Краткое содержание подпоручик киже тынянов за 2 минуты пересказ сюжета

Тынянов Юрий

Подпоручик Киже

  • Юрий Тынянов
  • Подпоручик Киже
  • 1

Император Павел дремал у открытого окна. В послеобеденный час, когда пища медленно борется с телом, были запрещены какие-либо беспокойства. Он дремал, сидя на высоком кресле, заставленный сзади и с боков стеклянною ширмою. Павлу Петровичу снился обычный послеобеденный сон.

Он сидел в Гатчине, в своем стриженом садике, и округлый купидон в углу смотрел на него, как он обедает с семьей. Потом издали пошел скрип. Он шел по ухабам, однообразно и подпрыгивая. Павел Петрович увидел вдали треуголку, конский скок, оглобли одноколки, пыль. Он спрятался под стол, так как треуголка была — фельдъегерь. За ним скакали из Петербурга.

— Nous sommes perdus… [Мы погибли (франц.)] — закричал он хрипло жене из-под стола, чтобы она тоже спряталась.

Под столом не хватало воздуха, и скрип уже был там, одноколка оглоблями лезла на него.

Фельдъегерь заглянул под стол, нашел там Павла Петровича и сказал ему:

— Ваше величество. Ее величество матушка ваша скончалась.

  1. Но как только Павел Петрович стал вылезать из-под стола, фельдъегерь щелкнул его по лбу и крикнул:
  2. — Караул!
  3. Павел Петрович отмахнулся и поймал муху.
  4. Так он сидел, выкатив серые глаза в окно Павловского дворца, задыхаясь от пищи и тоски, с жужжащей мухой в руке, и прислушивался.
  5. Кто-то кричал под окном «караул».
  6. 2
  7. В канцелярии Преображенского полка военный писарь был сослан в Сибирь, по наказании.

Новый писарь, молодой еще мальчик, сидел за столом и писал. Его рука дрожала, потому что он запоздал.

Нужно было кончить перепиской приказ по полку ровно к шести часам, для того чтобы дежурный адъютант отвез его во дворец, и так адъютант его величества, присоединив приказ к другим таким же, представил императору в девять. Опоздание было преступлением. Полковой писарь встал раньше времени, но испортил приказ и теперь делал другой список.

В первом списке сделал он две ошибки: поручика Синюхаева написал умершим, так как Синюхаев шел сразу же после умершего майора Соколова, и допустил нелепое написание: вместо «Подпоручики же Стивен, Рыбин и Азанчеев назначаются» написал: «Подпоручик Киже, Стивен, Рыбин и Азанчеев назначаются».

Когда он писал слово «Подпоручики», вошел офицер, и он вытянулся перед ним, остановясь на к, а потом, сев снова за приказ, напутал и написал: «Подпоручик Киже».

Он знал, что, если к шести часам приказ не поспеет, адъютант крикнет: «взять», и его возьмут. Поэтому рука его не шла, он писал все медленнее и медленнее и вдруг брызнул большую, красивую, как фонтан, кляксу на приказ.

  • Оставалось всего десять минут.
  • Откинувшись назад, писарь посмотрел на часы, как на живого человека, потом пальцами, как бы отделенными от тела и ходившими по своей воле, он стал рыться в бумагах за чистым листом, хотя здесь чистых листов вовсе не было, а они лежали в шкапу, в большом аккурате сложенные в стопку.
  • Но так, уже в отчаянии и только для последнего приличия перед самим собою роясь, он вторично остолбенел.
  • Другая, не менее важная бумага была написана тоже неправильно.
  • Согласно императорского приложения за N 940 о неупотреблении слов в донесениях, следовало не употреблять слова «обозреть», но осмотреть, не употреблять слова «выполнить», но исполнить, не писать «стража», но караул, и ни в коем случае не писать «отряд», но деташемент.
  • Для гражданских установлений было еще прибавлено, чтобы не писать «степень», но класс, и не «общество», но собрание, а вместо «гражданин» употреблять: купец или мещанин.
  • Но это уже было написано мелким почерком, внизу распоряжения N 940, висящего тут же на стене, перед глазами писаря, и этого он не читал, но о словах «обозреть» и прочая он выучил в первый же день и хорошо помнил.
  • В бумаге же, приготовленной для подписания командиру полка и направляемой барону Аракчееву, было написано:

Обозрев, по поручению вашего превосходительства, отряды стражи, собственно для несения пригородной при Санктпетербурге и выездной служб назначенные, донесть имею честь, что все сие выполнено…

  1. И это еще не все.
  2. Первая строка им же самим давеча переписанного донесения изображена была:
  3. Ваше превосходительство Милостивый Государь.
  4. Для малого ребенка уже было небезызвестно, что обращение, в одну строку написанное, означало приказание, а в донесениях лица подчиненного, и в особенности такому лицу, как барон Аракчеев, можно было писать только в двух строках:

Читать дальшеКОНЕЦ ОЗНАКОМИТЕЛЬНОГО ОТРЫВКАКраткое содержание Подпоручик Киже Тынянов за 2 минуты пересказ сюжетаВы можете купить эту книгу и продолжить чтениеХотите узнать цену?ДА, ХОЧУ

Источник: https://libcat.ru/knigi/proza/russkaya-klassicheskaya-proza/94454-yurij-tynyanov-podporuchik-kizhe.html

Подпоручик Киже — краткое содержание рассказа Тынянова

В Павловском дворце императора Павла I случается инцидент: послеобеденный сон его величества прерывается от того, что под окном раздается внезапный крик: «Караул!». Виновник тут же бесследно исчезает.

Павел Петрович, очень мнительный по натуре, хочет выяснить, кто посмел нарушить его покой. Но поиски не дают результатов.

Далее действие переносится в канцелярию Преображенского полка. Здесь только что назначенный на должность военный писарь при переписывании приказов по полку допускает несколько нелепейших ошибок.

Нечаянно он указывает подпоручика Синюхаева умершим, хотя тот в это время жив и здоров, а вместо фразы «Подпоручики же Стивен, Рыбин и Азанчеев назначаются» он пишет: «Подпоручик Киже, Стивен, Рыбин и Азанчеев назначаются».

Писарь видит и понимает свои оплошности, но на исправление их у него нет времени. Бумаги идут в высшие инстанции и принимаются в производство.

Так, по недоразумению, на бумаге был убит подпоручик Синюхаев и рожден несуществующий подпоручик Киже.

Подпоручик Синюхаев отчислен со службы, выставлен из комнаты, в которой жил, лишен мундира, который носил. В негодном для носки мундире он бродит по улицам, отчасти веря, что он умер, а затем отправляется к отцу.

Отец, будучи лекарем, кладет сына в госпиталь, при этом указывает над его койкой: «Случайная смерть». Не может помочь Синюхаеву даже сам Аракчеев, который обратился было к Павлу, но получил отказ.

Несчастный Синюхаев становится бродягой.

Зато несуществующий подпоручик Киже умудряется «жить» полной жизнью. 

Вначале хитрый Аракчеев догадывается доложить государю, что именно подпоручик Киже осмелился своим криком разбудить его величество. Павел приказывает наказать подпоручика плетьми и сослать в Сибирь. Никто не смеет противоречить. Пустое место наказывают перед строем, затем начинают конвоировать. Но, так и не дойдя до Сибири, подпоручик Киже приказом Павла возвращается обратно.

Причиной внезапной перемены явилось то, что Павлу донесли, что подпоручик Киже кричал под окном для того, чтобы вызвать одну из фрейлин, с которой у подпоручика якобы завязался роман. А роман действительно завязался, но не у подпоручика Киже, а у фрейлины, и, естественно, не с подпоручиком, а с кем-то другим, но это уже никого не волновало.

Подпоручика Киже возвращают, производят в поручики и женят на фрейлине. Поначалу фрейлина в шоке, особенно от свадьбы, на которой не видно жениха, но затем она входит в роль. У них с поручиком Киже рождается ребенок. Поручик служит, дослуживается до полковника. Ребенок растет. В общем, все идет своим чередом.

А прекращается все это в тот момент, когда Павел решает произвести полковника Киже в генералы и вызывает его к себе. Тогда генерала Киже срочно кладут в госпиталь, где через три дня он умирает.

Генерала Киже хоронят всем Санкт-Петербургом. Пустой гроб сопровождают жена с ребенком, полк со свернутыми знаменами, придворные кареты. Император издали наблюдает за процессией.

В конце повести сообщается, что вскорости после этих похорон умирает и сам Павел I . На этом повесть о никогда не существовавшем подпоручике Киже заканчивается.

Читательский дневник.

Другие произведения автора:

← Пушкин↑ ТыняновСмерть Вазир-Мухтара →

Источник: http://sochinite.ru/kratkie-soderzhaniya/tynyanov/podporuchik-kizhe-rasskaz

Пересказ романа Тынянова «Подпоручик Киже» — Глава 10

Поручик Синюхаев внимательно посмотрел на комнату, в которой жил до сего дня. Комната была просторная, с низкими потолками, с портретом человека средних лет, в очках и при небольшой косичке. Это был отец поручика, лекарь Синюхаев. Он жил в Гатчине, но поручик, глядя на портрет, не почувствовал особой уверенности в этом. Может быть, живет, а может, и нет.

Потом он посмотрел на вещи, принадлежавшие поручику Синюхаеву гобой любви в деревянном ларчике, щипцы для завивки, баночку с пудрой, песочницу, и эти вещи посмотрели на него. Он отвел от них взгляд.

Так он стоял посреди комнаты и ждал чего-то. Вряд ли он ждал денщика.

Между тем именно денщик осторожно вошел в комнату и остановился перед поручиком. Он слегка раскрыл рот и, смотря на поручика, стоял. Вероятно, он и всегда так стоял, ожидая приказаний, но поручик посмотрел на него, словно видел его в первый раз, и потупился.

Смерть следовало скрывать временно, как преступление. К вечеру вошел к нему в комнату молодой человек, сел за стол, на котором стоял ларчик с гобоем любви, вынул его из ларчика, подул в него и, не добившись звука, сложил в угол. Затем, кликнув денщика, сказал подать пенника.

Ни разу он не посмотрел на поручика Синюхаева. Поручик же спросил стесненным голосом: — Кто таков?

Молодой человек, пьющий его пенник, отвечал, зевнув: — Юнкерской школы при Сенате аудитор, — и приказал денщику постилать постель.

Потом он стал раздеваться, и поручик Синюхаев долго смотрел, как ловко аудитор стаскивает штиблеты и сталкивает их со стуком, расстегивается, потом укрывается одеялом и зевает.

Потянувшись наконец, молодой человек вдруг посмотрел на руку поручика Синюхаева и вытащил у него из обшлага рукава полотняный платочек. Прочистив нос, он снова зевнул. Тогда наконец поручик Синюхаев нашелся и вяло сказал, что сие против правил.

Аудитор равнодушно возразил, что, напротив, все по правилам, что он действует по части второй, как бывший Синюхаев — «яко же умре», и чтоб поручик снял свой мундир, который кажется аудитору еще довольно приличным, а сам чтоб надел мундир, не годный для носки.

Поручик Синюхаев стал снимать мундир, а аудитор ему помог, объясняя, что сам бывший Синюхаев может это сделать «не так». Потом бывший Синюхаев надел мундир, не годный для носки, и постоял, опасаясь, как бы аудитор перчаток не взял.

У него были длинные желтые перчатки, с угловатыми пальцами, форменные. Перчатки потерять — к бесчестью, слыхал он. В перчатках поручик, каков бы он ни был, все поручик. Поэтому, натянув перчатки, бывший Синюхаев повернулся и пошел прочь.

Всю ночь он пробродил по улицам С.-Петербурга, даже не пытаясь зайти никуда. Под утро он устал и сел наземь у какого-то дома.

Он продремал несколько минут, затем внезапно вскочил и пошел, не глядя по сторонам. Вскоре он вышел за черту города. Сонный торшрейбер * у шлагбаума рассеянно записал его фамилию. * Писарь (нем.

Читайте также:  Краткое содержание гроссман жизнь и судьба за 2 минуты пересказ сюжета

). Больше он не возвращался в казармы.

Источник: http://ruslit.biz/pereskaz-romana-tynyanova-podporuchik-kizhe-glava-10/

Пересказ романа Тынянова «Подпоручик Киже» — Глава 4

Приказ по гвардии Преображенскому полку, подписанный императором, был им сердито исправлен. Слова: Подпоручик Киже, Стивен, Рыбин и Азанчеев назначаются император исправил: после первого к вставил преогромный ер, несколько следующих букв похерил и сверху надписал: Подпоручик Киже в караул. Остальное не встретило возражений. Приказ был передан.

Когда командир его получил, он долго вспоминал, кто таков подпоручик со странной фамилией Киже. Он тотчас взял список всех офицеров Преображенского полка, но офицер с такой фамилией не значился, Не было его даже и в рядовых списках. Непонятно, что это было такое. Во всем мире понимал это верно один писарь, но его никто не спросил, а он никому не сказал.

Однако же приказ императора должен был быть исполнен. И все же он не мог быть исполнен, потому что нигде в полку не было подпоручика Киже. Командир подумал, не обратиться ли к барону Аракчееву. Но тотчас махнул рукой. Барон Аракчеев проживал в Гатчине, да и исход был сомнителен.

А как всегда в беде было принято бросаться к родне, то командир быстро счелся родней с адъютантом его величества Саблуковым и поскакал в Павловское.

В Павловском было большое смятение, и адъютант сначала вовсе не хотел принять командира.

Потом он брезгливо выслушал его и уже хотел сказать ему черта, и без того дела довольно, как вдруг насупился, метнул взгляд на командира, и взгляд этот внезапно изменился: он стал азартным.

Адъютант медленно сказал: — Императору не доносить. Считать подпоручика Киже в живых. Назначить в караул. Не глядя на обмякшего командира, он бросил его на произвол судеб, подтянулся и зашагал прочь.

Пересказ романа Тынянова «Подпоручик Киже» — Глава 4

  1. Пересказ романа Довженко «Очарованная Десна» — Глава седьмая В исполнение вечного закона жизни, склонив седую голову, шапку сняв и освящая мысли молчанием возвращаю я прибит печалью своей к…
  2. Пересказ романа Довженко «Очарованная Десна» — Глава вторая Погуляв вокруг пчел и накушавшись огуречных бутонов, натолкнулся я на морковь. Более всего почему-то любил я морковь. Она росла у…
  3. Пересказ романа Довженко «Очарованная Десна» — Глава третья Много было разных грехов и много кар, но никто их почему-то как будто и не боялся. Сначала я просто ужасался…
  4. Пересказ романа Довженко «Очарованная Десна» — Глава пятая Картины плывут, несутся воды Дунаем, Десной, весенняя вода на Десне, Дунае. Тучи по небу плывут прихотливо и свободно и, плывя…
  5. Пересказ романа Довженко «Очарованная Десна» — Глава четвертая Улица была пуста. Все взрослые работали в поле. Только около магазина, на крыльце, как раз против колодезного журавля, сидел в…
  6. Пересказ повести Беляева «Мистер смех» — глава «Королева слез» Во втором этаже находилась широкая застекленная веранда, выходившая в садик с чахлыми деревцами и двумя клумбами. Веранда была своего рода…
  7. Подпоручик Ромашов и его роль в повести Куприна «Поединок» Название повести Куприна верно передает смысл разыгравшейся в ней драмы, сразу определяет внутренний конфликт, еще неизвестный читателю. То есть под…
  8. Пересказ повести И. А. Бунина «Чистый понедельник» — Глава Четвертая Я осторожно оделся, робко поцеловал ее в волосы и на цыпочках вышел на лестницу, уже светлеющую бледным светом. Шел пешком…
  9. Пересказ повести Платова «В прекрасном и яростном мире» — глава 1 В Толубеевском депо лучшим паровозным машинистом считался Александр Васильевич Мальцев. Ему было лет тридцать, но он уже имел квалификацию машиниста…
  10. Краткое содержание романа Тынянова «Пушкин» У Сергея Львовича Пушкина родился сын, которого он назвал в память своего деда Александром. После крестин в доме Пушкиных на…
  11. Краткое содержание романа Тынянова «Кюхля» Вильгельм кончил с отличием пансион. Родственники решают определить его в только что основанный Царскосельский лицей. На приеме у министра Разумовского…
  12. Краткое содержание романа Тынянова «Смерть Вазир-Мухтара» 14 марта 1828 г. пушечным выстрелом с Петропавловской крепости жители столицы были извещены о заключении мира с Персией. Трактат о…
  13. Пересказ содержания романа Белля «Глазами клоуна» Роман «Глазами клоуна» тоже построен по принципу сжатого времени, его действие тоже длится только один день, и это тоже день,…
  14. Пересказ романа «Маруся Чурай» — Осада Полтавы Зима в Полтаве была тревожная: И опять беда. Не прошло и года, — В Белой Церкви составлено соглашение. И опять…
  15. Урок по главе романа «Дубровский» глава «Любовь и бегство» Этот урок переключает внимание учеников на отношения Маши Троекуровой и Владимира Дубровского. Домашнее задание, выполненное учениками, способствует тому, что класс…
  16. Анализ текста — Последняя глава романа «Отцы и дети» Почему И. С. Тургенев не завершил роман смертью Базарова, этой наиболее сильной в художественном отношении сценой? Ведь о главном герое…
  17. Пересказ романа «Маруся Чурай» — Гонец к гетману Полтавский полк выходит на заре А время идет. Всюду продолжается борьба. В боях решается судьба народа: Там бой гремит. Там…
  18. Пересказ сюжета романа Вальтера Скотта «Айвенго» Роман «Айвенго» — одно из лучших произведений Вальтера Скотта (1771 — 1832). Этот роман был создан более ста шестидесяти лет…
  19. Пересказ романа «Маруся Чурай» Мы узнаем о тайных свиданиях Григория и Маруси за селом над прудом, а однажды Маруся сделала попытку оставить жизнь, утопиться…
  20. Пересказ романа Битова «Преподаватель симметрии» Существуют книги, после прочтения которых появляется чувство какой-то потери. Такое происходит достаточно редко, однако роман Битова «Преподаватель симметрии» можно отнести…

Источник: https://ege-russian.ru/pereskaz-romana-tynyanova-podporuchik-kizhe-glava-4/

Книга Подпоручик Киже — читать онлайн. Тынянов Юрий Николаевич. Книги читать онлайн бесплатно без регистрации

Император Павел дремал у открытого окна. В послеобеденный час, когда пища медленно борется с телом, были запрещены какие-либо беспокойства. Он дремал, сидя на высоком кресле, заставленный сзади и с боков стеклянною ширмою. Павлу Петровичу снился обычный послеобеденный сон.

Он сидел в Гатчине, в своем стриженом садике, и округлый купидон в углу смотрел на него, как он обедает с семьей. Потом издали пошел скрип. Он шел по ухабам, однообразно и подпрыгивая. Павел Петрович увидел вдали треуголку, конский скок, оглобли одноколки, пыль. Он спрятался под стол, так как треуголка была – фельдъегерь. За ним скакали из Петербурга.

  • – Nous sommes perdus… – закричал он хрипло жене из-под стола, чтобы она тоже спряталась.
  • Под столом не хватало воздуха, и скрип уже был там, одноколка оглоблями лезла на него.
  • Фельдъегерь заглянул под стол, нашел там Павла Петровича и сказал ему:

– Ваше величество. Ее величество матушка ваша скончалась.

  1. Но как только Павел Петрович стал вылезать из-под стола, фельдъегерь щелкнул его по лбу и крикнул:
  2. – Караул!
  3. Павел Петрович отмахнулся и поймал муху.
  4. Так он сидел, выкатив серые глаза в окно Павловского дворца, задыхаясь от пищи и тоски, с жужжащей мухой в руке, и прислушивался.
  5. Кто-то кричал под окном «караул».

2

В канцелярии Преображенского полка военный писарь был сослан в Сибирь, по наказании.

Новый писарь, молодой еще мальчик, сидел за столом и писал. Его рука дрожала, потому что он запоздал.

Нужно было кончить перепиской приказ по полку ровно к шести часам, для того чтобы дежурный адъютант отвез его во дворец, и там адъютант его величества, присоединив приказ к другим таким же, представил императору в девять. Опоздание было преступлением.

Полковой писарь встал раньше времени, но испортил приказ и теперь делал другой список.

В первом списке сделал он две ошибки: поручика Синюхаева написал умершим, так как Синюхаев шел сразу же после умершего майора Соколова, и допустил нелепое написание: вместо «Подпоручики же Стивен, Рыбин и Азанчеев назначаются» написал: «Подпоручик Киже, Стивен, Рыбин и Азанчеев назначаются». Когда он писал слово «Подпоручики», вошел офицер, и он вытянулся перед ним, остановясь на к, а потом, сев снова за приказ, напутал и написал: «Подпоручик Киже».

Он знал, что, если к шести часам приказ не поспеет, адъютант крикнет: «взять», и его возьмут. Поэтому рука его не шла, он писал все медленнее и медленнее и вдруг брызнул большую, красивую, как фонтан, кляксу на приказ.

  • Оставалось всего десять минут.
  • Откинувшись назад, писарь посмотрел на часы, как на живого человека, потом пальцами, как бы отделенными от тела и ходившими по своей воле, он стал рыться в бумагах за чистым листом, хотя здесь чистых листов вовсе не было, а они лежали в шкапу, в большом аккурате сложенные в стопку.
  • Но так, уже в отчаянии и только для последнего приличия перед самим собою роясь, он вторично остолбенел.
  • Другая, не менее важная бумага была написана тоже неправильно.
  • Согласно императорского приложения за N 940 о неупотреблении слов в донесениях, следовало не употреблять слова «обозреть», но осмотреть, не употреблять слова «выполнить», но исполнить, не писать «стража», но караул, и ни в коем случае не писать «отряд», но деташемент.
  • Для гражданских установлений было еще прибавлено, чтобы не писать «степень», но класс, и не «общество», но собрание, а вместо «гражданин» употреблять: купец или мещанин.
  • Но это уже было написано мелким почерком, внизу распоряжения N940, висящего тут же на стене, перед глазами писаря, и этого он не читал, но о словах «обозреть» и прочая он выучил в первый же день и хорошо помнил.
  • В бумаге же, приготовленной для подписания командиру полка и направляемой барону Аракчееву, было написано:
  • Обозрев, по поручению вашего превосходительства, отряды стражи, собственно для несения пригородной при Санкт-Петербурге и выездной служб назначенные, донесть имею честь, что все сие выполнено
  • И это еще не все.
  • Первая строка им же самим давеча переписанного донесения изображена была:
  • Ваше превосходительство Милостивый Государь.
  • Для малого ребенка уже было небезызвестно, что обращение, в одну строку написанное, означало приказание, а в донесениях лица подчиненного, и в особенности такому лицу, как барон Аракчеев, можно было писать только в двух строках:
  • Ваше Превосходительство
  • Милостивый Государь,
  • что означало подчинение и вежливость.
  • И если за обозрев и прочая могло быть ему поставлено в вину, что он не заметил и вовремя не обратил внимание, то с Милостивым Государем напутал при переписке именно он сам.

И, уж более не сознавая, что делает, писарь сел исправить эту бумагу. Переписывая ее, он мгновенно забыл о приказе, хотя тот был много спешнее.

Когда же от адъютанта прибыл за приказом вестовой, писарь посмотрел на часы и на вестового и вдруг протянул ему лист с умершим поручиком Синюхаевым.

Потом сел и, все еще дрожа, писал: превосходительства, деташементы, караула.

3

Ровно в девять часов прозвонил во дворце колокольчик, император дернул за шнурок. Адъютант его величества ровно в девять часов вошел с докладом к Павлу Петровичу. Павел Петрович сидел во вчерашнем положении, у окна, заставленный стеклянною ширмою.

Читайте также:  Краткое содержание страсти-мордасти горького за 2 минуты пересказ сюжета

Между тем он не спал, не дремал, и выражение его лица было также другое.

Адъютант знал, как и все во дворце, что император гневен. Но он равным образом знал, что гнев ищет причин, и чем более их находит, тем более воспламеняется. Итак, доклад ни в коем случае не мог быть пропущен.

Источник: https://the-librarian.ru/bookread-355937

Юрий Тынянов «Подпоручик Киже»

С досадной и вовремя не исправленной ошибки военного писаря начала отсчёт биография самого загадочного офицера русской армии — Киже. Какие только виражи не выписывала его судьба! Но никто так и не смог похвастаться личным знакомством с Киже, даже сам император Павел, зорко следивший за его карьерой.

В 1927 году Юрий Тынянов выпустил повесть «Подпоручик Киже». Впоследствии она была дважды экранизирована (фильмы «Поручик Киже» (1934) и «Шаги императора» (1990)). Сюжет повести в целом соответствует известному анекдоту, хотя повесть, разумеется, гораздо более детальна.

  • Входит в:
  • Экранизации:
  • — «Поручик Киже» 1934, СССР, реж: Александр Файнциммер
  • — «Шаги императора» 1990, СССР, реж: Олег Рябоконь

 1959 г. 1975 г. 1981 г. 1981 г. 1981 г. 1984 г. 1986 г. 1986 г. 1989 г. 1990 г. 1990 г. 1990 г. 2015 г. 2020 г. 1928 г. 2006 г. 2009 г.

Доступность в электронном виде:

Сортировка: по дате | по рейтингу | по оценке

puma444, 28 января 2018 г.

Киже…

Ахинея до мозга костей. Ахинея — в которой мы живем.

Но раскритиковать не получится. Т.к. автор сам открыто насмехается над давно нависшим бичем нашей Планеты — «Без бумажки ты какашка (букашка), а с бумажкой — человек».

Еще с незапамятных времен человечество столкнулось с проблемой бюрократии, когда вся твоя жизнь буквально зависит от какой-то бумажки. Дай Бог если только от одной.

Ведь только вдумайтесь — множество судеб было сломано из-за какой-то опечатки, ошибки в реестре миллионов бумаг и документов, которую можно легко исправить попросту не относясь халатно к своей работе.

Ведь большинство людей без определенного места жительства — это жертвы нелепых ошибок бюрократов. Кто-то становится бомжом, а кто-то… «мертвым».

Быть может, когда-то в далеком-далеком будущем нас ждет мир без этой бумажной мишуры, и каждый сможет жить по справедливости. А пока получаем то, что имеем. Из века в век передавая эстафету бюрократической беспомощности.

Рассказ обязателен к прочтению каждому.

Всем приятного и увлекательного чтения.

zdraste, 3 января 2018 г.

  1. Есть отличия между произведениями написанными сейчас, и тогда (1927 год), это маленькие дополнения из фраз, штрихи дающие наполненность, и аутентичность, как например: имение с тысячью душ (звучащие обезличенно к крепостным занимающих рабское положение при царизме), или избиение прикладами, пропускание через полк (избиение палками, и мало кто живой оставался после этого), ссылка в Сибирь и ссыльной шел пешком в кандалах, денщик -подневольный человек, и так далее.
  2. Если же читать повести написанные сегодняшним днем, о тех, далеких временах, то всё оно какое-то восторженно-наивное, и даже исторические факты приведенные иностранцами посещавшими царскую Россию, игнорируются.
  3. А бюрократизм доходящий до абсурда есть везде, не только при царе Павле, но даже и при дворе английской королевы Елизаветы второй, и не только.
  4. Спасибо за совет an2001

martinthegod9, 29 декабря 2016 г.

Безумно забавная, уникальная история. Несуществующего подпоручика Киже — в генералы, а живого поручика Синюхаева — признать умершим. Главы о двух героях чередуются с повествованием о частной жизни Павла Первого, самого неоднозначно из императоров.

Здесь рассказывается и о его Михайловском замке с рвом и подъемным мостом, и о характере правителя, у которого великий гнев сменяется великим страхом. Также показаны обычаи и особенности эпохи конца 18 века. В общем вещь довольно историческая.

Причем крайне забавная, что необычно для исторической прозы, традиционно сухой или крайне доблестно-патриотической.

Вам понравится эта повесть, если: а) вам интересна история, в частности эпоха правления Павла Первого; б) вы любите анекдотичные сюжеты, фабулы которых доводятся до абсурда; в) вас в силу профессиональной деятельности утомляет бред, периодически встречаемый в бюрократизме вооруженных сил.

mac_mac, 23 декабря 2016 г.

Да, история! История, которая отлично демонстрирует, как сквозь призму, недостатки правления того времени… Живого поручика Синюхаева признали мертвым, а а поручик, которого никогда не было, продвигался по карьерной лестнице и дошел до генерала! Но ведь в то время, когда жил автор, такая же ситуация была и в советской России!

Источник: https://fantlab.ru/work233947

Пересказ романа Тынянова «Подпоручик Киже» – Глава 6

Павел Петрович ходил по своей комнате и изредка останавливался. Он прислушивался. С тех пор как император в пыльных сапогах и дорожном плаще прогремел шпорами по зале, в которой еще хрипела его мать, и хлопнул дверью, было наблюдено.

большой гнев становился великим гневом, великий гнев кончался через дня два страхом или умилением. Химеры по лестницам делал в Павловском дикий Вренна, а плафоны и стены дворца делал Камерон, любитель нежных красок, которые мрут на глазах у всех.

С одной стороны — разинутые пасти вздыбленных и человекообразных львов, с другой-изящное чувство.

Кроме того, в дворцовом зале висели два фонаря, подарок незадолго перед тем обезглавленного Людовика XVI. Этот подарок получил он во Франции, когда еще странствовал под именем графа Северного.

Фонари были высокой работы; стенки были таковы, что смягчали свет. Но Павел Петрович избегал зажигать их.

Также часы, подарок Марии-Антуанетты, стояли на яшмовом столе. Часовая стрелка была золотым Сатурном с длинною косой, а минутная — амуром со стрелою. Когда часы били полдень и полночь, Сатурн заслонял косой стрелу амура. Это значило, что время побеждает любовь. Как бы то ни было, часы не заводились.

Итак, в саду был Бренна, по стенам Камерон, а над головой, в подпотолочной пустоте качался фонарь Людовика XVI. Во время великого гнева Павел Петрович приобретал даже некоторое наружное сходство с одним из львов Бренны.

Тогда, как с неба при ясной погоде, рушились палки на целые полки, темною ночью при свете факелов рубили кому-то голову на Дону, маршировали пешком в Сибирь случайные солдаты, писаря, поручики, генералы и генерал-губернаторы. Похитительница престола, его мать, была мертва.

Потемкинский дух он вышиб, как некогда Иван Четвертый вышиб боярский. Он разметал потемкинские кости и сровнял его могилу.

Он уничтожил самый вкус матери Вкус похитительницы! Золото, комнаты, выложенные индийским шелком, комнаты, выложенные китайской посудой, с голландскими печами, — и комната из синего стекла-табакерка.

Балаган Римские и греческие медали, которыми она хвасталась! Он велел употребить их на позолоту своего замка. И все же дух остался, привкус остался.

Им пахло кругом, и поэтому, может быть, Павел Петрович имел привычку принюхиваться к собеседникам.

А над головой качался французский висельник, фонарь. И наступал страх. Императору не хватало воздуха. Он не боялся ни жены, ни старших сыновей, из которых каждый, вспомнив пример веселой бабушки и свекрови, мог его заколоть вилкою и сесть на престол.

Он не боялся подозрительно веселых министров и подозрительно мрачных генералов. Он не боялся никого из той пятидесятимиллионной черни, которая сидела по кочкам, болотам, пескам и полям его империи и которую он никак не мог себе представить Он не боялся их, взятых в отдельности.

Вместе же это было море, и он тонул в нем.

И он приказал окопать свой петербургский замок рвами и форпостами и вздернуть на цепи подъемный мост. Но и цепи были неверны-их охраняли часовые.

И когда великий гнев становился великим страхом, начинала работать канцелярия криминальных дел, и кого-то подвешивали за руки, и под кем-то проваливался пол, а внизу его ждали заплечные мастера. Поэтому, когда из императорской комнаты слышались то маленькие, т о растянутые, внезапно спотыкливые шаги, все переглядывались с тоской и редко кто улыбался. В комнате великий страх.

Император бродит.

Источник: http://soshinenie.ru/pereskaz-romana-tynyanova-podporuchik-kizhe-glava-6/

Читать онлайн "Подпоручик Киже" автора Тынянов Юрий Николаевич — RuLit — Страница 2

Маленькими шагами он подбежал к адъютанту. Лицо его было красно, и глаза темны.

Он приблизился вплотную и понюхал адъютанта. Так делал император, когда бывал подозрителен. Потом он двумя пальцами крепко ухватил адъютанта за рукав и ущипнул.

  • Адъютант стоял прямо и держал в руке листы.
  • — Службы не знаешь, сударь, — сипло сказал Павел, — сзади заходишь.
  • Он щипнул его еще разок.
  • — Потемкинский дух вышибу, ступай.
  • И адъютант задом удалился в дверь.
  • Как только дверь неслышно затворилась, Павел Петрович быстро размотал шейный платок и стал тихонько раздирать на груди рубашку, рот его перекосился, и губы задрожали.
  • Начинался великий гнев.
  • 4

Приказ по гвардии Преображенскому полку, подписанный императором, был им сердито исправлен. Слова: Подпоручик Киже, Стивен, Рыбин и Азанчеев назначаются император исправил: после первого к вставил преогромный ер, несколько следующих букв похерил и сверху надписал: Подпоручик Киже в караул. Остальное не встретило возражений.

Приказ был передан.

Когда командир его получил, он долго вспоминал, кто таков подпоручик со странной фамилией Киже. Он тотчас взял список всех офицеров Преображенского полка, но офицер с такой фамилией не значился. Не было его даже и в рядовых списках.

Непонятно, что это было такое. Во всем мире понимал это верно один писарь, но его никто не спросил, а он никому не сказал. Однако же приказ императора должен был быть исполнен.

И все же он не мог быть исполнен, потому что нигде в полку не было подпоручика Киже.

Командир подумал, не обратиться ли к барону Аракчееву. Но тотчас махнул рукой. Барон Аракчеев проживал в Гатчине, да и исход был сомнителен.

  1. А как всегда в беде было принято бросаться к родне, то командир быстро счелся родней с адъютантом его величества Саблуковым и поскакал в Павловское.
  2. В Павловском было большое смятение, и адъютант сначала вовсе не хотел принять командира.
  3. Потом он брезгливо выслушал его и уже хотел сказать ему черта, и без того дел довольно, как вдруг насупился, метнул взгляд на командира, и взгляд этот внезапно изменился: он стал азартным.
  4. Адъютант медленно сказал:

— Императору не доносить. Считать подпоручика Киже в живых. Назначить в караул.

Не глядя на обмякшего командира, он бросил его на произвол судеб, подтянулся и зашагал прочь.

5

Поручик Синюхаев был захудалый поручик. Отец его был лекарь при бароне Аракчееве, и барон, в награждение за пилюли, восстановившие его силы, тишком сунул лекарского сына в полк.

Читайте также:  Краткое содержание черный человек есенина за 2 минуты пересказ сюжета

Прямолинейный и неумный вид сына понравился барону. В полку он ни с кем не был на короткой ноге, но и не бегал от товарищей.

Он был неразговорчив, любил табак, не махался с женщинами и, что было не вовсе бравым офицерским делом, с удовольствием играл на «гобое любви».

  • Амуниция его была всегда начищена.
  • Когда читался приказ по полку, Синюхаев стоял и, как обычно, вытянувшись в струнку, ни о чем не думал.
  • Внезапно он услышал свое имя и дрогнул ушами, как то случается с задумавшимися лошадьми от неожиданного кнута.
  • «Поручика Синюхаева, как умершего горячкою, считать по службе выбывшим».
  • Тут случилось, что командир, читавший приказ, невольно посмотрел на то место, где всегда стоял Синюхаев, и рука его с бумажным листом опустилась.

Синюхаев стоял, как всегда, на своем месте. Однако вскоре командир снова стал читать приказ, — правда, уже не столь отчетливо, — прочел о Стивене, Азанчееве, Киже и дочитал до конца. Начался развод, и Синюхаеву должно было вместе со всеми двигаться в фигурных упражнениях. Но вместо того он остался стоять.

Он привык внимать словам приказов как особым словам, непохожим на человеческую речь. Они имели не смысл, не значение, а собственную жизнь и власть. Дело было не в том, исполнен приказ или не исполнен. Приказ как-то изменял полки, улицы и людей, если даже его и не исполняли.

Когда он услышал слова приказа, он сначала остался стоять на месте, как недослышавший человек. Он тянулся за словами. Потом перестал сомневаться. Это о нем читали. И, когда двинулась его колонна, он начал сомневаться, жив ли он.

Ощущая руку, лежащую на эфесе, некоторое стеснение от туго стянутых портупейных ремней, тяжесть сегодня утром насаленной косы, он как будто и был жив, но вместе с тем он знал, что здесь что-то неладно, что-то непоправимо испорчено. Он ни разу не подумал, что в приказе ошибка. Напротив, ему показалось, что он по ошибке, по оплошности жив. По небрежности он чего-то не заметил и не сообщил никому.

Во всяком случае он портил все фигуры развода, стоя столбиком на площади. Он даже не подумал шелохнуться.

Как только кончился развод, командир налетел на поручика. Он был красен. Было настоящим счастьем, что на разводе не было по случаю жаркого времени императора, отдыхавшего в Павловском.

Командир хотел рявкнуть: на гауптвахту, — но для исхода гнева нужен был более раскатистый звук, и он уже хотел пустить на рр: под аррест, — как вдруг рот его замкнулся, словно командир случайно поймал им муху.

И так он стоял перед поручиком Синюхаевым минуты две.

  1. Потом, отшатнувшись, как от зачумленного, он пошел своим путем.
  2. Он вспомнил, что поручик Синюхаев, как умерший, отчислен от службы, и сдержался, потому что не знал, как говорить с таким человеком.
  3. 6
  4. Павел Петрович ходил по своей комнате и изредка останавливался.
  5. Он прислушивался.
  6. С тех пор, как император в пыльных сапогах и дорожном плаще прогремел шпорами по зале, в которой еще хрипела его мать, и хлопнул дверью, было наблюдено: большой гнев становился великим гневом,великий гнев кончался через дня два страхом и умилением.

Химеры по лестницам делал в Павловском дикий Бренна, а плафоны и стены дворца делал Камерон, любитель нежных красок, которые мрут на глазах у всех. С одной стороны — разинутые пасти вздыбленных и человекообразных львов, с другой — изящное чувство.

Кроме того, в дворцовом зале висели два фонаря, подарок незадолго перед тем обезглавленного Людовика XVI. Этот подарок получил он во Франции, когда еще странствовал под именем графа Северного.

Фонари были высокой работы: стенки были таковы, что смягчали свет.

Но Павел Петрович избегал зажигать их.

Также часы, подарок Марии-Антуанетты, стояли на яшмовом столе. Часовая стрелка была золотым Сатурном с длинною косой, а минутная — амуром со стрелою.

Когда часы били полдень и полночь, Сатурн заслонял косой стрелу амура. Это значило, что время побеждает любовь.

  • Как бы то ни было, часы не заводились.
  • Итак, в саду был Бренна, по стенам Камерон, а над головой в подпотолочной пустоте качался фонарь Людовика XVI.
  • Во время великого гнева Павел Петрович приобретал даже некоторое наружное сходство с одним из львов Бренны.

Источник: https://www.rulit.me/books/podporuchik-kizhe-read-9369-2.html

Вопросы и ответы к рассказу Ю. Н. Тынянова «Подпоручик Киже»

  1. Прочитайте рассказ «Подпоручик Киже».

    По­чему его относят к историческим произведениям? Чем интересен этот рассказ?

  2. Рассказ «Подпоручик Киже» относят к историческим произведениям потому, что в нем с большой точностью воспроизведены особенности быта и нравов эпохи.

    При этом не только описаны конкретные предметы и обычаи, но и те ситуации, ко­торые порождены особенностями време­ни. Бюрократическая неразбериха, харак­терная эпохе, породила даже сам анекдот, от которого идет название рассказа.

  3. Какие последствия имели сделанные новым полковым писарем ошибки?
  4. Ошибка полкового писаря вызвала по­явление в списках нового человека, что и создало комическую и даже трагическую ситуацию в воинской части.

  5. Расскажите «биографию» подпоручика Киже. Почему стало возможным его «существование»?
  6. «Существование» подпоручика Киже на­чалось с описки писаря, и его «биография» с момента возникновения этой фамилии была полностью подчинена всем циркуля­рам и всем перемещениям, которые были неизбежны в любой воинской части той по­ры. Приказы «имели не смысл, не значе­ние, а собственную жизнь и власть». Так получилось, что подпоручик был наказан и даже прогнан сквозь строй, сослан в Си­бирь, затем прощен и произведен в поручи­ки, капитаны, полковники, генералы.

  7. В чем трагизм судьбы Синюхаева?
  8. Как по ошибке возник подпоручик Ки­же, так и Синюхаев по ошибке писаря оказался в числе умерших. Он как че­ловек, свято веривший в приказы решил, что ему жить не должно, и умер.

  9. Каким предстает в рассказе Павел I?
  10. Главным организатором всего этого подчиненного циркулярам пространства был Павел I. В рассказе он — одна из главных фигур в этой странной и фантас­тической игре.

  11. В рассказе использованы авторская ирония и гротеск. Найдите в тексте авторскую иронию и гротеск. Какова роль гротеска в рассказе? В каком произведении вы уже встречались с гротеском?
  12. В рассказе «Подпоручик Киже» ирония и гротеск есть уже в его названии. Ведь этот несуществующий подпоручик возник от случайной ошибки писаря: из сочета­ния «подпоручики же…» возник «подпо­ручик Киже».

    Так из насмешки над неиз­бежными ошибками чиновников возник­ла не забавная путаница, а трагическая ситуация, точно отражавшая судьбы и ин­тересы многих людей.

    Ирония над несо­вершенством системы сочетается с гро­тескным изображением результатов од­ной единственной ошибки. Материал с сайта //iEssay.ru

  13. Если бы вам предложили составить киносце­нарий по рассказу «Подпоручик Киже», какие бы кадры вы включили в него? Какой бы авторский текст дали?
  14. Все могло бы зависеть от того, какой фильм предполагается создать.

    Если бы это был короткометражный фильм, то можно было бы дать кадры, которые рису­ют ошибку писаря, и несколько эпизодов, рисующих последствия этой ошибки.

    Например, приказы о ссылке в Сибирь, о помиловании, затем о присвоении оче­редных чинов, которые бедные чиновни­ки не знают, кому вручать и как исполь­зовать, чтобы не навлечь на себя гнев на­чальства.

    Если предполагается более обстоятель­ный фильм, то в сценарий можно вклю­чить и поручика Синюхаева, который, на­оборот, числился умершим, хотя был не только жив, но даже и здоров. Авторский текст сценария должен помогать понять, как удавалось чиновникам изображать су­ществование несуществующего человека и таким образом избегать наказаний.

Источник: http://iessay.ru/ru/writers/native/t/tynyanov/kontrolnye-voprosy-s-vyborochnymi-otvetami/podporuchik-kizhe/kontrolnye-voprosy-s-vyborochnymi-otvetami-k-rasskazu-yu.-n.-tynyanova-podporuchik-kizhe

Ю.Н. Тынянов «Подпоручик Киже» анализ произведения

Рассказ Ю.Н. Тынянова «Подпоручик Киже» начинается как веселый анекдот: по ошибке в приказе появилось новое лицо — подпоручик Киже, которого на самом деле в Преоб­раженском полку вовсе не было.

Император велел назначить его в караул, а потом — сослать в Сибирь. Синюхаева же тоже случайно посчитали в приказе мертвым и по службе выбыв­шим. Ю.Н. Тынянов с иронией пишет о его поведении после прочтения приказа: «Он ни разу не подумал, что в приказе ошибка.

Напротив, ему показалось, что он по ошибке, по оп­лошности жив.

Писатель гневно бичует желание слепо повиноваться при­казу, показывает, как самая откровенная чушь, обретая форму документа, наделяется силой закона.

Большое внимание уделяет Ю.Н. Тынянов в рассказе рас­крытию роли императора в создании этой системы беспреко­словного, бездумного подчинения самому нелепому приказу. Государь погружен в свой мир, где амуры и химеры, а также роскошные подарки Людвига XVI и Марии Антуанетты ста­новятся ему ближе руководства войсками.

С особым вниманием описывает Ю.И. Тынянов «великий гнев» императора, от которого «рушились палки на целые полки, темною ночыо при свете факелом рубили кому-то го­лову на Дону, маршировали пешком в Сибирь случайные сол­даты, писаря, поручики, генералы и генерал-губернаторы».

Одержимый в создании материальных символов власти и бо­гатства, Павел Петрович возненавидел мать, которую восприни­мал как похитительницу всего того, что принадлежало ему по праву. Ю.Н. Тынянов показывает, как усугубляется душевный кризис императора, усиливается его страх потерять власть.

На примере описания дня поручика Сишохаева мы видим, что офицерство в полку живет однообразной, бесцельной жизнью: карты, курение. Лишь осмотр амуниции был важен для того, чтобы умело создавать видимость военной выправ­ки.

Самыми нужными вещами для офицера являются щипцы для завивки да с баночка с пудрой.

Не менее театрально вы­глядят и фрейлины при дворе Павла Петровича: они одеты пастушками, им даны новые благозвучные имена и сделаны однообразные кудрявые прически.

Дальнейшая судьба подпоручика Киже развивается в тра­дициях Салтыкова-Щедрина: все понимают, что никакого под­поручика нет, но. соблюдая устав, сопровождают его в ссыл­ку. Подобный случай является, бесспорно, дискредитацией государственной власти.

  • Будучи единственным законным самодержцем, Павел ощущает вокруг себя измену и пустоту, напоминая пловца, «воздымающего среди ярых волн пустые руки».
  • Тынянов шаг за шагом показывает, как император тщетно ищет опору, пытаясь опереться на образ мертвого отца, ждет любви и внимания.
  • Своеобразным двойником императора в рассказе можно считать барона Аракчеева, который сначала приказывал бить садовую девочку розгами за то, что та плохо вымела дорожки, а потом жалел и выдавал пятачок.

Курносость императора, глаза Аракчеева неопределенного цвета — все это признаки вырождения. Бездумные приказы императора приводят к тому, что живого поручика Синюхаева выгоняют как мертвого, а Киже возвращают из ссылки. Дея­тельного Суворова Павел Первый недолюбливает, зато Киже, который за всю жизнь ни о чем не попросил, получает все время царские милости.

За внешним комедийным сюжетом произведения вырисо­вывается реальная эпоха правления Павла Первого. Всю ткань произведения пронизывают образы мнимости и пустоты. Не­случайно автор упоминает о том, что император не знал тайну своего рождения.

Источник: https://shollklass.ru/literatura/analiz-proizvedenij-11-klass/2405-yu-n-tynyanov-podporuchik-kizhe-analiz-proizvedeniya

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector