Краткое содержание олеша зависть за 2 минуты пересказ сюжета

Краткое содержание Олеша Зависть за 2 минуты пересказ сюжета

«Он поет по утрам в клозете. Можете представить себе, какой это жизнерадостный, здоровый человек». Без этой хрестоматийной, ставшей летучей фразы, с которой начинается роман Олеши, не обойтись. А речь в ней идет о бывшем революционере, члене Общества политкаторжан, ныне же крупном советском хозяйственнике, директоре треста пищевой промышленности Андрее Бабичеве. Видит же его таким — могучим гигантом, хозяином жизни — главный герой, человек, потерявшийся в жизни, Николай Кавалеров. Андрей Бабичев подобрал пьяного Кавалерова, валявшегося возле пивной, из которой его вышвырнули после ссоры. Он пожалел его и дал на время приют в своей квартире, пока отсутствует его воспитанник и друг, представитель «нового поколения», восемналцатилетний студент и футболист Володя Макаров. Две недели живет у Бабичева Кавалеров, но вместо благодарности испытывает к своему благодетелю мучительную зависть. Он презирает его, считает ниже себя и называет колбасником. Ведь он, Кавалеров, обладает образным видением, чуть ли не поэтическим даром, который использует для сочинения эстрадных монологов и куплетов о фининспекторе, совбарышнях, нэпманах и алиментах. Он завидует преуспеянию Бабичева, его здоровью и энергии, знаменитости и размаху. Кавалерову хочется поймать его на чем-то, обнаружить слабую сторону, найти брешь в этом монолите. Болезненно самолюбивый, он чувствует себя униженным своим приживальчеством и бабичевской жалостью. Он ревнует к незнакомому ему Володе Макарову, чья фотография стоит на столе у Бабичева. Кавалерову двадцать семь лет. Он мечтает о собственной славе. Он хочет большего внимания, тогда как, по его словам, «в нашей стране дороги славы заграждены шлагбаумами». Он хотел бы родиться в маленьком французском городке, поставить перед собой какую-нибудь высокую цель, в один прекрасный день уйти из городка и в столице, фанатически работая, добиться её. В стране же, где от человека требуется трезвый реалистический подход, его подмывает вдруг взять да и сотворить что-нибудь нелепое, совершить какое-нибудь гениальное озорство и сказать потом: «Да, вот вы так, а я так». Кавалеров чувствует, что жизнь его переломилась, что он уже не будет ни красивым, ни знаменитым. Даже необычайной любви, о которой он мечтал всю жизнь, тоже не будет. С тоской и ужасом вспоминает он о комнате у сорокапятилетней вдовы Анечки Прокопович, жирной и рыхлой. Он воспринимает вдову как символ своей мужской униженности. Он слышит её женский зов, но это будит в нем только ярость («Я не пара тебе, гадина!»). Кавалеров, такой тонкий и нежный, вынужден быть «шутом» при Бабичеве. Он носит по указанным адресам изготовленную по технологии Бабичева колбасу, «которая не прованивается в один день», и все поздравляют её создателя. Кавалеров же гордо отказывается от её торжественного поедания. Его разбирает злоба, потому что в том новом мире, который строит коммунист Бабичев, слава «вспыхивает оттого, что из рук колбасника вышла колбаса нового сорта». Он чувствует, что этот новый, строящийся мир есть главный, торжествующий. И он, Кавалеров, в отличие Бабичева, чужой на этом празднике жизни. Ему постоянно напоминают об этом, то не пустив на летное поле аэродрома, где должен состояться отлет советского аэроплана новой конструкции, то на стройке еще одного детища Бабичева — «Четвертака», дома-гиганта, будущей величайшей столовой, величайшей кухни, где обед будет стоить всего четвертак. Измученный завистью, Кавалеров пишет Бабичеву письмо, где признается в своей ненависти к нему и называет тупым сановником с барскими наклонностями. Он заявляет, что становится на сторону брата Бабичева — Ивана, которого однажды видел во дворе дома, когда тот угрожал Андрею погубить его с помощью своей машины «Офелии». Андрей Бабичев тогда сказал, что его брат Иван — «лентяй, вредный, заразительный человек», которого «надо расстрелять». Чуть позже Кавалеров случайно оказывается свидетелем того, как этот толстый человек в котелке и с подушкой в руках просит девушку по имени Валя вернуться к нему. Валя, дочь Ивана Бабичева, становится предметом его романтических устремлений. Кавалеров объявляет Бабичеву войну — «…за нежность, за пафос, за личность, за имена, волнующие, как имя «Офелия», за все, что подавляете вы, замечательный человек». Как раз в тот момент, когда Кавалеров, намереваясь окончательно покинуть дом Бабичева, собирает свои пожитки, возвращается студент и футболист Володя Макаров. Растерянный и ревнующий Кавалеров пытается оклеветать перед ним Бабичева, но Макаров не реагирует, а спокойно занимает свое место на так полюбившемся Кавалерову диване. Письмо Кавалеров не решается оставить, но потом вдруг обнаруживает, что по ошибке захватил чужое, а его так и осталось лежать на столе. Он в отчаянии. Снова возвращается он к Бабичеву, ему хочется пасть в ноги благодетелю и, покаявшись, умолять о прощении. Но вместо этого он только язвит, а увидев появившуюся из спальни Валю, и вовсе впадает в транс — снова начинает клеветать и в конце концов оказывается вышвырнутым за дверь. «Все кончено, — говорит он. — Теперь я убью вас, товарищ Бабичев». С этого момента Кавалеров в союзе с «современным чародеем» Иваном Бабичевым, учителем и утешителем. Он слушает его исповедь, из которой узнает про незаурядные изобретательские способности Ивана, с детства удивлявшего окружающих и получившего прозвище Механик. После Политехнического института тот некоторое время работал инженером, но этот этап в прошлом, теперь же он шатается по пивным, за плату рисует портреты с желающих, сочиняет экспромты и т. п. Но главное — проповедует. Он предлагает организовать «заговор чувств» в противовес бездушной эре социализма, отрицающей ценности века минувшего: жалость, нежность, гордость, ревность, честь, долг, любовь… Он созывает тех, кто еще не освободился от человеческих чувств, пусть даже и не самых возвышенных, кто не стал машиной. Он хочет устроить «последний парад этих чувств». Он пылает ненавистью к Володе Макарову и брату Андрею, отнявших у него дочь Валю. Иван говорит брату, что тот любит Володю не потому, что Володя — новый человек, а потому, что сам Андрей, как простой обыватель, нуждается в семье и сыне, в отеческих чувствах. В лице Кавалерова Иван находит своего приверженца. «Чародей» намеревается показать Кавалерову свою гордость — машину под названием «Офелия», универсальный аппарат, в котором сконцентрированы сотни разных функций. По его словам, она может взрывать горы, летать, поднимать тяжести, заменять детскую коляску, служить дальнобойным орудием. Она умеет делать все, но Иван запретил ей. Решив отомстить за свою эпоху, он развратил машину. Он, по его словам, наделил её пошлейшими человеческими чувствами и тем самым опозорил её. Поэтому он и дал ей имя Офелии — девушки, сошедшей с ума от любви и отчаяния. Его машина, которая могла бы осчастливить новый век, — «ослепительный кукиш, который умирающий век покажет рождающемуся». Кавалерову чудится, что Иван действительно разговаривает с кем-то сквозь щелку в заборе, и тут же с ужасом слышит пронзительный свист. С задыхающимся шепотом: «Я боюсь ее!» — Иван устремляется прочь от забора, и они вместе спасаются бегством. Кавалеров стыдится своего малодушия, он видел лишь мальчика, свистевшего в два пальца. Он сомневается в существовании машины и упрекает Ивана. Между ними происходит размолвка, но потом Кавалеров сдается. Иван рассказывает ему сказку о встрече двух братьев: он, Иван, насылает свою грозную машину на строящийся «Четвертак», и та разрушает его, а поверженный брат приползает к нему. Вскоре Кавалеров присутствует на футбольном матче, в котором принимает участие Володя. Он ревниво следит за Володей, за Валей, за Андреем Бабичевым, окруженными, как ему кажется, всеобщим вниманием. Он уязвлен, что самого его не замечают, не узнают, и прелесть Вали терзает его своей недоступностью. Ночью Кавалеров возвращается домой пьяным и оказывается в постели своей хозяйки Анечки Прокопович. Счастливая Анечка сравнивает его со своим покойным мужем, что приводит Кавалерова в ярость. Он бьет Анечку, но и это только восхищает её. Он заболевает, вдова ухаживает за ним. Кавалерову снится сон, в котором он видит «Четвертак», счастливую Валю вместе с Володей и тут же с ужасом замечает Офелию, которая настигает Ивана Бабичева и прикалывает к стене иглой, а затем преследует самого Кавалерова. Выздоровев, Кавалеров бежит от вдовы. Прелестное утро наполняет его надеждой, что вот сейчас он сможет порвать со своей прежней безобразной жизнью. Он понимает, что жил слишком легко и самонадеянно, слишком высокого был о себе мнения. Он ночует на бульваре, но затем снова возвращается, твердо решив поставить вдову «на место». Дома он застает сидящего на кровати Анечки и по-хозяйски распивающего вино Ивана. В ответ на изумленный вопрос Кавалерова: «Что это значит?» — тот предлагает ему выпить за равнодушие как «лучшее из состояний человеческого ума» и сообщает «приятное»: «…сегодня, Кавалеров, ваша очередь спать с Анечкой. Ура!»

Краткое содержание Олеша Зависть за 2 минуты пересказ сюжета

Краткое содержание «Зависть» ОлешиОлеша Ю.К.Стр. 1

Краткое содержание Олеша Зависть за 2 минуты пересказ сюжета

Краткое содержание «Зависть» ОлешиОлеша Ю.К.Стр. 2

Краткое содержание Олеша Зависть за 2 минуты пересказ сюжета

Краткое содержание «Зависть» ОлешиОлеша Ю.К.Стр. 3

Источник: https://my-soch.ru/sochinenie/kratkoe-soderzhanie-zavist-oleshi

«Три толстяка» читательский дневник

«Три толстяка» – сказочная повесть, в которой в несуществующей стране простому народу удалось одержать победу над жестокими и жадными правителями.

Краткое содержание Олеша Зависть за 2 минуты пересказ сюжета

Краткое содержание «Три толстяка» для читательского дневника

ФИО автора: Олеша Юрий Карлович

Название: Три толстяка

Число страниц: 128. Юрий Олеша. «Три толстяка». Издательство «Проф-Пресс». 2016 год

Жанр: Сказочная повесть

Год написания: 1924 год

  • Доктор Гаспар Арнери – ученый, добрый, отзывчивый, честный человек.
  • Суок – красивая двенадцатилетняя девочка, цирковая артистка, смелая, решительная.
  • Тутти –мальчик, наследник Трех толстяков, родной брат Суок.
  • Просперо – оружейник, сильный и мужественный оружейник.
  • Тибул – гимнаст, отважный, храбрый.
  • Три толстяка – верховные правители, невероятно жадные и жестокие.

Когда доктор Гаспар Арнери отправился за город поискать новых насекомых для своей коллекции, он узнал, что Просперо и Тибул повели народ на штурм дворца Трех толстяков.

Вернувшись поздно вечером домой, доктор узнал, что восстание было подавлено, а Просперо посажен в тюрьму. Гимнасту Тибулу же удалось скрыться от преследования, пройдя по канату над площадью Звезды.

На следующий день на площади Суда строились плахи для повстанцев. Тем временем ветер подхватил продавца воздушных шаров и отнес его во дворец, прямо на огромный торт, который нужно было подавать толстякам. Главный кондитер не растерялся, украсил продавца кремом и цукатами, и поставил на стол.

К счастью продавца, Три толстяка были заняты тем, что допрашивали оружейника Просперо. После в зал ворвался заплаканный наследник Тутти, который рассказал о своем горе – его любимую куклу искололи саблями гвардейцы, и теперь она не может ходить и танцевать. Толстяки приказали отвезти куклу доктору Арнери, чтобы тот немедленно починил ее.

Читайте также:  Краткое содержание черновик лукьяненко за 2 минуты пересказ сюжета

Воспользовавшись суматохой, продавец шаров скрылся из дворца через подземный ход, который ему показал один из поварят.

Когда Аренри осмотрел куклу, он понял, что не успеет починить ее к утру. Он знал, что толстяки казнят его за невыполнение приказа, но ничего не мог поделать. На его счастье точной копией куклы оказалась маленькая цирковая артистка Суок. Тибул уговорил ее проникнуть во дворец под видом куклы и спасти Просперо. Отважная девочка согласилась.

Наследник Тутти был очень рад получить свою куклу, но вскоре он с удивлением обнаружил, что это живая девочка, а он еще никогда не видел детей. Ночью Суок взяла у Тутти ключ и проникла в зверинец на поиски Просперо.

Но вместо оружейника она увидела в клетке странное умирающее существо, которое перед смертью успело передать девочке табличку с записями. Суок все же удалось найти Просперо и освободить его.

Она помогла ему скрыться через потайной ход, а сама оказалась арестована.

Перед казнью Суок стали допрашивать, но она упорно молчала. По приказу толстяков ее должны были растерзать дикие звери, но этого не случилось – дворцовые гвардейцы встали на сторону народа. Толстяки и их прихвостни были арестованы.

Из записей на дощечке, стало известно, что Тутти и Суок – родные брат и сестра, которых разлучили в раннем детстве. Три толстяка приказали ученому Тубу сделать куклу – точную копию Суок, а также выковать мальчику железное сердце. Когда Туб отказался, его посадили в клетку.

  1. Народное восстание.
  2. Бегство гимнаста Тибула.
  3. Путешествие продавца шариков.
  4. Сломанная кукла.
  5. Вся надежда на Суок.
  6. Знакомство с Тутти.
  7. Освобождение Просперо.
  8. Суд над Суок.
  9. Взятие дворца, победа народа.
  10. Тутти и Суок снова вместе.

Любая власть, основанная на жадности и жестокости, обречена на провал.

Повесть учит справедливости, честности, самоотверженности. Учит честно выполнять свои обязанности, отвечать за свои поступки и не быть равнодушным к чужим бедам.

Можно преодолеть все преграды, если уверен в том, что борешься за правое дело. Тибул и Просперо боролись за освобождение народа от гнета Трех толстяков, и это им удалось, хотя силы изначально были неравны.

Краткое содержание Олеша Зависть за 2 минуты пересказ сюжета

Рисунок-иллюстрация к сказочной повести Три толстяка.

  • Богатому ни правды, ни дружбы не знавать.
  • Если вздохнуть всем народом – ветер будет.
  • Богачу прибыль, а бедняку гибель.

Очень понравилось, что наследник Тутти, вопреки надеждам Трех толстяков, не стал жестоким и жадным, а Суок нашла родного брата.

Средняя оценка: 4.1. Всего получено оценок: 112.

Источник: https://obrazovaka.ru/chitatelskiy-dnevnik/tri-tolstyaka.html

Зависть

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

I

Он поет по утрам в клозете. Можете представить себе, какой это жизнерадостный, здоровый человек. Желание петь возникает в нем рефлекторно. Эти песни его, в которых нет ни мелодии, ни слов, а есть только одно «та-ра-ра», выкрикиваемое им на разные лады, можно толковать так:

«Как мне приятно жить… та-ра! та-ра!.. Мой кишечник упруг… ра-та-та-та-ра-ри… Правильно движутся во мне соки… ра-та-та-ду-та-та… Сокращайся, кишка, сокращайся… трам-ба-ба-бум!»

Когда утром он из спальни проходит мимо меня (я притворяюсь спящим) в дверь, ведущую в недра квартиры, в уборную, мое воображение уносится за ним. Я слышу сутолоку в кабинке уборной, где узко его крупному телу.

Его спина трется по внутренней стороне захлопнувшейся двери, и локти тыкаются в стенки, он перебирает ногами. В дверь уборной вделано матовое овальное стекло.

Он поворачивает выключатель, овал освещается изнутри и становится прекрасным, цвета опала, яйцом. Мысленным взором я …

ЕЩЕ

Дорогой читатель. Книгу «Зависть» Олеша Юрий Карлович вероятно стоит иметь в своей домашней библиотеке. Загадка лежит на поверхности, а вот ключ к отгадке едва уловим, постоянно ускользает с появлением все новых и новых деталей. Невольно проживаешь книгу – то исчезаешь полностью в ней, то возобновляешься, находя параллели и собственное основание, и неожиданно для себя растешь душой.

Из-за талантливого и опытного изображения окружающих героев пейзажей, хочется быть среди них и оставаться с ними как можно дольше. Автор искусно наполняет текст деталями, используя в том числе описание быта, но благодаря отсутствию тяжеловесных описаний произведение читается на одном выдохе.

Произведение пронизано тонким юмором, и этот юмор, будучи одной из форм, способствует лучшему пониманию и восприятию происходящего. Финал немножко затянут, но это вполне компенсируется абсолютно непредсказуемым окончанием. Обращают на себя внимание неординарные и необычные герои, эти персонажи заметно оживляют картину происходящего.

Создатель не спешит преждевременно раскрыть идею произведения, но через действия при помощи намеков в диалогах постепенно подводит к ней читателя. Обращает на себя внимание то, насколько текст легко рифмуется с современностью и не имеет оттенков прошлого или будущего, ведь он актуален во все времена.

Не остаются и без внимания сквозные образы, появляясь в разных местах текста они великолепно гармонируют с основной линией. «Зависть» Олеша Юрий Карлович читать бесплатно онлайн невозможно без переживания чувства любви, признательности и благодарности.

Краткое содержание Олеша Зависть за 2 минуты пересказ сюжета 0

В своей новой книге замечательный американский психолог и бизнес-тренер Джен Ягер максимально пол…

Источник: https://readli.net/zavist-2/

Юрий Олеша. Зависть

Бешено наматывался клубок непоправимости.

Мы много говорили о чувствах… И главное, мой друг, мы забыли… О равнодушии… Не правда ли? В самом деле. Я думаю, что равнодушие есть лучшее из состояний человеческого ума.

Он поет по утрам в клозете. Можете представить себе, какой это жизнерадостный, здоровый человек.

Вы прошумели мимо меня, как ветка, полная цветов и и листьев.

Выдумка — это возлюбленная разума.

Мне двадцать семь лет.
Меняя как-то рубашку, я увидел себя в зеркале и вдруг как бы поймал на себе разительное сходство с отцом. В действительности такого сходства нет. Я вспомнил: родительская спальня, и я, мальчик, смотрю на меняющего рубашку отца. Мне было жаль его.

Он уже не может быть красивым, знаменитым, он уже готов, закончен, уже ничем иным, кроме того, что он есть, он не может быть. Так думал я, жалея его и тихонько гордясь своим превосходством. А теперь я узнал в себе отца.

Это было сходство форм, – нет, нечто другое: я бы сказал – половое сходство: как бы семя отца я вдруг ощутил в себе, в своей субстанции. И как бы кто-то сказал мне: ты готов. Закончен. Ничего больше не будет. Рожай сына.
Я не буду уже ни красивым, ни знаменитым. Я не приду из маленького города в столицу.

Я не буду ни полководцем, ни наркомом, ни ученым, ни бегуном, ни авантюристом. Я мечтал всю жизнь о необычайной любви.

Жизнь человеческая ничтожна. Грозно движение миров. Когда я поселился здесь, солнечный заяц в два часа дня сидел на косяке двери. Прошло тридцать шесть дней. Заяц перепрыгнул в другую комнату. Земля прошла очередную часть пути. Солнечный зайчик, детская игрушка, напоминает нам о вечности.

Рифма — это смешно для серьёзного человека.

Когда он понял, что тяжело заболел и умирает, то понял он так же, как велик и разнообразен мир вещей, и как мало их осталось в его власти. С каждым днем количество вещей уменьшалось.

Ведь я не шарлатан немецкий,
И не обманщик я людей.
Я скромный фокусник советский,

Я — современный чародей.

Порой я бегу за чужой улыбкой, вприпрыжку, как за бабочкой бежит натуралист! Мне хочется крикнуть: «Остановитесь! Чем цветет тот куст, откуда вылетел непрочный и опрометчивый мотылек вашей улыбки? Какого чувства этот куст? Розовый шиповник грусти или смородина мелкого тщеславия? Остановитесь! Вы нужны мне…

Конец эпохи, переходное время, требует своих легенд и сказок.

Женщины! Мы сдуем с вас копоть, очистим ваши ноздри от дыма, уши – от галдежа, мы заставим картошку волшебно, в одно мгновенье, сбрасывать с себя шкуру; мы вернем вам часы, украденные у вас кухней, – половину жизни получите вы обратно. Ты, молодая жена, варишь для мужа суп.

И лужице супа отдаешь ты половину своего дня! Мы превратим ваши лужицы в сверкающие моря, щи разольем океаном, кашу насыплем курганами, глетчером поползет кисель! Слушайте, хозяйки, ждите! Мы обещаем вам: кафельный пол будет залит солнцем, будут гореть медные чаны, лилейной чистоты будут тарелки, молоко будет тяжелое, как ртуть, и такое поплывет благоуханье от супа, что станет завидно цветам на столах.

Ей лет сорок пять, а во дворе ее называют «Анечка». Она варит обеды для артели парикмахеров. Кухню она устроила в коридоре. В темной впадине – плита. Она кормит кошек. Тихие худые кошки взлетают за ее руками гальваническими движениями.

Она расшвыривает им какие-то потроха. Пол поэтому украшен как бы перламутровыми плевками. Однажды я поскользнулся, наступив на чье-то сердце – маленькое и туго оформленное, как каштан. Она ходит опутанная кошками и жилами животных. В ее руке сверкает нож.

Она раздирает кишки локтями, как принцесса паутину.

Источник: https://citaty.info/book/yurii-olesha/zavist

Зависть, в сокращении. Краткое содержание

Все произведения в сокращении этого автора
Три толстяка
Зависть

«Он поет по утрам в клозете. Можете представить себе, какой это жизнерадостный,
здоровый человек». Без этой хрестоматийной, ставшей летучей фразы, с
которой начинается роман Олеши, не обойтись.

А речь в ней идет о бывшем революционере,
члене Общества политкаторжан, ныне же крупном советском хозяйственнике, директоре
треста пищевой промышленности Андрее Бабичеве.

Видит же его таким — могучим гигантом,
хозяином жизни — главный герой, человек, потерявшийся в жизни, Николай Кавалеров.

Андрей Бабичев подобрал пьяного Кавалерова, валявшегося возле пивной, из которой
его вышвырнули после ссоры. Он пожалел его и дал на время приют в своей квартире,
пока отсутствует его воспитанник и друг, представитель «нового поколения»,
восемналцатилетний студент и футболист Володя Макаров.

Две недели живет у Бабичева
Кавалеров, но вместо благодарности испытывает к своему благодетелю мучительную
зависть. Он презирает его, считает ниже себя и называет колбасником.

Ведь
он, Кавалеров, обладает образным видением, чуть ли не поэтическим даром,
который использует для сочинения эстрадных монологов и куплетов о фининспекторе,
совбарышнях, нэпманах и алиментах. Он завидует преуспеянию Бабичева, его здоровью
и энергии, знаменитости и размаху.

Кавалерову хочется поймать его на чем-то, обнаружить
слабую сторону, найти брешь в этом монолите. Болезненно самолюбивый, он чувствует
себя униженным своим приживальчеством и бабичевской жалостью. Он ревнует к незнакомому ему
Володе Макарову, чья фотография стоит на столе у Бабичева.

Кавалерову двадцать семь лет. Он мечтает о собственной славе. Он хочет большего
внимания, тогда как, по его словам, «в нашей стране дороги славы заграждены
шлагбаумами».

Он хотел бы родиться в маленьком французском городке, поставить
перед собой какую-нибудь высокую цель, в один прекрасный день уйти из городка и в столице,
фанатически работая, добиться ее.

В стране же, где от человека требуется
трезвый реалистический подход, его подмывает вдруг взять да и сотворить что-нибудь
нелепое, совершить какое-нибудь гениальное озорство и сказать потом: «Да, вот вы так, а я
так». Кавалеров чувствует, что жизнь его переломилась, что он уже не будет ни красивым,
ни знаменитым.

Даже необычайной любви, о которой он мечтал всю жизнь, тоже не будет.
С тоской и ужасом вспоминает он о комнате у сорокапятилетней вдовы Анечки Прокопович,
жирной и рыхлой. Он воспринимает вдову как символ своей мужской униженности.
Он слышит ее женский зов, но это будит в нем только ярость («Я не пара тебе, гадина!»).

Кавалеров, такой тонкий и нежный, вынужден быть «шутом» при Бабичеве. Он носит
по указанным адресам изготовленную по технологии Бабичева колбасу, «которая
не прованивается в один день», и все поздравляют ее создателя. Кавалеров же
гордо отказывается от ее торжественного поедания.

Его разбирает злоба, потому что в том
новом мире, который строит коммунист Бабичев, слава «вспыхивает оттого, что из
рук колбасника вышла колбаса нового сорта». Он чувствует, что этот новый, строящийся
мир есть главный, торжествующий.

И он, Кавалеров, в отличие Бабичева, чужой на
этом празднике жизни.

Читайте также:  Краткое содержание сорочинская ярмарка гоголя за 2 минуты пересказ сюжета

Ему постоянно напоминают об этом, то не пустив на летное
поле аэродрома, где должен состояться отлет советского аэроплана новой конструкции, то
на стройке еще одного детища Бабичева — «Четвертака», дома-гиганта, будущей величайшей
столовой, величайшей кухни, где обед будет стоить всего четвертак.

Измученный завистью, Кавалеров пишет Бабичеву письмо, где признается в
своей ненависти к нему и называет тупым сановником с барскими наклонностями.

Он заявляет,
что становится на сторону брата Бабичева — Ивана, которого однажды видел во
дворе дома, когда тот угрожал Андрею погубить его с помощью своей машины «Офелии».

Андрей Бабичев тогда сказал, что его брат Иван — «лентяй, вредный, заразительный
человек», которого «надо расстрелять». Чуть позже Кавалеров случайно оказывается
свидетелем того, как этот толстый человек в котелке и с подушкой в руках просит девушку
по имени Валя вернуться к нему.

Валя, дочь Ивана Бабичева, становится предметом
его романтических устремлений. Кавалеров объявляет Бабичеву войну — «…за нежность,
за пафос, за личность, за имена, волнующие, как имя «Офелия», за все, что подавляете
вы, замечательный человек».

Как раз в тот момент, когда Кавалеров, намереваясь окончательно покинуть дом Бабичева,
собирает свои пожитки, возвращается студент и футболист Володя Макаров.

Растерянный
и ревнующий Кавалеров пытается оклеветать перед ним Бабичева, но Макаров
не реагирует, а спокойно занимает свое место на так полюбившемся Кавалерову
диване.

Письмо Кавалеров не решается оставить, но потом вдруг обнаруживает, что по
ошибке захватил чужое, а его так и осталось лежать на столе. Он в отчаянии. Снова возвращается
он к Бабичеву, ему хочется пасть в ноги благодетелю и, покаявшись, умолять о прощении.

Но вместо этого он только язвит, а увидев появившуюся из спальни Валю, и вовсе
впадает в транс — снова начинает клеветать и в конце концов оказывается вышвырнутым за
дверь. «Все кончено, — говорит он. — Теперь я убью вас, товарищ Бабичев».

С этого момента Кавалеров в союзе с «современным чародеем» Иваном Бабичевым,
учителем и утешителем. Он слушает его исповедь, из которой узнает про незаурядные
изобретательские способности Ивана, с детства удивлявшего окружающих и получившего
прозвище Механик.

После Политехнического института тот некоторое время
работал инженером, но этот этап в прошлом, теперь же он шатается по пивным, за плату
рисует портреты с желающих, сочиняет экспромты и т. п. Но главное — проповедует.

Он предлагает организовать «заговор чувств» в противовес бездушной эре социализма,
отрицающей ценности века минувшего: жалость, нежность, гордость, ревность, честь,
долг, любовь… Он созывает тех, кто еще не освободился от человеческих чувств, пусть даже
и не самых возвышенных, кто не стал машиной. Он хочет устроить «последний парад
этих чувств».

Он пылает ненавистью к Володе Макарову и брату Андрею, отнявших у него
дочь Валю. Иван говорит брату, что тот любит Володю не потому, что Володя —
новый человек, а потому, что сам Андрей, как простой обыватель, нуждается в семье и сыне,
в отеческих чувствах. В лице Кавалерова Иван находит своего приверженца.

«Чародей» намеревается показать Кавалерову свою гордость — машину под названием
«Офелия», универсальный аппарат, в котором сконцентрированы сотни разных функций.
По его словам, она может взрывать горы, летать, поднимать тяжести, заменять детскую
коляску, служить дальнобойным орудием. Она умеет делать все, но Иван запретил
ей. Решив отомстить за свою эпоху, он развратил машину.

Он, по его словам, наделил ее пошлейшими человеческими чувствами и тем
самым опозорил ее. Поэтому он и дал ей имя Офелии — девушки, сошедшей с ума от любви
и отчаяния.

Его машина, которая могла бы осчастливить новый век, — «ослепительный
кукиш, который умирающий век покажет рождающемуся». Кавалерову чудится, что
Иван действительно разговаривает с кем-то сквозь щелку в заборе, и тут же с ужасом
слышит пронзительный свист.

С задыхающимся шепотом: «Я боюсь ее!» — Иван устремляется
прочь от забора, и они вместе спасаются бегством.

Кавалеров стыдится своего малодушия, он видел лишь мальчика, свистевшего в
два пальца. Он сомневается в существовании машины и упрекает Ивана. Между
ними происходит размолвка, но потом Кавалеров сдается.

Иван рассказывает ему сказку
о встрече двух братьев: он, Иван, насылает свою грозную машину на строящийся
«Четвертак», и та разрушает его, а поверженный брат приползает к нему. Вскоре Кавалеров
присутствует на футбольном матче, в котором принимает участие Володя.

Он
ревниво следит за Володей, за Валей, за Андреем Бабичевым, окруженными, как ему кажется,
всеобщим вниманием. Он уязвлен, что самого его не замечают, не узнают, и прелесть
Вали терзает его своей недоступностью.

Ночью Кавалеров возвращается домой пьяным и оказывается в постели своей хозяйки
Анечки Прокопович. Счастливая Анечка сравнивает его со своим покойным мужем,
что приводит Кавалерова в ярость. Он бьет Анечку, но и это только восхищает ее.

Он заболевает, вдова ухаживает за ним.

Кавалерову снится сон, в котором он
видит «Четвертак», счастливую Валю вместе с Володей и тут же с ужасом замечает
Офелию, которая настигает Ивана Бабичева и прикалывает к стене иглой, а затем преследует
самого Кавалерова.

Выздоровев, Кавалеров бежит от вдовы. Прелестное утро наполняет его надеждой,
что вот сейчас он сможет порвать со своей прежней безобразной жизнью. Он понимает,
что жил слишком легко и самонадеянно, слишком высокого был о себе мнения.

Он ночует
на бульваре, но затем снова возвращается, твердо решив поставить вдову «на место». Дома
он застает сидящего на кровати Анечки и по-хозяйски распивающего вино Ивана.

В ответ
на изумленный вопрос Кавалерова: «Что это значит?» — тот предлагает ему выпить
за равнодушие как «лучшее из состояний человеческого ума» и сообщает «приятное»:
«…сегодня, Кавалеров, ваша очередь спать с Анечкой. Ура!»

  • Все русские произведения в сокращении по алфавиту:
  • А —
    Б —
    В —
    Г —
    Д —
    Е —
    Ж —
    З —
    И —
    К —
    Л —
    М —
    Н —
    О —
    П —
    Р —
    С —
    Т —
    У —
    Ф —
    Х —
    Ц —
    Ч —
    Ш —
    Э —
    Ю —
    Я
  • Писатели, по которым есть произведения в сокращении:

Источник: https://docbaza.ru/izlog/rus2/Olesha_Yuri_Karlovich/02.html

Олеша Ю. “Три толстяка” Читательский дневник

  • Олеша Ю.
  • Название: “Три толстяка”
  • Жанр: сказочная повесть
  • Тема произведения: о людях
  • Число страниц: 120
  • Главные герои и их характеристика

Суок, девочка 12 лет. Артистка цирка. Добрая, отважная, ловкая. Настоящий друг, который не бросит своих друзей в беде.

Наследник Тутти, мальчик 12 лет, приемный сын Трех Толстяков. Тихий, грустный, меланхоличный, но совсем не злой.  Брат Суок.

ГаспарАрнери, доктор, мастер на все руки. Человек честный и добрый.

Оружейник Просперо, народный герой, мужественный и очень сильный.

Гимнаст Тибул, народный герой, ловкий и быстрый.

Три толстяка. Жадный, злые, жестокие тираны.

  1. О чем произведение (1-2 предложение – кратчайшее содержание)
  2. Повесть о борьбе простого народа за свои права, в
    которой принимали участие девочка Суок и ее друзья, Просперо и Тибул, а также в
    которую, был вовлечен доктор Арнери.
  3. Сюжет — краткое содержание
  4. Народ поднимает восстание против Трех толстяков, но гвардейцы подавляют его, а гимнаст Тибул убегает по крышам через площадь Звезды.
  5. Любимая кукла наследника Тутти оказывается сломана гвардейцами, наследник плачет, а Три толстяка приказывают доктору Арнери починить куклу.
  6. Во время бунта доктор теряет куклу, которую он все равно не мог починить, но зато находит Суок, которая похожа на куклу как две капли воды.
  7. Суок оказывается во дворце, и наследник Тутти радуется ожившей кукле, а потом отдает ей ключ от зверинца.
  8. Суок освобождает оружейника Просперо, но сама оказывается схвачена гвардейцами и ее ждет казнь.
  9. В это время поднимается восстание, народ берет дворец Толстяков штурмом и освобождает Суок.
  10. Понравившийся эпизод

Мне понравился эпизод, когда продавец воздушных
шаров упал в торт и его обмазали кремом. Продавец сильно боялся, что его съедят
вместе с тортом, но в этот момент Толстякам привели оружейника Просперо.

План произведения для пересказа

  • Доктор на прогулке.
  • Восстание и ее подавление.
  • Тибул на площади Звезды.
  • Продавец шаров падает в торт.
  • Странный негр и силач.
  • Капустная голова.
  • Арнери должен починить куклу.
  • Арнери в цирковом балаганчике.
  • Соук изображает куклу.
  • Суок освобождает Просперо.
  • Спасение Суок.
  • Победа народа.
  • Тайна ученого Туба.

Главная мысль

Самое важное для любого человека иметь храброе
сердце и верных друзей. Тогда никакие враги не смогут победить его. Угнетатели
простого народа должны быть лишены власти.

Чему учит эта книга

Эта сказка учит дружбе и верности, смелости и
мужеству, умению бороться за свои права. Учит не сдаваться и не терять надежды.
Учит тому, что справедливость обязательно восторжествует, а зло будет
наказано.  Учит бороться с угнетателями и
поработителями.

Отзыв, отношение к произведению, чем понравилось произведение, мое отношение к прочитанному

Мне понравилась эта сказка во многом потому, что
в ней много приключений и много юмора. Главная героиня сказки Суок показала
себя храброй девочкой и верным другом. Она была готова пожертвовать собой, ради
своего народа и это вызывает уважение.

  • Новые слова и выражения
  • Оружейник — человек, делающий оружие.
  • Обшлаг — отворот на рукаве.
  • Бич — кнут кучера.
  • Стропила — часть конструкции крыши.
  • Пословицы к произведению
  • Если вздохнуть всем народом, ветер поднимется.
  • Богачу прибыль, а бедняку гибель.
  • Друг познается в беде.
  • Сам погибай, а товарища выручай.
  • Богатому ни правды, ни дружбы не знать.
  • Другие читательские дневники

Похожее

Источник: https://pushkinsdelal.ru/olesha-yu-tri-tolstyaka-chitatelskiy/

Читать

Юрий Карлович Олеша

Зависть

I

Он поет по утрам в клозете. Можете представить себе, какой это жизнерадостный, здоровый человек. Желание петь возникает в нем рефлекторно. Эти песни его, в которых нет ни мелодии, ни слов, а есть только одно «та-ра-ра», выкрикиваемое им на разные лады, можно толковать так:

«Как мне приятно жить… та-ра! та-ра!.. Мой кишечник упруг… ра-та-та-та-ра-ри… Правильно движутся во мне соки… ра-та-та-ду-та-та… Сокращайся, кишка, сокращайся… трам-ба-ба-бум!»

Когда утром он из спальни проходит мимо меня (я притворяюсь спящим) в дверь, ведущую в недра квартиры, в уборную, мое воображение уносится за ним. Я слышу сутолоку в кабинке уборной, где узко его крупному телу.

Читайте также:  Краткое содержание кэрролл алиса в зазеркалье за ​​2 минуты пересказ сюжета

Его спина трется по внутренней стороне захлопнувшейся двери, и локти тыкаются в стенки, он перебирает ногами. В дверь уборной вделано матовое овальное стекло. Он поворачивает выключатель, овал освещается изнутри и становится прекрасным, цвета опала, яйцом.

Мысленным взором я вижу это яйцо, висящее в темноте коридора.

В нем весу шесть пудов. Недавно, сходя где-то по лестнице, он заметил, как в такт шагам у него трясутся груди. Поэтому он решил прибавить новую серию гимнастических упражнений.

Это образцовая мужская особь.

Обычно занимается он гимнастикой не у себя в спальне, а в той неопределенного назначения комнате, где помещаюсь я. Здесь просторней, воздушней, больше света, сияния. В открытую дверь балкона льется прохлада. Кроме того, здесь умывальник. Из спальни переносится циновка. Он гол до пояса, в трикотажных кальсонах, застегнутых на одну пуговицу посредине живота.

Голубой и розовый мир комнаты ходит кругом в перламутровом объективе пуговицы. Когда он ложится на циновку спиной и начинает поднимать поочередно ноги, пуговица не выдерживает. Открывается пах. Пах его великолепен. Нежная подпалина. Заповедный уголок. Пах производителя. Вот такой же замшевой матовости пах видел я у антилопы-самца.

Девушек, секретарш и конторщиц его, должно быть, пронизывают любовные токи от одного его взгляда.

Он моется, как мальчик, дудит, приплясывает, фыркает, испускает вопли. Воду он захватывает пригоршнями и, не донося до подмышек, расшлепывает по циновке.

Вода на соломе рассыпается полными, чистыми каплями. Пена, падая в таз, закипает, как блин. Иногда мыло ослепляет его, – он, чертыхаясь, раздирает большими пальцами веки. Полощет горло он с клекотом.

Под балконом останавливаются люди и задирают головы.

Розовейшее, тишайшее утро. Весна в разгаре. На всех подоконниках стоят цветочные ящики. Сквозь щели их просачивается киноварь очередного цветения.

(Меня не любят вещи. Мебель норовит подставить мне ножку. Какой-то лакированный угол однажды буквально укусил меня. С одеялом у меня всегда сложные взаимоотношения. Суп, поданный мне, никогда не остывает. Если какая-нибудь дрянь – монета или запонка – падает со стола, то обычно закатывается она под трудно отодвигаемую мебель. Я ползаю по полу и, поднимая голову, вижу, как буфет смеется.)

Синие лямки подтяжек висят по бокам. Он идет в спальню, находит на стуле пенсне, надевает его перед зеркалом и возвращается в мою комнату.

Здесь, стоя посредине, он поднимает лямки подтяжек, обе разом, таким движением, точно взваливает на плечи кладь. Со мной не говорит он ни слова. Я притворяюсь спящим.

В металлических пластинках подтяжек солнце концентрируется двумя жгучими пучками. (Вещи его любят.)

Ему не надо причесываться и приводить в порядок бороду и усы. Голова у него низко острижена, усы короткие – под самым носом. Он похож на большого мальчика-толстяка.

Он взял флакон; щебетнула стеклянная пробка. Он вылил одеколон на ладонь и провел ладонью по шару головы – от лба к затылку и обратно.

Утром он пьет два стакана холодного молока: достает из буфета кувшинчик, наливает и пьет, не садясь.

Первое впечатление от него ошеломило меня. Я не мог допустить, предположить. Он стоял передо мной в элегантном сером костюме, пахнущий одеколоном. Губы у него были свежие, слегка выпяченные. Он, оказалось, щеголь.

Очень часто ночью я просыпаюсь от его храпа. Осовелый, я не понимаю, в чем дело. Как будто кто-то с угрозой произносит одно и то же: «Кракатоу… Крра… ка… тоууу…»

Прекрасную квартиру предоставили ему. Какая ваза стоит у дверей балкона на лакированной подставке! Тончайшего фарфора ваза, округлая, высокая, просвечивающая нежной кровеносной краснотою. Она напоминает фламинго.

Квартира на третьем этаже. Балкон висит в легком пространстве. Широкая загородная улица похожа на шоссе.

Напротив внизу – сад: тяжелый, типичный для окраинных мест Москвы, деревастый сад, беспорядочное сборище, выросшее на пустыре между трех стен, как в печи.

Он обжора. Обедает он вне дома. Вчера вечером вернулся он голодный, решил закусить. Ничего не нашлось в буфете.

Он спустился вниз (на углу магазин) и притащил целую кучу: двести пятьдесят граммов ветчины, банку шпротов, скумбрию в консервах, большой батон, голландского сыру доброе полулуние, четыре яблока, десяток яиц и мармелад «Персидский горошек». Была заказана яичница и чай (кухня в доме общая, обслуживают две кухарки в очередь).

– Лопайте, Кавалеров, – пригласил он меня и сам навалился. Яичницу он ел со сковороды, откалывая куски белка, как облупливают эмаль. Глаза его налились кровью, он снимал и надевал пенсне, чавкал, сопел, у него двигались уши.

Я развлекаюсь наблюдениями.

Обращали ли вы внимание на то, что соль спадает с кончика ножа, не оставляя никаких следов, – нож блещет, как нетронутый; что пенсне переезжает переносицу, как велосипед; что человека окружают маленькие надписи, разбредшийся муравейник маленьких надписей: на вилках, ложках, тарелках, оправе пенсне, пуговицах, карандашах? Никто не замечает их. Они ведут борьбу за существование. Переходят из вида в вид, вплоть до громадных вывесочных букв! Они восстают – класс против класса: буквы табличек с названиями улиц воюют с буквами афиш.

Он наелся до отвала. Потянулся к яблокам с ножом, но только рассек желтую скулу яблока и бросил.

Один нарком в речи отозвался о нем с высокой похвалой:

– Андрей Бабичев – один из замечательных людей государства.

Он, Андрей Петрович Бабичев, занимает пост директора треста пищевой промышленности. Он великий колбасник, кондитер и повар.

А я, Николай Кавалеров, при нем шут.

II

Он заведует всем, что касается жранья.

Он жаден и ревнив. Ему хотелось бы самому жарить все яичницы, пироги, котлеты, печь все хлеба. Ему хотелось бы рожать пищу. Он родил «Четвертак».

Растет его детище. «Четвертак» – будет дом-гигант, величайшая столовая, величайшая кухня. Обед из двух блюд будет стоить четвертак.

Объявлена война кухням.

Тысячу кухонь можно считать покоренными.

Кустарничанию, восьмушкам, бутылочкам он положит конец. Он объединит все мясорубки, примуса, сковороды, краны… Если хотите, это будет индустриализация кухонь.

Он организовал ряд комиссий. Машины для очистки овощей, изготовленные на советском заводе, оказались превосходными. Немецкий инженер строит кухню. На многих предприятиях выполняются бабичевские заказы.

Я узнал о нем такое:

Он, директор треста, однажды утром, имея под мышкой портфель, – гражданин очень солидного, явно государственного облика, – взошел по незнакомой лестнице среди прелестей черного хода и постучал в первую попавшуюся дверь.

Гарун-аль-Рашидом посетил он одну из кухонь в окраинном, заселенном рабочими доме. Он увидел копоть и грязь, бешеные фурии носились в дыму, плакали дети. На него сразу набросились. Он мешал всем – громадный, отнявший у них много места, света, воздуха.

Кроме того, он был с портфелем, в пенсне, элегантный и чистый. И решили фурии: это, конечно, член какой-то комиссии. Подбоченившись, задирали его хозяйки. Он ушел. Из-за него (кричали ему вслед) потух примус, лопнул стакан, пересолился суп.

Он ушел, не сказав того, что хотел сказать. У него нет воображения. Он должен был сказать так:

Источник: https://www.litmir.me/br/?b=65923&p=1

Рецензии на книгу «Зависть» Юрий Олеша

«Зависть» Юрий Олеша опубликовал в 1927 году, в том же году появилось огромное количество шедевров мировой литературы, и в частности, советская литература обогатилась такими шедеврами, как «Град Градов» и «Эфирный тракт» Платонова, «Морфий» Булгакова, «Седьмой спутник» Лавренева, «Хорошо» Маяковского.

В двадцать седьмом НЭП покидал страну, а вместе с ним уходили смешные, герои, успевшие вырасти в инкубаторских условиях НЭПа — где-то наивно-балаганные, где-то утомленные воспоминаниями и грустью, уходили, уходили «осколки» — герои Ильфа и Петрова, которые, кстати, именно в этом году издали свой знаменитый роман «12 стульев».

Семимильными шагами наступала жесткая индустриализация всей страны. Уходили, уходили, уходили… И вновь уходили…

Стык эпох, стык новых порядков всегда вызывает в обществе взрыв эмоций, чувств, настроений — и сентиментальная ностальгия, фантасмагория чувств, идеализация прошлого.

Юрий Олеша. Неповторимый, непревзойденный. О любимом писать трудно. И даже необязательно. И не хочется, чтобы объяснения в любви стали всеобщим достоянием, а желание такое, чтобы в тишине, чтобы помолчать, чтобы никто не услышал, не спугнул.

Я много раз начинала свой рассказ о любви к Юрию Олеше, к самым моим любимым произведениям «Зависти» и «Трем толстякам», и не могла и не могу найти нужные слова, не могу выдохнуть от счастья новой встречи с этим особенно моим автором и его «Завистью».

Я не могу сосчитать всех новых, с каждым годом увеличивающихся находок в его текстах образов, слов, сравнений, метафор. Стиль таков, что никому не удалось так четко, конкретно и выразительно выразить невыражаемое.

Он смог раскрасить самыми разными красками чувства, эмоции и даже ощущения у него в разноцветной палитре.

В этот раз перечтения я влюбилась в то « крыло, которое выросло от сквозняка. Одно крыло, которое бешено вертится над плечом, придувая веки. Ко всему прочему, сквозняком анестезирована половина лица. Моего, лица, конечно.

А бинокль, повернутый на удаление, вдруг делает вещь до смешного маленькой, непривычной и вызывает у человека детские представления (я проделывала это на практике), и действительно ты счастливо, по-детски улыбаешься. Ты попал в новый мир.

На удаление.

И тогда ты можешь выдумывать все, что тебе пожелается. Ты даже можешь выдумать себя. Ах, как много вариантов себя я знаю!!!!

Выдумка – это возлюбленная разума.

А когда закрываются ворота, слышите ли вы шипение створок? Не рвитесь за закрытые ворота. Остановка – это гордость. А раки, их можно сравнить с кораблем, поднятым со дна морского.

Одним словом, мне всегда хотелось и сейчас хочется особенно обостренно искать и находить неведомые тропинки и видеть, и чувствовать как дышат ели, и целуются с позолоченными лучами яркого (у нас зимнее солнце ослепительно яркое) солнца, и чувствовать, что, если сильно-сильно затаить дыхание, оно непременно поднимет тебя над деревьями, и ты будешь летать, как птица, и тебе будет смешно, что кроме тебя никому в голову не приходит эта мысль, а когда ты удачно приземлишься, то вдруг все чувства твои, сконцентрированные, вдруг распахнутся веером, и ты крикнешь: « Розовый шиповник грусти или смородина мелкого тщеславия, остановитесь! Вы нужны мне».

Сколько же оттенков счастья в мире Юрия Олеши, сколько расцветок грусти, а печать в складках иллюзий…. Это произведение никогда не перечитать, никогда не расшифровать, никогда не догнать во времени. Оно есть и, оно манит, оно раскрывает новые горизонты твоих возможностей. Его много и мало.

А зависть? Она тоже бывает разных оттенков…

Рецензия написана в рамках «Игра в классики».

Источник: https://topliba.com/books/618225/reviews

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector