджей Сапковский «Ведьмак Геральт»

Oreon, 18 января 2016 г. 15:02

И вот, сага завершилась. В ее начале я пребывал в радостном преддверии, потом в разочаровании, а прочитав последнюю часть, вздохнул с облегчением — наконец-то.

Можно сказать, что с высоты прочитанного, оглядываясь назад, я бы с легкостью отказался от чтения цикла вообще, ну разве что первые рассказы можно было бы почитать. Но не прочитай я ее полностью, я бы конечно так и не узнал, что можно было б и не читать, а так и пребывал бы в этом радостном преддверии.

Зато теперь могу с чистой совестью всем, кто спросит, заявить — читал, но смысла особого в этом чтении не нашел, как кто-то заметил это лучше отнести все таки к темному фентези. И я согласен, поскольку, светлого я здесь ничего не увидел. Но, как посмотреть, многим читателям нравится.

Наверно в наше время всеобщей ненависти, терактов, войн и бессмысленных расстрелов, как раз такие произведения и должны быть на пике. А будь люди светлее, было б и время светлее и спрос бы был на книги светлые…

Конечно в количестве 7-ми книг цикл не может быть однородным. Первые 2 книги, из которых собственно и вырос весь цикл являются, безусловно лучшими, хоть и тут не без вопросов.

Следующие 2 книги уже идут по инерции, но чем дальше, тем больше чувствуется, что что-то здесь уже не то; затем 2 книги просто ярко вытянутые к пущей коммерческой выгоде и концовка где-то на уровне книги 3-ей-4-ой, но после такого затянутого чтения, после всех прелестей так восхваляемой натуралистичности и самобытной жизненности, оценку хотелось ставить не выше, а даже ниже. Кроме этого, неоднородность всячески порождалась еще и самим автором умышленно: то он целую книгу посвящает эпичному масштабу империй, заговорам и глобальной политике, то всю книгу пестрая компания преодолевает одну не самую большую речку; то повествуется от Геральта, то в болоте хижина, в хижине окошко, а в окошке огонек; то от врачевателя, а то и вообще от имени кота… Такой стиль хоть и терпимый, но мне кажется будь он ровнее, было бы лучше.

Все хвалят какую-то мифическую глубину, находят философию — нету ее здесь. Если кажется, что я сильно не прав — почитайте, например, Оруэлла и сравните (он, конечно, не единственный, просто в качестве наглядного примера особенно ярко это видно). Как нету и особенного юмора, так несколько шуток.

Сначала автор, надо признать, достаточно талантливо поиздевался над известными сказками, потом воодушевленный получившимся успехом решил развить его до уровня внушительного по объему цикла. Но смысла, глубины, идеи, каких-то общечеловеческих ценностей там нет.

Из сильных сторон могу назвать общую атмосферу, вот атмосфера у пана получилась на высоте, этого не отнять. А вот весь сюжет дырявый и одно в другое не связанный, не жизненный.

Жизненность автор пытался достигать жестокостью и постельными сценами, в том числе нетрадиционной направленности, в том числе даже была попытка сцены Цири и остывающий труп — это и есть хваленная жизненность? На протяжении всей не в меру затянутой эпопеи всплывают имена, герои, события — часто никак не влияющие на основной сюжет.

Разбросаны многочисленные ружья которые никогда не стреляют или стреляют не с той стороны.

Например, когда в последней книге в канву сюжета вплеталась страшная чума, принесенная Цири с блохами из чужого мира (про жизненность, что ее они почему-то кусать воздержались я уже молчу), я ожидал, что это будет иметь какое-то влияние на сюжет, например из-за чумы рухнет мощь Нильфагарда (это и было бы Предназначением, даже без всяких других умений Цири), но когда натуралистично издох бедный котик, чума благополучно канула в лету. И таких «блох» очень много. К концу мне уже было сложно (читал я через силу, с перерывами, а не залпом) запомнить все перипетия и проколы сюжета: Трисс помнится уже была вроде мертва, а в конце опять жива; зато хорошо помню, что труд Лютика «Пол века поэзии» сначала сделал его знаменитым еще до рождения Цири, а писался по сюжету, тогда, когда она уже вовсю секла головы путникам и нерасторопным кметам и щадила злодеев, и так и осталось загадкой, как и когда он его закончил…

Концовка.

Помимо общего окраса, войн, убийств, грязи, жестокости, моральной тленности описываемых времен и героев, печали за погибшей лесбийской подружкой и подобных скрепов, по прочтению последней страницы у меня так и остался не удовлетворенным основной вопрос, я бы даже сказал, краеугольный к сюжету. В ЧЕМ СУТЬ ПРЕДНАЗНАЧЕНИЯ? Что это? Что такое старшая кровь? ГДЕ ОНО, ПРЕДНАЗНАЧЕНИЕ для мира ведьмака?

Теперь же так хочется почитать чего-то в подобном стиле, но доброго, логичного и не затянутого….

Даже не знаю какую оценку поставить. Начало вселяло надежду, по достижению концовки, хочется понизить оценки и началу.

Джордж Оруэлл «1984»

Oreon, 8 июня 2014 г. 12:57

Данная книга, наверно, никого не должна оставить равнодушной.

Свобода — это рабство! Мир — это война! Незнание — сила!

Люди мечтающие вернуться назад в СССР и ностальгирующие по сильной руке Сталина — вам читать в первую очередь — это мир сбывшихся ваших грез. Ну да, немножко с преувеличением и перегибом — но на то это и утопия, а не реализм. Читайте до экстаза и нирваны.

Остальным читать тоже — но как предостережение, ибо только черствость, лень и мещанская мелочность со жлобством на пару, а также шкурный страх: главное, что меня еще не трогают — могут позволить построить такой мир. И я далек от мысли, что автор писал книгу именно про СССР — это предостережение и сейчас актуально как никогда.

Ибо Старший Брат не побежден окончательно и приходит он исподтишка, маленькими шажками, исподволь и по чуть-чуть отгрызая и сужая рамки индивидуальной свободы. Это особенно ярко видно по так называемому западному цивилизованному миру.

А о нашем, с теперешними флагами, лозунгами и попытками обелить и героизировать не такую давнюю пока историю и даже реинкарнировать ее — я вообще молчу (смотреть про людей мечтающих…).

Читайте также:  Краткое содержание лажечников басурман за 2 минуты пересказ сюжета

Источник: https://fantlab.ru/user43391/responses?sort=dateamp;page=all

автореферат диссертации по филологии, специальность ВАК РФ 10.01.05 диссертация на тему: Особенности сатиры и проблема комического в творчестве Э.Т.А. Гофмана

Давно уже стало общим местом в литературоведении говорить об Эрнсте Теодоре Амадее Гофмане как о сатирике. Пожалуй,еще со времен Жан-Поля-Рихтера, в 1813 году отметившего в творчестве начинающего писателя наличие «огненного дождя сатимико-критического начала в произведениях этого крупнейшего немецкого романтика.К тому, разумеется, есть все основания.

Однако при знакомстве с литературой по этому вопросу бросается в глаза, что сатира,юмор и ирония часто выступают как синонимичные понятия, употребляются без четкого определения их значения. Очевидная и явная комическая стихия гофмановско-го творчества выступает как некое нерасчлененное единство.

Меж-ду тем комическое у Гофмана многообразно и многозначно* Его смех может выступать в форме чистого юмора, преодолевающего противоречия действительности С»абсолютный комизм» — по Водности мира, из чего вытекает ироническая позиция художника по отношению к нему.

И, наконец, смех может быть недвусмысленно направленным на конкретные исторические, социальные и нравственные явления действительности и иметь сатирический характер.

История восприятия гофмановского наследия на родине писателя и 8а рубежом — особая. В ней ярко отразились перемены в общественном сознании каждого исторического этапа.

Отношение разных поколений исследователей к сатирической и — шире — комической направленности творчества Гофмана органично входит в целый комплекс проблем, связанный с развитием мировой эстетической мысли.

ры ,ни один критик: не обходится без констатации мощного ко1 может быть субъективным выражением чувства недостаточ

Современники писателя отмечали сатирические черты его з творчества, однако относились к нему по-разному • Жан-Поль считал, что в творчестве Гофмана «юмор перерастает в настоящее сумасбродство1'4. Л.

Тик токе упрекал автора «Кота Мурра» с в том, что «поэзия превратилась у него в карикатуру , зато Г.

Гейне в «Романтической школе», как известно, ставил Гофмана «гораздо выше» Новалиса, «ибо последний со своими идеальными образами постоянно витает в голубом тумане, тогда как Гофман со своими карикатурами всегда и неизменно держится земной реальности»^.

Вместе с тем, ни у Гейне, ни у других младших современников Гофмана не было полного приятия гофмановской сатиры,как, впрочем, и всего творчества писателя. Широта и обобщенность романтической сатиры Гофмана, ее странно-гротесковый характер вызвали резкую критику Л.Берне, который написал специальную работу о романе «Житейские воззрения кота Мурра.

» под показательным заголовком — «Патология юмора» (НитомР-РАЬоРо-, 1829)7. Сколь ни неожиданна отрицательная оценка одного из лучших произведений Гофмана, она понятна: «младогерман-цы» и остальные представители предмартовского движения требовали от искусства не только обостренного внимания к конкретной политической злобе дня, но и вообще трезво-практического подхода к вопросам современности.

Именно последнего им превде всего и недоставало в творчестве Гофмана, как и во всей романтической литературе, утратившей к тому времени и свою актуальность, и свое былое величие. Тогда же создается легенда о Гофмане, как о человеке, абсолютно удаленном от общественной жизни, испытывающем отвращение уже при одном виде газето ного листа0.

Понятно, что при таком подходе никто не обращал внимания на сатирические страницы творчества писателя.

Совершенно иное отношение к гофмановскому наследию в XIX о веке складывалось ва рубежом и, прежде всего, в России . «. Гофман удивительным образом «пришелся ко двору» всей русской эстетической мысли, которая усматривала в его творчестве созвучные себе тенденции»^.

О творчестве: Гофмана, о его комическом содержании сочувственно отзывались такие русские критики 20-х — 30-х годов XIX века, как Н.И.Надеждин и Н.А.Полевой, С.П.Шевырев и ША.Плетнев. Последний воспринимал творчество немецкого романтика как «изумительное я вление глубокомыслия, чудного юмора и оригинальной поэзии»^.

Однако в 30-е годы писатель воспринимался в первую очередь как юморист.

В 1836 году А#И.Герцен говорил о «пламенном» гофмановском юморе, который изливался Нна все окружающее».

Юмор вдесь трэктуется Герценом как художественная форма выражения несоответствия между мечтой^и реальностью: «Юмор Гофмана весьма отличен и от страшного, разрушающего юмора Байрона, подобного смеху ангела, низвергающегося в преисподнюю, и от ядовитой, адской, змеиной насмешки Вольтера, этой улыбки самодовольствия, с сжвтыми губами.

У него юмор артиста, падающего вдруг из своего Эльдорадо на землю, — артиста,который среди мечтаний замечает, что его Галатея — кусок камня, — артиста,у которого в минуту восторга жена просит денег детям на башмаки» .

Однако при ©том те произведения Гофмана,в которых юмор обладает сильной критической направленностью и где важную роль играет сатира Герцен называет «шалостями», «дурачествами сильного воображения»: «Вот вам «//а^йг ЛоЬ «Принцесса Брамбилда», «Циннобер», «Золотой горшок»;. Это все сны, один бессвязнее другого. Тут нет ни мыслей, ни эавязок, но

1 р занимательность ужасная» .

В.Г.Белинский значительно более точен и справедлив в оценке критической направленности произведений немецкого писателя и их комической струи. Он считает, что «.»Гофман в самых нелепых дурачествах своей фантазии умел быть верным идее? что сильными сторонами его творчества были «едкий юмор и всег

1 я да живая мысль . Рецензируя «Антологию из Жан Поля Рихтера»,

Белинский подчеркивает социальную сторону гофмановского комиэма, его обличительную функцию: «Юмор Гофмана гораздо жизненен, существеннее и жгучее юмора Жан Поля — немецкие гофраты, филистеры и педанты должны чувствовать до костей своих силу

1 д юмористического Гофманова бича» . В письме к друзьям, жалуясь на сложность своей деятельности в условиях николаевской России, Белинский неоднократно вспоминает Гофмана-сатирика.

Я теперь понимаю саркастическую желчность, с какою Гофман на

1 ^ падал на идиотов и филистеров пишет он в письме к В,П. Боткину от 14-19 марта 1840 г. В другом письме к тому же адресату (от 16-21 апреля 1840 г.) он повторяет почти дословно: «•.

Российская действительность ужасна гнетет меня. Я теперь понимаю раздражительность Гофмана при суждении глупцов об искусстве, его готовность яввить их сарказмами»*^.

Характерно, что Белинский обращает внимание на социальную направленность сатиры Гофмана.

Вторая половина XIX в. не была порой внимательного изучения творчества Гофмана ни в России, ни эа ее пределами. Только в начале нового столетия историки литературы вновь обращаются к его наследию. Тогда собираются и издаются его сочинения, впервые научно прокомментированные, письма, дневники.

Это касается не только литературных произведений Гофмана, но и музыкальных. Издаются также альбомы рисунков писателя. Ученые проявляют повышенный интерес к материалам его биографии, что было, с одной стороны, необходимо и оправдано, но, с другой, -нередко приводило к наивно биографическим трактовкам ряда произведений^7.

Наиболее существенным недостатком биографического метода было сужение содержательного момента произведения до отражения в нем только личного опыта писателя.

Понятно, что при таком подходе вопрос о сатирической направленности творчества Гофмана в лучшем случае подменялся вопросом о прототипах тех или иных обрвэов, личным отношением биографи

Читайте также:  Краткое содержание крапивина валькины друзья и паруса за 2 минуты пересказ сюжета

1 й ческого автора к тем или иным явлениям действительности10.

Г.Эллингер в своей работе «Э .Т.А.Гофман и его произведения» рассматривает сатирическое содержание «Кота Мурра» как простое отражение бамбергских впечатлений писателя: советница Бенцон для него равна консульше Марк, а Юлия из романа

19 ее дочери, ученице Гофмана . Близких к Г.Эллингеру взглядов ол придерживаются Э.Гривебах, Г.Мюллер, РЛПаукал . Э.

Гризебах хотя и говорит о сатирической направленности некоторых произведений писателя, но не останавливается на ней, ограничиваясь лишь констатацией объектов сатирического осмеяния.

В «Крошке Цахесе» он ввдит сатиру на двор, а в «Выборе невесты» — на жажду титулов и званий^1. Это, конечно, верно, но недостаточно.

Первым немецким литературоведом, в начале XX века прсвя-тившим специальную главу своей монографии «В.Т.А.Гофман» проб леме сатиры и юмора, был А.Закхайм. Исследователь склонен видеть в сатире и юморе Гофмана некую эстетическую игру,считая, что они вырастают из внутренней противоречивости и артистической склонности к приукрашиванию и преувеличению. Зачисляя Гофмана в эпикурейцы, А.

Закхайм утверядает, что он якобы «не любил слишком раздражать судьбу и начальство», т.е., в сущности говоря, снимает вопрос о серьезности гофмановской сатиры.

Рассматривая при этом «тривиальность, рассчитанные чувства, покорное умственное убожество, сонливость, формализм и педантичность» как основные объекты сатиры писателя, исследователь кратко останавливается и на способах их осмеяния,

22 наиболее характерных для Гофмана*» .

В 20-е — 30-е годы XX века количество исследований,посвященных Гофману, резко возрастает. Но и среди них нет ни одной; работы, специально разрабатывающей проблему его сатиры. Большинство ив них направлено на выявление самых общих вопросов гофмановского мировоззрения, его связи с романтической философией.

Часто проводится сравнение творчества Гофмана с творчеством его современников. Такова работа Г.Эгли (1927) , где выявляется влияние на писателя идей романтической натурфилософии, дуализм Гофмана рассматривается какоснова его 1 юмора, такова работа Г«Дамена С1929) и капитальное исследование Э.Шенка (1939)23.

Вопрос о бытии тсатиры в произведениях Гофмана эдесь возникает лишь как побочный, сопутствующий разработке других проблем.

В ряде работ немецких идследователей стихия комического у Гофмана рассматривается в духе психоаналитических теорий К.Г .Юнга24. Главный недостаток этих исследований заключается в том, что их авторы, обращаясь к анализу произведений писателя, заранее исходят из ложных посылок.

Сатира в искусстве рассматривается ими как сублимация агрессивного инстинкта, а не как следствие эстетического и социально-критического отношения художника к действительности. Сатирическое начало в этом случае рассматривается как проявление «Маски», т.е. угрожающего человеческой сущности влияния внешнего мира в его социальном облике^ А.Глоор в книге «Э.Т.А.Гофман.

Поет беспочвенной духовности» видит в сатирических страницах истории Кнаррпанти из «Повелителя блох» сублимацию агрессивности, якобы присущей сознанию писателя2^. Аналогична точка зрения В.

Поста, который рассматривает гофмановскую иронию как «оборонительное средство»2^, а сатиру — как выражение агрессивной позиции автора по отношению к объекту осмеяния» В чисто психологическом плане рассматривается гротеск Гофмана в книге В .Кайзера «Гротеск в живописи и литературе». Гротеск трактуется здесь как «остраненый мир», как «изображение «Оно», как

•27 игра с абсурдным .

Все перечисленные работы не обращают внимания на связь сатиры и юмора Гофмана с реальной действительностью и у&е в этом смысле методологически недостаточны. Вопрос о сатирической направленности произведений писателя неизбежно связан преяде всего с содержательным моментом его творчества,с проблемой отражения действительности, с оценкой ее конкретных явлений.

Впервые зависимость гофмановской комики от реальной действительности была рассмотрена Х.Кон в диссертации «Реализм и трансцендентность в романтизме, особенно у Э.Т.А.Гофмана» (1933).

Критико-юмористическая трактовка действительности связывается автором с «реалистическими описаниями комичных объектов».

Реализм понимается как изображение видимой реальности, которое, по мнению автора, служит лишь «импульсом для

28 ирреального переживания. Тем самым сатира мыслится не как средство осмысления и оценки действительности, злишь как одна из форм, способствующих постижению трансцендентальных истин.

В немецких и англосаксонских литературоведческих работах, появившихся после второй мировой войны, неишенно упоминается о сатирических тенденциях в гофмановском творчестве.

Обычно называются такие вещи, как «Крошка Цахес», «Кот Мурр» и др, Отмечается «актуальность» сатирических характеристик и рп их связь с критикой общественных институтов .

Однако для большинства исследователей главным является не анализ сатиры в творчестве писателя, а подчеркивание в: нем неких мифологизирующих начал. К.Негус говорит о «мифическом образе ми-чп ра» у Гофмана . М.

Тальман усматривает в гофмановских карикатурах «не критику общества, а страх перед деформацией»01. Соединение смешного со страшным в произведениях писателя -один из художественных принципов, призванных выразить отчуждённую действительность. Собственно комическая стихия оказывается вне поля зрения М.Тельман,

Иррациональный, а потому лишь опосредованно связанный с действительностью характер комического у Гофмана подчеркивает и Т.Крамер в книге «Гротескное у Гофмана» (1966).

По его мнению, гротеск образуется «напряжением между смешным и страшным» и не имеет ничего общего с сатирой Таким образом, хотя предметом исследования у Крамера становятся разные формы гротескного в творчестве Гофмана, исходная точка зрения автора препятствует выявлению их связи с социальным Скомико-критическим) содержанием произведений писателя. И.Штрошнейдер-Корс в своем солидном исследовании также упоминает сати

83 рические элементы в творчестве Гофмана , но вопрос о их социальной и политической направленности остается за пределами внимания автора, прежде всего занятого исследованием философских основ гофмановской иронии. К для В.Прейзенданца «существенной и своеобразной структурой» гофмановской фантазии является юмор. Он «возвышается над другими категориями комическо

34 го , в том числе, и над сатирой, которая поэтому не вызывает у ученого никакого интереса к себе.

Собственно вопросам сатиры Гофмана посвящены две работы: диссертации В.Хефлера'и Б.Резер.

Автор первой из них ограничивается развернутым перечислением объектов сатирического осмеяния в творчестве Гофмана (буржуазия, играющая искусством, ограниченные светские дамы, псевдоученые, склонные к национализму студенты и злоупотребляющие французским языком дворянство),». Теоретически эта работа слаба, а методологически несостоятельна.

К тому же она содержит целый ряд ошибок и необоснованных допущений, за что неоднократно подвергалась справедливой критике^. Наиболее солидным исследованием, направленным на выявление особенностей гофмановской стихии комического, является диссертация Б.Резер.

А.втор ©той работы ставит своей целью рассмотреть сатиру и юмор у Гофмана, обращая внимание и на взаимоотношения обоих

37 видов комического^ . (От рассмотрения соотношения сатиры и романтической иронии Б.Реэер отказывается). Путем сравнения произведений Гофмана с сатирическим творчеством Л.Тика, Й.

Эйхендорфа и безымянного автора «Ночных бдений Бонавентуры» исследовательница стремится выявить общие черты романтической сатиры. Она признает объективный характер комического.

Основу комизма составляет внутренняя противоречивость объекта и конфликт между идеалом и действительностью. Для Б.Резер несомненен исторический и социальный базис творчества писателя-сатирика.

Она считает, что до сих пор нет удовлетворительной теории сатиры, поэтому стремится разработать свою концепцию, опираясь на идеи К♦Назаровича^8. Здесь наиболее уязвимой,на наш взгляд, является мысль о том, что сатирик, всегда создающий в -своем произведении «мир наизнанку» (

Источник: http://cheloveknauka.com/osobennosti-satiry-i-problema-komicheskogo-v-tvorchestve-e-t-a-gofmana

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector