Краткое содержание лем солярис за 2 минуты пересказ сюжета

Краткое содержание Лем Солярис за 2 минуты пересказ сюжета

В будущем — очень далеком от нас «космическом будущем» человечества — послышатся эти прощальные слова: «Кельвин, ты летишь. Всего хорошего!» Психолог Кельвин в неимоверном отдалении от Земли десантируется с космолета на припланетную станцию — это огромный серебристый кит, парящий над поверхностью планеты Солярис. Станция кажется пустой, она странно замусорена, Кельвина никто не встречает, а первый же человек, увидевший психолога, пугается чуть ли не до смерти. Человека зовут Снаут, он заместитель начальника станции Гибаряна. Он хрипит с отвращением: «Я тебя не знаю, не знаю. Чего ты хочешь?» — хотя станция была извещена о прибытии Кельвина. А потом, опомнившись, говорит, что Гибарян, друг и коллега Кельвина, покончил с собой и что новоприбывший не должен ничего делать и не должен нападать, если увидит кого-то ещё, кроме него, Снаута, и третьего члена экипажа, физика Сарториуса. На вопрос: «Кого я могу увидеть?!« — Снаут, в сущности, не отвечает. И очень скоро Кельвин встречает в коридоре огромную голую негритянку, «чудовищную Афродиту» с огромными грудями и слоновьим задом. Её не может быть на станции, это похоже на галлюцинацию. Мало того, когда новоприбывший приходит к Сарториусу, физик не пускает его в свою каюту — стоит, заслоняя спиною дверь, а там слышна беготня и смех ребенка, потом дверь начинают дергать, и Сарториус кричит неистовым фальцетом: «Я сейчас вернусь! Не надо! Не надо!» И кульминация бреда — Кельвин входит в холодильную камеру, чтобы увидеть тело Гибаряна, и обнаруживает рядом с мертвецом ту самую негритянку — живую и теплую, несмотря на ледяной холод. Ещё одна поразительная деталь: её босые ступни не стерты и не деформированы ходьбой, кожа их тонка, как у младенца. Кельвин решает было, что сошел с ума, но ведь он — психолог и знает, как в этом убедиться. Устраивает себе проверку и резюмирует: «Я не сошел с ума. Последняя надежда исчезла». Ночью он просыпается и видит рядом с собою Хэри, свою жену, погибшую десять лет назад, убившую себя из-за него, Кельвина. Живую, во плоти и крови, и совершенно спокойную — словно они расстались вчера. На ней памятное ему платье, обыкновенное платье, но почему-то без застежки-молнии на спине, и ступни у нее, как у той негритянки, — младенческие. Кажется, она принимает все как должное и всем довольна, и хочет только одного: ни на час, ни на минуту не расставаться с Кельвином. Но ему надо уйти, чтобы как-то разобраться в ситуации. Он пытается связать Хэри — обнаруживается, что она сильна не по-человечески… Кельвин в ужасе. Он заманивает фантом жены в одноместную ракету и отправляет на околопланетную орбиту. Казалось бы, с этим бредом покончено, однако Снаут предупреждает Кельвина, что через два-три часа «гость» вернется, и рассказывает наконец, что, по его мнению, происходит. Неотвязных «гостей» насылает на людей Океан планеты Солярис. Океан этот уже больше сотни лет занимает умы ученых. Он состоит не из воды, а из протоплазмы, странным и чудовищным образом перемещающейся, вспучивающейся и создающей гигантские — бессмысленные на вид — сооружения, в недрах которых время изменяет свое течение. Их окрестили «городревами», «долгунами», «ми моидами», «симметриадами», но никто не знал, отчего и зачем они создаются. У этого живого Океана, кажется, есть единственная функция: он поддерживает оптимальную орбиту планеты вокруг двойного Солнца. И вот сейчас, после исследовательского удара жестким излучением, он стал подсылать к людям фантомов, извлекая их облик из глубин человеческого подсознания. Кельвину ещё повезло: ему «подарена» женщина, которую он некогда любил, а другим подсылаются их тайные эротические желания, даже не реализованные. «Такие ситуации… — говорит Снаут, — о которых можно только подумать, и то в минуту опьянения, падения, безумия… И слово становится плотью». Так полагает Снаут. Ещё он говорит, что «гость» чаще всего появляется, пока человек спит и сознание его выключено. В это время области мозга, ответственные за память, более доступны неведомым лучам Океана. Ученые могли бы покинуть станцию, но Кельвин хочет остаться. Он думает: «Пожалуй, об Океане мы не узнаем ничего, но может быть, о себе…» Следующей же ночью Хэри появляется снова, и, как в былые времена, они становятся любовниками. А утром Кельвин видит, что в каюте лежат два «совершенно одинаковые белые платья с красными пуговицами» — оба разрезанные по шву. За этим шоком следует другой: Хэри случайно остается взаперти и с нечеловеческой силой, раня себя, выламывает дверь. Потрясенный Кельвин видит, как изувеченные её руки почти мгновенно заживают. Сама Хэри тоже в ужасе, ведь она ощущает себя обычным, нормальным человеком… Пытаясь понять, как «устроена» Хэри, Кельвин берет у нее кровь для анализа, но под электронным микроскопом видно, что красные тельца состоят не из атомов, а как бы из ничего — по-видимому, из нейтрино. Однако «нейтринные молекулы» не могут существовать вне какого-то особого поля… Физик Сарториус принимает эту гипотезу и берется построить аннигилятор нейтринных молекул, чтобы уничтожать «гостей». Но Кельвин, оказывается, этого не хочет. Он уже оправился от шока и любит вновь обретенную жену — кем бы она ни была. Со своей стороны, Хэри начинает понимать ситуацию, весь её трагизм. Ночью, пока Кельвин спит, она включает магнитофон, оставленный Гибаряном для Кельвина, прослушивает рассказ Гибаряна о «гостях» и, узнав правду, пытается покончить с собой. Выпивает жидкий кислород. Кельвин видит её агонию, мучительную кровавую рвоту, но… Излучение Океана восстанавливает нейтринную плоть за считанные минуты. Ожившая Хэри в отчаянии — теперь она знает, что мучит Кельвина, «А что орудие пытки может желать добра и любить, этого я представить себе не могла», — кричит она. Кельвин в ответ говорит, что любит её, именно её, а не ту, земную женщину, которая убила себя из любви к нему. Это правда, и он в полной растерянности: ведь ему предстоит возвращение на Землю, а любимая женщина может существовать только здесь, в таинственном поле излучения Океана, Он ни на что не может решиться, однако соглашается на предложение Сарториуса записать токи своего мозга и передать их в виде пучка рентгеновского излучения Океану. Может быть, прочитав это послание, жидкое чудовище перестанет подсылать к людям своих фантомов… Луч бьет в плазму, и как будто ничего не происходит, только у Кельвина начинаются мучительные сновидения, в которых его словно бы изучают, то разбирая на атомы, то составляя вновь. «Ужас, пережитый в них, нельзя сравнить ни с чем на свете», — говорит он. Так проходит несколько недель, Хэри и Кельвин привязываются друг к другу все сильнее, а Сарториус тем временем проводит какие-то страшные эксперименты, пытаясь избавиться от «гостей». Снаут говорит о нем: «Наш Фауст наоборот ищет средство от бессмертия». Наконец в одну из ночей Хэри дает Кельвину снотворное и исчезает. Сарториус втайне от Кельвина все-таки создал аннигилятор фантомов, и Хэри из великой любви к Кельвину решилась на гибель — как когда-то, давным-давно… Ушла в небытие, ушла навсегда, ибо нашествие «гостей» кончилось. Кельвин в горе. Он мечтает отомстить мыслящей протоплазме, выжечь её дотла, но Снауту удается успокоить товарища. Он говорит, что Океан не хотел ничего дурного, напротив — стремился делать людям подарки, дарить им самое дорогое, то, что глубже всего запрятано в памяти. Океан не мог знать, каково истинное значение этой памяти… Кельвин принимает эту мысль и успокаивается — как будто. И в последней сцене он сидит на берегу Океана, ощущая его «исполинское присутствие, мощное, неумолимое молчание», и прощает ему все: «Я ничего не знал, но по-прежнему верил, что ещё не окончилось время жестоких чудес».

Краткое содержание Лем Солярис за 2 минуты пересказ сюжета

Краткое содержание «Солярис» ЛемаЛем С.Стр. 1

Краткое содержание Лем Солярис за 2 минуты пересказ сюжета

Краткое содержание «Солярис» ЛемаЛем С.Стр. 2

Краткое содержание Лем Солярис за 2 минуты пересказ сюжета

Краткое содержание «Солярис» ЛемаЛем С.Стр. 3

Источник: https://my-soch.ru/sochinenie/kratkoe-soderzhanie-solyaris-lema

Краткое содержание: Солярис

                Где-то там, далеко, в будущем, в космическом будущем человечества – будут звучать эти слова прощания «Кельвин всего тебе доброго, ты летишь…» Кельвин, психолог по образованию, где-то там, в Большом Космосе, управляя космолетом, пристыковывается к космической припланетной станции Солярис.

Космическая станция напоминает чем-то большого золотисто-серебрянного кита, парящего в свободном полете над неизученной планетой. На первый взгляд станция пуста, заброшена, никто Кельвина почему-то не ждет, первый же обнаруженный на станции человек в ужасе кидается от Кельвина прочь.

Выясняется, что это данный человек является заместителем начальника космической станции Гибаряна – Снаут. Он не хочет разговаривать странно хрипит и с отвращением повторяет, что не знает Кельвина, и не знает, что тому от него нужно. При этом Кельвин твердо знал, что космическая станция была информирована о его прибытии заранее.

Странный человек, немного опомнившись, вдруг начинает твердить Кельвину, что его друг и коллега Гибарян покончил жизнь самоубийством, что Кельвин должен отнестись спокойно к тому, что повстречает на борту станции необычного и ничего не должен предпринимать, что на корабле есть еще кто-то кроме Кельвина, Снаута и физика Сарториуса, являющегося третьим членом экипажа.

Уточняющие вопросы Кельвина, что же он может увидеть на станции, так и не находят ответа. Чуть позже, в коридорах станции Кельвин встречается с  огромной обнаженной негритянкой, с большим бюстом и крупным, как у слона задом, как оценил ее Кельвин – чудовищная Афродита. Нет, Кельвин не мог поверить своим глазам, на станции данной дамы быть не должно, это скорее всего галлюцинация.

  Ко всему прочему, подойдя к каюте физика Сарториуса, он не смог войти к нему. Физик стоял заслоняя собой проход и препятствовал Кельвину, при этом в самой каюте физика слышался топот и смех ребенка.

Дверь каюты была закрыта, перед Кельвином стоял взъерошенный физик, неожиданно по другую сторону двери, кто-то стал дергать за ее ручку, физик Сарториус оборачиваясь к двери, неистово кричит кому-то за дверью, что сейчас вернется и не надо открывать дверь.

Кульминацией данного  бреда  является поход Кельвина в холодильную камеру, куда было помещено тело начальника станции Гибаряна, он видит, что рядом с телом Гибаряна лежит живая и теплая негритянка, та которую он встретил некоторое временя назад в коридоре станции, при этом в холодильнике было невыносимо холодно и живым в таком холоде оставаться очень сложно, что еще поразило Кельвина, так это то, что ступни негритянки напоминали скорее ступни младенца с тонкой младенческой кожей, а не истоптанные ступни взрослой массивной женщины.

                Кельвин думает, что тронулся умом, как психолог, он пытается проверить свое сознание и с сожалением убеждается, что его последняя надежда на психический недуг не состоятельна, он не умалишенный, он как никогда психически здоров, просто что-то действительно происходит на станции.

                Проснувшись ночью, он рядом видит свою супругу Хэри, которая погибла лет десять назад,  окончившую жизнь самоубийством из- за него. Сейчас она стояла рядом с ним живая, во плоти и была совершенно спокойна, словно только вчера они расстались с ней.

  Одета она была в так любимое им платье, единственное что было не в порядке, так это застежка на ее платье, почему то она отсутствовала и ступни ее ног как и ступни негритянки, напоминали младенческие.

Хэри не удивлена встречей, она относится ко всему происходящему обыденно, с легкостью, ничему не удивляется и кажется всем довольной, единственное ее желание – не расставаться с Кельвином ни на секунду. Однако ему надо идти, чтобы попытаться разобраться во всем происходящим.

Читайте также:  Краткое содержание мамин-сибиряк аленушкины сказки за 2 минуты пересказ сюжета

Кельвин предпринимает попытку связать жену, однако попытка не удалась, Хэри оказывается не по человечески сильна, что приводит Кельвина в настоящий ужас. Кельвин сознает, что Хэри это только фантом его жены. Применив хитрость, он заманивает фантом в одну из ракет станции и отправляет его в путешествие по орбите вокруг планеты.

Как показалось Кельвину, ему удалось отделаться от фантома жены, однако физик Снаут предупреждает, что фантом обязательно часа через два-три вернется на станцию, что это неизбежно, так как данные фантомы посылает людям Океан расположенный у планеты Солярис.

                Этим Океаном вот уже более ста лет интересуются учёные.

В состав Океана, как можно было бы думать,  входит не  вода, он состоит из протоплазмы, перемещающейся не понятным образом, по своим своеобразным спиралям, создавая своим вспучиванием огромные и на первый взгляд бессмысленные сооружения со своим временным порталом.

«Долгуны», «городревы», «ми моиды», «симметриады» — так их назвали, но никто так и не разгадал почему и в каких целях они создаются. Можно предположить, что Океан наделен единственной объяснимой функцией – поддерживать орбиту  планеты Солярис на оптимальном расстоянии вокруг Солнца.

Именно после исследований ученых, получив сильнейший удар  излучением, Океан и начал направлять к людям фантомы – облики человеческих воспоминаний из глубин подсознания. Так, Кельвину  был направлен фантом когда-то им любимой женщины, и это счастье, другим же могли быть подосланы их нереализованные и потаенные желания.

Снаут говорит, что в качестве фантома могут быть направлены любые ситуации, о которых человек например, думал всего мгновения в минуту опьянения или гнева. При этом фантом появляется в основном, во время сна человека, когда тот не контролирует свое сознание. Только в эти моменты, часть мозга ответственная у человека за память наиболее доступна лучам  Океана.

                В создавшейся ситуации наиболее рациональный вариант – уйти со станции, однако Кельвин хотел бы остаться. Он  считает, что возможно пребывание на станции и не даст новых сведений о функционировании Океана, однако поможет узнать подробней о самом себе:  На следующую ночь его жена Хэри снова появляется в каюте и они вновь становятся любовниками.

Утром в каюте оказываются два одинаковых платья жены, разрезанных по шву, Кельвина данное обстоятельство удивляет. В следующий раз Хэри, оставшись одна в закрытой комнате приходит в панику и проявляя нечеловеческую силу, вскрывает дверь, при этом серьезно ранив себя.

Кельвин потрясен, поскольку на его глазах только что изувеченные руки жены мгновенно заживают, Хэри и сама приходит в ужас, так как ощущает себя обычным человеком.

                Поглощенный разгадыванием тайны, Кельвин берет у своей жены анализ крови и рассматривая его под микроскопом пытается рассмотреть красные тельца, состоящие у обычных людей из атомов, однако  Хэри устроена по другому, в состав ее красных телец атомы не входят, их не видно, возможно что основу крови Хэри составляют нейтрино.

Но известно, что нейтрины существуют лишь в пределах особых полей. Разгадать загадку берется физик Сарториус. Чтобы уничтожить фантомы, он пытается  построить своеобразный аннигилятор нейтринов. Однако Кельвин категорически против данной идеи.

Отправившись от первого шока, он вновь влюбился в свою жену, и теперь ему неважно что она собой представляет – живой человек или лишь его фантом.  В свою очередь, и сама Хэри понимая сложившуюся ситуацию, приходит в ужас.

Как то ночью пока Кельвин спал, она включив оставленный Гибаряном магнитофон и прослушав записанный для Кельвина рассказ о фантомах, присылаемых на станцию Океаном, пытается покончить жизнь самоубийством – выпивает сжиженный кислород.

Кельвин просыпается от шума, видит мучения жены, ее кровавую рвоту, умирающее тело, но проходит мгновение и Океан, своим излучением за считанные секунды восстанавливает плоть сотканную из нейтринов. Восставшая из небытия Хэри приходит в отчаяние, она подозревает какие муки обуревают Кельвина, она понимает, что он любит не саму ее сегодняшнюю, а ту земную Хэри.

Для нее это мука, и она кричит об этом Кельвину. Кельвин пытается развеять ее сомнения, твердит что любит только ее, а не ту женщину, которая когда-то на земле покончила с собой ради него, в минуту слабости.

Растерянный, он пытается как-то решить проблему, так как существование любимой любимая женщины возможно лишь только в космосе, в лучах таинственного Океана, ему же предстоит возвращение на Землю. Кельвин не знает какое решение принять.

Сарториус предлагает Кельвину обратиться к Океану, поведать о своей любви к Хэри, информацию же записать в виде пучков рентгеновского излучения токов мозга Кельвина. Возможно, прочтя данное послание Океан не стане больше направлять фантомы к людям.

  Итак, направленный луч бьётся в плазму Океана, на первый взгляд ничего не происходит, однако Кельвина начинают мучить странные сновидения, в процессе которых его тело разбирается на атомы, а затем вновь собирается. Стойкий ужас преследует Кельвина. Несколько недель продолжается данная пытка, за это время Кельвин и Хэри сильней привязываются друг к другу,  Сарториус же продолжает экспериментировать пытаясь избавиться  от фантомов. Наконец как то ночью, Хэри подсыпает Кельвину снотворное, а затем исчезает. Сарториусу все же удалось создать  аннигилятор и избавиться от фантомов, Хэри же воодушевленная великой любовью к Кельвину пошла на гибель — исчезнув навсегда в небытие, как давным-давно на Земле покончила собой ради Кельвина. Она ушла навсегда и  навсегда прекратилось нашествие фантомов.

                Горе Кельвина нельзя передать. Он мечется и строит планы как отомстить Океану и выжечь его дотла, Снаут пытается успокоить Укльвина и ему удается это.

Снаут твердит, что в данном случае Океан не замышлял ничего плохого против людей, он пытался вернуть людям самое дорогое, что каждый из них когда-то потерял на Земле, фантомы были своеобразными подарками людям от разумного Океана. Не мог Океан знать, что собой представляет и для чего предназначена на самом деле память людей.

Сознавая, что Снаут в какой-то мере прав, Кельвин немного успокаивается, он сидит в одиночестве  на берегу Океана, полный ощущения его присутствия, мощи и неумолимого молчания, Кельвин прощает Океану все, в полной уверенности, что время чудес еще не закончилось.

Краткое содержание романа «Солярис» пересказала Осипова  А. С.

Обращаем ваше внимание, что это только краткое содержание литературного произведения «Солярис». В данном кратком содержании упущены многие важные моменты и цитаты.

Источник: https://biblioman.org/shortworks/lem/solyaris/

Краткое содержание Лем Солярис для читательского дневника, читать краткий пересказ онлайн — Мой Солярис

Где-то в далеком будущем, когда будет хорошо развит космос. Мужчина по имени Кельвин вдалеке от земного шара перелается с космолета на при планетную станцию. Станция с виду пуста, чем-то грязна, психолога никто не встретил, а первый, кто его увидел, ужасно испугался.

Это Снаут, который замещает начальника этой самой станции. Голос его хриплый, до отвращения. Он не желает его пускать, по вскоре Кельвин встречает высокую обнаженную чернокожую девушку, «чудовищная Афродита», с большой грудью и слоновой попой. Ее не должно быть здесь, это как галлюцинация.

Помимо этого, когда Кельвин доходит до Сарториуса, физик ему запрещает заходить в каюту, а за ней слышится детский веселый смех, топот ног.

И к завершению всей несуразности — психолог заходит в морозильную камеры, чтобы посмотреть на умершего знакомого Гибаряна, и рядом с ним видит ту самую чернокожую девушку — она жива, даже, невзирая на то, в помещении очень холодно.

Мужчина уже решил, что сходит с ума, но как такое может быть, он же врач и понимает, как и что должно быть. Проверяет себя и осознает, что с ним все хорошо.

Ночью, открыв глаза, обнаруживает, что рядом с ним Хэри, его супруга, погибшая много лет назад, покончившая жизнью из-за него же. Живая, и абсолютно спокойная — будто они простились только вчера.

Она в платье, которое так нравилось ему, простое платье, но на ней нет молнии, и стопы, как у той чернокожей девушки — совсем детские. Она, будто всем счастлива, и желает лишь только того, что бы никогда не прощаться со своим мужем. Но тому нужно уходить, чтобы хоть как-то понять, что здесь происходит.

Он хочет повязать Хэри, но понимает, что она ужасно сильная, ее так просто не связать. Психолога охватывает страх. Он завлекает фантом супруги в ракету, где есть только одно место, и направляет на орбиту.

Вроде, все должно быть хорошо, но тут Снаут говорит ему, что через несколько лет она вновь прилетит обратно, и сообщает, наконец, что здесь все-таки творится. Этих людей оправляют с планеты Океан.

Этой планетой уже долгое время интересуются ученые. Она состоит из протоплазмы, очень странно и чудовищно перемещается, вспучивается и создает огромные не понятные здания, где и происходит изменение всего.

И сейчас, когда был исследован удар жесткого излучения, она стала присылать населению фантомы, которые живут на подсознании людей. Психологу еще посчастливилось, что ему была послана его любимая девушка, его любовь.

Чаще всего подобные гости приходят тогда, когда ты спишь и твой разум отключен.

Исследователи могли бы улететь от этой станции, но психологу захотелось остаться. И в следующую же ночь Хэри снова приходит, у них вновь возобновляются любовные отношения. Но постепенно мужчина начинает терять рассудок. Он сильно себя ранит, ломает двери. Ужасы возобновляются вновь и вновь.

Психолог желает узнать, из чего состоит его любимая, берет анализ крови, и видит, что красное тельце состоит не из атома, а скорее всего из нейтрино, которые не могут существовать без определенного поля.

Читать краткое содержание Лем — Солярис. Краткий пересказ. Для читательского дневника возьмите 5-6 предложений

Источник: http://moysolaris.ru/kratkoe-soderzhanie-lem-solyaris-dlya-chitatelskogo-dnevnika-chitat-kratkij-pereskaz-onlajn/

Смысл книги Станислава Лема "Солярис"

Свидетельством популярности романа польского писателя-фантаста Станислава Лема «Солярис» являются не только многомиллионные тиражи книги, но и экранизации, постановки на основе его сюжета.

Это произведение считается вершиной творчества автора. По степени воздействия на ум и чувства читателей роман можно сравнить с великими произведениями живописи и музыки.

В чем же секрет такого феноменального успеха?

Смысл названия

Название «Солярис» (от лат. Solaris — «солнечный», созвучно с другим латинским словом Solis − «одинокий») напрямую связано с местом действия романа: загадочной планетой Солярис, а также одноименной научно-исследовательской станцией, тем самым обозначено главное действующее лицо произведения.

О чем книга

Сюжет произведения включает две основные линии: первая связана с историей исследования планеты, вторая – интеллектуальные и духовные перипетии главного героя – ученого Криса Кельвина. Таким образом, роман объединяет в себе черты разных литературных жанров: документалистики, притчи; научного, психологического, мистического, научно-фантастического романа, романа-исповеди и т. д.

События в романе разворачиваются в далеком будущем. К этому времени люди уже многое знают о планете Солярис − спутнике двойной звезды, обладающем сходными с земными характеристиками: атмосферой, массой.

Единственный «обитатель» планеты – вязкий Океан, который оказывает необъяснимое гравитационное воздействие на траекторию небесного тела с помощью непонятных структур, построенных по математическим принципам.

После многолетних исследований ученые приходят к выводу, что Океан управляет планетой с помощью «разума», и создают особую отрасль науки − соляристику.

С целью сбора данных на орбиту планеты выводятся исследовательская станция, оборудованная техникой и обширной библиотекой, а также искусственный спутник – сателлоид. Однако новая наука вскоре заходит в тупик в безуспешных попытках установить контакт с мыслящим Океаном. Именно в этот момент на станции появляется Крис Кельвин.

Психическое состояние коллег ученого не оставляет сомнений: океан способен вызывать фантомов – материализовавшихся двойников близких людей, которые провоцируют возникновение страхов, депрессии, суицидальных мыслей, так как с ними всегда связаны травмирующие воспоминания, запрятанные в глубинах подсознания.

При этом «гости» обладают памятью и человеческими эмоциями, структура их тел идентична человеческой.

В случае Кельвина таким моральным испытанием стало появление Хари – его бывшей жены, покончившей жизнь самоубийством по его вине. Никакие попытки избавиться от фантомов не приводят к успеху.

В конце концов, один из коллег Кельвина Сарториус находит выход – уничтожение двойников в аннигиляционной камере. Предварительно Снаут снимает энцефалограмму мозга Кельвина с целью «радиоактивного контакта» с Океаном.

Читайте также:  Краткое содержание замечательная ракета оскара уайльда за 2 минуты пересказ сюжета

Кельвин разрывается между необходимостью следовать голосу разума и иррациональным желанием сохранить «жену». Узнав правду, фантом Хари добровольно убивает себя.

Кельвин в состоянии шока хочет нанести аннигиляционный удар по «виновнику» произошедшего – Океану, но внезапно фантомы исчезают. Душевно опустошенный, Кельвин остается на станции, надеясь установить контакт с инопланетным разумом.

Смысл произведения Солярис

Основной конфликт романа – не внешний: ученые и инопланетный разум, а внутренний – неготовность человека к встрече со своим Я. Исследователь и исследуемый объект поменялись местами: человеческая логика оказалась бессильна при столкновении не только с чем-то могущественным и непознанным, но даже собственными страхами.

Автор поднимает проблему морального выбора ученого, этичности методов познания мира и показывает, что технический прогресс обогнал прогресс личностный.

Люди не смогли выдержать испытание встречей с «гостями», которые воплощали их самые потаенные страхи и комплексы, и Океан, поняв сущность человеческой психики, перестал мучить незадачливых ученых.

Готово ли человечество к покорению космоса, если не может понять даже устройство собственного сознания?

Смысл финала

Кельвин остается на станции в надежде понять, что из себя представляет Солярис: но не прежними, «человеческими», методами, а с позиции нового опыта.

Не покорить, а принять, не убегать, а внимательно анализировать. Океан не отпускает его, продолжает играть с его психикой, а значит, контакт установлен.

Финал открыт, и результат непредсказуем, и надежда человечества в лице одного ученого не угасла.

Источник: https://kakoy-smysl.ru/meaning-book/smysl-knigi-stanislava-lema-solyaris/

Солярис

В будущем — очень далеком от нас «космическом будущем» человечества — послышатся эти прощальные слова: «Кельвин, ты летишь.

Всего хорошего!» Психолог Кельвин в неимоверном отдалении от Земли десантируется с космолета на припланетную станцию — это огромный серебристый кит, парящий над поверхностью планеты Солярис.

Станция кажется пустой, она странно замусорена, Кельвина никто не встречает, а первый же человек, увидевший психолога, пугается чуть ли не до смерти. Человека зовут Снаут, он заместитель начальника станции Гибаряна. Он хрипит с отвращением: «Я тебя не знаю, не знаю.

Чего ты хочешь?» — хотя станция была извещена о прибытии Кельвина. А потом, опомнившись, говорит, что Гибарян, друг и коллега Кельвина, покончил с собой и что новоприбывший не должен ничего делать и не должен нападать, если увидит кого-то еще, кроме него, Снаута, и третьего члена экипажа, физика Сарториуса.

На вопрос: «Кого я могу увидеть?!» — Снаут, в сущности, не отвечает. И очень скоро Кельвин встречает в коридоре огромную голую негритянку, «чудовищную Афродиту» с огромными грудями и слоновьим задом. Ее не может быть на станции, это похоже на галлюцинацию.

Мало того, когда новоприбывший приходит к Сарториусу, физик не пускает его в свою каюту — стоит, заслоняя спиною дверь, а там слышна беготня и смех ребенка, потом дверь начинают дергать, и Сарториус кричит неистовым фальцетом: «Я сейчас вернусь! Не надо! Не надо!!» И кульминация бреда — Кельвин входит в холодильную камеру, чтобы увидеть тело Гибаряна, и обнаруживает рядом с мертвецом ту самую негритянку — живую и теплую, несмотря на ледяной холод. Еще одна поразительная деталь: ее босые ступни не стерты и не деформированы ходьбой, кожа их тонка, как у младенца.

Кельвин решает было, что сошел с ума, но ведь он — психолог и знает, как в этом убедиться. Устраивает себе проверку и резюмирует: «Я не сошел с ума. Последняя надежда исчезла».

Ночью он просыпается и видит рядом с собою Хэри, свою жену, погибшую десять лет назад, убившую себя из-за него, Кельвина. Живую, во плоти и крови, и совершенно спокойную — словно они расстались вчера.

На ней памятное ему платье, обыкновенное платье, но почему-то без застежки-молнии на спине, и ступни у нее, как у той негритянки, — младенческие. Кажется, она принимает все как должное и всем довольна, и хочет только одного: ни на час, ни на минуту не расставаться с Кельвином.

Но ему надо уйти, чтобы как-то разобраться в ситуации. Он пытается связать Хэри — обнаруживается, что она сильна не по-человечески… Кельвин в ужасе. Он заманивает фантом жены в одноместную ракету и отправляет на околопланетную орбиту.

Казалось бы, с этим бредом покончено, однако Снаут предупреждает Кельвина, что через два-три часа «гость» вернется, и рассказывает наконец, что, по его мнению, происходит. Неотвязных «гостей» насылает на людей Океан планеты Солярис.

Океан этот уже больше сотни лет занимает умы ученых. Он состоит не из воды, а из протоплазмы, странным и чудовищным образом перемещающейся, вспучивающейся и создающей гигантские — бессмысленные на вид — сооружения, в недрах которых время изменяет свое течение. Их окрестили «городревами», «долгунами», «мимоидами», «симметриадами», но никто не знал, отчего и зачем они создаются.

У этого живого Океана, кажется, есть единственная функция: он поддерживает оптимальную орбиту планеты вокруг двойного Солнца. И вот сейчас, после исследовательского удара жестким излучением, он стал подсылать к людям фантомов, извлекая их облик из глубин человеческого подсознания.

Кельвину еще повезло: ему «подарена» женщина, которую он некогда любил, а другим подсылаются их тайные эротические желания, даже не реализованные. «Такие ситуации… — говорит Снаут, — о которых можно только подумать, и то в минуту опьянения, падения, безумия… И слово становится плотью». Так полагает Снаут.

Еще он говорит, что «гость» чаще всего появляется, пока человек спит и сознание его выключено. В это время области мозга, ответственные за память, более доступны неведомым лучам Океана.

Ученые могли бы покинуть станцию, но Кельвин хочет остаться. Он думает: «Пожалуй, об Океане мы не узнаем ничего, но может быть, о себе…» Следующей же ночью Хэри появляется снова, и, как в былые времена, они становятся любовниками.

А утром Кельвин видит, что в каюте лежат два «совершенно одинаковые белые платья с красными пуговицами» — оба разрезанные по шву. За этим шоком следует другой: Хэри случайно остается взаперти и с нечеловеческой силой, раня себя, выламывает дверь.

Потрясенный Кельвин видит, как изувеченные ее руки почти мгновенно заживают. Сама Хэри тоже в ужасе, ведь она ощущает себя обычным, нормальным человеком…

Пытаясь понять, как «устроена» Хэри, Кельвин берет у нее кровь для анализа, но под электронным микроскопом видно, что красные тельца состоят не из атомов, а как бы из ничего — по-видимому, из нейтрино.

Однако «нейтринные молекулы» не могут существовать вне какого-то особого поля… Физик Сарториус принимает эту гипотезу и берется построить аннигилятор нейтринных молекул, чтобы уничтожать «гостей». Но Кельвин, оказывается, этого не хочет. Он уже оправился от шока и любит вновь обретенную жену — кем бы она ни была.

Со своей стороны, Хэри начинает понимать ситуацию, весь ее трагизм. Ночью, пока Кельвин спит, она включает магнитофон, оставленный Гибаряном для Кельвина, прослушивает рассказ Гибаряна о «гостях» и, узнав правду, пытается покончить с собой.

Выпивает жидкий кислород. Кельвин видит ее агонию, мучительную кровавую рвоту, но… Излучение Океана восстанавливает нейтринную плоть за считанные минуты. Ожившая Хэри в отчаянии — теперь она знает, что мучит Кельвина, «А что орудие пытки может желать добра и любить, этого я представить себе не могла», — кричит она.

Кельвин в ответ говорит, что любит ее, именно ее, а не ту, земную женщину, которая убила себя из любви к нему.

Это правда, и он в полной растерянности: ведь ему предстоит возвращение на Землю, а любимая женщина может существовать только здесь, в таинственном поле излучения Океана, Он ни на что не может решиться, однако соглашается на предложение Сарториуса записать токи своего мозга и передать их в виде пучка рентгеновского излучения Океану. Может быть, прочитав это послание, жидкое чудовище перестанет подсылать к людям своих фантомов… Луч бьет в плазму, и как будто ничего не происходит, только у Кельвина начинаются мучительные сновидения, в которых его словно бы изучают, то разбирая на атомы, то составляя вновь. «Ужас, пережитый в них, нельзя сравнить ни с чем на свете», — говорит он. Так проходит несколько недель, Хэри и Кельвин привязываются друг к другу все сильнее, а Сарториус тем временем проводит какие-то страшные эксперименты, пытаясь избавиться от «гостей». Снаут говорит о нем: «Наш Фауст наоборот ищет средство от бессмертия». Наконец в одну из ночей Хэри дает Кельвину снотворное и исчезает. Сарториус втайне от Кельвина все-таки создал аннигилятор фантомов, и Хэри из великой любви к Кельвину решилась на гибель — как когда-то, давным-давно… Ушла в небытие, ушла навсегда, ибо нашествие «гостей» кончилось.

Кельвин в горе. Он мечтает отомстить мыслящей протоплазме, выжечь ее дотла, но Снауту удается успокоить товарища. Он говорит, что Океан не хотел ничего дурного, напротив — стремился делать людям подарки, дарить им самое дорогое, то, что глубже всего запрятано в памяти.

Океан не мог знать, каково истинное значение этой памяти… Кельвин принимает эту мысль и успокаивается — как будто.

И в последней сцене он сидит на берегу Океана, ощущая его «исполинское присутствие, мощное, неумолимое молчание», и прощает ему все: «Я ничего не знал, но по-прежнему верил, что еще не окончилось время жестоких чудес».

Вы прочитали краткое содержание романа «Солярис». Предлагаем вам также посетить раздел Краткие содержания, чтобы ознакомиться с изложениями других популярных писателей.

Источник: https://reedcafe.ru/summary/solyaris

«Солярис» Лема в кратком изложении на Сёзнайке.ру

В будущем — очень далеком от нас «космическом будущем» человечества — послышатся эти прощальные слова: «Кельвин, ты летишь. Всего хорошего!» Психолог Кельвин в неимоверном отдалении от Земли десантируется с космолета на припланетную станцию — это огромный серебристый кит, парящий над поверхностью планеты Солярис.

Станция кажется пустой, она странно замусорена, Кельвина никто не встречает, а первый же человек, увидевший психолога, пугается чуть ли не до смерти. Человека зовут Снаут, он заместитель начальника станции Гибаряна. Он хрипит с отвращением: «Я тебя не знаю, не знаю. Чего ты хочешь?» — хотя станция была извещена о прибытии Кельвина.

А потом, опомнившись, говорит, что Гибарян, друг и коллега Кельвина, покончил с собой и что новоприбывший не должен ничего делать и не должен нападать, если увидит кого-то ещё, кроме него, Снаута, и третьего члена экипажа, физика Сарториуса. На вопрос: «Кого я могу увидеть?!« — Снаут, в сущности, не отвечает.

И очень скоро Кельвин встречает в коридоре огромную голую негритянку, «чудовищную Афродиту» с огромными грудями и слоновьим задом. Её не может быть на станции, это похоже на галлюцинацию.

Мало того, когда новоприбывший приходит к Сарториусу, физик не пускает его в свою каюту — стоит, заслоняя спиною дверь, а там слышна беготня и смех ребенка, потом дверь начинают дергать, и Сарториус кричит неистовым фальцетом: «Я сейчас вернусь! Не надо! Не надо!» И кульминация бреда — Кельвин входит в холодильную камеру, чтобы увидеть тело Гибаряна, и обнаруживает рядом с мертвецом ту самую негритянку — живую и теплую, несмотря на ледяной холод. Ещё одна поразительная деталь: её босые ступни не стерты и не деформированы ходьбой, кожа их тонка, как у младенца.

Кельвин решает было, что сошел с ума, но ведь он — психолог и знает, как в этом убедиться. Устраивает себе проверку и резюмирует: «Я не сошел с ума. Последняя надежда исчезла».

Ночью он просыпается и видит рядом с собою Хэри, свою жену, погибшую десять лет назад, убившую себя из-за него, Кельвина. Живую, во плоти и крови, и совершенно спокойную — словно они расстались вчера.

На ней памятное ему платье, обыкновенное платье, но почему-то без застежки-молнии на спине, и ступни у нее, как у той негритянки, — младенческие. Кажется, она принимает все как должное и всем довольна, и хочет только одного: ни на час, ни на минуту не расставаться с Кельвином.

Но ему надо уйти, чтобы как-то разобраться в ситуации. Он пытается связать Хэри — обнаруживается, что она сильна не по-человечески… Кельвин в ужасе. Он заманивает фантом жены в одноместную ракету и отправляет на околопланетную орбиту.

Казалось бы, с этим бредом покончено, однако Снаут предупреждает Кельвина, что через два-три часа «гость» вернется, и рассказывает наконец, что, по его мнению, происходит. Неотвязных «гостей» насылает на людей Океан планеты Солярис.

Океан этот уже больше сотни лет занимает умы ученых. Он состоит не из воды, а из протоплазмы, странным и чудовищным образом перемещающейся, вспучивающейся и создающей гигантские — бессмысленные на вид — сооружения, в недрах которых время изменяет свое течение. Их окрестили «городревами», «долгунами», «ми моидами», «симметриадами», но никто не знал, отчего и зачем они создаются.

У этого живого Океана, кажется, есть единственная функция: он поддерживает оптимальную орбиту планеты вокруг двойного Солнца. И вот сейчас, после исследовательского удара жестким излучением, он стал подсылать к людям фантомов, извлекая их облик из глубин человеческого подсознания.

Кельвину ещё повезло: ему «подарена» женщина, которую он некогда любил, а другим подсылаются их тайные эротические желания, даже не реализованные. «Такие ситуации… — говорит Снаут, — о которых можно только подумать, и то в минуту опьянения, падения, безумия… И слово становится плотью». Так полагает Снаут.

Читайте также:  Краткое содержание адамович каратели за 2 минуты пересказ сюжета

Ещё он говорит, что «гость» чаще всего появляется, пока человек спит и сознание его выключено. В это время области мозга, ответственные за память, более доступны неведомым лучам Океана.

Ученые могли бы покинуть станцию, но Кельвин хочет остаться. Он думает: «Пожалуй, об Океане мы не узнаем ничего, но может быть, о себе…» Следующей же ночью Хэри появляется снова, и, как в былые времена, они становятся любовниками.

А утром Кельвин видит, что в каюте лежат два «совершенно одинаковые белые платья с красными пуговицами» — оба разрезанные по шву. За этим шоком следует другой: Хэри случайно остается взаперти и с нечеловеческой силой, раня себя, выламывает дверь.

Потрясенный Кельвин видит, как изувеченные её руки почти мгновенно заживают. Сама Хэри тоже в ужасе, ведь она ощущает себя обычным, нормальным человеком…

Пытаясь понять, как «устроена» Хэри, Кельвин берет у нее кровь для анализа, но под электронным микроскопом видно, что красные тельца состоят не из атомов, а как бы из ничего — по-видимому, из нейтрино.

Однако «нейтринные молекулы» не могут существовать вне какого-то особого поля… Физик Сарториус принимает эту гипотезу и берется построить аннигилятор нейтринных молекул, чтобы уничтожать «гостей». Но Кельвин, оказывается, этого не хочет. Он уже оправился от шока и любит вновь обретенную жену — кем бы она ни была.

Со своей стороны, Хэри начинает понимать ситуацию, весь её трагизм. Ночью, пока Кельвин спит, она включает магнитофон, оставленный Гибаряном для Кельвина, прослушивает рассказ Гибаряна о «гостях» и, узнав правду, пытается покончить с собой. Выпивает жидкий кислород.

Кельвин видит её агонию, мучительную кровавую рвоту, но… Излучение Океана восстанавливает нейтринную плоть за считанные минуты. Ожившая Хэри в отчаянии — теперь она знает, что мучит Кельвина, «А что орудие пытки может желать добра и любить, этого я представить себе не могла», — кричит она.

Кельвин в ответ говорит, что любит её, именно её, а не ту, земную женщину, которая убила себя из любви к нему.

Это правда, и он в полной растерянности: ведь ему предстоит возвращение на Землю, а любимая женщина может существовать только здесь, в таинственном поле излучения Океана, Он ни на что не может решиться, однако соглашается на предложение Сарториуса записать токи своего мозга и передать их в виде пучка рентгеновского излучения Океану.

Может быть, прочитав это послание, жидкое чудовище перестанет подсылать к людям своих фантомов… Луч бьет в плазму, и как будто ничего не происходит, только у Кельвина начинаются мучительные сновидения, в которых его словно бы изучают, то разбирая на атомы, то составляя вновь.

«Ужас, пережитый в них, нельзя сравнить ни с чем на свете», — говорит он. Так проходит несколько недель, Хэри и Кельвин привязываются друг к другу все сильнее, а Сарториус тем временем проводит какие-то страшные эксперименты, пытаясь избавиться от «гостей». Снаут говорит о нем: «Наш Фауст наоборот ищет средство от бессмертия». Наконец в одну из ночей Хэри дает Кельвину снотворное и исчезает. Сарториус втайне от Кельвина все-таки создал аннигилятор фантомов, и Хэри из великой любви к Кельвину решилась на гибель — как когда-то, давным-давно… Ушла в небытие, ушла навсегда, ибо нашествие «гостей» кончилось.

Кельвин в горе. Он мечтает отомстить мыслящей протоплазме, выжечь её дотла, но Снауту удается успокоить товарища. Он говорит, что Океан не хотел ничего дурного, напротив — стремился делать людям подарки, дарить им самое дорогое, то, что глубже всего запрятано в памяти.

Океан не мог знать, каково истинное значение этой памяти… Кельвин принимает эту мысль и успокаивается — как будто.

И в последней сцене он сидит на берегу Океана, ощущая его «исполинское присутствие, мощное, неумолимое молчание», и прощает ему все: «Я ничего не знал, но по-прежнему верил, что ещё не окончилось время жестоких чудес».

Источник: http://www.seznaika.ru/literatura/kratkoe-soderjanie/6691-solyaris-lema-v-kratkom-izlojenii

Солярис – Станислав Лем

В будущем – очень далеком от нас “космическом будущем” человечества – послышатся эти прощальные слова: “Кельвин, ты летишь.

Всего хорошего!” Психолог Кельвин в неимоверном отдалении от Земли десантируется с космолета на припланетную станцию – это огромный серебристый кит, парящий над поверхностью планеты Солярис.

Станция кажется пустой, она странно замусорена, Кельвина никто не встречает, а первый же человек, увидевший психолога, пугается чуть ли не до смерти. Человека зовут Снаут, он заместитель начальника станции Гибаряна. Он хрипит с отвращением: “Я тебя не знаю, не знаю.

Чего ты хочешь?” – хотя станция была извещена о прибытии Кельвина.

А потом, опомнившись, говорит, что Гибарян, друг и коллега Кельвина, покончил с собой и что новоприбывший не должен ничего делать и не должен нападать, если увидит кого-то еще, кроме него, Снаута, и третьего члена экипажа, физика Сарториуса.

На вопрос: “Кого я могу увидеть?!” – Снаут, в сущности, не отвечает. И очень скоро Кельвин встречает в коридоре огромную голую негритянку, “чудовищную Афродиту” с огромными грудями и слоновьим задом. Ее не может быть на станции, это похоже на галлюцинацию.

Мало того, когда новоприбывший приходит к Сарториусу, физик не пускает его в свою каюту – стоит, заслоняя спиною дверь, а там слышна беготня и смех ребенка, потом дверь начинают дергать, и Сарториус кричит неистовым фальцетом: “Я сейчас вернусь! Не надо! Не надо!” И кульминация бреда – Кельвин входит в холодильную камеру, чтобы увидеть тело Гибаряна, и обнаруживает рядом с мертвецом ту самую негритянку – живую и теплую, несмотря на ледяной холод.

Еще одна поразительная деталь: ее босые ступни не стерты и не деформированы ходьбой, кожа их тонка, как у младенца.

Кельвин решает было, что сошел с ума, но ведь он – психолог и знает, как в этом убедиться. Устраивает себе проверку и резюмирует: “Я не сошел с ума. Последняя надежда исчезла”.

Ночью он просыпается и видит рядом с собою Хэри, свою жену, погибшую десять лет назад, убившую себя из-за него, Кельвина. Живую, во плоти и крови, и совершенно спокойную – словно они расстались вчера.

На ней памятное ему платье, обыкновенное платье, но почему-то без застежки-молнии на спине, и ступни у нее, как у той негритянки, – младенческие.

Кажется, она принимает все как должное и всем довольна, и хочет только одного: ни на час, ни на минуту не расставаться с Кельвином.

Но ему надо уйти, чтобы как-то разобраться в ситуации. Он пытается связать Хэри – обнаруживается, что она сильна не по-человечески… Кельвин в ужасе.

Он заманивает фантом жены в одноместную ракету и отправляет на околопланетную орбиту.

Казалось бы, с этим бредом покончено, однако Снаут предупреждает Кельвина, что через два-три часа “гость” вернется, и рассказывает наконец, что, по его мнению, происходит.

Неотвязных “гостей” насылает на людей Океан планеты Солярис.

Океан этот уже больше сотни лет занимает умы ученых. Он состоит не из воды, а из протоплазмы, странным и чудовищным образом перемещающейся, вспучивающейся и создающей гигантские – бессмысленные на вид – сооружения, в недрах которых время изменяет свое течение.

Их окрестили “городревами”, “долгунами”, “ми моидами”, “симметриадами”, но никто не знал, отчего и зачем они создаются. У этого живого Океана, кажется, есть единственная функция: он поддерживает оптимальную орбиту планеты вокруг двойного Солнца.

И вот сейчас, после исследовательского удара жестким излучением, он стал подсылать к людям фантомов, извлекая их облик из глубин человеческого подсознания.

Кельвину еще повезло: ему “подарена” женщина, которую он некогда любил, а другим подсылаются их тайные эротические желания, даже не реализованные.

“Такие ситуации… – говорит Снаут, – о которых можно только подумать, и то в минуту опьянения, падения, безумия… И слово становится плотью”. Так полагает Снаут.

Еще он говорит, что “гость” чаще всего появляется, пока человек спит и сознание его выключено.

В это время области мозга, ответственные за память, более доступны неведомым лучам Океана.

Ученые могли бы покинуть станцию, но Кельвин хочет остаться. Он думает: “Пожалуй, об Океане мы не узнаем ничего, но может быть, о себе…” Следующей же ночью Хэри появляется снова, и, как в былые времена, они становятся любовниками.

А утром Кельвин видит, что в каюте лежат два “совершенно одинаковые белые платья с красными пуговицами” – оба разрезанные по шву.

За этим шоком следует другой: Хэри случайно остается взаперти и с нечеловеческой силой, раня себя, выламывает дверь.

Потрясенный Кельвин видит, как изувеченные ее руки почти мгновенно заживают. Сама Хэри тоже в ужасе, ведь она ощущает себя обычным, нормальным человеком…

Пытаясь понять, как “устроена” Хэри, Кельвин берет у нее кровь для анализа, но под электронным микроскопом видно, что красные тельца состоят не из атомов, а как бы из ничего – по-видимому, из нейтрино.

Однако “нейтринные молекулы” не могут существовать вне какого-то особого поля… Физик Сарториус принимает эту гипотезу и берется построить аннигилятор нейтринных молекул, чтобы уничтожать “гостей”.

Но Кельвин, оказывается, этого не хочет.

Он уже оправился от шока и любит вновь обретенную жену – кем бы она ни была. Со своей стороны, Хэри начинает понимать ситуацию, весь ее трагизм. Ночью, пока Кельвин спит, она включает магнитофон, оставленный Гибаряном для Кельвина, прослушивает рассказ Гибаряна о “гостях” и, узнав правду, пытается покончить с собой. Выпивает жидкий кислород.

Кельвин видит ее агонию, мучительную кровавую рвоту, но… Излучение Океана восстанавливает нейтринную плоть за считанные минуты.

Ожившая Хэри в отчаянии – теперь она знает, что мучит Кельвина, “А что орудие пытки может желать добра и любить, этого я представить себе не могла”, – кричит она.

Кельвин в ответ говорит, что любит ее, именно ее, а не ту, земную женщину, которая убила себя из любви к нему.

Это правда, и он в полной растерянности: ведь ему предстоит возвращение на Землю, а любимая женщина может существовать только здесь, в таинственном поле излучения Океана, Он ни на что не может решиться, однако соглашается на предложение Сарториуса записать токи своего мозга и передать их в виде пучка рентгеновского излучения Океану. Может быть, прочитав это послание, жидкое чудовище перестанет подсылать к людям своих фантомов… Луч бьет в плазму, и как будто ничего не происходит, только у Кельвина начинаются мучительные сновидения, в которых его словно бы изучают, то разбирая на атомы, то составляя вновь. “Ужас, пережитый в них, нельзя сравнить ни с чем на свете”, – говорит он. Так проходит несколько недель, Хэри и Кельвин привязываются друг к другу все сильнее, а Сарториус тем временем проводит какие-то страшные эксперименты, пытаясь избавиться от “гостей”.

Снаут говорит о нем: “Наш Фауст наоборот ищет средство от бессмертия”. Наконец в одну из ночей Хэри дает Кельвину снотворное и исчезает. Сарториус втайне от Кельвина все-таки создал аннигилятор фантомов, и Хэри из великой любви к Кельвину решилась на гибель – как когда-то, давным-давно…

Ушла в небытие, ушла навсегда, ибо нашествие “гостей” кончилось.

Кельвин в горе. Он мечтает отомстить мыслящей протоплазме, выжечь ее дотла, но Снауту удается успокоить товарища. Он говорит, что Океан не хотел ничего дурного, напротив – стремился делать людям подарки, дарить им самое дорогое, то, что глубже всего запрятано в памяти. Океан не мог знать, каково истинное значение этой памяти… Кельвин принимает эту мысль и успокаивается – как будто.

И в последней сцене он сидит на берегу Океана, ощущая его “исполинское присутствие, мощное, неумолимое молчание”, и прощает ему все: “Я ничего не знал, но по-прежнему верил, что еще не окончилось время жестоких чудес”.

Источник: https://studentguide.ru/kratkie-soderzhaniya/solyaris-stanislav-lem.html

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector