Краткое содержание лермонтов боярин орша за 2 минуты пересказ сюжета

  • Текст добавлен: 4 ноября 2013, 18:14

Краткое содержание Лермонтов Боярин Орша за 2 минуты пересказ сюжета сообщить о неприемлемом содержимом Текущая страница: 1 (всего у книги 3 страниц) Перейти на страницу книги

Михаил Юрьевич Лермонтов

Боярин Орша

  • Then burst her heart in one long shriek,
  • And to the earth she fell like stone
  • Or statue from its base o'erthrown.

Byron.[1]

Во время оно жил да былВ Москве боярин Михаил,Прозваньем Орша. – Важный санДал Орше Грозный Иоанн;Он дал ему с руки своейКольцо, наследие царей;Он дал ему в веселый мигСоболью шубу с плеч своих;В день воскресения ХристаПоцеловал его в устаИ обещался в тот же деньДать тридцать царских деревеньС тем, чтобы Орша до концаНе отлучался от дворца.Но Орша нравом был угрюм:Он не любил придворный шум,При виде трепетных льстецовЩипал концы седых усов,И раз, опричным огорчен,Так Иоанну молвил он:«Надежа-царь! пусти меняНа родину – я день от дняВсё старе – даже не могуОбиду выместить врагу:Есть много слуг в дворце твоем.Пусти меня! – мой старый домНа берегу Днепра крутомБлиз рубежа Литвы чужойОброс могильною травой;Пробудь я здесь еще хоть год,Он догниет – и упадет;Дай поклониться мне Днепру…Там я родился – там умру!»И он узрел свой старый дом.Покои темные кругомУставил златом и сребром;Икону в ризе дорогойВ алмазах, в жемчуге, с резьбойПовесил в каждом он углу,И запестрелись на полуУзоры шелковых ковров.Но лучше царских всех даровБыл божий дар – младая дочь;Об ней он думал день и ночь,В его глазах она рослаСвежа, невинна, весела,Цветок грядущего святой,Былого памятник живой!Так средь развалин иногдаРастет береза: молода,Мила над плитами гробовИгрою шепчущих листов,И та холодная стенаЕе красой оживлена!… . . . . . . . . . . . . . . . . . . .Туманно в поле и темно,Одно лишь светится окноВ боярском доме – как звездаСквозь тучи смотрит иногда.Тяжелый звякнул уж затвор,Угрюм и пуст широкий двор.Вот, испытав замки дверей,С гремучей связкою ключейК калитке сторож подошелИ взоры на небо возвел:«А завтра быть грозе большой! —Сказал крестясь старик седой, —Смотри-ка, молния вдалиТак и доходит до земли,И белый месяц, как монах,Завернут в черных облаках;И воет ветер будто зверь.Дай кучу злата мне теперь,С конюшни лучшего коняСейчас седлайте для меня,Нет, не отъеду от крыльцаНи для родимого отца!»Так рассуждая сам с собой,Кряхтя, старик пошел домой.Лишь вдалеке едва гремятЕго ключи – вокруг палатВсё снова тихо и темно,Одно лишь светится окно.Всё в доме спит – не спит одинЕго угрюмый властелинВ покое пышном и большомНа ложе бархатном своем.Полусгоревшая свечаПред ним, сверкая и треща,Порой на каждый льет предметКакой-то странный полусвет.Висят над ложем образа;Их ризы блещут, их глазаВдруг оживляются, глядят —Но с чем сравнить подобный взгляд?Он непонятней и страшнейВсех мертвых и живых очей!Томит боярина тоска;Уж поздно. Под окном рекаШумит – и с бурей заодноГремучий дождь стучит в окно.Чернеет тень во всех углах —И – странно – Оршу обнял страх!Бывал он в битвах, хоть и стар,Против поляков и татар,Слыхал он грозный царский глас,Встречал и взор, в недобрый час:Ни разу дух его крутойНе ослабел перед бедой;Но тут, – он свистнул, и взошел

Любимый раб его, Сокол.

И молвил Орша: «Скучно мне,Всё думы черные одне.Садись поближе на скамью,И речью грусть рассей мою…Пожалуй, сказку ты начниПро прежние златые дни,И я, припомнив старину,Под говор слов твоих засну».И на скамью присел СоколИ речь такую он завел:«Жил-был за тридевять земельВ тридцатом княжестве отсельВеликий и премудрый царь.

Ни в наше времечко, ни встарьНикто не видывал пышнейЕго палат – и много днейВ весельи жизнь его текла,Покуда дочь не подросла.«Тот царь был слаб и хил и стар,А дочь непрочный ведь товар!Ее, как лучший свой алмаз,Он скрыл от молодецких глаз;И на его царевну дочьСмотрел лишь день да темна ночь,И целовать красотку могЛишь перелетный ветерок.

«И царь тот раза три на днюХодил смотреть на дочь свою;Но вздумал вдруг он в темну ночьВзглянуть, как спит младая дочь.Свой ключ серебряный он взял,Сапожки шелковые снял,И вот приходит в башню ту,Где скрыл царевну-красоту!..«Вошел – в светлице тишина;Дочь сладко спит, но не одна;Припав на грудь ее главойС ней царский конюх молодой.

И прогневился царь тогда,И повелел он без судаИх вместе в бочку засмолитьИ в сине море укатить…»И быстро на устах раба,Как будто тайная борьбаВ то время совершалась в нем,Улыбка вспыхнула – потомОн очи на небо возвел,Вздохнул и смолк.

«Ступай, Сокол! —Махнув дрожащею рукой,Сказал боярин, – в час инойРасскажешь сказку до концаПро оскорбленного отца!»И по морщинам старика,Как тени облака, слегкаПромчались тени черных дум,Встревоженный и быстрый умВблизи предвидел много бед.

Он жил: он знал людей и свет,Он злом не мог быть удивлен;Добру ж давно не верил он,Не верил, только потому,Что верил некогда всему!И вспыхнул в нем остаток сил,Он с ложа мягкого вскочил,Соболью шубу на плечаНакинул он – в руке свеча,И вот дрожа идет скорейК светлице дочери своей.

Ступени лестницы крутойПод тяжкою его стопойСкрыпят – и свечка раза дваИз рук не выпала едва.

Он видит, няня в уголкеСидит на старом сундукеИ спит глубоко, и поройВо сне качает головой;На ней, предчувствием объят,На миг он удержал свой взглядИ мимо – но послыша стук,Старуха пробудилась вдруг,Перекрестилась, и потомОпять заснула крепким сном,И, занята своей мечтой,Вновь закачала головой.Стоит боярин у дверейСветлицы дочери своейИ чутким ухом он приникК замку – и думает старик:«Нет! непорочна дочь моя,А ты, Сокол, ты раб, змея,За дерзкий, хитрый свой намекПолучишь гибельный урок!»Но вдруг… о горе, о позор!Он слышит тихий разговор!..

1-й голос

О! погоди, Арсений мой!Вчера ты был совсем другой.День без меня – и миг со мной?..

2-й голос

Не плачь… утешься! – близок часИ будет мир ничто для нас.В чужой, но близкой сторонеМы будем счастливы одне,И не раба обнимешь тыСреди полночной темноты.С тех пор, ты помнишь, как чернецМеня привез, и твой отецВручил ему свой кошелек,С тех пор задумчив, одинок,Тоской по вольности томим,Но нежным голосом твоимИ блеском ангельских очейПрикован у тюрьмы моей,Придумал я свой край роднойНавек оставить, но с тобой!..И скоро я в лесах чужихНашел товарищей лихих,Бесстрашных, твердых как булат.Людской закон для них не свят,Война их рай, а мир их ад.Я отдал душу им в заклад,Но ты моя – и я богат!..И голоса замолкли вдруг.И слышит Орша тихий звук,Звук поцелуя… и другой…Он вспыхнул, дверь толкнул рукойИ исступленный и немойПредстал пред бледною четой…. . . . . . . . . . . . . . . . . . . .Боярин сделал шаг назад,На дочь он кинул злобный взгляд,Глаза их встретились – и вмигМучительный, ужасный крикРаздался, пролетел – и стих.И тот, кто крик сей услыхал,Подумал, верно, иль сказал,Что дважды из груди однойНе вылетает звук такой.И тяжко на цветной ковер,Как труп бездушный с давних пор,Упало что-то. – И на зовБоярина толпа рабов,Во всем послушная орда,Шумя сбежалася тогда,И без усилий, без борьбыСхватили юношу рабы.Нем и недвижим он стоял,Покуда крепко обвивалВсе члены, как змея, канат;В них проникал могильный хладИ сердце громко билось в немТоской, отчаяньем, стыдом.Когда ж безумца увелиИ шум шагов умолк вдали,И с ним остался лишь Сокол,Боярин к двери подошел;В последний раз в нее взглянул,Не вздрогнул, даже не вздохнулИ трижды ключ перевернулВ ее заржавленном замке…Но… ключ дрожал в его руке!Потом он отворил окно:Всё было на небе темно,А под окном меж диких скалДнепр беспокойный бушевал.И в волны ключ от двери тойОн бросил сильною рукой,И тихо ключ тот роковойБыл принят хладною рекой.Тогда, решив свою судьбу,Боярин верному рабуНа волны молча указал,И тот поклоном отвечал…И через час уж в доме томВсё спало снова крепким сном,И только не спал в нем одинЕго угрюмый властелин.

Глава II

  1. The rest thou dost already know,
  2. And all my sins, and half my woe,
  3. But talk no more of penitence…

Byron.[2]

Источник: https://iknigi.net/avtor-mihail-lermontov/25297-boyarin-orsha-mihail-lermontov/read/page-1.html

Боярин Орша

Главная›Михаил Лермонтов›Боярин Орша› Читать онлайн

  • Скачать на ЛитРес
  • Читать полностью
  • Then burst her heart in one long shriek,
  • And to the earth she fell like stone
  • Or statue from its base o'erthrown.

Byron.[1]  Во время оно жил да былВ Москве боярин Михаил,Прозваньем Орша. – Важный санДал Орше Грозный Иоанн;Он дал ему с руки своейКольцо, наследие царей;Он дал ему в веселый мигСоболью шубу с плеч своих;В день воскресения ХристаПоцеловал его в устаИ обещался в тот же деньДать тридцать царских деревеньС тем, чтобы Орша до концаНе отлучался от дворца.Но Орша нравом был угрюм:Он не любил придворный шум,При виде трепетных льстецовЩипал концы седых усов,И раз, опричным огорчен,Так Иоанну молвил он:«Надежа-царь! пусти меняНа родину – я день от дняВсё старе – даже не могуОбиду выместить врагу:Есть много слуг в дворце твоем.Пусти меня! – мой старый домНа берегу Днепра крутомБлиз рубежа Литвы чужойОброс могильною травой;Пробудь я здесь еще хоть год,Он догниет – и упадет;Дай поклониться мне Днепру…Там я родился – там умру!»    И он узрел свой старый дом.Покои темные кругомУставил златом и сребром;Икону в ризе дорогойВ алмазах, в жемчуге, с резьбойПовесил в каждом он углу,И запестрелись на полуУзоры шелковых ковров.Но лучше царских всех даровБыл божий дар – младая дочь;Об ней он думал день и ночь,В его глазах она рослаСвежа, невинна, весела,Цветок грядущего святой,Былого памятник живой!Так средь развалин иногдаРастет береза: молода,Мила над плитами гробовИгрою шепчущих листов,И та холодная стенаЕе красой оживлена!..    . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .    Туманно в поле и темно,Одно лишь светится окноВ боярском доме – как звездаСквозь тучи смотрит иногда.Тяжелый звякнул уж затвор,Угрюм и пуст широкий двор.Вот, испытав замки дверей,С гремучей связкою ключейК калитке сторож подошелИ взоры на небо возвел:«А завтра быть грозе большой! —Сказал крестясь старик седой, —Смотри-ка, молния вдалиТак и доходит до земли,И белый месяц, как монах,Завернут в черных облаках;И воет ветер будто зверь.Дай кучу злата мне теперь,С конюшни лучшего коняСейчас седлайте для меня,Нет, не отъеду от крыльцаНи для родимого отца!»Так рассуждая сам с собой,Кряхтя, старик пошел домой.Лишь вдалеке едва гремятЕго ключи – вокруг палатВсё снова тихо и темно,Одно лишь светится окно.Всё в доме спит – не спит одинЕго угрюмый властелинВ покое пышном и большомНа ложе бархатном своем.Полусгоревшая свечаПред ним, сверкая и треща,Порой на каждый льет предметКакой-то странный полусвет.Висят над ложем образа;Их ризы блещут, их глазаВдруг оживляются, глядят —Но с чем сравнить подобный взгляд?Он непонятней и страшнейВсех мертвых и живых очей!Томит боярина тоска;Уж поздно. Под окном рекаШумит – и с бурей заодноГремучий дождь стучит в окно.Чернеет тень во всех углах —И – странно – Оршу обнял страх!Бывал он в битвах, хоть и стар,Против поляков и татар,Слыхал он грозный царский глас,Встречал и взор, в недобрый час:Ни разу дух его крутойНе ослабел перед бедой;Но тут, – он свистнул, и взошел

Любимый раб его, Сокол.

   И молвил Орша: «Скучно мне,Всё думы черные одне.Садись поближе на скамью,И речью грусть рассей мою…Пожалуй, сказку ты начниПро прежние златые дни,И я, припомнив старину,Под говор слов твоих засну».И на скамью присел СоколИ речь такую он завел:    «Жил-был за тридевять земельВ тридцатом княжестве отсельВеликий и премудрый царь.Ни в наше времечко, ни встарьНикто не видывал пышнейЕго палат – и много днейВ весельи жизнь его текла,Покуда дочь не подросла.    «Тот царь был слаб и хил и стар,А дочь непрочный ведь товар!Ее, как лучший свой алмаз,Он скрыл от молодецких глаз;И на его царевну дочьСмотрел лишь день да темна ночь,И целовать красотку могЛишь перелетный ветерок.    «И царь тот раза три на днюХодил смотреть на дочь свою;Но вздумал вдруг он в темну ночьВзглянуть, как спит младая дочь.Свой ключ серебряный он взял,Сапожки шелковые снял,И вот приходит в башню ту,Где скрыл царевну-красоту!..    «Вошел – в светлице тишина;Дочь сладко спит, но не одна;Припав на грудь ее главойС ней царский конюх молодой.И прогневился царь тогда,И повелел он без судаИх вместе в бочку засмолитьИ в сине море укатить…»    И быстро на устах раба,Как будто тайная борьбаВ то время совершалась в нем,Улыбка вспыхнула – потомОн очи на небо возвел,Вздохнул и смолк. «Ступай, Сокол! —Махнув дрожащею рукой,Сказал боярин, – в час инойРасскажешь сказку до концаПро оскорбленного отца!»    И по морщинам старика,Как тени облака, слегкаПромчались тени черных дум,Встревоженный и быстрый умВблизи предвидел много бед.Он жил: он знал людей и свет,Он злом не мог быть удивлен;Добру ж давно не верил он,Не верил, только потому,Что верил некогда всему!    И вспыхнул в нем остаток сил,Он с ложа мягкого вскочил,Соболью шубу на плечаНакинул он – в руке свеча,И вот дрожа идет скорейК светлице дочери своей.Ступени лестницы крутойПод тяжкою его стопойСкрыпят – и свечка раза дваИз рук не выпала едва.    Он видит, няня в уголкеСидит на старом сундукеИ спит глубоко, и поройВо сне качает головой;На ней, предчувствием объят,На миг он удержал свой взглядИ мимо – но послыша стук,Старуха пробудилась вдруг,Перекрестилась, и потомОпять заснула крепким сном,И, занята своей мечтой,Вновь закачала головой.    Стоит боярин у дверейСветлицы дочери своейИ чутким ухом он приникК замку – и думает старик:«Нет! непорочна дочь моя,А ты, Сокол, ты раб, змея,За дерзкий, хитрый свой намекПолучишь гибельный урок!»Но вдруг… о горе, о позор!Он слышит тихий разговор!..  

Читайте также:  Краткое содержание золя добыча за 2 минуты пересказ сюжета

1-й голос

 О! погоди, Арсений мой!Вчера ты был совсем другой.День без меня – и миг со мной?..  

2-й голос

 Не плачь… утешься! – близок часИ будет мир ничто для нас.В чужой, но близкой сторонеМы будем счастливы одне,И не раба обнимешь тыСреди полночной темноты.С тех пор, ты помнишь, как чернецМеня привез, и твой отецВручил ему свой кошелек,С тех пор задумчив, одинок,Тоской по вольности томим,Но нежным голосом твоимИ блеском ангельских очейПрикован у тюрьмы моей,Придумал я свой край роднойНавек оставить, но с тобой!..И скоро я в лесах чужихНашел товарищей лихих,Бесстрашных, твердых как булат.Людской закон для них не свят,Война их рай, а мир их ад.Я отдал душу им в заклад,Но ты моя – и я богат!..    И голоса замолкли вдруг.И слышит Орша тихий звук,Звук поцелуя… и другой…Он вспыхнул, дверь толкнул рукойИ исступленный и немойПредстал пред бледною четой…. . . . . . . . . . . . . . . . . . . .    Боярин сделал шаг назад,На дочь он кинул злобный взгляд,Глаза их встретились – и вмигМучительный, ужасный крикРаздался, пролетел – и стих.И тот, кто крик сей услыхал,Подумал, верно, иль сказал,Что дважды из груди однойНе вылетает звук такой.И тяжко на цветной ковер,Как труп бездушный с давних пор,Упало что-то. – И на зовБоярина толпа рабов,Во всем послушная орда,Шумя сбежалася тогда,И без усилий, без борьбыСхватили юношу рабы.    Нем и недвижим он стоял,Покуда крепко обвивалВсе члены, как змея, канат;В них проникал могильный хладИ сердце громко билось в немТоской, отчаяньем, стыдом.    Когда ж безумца увелиИ шум шагов умолк вдали,И с ним остался лишь Сокол,Боярин к двери подошел;В последний раз в нее взглянул,Не вздрогнул, даже не вздохнулИ трижды ключ перевернулВ ее заржавленном замке…Но… ключ дрожал в его руке!Потом он отворил окно:Всё было на небе темно,А под окном меж диких скалДнепр беспокойный бушевал.И в волны ключ от двери тойОн бросил сильною рукой,И тихо ключ тот роковойБыл принят хладною рекой.    Тогда, решив свою судьбу,Боярин верному рабуНа волны молча указал,И тот поклоном отвечал…И через час уж в доме томВсё спало снова крепким сном,И только не спал в нем одинЕго угрюмый властелин.  

Глава II

  1. The rest thou dost already know,
  2. And all my sins, and half my woe,
  3. But talk no more of penitence…

Byron.[2]

Источник: https://aldebaran.ru/author/lermontov_mihail/kniga_boyarin_orsha/read/

Лермонтов «Боярин Орша» – краткое содержание и анализ — Русская историческая библиотека

Привычный для Лермонтова тип «мстителя за обиду» выведен и в его поэме «Боярин Орша». Любимец и сподвижник Ивана Грозного, угрюмый, жестокий старик-боярин удалился от двора царского в свое уединенное поместье с красавицей дочкой. Она – одно его утешение.

  • Он жил; он знал людей и свет, Он злом не мог быть удивлен. Добру ж давно не верил он, Не верил только потому,
  • Что верил некогда всему.

Орша не верит даже в Бога: отправляясь в поход, – не осеняет он себя крестным знамением. Зато он верит в свою дочь!.. Вдруг он убеждается, что она любит Арсения, бедного монастырского воспитанника.

Боярин Орша. Фильм 1909 г.

Арсений – тоже тип сложный и носит на себе черты байронических героев: по словам поэта, «жил он меньше, чем страдал»: в его прекрасном, но скорбном лице –

…все, что есть добра и зла, В душе, прикованной к земле,

Отражено, как на стекле.

Арсений тяготится жизнью в монастыре: он стоит за свободу своей личности, – его гордым, независимым сердцем управляют свои законы, которые для него не менее святы, чем те, что утверждены рукою самого Бога. Он томится тоской по вольности; он – враг людей, у которых давно увяли сердца…

Жестоко отомстил боярин Орша дочери, которая погасила своим поступком последний свет в его старческом сердце: он ее запер в тереме, ключ от двери бросил в реку и уморил ее голодом. Арсению удалось бежать от казни.

Потом литовцы пошла войною на Россию, и Орше, жившему у самой границы, пришлось первому встретиться с ними на ратном поле.

В бою он был смертельно ранен, но перед смертью сумел отомстить Арсению, который был в рядах литовцев, и после боя нашел его умирающим.

Злобный старик сказал Арсению, чтобы он спешил к своей любимой, так как она его ждет. Окрыленный надеждой, дух Арсения полетел в знакомый терем, но там нашел один скелет.

Поэма интересна русским колоритом природы и быта, что сближает её с «Песней про купца Калашникова». Но, конечно, байронический характер обоих героев поэмы (Орши и Арсения) совсем не отвечает духу изображаемой эпохи.

Образ Арсения и некоторые детали этой поэмы (воспитание героя в монастыре, любовь его к природе, предсмертная исповедь героя и др.) повторяются впоследствии в другой лермонтовской поэме – «Мцыри».

Другие статьи о жизни и творчестве М. Ю. Лермонтова – см. ниже, в блоке «Ещё по теме…»

Источник: http://rushist.com/index.php/literary-articles/5023-lermontov-boyarin-orsha-kratkoe-soderzhanie-i-analiz

Читать онлайн Сюжет «Боярина Орши» страница 2. Большая и бесплатная библиотека

Но тогда мы получаем основание поставить вопрос еще об одном возможном источнике сюжета «Орши».

В 1833–1834 годах, как раз в канун работы Лермонтова над поэмой, выходит в свет роман Ф. В. Булгарина «Мазепа» в двух частях. У нас нет прямых свидетельств знакомства Лермонтова с этим романом.

Литературная репутация Булгарина была уже сильно поколеблена полемиками 1830–1831 годов; отзвуки этих полемик слышатся в поздних стихах Лермонтова, и, по-видимому, в конце 1830-х годов он сам пишет на Булгарина эпиграммы.

Однако все это отнюдь не исключает предположения, что в 1833–1834 годах он заинтересовался литературной новинкой весьма популярного писателя на ту же тему, которой посвятили свое вдохновение Байрон и Пушкин.

Но если даже Лермонтов не читал всего романа или только пробежал его, он почти наверное знал его центральные сюжетные мотивы. Дело в том, что в 1834 году О. И. Сенковский поместил в «Библиотеке для чтения» свою обширную рецензию на «Мазепу» Булгарина.

Это было одно из самых блестящих выступлений Сенковского-критика, с обсуждением феномена исторического романа, с парадоксальными характеристиками романа В. Скотта, Гюго и их новейших последователей.

Отзыв о «Мазепе» строился на полярных противоположностях: с одной стороны, он объявлялся одним из лучших современных романов — со смелым замыслом, «возвышенною философиею», «сильной и блистательной» идеей и драматическими характерами; с другой — отмечались «важные погрешности» в исторической характерологии, построении сюжета, языке и т. п. Демонстрируя «красоты» романа, Сенковский давал подробный его пересказ, сопровождаемый обширными выписками[6].

Нет сомнения, что Лермонтов читал «Библиотеку для чтения», по крайней мере в первый год ее существования, сразу по выходе книжек.

В томе втором, где была помещена рецензия, были впервые напечатаны «Пиковая дама», «Сказка о мертвой царевне…», «Воевода» и «Будрыс и его сыновья» Пушкина, стихи Крылова, Батюшкова, Жуковского — в том числе «Старый рыцарь».

Последнее стихотворение Лермонтов пародировал — несомненно, журнальная книжка была у него в руках. Именно в «Библиотеке для чтения» в 1835 году появляется его «Хаджи Абрек»: журнал был хорошо известен в Школе гвардейских подпрапорщиков, и товарищ Лермонтова по школе Н. Д.

Юрьев, по преданию, отдавший поэму в печать без ведома автора, вовсе не случайно отправился к Сенковскому. По-видимому, не случайны и точки соприкосновения, которые обнаруживаются между «Боярином Оршей» и «Мазепой» Булгарина.

Пересказывая «Мазепу», Сенковский выпрямлял сюжетную линию романа. В исходном тексте она построена по законам «романа тайн» и байронической поэмы, вне хронологической последовательности, с «вершинами» и эллипсисами.

Так, тайна происхождения Огневика — утраченного сына Мазепы — не раскрывается читателю сразу, как это делает в своем изложении Сенковский. Но ему важно представить читателю действующих лиц.

Он сообщает, что молодые герои романа — Огневик, «один из прекраснейших в мире казаков, дерзкий, храбрый, миловидный, образованный», и его возлюбленная Наталья — дети Мазепы, брат и сестра, о чем они и не подозревают, и что Наталья живет скрытно в доме Мазепы.

Молодой человек проникает в дом с «намерением похитить Наталью», схвачен ночью в коридоре телохранителями гетмана и «повержен им в подземелье». Далее следует цитата из романа (мы сокращаем ее, как и пересказ Сенковского): «Ты должен непременно сказать, зачем вошел в дом мой ночью», — сказал Мазепа .

«Это моя тайна, — отвечал Огневик, — и если б ты мог превратить в жизнь каждую каплю моей крови и каждую из сих жизней исторгал веками мучений, то и тогда ты не узнаешь ничего. Режь меня на части… тайна моя ляжет со мной в могилу» (24–25).

Все это, вплоть до ответа Огневика, довольно близко к сцене допроса Арсения в «Боярине Орше»:

(IV, 24)

Мы опускаем следующее далее подробное описание пытки в романе Булгарина. Когда полумертвого Огневика опускают на землю, в застенок вбегает Наталья и обнимает бесчувственное тело. Тайна раскрывается — и теперь, как говорит Мазепа, пытку суждено выдержать ему.

В изображении реакции оскорбленного отца вновь роман и поэма сближаются. Мазепа «стоит как громом пораженный. Смертная бледность покрыла лицо его, костыль дрожал в руке (ср. у Лермонтова: „Но ключ дрожал в его руке“. — В.В.

), и он смотрел на молодую женщину диким взором, в котором попеременно изображались то злоба, то сострадание» (у Лермонтова: «На дочь он кинул злобный взгляд»; IV, 26).

До сих пор, однако, сходство не простиралось далее типовых ситуаций. Но возникает новый мотив.

После целой серии происшествий и сюжетных перипетий Огневик делает новую попытку похитить Наталью — из Бахмачского замка, где укрывается и Мазепа.

Мазепа пресекает побег и для безопасности запирает дочь в кладовой; вынужденный спешно покинуть замок, он уезжает, забыв о дочери. Огневик с товарищами берет замок приступом:

Но в замке никто не знает о Наталии: он ищет ее по всем комнатам, ломает двери, вторгается в кладовую и видит на полу бездыханный труп своей возлюбленной, — она умерла голодною смертию! — собственный ее отец, изверг, честолюбец, убил ее!.. Его измена, его вероломство убило, его рукою, то, что он так любил, что обожал он выше всего в мире!.. (33)

Этот концентрированный пересказ выделяет ту линию булгаринского романа, которая в «Боярине Орше» не имеет других аналогов, причем Лермонтов оказывается к нему даже ближе, чем к подлинному тексту романа. Один из самых драматичных эпизодов «Боярина Орши» — сцена посещения Арсением светлицы, где была заточена его возлюбленная:

(IV, 38; курсив мой. — В.В.)

В припадке безумия Огневик у Булгарина «хватает иссохший труп Натальи» и носится с ним в степи, чтобы умереть там, где будет ее могила. В «Боярине Орше»:

(IV, 39–40)

Это последняя сцена лермонтовской поэмы, но не булгаринского романа. История Огневика не оканчивается со смертью возлюбленной. Желание мести приводит его к одру больного, уже все потерявшего Мазепы; мститель принуждает его выпить яд, который Мазепа предназначал для него самого. «Мазепа прилег на подушки, закрыл глаза и молчал.

Огневик хотел выйти, но какая-то невидимая сила приковывала его к ложу несчастного злодея. Мазепа вдруг открыл глаза и, взглянув равнодушно на своего убийцу, сказал: „Дай мне образ! Я хочу приложиться…“» По образу Огневика Мазепа узнает потерянного сына Богдана; Богдан же узнает, что стал убийцей отца и едва не совершил кровосмешение.

Мазепа умирает, «обливая слезами косу из волос Наталии, которую носил при себе его Богдан» (34–35).

Заметим здесь имплицированные темы: взаимная ненависть Огневика и Мазепы сочетается с взаимным тяготением — концепция «голоса крови», реализуемая в сцене смерти Мазепы.

Нечто подобное дает и сцена смерти Орши, организованная зрительно по сходным принципам: Арсений также смотрит на лежащего перед ним умирающего боярина, убийцу своей дочери и его возлюбленной, в образе которого вместе с тем имплицирована тема «отца»: подобно Огневику, Арсений «не знает, где рожден» и был призрен Оршей.

На периферии стихотворного текста всплывают и осколки словесных формул (одна из них отмечена нами выше), и общие детали, такие, как «коса», «прилипнувшая» «к сухим костям» мертвой возлюбленной.

Источник: https://dom-knig.com/read_358932-2

Сюжет «Боярина Орши» читать онлайн

… которой посвятили свое вдохновение Байрон и Пушкин.

Но если даже Лермонтов не читал всего романа или только пробежал его, он почти наверное знал его центральные сюжетные мотивы. Дело в том, что в 1834 году О. И. Сенковский поместил в «Библиотеке для чтения» свою обширную рецензию на «Мазепу» Булгарина.

Читайте также:  Краткое содержание приговор кафки за 2 минуты пересказ сюжета

Это было одно из самых блестящих выступлений Сенковского-критика, с обсуждением феномена исторического романа, с парадоксальными характеристиками романа В. Скотта, Гюго и их новейших последователей.

Отзыв о «Мазепе» строился на полярных противоположностях: с одной стороны, он объявлялся одним из лучших современных романов — со смелым замыслом, «возвышенною философиею», «сильной и блистательной» идеей и драматическими характерами; с другой — отмечались «важные погрешности» в исторической характерологии, построении сюжета, языке и т. п. Демонстрируя «красоты» романа, Сенковский давал подробный его пересказ, сопровождаемый обширными выписками[6].

Нет сомнения, что Лермонтов читал «Библиотеку для чтения», по крайней мере в первый год ее существования, сразу по выходе книжек.

В томе втором, где была помещена рецензия, были впервые напечатаны «Пиковая дама», «Сказка о мертвой царевне…», «Воевода» и «Будрыс и его сыновья» Пушкина, стихи Крылова, Батюшкова, Жуковского — в том числе «Старый рыцарь».

Последнее стихотворение Лермонтов пародировал — несомненно, журнальная книжка была у него в руках. Именно в «Библиотеке для чтения» в 1835 году появляется его «Хаджи Абрек»: журнал был хорошо известен в Школе гвардейских подпрапорщиков, и товарищ Лермонтова по школе Н. Д.

 Юрьев, по преданию, отдавший поэму в печать без ведома автора, вовсе не случайно отправился к Сенковскому. По-видимому, не случайны и точки соприкосновения, которые обнаруживаются между «Боярином Оршей» и «Мазепой» Булгарина.

Пересказывая «Мазепу», Сенковский выпрямлял сюжетную линию романа. В исходном тексте она построена по законам «романа тайн» и байронической поэмы, вне хронологической последовательности, с «вершинами» и эллипсисами.

Так, тайна происхождения Огневика — утраченного сына Мазепы — не раскрывается читателю сразу, как это делает в своем изложении Сенковский. Но ему важно представить читателю действующих лиц.

Он сообщает, что молодые герои романа — Огневик, «один из прекраснейших в мире казаков, дерзкий, храбрый, миловидный, образованный», и его возлюбленная Наталья — дети Мазепы, брат и сестра, о чем они и не подозревают, и что Наталья живет скрытно в доме Мазепы.

Молодой человек проникает в дом с «намерением похитить Наталью», схвачен ночью в коридоре телохранителями гетмана и «повержен им в подземелье». Далее следует цитата из романа (мы сокращаем ее, как и пересказ Сенковского): «Ты должен непременно сказать, зачем вошел в дом мой ночью», — сказал Мазепа .

«Это моя тайна, — отвечал Огневик, — и если б ты мог превратить в жизнь каждую каплю моей крови и каждую из сих жизней исторгал веками мучений, то и тогда ты не узнаешь ничего. Режь меня на части… тайна моя ляжет со мной в могилу» (24–25).

Все это, вплоть до ответа Огневика, довольно близко к сцене допроса Арсения в «Боярине Орше»:

ИГУМЕН

…Открой же нам друзей своих,

Убийц, разбойников ночных

С которыми, забывши честь,

Ты мнил несчастную увезть.

АРСЕНИЙ

Мне их назвать? — Отец святой,

Вот что умрет во мне, со мной.

О нет — их тайну — не мою

Я неизменно сохраню

Пытай железом и огнем,

Я не признаюся ни в чем;

И если хоть минутный крик

Изменит мне… тогда, старик,

Я вырву слабый мой язык!..

(IV, 24)

Мы опускаем следующее далее подробное описание пытки в романе Булгарина. Когда полумертвого Огневика опускают на землю, в застенок вбегает Наталья и обнимает бесчувственное тело. Тайна раскрывается — и теперь, как говорит Мазепа, пытку суждено выдержать ему.

В изображении реакции оскорбленного отца вновь роман и поэма сближаются. Мазепа «стоит как громом пораженный. Смертная бледность покрыла лицо его, костыль дрожал в руке (ср. у Лермонтова: „Но ключ дрожал в его руке“. — В.В.

), и он смотрел на молодую женщину диким взором, в котором попеременно изображались то злоба, то сострадание» (у Лермонтова: «На дочь он кинул злобный взгляд»; IV, 26).

До сих пор, однако, сходство не простиралось далее типовых ситуаций. Но возникает новый мотив.

После целой серии происшествий и сюжетных перипетий Огневик делает новую попытку похитить Наталью — из Бахмачского замка, где укрывается и Мазепа.

Мазепа пресекает побег и для безопасности запирает дочь в кладовой; вынужденный спешно покинуть замок, он уезжает, забыв о дочери. Огневик с товарищами берет замок приступом:

Но в замке никто не знает о Наталии: он ищет ее по всем комнатам, ломает двери, вторгается в кладовую и видит на полу бездыханный труп своей возлюбленной, — она умерла голодною смертию! — собственный ее отец, изверг, честолюбец, убил ее!.. Его измена, его вероломство убило, его рукою, то, что он так любил, что обожал он выше всего в мире!.. (33)

Этот концентрированный пересказ выделяет ту линию булгаринского романа, которая в «Боярине Орше» не имеет других аналогов, причем Лермонтов оказывается к нему даже ближе, чем к подлинному тексту романа. Один из самых драматичных эпизодов «Боярина Орши» — сцена посещения Арсением светлицы, где была заточена его возлюбленная:

Арсений голову склонил…

Но вдруг затрясся, отскочил

И вскрикнул, будто на змею

Поставил он пяту свою .

Громаду белую костей

И желтый череп без очей

С улыбкой вечной и немой —

Вот что узрел он пред собой.

Густая, длинная коса,

Плеч беломраморных краса,

Рассыпавшись, к сухим костям

Кой-где прилипнула… и там,

Где сердце чистое такой

Любовью билось огневой,

Давно без пищи уж бродил

Кровавый червь — жилец могил!

………………………………………

«Так вот все то, что я любил!

»

(IV, 38; курсив мой. — В.В.)

В припадке безумия Огневик у Булгарина «хватает иссохший труп Натальи» и носится с ним в степи, чтобы умереть там, где будет ее могила. В «Боярине Орше»:

Теперь осталось мне одно:

Иду! — куда? не все ль равно.

Та иль другая сторона?

Здесь прах ее, но не она!

Иду отсюда навсегда

Без дум, без цели и труда,

Один с тоской во тьме ночной,

И вьюга след завеет мой!

(IV, 39–40)

Это последняя сцена лермонтовской поэмы, но не булгаринского романа. История Огневика не оканчивается со смертью возлюбленной. Желание мести приводит его к одру больного, уже все потерявшего Мазепы; мститель принуждает его выпить яд, который Мазепа предназначал для него самого. «Мазепа прилег на подушки, закрыл глаза и молчал.

Огневик хотел выйти, но какая-то невидимая сила приковывала его к ложу несчастного злодея. Мазепа вдруг открыл глаза и, взглянув равнодушно на своего убийцу, сказал: „Дай мне образ! Я хочу приложиться…“» По образу Огневика Мазепа узнает потерянного сына Богдана; Богдан же узнает, что стал убийцей отца и едва не совершил кровосмешение.

Мазепа умирает, «обливая слезами косу из волос Наталии, которую носил при себе его Богдан» (34–35).

Заметим здесь имплицированные темы: взаимная ненависть Огневика и Мазепы сочетается с взаимным тяготением — концепция «голоса крови», реализуемая в сцене смерти Мазепы.

Нечто подобное дает и сцена смерти Орши, организованная зрительно по сходным принципам: Арсений также смотрит на лежащего перед ним умирающего боярина, убийцу своей дочери и его возлюбленной, в образе которого вместе с тем имплицирована тема «отца»: подобно Огневику, Арсений «не знает, где рожден» и был призрен Оршей.

На периферии стихотворного текста всплывают и осколки словесных формул (одна из них отмечена нами выше), и общие детали, такие, как «коса», «прилипнувшая» «к сухим костям» мертвой возлюбленной.

В пересказе Сенковского остались практически все общие и частные мотивы «Мазепы», которые нашли себе место и в «Боярине Орше». Но этого мало. Характер Мазепы, как он экспонирован в рецензии, лишь отчасти совпадает с характером Мазепы в романе.

Он дан более крупными чертами и несколько облагорожен. Сенковский опускает все сцены — довольно многочисленные, — рисующие малодушие, низость и даже трусость гетмана. Он представляет читателю скорее трагический характер.

Отсечение же побочных линий приближает роман в изложении Сенковского к байронической поэме.

  • В лермонтовской же поэме образы, мотивы и ситуации переосмыслены полностью.
  • В «Мазепе» смерть Наталии от руки отца — случайность, за которой стоит идея возмездия, постигающего преступника: Мазепа казнен в своих детях.
  • В «Орше» отец казнит дочь сознательно во имя беспощадного нравственного закона, нарушить который он не волен.

В «Мазепе» просветительский дидактизм соединен с поэтикой «неистовой словесности»; отсюда обилие мелодраматических сцен и натуралистических деталей. Огневик в безумии любви и горя возит с собой полуистлевший труп, издающий зловоние.

В «Боярине Орше» почти нет мелодраматических эпизодов: душевные драмы героев отнесены в подтекст. Равным образом нет в ней и натуралистических эффектов. Арсений видит перед собой не труп, а скелет и уходит от него, простившись со всем, что привязывало его к жизни.

4

Сюжет «Боярина Орши» — это сюжет байронической поэмы. Два ориентира, обозначенные эпиграфами, — «Гяур» и «Паризина», и более всего последняя, — дают модель лермонтовской поэмы. К «Гяуру» восходит общий абрис центральных характеров, может быть, …

Источник: https://knigogid.ru/books/97440-syuzhet-boyarina-orshi/toread/page-2

Краткое содержание боярин орша. Лермонтов михаил юрьевич — боярин орша. Смотреть что такое ""Боярин Орша"" в других словарях

Боярин, прозванный Иваном Грозным Орша, после долгой службы отправляется домой. Его единственным утешением является молодая дочь. Однажды он настигает ее в объятиях раба Арсения, после чего хватает последнего и пытает. Арсений бежит и встречается с отцом любимой лишь на поле боя, где умирает Орша. Арсений возвращается к любимой, но находит лишь ее прах.

Смысл стиха Боярин Орша (главная мысль)

Рассказ рассказывает о сильных чувствах любви: отца к дочери, молодых людей друг к другу. Основным смыслом стиха является грех, который невозможно исправить и приводящий к трагическим последствиям, а именно смерти любимой.

Краткое Лермонтов содержание Боярин Орша

Орша – зажиточный боярин преклонных лет родом из казаков. Пользуется большим авторитетом у царя, который одаривает его за заслуги. Но боярину тягостна жизнь при дворе и он просит отпустить его домой. Царь смилостивился над ним, и Орша возвращается к себе на Днепр. В его жизни осталась лишь одна радость – молодая дочь, которую он берег от дурных глаз.

Однажды ночью его голову посещают дурные мысли, и он зовет сокольничего, который рассказывает сказку о царе, дочь которого, несмотря на сильнейшую охрану отца, полюбила недостойного ей, намекая, что его к его дочери ходит молодой парень.

Орша идет ночью в покои дочери и застает ее с Арсением – рабом своего двора без рода и племени, которого он купил младенцем.

В гневе он сажает Арсения на цепь и начинает пытать его, прибегая к игуменам церкви, а дочь запирает на замок, и ключи выкидывает в Днепр.

Арсений, не поддаваясь никаким уговорам и мукам, сбегает при помощи своих друзей-разбойников, которых не выдал под тяжбой смерти. Долгое время боярин живет спокойно, но при наступлении поляков собирает войско и едет на войну.

Там он последний раз встречается со своим обидчиком, воюющем за литовцев. Арсений просит его рассказать про свою любовь и как ее отыскать. Орша рассказывает, что она ничего не ест и не пьет давно, они прощают друг друга, после чего боярин умирает от полученных ран во время битвы.

Но прощения Арсений не принимает душой, чувствуя тяжкую вину за собой.

После этого Арсений покидает поле боя и мчится на коне своем к любимой. Преодолев тяжелый путь, входит в покои своей любви, но застает там лишь прах любимой, которая давно умерла. Раскаиваясь, молит небеса, чтобы они вернули его любовь, но в ответ ничего не происходит. Тогда Арсений уезжает, куда глаза глядят в поисках смерти. Жизнь для него не представляет смысла без любимой.

Другие пересказы для читательского дневника

  • Краткое содержание Синяя птица Метерлинка
    К двум детям приходит фея, которая просит их найти Синюю Птицу, чтобы излечить ее внучку. В помощь им она дает волшебную шапочку и души предметов. Они отправляются в путешествие в Страну Воспоминаний

«Боярин Орша»
«БОЯРИН ОРША»
, романтич. поэма Л. (1835-36). На ее связь с байронич. традицией указывают эпиграфы из «Паризины» (к 1-й гл.) и «Гяура» (ко 2-й и 3-й гл.) Дж. Байрона; в окончат. текст они не вошли. Действие относится к царствованию Ивана Грозного к событиям Ливонской войны (1558-83).

Описанная в поэме битва, в к-рой гибнет один из героев, по-видимому, произошла на реках Улле и Орше. Подробное описание этого сражения Л. мог найти в «Истории российской» М. М. Щербатова, а также в «Истории государства Российского» Н. М. Карамзина. В центре поэмы — столкновение властолюбивого тирана Орши и бунтаря-вольнолюбца Арсения.

Читайте также:  Краткое содержание джордж элиот миддлмарч за 2 минуты пересказ сюжета

Поэма относится к переломному времени в развитии Л. По теме и стихотв. размеру она связана с юношеской «Исповедью», из к-рой взят ряд стихов. В «Боярине Орше» — объективное повествование, где исповедь героя занимает лишь ограниченное место; единодержавие героя, характерное для юношеских поэм, здесь преодолевается.

Рядом с Арсением действует второй герой, именем к-рого названа поэма. Автор стремится вскрыть некую сложность, противоречивость характеров, придать каждому из двух враждующих героев положит. и отрицат. черты. Тиран Орша, напр., доблестно сражается против врагов родины. Сложность образа Арсения — результат размышлений Л.

о способах достижения свободы и счастья.
В борьбе за свои права Арсений переступает границы нравственного. Л. не одобряет индивидуальный протест, если он переходит в индивидуализм. Процесс объективации формы (драматизация поэмы, ее полифоничность) совпадает с объективным рассмотрением поступков протестующего героя.

Финал свидетельствует не только об осуждении пути, избранного Арсением, но и о сложности, трагичности борьбы за права личности. Тема личного протеста в «Боярине Орше» осмысляется социально и связывается с темой родины. В «Исповеди» угнетение личности объяснялось «монастырским законом», идущим вразрез с «законом сердца».

В «Боярине Орше» на личность, помимо церкви, обрушивается находящаяся в союзе с нею феод. власть.

«Предстал пред бледною четой». Илл. Н. И. Фешина. Тушь, перо.

В отличие от ранних поэм, в «Боярине Орше», как и в созданной почти одновременно поэме «Сашка», Л. подходит к поэтич. овладению конкретным, вещным миром; он передает детали, изображает действительность живописно и красочно. Характерно обращение к фольклорному материалу.

Сказка о любви к боярской дочери, к-рую рассказывает Орше Сокол, является не только пружиной развития действия, но и фольклорной моделью сюжета поэмы (близкие по содержанию песни см. в кн.: Великорусские народные песни. Изданы А. И. Соболевским, т. 1, СПБ, 1895, с. 34-47).
«Боярин Орша» тесно связан с последующими поэмами Л. — «Песней про…

купца Калашникова» и «Мцыри», куда включены нек-рые стихи из «Боярина Орши». В. Г. Белинский высоко оценил поэму. «Сейчас упился я «Оршею», — писал он в 1842. — Есть места убийственно хорошие, а тон целого — страшное дикое наслаждение» (XII, 111). Несмотря на недостатки поэмы (произв. «…

не только слегка начерченное, но даже детское, где большею частию ложны и нравы и костюмы…»), критик считал ее «…выше, драгоценнее многих зрелых и художественно выполненных поэм» (VI, 257, 548).
Поэму иллюстрировали: В. П. Белкин, А. М. Волков, З. Зузе, С. В. Иванов, А. Д. Кившенко, М. П. Клодт, В. И. Комаров, В. В. Лермонтов, В. Я.

Суреньянц, Н. И. Фешин, Е. Я. Хигер и др. На сюжет поэмы написаны оперы — Н. С. Кротковым (1898), К. Д. Агреневым-Славянским (1910), В. Н. Кашперовым и Г. Я. Фистулари (последние две не поставлены). В 1909 фирма А. Ханжонкова выпустила ф. «Боярин Орша».

Автографы — ГПБ, Собр. рукоп. Л., № 1, лл. 2-12 об.; ГИМ, ф. 445, № 227а (тетр.

Чертковской б-ки), л. 61 об. (стихи 420-33); ИРЛИ, оп. I, № 45, лл. 10-10 об. (стихи 747-815 и отрывок, не вошедший в окончат. текст). Авторизов. копия — ИРЛИ, тетрадь XII; стихи 444-449 Л. в неё не включил по цензурным соображениям. На последнем листе рукою А. А. Краевского поставлена дата: «1836». Впервые — «ОЗ», 1842, т. 23, № 7, отд.

1, с. 1-24, с цензурными пропусками. По свидетельству Краевского (примеч. к первой публ.), поэма «…написана была еще в 1835-м году… Впоследствии… он оставил намерение печатать ее, и даже, взяв из неё целые тирады, преимущественно из II-й главы, включил их в новую свою поэму «Мцыри»…

Рукопись поэмы, данная мне автором, ещё в 1837-м году и едва ли не единственная, хранилась у меня до сих пор вместе с другими оставленными им пьесами» («ОЗ», 1842, т. 23, [№ 7], отд. I, с. 1-2).

Лит.: Белинский
, т. 6, с. 257, 373, 415, 533, 548; т. 7, с. 37, 625; т. 8, с. 340; т. 12, с. 85, 111, 115; Дюшен
(2), с. 19-21, 33-34, 37, 89, 91-92, 104, 107, 136-37; Бем
, с. 271-73, 281-84, 288-89; Дурылин
(1), с.

65-71; Дурылин
(5), с. 178-79, 225; Гинзбург
(1), с. 47, 57, 119; Нольман
, с. 486-89; Закруткин
В. А., с. 204-07; Штокмар
, с. 275; Соколов
А. Н., Очерки по истории рус. поэмы XVIII и первой пол. XIX в., М., 1955, с.

592; Иванова
Т. (2), с. 291-295; Эйхенбаум
(12), с. 87-88; Меднис
Н., Датировка поэмы М. Ю. Л. «Боярин Орша», в кн.: Тезисы докладов XV науч. студенч. конференции, Г., 1962, с. 14-15; Максимов
(2), с. 74-75; Водовозов
, с.

23-25; Вацуро
(5), с. 224.

Э. Э. Найдич Лермонтовская энциклопедия / АН СССР. Ин-т рус. лит. (Пушкин. Дом); Науч.-ред. совет изд-ва «Сов. Энцикл.»; Гл. ред. Мануйлов В. А., Редкол.: Андроников И. Л., Базанов В. Г., Бушмин А. С., Вацуро В. Э., Жданов В. В., Храпченко М. Б. — М.: Сов. Энцикл.
, 1981

Смотреть что такое «»Боярин Орша»» в других словарях:

    Боярин Орша Жанр … Википедия

    Жанр драма Режиссёр Пётр Чардынин Продюсер А. А. Ханжонков Автор сценария Пётр Чардынин В главных ролях Александра Гончарова … Википедия

    — «БОЯРИН ОРША», Россия, А.Ханжонковъ, 1909, ч/б. Драма. По сюжетам одноименной поэмы М.Ю.Лермонтова. Боярин Орша, любимый слуга Ивана Грозного, уйдя на покой, поселяется в своей усадьбе на берегу Днепра. С ним живут его красавица дочь и приемный… … Энциклопедия кино

    Боярин Орша, поэма в трех главах (Лермонтова)
    — каждой главе сопутствует эпиграф из Байрона. Действие происходит на берегу Днепра крутом, близ рубежа Литвы чужой, в эпоху опричнины (ср. ниже Литвинка). Отдельные строфы Боярина Орши, как напр. Ты слушать исповедь мою пришел, сначала входили … Словарь литературных типов

    Орша, боярин («Боярин Орша»)
    — Смотри также >> Боярин Михаил, прозванием Орша; он звал людей и свет и потому он злом не мог быть удивлен. Добру ж давно не верил он, не верил только потому, что верил некогда всему! Застав в комнате своей дочери ночью Арсения, на дочь он кинул… … Словарь литературных типов

    Арсений («Боярин Орша»)
    — Смотри также Старый ловчий Палицына, с длинными, рыжими усами. Палицын прибил А. до полусмерти … Словарь литературных типов

    Игумен («Боярин Орша»)
    — Смотри также >> Уп. л … Словарь литературных типов

    Монах («Боярин Орша».)
    — Смотри также Уп. л … Словарь литературных типов

    Орши дочь («Боярин Орша»)
    — Смотри также Уп. л … Словарь литературных типов

    Творчество Лермонтова
    — … Словарь литературных типов

Книги

  • М. Ю. Лермонтов. Собрание сочинений в 4 томах (комплект из 4 книг) , М. Ю. Лермонтов. Сборник избранных произведений М. Ю. Лермонтова…

Глава I

  • Then burst her heart in one long shriek,

Источник: https://1kingvape.ru/dizajjn-kuhni/kratkoe-soderzhanie-boyarin-orsha-lermontov-mihail-yurevich—boyarin-orsha.html

Книга: Сюжет «Боярина Орши»

«Боярину Орше» принадлежит особое место среди лермонтовских поэм.

Связанная с ранними байроническими опытами Лермонтова, эта поэма несет на себе явственную печать перелома. Именно в ней впервые оказался поколебленным существеннейший признак байронической поэмы — принцип единодержавия героя.

Традиционный для Лермонтова тип протагониста (Арсений) оттесняется на задний план фигурой Орши, полной сумрачного величия и превосходящей своего противника силой страстей и силой страдания. Эта фигура выписана к тому же эпическими красками и представляет собой первый в лермонтовском творчестве опыт исторического характера.

Хронологически поэма также принадлежит к переломной эпохе в биографии Лермонтова: она пишется, по-видимому, в 1835–1836 годах, когда молодой поэт еще только устанавливает связи со столичными литературными кругами.

«Боярин Орша» исследован мало, хотя, без сомнения, является одной из лучших поэм Лермонтова. В настоящем этюде, однако, мы не можем исследовать его монографически. Нас будет интересовать лишь один вопрос — вопрос о происхождении его сюжета.

2

«Боярин Орша» создается в плотном кругу исторических и литературных ассоциаций. Наиболее очевидна связь его сюжета с фольклорной балладой типа «Молодец и королевна». Именно такую балладу рассказывает боярину Сокол — и его «сказка» предвосхищает дальнейшее развитие событий в поэме.

Баллада «Молодец и королевна» принадлежит к числу очень распространенных: она входила уже в «Собрание разных песен» М. Д. Чулкова (ч. III, 1773) и была перепечатана Н. И. Новиковым в «Новом и полном собрании российских песен» (1780).

Близкий сюжет лежит в основе баллады «Князь Волконский и Ваня-ключник» — вероятно, самой популярной среди русских классических баллад; ее хорошо знали в литературных кругах. Одну из записей этой баллады сделал Пушкин, другую — Кольцов, переписавший ее в 1837 году для Белинского[1].

Родственные, но не тождественные сюжеты в устном исполнении контаминировались: первый («Молодец и королевна») объединялся иногда с былинным сюжетом о Дунае, приобретая черты былинной поэтики[2].

Сокол рассказывает Орше безыменный вариант сюжета с трагическим концом, близкий к тому, который представлен в сборнике Чулкова.

Это очень свободный пересказ, сохраняющий, однако, основные сюжетные константы: старый царь, оберегая дочь «от молодецких глаз», заключает ее в башню; однажды ночью, решив проверить, как спит девушка, он является в ее светлицу и застает ее с молодым царским конюхом; прогневавшись, он велит без суда «их вместе в бочку засмолить / И в сине море укатить…» (IV, 12). В балладе молодец «загулял» к литовскому королю, который полюбил его и взял на службу (в некоторых вариантах — сделал своим конюхом); молодец вступает в любовную связь с королевной и хвастается «буйными словами» (на пиру, в кабаке). Молодца казнят (вешают); королевна закалывается. В балладе о Ване-ключнике возлюбленная героя не дочь, а жена князя Волконского, который узнает об их связи по доносу.

Рассказ Сокола — балладный сюжет, опущенный в сказочный регистр. Совершенно естественно, что в нем почти полностью редуцирована экспозиция и исключен мотив «хвастовства», но зато введены дополнительные мотивы, пришедшие скорее всего действительно из сказки, в том числе и литературной.

Таков мотив «сбережения» дочери путем заключения в башне; такова и концовка, явно восходящая к «Сказке о царе Салтане…», появившейся впервые в III части «Стихотворений» Пушкина (1832). Но в «Боярине Орше» сюжет «Молодец и королевна» повторен, и на второй раз регистр меняется.

Балладный сюжет теряет сказочную окраску и возвращает себе свои исконные права. Арсений соответствует пришельцу — «молодцу», которого приютил царь и сделал своим слугой.

Мотив «сбережения» не эксплицирован, но присутствует в самой коллизии; есть и мотив «доноса», которым оказывается сам рассказ Сокола, — любопытнейший случай двойного функционирования одного и того же комплекса мотивов; наконец, мотив «казни» предстает в осложненном и еще более драматизированном виде.

Осложнение могло быть подсказано и самим источником. Некоторые указания на это содержатся в тексте поэмы. Орша прерывает Сокола словами:

Расскажешь сказку до конца (IV, 12)

«Сказка» между тем досказана именно «до конца» — до казни влюбленных — и как будто не предполагает продолжения. Однако если Лермонтов знал печатный вариант баллады, вошедший в сборники Чулкова и Новикова, то слова Орши получают особый смысл.

Дело в том, что в чулковском варианте есть концовка, сравнительно редкая, но все же встречавшаяся и в позднейших записях (например, Гильфердинга).

В ней речь идет о раскаянии отца-короля, погубившего дочь и ее возлюбленного; в отчаянии король «бьет свои руки о дубовый стол»: если бы он знал «заранее», что королевна «жила в любви с добрым молодцом», он бы помиловал его. Король зовет палачей, чтобы «рубили бы головы доносчикам, / Кто доносил на королевишну!»[3].

В «Боярине Орше» есть реплика даже на этот последний, частный мотив: Сокол получает обещанный Оршею «гибельный урок»:

Тогда, решив свою судьбу, (IV, 15–16)

Это трудно понять иначе, как смертный приговор.

Итак, грехопадение дочери (жены), ее молодой любовник, приближенный к старику — хозяину дома, открытие связи, казнь любовника по приговору оскорбленного отца (мужа), гибель героини и страдание виновника их несчастий — таковы опорные точки фольклорной баллады. Но это же и сюжетная схема байроновской «Паризины», на связь с которой «Боярина Орши» указывалось неоднократно[4].

Балладный сюжет мог быть интерпретирован как байроническая поэма, и напротив: последняя могла быть без ущерба погружена в национальную фольклорную и историческую среду. Это и происходит в «Боярине Орше».

Но этим круг сюжетных ассоциаций не исчерпывается.

3

Если тип Арсения в поэме не несет на себе индивидуально-исторических черт и его исповеди-монологи могут быть с небольшими изменениями вложены в уста испанского монаха, героя «Исповеди», и потом Мцыри, то Орша имеет генеалогию более сложную. Общая схема его характера также задана

Источник: https://litvek.com/br/284876?p=1

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector