Краткое содержание повесть о ерше ершовиче сыне щетинникове за 2 минуты пересказ сюжета

Эта повесть относится к числу тех сатирических произведений, которые были направлены против несправедливого суда, находившегося в руках господствующего класса. В повести высмеивается боярский суд. В суде разбирается дело о насильственном захвате чужой земли, что было обычным явлением в начале XVII века.

Действующими лицами в повести являются рыбы — представители различных социальных слоев и административных должностей. Судьями выступают «рыбы-господа»: «Осётр, Белуга и Белая рыбица», истцом (просителем) — «сынишко боярский» Лещ, ответчик — Ерш, «маломочный» (малоимущий) человек.

Повесть рисует картину судейских порядков в Московской Руси. Лещ подаёт жалобу в суд на Ерша, который незаконно отнял у него вотчину — Ростовское озеро.

Картина суда даётся сатирически. Остроумно высмеивается Осётр, «большой боярин и воевода», легковерный и тупой. Это не раз даёт повод Ершу поиздеваться над ним. Пристав Окунь — взяточник.

Выразительно подчёркнут классовый характер суда.

И Лещ, и выставленные им свидетели, равно как и судья, — всё это представители богатых и знатных людей. Ответчик же Ерш — бедный человек. Симпатии автора повести на стороне Ерша.

В образах рыб автор сумел ярко передать человеческие характеры, подчеркнув и классовую сущность. Таковы особенно Осётр-воевода, Мень (налим) — богатый толстосум.

Слог повести воспроизводит язык челобитных (прошений), судебных бумаг, пестрит выражениями, принятыми в судебной практике того времени. Вместе с тем автор умело пользуется живой разговорной речью, метко характеризующей героев повести.

Повесть широко распространялась в демократической среде не только в XVII, по и в XVIII веке, когда она была переделана народом в сказку.

Говоря об этой повести и о повести «Шемякин суд» уже как о народных сказках, Белинский указывает, «что в них ярко отражается народный ум, народный взгляд на вещи и народный быт.

Поступаете в 2019 году? Наша команда поможет с экономить Ваше время и нервы: подберем направления и вузы (по Вашим предпочтениям и рекомендациям экспертов);оформим заявления (Вам останется только подписать);подадим заявления в вузы России (онлайн, электронной почтой, курьером);мониторим конкурсные списки (автоматизируем отслеживание и анализ Ваших позиций);подскажем когда и куда подать оригинал (оценим шансы и определим оптимальный вариант).Доверьте рутину профессионалам – подробнее.

В последнем отношении они могут считаться драгоценнейшими историческими документами.

Полезный материал по теме:

  1. Повесть о нашествии Батыя на Рязань

Краткое содержание Повесть о Ерше Ершовиче сыне Щетинникове за 2 минуты пересказ сюжета

Анализ произведения Повесть о Ерше Ершовиче, сыне ЩетинниковеПо произведениям литературыСтр. 1

Источник: https://my-soch.ru/sochinenie/povest-o-ershe-ershoviche—syne-shhetinnikove

Сказка о Ерше Ершовиче, сыне Щетинникове: читать сказку для детей, текст онлайн на РуСтих

Ершишко-кропачишко, ершишко-пагубнишко склался на дровнишки со своим маленьким ребятишкам; пошел он в Кам-реку, из Кам-реки в Трос-реку, из Трос-реки в Кубен-ское озеро, из Кубенского озера в Ростовское озеро и в этом озере выпросился остаться одну ночку; от одной ночки две ночки, от двух ночек две недели, от двух недель два месяца, от двух месяцев два года, а от двух годов жил тридцать лет. Стал он по всему озеру похаживать, мелкую и крупную рыбу под добало подкалывать. Тогда мелкая и крупная рыба собрались во един круг и стали выбирать себе судью праведную, рыбу-сом с большим усом: «Будь ты, говорят, нашим судьей».

Сом послал за ершом — добрым человеком и говорит? «Ерш, добрый человек! Почему ты нашим озером завладел?» — «Потому, говорит, я вашим озером завладел, что ваше озеро Ростовское горело снизу и доверху, с петрова дня и до ильина дня, выгорело оно снизу и доверху и за-

пустело».— «Ни вовек,— говорит рыба-сом,— наше озеро не гарывало! Есть ли у тебя в том свидетели, московские крепости, письменные грамоты?» — «Есть у меня в том свидетели и московские крепости, письменные грамоты: сорога-рыба на пожаре была, глаза запалила, и понынче у нее красны».

И посылает сом-рыба за сорбгой-рыбой. Стрелец-боец, карась-палач, две горсти мелких молей, туды же понятых, зовут сорогу-рыбу: «Сорога-рыба! Зовет тебя рыба-сом с большим усом пред свое величество». Сорбга-рыба, не до-шедчи рыбы-сом, кланялась.

И говорит ей сом: «Здравствуй, сорога-рыба, вдова честная! Гарывало ли наше озеро Ростовское с петрова дня до ильина дня?»—«Ни вовек-то,— говорит сорога-рыба,— не гарывало наше озеро!» Говорит сом-рыба: «Слышишь, ерш, добрый человек! Сорога-рыба в глаза обвинила».

А сорога тут же примолвила: «Кто ерша знает да ведает, тот без хлеба обедает!»

Ерш не унывает, на бога уповает. «Есть же у меня, говорит, в том свидетели и московские крепости, письменные грамоты: окунь-рыба на пожаре был, головешки носил, и понынче у него крылья красны».

Стрелец-боец, карась-палач, две горсти мелких молей, туды же понятых (это государские посылыцики), приходят и говорят: «Окунь-рыба! Зовет тебя рыба-сом с большим усом пред свое величество». И приходит окунь-рыба.

Говорит ему сом-рыба: «Скажи окунь-рыба, гарывало ли наше озеро Ростовское с петрова дня до ильина дня?» — «Ни вовек-то, говорит, наше озеро не гарывало! Кто ерша знает да ведает, тот без хлеба обедает!»

Ерш не унывает, на бога уповает, говорит сом-рыбе: «Есть же у меня в том свидетели и московские крепости, письменные грамоты: щука-рыба, вдова честная, притом не мотыга, скажет истинную правду. Она на пожаре была, головешки носила, и понынче черна».

Стрелец-боец, карась-палач, две горсти мелких молей, туды же понятых (это государские посылыцики), приходят и говорят: «Щука-рыба! Зовет рыба-сом с большим усом пред свое величество». Щука-рыба, не дошедчи рыбы-сом, кланялась: «Здравствуй, ваше величество!» — «Здравствуй, щука-рыба, вдова честная, притом же ты и не мотыга! — говорит сом.

— Гарывало ли наше озеро Ростовское с петрова дня до ильина дня?» Щука-рыба отвечает: «Ни вовек-то не гарывало наше

озеро Ростовское! Кто ерша знает да ведает, тот всегда без хлеба обедает!»

Ерш не унывает, а на бога уповает: «Есть же, говорит, у меня в том свидетели и московские крепости, письменные грамоты: налим-рыба на пожаре был, головешки носил, и понынче он черен».

Стрелец-рыба, карась-палач, две горсти мелких молей, туды же понятых (это государские посылыцики), приходят к налим-рыбе и говорят: «Налим-рыба! Зовет тебя рыба-сом с большим усом пред свое величество».

— «Ах, братцы! Нате вам гривну на труды и на волокиту; у меня губы толстые, брюхо большое, в городе не бывал, пред судьям не стаивал, говорить не умею, кланяться, право, не могу». Эти государские посылыцики пошли домой; тут поймали ерша и посадили его в петлю.

По ершовым-то молитвам бог дал дождь да слякоть. Ерш из петли-то да и выскочил; пошел он в Кубенское озеро, из Кубенского озера в Трос-реку, из Трос-реки в Кам-реку. В Кам-реке идут щука да осетр. «Куда вас черт понес?» — говорит им ерш.

Услыхали рыбаки ершов голос тонкий и начали ерша ловить. Изловили ерша, ершшнко-кропачишко, ершишко-пагубнишко! Пришел Бродька — бросил ерша в лодку, пришел Петрушка — бросил ерша в плетушку: «Наварю, говорит, ухи, да и скушаю».

Тут и смерть ершова!

Источник: https://skazki.rustih.ru/skazka-o-ershe-ershoviche-syne-shhetinnikove/

Сочинение по произведению «Повесть о Ерше Ершовиче, сыне Щетинникове»

В повести поднимается актуальная и сегодня тема земельных владений. Автор завуалировал место действия и перенес образы персонажей на рыб. Произведение существует в нескольких вариантах, которые очень отличаются друг от друга. Первая редакция была наиболее полной.

Крестьяне Головль и Лещ на суде рассказывают, как в Ростовском озере поселился Ерш. Они утверждают, что обвиняемый приплыл именно в их владения с семьей и сначала попросился остаться на ночь.

После еще просил задержаться немного, чтоб прокормить семью. Так хитрый Ерш обзавелся детьми и стал хозяйничать на озере, всех выгонять и избивать.

Он грабил Головля и Леща, а ведь они по закону владеют этим местом.

При допросе Ерша, выяснились совершенно другие факты. Он утверждал, что озеро досталось ему в наследство от деда и он настоящий хозяин. Обвиняемый утверждал, что Головль и Лещ были его крестьянами и он отпустил их на волю. Многие из их родственников до сих пор служат у Ерша. Он утверждал, что боярского знатного рода и все его хорошо знают. Рассказывал о своей честной жизни.

Так как письменных свидетельств у сторон не было, то суд стал допрашивать свидетелей. В качестве свидетелей были опрошены Сига, Лодуга и Сельдь. Ерш сказал, что возможен подкуп свидетелей.

Его противники люди зажиточные и с этими рыбами водят дружбу и даже с ними в родстве. Так и случилось. Свидетели поддержали Леща и Головля, а Ерша охарактеризовали только с плохой стороны. Они сказали, что обвиняемый подлый обманщик и вор.

Ссылались допрашиваемые на Сома и Осетра, а они являются судьями.

Автор доводит ситуацию до абсурда. Как не печально, но даже в современном мире такая история может быть реальностью. При опросе судей, которые уже выступали как свидетели, выяснилось, что Ерш виновен и в их несчастьях. Его проделки чуть не погубили Осетра, а брат Сома погиб из-за обвиняемого.

Ерша признали виновным, а право владеть озером досталось Лещу и Головлю. Было постановлено выдать Ерша им с головою. Тогда виновный повернулся к ним хвостом так, что они не смогли его проглотить. Он выпустил шипы и защищался, как мог. Решили оставить Ерша в собственности новым хозяевам озера. Несчастного били кнутом нещадно. В конце произведения автор перечисляет всех участников процесса.

В последующих редакциях произведения были в корне изменены характеристики героев. Ерш представлялся как обманщик. Почему автор так видоизменил повесть неясно. Образы героев очень точно подходят рыбам. Внешние данные рыб четко отражают характер персонажей. Такое сатирическое произведение и сегодня интересно и свежо.

Читайте также:  Краткое содержание тургенев дневник лишнего человека за 2 минуты пересказ сюжета

Источник: https://school-essay.ru/sochinenie-po-proizvedeniyu-povest-o-ershe-ershoviche-syne-shhetinnikove.html

Повесть о Ерше Ершовиче, сюжет, история, характеристика, издания

«Повесть о Ерше Ершовиче, сыне Щетинникове» — русская сатирическая повесть конца XVI — начала XVII века.

Сюжет

На одном из списков повести указана дата — 1597 год. В Ростовском озере идёт суд, собрались судьи из связанных водоёмов (Белуга, Осётр, Сом и другие). «Ростовского озера жильцы» крестьяне (в другом варианте текста они боярские дети) Лещ и Головль бьют челом на «лихого человека» Ерша.

Согласно словам Леща и Головля, Ёрш с семьёй «приволокся в зимную пору на ивовых санишках» «из вотчины своей, из Волги из Ветлужского поместья из Кузьмодемянского стану, Которостью-рекою» в Ростовское озеро, принадлежавшее предкам Леща и Головля с самого начала.

Перед эти он «загрязнился и зачернился» во время кормления в Чёрной реке, впадающей в Оку против Дудина монастыря. (В других редакциях другие пути.) Попросившись у хозяев сначала переночевать, а потом на малое время пожить и покормиться, Ёрш так и остался, расплодился и выдал дочь за сына Вандыша.

Вместе с сыновьями и женихом он вытеснил Леща и Головля из их вотчины и завладел озером.

Пристав Окунь доставил Ерша на суд. Ёрш заявил, что он знатного рода, «детишка боярский» (в некоторых вариантах текста он крестьянин), его знают многие важные люди в Москве, а озеро принадлежало ещё его деду; Лещ и Головль же были холопами его отца, а Ёрш отпустил их на волю. В голодные годы, они жили в волжских затонах, а ныне вернулись.

Документов на озеро ни у кого не оказалось. Лещ и Головль заявили, что подтвердить принадлежность им озера могут свидетели: Лодуга, Сиг (Ряпушка) и Сельдь. Ёрш ответил, что все эти свидетели — родственники и компаньоны Леща. Окунь с понятыми доставил их на суд.

Свидетели показали, что озеро принадлежит Лещу и Головлю, а Ёрш вор и обманщик, в Москве его действительно хорошо знают, но только «бражники и голыши». Свидетели указали, что с Ершом знакомы и судьи Осётр и Сом.

Оказалось, что Ёрш обманом не пустил Осетра жировать в Ростовское озеро и погубил старшего брата Сома.

Судьи выдали Лещу с Головлем грамоту на владение озером, а Ерша отпустили жить при них крестьянином и наказали бить его нещадно кнутом по всем рыбьим бродам и омутам. В других редакциях Ерша решили засолить и повесить на солнце, а он обвинил судей во взяточничестве, плюнул им в глаза и скрылся в хворосте.

История

Повесть написана в конце XVI века или в 1620-1640-х годах; судя по месту действия — в окрестностях Ростова. А. М.

 Панченко указывал, что повесть возникла как отражение ставших весьма частыми после Смутного времени земельных тяжб. А. В. и Н. А.

 Астафьевы предполагали, что исторической основой повести могла быть история о тяжбе ростовских князей с наследниками ордынского царевича Петра, описанная в конце «Сказания о Петре, царевиче Ордынском».

«Повесть о Ерше Ершовиче» — одно из самых популярных сатирических произведений XVII века. Существует 4 основные редакции в более чем 30 списках XVII—XIX веков.

Известны переделки: рифмованная скоморошина-прибаутка (небылица) конца XVII века, рассказывающая о поимке и съедении Ерша, лубок второй половины XVIII века, также повесть перешла в сказочный фольклор. По мнению В. В.

 Митрофановой, «сказка о Ерше утвердилась в устной традиции… путём многократных встреч сказителей с рукописными текстами разных редакций».

Василий Белов переложил повесть на современный лад: «Рыбацкая байка. Современный вариант сказки про Ерша Ершовича, сына Щетинникова, услышанный недалеко от Вологды, на Кубенском озере во время бесклевья».

В 1978 году в СССР создан мультфильм по мотивам повести — «Про Ерша Ершовича» режиссёра С. М. Соколова.

Характеристика

Повесть написана в форме судного дела. В ней пародируется русское судопроизводство XVI—XVII веков, его процедуры и язык даны с иронией. Комический эффект создаёт и сочетание в персонажах социальной характеристики и рыбьих признаков; этим приёмом в дальнейшем пользовался в сатирических сказках М. Е. Салтыков-Щедрин. Для повести характерна игра слов.

Повесть не имеет социальной направленности. Автор не осуждает Ерша, причём сочувственное отношение к нему усиливается в более поздних редакциях повести. Ёрш смел и предприимчив, в отличие от глуповатых, несообразительных истцов, судей и свидетелей. Произведение родственно сказочному животному эпосу, указывали на параллели между Ершом и хитрой лисицей русских сказок.

Каждая редакция повести при общем сюжете, по языку и художественной организации текста вполне самостоятельна. Если в первой редакции сильно подражание официальному документу, то во второй больше внимания уделено звучанию текста (ритм, рифма, парономазия, тавтология и т. п.)

Издания

Повесть

  • Повесть о Ерше Ершовиче / Подготовка текста и примечания А. М. Панченко // Изборник (Сборник произведений литературы Древней Руси). — М.: Художественная литература, 1969. — С. 581—588, 777—778 (прим.) — (Библиотека всемирной литературы).
  • Русская демократическая сатира XVII века / Подготовка текстов, статьи и комментарии В. П. Адриановой-Перетц. — 2-е изд. — М., 1977. — С. 7—16, 143—147, 168—174.
  • Повесть о Ерше Ершовиче / Перевод Т. А. Ивановой, Ю. С. Сорокина; комментарии Л. А. Дмитриева, Н. В. Понырко / Изборник. — 1986. — С. 318—321, 436—437.
  • Повесть о Ерше Ершовиче / Подг. текста и комм. А. М. Панченко / Памятники литературы Древней Руси: XVII век. — М., 1989. — Кн. 2. — С. 176—181, 602—603.
  • Сказка
  • Сказка о Ерше Ершовиче, сыне Щетинникове: [Сказка] № 77; [Сказка] № 80; [Сказка из примечаний Афанасьева] № 556 // Народные русские сказки А. Н. Афанасьева: В 3 т. — М.: Наука, 1984—1985. — (Литературные памятники). — Т. 1. — 1984. — С. 90—93, 100—102; Т. 3. — 1985. — С. 221—222.

Источник: http://www.cultin.ru/books-povest-o-ershe-ershoviche

«Сказание о Ерше Ершовиче, сыне Щетинникове»

о щетине о ябеднике, о воре о разбойнике, о лихом человеке, как с ним тягалися рыбы Лещ да Головль, крестьяня ростовского уезду

Лета 7105 [*] декабря в день было в большом озере Ростовском съеждялися судии всех городов, имена судиям: Белуга Ярославская, Семга Переяславская, боярин и воевода Осетр Хвалынского моря, окольничей был Сом, больших Волских предел [*], судные мужики, Судок да Щука-трепетуха.

Челом били Ростовского озера жильцы, Лещ да Головль, на Ерша на щетину по челобитной. А в челобитной их написано было: «Бьют челом и плачутца сироты Божии и ваши крестьянишька, Ростовскаго озера жильцы, Лещ да Головль.

Жалоба, господа, нам на Ерша на Ершова сына, на щетинника на ябедника, на вора на разбойника, на ябедника на обманщика, на лихую, на раковые глаза, на вострые щетины, на худово недоброво человека.

Как, господа, зачалось озеро Ростовское, дано в вотчину на век нам после отцев своих, а тот Ерш щетина, ябедник, лихой человек, пришел из вотчины своей, из Волги из Ветлужскаго поместья из Кузьмодемянскаго стану, Которостью-рекою к нам в Ростовское озеро з женою своею и з детишками своими, приволокся в зимную пору на ивовых санишках и загрязнился и зачернился, что он кормился по волостям по дальним и был он в Черной реке, что пала она в Оку-реку, против Дудина монастыря.

И как пришел в Ростовское озеро и впросился у нас начевать на одну ночь, а назвался он крестиянином. И как он одну ночь переначевал, и он вопрошался у нас в озеро на малое время пожить и покормитися. И мы ему поверили и пустили ево на время пожить и покормитися и з женишком и з детишками. А пожив, итти было ему в Волгу, а жировать было ему в Оке-реке.

И тот воришько Ершь обжился в наших вотчинах в Ростовском озере, да подале нас жил и з детьми расплодился, да и дочь свою выдал за Вандышева сына и росплодился с племянем своим, а нас, крестиян ваших, перебили и переграбили, и из вотчины вон выбили, и озером завладели насильством з женишком своим и з детишьками, а нас хощет поморить голодною смертию.

Смилуйтеся, господа, дайте нам на него суд и управу

И судии послали пристава [*] Окуня по Ерша по щетину, велели поставить. И ответчика Ерша поставили перед судиями на суде. И суд пошел, и на суде спрашивали Ерша:

Ершь щетина, отвечай, бил ли ты тех людей и озером и вотчиною их завладел?»

И ответчик Ершь перед судиями говорил: «Господа мои судии, им яз отвечаю, а на них яз буду искать безчестия своего, и назвали меня худым человеком, а яз их не бивал и не грабливал и не знаю, ни ведаю. А то Ростовское озеро прямое мое, а не их, из старины дедушьку моему Ершу Ростовскому жильцу.

А родом есьми аз истаринший [*] человек, детишка боярские [*], мелких бояр по прозванию Вандышевы, Переславцы. А те люди, Лещ да Головль, были у отца моего в холопях.

Да после, господа, яз батюшка своего, не хотя греха себе по батюшкове душе, отпустил их на волю и з женишками и з детишьками, а на воле им жить за мною во хрестиянстве, а иное их племя и ноне есть у меня в холопях во дворе.

А как, господа, то озеро позасохло в прежние лета и стало в томь озере хлебная скудость и голод велик, и тот Лещь да Головль сами сволоклися на Волгу-реку и по затонам розлилися. А ныне меня, бедново, отнють продают напрасно. И коли оне жили в Ростовскомь озере, и оне мне никогда и свету не дали, ходят поверх воды.

А я, Господа, Божиею милостию и отцовымь благословениемь и материною молитвою не чмуть [*], ни вор, ни тать и ни разбойник, а полишнаго [*] у меня никакова не вынимывали, живу я своею силою и правдою отеческом, а следом ко мне не прихаживали и напраслины никакой не плачивал.

Читайте также:  Краткое содержание аристотель поэтика за 2 минуты пересказ сюжета

Человек я доброй, знают меня на Москве князи и бояря и дети боярские, и головы стрелецкие, и дьяки и подьячие, и гости торговые, и земские люди, и весь мир во многих людях и городех, и едят меня в ухе с перцемь и шавфраномь и с уксусомь, и во всяких узорочиях, а поставляють меня перед собою чесно на блюдах, и многие люди с похмеля мною оправдиваютца».

И судии спрашивали Леща с товарищи: «Что Ерша еще уличаите ли чем?»

И Лещь говорил: «Уличаем Божиею правдою да кресным целованием [*] и вами, праведными судиями».

«Да сверх кресново целования есть ли у нево, Ерша, на то Ростовское озеро какое письмо или какие даные или крепости какие не буть?».

И Лещь сказал: «Пути-де у нас и даные утерялися, а сверх тово и всем ведамо, что то озеро Ростовское наше, а не Ершево.

И как он, Ершь, тем озером завладел сильно [*], и всем то ведамо, что тот Ершь лихой человек и ябедник и вотчиною нашею владеет своим насильством».

И Лещь с товарищем слалися: «Сшлемся, господа, из виноватых [*], на доброво человека, а живет он в Новгородском уезде в реке Волге, а зовут его рыба Лодуга, да на другово доброво человека, а живет он под Новым-городом в реке, зовут его Сигом. Шлемся, господа наши, что то Ростовское озеро изстарины наше, а не Ершово».

И судии спрошали Ерша щетинника: «Ершь щетинник, шлесьса ли ты на Лещеву общую правду?» И Ершь им говорил: «Господа праведные судии, Лещь с товарищи своими люди прожиточные, а я человек небогатой, а съезд у меня вашим посылочным людям и пожитку нет, по ково посылка починать. А те люди в далнем разстоянии, шлюся на них в послушество, что оне люди богатые, а живут на дороге. И оне хлеб и соль с теми людми водят меж собою».

И Лещь с товарищем: «Шлемся, господа, из виноватых на доброво человека, а живет он в Переславском озере, а зовут его Селдь рыба».

И Ершь так говорил: «Господа мои судии, Лещь Сигу да Лодуге и Сельди во племяни [*], промеж собою ссужаютьца [*], и они по Леще покроют».

И судии спрашивали Ерша: «Ершь щетина, скажи нам, почему тебе те люди недруги [*], а живешь ты от них подалеку?» И Ершь говорил так: «Дружбы у нас и недружбы с Сигом и с Лодугою и з Сельдию не бывало, а слатся на них не смею, потому что путь дальней, а езду платить нечем [*], а се Лещь он с ними во племяни».

И судии спрашивали и приговорили Окуню приставу сьездити по те третие, на коих слалися в послушество на общую правду, и поставити их перед судиями. И пристав Окунь поехал по правду и взял с собою понятых Мня.

И Мень ему отказал: «Что ты, братец, меня хощешь взять, а я тебе не пригожуся в понятые — брюхо у меня велико, ходити я не могу, а се у меня глаза малы, далеко не вижу, а се меня губы толсты, перед добрыми людьми говорить не умею».

И пристав Окунь отпустил Мня на волю да взял в понятые Язя да Саблю да мелкого Молю с пригоршни и поставил правду пред судиями.

И судии спрашивали Сельди да Лодуга и Сига: «Скажите, что ведаете промеж Леща да Ерша, чье изстарины то Ростовское озеро было?»

И правду сказали третие: «То-де озеро изстарины Лещево да Головлево». И их оправили [*]. «Господа, люди добрые, а крестияня они Божии, а кормятся своею силою, а тот Ершь щетина лихой человек, поклепщик бедо [*], обманщик, воришько, воришько-ябедник, а живет по рекам и по озерам на дне, а свету мало к нему бываеть, он таков, что змия ис-под куста глядить.

И тот Ерш, выходя из реки на устье, да обманывает большую рыбу в неводы, а сам и вывернетца он, аки бес. А где он впроситца начевать, и он хочет и хозяина-то выжить. И как та беда разплодился, и он хочеть и вотчинника-то посесть, да многих людей ябедничеством своим изпродал и по дворам пустил, а иных людей пересморкал; а Ростовское озеро Лещево, а не Ершово».

И судии спрашивали у Ерша: «Скажи, Ершь, есть ли у тебя на то Ростовское озеро пути и даные и какие крепости?» И Ершь так говорил: «Господа, скажу я вам, были у меня пути и даные и всякие крепости на то Ростовское озеро.

И грех ради моих в прошлых, господа мои, годех то Ростовское озеро горело с Ыльина дни да до Семеня дни летоначатьца, а гатить было в тое поры нечем, потому что старая солома придержалася, а новая солома в тое пору не поспела.

Пути у меня и даные згорели».

И судии спрашивали: «Скажите вы про тово Ерша, назвался он добрым человеком, да знают де ево князья и бояря, и дворяня и дети боярские, и дьяки и подьячие, и гости и служивые люди, и земские старосты, что он доброй человек, родом сын боярской Вандышевых, Переславцы».

А мы, господа, стороны, про нево скажем вправду.

Знают Ерша на Москве бражники и голыши и всякие люди, которым не сойдетца купить добрые рыбы, и он купит ершев на полденьги, возмет много есть, а более того хлеба разплюеть, а досталь [*] собакам за окно вымечють или на кровлю выкинуть.

А изстарины словут Вандышевы, Переславцы, а промыслу у них никаково нет, опричь плутовства и ябедничества, что у засельских холопей. Да, чаю, знает ево и воевода Осетр Хвалынскаго моря да Сом з большим усом, что он, Ершь, вековой обманщик и обаищик и ведомой воришко».

И судии спрашивали Осетра: «Осетр, скажи нам про тово Ерша, что ты про нево ведаешь?» И Осетр, стоячи, молвил: «Право, я вам ни послух, ни что, а скажу про Ерша правду. Знают Ерша на Москве князи и бояря и всяких чинов люди. Толко он — прямой вор, а меня он обманул, а хотел вам давно сказать, да, право, за сором не смел сказать, а ныне прилучилося сказать.

И еще я вам скажу, как Ершь меня обманул, когда было яз пошел из вотчины своей реки Которости к Ростовскому озеру, и тот Ерш встретил меня на устье, пустил до озера да назвал меня братом. И яз начался ево добрым человеком да назвал ево противу братом. И он меня спросил: «Брате Осетр, далеча ль ты идеш?» И яз ему спроста сказал, что иду в Ростовское озеро жировать.

И Ерш рече: «У меня перешиб [*], брате мои милый Осетр, жаль мне тебя, не погинь ты напрасно, а ныне ты мне стал не в чужих.

Коли яз пошел из вотчины своей, из Волги-реки, Которостию-рекою к Ростовскому озеру, и тогда яз был здвоя тобя и толще и шире, и щоки мои были до передняго пера, а глава моя была что пивной котел, а очи — что пивные чаши, а нос мой был карабля заморскаго, вдол меня было сем сажен, а поперек три сажени, а хвост мой был что лодейной парус.

И яз бока свои о берег отер и нос переломал, а ныне ты, брате, видиш и сам, каков яз стал: и менши тобя и дороства моего ничего нет». И яз ему, вору, поверил и от него, блядина сына, назат воротился, а в озеро не пошел, а жену и детей з голоду поморил и племя свое розпустил, а сам одва чуть жив пришел, в Нижнее под Новгород не дошел, в реке и зимовал».

А Сом воевода, уставя свою непригожую рожу широкую и ус роздув, почал говорить: «Право, он прямой человек, ведомой вор мне он не одно зло учинил — брата моево, болшево Сома, затащил в невод, а сам, аки бес, в ячейку и вывернулся, а когда брат мой, болшей Сом, вверх по Волге-реке шел, и тот Ершь щетина, ябедник и бездушник, встретил ево, брата моево, и почал с ним говорить. А в тое время брата моего неводом обкидали и из детьми, а тот Ершь стал говорить: «Далече ли ты, дядюшка Сом, видишь?» И брат мой спроста молвил: «Я-де вижу Волгу с вершины и до устия». А тот Ершь насмеялся: «Далече ты, дядюшка Сом, видишь, а я недалеко вижу, толко вижу, что у тебя за хвостом». А в те поры брата моево и з детми рыболовы поволокли на берег, а он, вор Ершь щетина, в малую ячейку из неводу и вывернулся, аки бес, а брата моево на берег выволокли да обухами и з детми прибили, и Ершь скачет да пляшет, а говорит: «А дак-де нашево Обросима околачивают». Ершь — ведомой вор».

И судии в правду спрашивали и приговорили Лещу с товарищем правую грамоту дать. И выдали Лещу с товарищи Ерша щетину головою.

Беда от бед, а Ершь не ушел от Леща и повернулса к Лещу хвостом, а сам почал говорить: «Коли вам меня выдали головою, и ты меня, Лещь с товарищем, проглоти с хвоста».

Читайте также:  Краткое содержание короленко слепой музыкант за 2 минуты пересказ сюжета

И Лещь, видя Ершево лукавство, подумал Ерша з головы проглотить, ино костоват добре, а с хвоста уставил щетины, что лютые рогатины или стрелы, нельзе никак проглотить.

И оне Ерша отпустили на волю, а Ростовским озером попрежнему стали владеть, а Ершу жить у них во крестиянех.

Взяли оне, Лещь с товарищем, на Ерша правую грамоту, чтобы от нево впредь беды не было какой, а за воровство Ершево велели по всем бродом рыбным и по омутом рыбным бить ево кнутом нещадно [*].

А суд судили: боярин и воевода Осетр Хвалынскаго моря да Сом з болшим усом, да Щука-трепетуха, да тут же в суде судили рыба Нелма да Лосось, да пристав был Окунь, да Язев брат, а палач бил Ерша кнутом за ево вину — рыба Кострашь.

Да судные избы был сторож Мен Чернышев да другой Терской, а понятых были староста Сазан Ильменской да Рак Болотов, да целовальник переписывал животы, и статки [*] пять или шесть Подузов Красноперых, да Сорок з десеть, да с пригоршни мелково Молю, да над теми казенными целовальники, которые животы Ершевы переписывали в Розряде, имена целовальником — Треска Жеребцов, Конев брат. И грамоту правую на Ерша дали.

И судной дьяк писал вину Ершову подьячей, а печатал грамоту дьяк Рак Глазунов, печатал левою клешнею, а печать подписал Стерлеть с носом, а подьячей у записки в печатной полате — Севрюга Кубенская, а тюремный сторож — Жук Дудин.

This file was created

with BookDesigner program

bookdesigner@the-ebook.org

14.05.2008

X Имя пользователя * Пароль * Запомнить меня

  • Регистрация
  • Забыли пароль?
  • Источник: https://www.bookol.ru/starinnoe/drevnerusskaya_literatura/298334/fulltext.htm

    Сатира против судопроизводства («Повесть о Ерше Ершовиче» или «Повесть о Шемякином суде»)

    Одним из примечательных явлений лит-ры 2-й половины 17 века явл. оформление и развитие сатиры как самостоятельного худ. жанра. Появление демократической сатиры явилось следствием активного участия демократических слоёв посадского населения в классовой борьбе. Задачам этой борьбы и была подчинена сатира.

    • Сатирическому обличению подвергались самые существенные стороны жизни феодально-крепостнического общества: несправедливый и продажный суд; социальное неравенство; безнравственная жизнь монашества и духовенства Обличению системы судопроизводства, опиравшейся на Соборное уложение царя Алексея Михайловича 1649 года, посвящены повести о Шемякином суде и о Ерше Ершовиче сыне Щетинникове.
    • «Повесть о Шемякином Суде».
    • Объект сатирического обличения — судья Шемяка, взяточник.
    • Прельщённый возможностью богатого «посула», он казуистически толкует законы.
    • Решение суда ставит в смешное положение и богатого крестьянина, наказанного за свою жадность, и попа, оказывающегося в положении обманутого мужа.

    Над миром жадности, корысти, судебного произвола торжествует бедняк. Благодаря своему уму и находчивости «убогий» добивается оправдания на суде.

    Так в повести бедняк торжествует над сильными мира сего, «правда» торжествует над кривдой благодаря ошибке лихоимного судьи.

    Художественный строй повести определяется русской сатирической народной сказкой о неправедном судье и волшебной сказкой о «мудрых отгадчиках». Характерна быстрота развития действия, неправдоподобное нагнетение преступлений, которые совершает «убогий», комизм положения, в котором оказываются судьи и истцы.

    Внешне беспристрастный тон повествования в форме «судебной отписки» лишь заостряет сатирическое звучание повести.

    «Повесть о Ерше Ершовиче». Формы и приёмы сатиры.

    Ярким сатирическим изображением практики воеводского суда, введённого в 60-80 годах 17 века, является «Повесть о Ерше Ершовиче», дошедшая до нас в четырёх редакциях.

    Повесть посвящена изображению одного из характерных явлений своего времени — земельной тяжбы, которую ведут крестьяне Лёщ и Голавль и лихой человек, боярский сын Ёрш.

    Лёщ и Голавль предъявляют свои исконные права на владение Ростовским озером, насильственно отнятым у них Ершом, о чём и бьют они великим судьям.

    Отвергая предъявленный иск, Ёрш не только пытается доказать законность своих прав на владение захваченными землями, но и предъявляет встречный иск, заявив, что Лещ и Голавль были у его отца в холопах. Однако допрос свидетелей устанавливает виновность Ерша. Суд приговаривает Ерша «казнить торговою казнию».

    1. Повесть обличает хитрого, пронырливого и наглого «ябедника» Ерша.
    2. В то же время автор повести показывает превосходство Ерша над неповоротливостью и жадностью его судей.
    3. Разоблачается в повести и система подкупа, царящая в суде.
    4. Повесть представляет собой первый образец литературной иносказательной сатиры, где действуют рыбы в строгом соответствии со своими рыбьими свойствами, но их отношения — это зеркало отношений человеческого общества.
    5. Характерные черты:
    6. использование образов народной животной сказки
    7. форма делового документа усиливает сатирическое звучание
    8. строгое соблюдение формул канцелярского языка
    9. сатирическая выразительность повести

    Житие протопопа Аввакума». Автобиографизм, язык и стиль. Написал сам

    Аввакум (1621-1682). Перу «оригинального» протопопа принадлежит около 80 сочинений, из низ 64 написаны в условиях последнего, пятнадцатилетнего заточения в земляном срубе Пустозерска на берегу Ледовитого океана, «местом тундряном, студеном и безлесном».

    «Житие протопопа Аввакума, им самим написанное».

    «… предлагаю житие свое от юности до лет пятидесяти пяти годов». Он отбирает лишь самые важные, самые главные вехи своей биографии: рождение в семье сельского священника-пьяницы, первые испытания, борьба с Никоном, ссылка, возвращение на Русь и последняя ссылка в Пусторезрск.

    Центральная тема жития — тема личной жизни Аввакума, неотделимая от борьбы за «древнее благочестие» против Никоновых новшеств. Образ незаурядного русского человека, необычайно стойкого, мужественного и бескомпромиссного.

    Аввакум — поборник справедливости: он не терпит насилия сильного над слабым. Он заступается за девицу, которую «начальник» пытался отнять у вдовы.

    Суров и непримирим Аввакум к своим идейным противникам — Никону и его приверженцам. Используя иронию и гротеск, он создает их яркие сатирические образы. На первый план выдвигается лицемерие и коварство Никона.

    Обличает Аввакум сребролюбие никонианского духовенства: дьяк тобольского архиепископа Иван Струна за полтину оставляет безнаказанным «грех» кровосмесительства.

    Аввакум в житии изображает и представителей светской власти. Один из них избивает протопопа в церкви.

    Обличая представителей церковной и светской власти, А не щадит и самого царя, хотя царскую власть он считает незыблемой.

    Если Аввакум непримирим и беспощаден к своим противникам, то он ласков, чуток и заботлив по отношению к своим сподвижникам, к своей семье. Он образцовый семьянин.

    Наиболее значителен в житии образ спутницы жизни Аввакума, его жены Анастасии Марковны.

    Безропотно идет она вместе с мужем в далекую сибирскую ссылку: рожает и хоронит по дороге детей, спасает их во время бури, за четыре мешка ржи во время голода отдает свое единственное сокровище — московскую однорядку. Она помогает мужу морально переносить все невзгоды, которые обрушивает на него жизнь.

    Аввакум стремиться подчеркнуть неразрывную связь бытового уклада с церковью. Страстная защита «древнего благочестия» превращает житие в яркий публицистический документ эпохи. Не случайно свое житие протопоп начинает с изложения основных положений «старой веры».

    Жанр и стиль жития.

    Житие Аввакума — это первая в истории нашей литературы автобиографическая повесть-исповедь, в которой рассказ о злоключениях собственной жизни сочетается с гневным сатирическим обличением правящих верхов, с публицистической проповедью «истинной веры».

    Переплетение личного и общественного превращает житие из автобиографичного повествования в повествование социальной и общественно-политической жизни своего времени. Житие вбирает в себя и этнографические описания далекого сибирского края, его рек, флоры и фауны.

    С традиционными формами агиографической литературы житие связывает немногое: наличие вступления, ссылки на авторитет «отцов церкви», присутствие религиозной фантастики, использование ряда образно-изобразительных средств агиографической литературы — например, олицетворением судьбы выступает корабль, а жизнь человеческая уподобляется плаванию.Религиозная традиционная фантастика под пером Аввакума приобретает реальные бытовые очертания.

    Новаторство жития Аввакума особенно ярко обнаруживается в его языке и стиле. Он пишет русским природным языком.

    В стиле жития протопоп использует форму сказа — неторопливого рассказа от первого лица, обращенного к старцу Епифанию. Его житие состоит из ряда искусно нарисованных правдивых драматических сцен, построенных всегда на острых конфликтах: социального, религиозного или этического порядка.

    Рассказчик любит забегать вперёд, возвращаться к ранее сказанным вещам, но не следит за хронологией. А использует народные пословицы, поговорки, каламбуры, в кот можно заметить иронию.

    Проблематика и композиция.

    «Житие» представляют собой необычное явление. Речь его живая, русская. Она либо перебивает речь книжную, церковно-славянскую, либо в большинстве случаев совершенно ее вытесняет. Сам он свой язык характеризует как «просторечие» и «вяканье», т.е. свободную, непринужденную беседу.

    Аввакум не проводит ясной границы между языками русским и церковно-славянским. Обыденную и домашнюю речь он предпочитает речи книжной, торжественно приподнятой. Аввакум вводит в речь диалектические особенности своего родного григоровского говора.

    Начинает изложение своего «жития» чистой церковно-славянской речью, вскоре меняет на живую русскую.С церковнославянизмами контрастируют обильные вульгаризмы, присущие речи Аввакума.

    Они проявляются в бранных эпитетах(Товарищи! Как вам эпитеты вроде «блядь», «блядин сын» и «выблядок»? Вот она – великая древнерусская литература! -)))) – прим. благодарного студента), которые он расточает противникам; в откровенном описании физиологических отправлений, и в непривычных сочетаниях слов.

    «Житие» с элементами поучения насквозь проникнуто полемикой. В своем полемическом задоре Аввакум расточает противникам обличения. По отношению к единомышленникам он деликатен и ласков.

    К страдающим иногда посылает обращения, облеченные в торжественно-витиеватую церковно-славянскую форму.

    С задушевно лирическими воспоминаниями Аввакум обращается не только к людям, но и к собачке, навещавшей его в Братском остроге, и к черненькой курочке, несшей, как он говорит, 2 яичка в день. Эпизод с курочкой.

    Ирония, сарказм и шутка нередки в сочинениях Аввакума. Для оживления речи он вводит в нее поговорки, пословицы, часто Той же цели служат диалоги, они живо передают реальные черты персонажей, существенные особенности характера.

    

    Источник: https://infopedia.su/9x2ba4.html

    Ссылка на основную публикацию
    Adblock
    detector