Краткое содержание лесков овцебык за 2 минуты пересказ сюжета

Краткое содержание Лесков Овцебык за 2 минуты пересказ сюжетаКраткое содержание Лесков Овцебык за 2 минуты пересказ сюжета

В августе месяце, живучи уже в Петербурге, я получил в почтамте страховое письмо со вложением пятидесяти рублей серебром. В письме было написано:

«Возлюбленный брате!

Я нахожусь при истреблении лесов, которые росли на всеобщую долю, а попали на свиридовскую часть. За полгода дали мне жалованья 60 рублей, хотя еще полгода и не прошло. Видно, гарнитура моя под это подговорилась, но сия их великатность пусть будет втуне: я в сем не нуждаюсь.

Десять целковых себе оставил, а пятьдесят, при сем прилагаемых, тотчас, без всякого письма, отошлите крестьянской девице Глафире Анфиногеновой Мухиной в деревню Дубы, – ской губернии, – ского уезда. Да чтоб не знали, от кого.

Это та, которая будто жена моя: так это ей на случай, если дитя родилось.

Тут мое житье постылое. Делать мне здесь нечего, и я одним себя утешаю, что нигде, видно, нечего делать опричь того, что все делают: родителей поминают да свои брюхи набивают. Здесь все на Александра Свиридова молятся. Александр Иванович! – и человека больше ни для кого нет. До него все дорасти хотят, а что он такое за суть, сей муж кармана?

Да, понял ныне и я нечто, понял. Разрешил я себе „Русь, куда стремишься ты?“, и вы не бойтесь: я отсюда не пойду. Некуда идти. Везде все одно. Через Александров Ивановичей не перескочишь.

Василий Богословский».Ольгина-Пойма.3 августа 185… года.

В первых числах декабря я получил другое письмо. Этим письмом Свиридов извещал меня, что он выезжает на днях в Петербург с женою, и просил нанять ему удобную квартирку.

Дней через десять после этого второго письма Александр Иванович с женою сидели в премиленькой квартире против Александрийского театра, отогревались чаем и отогревали мою душу рассказами о той далекой стороне,

 Где сны златые снились мне.  

  • – А что же вы мне не скажете, – спросил я, улучив минуту, – что делает мой Овцебык?
  • – Брыкается, брат, – отвечал Свиридов.
  • – Как брыкается?

– Чудит. К нам не ходит, пренебрегает, что ли, все с рабочими якшался, а теперь и это, должно быть, надоело: просил, чтоб его в другое место отправить.

– Что ж вы-то? – спросил я Настасью Петровну. – На вас ведь вся надежда была, что вы его приручите?

– Чего надежда? От нее-то он и бегает.

Я взглянул на Настасью Петровну, она на меня.

– Что будешь делать? Страшна, видно, я.

– Да как же это? Расскажите.

– Что говорить? – и говорить-то не про что – просто: пришел ко мне, да и говорит: «Отпустите меня». – «Куда?» – говорю. «Я, говорит, не знаю». – «Да чем вам худо у меня?» – «Мне, говорит, не худо, а отпустите». – «Да что же, мол, такое?» Молчит.

«Обидел вас кто, что ли?» Молчит, только косицы крутит. «Вы, говорю, Насте сказали бы, чту вам худого делают». – «Нет, вы, говорит, пошлите меня на другую работу». Жаль стало мне его совсем выправить – послал на другую порубку, в Жогово, верст за тридцать.

Там он и теперь, – прибавил Александр Иванович.

– Чем же вы его так разогорчили? – спросил я Настасью Петровну.

– А уж бог его знает: я его ничем не огорчала.

– Как мать родная за ним упадала, – поддержал Свиридов. – Обшила, одела, обула. Ведь знаешь, какая она сердобольная.

– Ну, и что же вышло?

– Невзлюбил меня, – смеясь, сказала Настасья Петровна.

Зажили мы знатно с Свиридовыми в Петербурге. Александр Иванович все хлопотал по делам, а мы с Настасьей Петровной все «болтались». Город ей очень понравился; но особенно она полюбила театры. Всякий вечер мы ходили в какой-нибудь театр, и никогда это ей не наскучало. Время шло быстро и приятно.

От Овцебыка я в это время получил еще одно письмо, в котором он ужасно злобно выражался об Александре Ивановиче. «Разбойники и чужеземцы, – писал он, – по мне, лучше, чем эти богатей из русских! А все за них, и черевы лопаются, как подумаешь, что это так и быть должно, что все за них будут.

Вижу я нечто дивное: вижу, что он, сей Александр Иванов, мне во всем на дороге стоял, прежде чем я узнал его. Вот кто враг-то народный – сей вид сытого мужлана, мужлана, питающего от крупиц своих перекатную голь, чтобы она не сразу передохла да на него бы работала. Сей вот самый христианин нашему нраву под стать, и он всех и победит и дондеже приидут отложенная ему.

С моими мыслями нам вдвоем на одном свете жить не приходится. Я уступлю ему дорогу, ибо он излюбленный их. Он хоть для кого-нибудь на потребу сдастся, а мое, вижу, все ни к черту не годится. Недаром вы каким-то звериным именем называли. Никто меня не признает своим, „и я сам ни в ком своего не признал“. Затем он просил написать, жив ли я и как живет Настасья Петровна.

Этим же временем из Вытегры к Александру Ивановичу зашли бондари, сопровождавшие вино с одного завода. Я их взял к себе в свободную кухню. Ребята все были знакомые. С ними мы как-то разговорились о том, о сем, и до Овцебыка дошло».

– Как он у вас поживает? – спрашиваю их.

  1. – Ничего живет!
  2. – Действует, – подсказывает другой.
  3. – А что он работает?

– Ну, какая от него работа! Так, невесть для чего его хозяин содержит.

– В чем же он время проводит?

– Слоняется по лесу. Указано ему от хозяина вроде приказчика рубку записывать, и того не делает.

– Отчего?

– Кто его знает. Баловство от хозяина.

– А здоровый он, – продолжал другой бондарь. – Иной раз возьмет топор да как почнет садить – ух! только искорья летят.

– А то на караул ходил еще.

– На какой караул?

– Брехал народ, что беглые будто ходят, так он по целым ночам стал пропадать. Ребята подумали, что и он не заодно ли с теми беглыми, да и подкарауль его. Как он пошел, а они втроем за ним. Видят, прямо на хутор попер. Ну, только ничего – все пустяки вышли.

Сел, сказывают, под ракитой, насупротив хозяйских окон, подозвал Султанку, да так и просидел до зорьки, а зорькою поднялся и опять к своему месту. Так и в другой и в третий. Ребята и бросили за ним смотреть. Почитай до осени до самой так ходил.

А после успенья тут как-то ребята стали раз спать ложиться, да и говорят ему: «Полно, Петрович, на караул-то тебе ходить! Ложись-ко с нами». Ничего не сказал, а через два дни, слышим, отпросился: в другую дачу его хозяин поставил.

  • – А любили его, – спрашиваю, – ваши ребята-то?
  • Бондарь подумал и сказал:
  • – Ничего будто.
  • – Ведь он добрый.

– Да, он худа не делал. Рассказывать, бывало, когда что зачнет про Филарета Милостивого либо про другое что, то все на доброту сворачивает и против богачества складно говорит. Ребята его много которые слушали.

– И что же: нравилось им?

– Ничего. Тоже другой раз и смешно сделает.

– А что же бывает смешно?

– А вот, например, говорит-говорит про божество, да вдруг – про господ.

Возьмет горсть гороху, выберет что ни самые ядреные гороховины, да и рассажает их по свитке: «Вот это, говорит, самый нббольший – король; а это, поменьше, – его министры с князьями; а это, еще поменьше, – баре, да купцы, да попы толстопузые; а вот это, – на горсть-то показывает, – это, говорит, мы, гречкосеи». Да как этими гречкосеями-то во всех в принцев и в попов толстопузых шарахнет: все и сровняется. Куча станет. Ну, ребята, известно, смеются. Покажи, просят, опять эту комедию.

– Это он так, известно, дурашен, – подсказал другой.

Оставалось молчать.

– А из каких он будет? Не из комедиантов? – спросил второй бондарь.

– С чего это вы выдумали?

– Народ так-то баил. Миронка, что ли, сказывал.

Миронка был маленький, вертлявый мужик, давно разъезжающий с Александром Ивановичем. Он слыл за певца, сказочника и балагура.

В самом деле, он иногда выдумывал нелепые утки и мастерски распускал их между простодушным народом и наслаждался плодами своей изобретательности.

Очевидно было, что Василий Петрович, сделавшись загадкою для ребят, рубивших лес, сделался и предметом толков, а Миронка воспользовался этим обстоятельством и сделал из моего героя отставного комедианта.

Глава одиннадцатая

Была масленица. Мы с Настасьей Петровной едва достали билет на вечерний спектакль. Давали «Эсмеральду», которую ей давно хотелось видеть. Спектакль шел очень хорошо и, по русскому театральному обычаю, окончился очень поздно. Ночь была погожая, и мы с Настасьей Петровной пошли домой пешком. Дорогою я заметил, что моя винокурша очень задумчива и часто отвечает невпопад.

– Что вас так занимает? – спросил я ее.

  1. – А что?
  2. – Да вы не слышите, чту я вам говорю.
  3. Настасья Петровна засмеялась.
  4. – А как вы думаете: о чем я задумываюсь?
  5. – Трудно отгадать.
  6. – Ну, а так, например?
  7. – Об Эсмеральде.
  8. – Да, вы почти отгадали; но не сама Эсмеральда меня занимает, а этот бедный Квазимодо.
  9. – Вам жаль его?

– Очень. Вот настоящее несчастие: быть таким человеком, которого нельзя любить. И жаль его, и хотел бы снять с него горе, да нельзя этого сделать. Это – ужасно! А нельзя, никак нельзя, – продолжала она в раздумье.

Усевшись за чай, в ожидании возвращения к ужину Александра Ивановича, мы очень долго толковали. Александр Иванович не приходил.

– Э! Еще слава богу, что в самом деле на свете таких людей не бывает.

– Каких? Как Квазимодо?

  • – Да.
  • – А Овцебык?
  • Настасья Петровна ударила ладонью по столу и сначала рассмеялась, но потом как бы застыдилась своего смеха и проговорила тихо:
  • – А ведь в самом деле!
  • Она придвинула свечку и пристально стала смотреть в огонь, прищуривая слегка свои прекрасные глаза.

Глава двенадцатая

Свиридовы пробыли в Петербурге до лета. Всё день за день откладывали за делами свой отъезд. Они уговорили меня ехать с ними вместе. Вместе мы ехали до нашего уездного города. Тут я сел на перекладную и повернул к матушке, а они уехали к себе, взяв с меня слово быть у них через неделю.

Александр Иванович собирался тотчас же по приезде домой ехать в Жогово, где у него шла рубка и где резидировал теперь Овцебык, а через неделю обещал быть дома. У нас меня не ожидали и очень мне обрадовались… Я сказал, что с неделю никуда не выеду; мать вызвала моего двоюродного брата с женою, и начались разные буколические наслаждения.

Так прошло дней десять, а на одиннадцатый или на двенадцатый, на самой ранней зоре, ко мне вошла несколько встревоженная моя старушка-няня.

– Что такое? – спрашиваю ее.

  1. – От барковских, дружочек, к тебе, – говорит, – прислали.
  2. Вошел двенадцатилетний мальчик – и, не кланяясь, переложил раза два из руки в руку свою шляпенку, откашлялся и сказал:
  3. – Хозяйка тебе велела, чтоб сичас к ней ехал.

– Здорова Настасья Петровна? – спрашиваю.

  • – Ну, а то что ей.
  • – А Александр Иваныч?
  • – Хозяина нетути дома, – отвечал мальчик, снова откашливаясь.
  • – Где ж хозяин?
  • – У Жогови… там, вишь, случай припал.

Я велел оседлать себе одну из матушкиных пристяжных лошадей и, одевшись в одну минуту, поехал шибкою рысью в Барков-хутор. Было только пять часов утра, и дома у нас все еще спали.

В домике на хуторе, когда я приехал туда, все окна, кроме комнаты детей и гувернантки, были уже отворены, и в одном окне стояла Настасья Петровна, повязанная большим голубым фуляром. Она растерянно отвечала головою на мой поклон и, пока я привязывал к коновязи лошадь, два раза махнула рукой, чтобы я шел скорее.

– Вот напасть-то! – сказала она, встречая меня на самом пороге.

  1. – Что такое?
  2. – Александр Иванович третьего дня вечером уехал в Турухтановку, а нынче в три часа ночи из Жогова, с порубки, вот какую записку прислал с нарочным.
  3. Она подала мне измятое письмо, которое до того держала в своих руках.

«Настя! – писал Свиридов. – Пошли сейчас в М. на телеге парой, чтоб отдали письмо лекарю и исправнику. Чудак-то твой таки наделал нам дел. Вчера вечером говорил со мной, а нынче перед полдниками удавился.

Пошли кого поумнее, чтоб купил все в порядке и чтоб гроб везли поскорее. Не то время теперь, чтобы с такими делами возиться. Пожалуйста, поторопись, да растолкуй, кого пошлешь: как ему надо обращаться с письмами-то.

Знаешь, теперь как день дорог, а тут мертвое тело.

Твой Александр Свиридов».

Через десять минут я ехал крупной рысью к Жогову. Виляя по различным проселкам, я очень скоро потерял настоящую дорогу и едва к сумеркам добрался до жоговского леса, где шла рубка. Лошадь я совершенно измучил и сам изнемог от продолжительной верховой езды по жару.

Въехав на поляну, на которой была караульная изба, я увидел Александра Ивановича. Он стоял на крыльце в одном жилете и держал в руках счеты. Лицо у него было, по обыкновению, спокойно, но несколько серьезнее обыкновенного. Перед ним стояло человек тридцать мужиков. Они были без шапок, с заткнутыми за пояса топорами.

Несколько в стороне от них стоял знакомый мне приказчик Орефьич, а еще далее – кучер Миронка.

  • Тут же стояла пара выпряженных коренастых лошадок Александра Ивановича.
  • Миронка подскочил ко мне и, взяв мою лошадь, с веселой улыбкой сказал:
  • – Эх, как упарили!

– Поводи, поводи хорошенько! – крикнул ему Александр Иванович, не выпуская счет из руки.

– Так тбк, ребята? – спросил он, обратясь к стоявшим перед ним крестьянам.

Источник: https://fictionbook.ru/author/nikolayi_leskov/ovcebiyk/read_online.html?page=5

Краткое содержание «Левша»: пересказ по главам рассказа Лескова

В данной статье представлено краткое содержание повести «Левша» Николая Лескова. Это яркий образец русского сказа – жанра, которому положил начало еще Н.В.Гоголь.

Впервые произведение было опубликовано в 1881 году под названием «Сказ о косом тульском Левше и стальной блохе (цеховая легенда)». При этом Лесков дал «Левше» краткое предисловие, в котором указал, что записал рассказ некоего тульчанина, переселившегося в Сестрорецк еще в царствование Александра I.

Критики заявили, что Лесков на самом деле не является автором.

Писатель вынужден был оправдываться, что народное предание гласит только: «Англичане сделали заводную блоху, а тульские мастера ее подковали», а всю фабулу повести придумал он сам.

Так или иначе, а основная идея произведения – неумение в России ценить своих мастеров – наделала много шума. Предлагаем вам прочитать краткое содержание повести.

Основные персонажи

  • Левша – главный герой. Автор в рассказе преднамеренно не называет его имени, показывая, что множество народных гениев остаются неизвестными, безликими.
  • Александр Первый – русский царь, восторгавшийся всем европейским. Привез из Англии механическую блоху.
  • Николай Первый – самодержец, сменивший на троне старшего брата. Критически настроен к Западу, приказал усовершенствовать механическую блоху.
  • Платов – казацкий атаман, приближенный Александра I.
  • Мартын Сокольский – доктор.
  • Чернышев – глава Министерства Иностранных Дел России
  • Тульские и английские мастера.
Читайте также:  Краткое содержание гадюка толстой н. а. за 2 минуты пересказ сюжета

Очень краткий пересказ

Александр I привозит из Великобритании заводную блоху, которая умеет танцевать. Его преемник на троне отдает вещицу тульским мастерам, которые должны были доказать, что могут дать фору английским ремесленникам.

Левша с товарищами надевают на лапки крохотного насекомого микроскопические подковки. Поскольку их видно только в микроскоп, умельца отправляют в Англию. Мастера очень хвалили и звали переселиться в Туманый Альбион.

Но тот отказался и отправился домой. По дороге он пил водку со шкипером и оба отравились некачественным алкоголем. Всеми забытый, Левша умирает в лазарете для бедных, желая лишь рассказать властям России военный секрет, который оказывается никому не нужным. Но краткий пересказ повести недостаточным для ее понимания. Ознакомьтесь с более детальным содержанием.

Краткое содержание по главам

Главы 1-2 Книга начинается с того, как Александр I путешествует по Европе после Наполеоновских войн, восхищаясь диковинками западной науки. Но атаман Платов, сопровождающий императора, уверяет, что в России не менее искусные умельцы.

Под конец путешествия государь прибывает в Англию. Здесь он восторгается уровнем технического прогресса, сетуя, что русским до британцев далеко. Но Платов гнет свою линию. Когда Александру I преподносят «пистолю» тончайшей работы, атаман раскручивает механизм и демонстрирует всем надпись: «сделано Иваном Москвином во граде Туле».

Глава 3 Англичане не собирались сдаваться. На следующий день российского императора повели в кунсткамеру, где были собраны «нимфозории и минеральные самоцветы со всего мира». Там царю продемонстрировали миниатюрную заводную блоху. Когда ее закручивали малюсеньким ключиком, она прыгала и танцевала. Александр I был так очарован этим механизмом, что приобрел его за миллион.

Главы 4-5 Насекомое хранилось в футляре-табакерке, пока монарх не умер, а потом отошло в наследство вдове Елизавете Алексеевне, а после – брату Александра, Николаю Первому. Тот долго не мог понять, что за соринку усопший хранил так бережно.

Ко двору позвали на то время уже старого Платова, поскольку тот был приближенным предыдущего царя. Атаман принес «мелкоскоп», чтобы новый император смог увидеть, как блоха «танцует дансе». Но Николай I низкопоклонством перед Западом не отличался и приказал передать механизм отечественным мастерам.

Они должны были усовершенствовать его и утереть нос англичанам.

Выполняя приказ государя, атаман поехал к оружейникам в знаменитый город Тулу. Те приняли вызов, однако не сказали Платову, как собираются переделать железное насекомое, лишь попросив срок две недели. Платов согласился и уехал к себе на Дон.

Главы 6-9 Заказ императора взялись выполнить 3 умельца, в том числе Левша. И вдруг мастера загадочным образом исчезли из Тулы вместе с чудесным насекомым. Простой люд, обнаружив это, решил, что мастера побоялись взяться за дело, поэтому попросту сбежали.

Но на самом деле умельцы пошли в Мценск помолиться перед чудотворной иконой. Вернувшись, они укрылись в избе главного героя, ни с кем не общаясь, не открывая даже окон, а лишь работая денно и нощно.

Когда оговоренный срок вышел, Платов вновь прибыл в Тулу. Посыльные от него явились к оружейникам. Но те еще не закончили работу, а потому на стук не отвечали. Двери были заперты на крепкую кувалду, штурм посыльных ничего не дал. Тогда курьеры разобрали крышу. Но в этот миг мастера закончили работу и вручили им табакерку с блохой.

Краткое содержание Лесков Овцебык за 2 минуты пересказ сюжетаТульские умельцы работают над блохой

Главы 10-12 Платов счел, что ничего не сделано, и стал грубо спрашивать тульцев о результате двухнедельной работы. Те обиделись, заявив, что только императору продемонстрируют свою поделку.

Платов велел связать Левшу, бросил его в сани и увез в Петербург. Он опасался, что тульцы испортили механизм, а потому прихватил с собой одного из виновников, чтобы самому не впасть в немилость перед императором.

Николай I захотел увидеть работу русских мастеров. Платов нехотя ответил, что те просто подержали механизм у себя и вернули. Удрученный царь приказал завести блоху. Но она больше не танцевала.

Разъяренный Платов выбежал из покоев и стал бить Левшу, ругая его бранными словами. Но мастер упрямо твердил, что работу артель выполнила, но ее можно рассмотреть только в «мелкоскоп».

Глава 13 Левшу привели к царю, чтобы он объяснил, на что следует смотреть в микроскоп. Оказалось – на лапки.

Тульские мастера набили насекомому подковки, потому оно, отяжелев, уже не могло скакать и прыгать. Левша объяснил, что умельцы даже выбили на подковках свои имена. Но это видно только в более мощный «мелкоскоп».

А поскольку Левша делал гвоздики для подковок, он свое имя не выгравировал, поскольку не было места.

Краткое содержание Лесков Овцебык за 2 минуты пересказ сюжетаЛевша показывает императору блоху в «мелкоскоп»

Главы 14-15 Царь обрадовался, что его подданные обошли иноземных умельцев, и повелел Левше отправляться в Англию – продемонстрировать результат своей работы тамошним мастерам. Обмыли Левшу в «Туляновских банях», подстригли и приодели. Приставили к нему курьера, да и отправили на Туманный Альбион.

Узнали англичане, что Левша с блохой сделал, и принялись его обхаживать, поить-кормить да спрашивать, где он такой премудрости научился. Но выяснилось, что тульчанин

«арифметики совсем не знает, а в России учился у дьячка по Псалтыре и по Полусоннику».

И в «мелкоскоп» умельцы не заглядывали, а так – наметанный глаз имеют. Удивленные англичане уговаривали Левшу остаться у них, сулили большие заработки, обещали денег родителям в Тулу высылать. Но русский мастер отказался.

Глава 16 Тогда англичане решили удержать Левшу, поразив его воображение небывалым уровнем технического прогресса. Его приглашали на разные фабрикам да заводы.

Левша заметил только, что

«рабочих тут держат в сытости и довольстве».

Но в остальном иностранный гость держался мнения, что в России могут не хуже. Особенно интересовался Левша, как в Англии начищают старые ружья. На предложение жениться и осесть в Британии тульчанин ответил отказом, неодобрительно отозвавшись о внешности и нарядах англичанок.

Главы 17-20 Снабдили Левшу деньгами, подарили ему золотые часы, и отбыл мастер по «Твердиземному» морю на родину. На судне мастер поспорил с полшкипером, кто кого перепьет. В результате обоим стали мерещиться черти, и капитан велел запереть пьяниц в трюме. По прибытии судна в Петербург полшкипер и Левша тяжело заболели.

В английском посольстве моряка быстро поставили на ноги. А вот Левшу увезли в бедный квартал, где у него тут же отобрали одежду и часы. Поскольку «тугаментов» при больном не оказалось, ни один госпиталь не хотел его принимать. И Левшу отправили в лазарет для бедных.

Выздоровевший полшкипер нашел своего умирающего друга и сделал все, чтобы его навестил врач, Мартын Сокольский. Но оказалось поздно. Последние слова Левши были

«Передайте государю, что англичане ружья кирпичом не чистят».

Мартын Сокольский доложил об этом Чернышеву, да тот только отмахнулся, поскольку

«На то в России есть генералы».

Только в этой последней главе автор отходит от жанра «сказа», позволяя себе пофилософствовать. Земля Русская породила немало талантов, но «век машин» сделал их не нужными.

В чем авторская идея

Тонким намеком Лесков подбрасывает читателю мысль: а что было бы, вздумай Левша поддаться уговорам и остаться в Англии? Он бы как сыр в масле катался, окруженный почетом, а его имя вошло бы в историю.

Но в России он умер нищим, и даже имени его не сохранила народная память, а только прозвище. Талант из простонародья не смог ни пробиться, ни получить образования, он совершенно бесправен.

Его никто не оценил, и даже патриотизм этого мастера оказался никому не нужен.

Прочитав краткое содержание повести «Левша» по главам, найдите время, чтобы ознакомиться с произведением в полном объеме. Ведь, кроме сюжета, оно интересно своим живым и ярким языком, включающим местные диалекты и неожиданные коверкания иностранных слов, что делает повествование ярким и самобытным. Такая манера письма встречается и в других книгах автора.

Источник: https://ChitaemKratko.ru/kratkoe-soderzhanie/leskov/levsha.html

Овцебык — краткое содержание рассказа Лескова

Герою повести Василию Петровичу Богословскому 28 лет, хотя он выглядит старше. Это коренастый, сильный и здоровый на вид человек. Его прозвали Овцебыком из-за необычной причёски – двух прядей волос, уложенных  загибающимися валиками по обе стороны лица. Так он пытается скрыть неровности черепа.

В его отношении к жизни и людям воплощаются нормы Евангелия, которое он постоянно читает: герой не заботится о завтрашнем дне, готов отдать ближнему последнюю рубаху.

Того же он ждёт и от других: он берёт у знакомых необходимые ему табак, чай, сапоги, не спрашивая разрешения; располагается в чужом доме в ожидании обеда и ночлега.

Те, кто не способен относиться к вещам, как он,  просто свиньи.

Овцебык – сын дьячка, он окончил духовную семинарию в Курске. Но его мать напрасно надеялась увидеть его священником, женатым на достойной девушке: её сын не терпит женщин, считая их глупыми. Пожив немного дома, он вскоре исчез. Способность надолго пропадать и ходить пешком на огромные расстояния –  его особенность.

Через полгода выяснилось, что Василий добрался до Казани и поступил в духовную академию. Он прислал матери 25 рублей. Но в академии он не поладил и вернулся в Курск в дом друга Якова Челновского просить найти ему «кондицию». (В это время с ним познакомился автор повести).

Друг уже находил Василию место в семье, где нужно было подготовить во 2 класс гимназии 15-летнего барчонка. Дело закончилось затрещиной, которую отвесил Богословский своему ученику за циничные приставания к молодой жене повара.

Он всегда наказывает обидчиков, а о себе говорит: «Меня…обидеть нельзя», в том смысле, что никакое положение для героя не может стать унизительным. Он спит у Челновского на полу; часто, лежа на кладбищенской могилке, читает книги древних авторов.

А ещё у героя есть логовища, куда он скрывается, очевидно, залечивать душевные раны.

Очередной раз он пропал на несколько дней, когда увидел еврейских мальчиков-подростков, взятых в рекруты за бродяжничество. Вид больного ребёнка-рекрута на дне телеги и второго, глотающего от голода куски пирога, говорил о безысходности и несчастье, которым нельзя помочь. ведь государственная машина изобрела закон о таких бродяжках.

В ночь, когда пели курские соловьи, Василий Петрович пришёл к Челновскому проститься, отправляясь в пермские края. Обычно молчаливый, в ту ночь он говорил долго и горячо, до самого утра, а потом пропал на 3 года.

Речи же его запомнились автору повести: в них осуждались дворяне-фарисеи, которые «брешут» в своих журналах о народе, не зная его; хотят, чтобы и волки были сыты, и овцы целы.

 Овцебык говорил о близости смутных времён, а о себе сокрушался: «Сердце моё не терпит этой цивилизации… Что делать?…Я на ощупь иду».

Герой прожил 2 года у старообрядцев. Ему пришлось жениться, чтоб быть принятым в дворовое хозяйство. Не найдя и здесь близкого его душе мироустройства, столкнувшись с косностью, Василий Петрович возвратился на родину, пошёл в монастырь, но и там  не задержался, был изгнан из монастыря за то, что вёл разговоры с богомольцами, от себя толкуя им о жизни.

Автор помог «бедаку» определиться на должность смотрителя за вырубкой леса к хозяину Барков-хутора Свиридову, который  выкупил себя из крепостничества, имел красивую и умную жену Наталью Петровну и двух дочерей.

Рассказчик получил с промежутком два письма от Василия Петровича, в которых он называл свою жизнь постылою, а Свиридова –  «сытым мужланом», на которого гнёт спину голь перекатная.

Он пытался говорить с работягами о жизни без господ, которых следует свергнуть, но они таких речей не поняли.

Повесть заканчивается смертью героя, который повесился. После него остались носовой платок, которым Наталья Петровна перевязывала ему рану на руке, две смены белья,  50 рублей для отправки  жене и выписки цитат из Платона

← Пугало
← Несмертельный Голован↑ ЛесковСоборяне →
Отношение автора к Левше →

Краткое содержание Лесков Овцебык за 2 минуты пересказ сюжета

  • Книжный вор — краткое содержание романа Зузака
    Повествование в рассказе осуществляется от лица смерти, которая в период Второй мировой войны, несмотря на страшную занятость, наблюдает за судьбой маленькой девочки по имени Лизель Менингер.
  • Скворцы — краткое содержание рассказа Белова
    В это утро мать вымыла полы, начистила песком медный самовар, а потом, поправив на Павлуне теплое одеяло, ушла в колхоз на работу. Начиналась весна, и мальчику очень хотелось посмотреть, как отражается солнце в начищенном самоваре
  • Глюк — краткое содержание рассказа Петрушевской
    Главная героиня рассказа – девушка Таня. Однажды утром она проснулась у себя в комнате и увидела сидящего рядом Глюка. Она очень удивилась и спросила, что он здесь делает. У нее в косметичке лежала таблетка
  • Странные люди — краткое содержание рассказа Шукшина
    Данное произведение состоит из трех рассказов, которые повествуют об очень душевных и сверхчувствительных людях. Эти люди проживают только в деревнях. Примечательно, что к людям с таким характером

Источник: https://sochinimka.ru/kratkoe-soderzhanie/nikolaj-leskov/ovcebyk-rasskaz

«Овцебык», краткое содержание по главам рассказа Николая Лескова

Главный герой – 28-летний Василий Петрович Богословский, которого звали «Овцебыком» за внешнее сходство с этим животным. Василий Петрович обладал оригинальным характером.

Он не любил разговоров, женщин считал «всех поголовно дурами» и даже не думал о браке, «читал только евангелие да древних классиков» и никогда не заботился «о прочном улучшении своего существования». Овцебык был готов отдать другому человеку последнюю рубашку.

Кроме того, Василий Петрович полагал, что на это способен каждый, с кем ему довелось сойтись.

Рассказчик прибыл в Курск, где жил Овцебык, летом 1854 года. Остановился он у своего дальнего родственника – учителя Якова Челновского. В его доме повествователь и познакомился с Василием Петровичем.

Глава вторая

Овцебык каждый день приходил в гости к Челновскому. Он все ждал, когда Яков найдет для него какую-нибудь работу, но дело не двигалось.

Однажды Овцебык, Челновский и рассказчик пошли смотреть, как через город перегоняют «партию малолетних еврейских рекрутиков». На телегах сидели одетые в серые шинели из солдатского сукна дети с красивыми личиками и умными глазенками.

Некоторые из них были больны. В тот же день Василий Петрович пропал. Никто о нем особо не беспокоился, так как исчезал он часто.

Глава третья

Через три дня Овцебык явился к Челновскому среди ночи. Он пришел попрощаться. Василий Петрович собирался идти в пермские земли. Перед уходом Овцебык проговорил до четырех часов утра. «Он никогда так много не говорил и так ясно не высказывался».

В частности, Василий Петрович утверждал, что в современных журналах о народе пишут, но ничего о нем на самом деле не знают. Кроме того, он предсказал наступление «смутных дней». Рассказчик и Челновский проснулись в девять утра. Василия Петровича дома уже не было.

Читайте также:  Краткое содержание маяковский баня за 2 минуты пересказ сюжета

С тех пор повествователь не видел его три года.

Глава четвертая

В Орловской губернии, родной для рассказчика, было много монастырей, находившихся в лесах и называемых «пустынями». Бабушка повествователя «питала неодолимую страсть к путешествиям» по этим местам.

Ездила она туда в «деревенской безрессорной кибитке», запряженной парой старых кобылок. Рассказчик начал путешествовать в пустыни вместе с бабушкой в шесть лет. Сопровождал он ее до тех пор, пока ему не исполнилось десять.

В этом возрасте его отправили учиться в губернскую гимназию. Поездки по монастырям имели для рассказчика «очень много привлекательного». В детстве повествователь особенно любил послушников – людей «веселых, шаловливых, отважных и добродушно-лицемерных».

Из занятий ему более всего нравилась рыбалка на монастырском озере. Именно в этих памятных с детства местах довелось рассказчику вновь повстречать Овцебыка.

Глава пятая

Через несколько лет после знакомства с Овцебыком повествователь вернулся в родную Орловскую губернию, в дом к матери. «В одно свежее утро» он отправился в пустыни. Рассказчик заехал к отцу казначею, которого знал с детства. Тот сообщил, что у него живет «один бедак». Им оказался Овцебык, прибывший туда около девяти месяцев назад.

Рассказчик захотел отправиться на рыбалку и взял с собой Василия Петровича. На берегу озера стояла монастырская хатка, в которой заправлял всем отец Вавила. Помогал ему отец Прохор. Когда повествователь и Овцебык приехали, отца Вавилы не было дома.

Солнце село за деревья, собиралась гроза. Отец Вавила так и не вернулся. Василий Петрович пошел его искать. Начал накрапывать дождик. Появился отец Вавила и пригласил рассказчика в хату ужинать. За еду принялись, не дожидаясь Овцебыка.

После ужина отец Вавила, отец Прохор и повествователь легли спать.

Глава шестая

Вскоре рассказчика разбудил отец Вавила, так как началась страшная гроза. Повествователь переживал за Овцебыка, который на тот момент еще не вернулся. Отец Вавила считал, что беспокоиться не о чем.

Больших зверей в тех краях не водилось, о лихих людях давно не было слышно. Из-за молнии на другом берегу озера загорелась сосна. Рассказчик увидел в окно, что около нее стоит Овцебык, которого отец Вавила называл «блажным».

Как только гроза утихла, все в доме вновь отправились спать.

Глава седьмая

Когда рассказчик проснулся, отцов в доме не было. Зато за столом завтракал Василий Петрович. Повествователь и Овцебык отправились «бродить». На прогулке Василий Петрович рассказал, что больше двух лет жил вместе с раскольниками.

За это время он узнал все их тайны и даже женился, но не по любви, а по необходимости. В итоге Овцебык покинул старообрядцев, так как разочаровался в них. При этом супругу Василий Петрович с собой решил не брать. После обеда рассказчик и Овцебык вернулись в монастырь.

Затем повествователь попрощался с отцом казначеем и уехал домой.

Глава восьмая

Спустя десять дней Василий Петрович пришел в гости к рассказчику. В дом он идти отказался, так как там были сестра и мать повествователя. Поэтому пришлось выделить для Овцебыка баню. Выяснилось, что Василия Петровича выгнали из пустыни и запретили возвращаться.

Причиной стали его разговоры с приходившими туда богомольцами. Овцебык считал, что нужен тот, «кто откроет Сезам», человек, «которого бы страсть не делала рабом». Такого мужчину он пытался отыскать среди «униженных и оскорбленных монастырской семьи», но потерпел неудачу.

Через неделю рассказчику надо было возвращаться в Петербург. Он пообещал за это время найти для Овцебыка новое место.

Глава девятая

В пяти верстах от хутора, где находился рассказчик, располагался Барков-хутор, принадлежавший Александру Ивановичу Свиридову – бывшему крепостному, который уже в 19 лет смог выкупить себя. Благодаря ясному практическому уму он сумел разбогатеть.

У Свиридова была жена – Настасья Петровна, «писаная красавица», хорошая хозяйка и правая рука мужа. В семье росли две дочки – девяти и семи лет. Повествователь решил определить Овцебыка к Свиридовым. Александр Иванович не знал, куда его отправить.

Поэтому «Овцебык остался на руках Настасьи Петровны».

Глава десятая

В августе, когда рассказчик был уже в Петербурге, ему пришло письмо от Овцебыка. Василий Петрович рассказал, что работает у Свиридова на вырубке лесов. Ему выдали жалование за полгода в 60 рублей, хотя этот срок еще не прошел. К письму Овцебык приложил 50 рублей. Он попросил отправить их его бывшей супруге, но не упоминать, от кого эти деньги.

Также Василий Петрович сообщил, что на вырубке у него «житье постылое» и делать ему там нечего. Все остальные молятся на Александра Ивановича Свиридова, а Овцебык видит в нем человека, заботящегося только о деньгах. При этом Василий Петрович уверил, что никуда не уйдет, так как идти некуда, «везде одно», «через Александров Ивановичей не перескочишь».

В декабре Свиридов с женой приехали в Петербург. Рассказчик и Настасья Петровна часто вместе ходили в театр. Повествователю пришло еще одно письмо от Овцебыка. В нем Василий Петрович ругал Свиридова.

Овцебык считал Александра Ивановича врагом народным, «сытым мужланом», который питает «от крупиц своих перекатную голь, чтобы она не сразу передохла да на него бы работала».

От людей, работавших с Василием Петровичем, рассказчик узнал, что тот пытался донести до них простую мысль – будто народ может свергнуть господ. Вот только слова Овцебыка никто всерьез не воспринял.

Глава одиннадцатая

В масленичную неделю повествователь и Настасья Петровна ходили на «Эсмеральду». После спектакля жена Свиридова была задумчива. Она жалела Квазимодо. По ее мнению, горбун был человеком, «которого нельзя любить», — и это настоящее несчастье. За ужином рассказчик сравнил с Квазимодо Овцебыка. Настасья Петровна согласилась.

Глава двенадцатая

Свиридовы прожили в Петербурге до лета. Они уговорили рассказчика ехать вместе с ними. По дороге повествователь свернул домой к своей матери, но обещал через неделю навестить Настасью Петровну и Александра Ивановича. Дней через десять пришел посыльный от Свиридовых. Настасья Петровна просила рассказчика срочно приехать к ним.

Повествователь незамедлительно отправился в Барков-хутор. Оказалось, Свиридова получила записку от мужа – в ней говорилось, что Овцебык покончил с собой. Рассказчик поспешил в лес, где велась вырубка и где случилась трагедия.

В вещах Василия Петровича повествователь нашел окровавленный носовой платок, которым когда-то Настасья Петровна перевязала руку Овцебыку, две перемены белья и выписки из сочинений Платона.

  • «Овцебык», анализ рассказа Николая Лескова
  • «Леди Макбет Мценского уезда», анализ повести Лескова
  • «Человек на часах», анализ рассказа Лескова
  • «Запечатленный ангел», краткое содержание по главам повести Лескова
  • «Очарованный странник», краткое содержание по главам повести Лескова
  • «Запечатленный ангел», анализ повести Лескова
  • «Человек на часах», краткое содержание по главам рассказа Лескова
  • «Привидение в Инженерном замке», анализ рассказа Лескова
  • «Тупейный художник», анализ рассказа Лескова
  • «Левша», анализ повести Лескова, сочинение
  • «Зверь», анализ рассказа Лескова
  • «Старый гений», анализ рассказа Лескова
  • «Очарованный странник», анализ повести Лескова, сочинение
  • «Жемчужное ожерелье», анализ рассказа Лескова
  • «Однодум», анализ рассказа Лескова
  • По произведению: «Овцебык»
  • По писателю: Лесков Николай Семёнович

Источник: https://goldlit.ru/leskov/1236-ovtsebyk-kratkoe-soderzhanie

Николай Лесков — Овцебык

Лесков Николай Семенович

Овцебык

Н.С.Лесков

  • Овцебык
  • Питается травою, а при недостатке ее и лишаями.
  • Из зоологии.
  • ГЛАВА ПЕРВАЯ

Когда я познакомился с Василием Петровичем, его уже звали «Овцебыком». Кличку эту ему дали потому, что его наружность необыкновенно напоминала овцебыка, которого можно видеть в иллюстрированном руководстве к зоологии Юлиана Симашки. Ему было двадцать восемь лет, а на вид казалось гораздо более.

Это был не атлет, не богатырь, но человек очень сильный и здоровый, небольшого роста, коренастый и широкоплечий. Лицо у Василия Петровича было серое и круглое, но кругло было только одно лицо, а череп представлял странную уродливость.

С первого взгляда он как будто напоминал несколько кафрский череп, но, всматриваясь и изучая эту голову ближе, вы не могли бы подвести ее ни под одну френологическую систему. Прическу он носил такую, как будто нарочно хотел ввести всех в заблуждение о фигуре своего «верхнего этажа».

Сзади он очень коротко выстригал весь затылок, а напереди от ушей его темно-каштановые волосы шли двумя длинными и густыми косицами. Василий Петрович обыкновенно крутил эти косицы, и они постоянно лежали свернутыми валиками на его висках, а на щеках загинались, напоминая собою рога того животного, в честь которого он получил свою кличку.

Этим косицам Василий Петрович более всего был обязан своим сходством с овцебыком. В фигуре Василия Петровича, однако, не было ничего смешного.

Человек, который встречался с ним в первый раз, видел только, что Василий Петрович, как говорится, «плохо скроен, да крепко сшит», а вглядевшись в его карие, широко расставленные глаза, нельзя было не видать в них здорового ума, воли и решительности. Характер Василия Петровича имел много оригинального. Отличительною его чертою была евангельская беззаботливость о себе.

Сын сельского дьячка, выросший в горькой нужде и вдобавок еще рано осиротевший, он никогда не заботился не только о прочном улучшении своего существования, но даже никогда, кажется, не подумал о завтрашнем дне.

Ему отдавать было нечего, но он способен был снять с себя последнюю рубашку и предполагал такую же способность в каждом из людей, с которыми сходился, а всех остальных обыкновенно называл кратко и ясно «свиньями».

Когда у Василия Петровича не было сапогов, то есть если сапоги его, как он выражался, «совсем разевали рот», то он шел ко мне или к вам, без всякой церемонии брал ваши запасные сапоги, если они ему кое-как всходили на ногу, а свои осметки оставлял вам на память.

Дома ли вы или нет, Василию Петровичу это было все равно: он располагался у вас по-домашнему, брал, что ему нужно, всегда в возможно малом количестве, и иногда при встрече говорил, что он взял у вас табаку, или чаю, или сапоги, а чаще случалось, что и ничего не говорил о таких мелочах. Новой литературы он терпеть не мог и читал только евангелие да древних классиков; о женщинах не мог слышать никакого разговора, почитал их всех поголовно дурами и очень серьезно жалел, что его старуха мать женщина, а не какое-нибудь бесполое существо. Самоотвержение Василия Петровича не имело границ. Он никогда не показывал кому-нибудь из нас, что он кого-нибудь любит; но все очень хорошо знали, что нет жертвы, которой бы Овцебык не принес для каждого из своих присных и знаемых. В готовности же его жертвовать собою за избранную идею никому и в голову не приходило сомневаться, но идею эту нелегко было отыскать под черепом нашего Овцебыка. Он не смеялся над многими теориями, в которые мы тогда жарко верили, но глубоко и искренно презирал их.

Разговоров Овцебык не любил, делал все молча, и делал именно то, чего вы в данную минуту менее всего могли от него ожидать.

Как и почему он сошелся с маленьким кружком, к которому принадлежал и я во время моего непродолжительного житья в нашем губернском городе, — я не знаю. Овцебык года за три перед моим приездом окончил курс в курской семинарии. Мать, кормившая его крохами, сбираемыми ради христа, с нетерпением ждала, когда сын сделается попом и заживет на приходе с молодою женою.

Но у сына и мысли не было о молодой жене. Жениться Василий Петрович не имел ни малейшего желания. Курс был окончен; мать все осведомлялась о невестах, а Василий Петрович молчал и в одно прекрасное утро исчез неизвестно куда.

Только через полгода прислал он матери двадцать пять рублей и письмо, в котором уведомлял нищенствующую старуху, что он пришел в Казань и поступил в тамошнюю духовную академию. Как он дошел до Казани, отломав более тысячи верст, и каким образом достал двадцать пять рублей — это осталось неизвестным. Овцебык ни слова не написал об этом матери.

Но не успела старуха порадоваться, что ее Вася будет когда-нибудь архиереем и она будет тогда жить у него в светлой комнатке с белой печкою и всякий день по два раза пить чай с изюмом, Вася как будто с неба упал — нежданно-негаданно снова явился в Курске. Много его расспрашивали: что такое? как? отчего он вернулся? но узнали немного.

«Не поладил», — коротко отвечал Овцебык, и больше от него ничего не могли добиться. Только одному человеку он сказал немножко более; «Не хочу я быть монахом», а больше уж никто от него ничего не добился.

Человек, которому Овцебык сказал более, чем всем прочим, был Яков Челновский, добрый, хороший малый, неспособный обидеть мухи и готовый на всякую службу ближнему. Челновский доводился мне родственником в каком-то далеком колене. У Челновского я и познакомился с коренастым героем моего рассказа.

Это было летом 1854 года. Мне нужно было хлопотать по процессу, производившемуся в курских присутственных местах.

В Курск я приехал в семь часов утра в мае месяце, прямо к Челновскому.

Он в это время занимался приготовлением молодых людей в университет, давал уроки русского языка и истории в двух женских пансионах и жил не худо: имел порядочную квартиру в три комнаты с передней, изрядную библиотеку, мягкую мебель, несколько горшков экзотических растений и бульдога Бокса, с оскаленными зубами, весьма неприличной турнюрой и походкой, которая слегка смахивала на канкан.

Челновский чрезвычайно обрадовался моему приезду и взял с меня слово непременно остаться у него на все время моего пребывания в Курске. Сам он обыкновенно бегал целый день по урокам, а я то навещал гражданскую палату, то бродил без цели около Тускари или Сейма.

Первую из этих рек вы совсем не встретите на многих картах России, а вторая славится особенно вкусными раками, но еще большую известность она приобрела через устроенную на ней шлюзовую систему, которая поглотила огромные капиталы, не освободив Сейма от репутации реки, «неудобной к судоходству».

Источник: https://libking.ru/books/prose-/prose-rus-classic/32792-nikolay-leskov-ovtsebyk.html

Краткое содержание рассказа «Зверь» Н. Лескова

Рассказ Лескова «Зверь» написан в 1861 году. Кого подразумевал автор, давая название произведению, – человека или животного, вы узнаете, когда прочитаете краткое содержание «Зверь» для читательского дневника.

«Зверь» очень краткое содержание

  • Н. Лесков «Зверь» краткое содержание для читательского дневника:
  • Главные герои: помещик, Ферапонт — молодой крепостной, Сганарель — медведь.
  • Сюжет:

Помещик был жестокосердный и суровый человек. Все в имении боялись его.

Он любил развлекать гостей охотой на медведей — на них пускали обученных псов, которые, вцепившись в добычу, не отпускали ее.

Мирных медвежат оставляли свободно гулять по двору, и вот уже 5 лет Сганарель исполняет эту роль, а присматривает за ним Ферапонт. Они привязались друг к другу и очень подружились. Но медведь стал дичать — напал на домашних питомцев, а затем и на человека.

Читайте также:  Краткое содержание чехов чайка за 2 минуты пересказ сюжета

Помещик устроил на него охоту при гостях, но Ферапонт помог Сганарелю убежать в лес. Вечером священник долго рассказывал о праведниках и милосердии, и помещик помиловал крепостного и дал ему вольную. Ферапонт остался служить у него несмотря на свободу.

Вывод:

Жестокость и суровость не делают человека счастливым, не дают душевного умиротворения, каким бы черствым ни был человек, он чувствует в глубине опустошенность и горечь своего поведения, а милосердие и доброта спасают человека, как Ферапонт спас медведя и помещика.

Это интересно: Рассказ «Тупейный художник» Лесков написал в 1883 году. В произведении автор затрагивает темы праведничества, крепостного гнета, гибели народных талантов. На нашем сайте вы можете прочитать краткое содержание «Тупейного художника» по главам, а также краткую версию для читательского дневника.

Короткий пересказ «Зверь»

Краткое содержание «Зверь» Лесков:

В основу повествования положены детские воспоминания писателя, когда он в рождественские дни гостил в имении своего дяди — своенравного и жестокого помещика.

Дядя был страстным любителем охоты на медведей. Для этого у него были специальные собаки — «пиявки», которые впивались в медведя так крепко, что их невозможно было от него оторвать. Если на охоте попадались медвежата, их забирали в имение, где содержали в специальном сарае.

Из пойманных медвежат отбирался один, которому для потехи давали возможность свободно гулять по двору, но только до той поры, пока он вел себя смирно. Когда медведь подрастал и становился опасным, его травили «пиявками», а затем убивали охотники.

Присматривал за медведями молодой крепостной парень, которого звали Ферапонтом, но все называли его Храпоном. Пять лет во дворе жил медведь по кличке Сганарель, который носил охотничью шляпу с пером и умел бить в барабан. Храпон в нем души не чаял и медведь отвечал ему взаимностью.

Со временем в Сганареле проявилась звериная натура, и он начал совершать поступки, недопустимые с точки зрения людей — оторвал крыло гусю, повредил хребет жеребенку, напал на человека. Судьба медведя была предрешена — для этого в поместье разыгрывался настоящий спектакль, посмотреть на который съезжались родственники и гости.

Зная привязанность Храпона к медведю, злой помещик приготовил для Храпона особую роль – тот должен был находиться в засаде с ружьем и в нужный момент выстрелить в Сганареля. Парень попадает в сложное положение — тех, кто решался ослушаться хозяина, ждала суровая расправа.

И вот в один из дней накануне рождества, медведя, помещенного в глубокую яму, пытаются выманить из нее, чтобы отдать на растерзание собакам. Но Сганарель, словно предчувствуя свою гибель, не желает покидать свое убежище. Не помогают ни заостренные колья, ни бревно, ни горящее сено.

Помещик призывает в помощь Храпона, и медведь в обнимку с парнем покидает яму. На глазах собравшихся медведь разрывает двух «пиявок» и начинает размахивать бревном. Гости в панике начинают покидать зрелище. В медведя стреляют, но ему удается уйти в лес.

Все в ужасе гадают, какое же наказание приготовил помещик для Храпона, которого он считал виновником неудавшейся охоты.

Наступает Рождество. Гости собрались в поместье, где в вольтеровском кресле восседает хозяин. Священник читает молитву. И рождественское чудо происходит – растроганный помещик прощает Храпона, дает ему вольную и дарит сто рублей. Парень решает и дальше служить хозяину верой и правдой.

Главная мысль:

Эта история о том, как Ферапонт, спасая медведя, спас своего хозяина. Она учит доброте, милосердию и умению оставаться человеком в самой сложной ситуации.

Рассказ Н. С. Лесков «Человек на часах» написал и впервые опубликовал в 1887 году под названием «Спасение погибавшего». Прочитать краткое содержание «Человека на часах» можно на нашем сайте. Произведение создано в рамках литературного направления реализм. Рассказ основан на реальной истории спасения караульным утопающего человека.

Сюжет рассказа «Зверь» Лесков

«Зверь» Лесков краткое содержание произведения:

Рассказчик, тогда ещё пятилетний мальчик, гостил у своего дяди в Орловской губернии. Не только крепостные крестьяне, но и члены семьи боялись его гнева. Он никому не прощал даже малейших промахов.

Помещик был большим любителем охоты. Он разводил специальную породу собак, которых называли пиявками, так как они отличались от других псов мёртвой хваткой. Часто охотники из крепостных крестьян по приказу барина привозили в имение маленьких медвежат и отдавали на воспитание Ферапонту, который служил доезжачим.

Самый спокойный и послушный медведь охранял помещичье хозяйство. Но если за ним замечались какие-либо шалости, помещик устраивал на него охоту для своих гостей.

Уже пятый год охранял двор любимец Ферапонта – медведь по кличке Сганарель. Был он добродушным животным и очень любил своего воспитателя. Да и Ферапонт очень привязался к медведю и относился к нему как к близкому другу.

Но под Рождество в Сганареле стал просыпаться звериный инстинкт. Рассерженный помещик решил избавиться от медведя. На праздник он пригласил гостей, а медведя приказал посадить в глубокую яму.

Сганарель был умным медведем. В день охоты он категорически отказывался выбираться из ямы, как ни издевались над ним и ни провоцировали его окружающие. В конце концов, медведь сумел выбраться из ямы и прорваться через плотное кольцо охотников. Ферапонт сумел помочь ему скрыться в лесу, за что помещик пригрозил строго наказать его за испорченную охоту.

Вечером гости и даже дети с тревогой ждали появления хозяина дома. Он пришёл в сопровождении двух охотничьих собак и устроился в кресле. Среди гостей был старый священник – отец Алексей.

Он тихо начал рассказывать присутствующим о празднике Рождества, о любви друг к другу, об умении прощать и сочувствовать, утешать и поддерживать, ведь не зря появился на свет Христос. Долго говорил отец Алексей, и все прекрасно понимали, кому предназначались эти слова. И вдруг все увидели, что хозяин дома плачет. Позже он приказал позвать Ферапонта.

Помещик подписал для него вольную и разрешил ему уехать. Но Ферапонт остался в имении и до конца жизни был для помещика не только преданным слугой, но и верным другом, хотя уже считался свободным человеком. Вместе они сделали много добрых дел, поэтому даже после их смерти в округе не забывали о них.

Заключение:

Рассказ учит состраданию к любому живому существу, доброте и милосердию.

Это интересно: «Пугало» — рассказ Николая Лескова, написанный 1885 году, вошедший в цикл «Святочные рассказы». На нашем сайте можно прочитать краткое содержание «Пугало» для читательского дневника. Автор создает реалистичные картины помещичьего и крепостного быта тех лет, когда он был ребёнком (начало 1840‑х гг.). Определённое место уделяется народным поверьям и легендам.

Источник: https://litfest.ru/shortwork/zver-leskov.html

Овцебык. Глава 2

ГЛАВА ВТОРАЯ

Начался знойный июнь. Василий Петрович являлся к нам аккуратно всякий день часов в двенадцать, снимал свой коленкоровый галстук, подтяжки и, сказав обоим нам «здравствуйте», усаживался за своих классиков.

Так проходило время до обеда; после же обеда он закуривал трубочку и, став у окна, обыкновенно спрашивал: «что ж, кондиций?» Прошел месяц с того дня, как Овцебык каждый день повторял этот вопрос Челновскому, и целый месяц всякий раз слышал один и тот же самый неутешительный ответ. Места даже и в виду не было. Василия Петровича, по-видимому, это, однако, нисколько не обходило.

Он кушал с прекрасным аппетитом и был постоянно в своем неизменном настроении духа. Только раз или два я видел его раздраженнее обыкновенного; но и эта раздражительность не имела никакого соотношения с положением дел Василия Петровича. Она происходила от двух совершенно сторонних обстоятельств.

Раз он встретился с бабой, которая рыдала впричет, и спросил ее своим басом: «Чего, дура, ревешь?» Баба сначала испугалась, а потом рассказала, что у нее изловили сына и завтра ведут его в рекрутский прием. Василий Петрович вспомнил, что делопроизводитель в рекрутском присутствии был его товарищем по семинарии, сходил к нему рано утром и возвратился необыкновенно расстроенным.

Ходатайство его оказалось несостоятельным. В другой раз партию малолетних еврейских рекрутиков перегоняли через город. В ту пору наборы были частые. Василий Петрович, закусив верхнюю губу и подперши фертом руки, стоял под окном и внимательно смотрел на обоз провозимых рекрут.

Обывательские подводы медленно тянулись; телеги, прыгая по губернской мостовой из стороны в сторону, качали головки детей, одетых в серые шинели из солдатского сукна. Большие серые шапки, надвигаясь им на глаза, придавали ужасно печальный вид красивым личикам и умным глазенкам, с тоскою и вместе с детским любопытством смотревшим на новый город и на толпы мещанских мальчишек, бежавших вприпрыжку за телегами. Сзади шли две кухарки.

— Тоже, чай, матери где-нибудь есть?— сказала, поровнявшись с нашим окном, одна рослая рябая кухарка.

  • — Гляди, может и есть,— отвечала другая, запустив локти под рукава и скребя ногтями свои руки.
  • — И ведь им небось, хоть и жиденята, а жалко их?
  • — Да ведь что ж, матка, делать!
  • — Разумеется, а только по материнству-то?

— Да, по материнству,— конечно… своя утроба… А нельзя…

— Конечно.

— Дуры!— крикнул им Василий Петрович.

  1. Женщины остановились, взглянули на него с удивлением, обе враз сказали: «Чего, гладкий пес, лаешься», и пошли дальше.
  2. Мне захотелось пойти посмотреть, как будут ссаживать этих несчастных детей у гарнизонной казармы.
  3. — Пойдемте, Василий Петрович, к казармам,— позвал я Богословского.
  4. — Зачем?
  5. — Посмотрим, что там с ними будут делать.

Василий Петрович ничего не отвечал; но когда я взялся за шляпу, он тоже встал и пошел вместе со мною. Гарнизонные казармы, куда привезли переходящую партию еврейских рекрутиков, были от нас довольно далеко. Когда мы подошли, телеги уже были пусты и дети стояли правильной шеренгой в два ряда. Партионный офицер с унтер-офицером делал им проверку. Вокруг шеренги толпились зрители.

Около одной телеги тоже стояло несколько дам и священник с бронзовым крестом на владимирской ленте. Мы подошли к этой телеге.

На ней сидел один больной мальчик лет девяти и жадно ел пирог с творогом; другой лежал, укрывшись шинелью, и не обращал ни на что внимания; по его раскрасневшемуся лицу и по глазам, горевшим болезненным светом, можно было полагать, что у него лихорадка, а может быть тиф.

— Ты болен?— спросила одна дама мальчика, глотавшего куски непережеванного пирога.

  • — А?
  • — Болен ты?
  • Мальчик замотал головой.

— Ты не болен?— опять спросила дама.

  1. Мальчик снова замотал головой.
  2. — Он не конпран-па — не понимает,— заметил священник и сейчас же сам спросил: — Ты уж крещеный?
  3. Ребенок задумался, как бы припоминая что-то знакомое в сделанном ему вопросе, и, опять махнув головой, сказал: «Не, не».

— Какой хорошенький!— проговорила дама, взяв ребенка за подбородок и приподняв кверху его миловидное личико с черными глазками.

— Где твоя мать?— неожиданно спросил Овцебык, дернув слегка ребенка за шинель.

Дитя вздрогнуло, взглянуло на Василия Петровича, потом на окружающих, потом на ундера и опять на Василия Петровича.

— Мать, мать где?— повторил Овцебык.

— Мама?

— Да, мама, мама?

— Мама… — ребенок махнул рукой вдаль.

  • — Дома?
  • Рекрут подумал и кивнул головою в знак согласия.
  • — Памятует еще,— вставил священник и спросил: — Брудеры есть?
  • Дитя сделало едва заметный отрицательный знак.

— Врешь, врешь, один не берут в рекрут. Врать нихт гут, нейн,— продолжал священник, думая употреблением именительных падежей придать более понятности своему разговору.

  1. — Я бродягес,— проговорил мальчик.
  2. — Что-о?
  3. — Бродягес,— яснее высказал ребенок,

— А, бродягес! Это по-русски значит — он бродяга, за бродяжество отдан! читал я этот закон о них, о еврейских младенцах, читал… Бродяжество положено искоренить.

Ну, это и правильно: оседлый сиди дома, а бродяжке все равно бродить, и он примет святое крещение, и исправится, и в люди выйдет,— говорил священник; а тем временем перекличка окончилась, и ундер, взяв под уздцы лошадь, дернул телегу с больными к казарменному крыльцу, по которому длинною вереницею и поползли малолетние рекруты, тянувшие за собою сумочки и полы неуклюжих шинелей. Я стал искать глазами моего Овцебыка; но его не было. Не было его и к ночи, и на другой, и на третий день к обеду. Послали мальчика на квартиру Василия Петровича, где он жил с семинаристами,— и там его не бывало. Маленькие семинаристики, с которыми жил Овцебык, давно привыкли не видать Василия Петровича по целым неделям и не обращали никакого внимания на его исчезновение. Челновский тоже нимало не беспокоился.

— Придет,— говорил он,— бродит где-нибудь или спит во ржи, и ничего больше.

Нужно знать, что Василий Петрович, по собственному его выражению, очень любил «логовища», и логовищ этих у него было довольно много. Кровать с голыми досками, стоявшая на его квартире, никогда долго не покоила его тела.

Только изредка, заходя домой, он улаживался на нее, делал мальчикам неожиданный экзамен с каким-нибудь курьезным вопросом в конце каждого испытания, и затем кровать эта опять стояла пустою.

У нас он спал редко, и обыкновенно или на крыльце, или если с вечера заходил горячий разговор, не доконченный к ночи, то Овцебык ложился на полу между нашими кроватями, не позволяя себе подостлать ничего, кроме реденького половика. Утром рано он уходил или в поле, или на кладбище.

На кладбище он бывал всякий день. Придет, бывало, уляжется на зеленой могиле, разложит перед собою книгу какого-нибудь латинского писателя и читает, а то свернет книгу, подложит ее под голову да смотрит на небо.

— Вы — жилец могил, Василий Петрович!— говорили ему знакомые Челновского барышни.

  • — Глупости говорите,— отвечал Василий Петрович.
  • — Вы — упырь,— говорил ему бледный уездный учитель, прослывший за литератора с тех пор, как в губернских ведомостях напечатали его ученую статью.
  • — Глупости сочиняете,— отвечал Овцебык и ему и опять отправлялся к своим покойникам.

Чудачества Василия Петровича приучили весь небольшой кружок его знакомых не удивляться ни одной его выходке, а потому никто и не удивился его быстрому и неожиданному исчезновению. Но он должен же был возвратиться.

Никто и не сомневался, что он возвратится: вопрос был только в том, куда он скрылся? где он скитается? что его так раздражало и чем он врачует себя от этих раздражений?— это были вопросы, разрешение которых представляло для моей скуки довольно большой интерес.

Глава: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 Примечания

Источник: http://leskov.lit-info.ru/leskov/proza/ovcebyk/ovcebyk-2.htm

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector