Краткое содержание гольдони кьоджинские перепалки за 2 минуты пересказ сюжета

Действие комедии происходит в Итальянском поселке Кьодже. На одной из улиц поселка в утренний час встретились женщины. Две из них – Либера и Паскуа много лет состоят в браке. Орсетта и Лучетта помолвлены. Кекка молода и свободна. Лодочник Тоффолло стал причиной конфликта между ними: он осмелился проявить знаки внимания к помолвленной Лучетте и Кекке.

Когда лодочник ушел, женщины стали осыпать друг друга взаимными оскорблениями и упреками в недопустимо легком поведении. Лучетта и Кекка не желали идти на уступки, успокаиваться и прекратить ссору. Паскуа, Орсетта и Либера вынуждены были вмешаться в их перепалку.

Неизвестно, чем бы это все могло закончиться, если бы внезапно из плавания не возвратились возлюбленные этих женщин: им очень не хотелось, чтоб о перепалке стало известно их молодым людям, они были обеспокоены тем, что очевидцем ссоры стал продавец в рыбной лавке – женщины стали умолять продавца рыбы не говорить ничего о случившемся их возлюбленным.

Торговец согласился, однако по дороге домой вместе со своими возлюбленными, женщины сами обо всем рассказали своим избранникам.

Поводом для следующей перепалки стало то, что Тони Бело привез в подарок своей Орсетте кольцо, не позаботившись о приобретении подарка для ее сестры Лучетты. Обиженная Лучетта рассказала своему брату об инциденте  с участием Тоффолло.

Кекка и Орсетта тоже не могли хранить молчания – они рассказали жениху Лучетте о том, что она открыто кокетничала с лодочником. Узнав такие подробности о поведении своей невесты, Тита-Нане пришел в бешенство. Возмущенный распущенностью Лучетты, он отменил свадьбу. Разъяренный Тита-Нане жаждал расправы с лодочником, поэтому позвал с собой Тони Бело, они отправились к лодочнику Тоффолло.

Тоффолло они нашли на бьерегу. Тони первым накинулся на старого раз0вратника с ножом, Тоффолло как мог оборонялся от его атаки камнями. К драке мужчин присоединились Тита-Нане и падрон Тони Бело, вооруженные кинжалами.

Понимя, что силы неравны, а противники захвачены негативными эмоциями, и в состоянии аффекта способны совершить убийство, Тоффолло решил спастись бегством.

Когда он оказался на безопасном расстоянии от преследователей и убедился, что находится в безопасности, он крикнул им, что содеянное не сойдет им с рук – Тоффолло отправился в суд.

Придя в суд, Тоффолло не застал самого судью, но секретарь судебного заседания Исидоро был на месте. Он и принял заявление Тоффолло. Ознакомившись с текстом заявления Тоффолло, Исидоро заметил, что в заявлении только сумбурный рассказ пострадавшего о нападении на него разъяренных мужчин.

Исидоро поинтересовался у Тоффолло, есть ли у него доказательства. К сожалению, доказательств покушения на свою жизнь Тоффолло не смог предоставить секретарю судебного заседания.

Исидоро сказал, что в таком случае5 для рассмогтрения данного заявления Тоффолло должен привести свидетелей происшествия, которые могли бы дать показания, подтверждающие информацию в заявлении Тоффолло.

В качестве свидетелей нападления Тоффолло привлек падрона Фортунатто и его жену, золовку Кеккы, Орсетты и донна Паскуа с Лучеттой, а также женщин, котогрых он утром встретил на улице вместе с их возлюбленными.

Каждый свидетель заходил в кабинет к судье и рассказывал свое видение ситуации. Исидоро задавал свидетелям не только вопросы по поводу случившегося, но и беседовал с ними на отвлеченные темы.

На основе сопоставления показаний свидетелей, Исидоро предложил в качестве решения примирение сторонр, однако Тоффолло был против такого решения, опасаясь ,что за стенами здания суда обидчики все равно расправятся с ним.

Измученный Исидоров приглашал свидетелей повторно и взывал к законопослушному поведению. В результате долгих бесед в кабинете помощника судьи, всем вовлеченным в конфликт удалось таки прийти к примирению

Женщины были благодарны мудрому и терпеливому помощнику судьи, благодаря которому удалось не только разрешить конфликтную ситуацию, но и сохранить любовные отношения в парах. Женщины осознали, насколько серьезные последствия возникли в результате их словесной перепалки на улице. Они извлекли урок из этойситуации, пообещав друг другу впредь не ссориться по мелочам.

Комедия учит тому, что только во взаимной любви человек обретает настоящее счастье.

Читательский дневник.

Источник: http://sochinite.ru/kratkie-soderzhaniya/raznye-avtory/kodzhinskie-perepalki-goldoni

Карло Гольдони — Кьоджинские перепалки

Карло Гольдони

Кьоджинские перепалки

Комедия в трех действиях Перевод А. К. Дживелегова
ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

  • Падрон Тони (Антонио), хозяин рыбачьей тартаны.
  • Мадонна Паскуа, жена падрона Тони.
  • Лучетта, девушка, сестра падрона Тони.
  • Тита-Нане (Джамбаттиста), молодой рыбак.
  • Беппо (Джузеппе), молодой рыбак, брат падрона Тони.
  • Падрон Фортунато, рыбак.
  • Мадонна Либера, жена падрона Фортунато.
  • Орсетта (Орселина), Кекка (Франческа) — девушки, сестры мадонны Либеры.
  • Падрон Виченцо, рыбак.
  • Тоффоло (Кристофоро), лодочник.
  • Исидоро, коадьютор, помощник уголовного судьи.
  • Командор, судебный пристав.
  • Каноккья, молодой парень, торгующий печеной тыквой.
  • Слуга коадьютора.
  • Экипаж тартаны падрона Тони.
  • Действие происходит в Кьодже.

Улица с домами различного вида. Паскуа и Лучетта — с одной стороны, Либера, Орсетта и Кекка — с другой. Все сидят на скамеечках с соломенным переплетом и плетут кружева на подушках, положенных на станки.

Лучетта. Девушки, что скажете про погодку?

Орсетта. А ветер какой?

Лучетта. Не знаю. Эй, невестка! Какой сейчас ветер?

Паскуа (Орсетте). Не чувствуешь разве? Сирокко[1], и изрядный.

Орсетта. Хорошо под таким ветром плыть к берегу.

Паскуа. Еще бы, еще бы! Если наши мужчины плывут домой, он будет попутным.

Либера. Сегодня или завтра они должны уже быть тут.

Кекка. Вот как! Значит, нужно поторапливаться с работой. К их приходу хотелось бы кончить это кружево.

Лучетта. Кекка, скажи, много тебе еще осталось?

Кекка. О, еще, пожалуй, с локоть.

Либера (Кекке). Плохо работаешь, дочка.

Кекка. Как так? Давно ли это кружево у меня на подушке?

Либера. Да с неделю.

Кекка. Что ты! Где там с неделю!

Либера. А ты не зевай, если хочешь, чтобы у тебя была юбка.

Лучетта. Эй, Кекка! Какую юбку ты себе делаешь?

Кекка. Какую? Новую юбку, шерстяную.

Лучетта. Да что ты! Никак ты себе приданое делаешь?

Кекка. Приданое? Я совсем не знаю, что это такое.

Орсетта. Глупенькая! Неужели ты не знаешь, что, когда девушка подрастает, ей делают приданое? А когда ей делают приданое, значит, собираются выдать ее замуж.

Кекка. Послушай, сестра!

Либера. Что, малютка?

Кекка. Вы хотите выдать меня замуж?

Либера. Погоди, приедет мой муж, увидим.

Кекка. Донна Паскуа, скажите, зять мой Фортунато тоже пошел в море рыбачить вместе с падроном Тони?

Паскуа. Конечно. Разве ты не знаешь, что он на тартане вместе с моим мужем и с Беппо, его братом?

Кекка. А Тита-Нане тоже с ними?

Лучетта (Кекке). Ну да. А тебе что? Что тебе нужно от Тита-Нане?

Кекка. Мне? Да ничего.

Лучетта. Ты что? Не знаешь, что у меня с ним уж два года, как сговорено? Он обещал, как только вернется на берег, дать мне колечко.

Кекка (в сторону). Экая дрянь! Всех себе забрать хочет!

Орсетта. Будет тебе, Лучетта! Не беспокойся. Прежде чем Кекка, сестренка моя, соберется замуж, должна выйти замуж я. Ну да, я! Когда вернется Беппо, брат твой, он женится на мне, а если Тита-Нане захочет, то и вы тоже поженитесь. А Кекке еще рано!

Кекка. Как же! Вы, синьора, рады были бы, если бы я век в девках просидела.

Либера. Ну, хватит! Знай работай!

Кекка. Была бы жива маменька…

Либера. Замолчи, не то как трахну тебя подушкой…

Кекка (про себя). Ладно, ладно. Все равно выйду замуж, даже если бы пришлось идти за голоштанника, что раков ловит.

Те же, Тоффоло, потом Каноккья.

Лучетта. Эй, Тоффоло, здравствуй!

Тоффоло. Добрый день, Лучетта!

Орсетта. Ах ты, обезьяна! А с нами не надо?

Тоффоло. Потерпите, поздороваюсь и с вами.

Кекка (про себя). И Тоффоло, по мне, ничего себе.

Паскуа. Ты что это, парень? Не работаешь сегодня?

Тоффоло. Все время работал. Грузил у берега финики в лодку, потом отвез их в Брондоло, к феррарской почте. Вот и заработал свой день.

Лучетта. Ну, так угостили бы чем-нибудь.

Тоффоло. Отчего же? Приказывайте.

Кекка (Орсетте). Смотри-ка, до чего бесстыжая!

Тоффоло. Постойте. (Зовет.) Эй, тыква! Тыква печеная!

Каноккья (с лотком, на котором лежат куски желтой печеной тыквы). Чем могу услужить, хозяин?

Тоффоло. Дай взглянуть.

Каноккья. Пожалуйте. Прямо из печки!

Тоффоло. Хотите, Лучетта? (Предлагает ей кусок тыквы.)

Лучетта. Что ж, давайте!

Тоффоло. А вы, донна Паскуа, не хотите?

Паскуа. Ох, и люблю же я печеную тыкву! Дайте кусочек.

Тоффоло. Извольте. А вы что же не едите, Лучетта?

Лучетта. Горячая. Жду, пока остынет.

Кекка. Эй, Каноккья!

Каноккья. Вот он — я.

Кекка. Дайте и мне кусочек.

Тоффоло. Кушайте, — я плачу.

Кекка. Нет, синьор, не хочу.

Тоффоло. Почему это?

Кекка. А потому, что не желаю.

Тоффоло. Лучетта же приняла.

Кекка. Еще бы! Лучетта покладистая. Она все принимает.

Лучетта. Что такое, синьора? Вы, кажется, обиделись, что мне предложили первой?

Кекка. Я к вам, синьора, кажется, не пристаю. И ни от кого ничего не принимаю.

Лучетта. А что принимаю я?

Кекка. Да вы, синьора, принимали даже морские каштаны[2] от малого, который торгует от Лоско.

Источник: https://libking.ru/books/prose-/prose-classic/305414-karlo-goldoni-kodzhinskie-perepalki.html

“Кьоджинские перепалки” Гольдони в кратком содержании

На кьоджинской улице сидели женщины – совсем молодые и постарше – и за вязанием коротали время до возвращения рыбаков. У донны Паскуа и донны Либеры в море ушли мужья, у Лучетты и Орсетты – женихи.

Лодочник Тоффоло проходил мимо, и ему захотелось поболтать с красавицами; перво-наперво он обратился к юной Кекке, младшей сестре донны Либеры и Орсетты, но та в ответ намекнула, что неплохо бы Тоффоло топать своей дорогой.

Тогда обиженный Тоффоло подсел к Лучетте и стал с нею любезничать, а когда рядом случился продавец печеной тыквы, угостил ее этим немудреным лакомством.

Посидев немного, Тоффоло поднялся и ушел, а между женщинами началась свара: Кекка попеняла Лучетте за излишнее легкомыслие, та возразила, что Кекке просто завидно – на нее-то никто из парней внимания не обращает, потому что она бедная из из себя не ахти.

За Лучетту вступилась донна Паскуа, жена ее брата, падрона Тони, а за Кекку – ее две сестры, Орсетта и донна Либера. В ход пошли обидные клички – Кекка-твороженица, Лучетта-балаболка, Паскуа-треска – и весьма злобные взаимные обвинения.

Так они ругались, кричали, только что не дрались, когда торговец рыбой Виченцо сообщил, что в гавань возвратилась тартана падрона Тони. Тут женщины дружно стали просить Виченцо ради всего святого не говорить мужчинам об их ссоре – больно уж они этого не любят. Впрочем, едва встретив рыбаков, они сами обо всем проговорились.

Вышло так, что брат падрона Тони, Беппо, привез своей невесте Орсетте красивое колечко, а сестру, Лучетту, оставил без гостинца, Лучетта обиделась и принялась чернить Орсетту в глазах Беппо: уж и ругается она как последняя базарная торговка, и с лодочником Тоффоло бессовестно кокетничала, Беппо ответил, что с Орсеттой он разберется, а негодяю Тоффоло всыплет по первое число.

Тем временем Орсетта с Кеккой повстречали Тита-Нане и не пожалели красок, расписывая, как его невеста-вертихвостка Лучетта непристойно сидела рядышком с Тоффоло, болтала с ним и даже приняла от него кусок печеной тыквы. Сестры добились своего: взбешенный Тита-Нане заявил, что Лучетта ему больше не невеста, а презренного Тоффоло он, дайте срок, изловит и изрубит на куски, как акулу.

Первым на Тоффоло близ дома падрона Тони наткнулся Беппо.

Читайте также:  Краткое содержание фицджеральд ночь нежна за 2 минуты пересказ сюжета

Он бросился на лодочника с ножом, тот принялся было швырять в противника камнями, но скоро, на его беду, на шум драки прибежали сам падрон Тони и Тита-Нане, оба вооруженные кинжалами.

Тоффоло оставалось только спасаться бегством; отбежав на безопасное расстояние, он прокричал, что пусть на сей раз их взяла, но он этого так не оставит и непременно сегодня же подаст на обидчиков в суд.

Тоффоло сдержал обещание и с места драки прямиком направился в суд. Судья был временно в отъезде, поэтому жалобщика принял его помощник, Исидоро, которому и пришлось выслушать сумбурную историю невинно пострадавшего лодочника.

Своих обидчиков – Беппо, Тита-Нане и падрона Тони – Тоффоло самым серьезным образом требовал приговорить к галерам. Возиться со всей этой шумной компанией помощнику судьи, по правде говоря, не очень-то хотелось, но коли жалоба подана – делать нечего, надо назначать разбирательство.

Свидетелями Тоффоло назвал падрона Фортунато, его жену Либеру и золовок Орсетту с Кеккой, а также донну Паскуа и Лучетту.

Он даже вызвался показать судебному приставу, где они все живут, и пообещал поставить выпивку, если тот поторопится.

Донна Паскуа и Лучетта тем временем сидели и сокрушались о том, какие неприятности, и уже не в первый раз, приносит их бабья болтливость, а Тита-Нане как раз разыскивал их, чтобы объявить о своем отказе от Лучетты.

Собравшись с духом, он решительно сказал, что отныне ветреница Лучетга может считать себя свободной от всех обещаний, в ответ на что девушка вернула ему все до единого подарки.

Тита-Нане был смущен, Лучетга расплакалась: молодые люди конечно же любили друг друга, но гордость не позволяла им сразу пойти на попятный.

Объяснение Тита-Нане с Лучеттой прервал пристав, потребовавший, чтобы донна Паскуа с золовкой немедленно шли в суд. Донна Паскуа, услыхав про суд, принялась горько убиваться, дескать, теперь все пропало, они разорены. Тита-Нане, оборов наконец замешательство, стал снова вовсю винить легкомыслие Лучетты.

Пока Тоффоло с приставом собирали свидетелей, Виченцо пришел к Исидоро разузнать, нельзя ли как-нибудь покончить дело миром. Помощник судьи объяснил, что да, можно, но только при условии, что обиженная сторона согласится пойти на мировую. Сам Исидоро обещал всячески поспособствовать примирению, за что Виченцо посулил ему хорошую корзину свежей рыбки.

Наконец явились свидетели: падрон Фортунато и с ним пятеро женщин. Все они были крайне взволнованны и принялись все разом излагать представителю закона каждая свою версию столкновения у дома падрона Тони. Исидоро, насилу перекричав общий гвалт, велел всем покинуть его кабинет и заходить строго по очереди.

Первой он вызвал Кекку, и та довольно складно рассказала ему о драке. Потом Исидоро заговорил с девушкой на не относящуюся к делу тему и спросил, много ли у нее ухажеров. Кекка отвечала, что ухажеров у нее нет ни одного, так как она очень бедна.

Исидоро обещал ей помочь с приданым, а затем поинтересовался, кого Кекка хотела бы иметь своим ухажером. Девушка назвала Тита-Нане – ведь он все равно отказался от Лучетты.

Второй Исидоро вызвал на допрос Орсетту.

Она была постарше и поискушенней Кекки, так что разговор с нею дался помощнику судьи нелегко, но в конце концов он добился от нее подтверждения рассказа младшей сестры и с тем отпустил.

Следующей в кабинет пошла донна Либера, но из беседы с нею никакого проку не вышло, поскольку она притворилась глухой – главным образом потому, что не желала отвечать на вопрос о том, сколько ей лет.

Падрон Фортунато от природы был косноязычен, да еще изъяснялся на таком диком кьоджинском наречии, что венецианец Исидоро не в силах был понять ни слова и уже после пары фраз, поблагодарив за помощь, выставил этого свидетеля прочь.

С него было довольно; выслушивать донну Паскуа и Лучетту он отказался наотрез, чем очень обеих обидел. Беппо надоело скрываться от правосудия: он решил пойти нахлестать Орсетте по щекам, обкорнать Тоффоло уши, а там можно и в тюрьму садиться.

Но Орсетту он встретил не одну, а в компании сестер, которые объединенными усилиями охладили его пыл, внушив, что на самом деле Тоффоло крутил не с Орсеттой, а с Лучеттой и Кеккой.

С другой стороны, добавили сестры, Беппо надо бежать, так как Лучетта с донной Паскуа явно хотят его погубить – ведь недаром они битый час болтали с помощником судьи.

Но тут к ним подошел падрон Тони и успокоил, мол, все в порядке, Исидоро велел не волноваться. Явившийся вслед за ним Виченцо опроверг падрона: Тоффоло не хочет идти на мировую, посему Беппо надо бежать. Тита-Нане в свою очередь стал опровергать слова Виченцо: сам Исидоро сказал ему, что драчунам бояться нечего.

Последнее слово, казалось бы, осталось за приставом, который велел всем немедленно идти в суд, но там Исидоро уверил всех, что, раз он обещал уладить дело миром, все будет улажено.

При выходе из суда женщины неожиданно снова сцепились, приняв близко к сердцу то, что Тита-Нане с Кеккою попрощался любезно, а с Лучеттой не очень. На этот раз их разнимал падрон Фортунато. В кабинете судьи в этом самое время Тита-Нане огорошил Исидоро, заявив, что Кекка ему не по нраву, а любит он Лучетту, и если с утра говорил обратное – так это со зла,

Тоффоло тоже не оправдывал ожиданий помощника судьи: он решительно не желал идти на мировую, утверждая, что Тита-Нане, Беппо и падрон Тони обязательно его убьют.

Тита-Нане обещал не трогать лодочника, если тот оставит в покое Лучетту, и тут постепенно выяснилось, что Лучетта Тоффоло вовсе не нужна была и что любезничал он с нею только назло Кекке.

На этом Тоффоло с Тита-Нане помирились, обнялись и собрались уже на радостях выпить, как вдруг прибежал Беппо и сообщил, что женщины снова поцапались – дерутся и кроют друг друга на чем свет стоит, вплоть до “дерьма собачьего”.

Мужчины хотели было их разнять, но сами завелись и начали махать кулаками.

Исидоро все это надоело сверх всякой меры. Без долгих разговоров он посватал для Тоффоло Кекку. Донна Либера и падрон Фортунато поначалу отказывались принимать в семью не больно-то состоятельного лодочника, но потом все же уступили уговорам и доводам Исидоро. Кекка, предварительно удостоверившись у Исидоро, что на Тита-Нане ей надеяться нечего, с готовностью согласилась стать женой Тоффоло.

Известие о женитьбе Кекки озадачило Орсетту: как же так, младшая сестра выходит замуж раньшеи старшей. Не по-людски получается – видно, пора ей мириться с Беппо. Примирение оказалось легким, поскольку все уже поняли, что ссора вышла из-за пустяка и недоразумения.

Тут на дыбы встала Лучетта: пока она живет в доме брата, второй невестке там не бывать. Но выход из положения напрашивался сам собой: коль скоро Кекка выходит за Тоффоло, Лучетта больше не ревнует к ней Тита-Нане и может стать его женой. Донна Паскуа думала было воспротивиться, но падрону Тони стоило только показать ей увесистую палку, чтобы пресечь все возражения.

Дело было за Тита-Нане, но общими усилиями и его живо уговорили.

Начались приготовления сразу к трем свадьбам, обещавшим быть веселыми и пьяными. Счастливые невесты от души благодарили великодушного Исидоро, но при этом еще и убедительно просили не распускать у себя в Венеции слухов о том, что кьоджинки якобы склочны и любят поцапаться.

Источник: https://goldsoch.info/kodzhinskie-perepalki-goldoni-v-kratkom-soderzhanii/

Краткое содержание комедии Карло Гольдони «Кьоджинские перепалки»

В Италии в селении Кьоджинс однажды утречком сидели прямо на улице несколько женщин, разных по возрасту, но объединенных общим желанием почесать языками.

Были здесь и замужние дамы, такие как донна Паскуа и донна Либерра, а также Лучетта и Орсетта, уже просватанные девушки.

Сидела здесь и Керра – свободная молодая девушка, на которую мужчины не обращали внимания, поскольку она не имела приданого. Все эти женщины весело болтали, ожидая своих мужей-рыбаков с удачным уловом.

Мимо женской компании проходил лодочник Тоффоло, и решил он, наверное, по наущению нечистого, поухаживать за Керрой, вот только даже замужние женщины не любят, когда в их присутствии комплименты достаются кому-то другому. Керра отказалась принять ухаживания лодочника, так как посчитала его слишком бедным.

Тогда парень подсел к Лучетте и стал оказывать знаки внимания ей, и даже угостил ее печеной тыквой, купив сладость у проходившего мимо продавца. Поболтав некоторое время с женщинами, Тоффоло удалился, после чего каждая из женщин начала высказывать свое мнение о поведении товарки.

Первой начала Керра, упрекнув Лучетту в том, что имея жениха, та позволяет себе так запросто болтать с каким-то лодочником. В отместку Лучетта обвинила Керру в том, что она некрасива и потому завидует более красивым женщинам, когда на тех обращают свое внимание мужчины.

За Керру вступилась ее сестры Орсетта и Либерра, а за Лучетту донна Паскуа, жена ее брата, падрона Тони. Вслед за простыми обвинениями последовали оскорбления, такие как твороженица, балаболка и все в этом роде.

Драку предотвратило только известие о том, что мужья и женихи вернулись из моря. Женщины тут же прекращают сварку и мирятся, так как опасаются недовольства, которое выкажут мужья по поводу их недостойного поведения. Но по пути домой они сами признаются в случившемся и начинают наговаривать друг на друга.

Начинается новая ссора из-за того, что брат пардона Тони – Беппо привез своей невесте Орсетте красивое кольцо, а своей сестре Лучетте никакого подарка не привез. Очень обиделась Лучетта и стала наговаривать брату на его невесту, расписывая ее как торговку, кокетку и сплетницу.

Послушав сестру, Беппо бросается на поиски Тоффоло, которого Лучета обвинила в соблазнении его невесты.

Довольная, Лучетта отправляется домой, еще не подозревая, что Орсетта и Керра встретили ее жениха Тита-Нане и расписали ее в тех же красках, что и она до этого Орсетту. Тито-Нане, обладая крайне ревнивым и вспылбчивым характером тут же объявляет о разрыве помолвки с Лучеттой и бросается на поиски виновника скандала.

Ни в чем не виноватый, и ничего не подозревающий Тоффоло проходил как раз мимо дома падрона Тони, когда его настигли Беппо и Тито-Нане, сразу же бросившиеся на него с ножами, к ним присоединился и сам падрон Тони.

Сумев от них скрыться, Тоффоло сразу же направляется к судье, с целью подать жалобу.

Читайте также:  Краткое содержание былины святогор-богатырь за 2 минуты пересказ сюжета

Судьи на месте не оказалось, но его помощник, выслушав все случившееся, пообещал разобраться, если тот приведет к нему необходимых свидетелей.

Пока Тоффоло отправился за свидетелями, которыми согласились выступить все участвующие в соре. Женщины же тем временем сокрушались по поводу случившегося и давали друг другу обещания больше никогда не сориться по таким пустякам.

Лучетта и донна Паскуа как раз обсуждали случившееся, когда к ним подошел Тито-Нане, и объявил о своем решении объявить ее свободной девушкой.

Но очень уж влюбленные не хотели друг с другом расставаться, и уже хотели помириться, когда пришло известие о том, что Тито-Нане вызывают в суд, и сора вспыхнула с новой силой.

Виченцо – заступник обвиняемых пришел к помощнику судьи с просьбой уладить дело по мирному, и тот пообещал сделать для этого все возможное.

Прибывшие свидетели и обвиняемые стали наперебой рассказывать о случившемся, да так, что помощник судьи ничего не понял, потому приказал всем умолкнуть и заходить по одному. Первая была вызвана Керра, которая и рассказала довольно подробно о происшествии.

Решив схитрить Исидоро, так звали помощника, спросил девушку за кого бы она хотела быть посватанной, и получив ответ, что ее избранником стал Тито-Нане, остался довольным. Но следующей допрашивали Орсетту, которая подтвердила после ужимок и уговоров слова сестры.

От донны Либеры и ее мужа ничего узнать не получилось, так как первая притворилась глухой, когда ее спросили о ее возрасте и в дальнейшем на вопросы, в связи с глухотой отвечать не могла, а второй говорил настолько бессвязно, что понять его Исидоро не смог.

Не выдержав, помощник отказался слушать объяснения Лучетты и донны Паскуа.

Выйдя из здания женщины, вновь повздорили, так как Лучетта приревновала своего уже бывшего жениха к Керре.

Начался гвалт и шум, вмешались мужчины, и только дон Исидоро как-то сумел предотвратить побоище.

Расстроенный он вернулся к Туффоло и разочаровался еще больше, так как простить обиду он отказывался, рассказав, что на самом деле ему нравиться Керра, а с другой девушкой он заигрывал ей назло.

Рассерженный дон Исидоро вынес следующий вердикт: Туффоло жениться на Керре, которая тут же дала свое согласие, Тито-Нане жениться на Лучетте, а Орсетта выходит замуж за Беппо. На следующий день в селении сыграли три веселые свадьбы.

Приданное Керре дал сам дон Исидоро, он же пообещал женщинам не рассказывать никому об этой истории, чтобы люди не подумали, что женщины из Кьоджино сварливые, словно торговки на рынке, но поскольку эта история все же известна читателю, слово он свое видимо не сдержал.

Источник: https://school-essay.ru/kratkoe-soderzhanie-komedii-karlo-goldoni-kodzhinskie-perepalki.html

Карло Гольдони. Кьоджинские перепалки

Карло Гольдони. Кьоджинские перепалки

На кьоджинской улице сидели женщины — совсем молодые и постарше — и за вязанием коротали время до возвращения рыбаков. У донны Паскуа и донны Либеры в море ушли мужья, у Лучетты и Орсетты — женихи.

Лодочник Тоффоло проходил мимо, и ему захотелось поболтать с красавицами; перво-наперво он обратился к юной Кекке, младшей сестре донны Либеры и Орсетты, но та в ответ намекнула, что неплохо бы Тоффоло топать своей дорогой.

Тогда обиженный Тоффоло подсел к Лучетте и стал с нею любезничать, а когда рядом случился продавец печеной тыквы, угостил её этим немудреным лакомством.

Посидев немного, Тоффоло поднялся и ушел, а между женщинами началась свара: Кекка попеняла Лучетте за излишнее легкомыслие, та возразила, что Кекке просто завидно — на нее-то никто из парней внимания не обращает, потому что она бедная из из себя не ахти. За Лучетту вступилась донна Паскуа, жена её брата, падрона Тони, а за Кекку — её две сестры, Орсетта и донна Либера. В ход пошли обидные клички — Кекка-твороженица, Лучетта-балаболка, Паскуа-треска — и весьма злобные взаимные обвинения.

Так они ругались, кричали, только что не дрались, когда торговец рыбой Виченцо сообщил, что в гавань возвратилась тартана падрона Тони. Тут женщины дружно стали просить Виченцо ради всего святого не говорить мужчинам об их ссоре — больно уж они этого не любят. Впрочем, едва встретив рыбаков, они сами обо всем проговорились.

Вышло так, что брат падрона Тони, Беппо, привез своей невесте Орсетте красивое колечко, а сестру, Лучетту, оставил без гостинца, Лучетта обиделась и принялась чернить Орсетту в глазах Беппо: уж и ругается она как последняя базарная торговка, и с лодочником Тоффоло бессовестно кокетничала, Беппо ответил, что с Орсеттой он разберется, а негодяю Тоффоло всыплет по первое число.

Тем временем Орсетта с Кеккой повстречали Тита-Нане и не пожалели красок, расписывая, как его невеста-вертихвостка Лучетта непристойно сидела рядышком с Тоффоло, болтала с ним и даже приняла от него кусок печеной тыквы. Сестры добились своего: взбешенный Тита-Нане заявил, что Лучетта ему больше не невеста, а презренного Тоффоло он, дайте срок, изловит и изрубит на куски, как акулу.

Первым на Тоффоло близ дома падрона Тони наткнулся Беппо.

Он бросился на лодочника с ножом, тот принялся было швырять в противника камнями, но скоро, на его беду, на шум драки прибежали сам падрон Тони и Тита-Нане, оба вооруженные кинжалами.

Тоффоло оставалось только спасаться бегством; отбежав на безопасное расстояние, он прокричал, что пусть на сей раз их взяла, но он этого так не оставит и непременно сегодня же подаст на обидчиков в суд.

Тоффоло сдержал обещание и с места драки прямиком направился в суд. Судья был временно в отъезде, поэтому жалобщика принял его помощник, Исидоро, которому и пришлось выслушать сумбурную историю невинно пострадавшего лодочника. Своих обидчиков — Беппо, Тита-Нане и падрона Тони — Тоффоло самым серьезным образом требовал приговорить к галерам.

Возиться со всей этой шумной компанией помощнику судьи, по правде говоря, не очень-то хотелось, но коли жалоба подана — делать нечего, надо назначать разбирательство. Свидетелями Тоффоло назвал падрона Фортунато, его жену Либеру и золовок Орсетту с Кеккой, а также донну Паскуа и Лучетту.

Он даже вызвался показать судебному приставу, где они все живут, и пообещал поставить выпивку, если тот поторопится.

Донна Паскуа и Лучетта тем временем сидели и сокрушались о том, какие неприятности, и уже не в первый раз, приносит их бабья болтливость, а Тита-Нане как раз разыскивал их, чтобы объявить о своем отказе от Лучетты.

Собравшись с духом, он решительно сказал, что отныне ветреница Лучетга может считать себя свободной от всех обещаний, в ответ на что девушка вернула ему все до единого подарки.

Тита-Нане был смущен, Лучетга расплакалась: молодые люди конечно же любили друг друга, но гордость не позволяла им сразу пойти на попятный.

Объяснение Тита-Нане с Лучеттой прервал пристав, потребовавший, чтобы донна Паскуа с золовкой немедленно шли в суд. Донна Паскуа, услыхав про суд, принялась горько убиваться, дескать, теперь все пропало, они разорены. Тита-Нане, оборов наконец замешательство, стал снова вовсю винить легкомыслие Лучетты.

Пока Тоффоло с приставом собирали свидетелей, Виченцо пришел к Исидоро разузнать, нельзя ли как-нибудь покончить дело миром. Помощник судьи объяснил, что да, можно, но только при условии, что обиженная сторона согласится пойти на мировую. Сам Исидоро обещал всячески поспособствовать примирению, за что Виченцо посулил ему хорошую корзину свежей рыбки.

Наконец явились свидетели: падрон Фортунато и с ним пятеро женщин. Все они были крайне взволнованны и принялись все разом излагать представителю закона каждая свою версию столкновения у дома падрона Тони. Исидоро, насилу перекричав общий гвалт, велел всем покинуть его кабинет и заходить строго по очереди.

Первой он вызвал Кекку, и та довольно складно рассказала ему о драке. Потом Исидоро заговорил с девушкой на не относящуюся к делу тему и спросил, много ли у нее ухажеров.

Кекка отвечала, что ухажеров у нее нет ни одного, так как она очень бедна. Исидоро обещал ей помочь с приданым, а затем поинтересовался, кого Кекка хотела бы иметь своим ухажером.

Девушка назвала Тита-Нане — ведь он все равно отказался от Лучетты.

Второй Исидоро вызвал на допрос Орсетту. Она была постарше и поискушенней Кекки, так что разговор с нею дался помощнику судьи нелегко, но в конце концов он добился от нее подтверждения рассказа младшей сестры и с тем отпустил.

Следующей в кабинет пошла донна Либера, но из беседы с нею никакого проку не вышло, поскольку она притворилась глухой — главным образом потому, что не желала отвечать на вопрос о том, сколько ей лет.

Падрон Фортунато от природы был косноязычен, да еще изъяснялся на таком диком кьоджинском наречии, что венецианец Исидоро не в силах был понять ни слова и уже после пары фраз, поблагодарив за помощь, выставил этого свидетеля прочь. С него было довольно; выслушивать донну Паскуа и Лучетту он отказался наотрез, чем очень обеих обидел.

Беппо надоело скрываться от правосудия: он решил пойти нахлестать Орсетте по щекам, обкорнать Тоффоло уши, а там можно и в тюрьму садиться. Но Орсетту он встретил не одну, а в компании сестер, которые объединенными усилиями охладили его пыл, внушив, что на самом деле Тоффоло крутил не с Орсеттой, а с Лучеттой и Кеккой.

С другой стороны, добавили сестры, Беппо надо бежать, так как Лучетта с донной Паскуа явно хотят его погубить — ведь недаром они битый час болтали с помощником судьи. Но тут к ним подошел падрон Тони и успокоил, мол, все в порядке, Исидоро велел не волноваться.

Явившийся вслед за ним Виченцо опроверг падрона: Тоффоло не хочет идти на мировую, посему Беппо надо бежать. Тита-Нане в свою очередь стал опровергать слова Виченцо: сам Исидоро сказал ему, что драчунам бояться нечего. Последнее слово, казалось бы, осталось за приставом, который велел всем немедленно идти в суд, но там Исидоро уверил всех, что, раз он обещал уладить дело миром, все будет улажено.

При выходе из суда женщины неожиданно снова сцепились, приняв близко к сердцу то, что Тита-Нане с Кеккою попрощался любезно, а с Лучеттой не очень. На этот раз их разнимал падрон Фортунато. В кабинете судьи в этом самое время Тита-Нане огорошил Исидоро, заявив, что Кекка ему не по нраву, а любит он Лучетту, и если с утра говорил обратное — так это со зла,

Тоффоло тоже не оправдывал ожиданий помощника судьи: он решительно не желал идти на мировую, утверждая, что Тита-Нане, Беппо и падрон Тони обязательно его убьют.

Тита-Нане обещал не трогать лодочника, если тот оставит в покое Лучетту, и тут постепенно выяснилось, что Лучетта Тоффоло вовсе не нужна была и что любезничал он с нею только назло Кекке.

Читайте также:  Краткое содержание горький мать за 2 минуты пересказ сюжета

На этом Тоффоло с Тита-Нане помирились, обнялись и собрались уже на радостях выпить, как вдруг прибежал Беппо и сообщил, что женщины снова поцапались — дерутся и кроют друг друга на чем свет стоит, вплоть до «дерьма собачьего». Мужчины хотели было их разнять, но сами завелись и начали махать кулаками.

Исидоро все это надоело сверх всякой меры. Без долгих разговоров он посватал для Тоффоло Кекку. Донна Либера и падрон Фортунато поначалу отказывались принимать в семью не больно-то состоятельного лодочника, но потом все же уступили уговорам и доводам Исидоро.

Кекка, предварительно удостоверившись у Исидоро, что на Тита-Нане ей надеяться нечего, с готовностью согласилась стать женой Тоффоло. Известие о женитьбе Кекки озадачило Орсетту: как же так, младшая сестра выходит замуж раньшеи старшей. Не по-людски получается — видно, пора ей мириться с Беппо.

Примирение оказалось легким, поскольку все уже поняли, что ссора вышла из-за пустяка и недоразумения. Тут на дыбы встала Лучетта: пока она живет в доме брата, второй невестке там не бывать. Но выход из положения напрашивался сам собой: коль скоро Кекка выходит за Тоффоло, Лучетта больше не ревнует к ней Тита-Нане и может стать его женой.

Донна Паскуа думала было воспротивиться, но падрону Тони стоило только показать ей увесистую палку, чтобы пресечь все возражения. Дело было за Тита-Нане, но общими усилиями и его живо уговорили.

Начались приготовления сразу к трем свадьбам, обещавшим быть веселыми и пьяными. Счастливые невесты от души благодарили великодушного Исидоро, но при этом еще и убедительно просили не распускать у себя в Венеции слухов о том, что кьоджинки якобы склочны и любят поцапаться.

Источник: https://doc4web.ru/kratkoe-soderzhanie-proizvedeniy/karlo-goldoni-kodzhinskie-perepalki.html

Кьоджинские перепалки — Гольдони Карло — чтение книги бесплатно

  • Падрон Тони (Антонио), хозяин рыбачьей тартаны.
  • Мадонна Паскуа, жена падрона Тони.
  • Лучетта, девушка, сестра падрона Тони.
  • Тита-Нане (Джамбаттиста), молодой рыбак.
  • Беппо (Джузеппе), молодой рыбак, брат падрона Тони.
  • Падрон Фортунато, рыбак.
  • Мадонна Либера, жена падрона Фортунато.
  • Орсетта (Орселина), Кекка (Франческа) — девушки, сестры мадонны Либеры.
  • Падрон Виченцо, рыбак.
  • Тоффоло (Кристофоро), лодочник.
  • Исидоро, коадьютор, помощник уголовного судьи.
  • Командор, судебный пристав.
  • Каноккья, молодой парень, торгующий печеной тыквой.
  • Слуга коадьютора.
  • Экипаж тартаны падрона Тони.
  • Действие происходит в Кьодже.

ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ

ЯВЛЕНИЕ ПЕРВОЕ

Улица с домами различного вида. Паскуа и Лучетта — с одной стороны, Либера, Орсетта и Кекка — с другой. Все сидят на скамеечках с соломенным переплетом и плетут кружева на подушках, положенных на станки.

Лучетта. Девушки, что скажете про погодку?

Орсетта. А ветер какой?

Лучетта. Не знаю. Эй, невестка! Какой сейчас ветер?

Паскуа(Орсетте). Не чувствуешь разве? Сирокко[1], и изрядный.

Орсетта. Хорошо под таким ветром плыть к берегу.

Паскуа. Еще бы, еще бы! Если наши мужчины плывут домой, он будет попутным.

Либера. Сегодня или завтра они должны уже быть тут.

Кекка. Вот как! Значит, нужно поторапливаться с работой. К их приходу хотелось бы кончить это кружево.

Лучетта. Кекка, скажи, много тебе еще осталось?

Кекка. О, еще, пожалуй, с локоть.

Либера(Кекке). Плохо работаешь, дочка.

Кекка. Как так? Давно ли это кружево у меня на подушке?

Либера. Да с неделю.

Кекка. Что ты! Где там с неделю!

Либера. А ты не зевай, если хочешь, чтобы у тебя была юбка.

Лучетта. Эй, Кекка! Какую юбку ты себе делаешь?

Кекка. Какую? Новую юбку, шерстяную.

Лучетта. Да что ты! Никак ты себе приданое делаешь?

Кекка. Приданое? Я совсем не знаю, что это такое.

Орсетта. Глупенькая! Неужели ты не знаешь, что, когда девушка подрастает, ей делают приданое? А когда ей делают приданое, значит, собираются выдать ее замуж.

Кекка. Послушай, сестра!

Либера. Что, малютка?

Кекка. Вы хотите выдать меня замуж?

Либера. Погоди, приедет мой муж, увидим.

Кекка. Донна Паскуа, скажите, зять мой Фортунато тоже пошел в море рыбачить вместе с падроном Тони?

Паскуа. Конечно. Разве ты не знаешь, что он на тартане вместе с моим мужем и с Беппо, его братом?

Кекка. А Тита-Нане тоже с ними?

Лучетта(Кекке). Ну да. А тебе что? Что тебе нужно от Тита-Нане?

Кекка. Мне? Да ничего.

Лучетта. Ты что? Не знаешь, что у меня с ним уж два года, как сговорено? Он обещал, как только вернется на берег, дать мне колечко.

Кекка(в сторону). Экая дрянь! Всех себе забрать хочет!

Орсетта. Будет тебе, Лучетта! Не беспокойся. Прежде чем Кекка, сестренка моя, соберется замуж, должна выйти замуж я. Ну да, я! Когда вернется Беппо, брат твой, он женится на мне, а если Тита-Нане захочет, то и вы тоже поженитесь. А Кекке еще рано!

Кекка. Как же! Вы, синьора, рады были бы, если бы я век в девках просидела.

Либера. Ну, хватит! Знай работай!

Кекка. Была бы жива маменька…

Либера. Замолчи, не то как трахну тебя подушкой…

Кекка(про себя). Ладно, ладно. Все равно выйду замуж, даже если бы пришлось идти за голоштанника, что раков ловит.

ЯВЛЕНИЕ ВТОРОЕ

Те же, Тоффоло, потом Каноккья.

Лучетта. Эй, Тоффоло, здравствуй!

Тоффоло. Добрый день, Лучетта!

Орсетта. Ах ты, обезьяна! А с нами не надо?

Тоффоло. Потерпите, поздороваюсь и с вами.

Кекка(про себя). И Тоффоло, по мне, ничего себе.

Паскуа. Ты что это, парень? Не работаешь сегодня?

Тоффоло. Все время работал. Грузил у берега финики в лодку, потом отвез их в Брондоло, к феррарской почте. Вот и заработал свой день.

Лучетта. Ну, так угостили бы чем-нибудь.

Тоффоло. Отчего же? Приказывайте.

Кекка(Орсетте). Смотри-ка, до чего бесстыжая!

Тоффоло. Постойте. (Зовет.) Эй, тыква! Тыква печеная!

Каноккья(с лотком, на котором лежат куски желтой печеной тыквы). Чем могу услужить, хозяин?

Тоффоло. Дай взглянуть.

Каноккья. Пожалуйте. Прямо из печки!

Тоффоло. Хотите, Лучетта? (Предлагает ей кусок тыквы.)

Лучетта. Что ж, давайте!

Тоффоло. А вы, донна Паскуа, не хотите?

Паскуа. Ох, и люблю же я печеную тыкву! Дайте кусочек.

Тоффоло. Извольте. А вы что же не едите, Лучетта?

Лучетта. Горячая. Жду, пока остынет.

Кекка. Эй, Каноккья!

Каноккья. Вот он — я.

Кекка. Дайте и мне кусочек.

Тоффоло. Кушайте, — я плачу.

Кекка. Нет, синьор, не хочу.

Тоффоло. Почему это?

Кекка. А потому, что не желаю.

Тоффоло. Лучетта же приняла.

Кекка. Еще бы! Лучетта покладистая. Она все принимает.

Лучетта. Что такое, синьора? Вы, кажется, обиделись, что мне предложили первой?

Кекка. Я к вам, синьора, кажется, не пристаю. И ни от кого ничего не принимаю.

Лучетта. А что принимаю я?

Кекка. Да вы, синьора, принимали даже морские каштаны[2] от малого, который торгует от Лоско.

Лучетта. Я? Вот лгунья!

Паскуа. Да ну вас!

Либера. Хватит, хватит уж!

Каноккья. Никто больше не желает?

Тоффоло. Ступай себе!

Каноккья. Печеная тыква! Тыква горячая! (Уходит, крича.)

ЯВЛЕНИЕ ТРЕТЬЕ

Те же, без Каноккья.

Тоффоло(тихо Кекке). Попомните, Кекка, что вы отказались принять от меня.

Кекка(тихо). Ступайте себе. Мне до вас нет дела.

Тоффоло(тихо). Жалко, черт возьми! У меня были добрые намерения.

Кекка(тихо). Насчет чего?

Тоффоло(тихо). Крестный обещал снарядить мне пеоту[3]. Как начну на ней народ возить, так женюсь и я тоже.

Кекка(тихо). Правда?

Тоффоло(тихо). Но ведь вы ничего не хотите от меня принимать.

Кекка(тихо). Так ведь это я про тыкву, а про вас я ничего не говорила.

Либера. Эй, вы, что там за шушуканья такие?

Тоффоло. А что? Смотрю, как работают.

Либера. Проваливай оттуда, говорю.

Тоффоло. А чем я вам мешаю? Ну и уйду. (Удаляется и чинно переходит через улицу.)

Кекка(в сторону, глядя на сестру). Чтоб тебе пусто было!

Орсетта(Либере). Ну, что вы, право, сестрица! Вы ведь знаете, что он за парень. Если бы он посватался, неужели не отдали бы за него?

Лучетта(к Паскуа). Как по-вашему, невестка? Из молодых, да ранняя, а?

Паскуа(Лучетте). Ох, до чего она меня злит, если бы ты знала!

Лучетта(в сторону). Смотрите какая! Воображает о себе много! Погоди, ты у меня попрыгаешь!

Тоффоло. Трудно работать, донна Паскуа?

Паскуа. Да нет, сынок, не очень. Видишь, какой крупный узор? Это ведь кружево на десять сольдо.

Тоффоло. А у вас, Лучетта?

Лучетта. О, мое на тридцать.

Тоффоло. Очень красивое.

Лучетта. Нравится вам?

Тоффоло. Чисто сработано! Недаром пальчики такие хорошенькие.

Лучетта. Идите сюда. Присаживайтесь.

Тоффоло(садится). Ну вот. Здесь мне будет лучше.

Кекка(Орсетте, указывая на Тоффоло, сидящего рядом с Лучеттой). Послушай, как это тебе нравится?

Орсетта(Кекке). Брось. Тебе-то что? Пусть их!

Тоффоло(Лучетте). Если я тут посижу, меня не поколотят?

Лучетта(к Тоффоло). С ума вы сошли!

Орсетта(Либере, указывая на Лучетту). Что скажешь?

Тоффоло. Донна Паскуа, хотите табачку?

Паскуа. А хороший?

Тоффоло. Первый сорт. Из Маламокко[4].

Паскуа. Ну, дайте понюшку.

Тоффоло. Вот, прошу!

Кекка(про себя). Беда ей, если Тита-Нане узнает.

Тоффоло. А вам, Лучетта, не угодно?

Лучетта. Что ж, пожалуй. Назло вон той. (Показывает на Кекку.)

Тоффоло(тихо Лучетте). Ох, какие глазки бедовые!

Лучетта(тихо к Тоффоло). Ну, что вы! Не такие, как у Кекки. Где уж!

Тоффоло(тихо Лучетте). Что мне Кекка? Я о ней и не думаю.

Лучетта(тихо к Тоффоло, насмешливо указывая на Кекку). Посмотрите, какая красотка.

Тоффоло(тихо Лучетте). И смотреть не на что.

Кекка(в сторону). Никак про меня говорят?

Лучетта(тихо к Тоффоло). Значит, не нравится она вам?

Тоффоло(тихо Лучетте). Ни капельки.

Лучетта(к Тоффоло, улыбаясь). Ее у нас Творожницей прозвали.

Тоффоло(улыбаясь, смотря на Кекку). Творожницей? Вот как!

Кекка(громко, обращаясь к Лучетте и Тоффоло). Эй, вы! Я не слепая, небось. Перестанете вы или нет?

Тоффоло(кричит, подражая торговцам творогом). Творог, свежий творог!

Кекка(вскакивает). Чего это вы так орете? Какой такой творог?

Орсетта(Кекке, тоже вставая). Не сходи с ума.

Либера(встает; Орсетте и Кекке). Вы бы лучше работали.

Орсетта. А вы там поосторожней, синьор Тоффоло-балда!

Тоффоло. Что такое? Кто это Балда?

Орсетта. Кто? Вы, синьор! Думаете, мы не знаем, что вас Балдой зовут?

Лучетта. Вот вы какая! А еще хочет слыть умницей…

Орсетта. Отвяжитесь, милейшая синьора Лучетта-балаболка.

Лучетта. Как? Балаболка? Полюбуйтесь лучше на себя, синьора Орсетта-галушка.

Либера. Не сметь обижать моих сестер, — не то смотрите у меня!

Паскуа(встает). А вы не трогайте мою золовку!

Либера. Помолчали бы вы, донна Паскуа-сковородка!

Паскуа. Молчите сами, донна Либера-заноза!

Тоффоло. Не будь вы бабы, я бы вам такого задал…

Источник: https://nemaloknig.com/read-45082/

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector