Краткое содержание менандр третейский суд за 2 минуты пересказ сюжета

В основу комедии Менандра «Третейский суд» положена необычная история молодой афинской четы, перед домом которой разыгрывается все действие. Муж, по имени Харисий, должен был вскоре после свадьбы уехать из Афин.

В его отсутствие жена Памфила родила через 5 месяцев после свадьбы и, опасаясь гнева мужа, подкинула новорожденного. Раб Онисим рассказал о случившемся вернувшемуся Харисию.

Тот, сочтя себя обманутым и оскорбленным, ушел из дома, рассчитывая в пирах и забавах забыть свое горе.

Краткое содержание Менандр Третейский суд за 2 минуты пересказ сюжета

Менандр. Античный бюст

В следующих сценах «Третейского суда» Онисим случайно становится свидетелем спора двух рабов. Один из рабов нашел подброшенного младенца и по взаимной договоренности решил отдать на воспитание другому.

Последний требует, чтобы вместе с младенцем ему были переданы безделушки, найденные в пеленках дитяти.

Он справедливо называет их собственностью ребенка и упрекает своего противника в попытке обокрасть несчастного младенца.

К своему удивлению, Онисим замечает в руках рабов перстень Харисия. Он сразу понимает, что его хозяин, Харисий – отец ребенка, но, не зная его матери, рассказывает обо всем гетере Габротонон, любовнице Харисия. Габротонон тяготится своей профессией и мечтает о свободе.

Во время рассказа Онисима у нее появляется неожиданный замысел выдать ребенка за своего сына, рожденного от Харисия.

Она припоминает, что в прошлом году, на праздник Таврополий, который ночью справлялся девушками в священной роще Артемиды, тайком проник какой-то подвыпивший гуляка и обесчестил одну из девушек, неосторожно отставшую от подруг.

Габротонон также была тогда там и видела заплаканную девушку, прибежавшую в разорванном дорогом платье. Теперь Габротонон хочет выдать себя за пострадавшую и предъявить Харисию оброненную им улику – перстень. Дальнейшее же подсказывает Онисим:

…Тебе, как матери, Он отпускную даст… без замедления! ….

…А благодарность мне, Габротонон?

Она отвечает:

Богинями клянусь! Тебя, конечно, я Виновником сочту благодеяния! ….

Мне б лишь свободной стать…

План гетеры удается. Но в продолжении «Третейского суда», Габротонон, жалея ребенка и его неизвестную мать, начинает поиски.

В Памфиле, жене Харисия, гетера узнает ту самую обесчещенную девушку, а ее обидчиком действительно является Харисий, с пальца которого та успела сорвать кольцо, а затем положила в пеленки подкинутого ею ребенка.

Оказывается, что после происшествия на Таврополиях родители поспешно выдали Памфилу замуж и случайно ее мужем стал никто иной как Харисий, причем они оба не узнали друг друга.

Итак, все невзгоды кончены. В завершении «Третейского суда» Менандр описывает, как Харисий возвращается домой к жене и сыну. Далее можно предположить, что он выкупил у сводника благородную гетеру Габротонон, вернувшую в его дом утраченное счастье.

Краткое содержание Менандр Третейский суд за 2 минуты пересказ сюжета

  • Менандр с комедийными масками. Римский рельеф
  • Источник фото
  • В «Третейском суде», как и в «Брюзге», Менандр подводит зрителей к выводу, что счастье людей зависит от них самих, и судьба человека, не свободная от случайностей, всегда обусловлена его характером. Эту бесспорную для Менандра истину знает даже раб Онисим, который говорит, что все заботы богов о людях сводятся к распределению между ними соответствующих характеров:

…В каждого его надсмотрщиком Внедрили нрав они. Наш постоянный страж, Он губит тех, кто плохо с ним обходится, Других же милует… Вот он и есть наш бог!

И счастья и несчастья он причиною!

Источник: http://rushist.com/index.php/historical-notes/2088-menandr-tretejskij-sud-kratkoe-soderzhanie

Бытовая драма Менандра «Третейский суд»

С литературным обликом Менандра нас лучше всего познакомит наиболее полно сохранившаяся комедия «Третейский суд». Молодой и состоятельный афинянин Харисий («юноша») совершил в пьяном виде насилие над девушкой Памфилой во время ночного празднества.

На этой самой Памфиле он вскоре женился, женился, как это полагалось в Афинах, по сговору с богатым отцом невесты, причем ни Харисий, ни Памфила не узнали друг друга.

Во время длительной отлучки Харисия из Афин Памфила, через пять месяцев после брака, родила мальчика и подкинула его с помощью старой кормилицы.

При ребенке было оставлено несколько вещей в качестве опознавательных знаков, среди них перстень, в свое время оброненный соблазнителем Памфилы. О родах и подкидывании проведал раб Харисия. Онисим и сообщил об этом хозяину по его возвращении.

Известие о внебрачном ребенке Памфилы чрезвычайно расстроило Харисия, успевшего полюбить свою молодую жену. Закон предоставлял в таких случаях мужу право отослать жену в ее семью, не возвращая ей приданого; Харисий этим правом не воспользовался.

Он лишь отдалился от Памфилы и предался кутежам с приятелями и с нанятой невольницей — арфисткой Габротонон, но и это не давало ему успокоения.

С этой исходной ситуацией пьесы зритель знакомится в первом акте.

На сцене «новой» комедии обычно изображены фасады двух домов, в нашем случае это дом Харисия и дом его приятеля Хэрестрата, где проводит свое время Харисий. Перед этими домами, на улице, и развертывается действие.

Подобно тому как в трагедии зритель, знакомый с мифом, заранее знает исход действия, или узнает его из пролога (например у Эврипида), так и комедия не создает никаких тайн для зрителя. Она достигает своих эффектов именно тем, что зритель в полной мере осведомлен о вещах, неизвестных самим действующим лицам.

Если действие комедии, продолжающееся один день, должно привести к благополучной развязке узла, завязанного задолго до этого, появляется необходимость в прологе.

Он вкладывается в уста, на эврипидовский манер, какому-нибудь божеству или аллегорической фигуре (например «герою», «Тихе» и т. п.). Менандр любит ставить этот пролог не в самом начале пьесы, а на втором месте, после вводной сцены с участием кого-либо из действующих лиц.

«Третейский суд» открывается беседой раба Онисима с поваром, из которой зритель узнает, что Харисий покинул молодую жену, связался с арфисткой и веселится в чужом доме. Затем выступало, вероятно, божество, сообщало то, чего никто из людей еще не может знать, историю Памфилы, и разъясняло исход пьесы; но эта часть комедии утеряна.

Завершается экспозиция приходом Смикрина («старик»), отца Памфилы, обеспокоенного расточительным образом жизни зятя; он отправляется к дочери разузнать об истинном положении дела.

Развитие действия начинается со второго акта. Он содержит ту сцену, по которой пьеса получила свое наименование. Не добившись ничего от Памфилы, Смикрин собирается уходить, но его останавливает перебранка двух рабов, которые приглашают его в арбитры своего спора.

Один из рабов, Дав, с месяц назад нашел подкинутого ребенка и передал рабу Хэрестрата, Сириску, так как Сириск согласился этого ребенка воспитывать. Теперь Сириск требует у Дава в придачу вещи, которые были оставлены при ребенке матерью.

С точки зрения обыденного античного правосознания вопрос совершенно ясен: подкинутый ребенок никаких прав не имеет, он — собственность нашедшего, который и распорядился им по своему усмотрению, а вещи, разумеется, тоже принадлежат тому, кто их нашел.

Однако зритель, который уже знает, что это будет ребенок Харисия и Памфилы, рассчитывает на то, что опознавательные знаки останутся при ребенке, и может с участием прислушаться к необычной для него аргументации Сириска.

С ссылками на сюжеты трагедий этот раб доказывает, что ребенок имеет право на вещи, которые позволят ему когда-нибудь быть узнанным, что вещи не могут быть от него отделены.

Так, Менандр внушает своей публике, что ребенок является не только объектом, но и субъектом права. С этими доводами соглашается и Смикрин; он присуждает вещи Сириску, защищающему интересы ребенка.

Находящийся среди вещей перстень попадает на глаза Онисиму, который признает в нем перстень своего хозяина, Харисия.

Третий акт приносит с собой ретардацию. Онисиму известно, что перстень был утерян на ночном празднестве Таврополий, где были девушки, и он понимает, что ребенок — сын Харисия. Но как Харисий примет это сообщение?

Из нерешительности выводит Онисима Габротонон. Она рассчитывала на любовь Харисия, надеялась, что Харисий выкупит и освободит ее; но теперь она видит, что Харисий не хочет ее любви.

Габротонон вспоминает, как на прошлых Таврополиях девушка из богатой семьи стала жертвой насилия; она даже помнит эту девушку в лицо. Но сейчас у нее другой план. Она предъявит Харисию перстень и назовет себя матерью ребенка.

Если Харисий признает мальчика своим сыном, он позаботится о ее освобождении. А потом можно будет заняться и поисками настоящей матери. Онисим охотно сбывает с своих плеч неприятную миссию.

Читайте также:  Краткое содержание шукшин светлые души за 2 минуты пересказ сюжета

Конец третьего акта плохо сохранился. Возвратившийся Смикрин узнает неожиданную новость: Харисий только что признал ребенка Габротонон. Старик хочет увести дочь от мужа.

Разрешение конфликта дается в четвертом акте. Он заключает в себе ряд моментов, очень смелых для греческого театра. В то время как драматурги обычно избегали показа соблазненных афинских девушек на самой сцене, Менандр решился вывести Памфилу. Она не поддавалась убеждениям отца, доказывавшего, что Харисий скоро разорится, и изъявляла желание оставаться спутницей мужа во всех испытаниях.

Супружеское согласие восстанавливает Габротонон, носительница той маски, которая по общепринятым представлениям и по ситуации самой пьесы должна была бы внести в семью разлад. Встретив Памфилу, она немедленно узнает ее и, не дожидаясь своего освобождения, возвращает мальчика и открывает, кто его отец.

Но особенно интересна реакция Харисия, все еще считающего себя отцом от Габротонон, на подслушанный им разговор Памфилы со Смикрином.

Харисия мучают угрызения совести: как мог он, сам приживший внебрачного ребенка, ставить в вину своей жене такое же прегрешение? По сравнению с благородным отношением Памфилы к нему его собственное поведение представляется ему бессердечным и варварским; неожиданно открывшийся сын — заслуженная кара за то, что он мнил себя безгрешным и надменно осуждал чужой грех.

От пятого акта сохранилась более или менее полно только одна сцена. Здесь снова появляется Смикрин, еще ничего не знающий, в сопровождении старой кормилицы, которая должна уговорить Памфилу вернуться домой.

Встречает их Онисим; насмешливый диалог, в котором тугой на соображение «старик» является предметом подшучивания со стороны Онисима и кормилицы, раскрывает ему истинное положение вещей. Все прочее могло иметь только характер эпилога; вопрос о судьбе Габротонон, несомненно, получал благополучное разрешение.

Главные персонажи, может быть, даже не выходили на сцену, и заключительный акт был проведен в более веселых тонах, чем предшествующая часть пьесы. Однако и сюда Менандр вводит серьезные мотивы.

В насмешках Онисима звучат идеи эпикурейской философии; раб разъясняет Смикрину, что счастье и несчастье приходят к человеку не от богов, которым некогда было бы заботиться о каждом человеке в отдельности, а от его собственного нрава. Философский источник этой последней мысли не вполне ясен, но Менандр, очевидно, дорожил ею как драматург.

Ссылка на «нрав», т. е. на характер, тем более показательна, что композиция «новой» комедии, в частности и комедий самого Meнандра, основана обычно на случае.

Между тем художественная сила Менандра в искусстве индивидуальной характеристики, и характер становится у него одной из пружин в развитии действия.

На тожественных фабульных предпосылках он воздвигает иногда совершенно несходные между собой пьесы, благодаря различной обрисовке характера кого-либо из главных персонажей (например комедии «Герой» и «Земледелец»).

Гуманное мировоззрение Менандра позволяет ему открывать положительные стороны у таких фигур, которым в комедийной традиции была свойственна однотонность отрицательных, грубо-комических черт. Мы уже видели трактовку «гетеры» в «Третейском суде»; столь же мало похожа Памфила на обычный тип богатой «жены», принесшей мужу большое приданое.

Традиционный пролог, обращение к зрителям, никогда не служит у Теренция экспозиционным целям. Экспозиция дается во вступительных сценах, но сохраняет иногда самостоятельность в том отношении, что для нее вводится специальная фигура, которая выслушивает и сопровождает репликами рассказ об исходной ситуации и больше в действии не участвует.

В «Свекрови» такой фигурой является гетера, приятельница Вакхиды. Диалог ее с Парменоном, рабом героя пьесы Памфила, содержит экспозицию. Памфил, сын Лахета, горячо любил гетеру Вакхиду и клялся ей в верности. По настоянию отца он вступил в брак с Филуменой, дочерью соседа Филиппа, но брак этот сначала оставался фикцией.

Молодой человек продолжал посещать прежнюю подругу и надеялся, что оскорбленная Филумена сама уйдет от него. Но, между тем как Филумена кротко терпела поведение Памфила, Вакхида стала хуже относиться к нему, и чувства Памфила изменились: он охладел к гетере, сошелся с Филуменой, которую полюбил и в которой нашел близкую себе душу.

Через некоторое время Памфилу пришлось отлучиться из Афин; в его отсутствие Филумена почему-то возненавидела свою свекровь Сострату, стала избегать ее и вернулась в родительский дом.

  • Зритель, быть может, склонен объяснить уход Филумены тяжелым характером свекрови, но уже ближайшие сцены убеждают его в том, что Сострата — добрая женщина, принужденная постоянно выслушивать незаслуженные упреки мужа. Она пытается заверить его в своей невиновности по отношению к невестке, но напрасно:
  • Твердо вбили в голову,
  • Что свекрови все неправы.

Загадка разрешается в монологе возвратившегося Памфила. Обеспокоенный возникшей враждой между женой и матерью, он поспешил в дом Филиппа и застал роды Филумены. Над женой Памфила еще до брака какой-то неизвестный совершил насилие.

Мать ее Миррина, скрывавшая положение дела от всех окружающих, включая и самого Филиппа, обратилась с мольбой к Памфилу не позорить несчастной Филумены, даже если бы он не пожелал взять ее обратно. Со времени его женитьбы уже прошло семь месяцев, и непосвященные в историю этого брака не заподозрят чего-либо неладного.

Ребенок будет, конечно, подкинут, но это ведь право отца. Памфил обещал не оспаривать своего отцовства. Все же он считает необходимым расторгнуть брак и преодолеть чувство любви к Филумене.

Трудность положения Памфила возрастает из-за благожелательного отношения окружающих, которые всячески стараются устранить мнимые препятствия к восстановлению согласия между супругами. Единственный приличный предлог для отказа от Филумены — ссылка на нелады между ней и Состратой, на сыновнюю любовь, заставляющую отдать предпочтение матери перед женой.

Но добрая Сострата готова удалиться с мужем в деревню, чтобы не быть в тягость невестке.

С другой стороны, Филипп с возмущением узнает о тайных родах; он приписывает уход Филумены интригам Миррины, недолюбливавшей Памфила из-за прежней связи с Вакхидой и пытающейся теперь, по его мнению, сбыть новорожденного внука для того, чтобы разлучить затем Филумену с мужем.

Оба старика, Лахет и Фидипп, требуют, чтобы ни в чем неповинный ребенок был признан, и эта невозможная для Памфила перспектива окончательно сбивает его с позиций. Он предпочитает на время скрыться: без отца ребенка не примут в семью. Старики могут объяснить себе непонятное поведение Памфила только влиянием Вакхиды и посылают за ней для переговоров.

Гетера эта оказывается воплощением бескорыстия и благородства. Она охотно готова помочь семейному счастью своего бывшего друга и отправляется заверить его жену и тещу, что ее отношения с Памфилом давно порваны. Но какая может быть польза от этого необычного визита, от появления гетеры в семейном доме, где ее заверения никому не нужны и служат лишь.

помехой в осуществлении задуманного плана?

В ходе пьесы лишь один раз, в сетованиях Миррины, проскользнул намек на пути разрешения конфликта: неизвестный насильник отнял у Филумены ее кольцо. Теперь, в последнем акте, появилась Вакхида, и на пальце у нее было кольцо. Визит, предпринятый для того, чтобы устранить мнимое препятствие, приводит к действительной развязке.

Выйдя из дома Филиппа, Вакхида немедленно посылает раба Парменона сообщить Памфилу, что кольцо, подаренное им ей, узнано Мирриной: оно оказалось кольцом Филумены.

Однажды вечером пьяный Памфил вбежал к Вакхиде с кольцом, забранным у девушки, над которой он совершил насилие. И он — действительно отец ребенка, родившегося у Филумены. Аполлодор разработал, таким образом, сюжет о муже, совершившем насилие над своей будущей женой, т.

е. сюжет «Третейского суда» Менандра, с тем же разрешением конфликта при помощи благородной гетеры.

В заключительной сцене упоенный счастьем Памфил обменивается со своей спасительницей Вакхидой изысканно-светскими любезностями. Тайна Филумены будет сохранена. Старички могут остаться при убеждении, что Миррина .поверила клятвам Вакхиды и помирилась с зятем. И только сгорающий от любопытства раб Парменон продолжает недоумевать, почему его сообщение могло в такой степени обрадовать Памфила.

Из пролога к «Свекрови» мы узнаем, что эта пьеса дважды проваливалась. При первой постановке (в 165 г.) публика не стала ее смотреть, заинтересовавшись кулачными бойцами и канатным плясуном. Когда «Свекровь» была вторично поставлена (в 160 г.), зрители после первого акта убежали смотреть гладиаторов. Только при третьей постановке (в том же 160 г.

) пьеса прошла. Действительно, если зрители ожидали ярких комических впечатлений или привычных шутовских фигур, «Свекровь» не могла не разочаровать их. В то время как у Плавта каждая сцена преследует определенный комический эффект, у Теренция очень мало «смешного».

Читайте также:  Краткое содержание цвейг амок за 2 минуты пересказ сюжета

В «Свекрови» нет ни одного «комического» образа; немногочисленные сцены с участием рабов вносят легкий юмористический момент, никогда не переходящий в буффонаду. Интриги здесь нет; развитие действия вытекает из характеров персонажей. Пьеса рассчитана на сочувствие зрителя к обыденным, неплохим людям, запутавшимся в трудной ситуации.

С точки зрения нашей современной терминологии «Свекровь» скорее уже похожа на «драму», чем на «комедию».

Источник: http://www.uznaem-kak.ru/bytovaya-drama-menandra-tretejskij-sud/

Брюзга (краткий пересказ содержания). Менандр

Менандр (Menander) 324-293 до н. э.

Брюзга (Dyskolos) — Комедия

Эта комедия в переводе имеет и другое название — «Человеконенавистник». Главный ее персонаж, крестьянин Кнемон, в конце жизни изуверился в людях и возненавидел буквально весь мир. Впрочем, брюзгою он был, вероятно, от рождения. Ибо жена бросила его именно за дурной нрав.

Живет Кнемон в деревне, в Аттике, близ Афин. Обрабатывает скудное поле и растит дочь, которую любит без памяти. Рядом живет и его пасынок Горгий, который, несмотря на дурной нрав отчима, относится к нему хорошо.

Сострат, богатый молодой человек, случайно увидавший дочь Кнемона, влюбляется в нее и предпринимает всевозможные попытки познакомиться с прекрасной скромной девушкой, а заодно — и с ее нелюдимым отцом.

В начале первого действия лесной бог Пан (его пещера-святилище находится тут же, неподалеку от дома и поля Кнемона) сообщает зрителям краткую предысторию грядущих событий. Кстати, это именно он сделал так, что Сострат влюбился в дочь нелюдимого брюзги.

Херея, приятель и приживал Сострата, советует влюбленному действовать решительно. Впрочем, оказывается, что Сострат уже послал на разведку в усадьбу Кнемона раба Пиррия, который к моменту нашего действия возвращается в панике; Кнемон прогнал его самым недвусмысленным образом, забросав землей и камнями…

На сцене появляется Кнемон, не замечая присутствующих, и говорит сам себе: «Ну, разве не был счастлив, и вдвойне притом, / Персей? Во-первых, обладая крыльями, / Он ото всех, кто землю топчет, скрыться мог. / А во-вторых, любого, кто в докуку был, / Мог в камень обратить. Вот если б мне теперь / Такой же дар! Лишь каменные статуи / Кругом стояли молча бы, куда ни глянь».

Увидев Сострата, робко стоящего неподалеку, старик произносит гневно-ироническую тираду и уходит в дом. Тем временем на сцене появляется дочь Хнемона с кувшином. Ее няня, черпая воду, уронила ведро в колодец. А к возвращению отца с поля вода должна быть нагрета.

Стоящий тут же Сострат (он ни жив ни мертв от счастья и волнения) предлагает девушке помощь: он принесет воду из источника! Предложение принято благосклонно. Знакомство состоялось.

Присутствие Сострата обнаруживает Дав, раб Горгия. Он предупреждает хозяина: неподалеку «пасется» некий юнец, явно «положивший глаз» на сестру Горгия. А честные ли у него намерения — Неизвестно…

Входит Сострат. Горгий, не только порядочный и трудолюбивый, но и решительный юноша, сперва неправильно его оценив («Сразу видно по глазам — подлец»), решает все же побеседовать с пришельцем. И после разговора, как человек умный, понимает свою первоначальную ошибку. Вскоре оба проникаются взаимной симпатией.

Горгий честно предупреждает влюбленного, сколь трудно будет договориться с его отчимом — отцом девушки. Но, поразмыслив, решает помочь Сострату и дает ему ряд советов.

Для начала, чтобы «войти в образ», богатый юноша целый день самоотверженно отдается непривычным для него полевым работам, дабы подозрительный Кнемон решил: Сострат — бедняк, живущий собственным трудом. Это, надеются оба юноши, хоть немного примирит старика с мыслью о возможном замужестве любимой дочери.

Смотрите также

  • Отрезанная коса, или Остриженная

А в святилище Пана родственники Сострата и он сам готовятся к торжественным жертвоприношениям. Шум священных приготовлений (вблизи его дома!) выводит Кнемона из себя. А когда сначала раб Гета, а затем повар Сикон стучатся к нему в дверь с просьбой одолжить кое-какую посуду, старик окончательно приходит в неистовство.

Вернувшийся с поля Сострат так изменился за день (загорел, от непривычного труда сгорбился и еле передвигает ноги), что даже рабы не узнают своего хозяина. Но, как говорится, нет худа без добра.

Возвращается с поля и Кнемон. Он ищет ведро и мотыгу (и то и другое старая служанка Симиха уронила в колодец). Между тем Сострат и Горгий уходят в святилище Пана. Они уже почти друзья.

Кнемон в гневе сам пытается спуститься в колодец, но гнилая веревка обрывается, и злобный старик падает в воду. Об этом воплем возвещает выбежавшая из дому Симиха.

Горгий понимает: настал «звездный час» Сострата! Вдвоем они вытаскивают охающего и ругающегося Кнемона из колодца.

Но именно Сострату приписывает умный и благородный Горгий ведущую роль в спасении сварливого старца. Кнемон начинает смягчаться и просит Горгия в дальнейшем взять на себя заботы о замужестве сестры.

Сострат в ответ предлагает Горгию в жены свою сестру. Сначала честный юноша пытается отказываться: «Непозволительно, / Женив тебя на собственной сестре, твою взять в жены». Добропорядочного юношу смущает и то, что он беден, а семья Сострата — люди богатые: «Несладко мне / Чужим добром кормиться незаслуженно. / Свое нажить хочу».

Недоволен сперва перспективой второго «неравного брака» и Каллипид — отец Сострата. Но в конце концов и он дает согласие на обе свадьбы.

Сдается, наконец, и Кнемон: брюзга даже соглашается, чтобы рабы отнесли его в святилище Пана.

Завершается комедия словами одного из рабов, обращенными к зрителям: «Порадуйтесь, что старика несносного / Мы одолели, щедро нам похлопайте, / И пусть Победа, дева благородная, / Подруга смеха, будет к нам всегда добра».

дает возможность представить следующее: Габротонон узнает Памфилу (они встречались на том злополучном празднике Таврополий), а обиженная и обесчещенная жена Харисия узнает его перстень и понимает: виновник ее несчастья — собственный муж!

А Харисий пока знает лишь то, что его жена — мать незаконнорожденного ребенка. В то же время он понимает, что и сам далеко не безупречен и не вправе столь сурово судить Памфилу. Но тут появляется добрая Габротонон и рассказывает Харисию все, что знает. Непутевый юноша-гуляка счастлив: у них с Памфилой есть сын!

Радостью сменяется и недовольство Смикрина: он стал счастливым дедом пятимесячного внука! Все довольны и даже счастливы. Так благополучно, как и положено, завершается комедия.

Источник: https://www.ukrlib.com.ua/kratko-zl/printout.php?id=629&bookid=1

Билеты. Вариант 3. Билет 22. Анализ комедии Менандра «Третейский суд»

Предыдущая страница Следующая страница

22. Анализ комедии Менандра «Третейский суд»

По мастерству психологической характеристики исследователи единодушно относят комедию к концу творческого пути Менандра.

Молодой афинянин Харисий («юноша») совершил в пьяном виде насилие над девушкой Памфилой. На этой Памфиле он вскоре женился, женился, как это полагалось в Афинах, ни Харисий, ни Памфила не узнали друг друга.

Во время длительной отлучки Харисия из Афин Памфила, через пять месяцев после брака, родила мальчика и подкинула его с помощью старой кормилицы. При ребенке было оставлены вещи (перстень), оброненный Харисием.

О родах и подкидывании проведал раб Харисия Онисим и сообщил об этом хозяину по его возвращении. Известие о внебрачном ребенке Памфилы расстроило Харисия, успевшего полюбить свою жену.

Закон предоставлял в таких случаях мужу право отослать жену в ее семью, не возвращая ей приданого; Харисий этим правом не воспользовался. Он отдалился от Памфилы и предался кутежам с нанятой невольницей — арфисткой Габротонон.

С этой исходной ситуацией пьесы зритель знакомится в 1 акте. На сцене «новой» комедии обычно изображены фасады двух домов, в нашем случае это дом Харисия и дом его приятеля Хэрестрата, где проводит свое время Харисий. Перед этими домами, на улице, и развертывается действие.

Подобно тому как в трагедии зритель, знакомый с мифом, заранее знает исход действия, или узнает его из пролога (например у Эврипида), так и комедия не создает никаких тайн для зрителя.

Она достигает своих эффектов тем, что зритель в полной мере осведомлен о вещах, неизвестных действующим лицам.

«Третейский суд» открывается беседой раба Онисима с поваром, из которой зритель узнает, что Харисий покинул молодую жену, связался с арфисткой и веселится в чужом доме.

Читайте также:  Краткое содержание платонов любовь к родине или путешествие воробья за 2 минуты пересказ сюжета

Затем выступало, вероятно, божество, сообщало то, чего никто еще не может знать, историю Памфилы, и разъясняло исход пьесы; но эта часть комедии утеряна.

Завершается экспозиция приходом Смикрина, отца Памфилы, он отправляется к дочери разузнать об истинном положении дела.

Развитие действия начинается со 2 акта. Он содержит ту сцену, по которой пьеса получила название. Не добившись ничего от Памфилы, Смикрин собирается уходить, но его останавливает перебранка рабов, которые приглашают его в арбитры своего спора.

Дав, с месяц назад нашел ребенка и передал рабу Хэрестрата Сириску, так как Сириск согласился этого ребенка воспитывать. Сириск требует вещи, найденные с ребёнком.

Зритель, который уже знает, что это будет ребенок Харисия и Памфилы, рассчитывает на то, что опознавательные знаки останутся при ребенке, и может с участием прислушаться к необычной для него аргументации Сириска.

Так, Менандр внушает своей публике, что ребенок является не только объектом, но и субъектом права. Находящийся среди вещей перстень попадает на глаза Онисиму, который признает в нем перстень своего хозяина, Харисия.

3 акт приносит с собой ретардацию (остановка действия). Онисиму известно, что перстень был утерян на ночном празднестве Таврополий и он понимает, что ребенок — сын Харисия.

Габротонон рассчитывала на любовь Харисия, надеялась, что Харисий выкупит и освободит ее; но теперь она видит, что Харисий не хочет ее любви. Если Харисий признает мальчика своим сыном, он позаботится о ее освобождении.

А потом можно будет заняться и поисками настоящей матери.

Разрешение конфликта дается в 4 акте. Он заключает в себе ряд моментов, очень смелых для греческого театра. В то время как драматурги обычно избегали показа соблазненных афинских девушек на самой сцене, Менандр решился вывести Памфилу.

Супружеское согласие восстанавливает Габротонон, носительница той маски, которая по общепринятым представлениям и по ситуации самой пьесы должна была бы внести в семью разлад.

Встретив Памфилу, она немедленно узнает ее и, не дожидаясь своего освобождения, возвращает мальчика и открывает, кто его отец. Но особенно интересна реакция Харисия, все еще считающего себя отцом от Габротонон, на подслушанный им разговор Памфилы со Смикрином.

Харисия мучают угрызения совести: как мог он, сам приживший внебрачного ребенка, ставить в вину своей жене такое же прегрешение?

Это безоговорочное требование равенства морали для обоих полов было, по-видимому, настолько неожиданным в условиях античной сцены, что Менандр несколько подготавливает к этому зрителя. Мысли Харисия излагаются дважды, сперва в монологе раба Ониоима о «сумасшедшем» душевном состоянии его хозяина, и лишь затем в монологе самого Харисия.

От 5 акта сохранилась только одна сцена. Здесь снова появляется Смикрин, еще ничего не знающий, в сопровождении старой кормилицы. Встречает их Онисим.

В насмешках Онисима звучат идеи эпикурейской философии; раб разъясняет Смикрину, что счастье и несчастье приходят к человеку не от богов, а от его собственного нрава. Ссылка на «нрав», т. е.

на характер, тем более показательна, что композиция «новой» комедии, в частности и комедий самого Meнандра, основана обычно на случае. Между тем художественная сила Менандра в искусстве индивидуальной характеристики, и характер становится у него одной из пружин в развитии действия.

Предыдущая страница Следующая страница

Источник: http://antique-lit.niv.ru/antique-lit/bilety3/bilet-22.htm

Краткое содержание комедии Менандра «Третейский суд» — Помощник для школьников Спринт-Олимпиады

др.-греч. Μένανδρος. Ἐπιτρέποντες · 321 до н. э.Краткое содержание комедии

Читается за 3 минуты, оригинал — 50 мин

Действие происходит в деревушке подле Афин. Завязка: ссора двух рабов — Дава и Сириска.

Недавно в зарослях Дав нашёл брошенного младенца, а в его пелёнках — различные безделицы и драгоценности, оставляемые в таких случаях несчастной (или беспечной) матерью. Но Сириек, у жены его недавно родился ребёнок и вскоре умер, упросил отдать младенца ему. А через некоторое время стал требовать и вещи, найденные при младенце.

Спор этот рабы просят разрешить «третейского судью» — некоего незнакомого им доселе Смикрина, проходившего мимо.

Тот, не колеблясь, решает: все найденные предметы должны находиться при ребёнке, то есть в доме Сириска, ведь по ним когда-нибудь родители, бросившие младенца, смогут его опознать.

Перебирая полученные предметы, Си-риск рассматривает и перстень-печатку. Вещицу у него в руке замечает вошедший Онисим и заявляет: перстень принадлежит его хозяину, богатому юноше Харисию.

После энергичных препирательств Онисим заполучил перстень, но его стали одолевать сомнения: будет ли хозяин рад возвращённой вещице? Ведь тогда, возможно, ему придётся признать своё отцовство.

Оказывается, почти год тому назад Харисий на празднике Таврополий, напившись, соблазнил девушку, у которой остался его перстень… А может, они сошлись полюбовно — сейчас сказать трудно.

Хотя Харисий женат на доброй и красивой Памфиле, ведёт он себя далеко не образцово. Его постоянные загулы печалят не только Памфилу, хотя она многое готова простить молодому мужу, но и справедливо возмущают ее отца Смикрина. Кстати, это именно он недавно выступил в неожиданной для него роли третейского судьи…

Между тем рабыня-арфистка Габротонон, проведав о перстне, задумала сыграть роль обесчещенной и покинутой и таким образом получить вольную от беспутного хозяина, который, мол, все позабыл по пьяному делу. Но, добрая и честная в душе, Габротонон потом собирается отыскать настоящую мать ребенка…

Полностью комедия не сохранилась.

Однако и имеющийся текст даёт возможность представить следующее: Габротонон узнает Памфилу (они встречались на том злополучном празднике Таврополий), а обиженная и обесчещенная жена Харисия узнает его перстень и понимает: виновник ее несчастья — собственный муж! А Харисий пока знает лишь то, что его жена — мать незаконнорождённого ребёнка.

В то же время он понимает, что и сам далеко не безупречен, посему не вправе осуждать Памфилу. Но тут возникла добрая Габротонон и рассказывает Харисию все, что знает. Непутёвый юноша-гуляка счастлив — у них с Памфилой есть сын! Радостью сменяется и недовольство Смикрина: он стал счастливым дедом пятимесячного внука! Все довольны и даже очень.

Так благополучно, как и положено, завершается комедия.

ПредыдущаяСледующая

Источник: https://Sprint-Olympic.ru/uroki/literatura/pereskazy/49276-kratkoe-soderzhanie-komedii-menandra-tretejskij-sud.html

Краткое содержание Третейский суд (Менандр)

Действие происходит в деревушке подле Афин. Завязка: ссора двух рабов — Дава и Сириска. Недавно в зарослях Дав нашел брошенного младенца, а в его пеленках — различные безделицы и драгоценности, оставляемые в таких случаях несчастной (или беспечной) матерью.

Но Сириек, у жены его недавно родился ребенок и вскоре умер, упросил отдать младенца ему. А через некоторое время стал требовать и вещи, найденные при младенце. Спор этот рабы просят разрешить «третейского судью» — некоего незнакомого им доселе Смикрина, проходившего мимо.

Тот, не колеблясь, решает: все найденные предметы должны находиться при ребенке, то есть в доме Сириска, ведь по ним когда-нибудь родители, бросившие младенца, смогут его опознать. Перебирая полученные предметы, Сириск рассматривает и перстень-печатку.

Вещицу у него в руке замечает вошедший Онисим и заявляет: перстень принадлежит его хозяину, богатому юноше Харисию.

После энергичных препирательств Онисим заполучил перстень, но его стали одолевать сомнения: будет ли хозяин рад возвращенной вещице? Ведь тогда, возможно, ему придется признать свое отцовство.

Оказывается, почти год тому назад Харисий на празднике Таврополий, напившись, соблазнил девушку, у которой остался его перстень… А может, они сошлись полюбовно — сейчас сказать трудно. Хотя Харисий женат на доброй и красивой Памфиле, ведет он себя далеко не образцово.

Его постоянные загулы печалят не только Памфилу, хотя она многое готова простить молодому мужу, но и справедливо возмущают ее отца Смикрина.

Кстати, это именно он недавно выступил в неожиданной для него роли третейского судьи… Между тем рабыня-арфистка Габротонон, проведав о перстне, задумала сыграть роль обесчещенной и покинутой и таким образом получить вольную от беспутного хозяина, который, мол, все позабыл по пьяному делу. Но, добрая и честная в душе, Габротонон потом собирается отыскать настоящую мать ребенка…

Полностью комедия не сохранилась. Однако и имеющийся текст дает возможность представить следующее: Габротонон узнает Памфилу (они встречались на том злополучном празднике Таврополий), а обиженная и обесчещенная жена Харисия узнает его перстень и понимает: виновник ее несчастья — собственный муж!

А Харисий пока знает лишь то, что его жена — мать незаконнорожденного ребенка. В то же время он понимает, что и сам далеко не безупречен, посему не вправе осуждать Памфилу.

Но тут возникла добрая Габротонон и рассказывает Харисию все, что знает.

Непутевый юноша-гуляка счастлив — у них с Памфилой есть сын! Радостью сменяется и недовольство Смикрина: он стал счастливым дедом пятимесячного внука! Все довольны и даже очень. Так благополучно, как и положено, завершается комедия.

(1 votes, average: 5.00

Источник: https://school-essay.ru/tretejskij-sud-menandr.html

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector