Краткое содержание рождественская песнь в прозе диккенса за 2 минуты пересказ сюжета

«Рождественская песнь в прозе» повесть Чарльза Диккенса о волшебных изменениях в человека благодаря магии Рождества.

Главный герой — старый мрачный скряга Эбинейзер Скрудж, который давно уже никого и ничего не любит, кроме собственных денег.

Он не понимает радости, которую другие испытывают по поводу приближающегося Рождества и Святок, и брезгливо отклоняет приглашение своего доброго племянника отпраздновать Рождество с ним и его семьёй.

Он не может понять, зачем люди целый день веселятся и не работают, если это не приносит им выгоды, и отказывается пожертвовать благотворителям деньги на помощь нуждающимся детям.

В вечер сочельника Скрудж очень неохотно соглашается отпустить своего клерка с работы на Рождество, закрывает свою контору и идёт домой. Однако дома перед ним вдруг предстаёт дух его покойного компаньона Джейкоба Марли, умершего в сочельник семь лет назад.

Дух Марли говорит Скруджу, что после смерти он был наказан за то, что при жизни не стремился творить на земле добро и помогать людям, и он не хочет, чтобы та же участь постигла и Скруджа. Поэтому по его просьбе Скруджа посетят три духа, которые, как он надеется, помогут ему измениться.

Ду́хи должны явиться один за другим в течение трёх ночей в первый час пополуночи. После этих слов дух Марли прощается со Скруджем и исчезает.

В первый час пополуночи появляется первый дух. Это Святочный дух Прошлых лет. Он ведёт Скруджа с собой в прошлое. Скрудж видит городок, где он родился и вырос, где ему всё так знакомо с юных лет.

Затем он видит самого себя в детстве и юности, когда он ещё был полон восторга, энтузиазма и надежд и готов был разделить хорошее настроение близких ему людей. Видя себя таким, Скрудж незаметно для себя смягчается, его сердце оттаивает.

После этого, однако, он видит себя уже повзрослевшим, когда алчность уже начала пускать в нём корни. Заметив это, его давняя возлюбленная решает с ним расстаться ибо она понимала, что ему в его нынешнем состоянии, с его холодной расчётливостью, не нужна любовь бедной девушки, которую он любил, когда сам был беден.

Она выходит замуж за другого и устраивает своё семейное счастье. Скрудж не может вынести смотреть на самого себя такого со стороны и умоляет Духа увести его от этих видений прошлого. В конце концов Дух исчезает, и Скрудж засыпает.

На второй день ровно в час пополуночи Скруджу является второй дух. Это Дух нынешних Святок. Он ведёт Скруджа по его городку. Скрудж видит украшенные к Рождеству улицы, радостных нарядных людей, ломящиеся от рождественских угощений полки магазинов; везде царит изобилие и радость по поводу грядущего праздника.

Затем Дух ведёт Скруджа к жилищу Боба Крэтчита — клерка, работающего в конторе Скруджа. Он небогат, и у него большая семья со множеством детей, но и здесь царит веселье и ликование. Лишь однажды всеобщая радость нарушается — когда Боб предлагает тост за здоровье Скруджа.

Его жена очень неохотно присоединяется к тосту, говоря, что если бы не Рождество, не стала бы она пить за здоровье этого гадкого и бесчувственного скупца. Это был первый тост за весь вечер, который члены семьи пили не от всего сердца.

И тут Скрудж сжаливается над бедным и больным сыном Боба, малюткой Тимом, которому Дух предсказал смерть, если «будущее не внесёт в это своих изменений». Далее Скрудж и Дух путешествуют по разным местам и видят, как празднуют Рождество рудокопы, рабочие маяка.

Все они на время забыли о своих ссорах и невзгодах, и на лицах у всех — веселье, все желают друг другу счастливого Рождества. Наконец, они попадают в дом племянника Скруджа, где уже начались разнообразные весёлые игры и забавы.

Племянник — пожалуй, единственный во всём городе, кто не питает злобы к своему угрюмому и грубому дядюшке и, несмотря ни на что, от всего сердца желает ему счастливого Рождества и надеется, что тот когда-нибудь подобреет и исправится. Сам Скрудж, невидимый для всех, с удовольствием наблюдает за весельем и забавами в доме племянника и даже желает в них поучаствовать, но Дух не даёт ему на это времени, возвращает Скруджа в его дом и исчезает.

Наконец, является и третий дух. Он не произносит ни слова, но Скрудж понимает, что это Дух будущих Святок и что он пришёл показать Скруджу его возможное будущее.

В будущем Скрудж, к удивлению, не обнаруживает себя ни на бирже, ни в других привычных для себя местах, зато постоянно слышит от прохожих разговоры о смерти какого-то старого злобного скряги, которого никто не любил; многие открыто радуются его смерти.

Трое воров обокрали дом умершего и продали вещи скупщику в трущобах, рассуждая о том, что «наверное, он специально всех нас отваживал при жизни, чтобы мы могли нажиться на нём после его смерти». Затем Скрудж видит самого покойника, но не видит его лица.

Он просит Духа назвать ему имя покойника, понимая, что вот такая же участь могла бы ожидать и его после смерти. Оказывается, что всеми ненавидимый умерший скряга — он сам. Никому он не принёс добра за свою жизнь, и все если и не поминают его недобрым словом, то относятся к его смерти с плохо скрываемым облегчением.

Третий дух исчезает, а Скрудж снова оказывается у себя в кровати. Он окончательно решает измениться в лучшую сторону.

Он искренне рад приближающемуся Рождеству, славит Святки, посылает самого дорогого рождественского гуся бедному Бобу Крэтчиту и жертвует огромную сумму тем самым благотворителям, которых недавно прогнал.

После этого Скрудж идёт праздновать Рождество к племяннику, который радостно его принимает. На следующий день, когда Боб приходит к нему на работу, Скрудж повышает ему жалованье.

С тех пор Скрудж стал самым добрым и щедрым человеком в городе, снискав всеобщую любовь и уважение. Для малютки Тима, сына Боба Крэтчита, он стал «вторым отцом», и тот совершенно поправился и не умер от болезни, так как Скрудж изменился и будущее его самого и его близких тоже изменилось в лучшую сторону.

Источник: https://ktoikak.com/rozhdestvenskaya-pesn-v-proze-kratkoe-soderzhanie/

Пересказ произведения Ч.Диккенса Рождественская песня в прозе

Каждый год люди с особой тщательностью готовятся к Рождеству, на протяжении многих веков напоминающее о рождении Спасителя. В этот праздник даже самые закоренелые холостяки задумываются о ценности и важности семьи. Этот праздник Жизни дарит надежду, веру и любовь.

Это время, когда, получая желанные подарки и сидя за богатым столом, люди стараются заглянуть поглубже в свои сердца, чтобы в них случайно не остались горькие обиды, отравляющие душу смертельным ядом. А если даже и случаются такие неприятности, то прощение и примирение с обидчиком – самое лучшее противоядие и средство защиты.

Это время, когда милосердие и сострадание приносят прекрасные плоды заботы и благотворительности. Почему именно этот праздник каким-то чудесным образом размягчает все каменные сердца.

– Хм, все, но не сердце Эбинизера Скружда! – возразите Вы.

– Ну, что же, давайте посмотрим…

Итак, старичок Скрудж был очень одинок. Да он ни в ком и не нуждался. Единственный племянник – и тот никак не мог расположить к себе дядюшку. На любое предложение семейного сближения, Скрудж отвечал жёстким отказом. Так и в этот раз – молодой человек не смог убедить дядю отобедать у них с женой во время Рождества.

Старик ворчал, что Рождество совсем не повод для семейных встреч. К тому же, он не верил в чудеса. Наоборот, его раздражало, что всё вокруг замирает в ожидании Чуда. А ещё люди тратят время, силы и самое главное – Деньги! Всё в своей жизни Скрудж переводил в денежные единицы.

От его взгляда не могла ускользнуть даже самая захудалая монетка. Он был худшим из всех известных скряг. Даже в канун Рождества джентльмены, собирающие средства на помощь обездоленным, вышли из его конторы без единого пенни.

Скрудж возмутился: он и так выделял на содержание учреждений для бедных достаточную сумму! А единственный помощник Скруджа, например, не мог рассчитывать на прибавку к жалованью. Несчастный постоянно находился под пристальным наблюдением старика, и малейшая оплошность грозила бедняге увольнением. Скрудж был скуп не только на деньги.

Даже мимолётная улыбка на его лице была бы непозволительной роскошью – как для него, так и для окружающих. Он прославился своей мёртвой деловой хваткой в вопросах ведения дел, и каменным жестоким сердцем. Во всём Лондоне не было подобного ему.

Правда, его единственный друг и компаньон Джейкоб Марли, мог бы похвастаться подобными заслугами, но он семь лет назад неожиданно скончался – как раз в канун Рождества. Скрудж проводил его в последний путь без особых переживаний, отметив «тяжёлую утрату» удачно заключённой сделкой…

Завершив привычные дела, в этот ничем не примечательный для Скруджа день, холодным поздним вечером он возвращался в квартиру, которая когда-то принадлежала его покойному компаньону.

Машинально вставив ключ в дверь дома, где никто, кроме Скруджа, не жил, он невольно вздрогнул – прямо перед его глазами, на месте огромного дверного молотка появилось лицо Марли… Оно смотрело из темноты на фоне густого молочного тумана.

Лицо было таким же, как и при жизни (то же пресное выражение), только волосы странно шевелились, а взгляд был подозрительно неподвижным… На секунду Скруджу стало не по себе, но он, отмахнувшись от наваждения, увидел перед собой все-таки дверной молоток… Зайдя в дом, поднявшись по широкой лестнице на второй этаж, и пройдя ряд комнат, старик плотно закрыл двери своей квартиры. Расположившись в кресле у камина, он начал безучастно рассматривать картины из Священного Писания (от начала сотворения мира до Армагеддона), украшавшие очаг. Как вдруг, вместо картин из Библии, перед ним опять возникло лицо Марли… Живое и безжизненное одновременно!

Скрудж хотел было возмутиться, но вдруг услышал еле слышный перезвон колокольчика где-то над головой, который с каждой секундой становился всё громче и громче.

А откуда-то снизу, из-под земли послышалось бряцанье цепей – это кто-то поднимался к квартире старика… Пройдя сквозь наглухо запертую дверь, пред ним предстало привидение, обмотанное тяжёлой цепью, волочившейся за ним длинным хвостом.

Множество всевозможных замков, ключей, огромных кошельков, расписок и кассовых книг составляли её звенья. Привидением же был никто иной, как Марли. Скрудж обомлел… Немного придя в себя, старик стал свидетелем исповеди покойного компаньона, который во всех красках описал свои постоянные страдания.

При жизни он был чёрствым, жадным и злым человеком, как и Скрудж. Все его интересы крутились вокруг денег, сделок и приобретений. И теперь вся эта громоздкая цепь, которую он так старательно ковал всю свою жизнь, обволакивает его. Он никогда не прислушивался к просьбам и нуждам других.

Только сейчас он понял, что то, ради чего он жил, было не главным, а лишь маленькой возможностью сделать кого-то счастливым. Жизнь постоянно давала ему шанс, но он так никогда им и не воспользовался. А теперь, после своей смерти, он не может найти покой своей безутешной душе.

Особенно тягостно ему накануне Рождества… О, как трагично, что он не поднял свои глаза к путеводной звезде, которая когда-то привела волхвов к яслям Младенца. Она бы и ему могла указать истинный путь, но раскаиваться надо было при жизни… Он сообщил Скруджу, что тот может избежать трагической участи, если его посетят три Духа поочерёдно, три ночи подряд.

Прошли почти сутки… Когда часы пробили час ночи, яркий свет озарил комнату, и невидимая рука приподняла свисающее покрывало кровати Скруджа. Перед ним стоял маленький, как ребёнок, старик без единой морщины, с розовым румянцем на щеках и белоснежными волосами до плеч. Из Его макушки фонтаном бил яркий луч света.

Руки Гостя были очень длинными и сильными, а ноги неправдоподобно изящными. Он был одет в белоснежную тунику, подвязанную сияющим поясом и отороченную живыми цветами. В одной руке Он держал ветку остролиста (символ Рождества), а в другой – колпак, которым Он при необходимости прикрывал светящуюся макушку.

Всё вокруг Него мерцало и переливалось, а Он сам видоизменялся: исчезал, и вновь появлялся в прежнем виде. Святочный Дух Прошлых Лет торжественно заявил, что пришёл спасти Скруджа, и, пройдя сквозь стену, увлёк его за Собой в путешествие во времени.

Вместе с Духом старик, будучи невидимым для людей, пронёсся по заснеженным улицам городка, где когда-то он жил. Дух привёл его в школу и усадил за парту рядом с грустным одиноким мальчиком… Увидев себя, уткнувшимся в книгу, Скрудж растаял, словно свеча, и заплакал.

Если бы в эту минуту его увидел кто-то из лондонских коммерсантов, то он бы не поверил своим глазам!!! Вдруг он вспомнил о мальчике, который вчера пел ему святочную песенку, но старик и не подумал, чтобы хоть чем-то порадовать ребёнка – как жаль…

Затем Дух показал Скруджу другое Рождество…Всё в той же комнате одиночество подросшего Эбинизера было нарушено визитом прелестного создания.

Залетев к нему игривой птичкой, младшая сестра прощебетала о том, что отец стал намного добрее, и разрешил Эбинизеру вернуться домой… Сестра Скруджа была такой хрупкой, что ему всегда было непонятно: как она могла носить в себе такое большое, полное любви сердце?! Она умерла в расцвете сил… Вспомнив о племяннике (сыне сестры), Скрудж невольно содрогнулся – ведь тот был единственным, с кем старика связывали кровные узы…

Читайте также:  Краткое содержание коллинз лунный камень за 2 минуты пересказ сюжета

В следующий момент Скрудж вместе с Духом оказался в торговой лавке, где он когда-то обучался, будучи юношей. Там праздновали Рождество.

Когда веселье закончилось и счастливые гости разошлись по домам, молодой Скрудж со своим другом ещё долго не могли успокоиться, хваля лавочника за его щедрость. Наблюдая за всеми, старик полностью окунулся в атмосферу доброты и любви, которые излучали лавочник и его жена.

Никто из присутствующих не испытывал чувства отверженности или унижения.

В этот момент старик Скрудж осознал, что именно лавочник задавал тон всему происходящему – от него зависело настроение окружающих и в праздники и в будни, когда они старательно трудились… И опять старик невольно загрустил, на сей раз вспомнив о помощнике, который усердно трудился, но никогда не слышал слов благодарности и похвалы…

Затем старик вместе с Духом прошёл сквозь годы, очутившись рядом со Скруджем в полном расцвете сил. Он уже не был тем чувствительным юношей, как прежде. Его черты лица стали суровее, в глазах появился какой-то блеск корысти. В его голове постоянно прокручивались всевозможные схемы удачных сделок.

А вместо живого сердца беспрерывно тикал, как часы, денежный счетчик. Рядом с ним была молодая девушка. Заливаясь слезами, она навсегда прощалась с ним. Она не могла понять циничного поведения Скруджа, и то, как он изменился.

А сердце, наполненное любовью, просило его отпустить, освободив от обещания жениться на ней, ведь он избрал себе жизнь, в которой для неё не оказалось места… Деньги вытеснили всё на своём пути в сердце Скруджа, они стали его божеством.

Глядя на эту картину, старик захотел вернуться к себе в квартиру – уж слишком неуютно он себя почувствовал, когда на мгновение ощутил боль и разочарование девушки. Но Дух был непреклонен, и перенёс Скруджа в новое место.

Обстановка в доме была не богатой, но очень уютной. Тихо потрескивали поленья в камине, у которого сидели две женщины: мать и дочь. В матери Скрудж моментально узнал свою бывшую невесту. Вокруг них играли дети. Вдруг раздался стук в дверь и на пороге появился счастливый отец большого семейства. Дети наперебой кричали от радости, и с быстротой ветра ра…

конец ознакомительного фрагмента

Источник: https://iknigi.net/avtor-natalya-aleksandrovskaya/102394-pereskaz-proizvedeniya-ch-dikkensa-rozhdestvenskaya-pesnya-v-proze-nataliya-aleksandrovskaya/read/page-1.html

Сокращенно — РОЖДЕСТВЕНСКАЯ ПЕСНЬ В ПРОЗЕ — ЧАРЛЬЗ ДИККЕНС — 6 КЛАСС — Все произведения школьной программы в кратком изложении. Мировая литература. 5-11 классы — сокращенные произведения 2014 год — зарубежная литература

  • 6 КЛАСС
  • ЧАРЛЬЗ ДИККЕНС
  • РОЖДЕСТВЕНСКАЯ ПЕСНЯ В ПРОЗЕ
  • Первая Строфа

<

Скрудж был изрядным скрягой. Он был владельцем известной конторы «Скрудж и Марли», и, хотя компаньон давно умер, до сих пор не менял вывеску.

Был сочельник. Скрудж был недоволен. Он не любил праздники, потому что в эти дни деньги пропадали зря. А он не тратил деньги на баловство. Поэтому, он приказал клерку утром быть на работе, грубо отправил племянника, не дал ни цента посетителям из благотворительной организации.

Скрудж жил в квартире, принадлежавшей когда-Марли. Но в этот вечер его ждала очень неожиданная встреча! Скрудж никогда не верил в призраков, и в этот раз его лицо мгновенно изменилось, едва он увидел прямо перед собой лицо Марли.

Со своей косичкой, в неизменной жилетке, узеньких панталонах и сапогах — это был именно он. Кисточки на сапогах торчали, волосы на голове торчали, косичка торчала, полы сюртука повідстовбурчувались.

Цепь окружал его и волікся вслед по полу наподобие хвоста. Он состоял из ключей, колодок, карнавок, документов, гроссбухов и тяжелых кошельков с железными застежками.

Тело призрака было совершенно прозрачное, и Скрудж, осматривая его спереди, выразительного видел сквозь жилетку два задних пуговицы на сюртуці.

Марли сказал Скруджеві, что он должен подумать о милосердии и искупить свои грехи. Кроме того, предупредил, что его посетить, еще три Духи.

Строфа вторая Первый из трех Духов

Первый Дух, что пришел к Скруджу среди ночи был дух минутого Рождества. Он дотронулся до сердца старого скряги и повел его сквозь стену на улицу. Скрудж оказался в местности, где он родился и рос. Дух показал ему школу, друзей, сестру и несколько трогательных эпизодов из его прежней жизни. Затем Скрудж увидел девушку, которую оставил ради денег, ее семью, которая могла быть его семьей.

Увиденное сильно поразило Скруджа. Он чуть не потерял сознание от отчаяния; и дух вернул его домой.

Третья Строфа

Второй из трех Духов

Скрудж приготовился к худшему. Его ждал разговор со вторым Духом. И когда часы на колокольне выбил первую и призрак не появился, его затрясло, как в лихорадке.

Прошло еще пять минут, десять, пятнадцать — ничего. Но все это время Скрудж находился вроде бы в самом центре багрово-красного сияния. Он не мог понять, откуда оно взялось и что означает.

И это казалось ему страшнее добрую копу привидений.

Скрудж поднялся с кровати и направился к двери, чтобы посмотреть, не идет сияние из соседней комнаты. Но в это мгновение раздался голос, который приказывал ему войти.

Это была его собственная комната. Но она удивительно изменилась. Все стены и потолок украшали живые растения, так что комната скорее напоминала гай. Яркие блестящие ягоды весело выглядывали из зеленых листьев.

На полу огромной грудой, напоминающей трон, лежали всевозможные лакомства. И на этой куче непринужденно и величественно сидел веселый и сяйливий Великан.

В руке он держал факел, который напоминал своими очертаниями на рог изобилия; он поднял его высоко над головой, чтобы как следует осветить Скруджа, когда тот просунул голову в дверь.

Это был Дух нынешних праздников. Он повел Скруджа улицам города. Они заходили в дома бедных — и лица людей загорались надеждой, сумм исчезал, всюду раздавались веселый смех и искренние благодарности.

Вот часы пробили полночь и Дух исчез. Когда двенадцатый удар колокола відгув среди тишины, Скрудж вспомнил пророчество Джейкоба Марли и, подняв глаза, увидел величественного Призрака, завернутого с ног до головы в плащ с капюшоном, — он донесся до него над землей, скидаючись на облако или туман.

Строфа четвертая

Последний из Духов

Дух приближался — молчаливо, медленно, строго. И когда он был уже совсем рядом, от него пахнуло на Скруджа такой мрачной таинственностью, что тот упал перед ним на колени. Черное, похожее на саван одеяние Призрака скрывало его голову, лицо, фигура — виднелась только одна, протянутая вперед рука.

Скрудж увидел перед собой дух грядущего Рождества. Дух ничего не говоря пошел вперед. Скрудж пошел следом. На этот раз дух привел его на биржу, где его знакомые говорили о смерти какого-то скряги. Дрожь бросило Скруджа от головы до пят. Этим скрягой был он.

Скрудж обратился к Духу, прося изменить его судьбу, и вдруг заметил, что Дух сменился на виду. Его капюшон и мантия покрылись крупными морщинами, обвисли, и весь он съежился, превращаясь в резную колонку постели.

Завершение

Скрудж взволнованно встал. Он бегал по комнате, делал кучу бессмысленных вещей, что-то выкрикивал. Находясь среди Духов, Скрудж забыл, какой сегодня день и когда услышал, что сегодня Рождество, очень обрадовался, что не пропустил праздника.

Он купил и отправил индейку своему клерку. Потом побрился, убрался празднично и вышел из дома. Он поздравлял прохожих с праздником, побывал в церкви, потом побродил по улицам. Он присматривался к прохожим, которые спешили мимо него, гладил по головкам детей, разговаривал с нищими, заглядывал в окна квартир, и в подвальные окна кухонь, и все, что он видел, наполняло его сердце радостью.

А когда начало смеркаться, он отправился к дому племянника. Утром он появился на работе и сообщил клерку, что поднимает ему зарплату. Потом поздравил с праздником и отпустил домой с пожеланием хорошо развлечься. Более того, обещал сделать все возможное для его семейства.

И Скрудж выполнил все, что обещал. И даже больше.

Комментарий

Фантастическое произведение Чарльза Диккенса, полон загадочных событий, напоминает нам о главных ценностях жизни. Он разоблачает жадных, черствых людей, которые более всего в жизни ценят деньги.

Для главного героя Скруджа, не существует ни искренних отношений и чувств, ни сострадания к бедным. Для него не существует даже праздников и веселья — потому что это пустая трата денег. Но судьба дает ему шанс исправиться.

Перед ним промелькнула вся жизнь: прошлое, настоящее и даже будущее. Именно миг, когда Скрудж оказался возле собственной могилы, изменила все в жизни героя. Теперь он боялся только одного: что не успеет за один день исправить все свои ошибки.

Или, что люди, которых он так много оскорблял, не простят ему этого.

Источник: http://zarlitra.in.ua/31-2.html

Анализ повести Диккенса "Рождественская песнь в прозе"

Краткое содержание Рождественская песнь в прозе Диккенса за 2 минуты пересказ сюжета
Рождественская песнь в прозе

Перевод названия произведения в русской литературе встречается в нескольких вариантах: «Рождественская песнь в прозе», «Рождественская песня», «Рождественская история», «Повесть о Рождестве с участием Духов». Замысел написать произведение на тему Рождества возник у художника по дороге в Манчестер, куда Ч. Диккенса пригласили выступить с докладом о важности обучения для работников фабрик и заводов. Тогда писатель решил написать сочинение именно для тружеников, чтобы даже самый бедный человек мог купить (за символическую плату в 5 шиллингов) и прочитать хорошую книжку, чтобы у бедняков появилась вера и надежда в их жизни. «Рождественская песнь в прозе» стала началом серии «Рождественские книги», куда всего вошли три повести. Эти книги были напечатаны накануне Рождества. Чарльз Диккенс издавал их за свой счет, уверен, что образование и воспитание помогут решить проблемы бедности и преступности в обществе.

В первом куплете произведения призрак умершего Марли явился к Скруджу как напоминание о духовной смерти. Со слов Марли читатель узнает, что тот жалеет о прожитых зря годах.

Он мало творил добра, за это его душа обречена, мучиться после смерти («непрестанные угрызения совести»).

Призрак Марли хочет обратить Скруджа к человечности и доброте, поэтому и обращается к нему, обещая дальнейшие встречи с другими Приведеньями-Духами Прошлого, Настоящего и Будущего. Это должно помочь жестокому и жадному Скруджу переосмыслить свою жизнь и отношения с людьми.

Во втором куплете автор фантастики показал прошлое Скруджа. Герой встречается с первым Призраком — Духом Древнего Рождества (то есть Духом Прошлого). С его помощью Скрудж оглянулся на свой жизненный путь, и его душа вздрогнула от увиденного.

Он вспомнил все, что любил, ценил, от чего отказался ради денег. Он предал свою семью, любимую, друзей — и все это ради обогащения.

Однако можно ли считать золото настоящим богатством? Скрудж увидел свое настоящее лицо и ужаснулся, поэтому он хотел потушить свет, льющееся от первого Призрака, но истину нельзя затушить, скрыть, она пробивается сквозь мрак и темноту.

В третьем  куплете перед Скруджем является второй Призрак-Дух Настоящего Рождества (то есть Дух Сегодняшний). Он показывает Скруджу жилье бедных людей, которые, несмотря на нищету, любят друг друга, в их домах царит понимание и уют.

И Скрудж осознает, что при всей своей болтовне не имеет главного — духовных ценностей (любви, семьи, дружеских отношений). Он начал жалеть об этом, почувствовав себя очень одиноким. Герой меняется, начинает сочувствовать и понимать настоящую цену жизни и человечности. Третий куплет построен на контрасте.

С одной стороны, здесь царит веселая атмосфера Рождества, а с другой в финале куплета появляются фантастические фигуры: мальчик Невежество и девочка Нищета, которые вещают трагедию. «Они — порождение Человека», — говорит Призрак, закликая их остерегаться.

В такой фантастической форме писатель утверждает, что неуважение и бедность несут смерть всем, прежде всего детям. Это воплощает образ больного малыша Тима, судьба которого вызывает у читателей слезы.

В четвертом куплете Скрудж встречается с третьим Призраком — Духом Будущего Рождества (то есть Духом Будущего). Скрудж осознает важные для себя истины.

Читайте также:  Краткое содержание осеева динка за 2 минуты пересказ сюжета

Он обладал огромными богатствами, но был ли он счастливым? Ежедневно Скрудж работал и преумножал капитал, экономил деньги, обманывал людей ради собственного обогащения. И жил настоящей жизнью? Наверное, нет. Душа его была мертва.

Поэтому в четвертом куплете произведения снова возникает мотив смерти, который постоянно звучит в повести. Писатель описывает вполне реальные смерти разных людей. Однако не менее ужасной является духовная смерть человека, то есть жизнь без заботы о ближних людях, милосердия, творения добра.

Такой человек для всех мертв еще при жизни. Чтобы показать Скруджу ужасные последствия его бездуховного существования, Призрак переносит героя в будущее и показывает его собственную смерть.

Роль фантастики в раскрытии духовного омертвения и преобразования человека. С помощью фантастики автор изображает возможное ужасное будущее Скруджа его смерть, которая никого не замутила. За ним никто не плакал, только бедняки пришли в его квартиру, чтобы взять несколько вещей.

По контрасту к смерти Скруджа звучит рассказ о смерти малыша Тима. Вся семья Крэтчитев оплакивает его, ибо в нем горела Божья искра. Его любить за тот добрый свет, которое исходило от него, рядом с ним люди становились добрее, человечнее, милосердными. Отец Тима говорит, что лучшая память о Тиме – это жизнь в мире и согласии согласно с Божьими заповедями.

Используя средства фантастики, Ч. Диккенс поднимает важные проблемы жизни и смерти, но не в физическом, а в философском смысле. Библия учит, что у человека есть две жизни и две смерти — физическая и духовная.

Внешне человек может выглядеть как живой и здоровый, а на самом деле его душа мертва, если человек не творит добро для других и наоборот, жизнь умершего человека может продолжиться и после ее смерти — в памяти других, в добрых поступках, которые она оставляет после себя.

В повести писатель с помощью фантастики осуждает подлую жизнь Скруджа, которой автор считает моральной смертью, и прославляет вечную жизнь души малыша Тима, которую тот заслужил добрым отношением к людям.

В финале этого куплета происходит кульминация — духовное перерождение героя, который понял, увидев надпись на могильной плите, что надо жить по-другому. 

В пятом куплете содержится развязка произведения. Встретившись с Прошлым, Настоящим и Будущим, Скрудж изменился и решил жить добропорядочно, заботиться о других, дарить людям тепло своего сердца. Смысл Рождества заключается в духовном перерождении человека, открытии Бога в ее душе, творении добра. К этому выводу писатель постепенно подводит читателей.

Признаки жанров песни и сказки в повести ДиккенсаРождественские песни — это особый лирический жанр. Их поют все христиане с целью прославить Бога и обратить людей к добру. Чарльз Диккенс использовал признаки этого жанра, чтобы утвердить необходимости духовного пробуждения человека и всего общества. В произведении находим и некоторые черты волшебной сказки — атмосфера необычного, использование фантастики, появление удивительных персонажей (Призраков), борьба добра со злом, жизни со смертью с обязательной победой добра и жизни — Эта борьба перенесена в душу человека.

  • Вот набросок плана, если кому понадобится. План:
  • 1. История создания
  • 2. Структура и характеристика повести
  • 3. Признаки фантастики
  • 4. Кульминация и развязка

Источник: https://www.lang-lit.ru/2015/07/analiz-prozy-dikkensa-rozhdestvenskaya-pesn-v-proze.html

Персонажи | Рождественская песнь в прозе

Краткое содержание Рождественская песнь в прозе Диккенса за 2 минуты пересказ сюжета

  • Боб Крэтчит
  • Bob Cratchit
  • 010

Клерк, работающий в конторе Скруджа секретарем. Он небогат, и у него большая семья со множеством детей.

Краткое содержание Рождественская песнь в прозе Диккенса за 2 минуты пересказ сюжета

  1. Бэлл
  2. Belle
  3. 000
  4. Девушка, которая была помолвлена с молодым Скруджем, но расторгла помолвку, когда он начал становиться алчным и сухим.

Краткое содержание Рождественская песнь в прозе Диккенса за 2 минуты пересказ сюжета

  • Джейкоб Марли
  • Jacob Marley
  • 000
  • Покойный компаньон Скруджа, явившийся к нему в Рождество в образе духа, чтобы помочь ему исправиться.

Краткое содержание Рождественская песнь в прозе Диккенса за 2 минуты пересказ сюжета

  1. Дух будущих Святок
  2. The Ghost of Christmas Yet to Come
  3. 000
  4. Дух, который приходит к Скруджу последним и показывает, какое будущее его ждёт, если он останется мрачным скрягой.

Краткое содержание Рождественская песнь в прозе Диккенса за 2 минуты пересказ сюжета

  • Дух нынешних Святок
  • The Ghost of Christmas Present
  • 000
  • Дух, который приходит к Скруджу вторым и показывает, как встречают Рождество его работник Боб и племянник Фред.

Краткое содержание Рождественская песнь в прозе Диккенса за 2 минуты пересказ сюжета

  1. Крошка Тим
  2. Tiny Tim
  3. 000
  4. Сын Боба Крэтчита, трогательный мальчик-калека.

Краткое содержание Рождественская песнь в прозе Диккенса за 2 минуты пересказ сюжета

  • Малютка Фэн
  • Little Fan
  • 000

Младшая сестра Скруджа. Мать Фреда, племянника Скруджа.

Краткое содержание Рождественская песнь в прозе Диккенса за 2 минуты пересказ сюжета

  1. Миссис Физзиуиг
  2. Mrs. Fezziwig
  3. 000

Жена начальника молодого Скруджа. Весёлая и доброжелательная женщина.

Краткое содержание Рождественская песнь в прозе Диккенса за 2 минуты пересказ сюжета

  • Мистер Физзиуиг
  • Mr. Fezziwig
  • 000
  • Старый джентльмен, который принял молодого Скруджа в обучение и был добр и щедр ко всем своим работникам.

Краткое содержание Рождественская песнь в прозе Диккенса за 2 минуты пересказ сюжета

  1. Святочный Дух Прошлых Лет
  2. The Ghost of Christmas Past
  3. 000
  4. Дух, который приходит к Скруджу первым и показывает ему воспоминания о рождественских праздниках из его детства и молодости.
  • Фред
  • Fred
  • 010

Племянник Скруджа. Доброжелательный молодой человек с заразительным смехом. От чистого сердца сочувствует своему нелюдимому дядюшке и надеется пробудить в нём человеческие чувства.

  1. Эбинезер Скрудж
  2. Ebenezer Scrooge
  3. 010
  4. Главный герой, старый мрачный скряга.

Источник: https://fanfics.me/fandom1145/heroes

Чарльз Диккенс «Рождественская песнь в прозе»: что общего у Скруджа с Диккенсом

История про скрягу Скруджа и призраков Рождества – классика рождественской литературы, ставшая одним из самых популярных рассказов о Рождестве в Великобритании и за её пределами. В чем секрет этой повести? Кто скрывается за персонажем Скруджа?

О книге

«Рождественская песнь в прозе» Чарльза Диккенса – одна из самых популярных книг о Рождестве. Повесть была написана и опубликована Диккенсом в 1843 году и стала знаковой в истории не только английской, но и мировой культуры.

Действие повести происходит в канун светлого праздника Рождества. Главный герой – сварливый и циничный старик Скрудж, который давно потерял веру во всё хорошее и доброе, что есть на этом свете. Кажется, что у него осталась единственная радость – это деньги.

Он разорвал практически все свои связи. И те, кто его знал, уже не надеялись на то, что Скрудж сможет измениться. Но для настоящих чудес не существует ни времени, ни преград.

И порой всего лишь одной ночи может быть достаточно, чтобы жизнь человека преобразилась, его сердце вновь наполнилось любовью и Рождественским духом.

«Рождественская песнь в прозе»: кто такой Скрудж на самом деле

«Рождественская песнь в прозе» обладала и собственно литературной новизной, демонстрировала, что Диккенс способен бороться с выработанными самим собой штампами, ставить жанровые эксперименты. Им уже были освоены творческие возможности скетча, юмористического, приключенческо-авантюрного, исторического романа. Именно модель авантюрного романа стала давать у него сбой.

В сентябре 1843 года он случайно оказался в одной из бедных школ лондонского Сэффрон-хилла.

Что-то в нем при виде нищеты этого заведения и прилегающих улиц дрогнуло, и он, вспомнив, очевидно, о собственном детстве, взялся за повествование о Скрудже и написал его за три месяца, выпустив к Рождеству недорогое, ценой в пять шиллингов, элегантно оформленное издание (красная матерчатая обложка, золотой обрез, четыре цветные иллюстрации Дж. Лича, а также четыре черно-белые иллюстрации), книжку, впервые исходно выпущенную им целиком, а не по частям.

Краткое содержание Рождественская песнь в прозе Диккенса за 2 минуты пересказ сюжетаПри работе над ней, упоминает его друг и биограф Дж.Форстер, Диккенс наедине с собой плакал, смеялся, а также предпринимал одинокие ночные прогулки по Лондону длиною в десять — пятнадцать миль. Диккенс часто говорил о важности для себя имени главного персонажа (с человеком по имени Мозес Пиквик он трудился в «Морнинг кроникл»), которое, будучи схваченным, как магнит притягивает к себе все остальное.

Таково и говорящее имя Эбинизера Скруджа (Scrooge, от англ. глагола screw — притеснять, скряжничать, скаредничать), отталкивающего скупца-грубияна с крючковатым носом, чье имя благодаря Диккенсу стало в английском языке нарицательным обозначением скряги.

Религиозно-пуританское начало в нем выродилось, стало лишь фантастическим футляром, манией зарабатывания денег, длинным перечнем того, чего он не станет делать для окружающих — всегда, в его восприятии, лентяев, попрошаек — даже если ему придется умереть.

Однако выясняется, что Скрудж, сам того не зная, мертв уже при жизни, по-своему не менее призрачен (как «мертвая душа»), чем явившийся к нему в ночь под Рождество призрак его усопшего компаньона Марли.

Трагикомический рассказ о человеке, который чудовищно скуп, не подает милостыню, живет в холодном как гроб жилище, скован «цепями» бесплодно прожитой жизни, притесняет своего безропотного работника Боба Крэтчита, отталкивает любящего его племянника, а также имеет возможность благодаря трем Духам Рождества путешествовать во времени и обозревать сквозь таинственные «окна» в нем прошлое, настоящее (сцены встречи Рождества в доме Крэтчита, племянника) и даже будущее (свою бесславную кончину, продажу украденных из его дома вещей отвратительному лондонскому старьевщику старику Джо) — прежде всего о чудесном спасении современного «всякого и каждого».

Открытие пустоты жизни, как обнаруживается в финале, скорее всего, приходит к Скруджу во сне. Под бой часов, который растягивает у спящего один день до целого века, он способен преодолевать необратимость человеческой жизни, летать над сушей и морем, говорить с живыми и мертвыми, смешивать между собой реальность и фантазию.

Именно во сне Скрудж открывает, что его прежнее существование из-за желания разбогатеть постепенно стало бесплодным, что он спящий, мертвый человек еще в этой жизни, хотя поначалу имел дар стать другим.

И вот Скрудж под впечатлением увиденного просыпается, отбрасывает маски лжежизни, чтобы из малопривлекательной балаганной «куклы» стать человеком и надеяться на новую, вечную жизнь, творя добрые дела.

Что же спасает Скруджа? Ответ рассказчика очевиден — прежде всего это Божья милость, чуткая даже к последнему из грешников, посылающая к живому мертвецу вестника с «того света».

Но Скруджа также спасает святость личных воспоминаний — отзвуки во взрослой жизни неумолкающей мелодии «рая»: детства, юности, дорогих утрат. Побег (полет) в детство для Скруджа спасителен, он начинает плакать.

И становится из противника Рождества, замкнутого в себе пуританина из пуритан соборным, радостным человеком.

Начавшись с упоминания о смерти, «сне» Марли («старик Марли был мертв, как гвоздь в притолоке»), повесть завершается обетованием восстания из мертвых, жизни.

Уходит холод (скупо отапливаемая контора, дом-гроб, ледяное сердце, кончина малютки Тима), приходит тепло, огонь очага, семейной любви. Уходит одиночество, замкнутость города, приходит вся Англия, открытая в поля, — сам корабль, плывущий под свет маяка вперед.

Краткое содержание Рождественская песнь в прозе Диккенса за 2 минуты пересказ сюжета

Лиризм, привнесенный Диккенсом в изображение Скруджа, дает ощутить, что в этот образ писатель по каким-то причинам вложил немало личного.

Здесь и чтение тех сказок, которые он сам читал в детстве, и чэтемская школа, и явление умершей сестры, и первая лондонская квартира, и служба в конторе писцом, и встреча с тремя сестрами Хогарт.

О чем может говорить такое возвращение в детство, такое соединение несоединимого?

Скрудж (стоящий за ним повествователь-постановщик) не только марионетка, персонаж во всем предсказуемый, но и творец роли. Он, иначе говоря, и традиционный персонаж пантомимы, и личность, которой открыто то, чего не знают, не видят другие.

Тема «погребенной» и затем спасенной жизни, развиваемая Диккенсом, позволяет увидеть за маской скупца писателя, перерабатывающего свои воспоминания.

Всё копится в «лавке древностей» у этого скряги, находится на своих местах, «молчит», «спит», и всё одновременно щедро просится наружу — желает говорить разными языками, расцветиться разными красками. «Взгляни на дом свой, ангел», — мог бы сказать Скрудж словами поэмы Дж.

Милтона; узнай в окружающей жизни, ее, казалось бы, мелочах глубину, вечность, – узнай об утекании жизни (ход времени напоминает о себе у Диккенса сменами картин, ударами колокола, мотивом смерти любимых) и, помимо веры, противопоставь смерти память, детство, детское творчество.

Так становятся возможны диалоги с самим собой. Скрудж словно беседует со своими прежними «тенями», призраками «утраченной жизни» — «персонажами» пьесы о самом себе.

И эти воспоминания, заработав, ожив, «зазвенев» в его сознании, спасают его! Иными словами, разыгрывая свою жизнь на сцене, Скрудж, вместо того чтобы «истечь клюквенным соком» и остаться куклой, получает шанс спасения.

Диккенсу в момент написания «Рождественской песни» 31 год, он переживает определенный творческий кризис, но надеется как писатель на лучшие времена. Диккенс не был обманут. Таков по-своему и Скрудж. Он не так стар, как кажется. Насколько можно судить по косвенным указаниям, Скруджу около 43 лет.

И он, таинственно приобщившись к подлинности бытия, познав именно в Рождество (а это символично), что такое ложь, смерть, рвет цепи старого (ими опутан призрак Марли), чтобы стать наконец «самим собой» — веселым, добродетельным холостяком, способным, по дару Божьему, переписать книгу своей жизни.

Итак, и Диккенс, и Скрудж — парадоксальное, смеховое «другое я» писателя — обладают общей чертой.

Оба обостренно переживают ход времени, оба открывают в жизни поединок смерти и любви, темноты и света, скупости и щедрости, а также наличие в этом мире тех таинственных посланий, которые способна воспринять и донести до других только творческая личность.

Читайте также:  Краткое содержание достоевский униженные и оскорблённые за 2 минуты пересказ сюжета

Именно диккенсовская вера во всесилие творчества позволяет увидеть в «Рождественской песни в прозе» не только назидательную волшебную историю или полемику с кальвинистской идеей предопределения, но и романтическую притчу о силе искусства, которому при надлежащей борьбе художника с самим собой подвластно (в виде «прозы») даже Рождество.

Чарльз Диккенс

Имя Чарльза Диккенса стало называться рядом с именем Шекспира, его популярность в Англии 1880-1890-х затмила славу Байрона.

Чарльз Диккенс (7 февраля 1812 – 9 июня 1870) — английский писатель, один из величайших англоязычных прозаиков XIX века, гуманист, классик мировой литературы.

Гилберт Честертон так писал о нем: «Диккенс был ярким выразителем, — пишет этот во многом родственный ему английский писатель, — своего рода рупором овладевшего Англией всеобщего вдохновения, порыва и опьяняющего энтузиазма, звавшего всех и каждого к высоким целям. Его лучшие труды являются восторженным гимном свободы. Всё его творчество сияет отражённым светом революции».

Чарльз Диккенс родился в семье чиновника морского ведомства в городе Портстмут. В возрасте 10 лет его главу семьи за долги посадили в тюрьму, семья оказалась в нищете, и с этого момента маленькому Чарльзу пришлось самостоятельно зарабатывать себе на жизнь.

Отроческие и юные годы писателя были полны лишений и унижений, от природы одаренному и чувствительному мальчику слишком довелось узнать всю изнаночную сторону жизни. Диккенс был не понаслышке знаком с работными домами, тайными притонами, трущобами, нищим бытом бедняков, преступников и продажных женщин.

Все пережитое он впоследствии необычайно живо и реалистично изобразит на страницах своих книг. Даже впоследствии, став известным писателем, он никогда уже не смог избавиться от призраков прошлого.

Далее пришла литературная слава. Из-под его пера одна за другой появляются первые книги: нравоучительные «Очерки Боза» и юмористический роман «Посмертные записки Пиквикского клуба». Второе произведение принесло ему огромную популярность среди читающей публики, в одночасье превратив его в знаменитого писателя.

Через несколько лет писатель выступил уже в новом амплуа серьезного автора, изобличающего пороки общества. Его произведения «Приключения Николаса Никльби» и в особенности «Приключения Оливера Твиста» ярко и красочно рисовали неприглядную сторону английского общества.

Этот роман получил широкий общественный резонанс и впоследствии привел к смягчению и даже отмене многих жестоких законов по отношению к малоимущим и детям-рабочим.

Все последующие годы Диккенс не уставал радовать своих читателей новыми произведениями «Домби и сын», автобиографичный роман «Дэвид Копперфильд», принесший ему общеевропейскую славу и многие другие произведения.

К среднему возрасту Диккенс, казалось бы, достиг всего, чего хотел. Последние годы жизни писателя также были омрачены его сомнением в собственном таланте. Писатель хотел видеть постепенное преображение общества, в котором он жил, уничтожение социальной несправедливости – все, что он обличал со страниц своих книг.

Но изменения вступали в силу слишком медленно, автор страдал от собственной неспособности как-то влиять на ситуацию. В эти годы он написал книгу «Тяжёлые времена», где изложил свои сомнения относительно будущего своей страны. Измученный внутренними противоречиями, великий писатель умер в 1870 году от инсульта.

Чарльз Диккенс не только оставил после себя богатое литературное наследство, но также показал своим последователям достойный пример писателя-борца и общественного деятеля, отстаивающего идеалы справедливого общества.

Цитаты из книги «Рождественская песнь в прозе»

«Забота о ближнем – вот что должно было стать моим делом. Общественное благо – вот к чему я должен был стремиться. Милосердие, сострадание, щедрость, вот на что должен был я направить свою деятельность. А занятия коммерцией – это лишь капля воды в безбрежном океане предначертанных нам дел».

  • «… даже веками раскаяния нельзя возместить упущенную на земле возможность сотворить доброе дело».
  • «Так уж устроен мир, – всегда найдутся люди, готовые подвергнуть осмеянию доброе дело».
  • «Болезнь и скорбь легко передаются от человека к человеку, но всё же нет на земле ничего более заразительного, нежели смех и весёлое расположение духа…»

«Мне так легко, словно я пушинка, так радостно, словно я ангел, так весело, словно я школьник! А голова идёт кругом, как у пьяного!»

«Если в груди у тебя сердце, а не камень, остерегись повторять эти злые и пошлые слова, пока тебе еще не дано узнать, ЧТО есть излишек и ГДЕ он есть.

Тебе ли решать, кто из людей должен жить и кто – умереть? Быть может, ты сам в глазах небесного судии куда менее достоин жизни, нежели миллионы таких, как ребенок этого бедняка.

О боже! Какая-то букашка, пристроившись на былинке, выносит приговор своим голодным собратьям за то, что их так много расплодилось и копошится в пыли!»

«Жара или стужа на дворе – Скруджа это беспокоило мало. Никакое тепло не могло его обогреть, и никакой мороз его не пробирал.

Самый яростный ветер не мог быть злее Скруджа, самая лютая метель не могла быть столь жестока, как он, самый проливной дождь не был так беспощаден. Непогода ничем не могла его пронять.

Ливень, град, снег могли похвалиться только одним преимуществом перед Скруджем – они нередко сходили на землю в щедром изобилии, а Скруджу щедрость была неведома».

«Его богатство ему не впрок. Оно и людям не приносит добра и ему не доставляет радости».

«– Нет справедливости на земле! – молвил Скрудж. – Беспощаднее всего казнит свет бедность, и не менее сурово – на словах, во всяком случае, – осуждает погоню за богатством».

INVICTORY теперь на Youtube, Instagram и Telegram!

Хотите получать самые интересные материалы прямо на свои любимые платформы? Мы готовим для вас обзоры новых фильмов, интересные подкасты, срочные новости и полезные советы от служителей на популярных платформах. Многие материалы выходят только на них, не попадая даже на сайт! Подписывайтесь и получайте самую интересную информацию первыми!

Источник: https://www.invictory.org/articles/reviews/books/1893-charlz-dikkens-rozhdestvenskaya-pesn-v-proze-chto-obshhego-u-skrudzha-s-dikkensom

Читать

Чарльз Диккенс

Рождественская песнь в прозе

Строфа первая

Святочный рассказ с привидениями

Начать с того, что Марли был мертв. Сомневаться в этом не приходилось. Свидетельство о его погребении было подписано священником, причетником, хозяином похоронного бюро и старшим могильщиком. Оно было подписано Скруджем. А уж если Скрудж прикладывал к какому-либо документу руку, эта бумага имела на бирже вес.

Итак, старик Марли был мертв, как гвоздь в притолоке.

Учтите: я вовсе не утверждаю, будто на собственном опыте убедился, что гвоздь, вбитый в притолоку, как-то особенно мертв, более мертв, чем все другие гвозди.

Нет, я лично скорее отдал бы предпочтение гвоздю, вбитому в крышку гроба, как наиболее мертвому предмету изо всех скобяных изделий.

Но в этой поговорке сказалась мудрость наших предков, и если бы мой нечестивый язык посмел переиначить ее, вы были бы вправе сказать, что страна наша катится в пропасть. А посему да позволено мне будет повторить еще и еще раз: Марли был мертв, как гвоздь в притолоке.

Знал ли об этом Скрудж? Разумеется. Как могло быть иначе? Скрудж и Марли были компаньонами с незапамятных времен.

Скрудж был единственным доверенным лицом Марли, его единственным уполномоченным во всех делах, его единственным душеприказчиком, его единственным законным наследником, его единственным другом и единственным человеком, который проводил его на кладбище.

И все же Скрудж был не настолько подавлен этим печальным событием, чтобы его деловая хватка могла ему изменить, и день похорон своего друга он отметил заключением весьма выгодной сделки.

Вот я упомянул о похоронах Марли, и это возвращает меня к тому, с чего я начал. Не могло быть ни малейшего сомнения в том, что Марли мертв. Это нужно отчетливо уяснить себе, иначе не будет ничего необычайного в той истории, которую я намерен вам рассказать.

Ведь если бы нам не было доподлинно известно, что отец Гамлета скончался еще задолго до начала представления, то его прогулка ветреной ночью по крепостному валу вокруг своего замка едва ли показалась бы нам чем-то сверхъестественным.

Во всяком случае, не более сверхъестественным, чем поведение любого пожилого джентльмена, которому пришла блажь прогуляться в полночь в каком-либо не защищенном от ветра месте, ну, скажем, по кладбищу Св. Павла, преследуя при этом единственную цель – поразить и без того расстроенное воображение сына.

Скрудж не вымарал имени Марли на вывеске. Оно красовалось там, над дверью конторы, еще годы спустя: СКРУДЖ и МАРЛИ. Фирма была хорошо известна под этим названием. И какой-нибудь новичок в делах, обращаясь к Скруджу, иногда называл его Скруджем, а иногда – Марли. Скрудж отзывался, как бы его ни окликнули. Ему было безразлично.

Ну и сквалыга же он был, этот Скрудж! Вот уж кто умел выжимать соки, вытягивать жилы, вколачивать в гроб, загребать, захватывать, заграбастывать, вымогать… Умел, умел старый греховодник! Это был не человек, а кремень.

Да, он был холоден и тверд, как кремень, и еще никому ни разу в жизни не удалось высечь из его каменного сердца хоть искру сострадания. Скрытный, замкнутый, одинокий – он прятался как устрица в свою раковину.

Душевный холод заморозил изнутри старческие черты его лица, заострил крючковатый нос, сморщил кожу на щеках, сковал походку, заставил посинеть губы и покраснеть глаза, сделал ледяным его скрипучий голос. И даже его щетинистый подбородок, редкие волосы и брови, казалось, заиндевели от мороза.

Он всюду вносил с собой эту леденящую атмосферу. Присутствие Скруджа замораживало его контору в летний зной, и он не позволял ей оттаять ни на полградуса даже на веселых Святках.

Жара или стужа на дворе – Скруджа это беспокоило мало. Никакое тепло не могло его обогреть, и никакой мороз его не пробирал.

Самый яростный ветер не мог быть злее Скруджа, самая лютая метель не могла быть столь жестока, как он, самый проливной дождь не был так беспощаден. Непогода ничем не могла его пронять.

Ливень, град, снег могли похвалиться только одним преимуществом перед Скруджем – они нередко сходили на землю в щедром изобилии, а Скруджу щедрость была неведома.

Никто никогда не останавливал его на улице радостным возгласом: «Милейший Скрудж! Как поживаете? Когда зайдете меня проведать?» Ни один нищий не осмеливался протянуть к нему руку за подаянием, ни один ребенок не решался спросить у него, который час, и ни разу в жизни ни единая душа не попросила его указать дорогу. Казалось, даже собаки, поводыри слепцов, понимали, что он за человек, и, завидев его, спешили утащить хозяина в первый попавшийся подъезд или в подворотню, а потом долго виляли хвостом, как бы говоря: «Да по мне, человек без глаз, как ты, хозяин, куда лучше, чем с дурным глазом».

А вы думаете, это огорчало Скруджа? Да нисколько. Он совершал свой жизненный путь, сторонясь всех, и те, кто его хорошо знал, считали, что отпугивать малейшее проявление симпатии ему даже как-то сладко.

И вот однажды – и притом не когда-нибудь, а в самый Сочельник – старик Скрудж корпел у себя в конторе над счетными книгами. Была холодная, унылая погода, да к тому же еще туман, и Скрудж слышал, как за окном прохожие сновали взад и вперед, громко топая по тротуару, отдуваясь и колотя себя по бокам, чтобы согреться.

Городские часы на колокольне только что пробили три часа, но становилось уже темно, да в тот день и с утра все хмурилось, и огоньки свечей, затеплившихся в окнах соседних контор, ложились багровыми мазками на темную завесу тумана – такую плотную, что казалось, ее можно пощупать рукой.

Туман заползал в каждую щель, просачивался в каждую замочную скважину, и даже в этом тесном дворе дома напротив, едва различимые за густой грязно-седой пеленой, были похожи на призраки.

Глядя на клубы тумана, спускавшиеся все ниже и ниже, скрывая от глаз все предметы, можно было подумать, что сама Природа открыла где-то по соседству пивоварню и варит себе пиво к празднику.

Скрудж держал дверь конторы приотворенной, дабы иметь возможность приглядывать за своим клерком, который в темной маленькой каморке, вернее сказать чуланчике, переписывал бумаги. Если у Скруджа в камине угля было маловато, то у клерка и того меньше, – казалось, там тлеет один-единственный уголек.

Но клерк не мог подбросить угля, так как Скрудж держал ящик с углем у себя в комнате, и стоило клерку появиться там с каминным совком, как хозяин начинал выражать опасение, что придется ему расстаться со своим помощником.

Поэтому клерк обмотал шею потуже белым шерстяным шарфом и попытался обогреться у свечки, однако, не обладая особенно пылким воображением, и тут потерпел неудачу.

– С наступающим праздником, дядюшка! Желаю вам хорошенько повеселиться на Святках! – раздался жизнерадостный возглас. Это был голос племянника Скруджа. Молодой человек столь стремительно ворвался в контору, что Скрудж не успел поднять голову от бумаг, как племянник уже стоял возле его стола.

– Вздор! – проворчал Скрудж. – Чепуха!

Племянник Скруджа так разогрелся, бодро шагая по морозу, что казалось, от него пышет жаром, как от печки. Щеки у него рдели – прямо любо-дорого смотреть, глаза сверкали, а изо рта валил пар.

– Это Святки – чепуха, дядюшка? – переспросил племянник. – Верно, я вас не понял!

– Слыхали! – сказал Скрудж. – Повеселиться на Святках! А ты-то по какому праву хочешь веселиться? Какие у тебя основания для веселья? Или тебе кажется, что ты еще недостаточно беден?

– В таком случае, – весело отозвался племянник, – по какому праву вы так мрачно настроены, дядюшка? Какие у вас основания быть угрюмым? Или вам кажется, что вы еще недостаточно богаты?

На это Скрудж, не успев приготовить более вразумительного ответа, повторил свое «вздор» и присовокупил еще «чепуха!».

– Не ворчите, дядюшка, – сказал племянник.

– А что мне прикажешь делать, – возразил Скрудж, – ежели я живу среди таких остолопов, как ты? Веселые Святки! Веселые Святки! Да провались ты со своими Святками! Что такое Святки для таких, как ты? Это значит, что пора платить по счетам, а денег хоть шаром покати.

Пора подводить годовой баланс, а у тебя из месяца в месяц никаких прибылей, одни убытки, и хотя к твоему возрасту прибавилась единица, к капиталу не прибавилось ни единого пенни.

Да будь моя воля, – негодующе продолжал Скрудж, – я бы такого олуха, который бегает и кричит: «Веселые Святки! Веселые Святки!» – сварил бы живьем вместе с начинкой для святочного пудинга, а в могилу ему вогнал кол из остролиста.

Источник: https://www.litmir.me/br/?b=7096&p=2

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector