Краткое содержание станюкович матросик за 2 минуты пересказ сюжета

Краткое содержание Станюкович Матросик за 2 минуты пересказ сюжетаКраткое содержание Станюкович Матросик за 2 минуты пересказ сюжета

После изучения в классе или дома морского рассказа Станюковича «Максимка», краткое содержание для читательского дневника составляется быстро. Но надо учитывать некоторые особенности. 

Если внимательно читать или слушать онлайн эту книгу, запомнится большое количество деталей, связанных с описанием команды и океана – то тихого, то рокочущего. Выбирать следует только те события, которые непосредственно влияют на развитие сюжета.

Главные герои и их характеристика

Краткое содержание Станюкович Матросик за 2 минуты пересказ сюжета

В рассказе несколько главных персонажей:

  1. Иван Лучкин — около сорока лет, фор-марсовый матрос, работает с парусами и служит на фок мачте. Его отличной службе уже 15 лет. Он «лучший матрос, но отчаянный пьяница», поэтому у него красный нос. Однако Лучкин очень добрый, отзывчивый. Он мастер на все руки и раньше всех догадался сшить негритенку матросскую одежду по росту.

  2. Максимка – худой мальчик-негр 10-11 лет, сирота, сначала был робким и забитым. Бывший хозяин купил его в Мозамбике и постоянно бил плеткой. Максимка умеет быть благодарным, он сообразительный и трудолюбивый, ласковый, добродушный.

К главным героям можно отнести не только Максимку и Ивана Лучкина. 

Краткое содержание Станюкович Матросик за 2 минуты пересказ сюжета

В судьбе негритенка так или иначе принимали участие многие члены экипажа клипера «Забияка»:

  1. Капитан – пожилой крепкий брюнет, с сочувствием относится к попавшим в беду; разрешил оставить арапчонка на корабле, позаботился о нем после плавания.

  2. Доктор — уже в годах, он добродушный, веселый.

  3. Мичман Петенька — хорошо говорит по-английски; это порядочный и добрый молодой человек, научил Максимку читать и писать по-русски.

  4. Старый плотник Захарыч — человек без предрассудков, жалеет Максимку.

  5. Боцман Василий Егорович — строгий, справедливый, любит порядок. По просьбе матросов он хлопотал за сироту перед старшим офицером.

Сироту-арапчонка жалели практически все матросы и офицеры.

Краткое содержание рассказа «Максимка»

Русский военный паровой клипер с лихим названием «Забияка» шел тропиками Атлантического океана. На бирюзовом высоком небосклоне ярко светило южное солнце. Горизонт был пуст, только переливались серебряной пеной гребни синих волн. Изредка блеснет чешуя летучей рыбки и покажется темная спина кита.

Краткое содержание Станюкович Матросик за 2 минуты пересказ сюжета

Ночь прошла, и моряки занимались чисткой снастей и палубы корабля. Вдруг часовой крикнул, что увидел человека в море. Весь экипаж пришел в движение, клипер снял паруса и спустил на воду баркас. Когда он вернулся, все увидели маленького негритенка. Его сняли с обломка мачты американского брига «Бетси».

Матросы и офицеры очень жалели мальчика. Мичман Петенька выяснил, что капитан-американец избивал арапчонка плетью, считал его рабом.

Пока все обсуждали, как помочь сироте, Иван Лучкин сшил ему маленькую матросскую форму, нарек Максимкой в честь святого Максима и взял мальчика под свою опеку. Он учил негра говорить по-русски, баловал его сахаром и приучал к выполнению простой работы на корабле.

Когда корабль подходил к мысу Доброй Надежды, Лучкин все больше мрачнел. Он объяснил Максимке, что его оставят там на берегу. Но мальчик, который все это время жил как в сказке, горячо убеждал своего опекуна, что хочет быть русским матросом.

Краткое содержание Станюкович Матросик за 2 минуты пересказ сюжета

Тогда Лучкин попросил боцмана Егорыча замолвить за арапчонка слово, чтобы оставить на корабле. Другие матросы поддержали эту идею. Капитан хотел было отказать в этой просьбе, но ему тоже было жаль мальчугана, и он дал согласие. Так маленький арап стал юнгой. Его окрестили, назвали Максимом Забиякиным.

Максимка был в плавании три года. За это время мичман Петенька обучил его чтению и письму. В Кронштадте капитан определил мальчика в школу фельдшерских учеников. Иван Лучкин вышел в отставку, чтобы быть ближе к своему воспитаннику. Он остепенился и стал меньше пить.

Главная мысль произведения Константина Станюковича

Станюкович показывает доброту русских моряков, их способность к сочувствию. Они не делят людей по цвету кожи, искренне радуются спасению маленького арапчонка. 

Если у одинокого человека, каким был Иван Лучкин, появляется цель в жизни, то он способен на благородные поступки и преодоление своих пороков.

Источник: https://nauka.club/literatura/kratkie-soderzhaniya/stanyukovich-maksimka.html

«Максимка»

Константин Михайлович Станюкович

Русский военный паровой клипер «Забияка» быстро идёт на юг. Матросы убирают, моют, скребут и чистят палубу: на военном судне начинается день. Вдруг раздался громкий тревожный крик часового: «Человек в море!». Все бросились на палубу и увидели среди волн обломок мачты и на ней человеческую фигуру.

Затем почти все паруса были убраны и баркас с шестнадцатью гребцами отправился спасать человека. Вскоре он вернулся и вместе с людьми был поднят на борт. На палубу вышел и спасённый — маленький негр лет десяти-одиннадцати, в рваной рубашке, истощённый. Его тотчас отнесли в лазарет.

Доктор начал его отхаживать.

Затем, с помощью мичмана, который знал англ. язык, команда узнала о том, что мальчик был слугой у капитана американского корабля «Бетси». Хозяин бил его каждый день. А две ночи назад корабль столкнулся с другим кораблём и пошёл ко дну. Через два дня арапчонок поправился и хотел уже подняться на палубу, но у него не было одежды.

Тут в дверях лазаретной каюты появился пожилой матрос Иван Лучкин. Он принёс арапчонку платье: «Носи на здоровье, Максимка!» (Максимка, потому что спасли в день святого угодника Максима).

Потом Лучкин повёл его на палубу, представил матросам. Арапчонка приняли с полным радушием, позвали обедать вместе со всеми. Лучкин скроил ему башмаки. Позвал посмотреть на артиллерийское учение, которое очень понравилось мальчику.

Попытки научить арапчонка некоторым русским словам.

Так прошёл месяц. Максимка уже мог кое-как объясниться по-русски. Он нередко забавлял матросов песнями и танцами. Плавание близилось к концу, но Лучкин, предчувствуя разлуку, был невесел. Команда тоже привыкла к Максимке.

Капитан разрешил оставить его на корабле. Вскоре «Забияка» вновь ушёл в плавание. Максимке дали фамилию Забиякин. Через три года они вернулись в Кронштадт. Максимку отдали в школу фельдшерских учеников.

Лучкин вышел в отставку, чтобы быть около своего любимца.

Клипер «Забияка» направляется к южным берегам. Все происходит как обычно: матросы моют и убирают палубу. Слышится громкий крик: «Человек в море!». За бортом оказывается человеческая фигура.

Немедленно баркас с шестнадцатью гребцами бросился спасать тонущего, убрав все паруса. На борт завели маленького мальчика, примерно десяти лет от роду и негроидной расы. На ребенке была разорвана одежда, а его тело исхудало от голода. За мальчика тут же взялся врач в лазарете. Пошел процесс выздоровления.

Вскоре стало известным, что маленький негр служил на американском корабле «Бетси». Капитан бил и издевался над мальчиком. Два дня назад судно потерпело крушение и отправилось на дно глубокого моря. Поправившись, ребенок захотел подняться на палубу, но оказалось, что ему нечего даже одеть.

Матрос Иван Лучкин нашел малышу платье и принес, чтобы надеть его. Мальчика он стал называть Максимкой, потому, что в день святого угодника Максима, был спасен арапчонок. Здоровый и одетый юный матросик предстал перед моряками. Ребята приняли его приветливо и радушно и пригласили вместе пообедать. Лучкин с большим энтузиазмом принялся учить Максимку русскому языку и всячески возился с ним.

Спустя месяц, труды матроса Ивана показали первые результаты, и Максимка начал по-русски выражать свои мысли. Часто в свободное от работы время, мальчик развлекал матросов своими веселыми песнями и плясками. Но вскоре корабль должен был прибыть к месту назначения.

Лучкин понимал, что расставание с Максимкой уже близко и пребывал в расстроенном состоянии. Все на корабле полюбили мальчика и не хотели его отпускать.

На берегу, путем некоторых споров и разбирательств, мальчику все же разрешили остаться под началом капитана «Забияки» и впоследствии ребенку дали фамилию схожую с названием корабля – Забиякин. Все вместе моряки отправились снова в плаванье.

А через несколько лет Иван вернулся в Кронштадт и отдал мальчика в школу фельдшерских учеников. Сам же, по истечению времени, ушел в отставку, и был всегда рядом с Максимкой, заботясь о нем, став для него лучшим другом и наставником.

Источник: https://www.allsoch.ru/stanyukovich/maksimka/

Константин Станюкович: Матросик

  • Константин Михайлович Станюкович
  • Матросик
  • Из цикла «Морские рассказы»
  1. Двое суток русский военный клипер «Жемчуг» штормовал, как говорят моряки.

  2. Двое суток он выдерживал жестокий ураган в Индийском океане, вблизи западного берега Северной Африки, встретив врага со спущенными стеньгами, под несколькими штормовыми парусами, с наглухо задраенными люками и с протянутыми на верхней палубе леерами.
  3. Положение было серьезное.

В те ужасные долгие часы, когда ураган напрягал все свои силы, с диким воем потрясая мачты и завывая в трепыхавшихся снастях, и когда громадные, высокие и пенящиеся волны с бешенством нападали на маленький клипер со всех сторон, вкатываясь верхушками на палубу, и кидали его, словно щепку, готовые его поглотить, — в такие часы, казавшиеся вечностью, смерть витала перед глазами моряков. Эти водяные горы казались неминуемой общей братской могилой. И сердца даже бывалых и мужественных людей замирали в предсмертной тоске, хотя лица их и были сурово-спокойны и напряженно-серьезны.

К вечеру вторых суток буря несколько затихла, и все на клипере радостно и благодарно вздохнули, понимая, казалось, с большой ясностью, от какой избавились опасности и как были близки к смерти.

Клипер, хорошо построенный, не особенно пострадал во время трепки. В нескольких местах волны проломали борт; офицерский катер и капитанский вельбот были сорваны с боканцев в океан — вот и всего.

Несмотря на то, что буря заметно стихала и «Жемчуг» был уже вне опасности, и капитан и старший штурман, видимо, чем-то озабоченные, оба с истомленными, осунувшимися и серьезными лицами, не сходили с мостика, тревожно вглядываясь в мрак наступившей ночи.

Казалось, теперь можно было бы поставить достаточно парусов и нестись со свежим попутным ветром к югу, но капитан — небольшой сухощавый человек лет под сорок, довольно сурового вида — вместо того приказал на ночь поставить только зарифленные марселя, бизань и фор-стеньги-стаксель и держаться в крутой бейдевинд, чтобы клипер, так сказать, топтался на месте.

Читайте также:  Краткое содержание горький мой спутник за 2 минуты пересказ сюжета

Такое решение принято было капитаном потому, что он не знал точно места, где находится в данное время «Жемчуг». В течение двух суток урагана солнце ни на минуту не показывалось, и, следовательно, нельзя было по высоте солнца определить широту и долготу места. Не видно было ни луны, ни звезд, по которым тоже возможно определиться, как говорят моряки.

А между тем ураган мог отнести клипер к берегам Африки, берега же эти были негостеприимны. Много рифов и подводных мелей было около них, и «Жемчуг», избавившись от одной опасности, легко мог набежать на другую, едва ли не худшую.

И теперь ночь была темна. На подернутом облаками небе ни одной звездочки.

  • Среди этой тьмы клипер покачивался на волнах, все еще сердито разбивающихся о бока «Жемчуга», и вахтенный офицер, молодой мичман, то и дело вскрикивал часовым на баке:
  • — Вперед смотреть!
  • Нередко тоже раздавался его молодой звонкий голос:
  • — На марса-фалах стоять!
  • На эти предупреждающие окрики и часовые на баке и вахтенные матросы, стоящие у марса-фалов, тотчас же отвечали:

— Есть, смотрим! Есть, стоим!

— Все равно ничего не увидать в этой проклятой тьме! — сердито проворчал капитан себе под нос, ни к кому не обращаясь.

  1. И минуту спустя приказал вахтенному офицеру:
  2. — Велите разводить пары!
  3. — Есть!
  4. Мичман послал рассыльного за старшим механиком и вслед за тем дернул ручку машинного телеграфа.
  5. Капитан почти не спал двое суток, позволяя себе вздремнуть в своей каюте час-другой, во время которых на мостике капитана заменял старший офицер.
  6. И теперь его жестоко клонило ко сну.
  7. Но он простоял еще два часа, пока не были готовы пары, и только тогда решил сойти отдохнуть.
  8. Перед уходом он тихо заметил старшему штурману, стоявшему у компаса:
  9. — Береженого и бог бережет, Степан Степаныч!

— Совершенно верно-с, Иван Семеныч! — подтвердил старший штурман.

  • — И если, не дай бог, нанесет нас на мель…
  • Старший штурман угрюмо сплюнул и сурово сказал:
  • — Зачем наносить!

— Так все же машина поможет. Не так ли, Степан Степаныч?

Судя по тону голоса капитана, ему очень хотелось слышать от старого, опытного, много плававшего штурмана подтверждение своих слов, которым он и сам едва ли очень верил.

Что, в самом деле, могла сделать машина, да еще не особенно сильная, при таком свежем ветре и громадном волнении!

Читать дальше

Источник: https://libcat.ru/knigi/proza/klassicheskaya-proza/10309-konstantin-stanyukovich-matrosik.html

Краткое содержание Максимка, Станюкович читать или смотреть видео

Главная>Краткие содержания

Быстрый переход:

  • Очень краткое содержание (в двух словах)
  • Краткое содержание (подробно)
  • Видео краткого содержания (для тех, кто предпочитает слушать)

Очень краткое содержание (в двух словах)

Русский военный клипер спасает в море чернокожего мальчика. Оклемавшись, тот рассказывает, что был слугой у американского капитана, который часто его бил. Горький пьяница матрос Иван Лучкин решает взять его под свою опеку. Он сшивает ему одежду и даёт ему имя — Максимка.

Они привязываются друг к другу, Лучкин даже начинает меньше пить. Максимку собираются высадить в Каптоуне, но команда просит капитана, и его оставляют на судне юнгой.

Через три года Лучкин с Максимкой добираются до Кронштадта, где повзрослевший Максимка поступает в училище, а Лучкин остаётся с ним в городе.

Краткое содержание (подробно)

Русский военный паровой клипер под названием «Забияка» идёт на всех парусах на юг. Атлантический океан, где он сейчас находится, довольно тих. Ранним утром моряки уже приступили к уборке корабля. Вдруг часовой, который находился на носу судна, прокричал — человек в море! Поднялась тревога, судно остановили, спустили баркас и привезли на судно измученного человека.

К всеобщему удивлению, спасённым оказался чернокожий мальчик. Его срочно положили в лазарет.

На следующий день, он немного окреп, и смог рассказать на плохом английском, что родителей он не знает, что был слугой американского капитана и тот звал его боем.

Относился тот к мальчику плохо, часто бил, что доказывали рубцы на спине. Двое суток назад корабль столкнулся с другим кораблём и пошёл ко дну, а мальчику удалось схватиться за мачту и таким образом выжить.

Когда моряки узнали судьбу мальчика, им стало его очень жалко, и они радовались, что тот спасся из рук злого капитана. Моряки узнали, что мальчика высадят на мысе Доброй Надежды, в Каптоуне.

Три дня пролежал в лазарете мальчик, а когда его хотели выписать, то пришёл матрос Иван Лучкин и принёс ему, сшитую им самим, матросскую рубашку и штаны.

Лучкин был лет сорока, любитель выпить и даже готовый пропить свою одежду на берегу. Он отдал мальчику одежду и тут же дал ему имя — Максимка, в честь Святого угодника Максима.

Мальчик очень обрадовался одежде, а Лучкин объявил всем матросам, что будет приглядывать за ним.

С этого дня они привязались к друг другу, ходили всюду вместе. Матрос полностью одел Максимку, тот стал работать вместе с матросами, все его полюбили. Лучкин стал учить Максимку русскому языку и тот проявлял большие способности. Сам матрос даже подумывал бросить пить.

Наконец они прибыли в Каптоун, где Максимку должны были высадить. Лучкин очень помрачнел от мысли, что им придётся расстаться.

Вдруг ему пришла мысль попросить боцмана обратиться к старшему офицеру, что бы тот замолвил словечко перед капитаном оставить Максимку матросом на корабле. Он поговорил с матросами и все поддержали эту идею.

Вскоре капитан согласился оставить мальчика юнгой, и все были очень рады этому решению.

Когда корабль встал на якорь в порту, матросов отпустили на берег. Пошёл и Лучкин с Максимкой. Все боялись, что он напьётся и потеряет мальчика. Но вернулся Лучкин хоть и сильно пьяным, но полностью одетым и с Максимкой.

Через неделю Максимку окрестили и дали фамилию по имени корабля — Забиякин. А через три года Лучкин с Максимкой сошли с корабля в Кронштадте, где четырнадцатилетний Максимка поступил в училище, а Лучкин остался при нём в городе.

  1. ­­
  2. Объяснение трудных слов из текста
  3. Клипер — военный парусный корабльНос — передняя часть суднаБаркас — большая лодкаЛазарет — военное медицинское учреждениеБой — от английского boy — мальчикМачта — большая вертикальная конструкция служащая для крепления парусовБоцман — воинское звание младших командиров в Военно-морском флотеЮнга — подросток на корабле, готовящийся в матросы
  4. ­­

Видео краткого содержания (для тех, кто предпочитает слушать)

  • ­
  • ­
  • см. также:Краткие содержания других произведений
  • Характеристика главных героев произведения Максимка, Станюкович
  • Краткая биография Константина Станюковича

Источник: https://www.sdamna5.ru/maksimka_kratko

Матросик

Константин Михайлович Станюкович

Из цикла «Морские рассказы»

  • Двое суток русский военный клипер «Жемчуг» штормовал, как говорят моряки.
  • Двое суток он выдерживал жестокий ураган в Индийском океане, вблизи западного берега Северной Африки, встретив врага со спущенными стеньгами, под несколькими штормовыми парусами, с наглухо задраенными люками и с протянутыми на верхней палубе леерами.
  • Положение было серьезное.

В те ужасные долгие часы, когда ураган напрягал все свои силы, с диким воем потрясая мачты и завывая в трепыхавшихся снастях, и когда громадные, высокие и пенящиеся волны с бешенством нападали на маленький клипер со всех сторон, вкатываясь верхушками на палубу, и кидали его, словно щепку, готовые его поглотить, — в такие часы, казавшиеся вечностью, смерть витала перед глазами моряков. Эти водяные горы казались неминуемой общей братской могилой. И сердца даже бывалых и мужественных людей замирали в предсмертной тоске, хотя лица их и были сурово-спокойны и напряженно-серьезны.

К вечеру вторых суток буря несколько затихла, и все на клипере радостно и благодарно вздохнули, понимая, казалось, с большой ясностью, от какой избавились опасности и как были близки к смерти.

Клипер, хорошо построенный, не особенно пострадал во время трепки. В нескольких местах волны проломали борт; офицерский катер и капитанский вельбот были сорваны с боканцев в океан — вот и всего.

Несмотря на то, что буря заметно стихала и «Жемчуг» был уже вне опасности, и капитан и старший штурман, видимо, чем-то озабоченные, оба с истомленными, осунувшимися и серьезными лицами, не сходили с мостика, тревожно вглядываясь в мрак наступившей ночи.

Казалось, теперь можно было бы поставить достаточно парусов и нестись со свежим попутным ветром к югу, но капитан — небольшой сухощавый человек лет под сорок, довольно сурового вида — вместо того приказал на ночь поставить только зарифленные марселя, бизань и фор-стеньги-стаксель и держаться в крутой бейдевинд, чтобы клипер, так сказать, топтался на месте.

Такое решение принято было капитаном потому, что он не знал точно места, где находится в данное время «Жемчуг». В течение двух суток урагана солнце ни на минуту не показывалось, и, следовательно, нельзя было по высоте солнца определить широту и долготу места. Не видно было ни луны, ни звезд, по которым тоже возможно определиться, как говорят моряки.

А между тем ураган мог отнести клипер к берегам Африки, берега же эти были негостеприимны. Много рифов и подводных мелей было около них, и «Жемчуг», избавившись от одной опасности, легко мог набежать на другую, едва ли не худшую.

И теперь ночь была темна. На подернутом облаками небе ни одной звездочки.

  1. Среди этой тьмы клипер покачивался на волнах, все еще сердито разбивающихся о бока «Жемчуга», и вахтенный офицер, молодой мичман, то и дело вскрикивал часовым на баке:
  2. — Вперед смотреть!
  3. Нередко тоже раздавался его молодой звонкий голос:
  4. — На марса-фалах стоять!
  5. На эти предупреждающие окрики и часовые на баке и вахтенные матросы, стоящие у марса-фалов, тотчас же отвечали:
Читайте также:  Краткое содержание железников чучело за 2 минуты пересказ сюжета

— Есть, смотрим! Есть, стоим!

— Все равно ничего не увидать в этой проклятой тьме! — сердито проворчал капитан себе под нос, ни к кому не обращаясь.

  • И минуту спустя приказал вахтенному офицеру:
  • — Велите разводить пары!
  • — Есть!
  • Мичман послал рассыльного за старшим механиком и вслед за тем дернул ручку машинного телеграфа.
  • Капитан почти не спал двое суток, позволяя себе вздремнуть в своей каюте час-другой, во время которых на мостике капитана заменял старший офицер.
  • И теперь его жестоко клонило ко сну.
  • Но он простоял еще два часа, пока не были готовы пары, и только тогда решил сойти отдохнуть.
  • Перед уходом он тихо заметил старшему штурману, стоявшему у компаса:
  • — Береженого и бог бережет, Степан Степаныч!

— Совершенно верно-с, Иван Семеныч! — подтвердил старший штурман.

— И если, не дай бог, нанесет нас на мель…

Старший штурман угрюмо сплюнул и сурово сказал:

— Зачем наносить!

— Так все же машина поможет. Не так ли, Степан Степаныч?

Судя по тону голоса капитана, ему очень хотелось слышать от старого, опытного, много плававшего штурмана подтверждение своих слов, которым он и сам едва ли очень верил.

Что, в самом деле, могла сделать машина, да еще не особенно сильная, при таком свежем ветре и громадном волнении!

— Конечно-с! — лаконически ответил старший штурман.

Но его лицо, слабо освещенное светом, падавшим от компаса, старое, угрюмо-спокойное лицо, густо поросшее седыми баками, по-видимому нисколько не разделяло надежд капитана на действительность помощи машины.

И, словно бы желая в свою очередь успокоить свою тайную тревогу и тревогу капитана, он прибавил:

— Положим, ураган жарил по направлению к берегу, но все же в начале урагана мы были в пятидесяти милях от берега и держались в бейдевинд… Вот, бог даст, завтра определимся… А теперь вам выспаться следует, Иван Семеныч!

— То-то очень спать хочется… Пойду вздремнуть.

И, обращаясь к вахтенному офицеру, громко и властно сказал:

— Хорошенько вперед смотреть!.. Как бы берега близко не было… Чуть что заметите, дайте знать!

— Есть! — ответил мичман.

  1. Капитан ушел и, не раздеваясь, бросился, как был, в кожане поверх сюртука и в фуражке, на диван и мгновенно уснул.
  2. Притулившись на баке у наветренного борта, кучка вахтенных матросов, одетых в кожаны, с зюйдвестками на головах, тихо лясничала.
  3. Чей-то громкий и насмешливый голос говорил:

— Ну, разве не дурак ты, Матросик?! Как есть дурак!

Тот, кого звали Матросиком, тихо засмеялся и простодушно ответил:

— Дурак, значит, и есть.

— Да как же не дурак! Сидел бы теперь у себя дома, в деревне, а заместо того взял да и за другого на службу пошел… И хоть бы за деньги, а то дарма! Небось, ничего не дали?

— Такая причина была, — оправдывался Матросик.

— Нечего сказать, причина! Вовсе прост ты, вот и причина!

Тот, кого называли Матросиком, словно бы оправдываясь, проговорил:

— Этот самый парень, заместо которого я пошел, братцы, только что поженился и очень приверженный к земле был мужик… Коренной в семье. Без его разор был бы.

И так, братцы вы мои, убивались по нем отец с матерью да супруга, значит, евойная, что жалость взяла. Мне, думаю, что? Одинокий сирота, живу в работниках…

Ну таким родом и явился я к барину и в ноги: «Дозвольте, мол, в некрута вместо Васьки Захарова!» Барин даже очень был доволен… Вот она, братцы, какая причина! — закончил Матросик.

Он проговорил эти слова необыкновенно просто, словно бы и поступок его был самый простой, и он не сознавал, сколько в нем было доброты и самоотвержения.

За эту бесконечную доброту и готовность помочь всякому на «Жемчуге» все матросы любили этого первогодка. Звали его не по фамилии — фамилия его была Кушкин, — а Матросиком, вследствие того, что Кушкин однажды, вскоре после назначения его на «Жемчуг», на вопрос боцмана: «Кто ты такой?», вместо того чтобы ответить: «Матрос второй статьи Илья Кушкин», простодушно ответил: «Матросик».

Так с тех пор на клипере его все прозвали Матросиком.

И в самом деле, прозвище это подходило к Кушкину.

Это был маленького роста, худощавый, почти смуглый молодой паренек лет двадцати двух-трех, с пригожим жизнерадостным добрым лицом, главным украшением которого были большие темные глаза, полные какой-то чарующей ласки и привета. Когда Матросик улыбался, широко раскрывая свой рот с красными сочными губами и показывая ослепительно белые зубы, то невольно улыбались и те, на кого он смотрел.

Вся его маленькая фигурка была ладная и необыкновенно располагающая. Ходил он всегда веселой и легкой походкой и любил одеваться аккуратно и опрятно. Даже его желтоватого цвета руки с тонкими, слегка искривленными пальцами не были пропитаны смолой и грязны, как у других матросов. Матросик, видимо, щеголял опрятностью.

  • Уроженец одной из северных губерний, Илья Кушкин еще с отрочества плавал по бурному Ладожскому озеру и, поступивши в матросы и затем назначенный в кругосветное плавание на «Жемчуг», скоро сделался хорошим и исправным матросом.
  • Когда Матросик окончил свой рассказ, кто-то из кучки спросил:
  • — Так тебе, Матросик, ничего и не дали за твою простоту?

— Предлагали, братцы. Пятичницу давали.

— А ты не взял?

— То-то не взял. Бедные мужики эти Захаровы… Как с их взять? Однако угощение принимал — страсть угощали, братцы! А молодая баба, Васькина жена, так та мне две рубахи ситцевые справила. «Вовек, — говорит, — не забуду, Илья, что ты моего мужика при мне оставил». Небось, люди добро помнят.

С мостика то и дело раздавались окрики вахтенного офицера. То он командовал: «Вперед хорошенько смотреть», то: «На марса-фалах стоять».

Эти частые и громкие окрики среди ночной тишины несколько раздражали матросов.

— И чего это мичман зря суетится да глотку дерет! — заметил кто-то.

— А может, не зря, — промолвил Матросик.

— Коли встречных судов боится, все равно не увидишь скоро. Слава богу, хоть штурма прикончилась, а все-таки нехорошая ночь! — раздался чей-то голос.

— То-то вахтенный и опасается, что ночь!.. И пары по той же причине… И ходу нам нет! — сказал Матросик.

— По какой причине?

— А по той самой, братцы, что неизвестно, в какие места нас буря занесла. Вот он и опаску имеет. В море, братцы, завсегда надо опаску иметь. Я хоть и по озеру ходил, а бога приходилось-таки часто вспоминать! — проговорил Матросик.

  1. С этими словами он повернул голову к океану и стал зорко всматриваться вперед, в покачивавшийся на волнах клипер.
  2. Смотрел Матросик минут пять — десять и вдруг крикнул неестественно громким голосом.
  3. — Бурун под носом!

— Марса-фалы отдать!.. — тревожно скомандовал вахтенный мичман.

Марселя бесшумно упали, и в то же мгновение «Жемчуг» остановился, врезавшись в гряду, и беспомощно стал биться, словно птица, попавшая в силки.

Капитан мгновенно проснулся и через минуту был на мостике. Старший офицер и старший штурман были там же. Все офицеры и все матросы, наскоро одевшись, выскочили наверх.

Клипер било жестоко о камни, и машина, работавшая полным ходом, не могла его сдвинуть с места. Видно было, что «Жемчуг» засел плотно.

Все были в подавленном состоянии.

Ветер дул свежий, и волны кружились вокруг клипера. Кругом кромешная тьма.

Прошло бесконечных десять минут, и снизу дали знать, что течь увеличивается. Пущены были в ход все помпы, но вода тем не менее все прибывала. Положение было критическое, и не было никакой возможности высвободиться из него. И помощи ожидать было не от кого.

Однако на всякий случай зарядили орудия, и через каждые пять минут раздавались выстрелы, разносившие по океану весть о бедствии.

Но никто этих выстрелов, казалось, не слыхал.

Верхняя и нижняя палубы осветились фонарями. Молчаливые и сосредоточенно-серьезные матросы торопливо вытаскивали рангоут, разные вещи. У денежного сундука, вынесенного из капитанской каюты, стоял часовой.

Несмотря на работу всех помп, клипер постепенно наполнялся водой через полученные пробоины от ударов о камни гряды, в которой он засел. О спасении клипера нечего было и думать, и потому по приказанию капитана принимались меры для спасения людей и для обеспечения их провизией.

Но ночью, при громадном волнении, спустить шлюпки и посадить на них людей было бы безумием. Приходилось ждать рассвета.

И в голове каждого моряка, несмотря на спокойные, по-видимому, голоса капитана и старшего офицера, отдававших приказания, проносилась ужасная мысль:

«Не исчезнет ли «Жемчуг» в волнах до рассвета?»

Наконец забрезжило, и из сотни человеческих грудей вырвался крик радости. Громкое «ура» разнеслось по океану, споря с ревом ветра и гулом бурунов.

Высокий, казалось, отвесный, берег неясными контурами выделялся близко, совсем близко. Между ним и грядой, на которой бился «Жемчуг», было не более пятидесяти сажен.

Читайте также:  Краткое содержание тургенев лес и степь за 2 минуты пересказ сюжета

Но радость быстро сменилась отчаянием. Ветер не стихал; волны с грозным ревом разбивались о берег. Буруны пенились вокруг «Жемчуга». Все поняли, что спасение на шлюпках невозможно.

И близкий берег казался недостижимым, а смерть — неминуемою.

Выстрелы о помощи раздавались по-прежнему, но не вселяли надежды, хотя и привлекли на берег кучку арабов, которых можно было рассмотреть в бинокли.

Но что они могли сделать? Как помочь?

Рассвело.

Утро было серое и печальное. Низкие темные тучи заволакивали небо. Ветер не стихал. Волны по-прежнему были громадны.

  • «Жемчуг» по временам трещал от ударов, но еще держался на воде.
  • Бледный, казавшийся стариком капитан, не сомневавшийся почти, что жена и трое его детей, оставшихся в Кронштадте, сегодня сделаются сиротами, все-таки не показывал ни перед кем своего отчаяния и распоряжался, словно бы надеялся на спасение.
  • И он обошел палубу и говорил, ободряя матросов:

— Скоро ветер стихнет, и мы на шлюпках доберемся до берега. Не робей, молодцы ребята!

  1. И «молодцы ребята» как будто верили — так им хотелось верить! — и отвечали:
  2. — Рады стараться, вашескобродие!
  3. Вернувшись на мостик, капитан сказал старшему офицеру:

— Если бы конец подать на берег и на этом конце укрепить канат!.. Это единственная возможность спасти людей. Но как подать? Шлюпку немедленно зальет. Ветер не стихает. Барометр падает.

— Разве вплавь, Иван Семеныч?

— Вплавь? Но кто решится? Это верная гибель. Если чудом и доплывет, то разобьется о камни… Весь берег ими усеян… Но, во всяком случае, надо попробовать… Арабы могут перехватить конец, и тогда мы спасены. Прикажите поставить людей во фронт. Я вызову охотников.

Когда люди выстроились, капитан подошел к фронту и, объяснив, в чем дело, крикнул:

— Есть ли охотники выручить всех нас, ребята? Если есть, выходи.

Никто не шелохнулся. Всякий с ужасом взглядывал на пенистые волны, гребешки которых вкатывались на палубу.

Только маленький чернявый Матросик вышел из фронта, решительно подошел к капитану и, застенчиво краснея, проговорил:

— Я желаю, вашескобродие!

— Ты, Матросик? — удивленно воскликнул капитан, невольно оглядывая маленькую, тщедушную на вид фигурку Матросика.

— Точно так, вашескобродие.

— Куда тебе!.. Ты сейчас же утонешь!

— Не извольте беспокоиться, вашескобродие… Я к воде способен. Плаваю, вашескобродие!

— И хорошо?

— Порядочно, вашескобродие! — скромно ответил Матросик, бывший превосходным пловцом.

  • — Но ты знаешь, чем рискуешь?
  • — Точно так, вашескобродие!
  • — И все-таки желаешь?

— Буду стараться, вашескобродие! Как для людей не постараться! — просто прибавил он.

— Ты будешь нашим спасителем, если подашь конец… От имени всех спасибо тебе, Матросик! — проговорил взволнованно капитан.

  1. Матросик разделся догола, одел пробковый пояс и обвязался концом.
  2. Когда все было готово, он низко поклонился всем и дрогнувшим голосом произнес:
  3. — Прощайте, братцы!
  4. — Прощай, Матросик!
  5. Все смотрели на него как на обреченного.
  6. Он бросился в волны.

Все бинокли и подзорные трубы были устремлены на бесстрашного пловца. Голова его в виде черной точки то показывалась на гребнях, то исчезала между волнами.

— Молодец! Хорошо плывет! — говорил про себя капитан, не отрывая глаз от бинокля.

Действительно, Матросик плыл хорошо, подгоняемый попутной волной… Уже близко. Несколько размахов — и он у берега. Арабы ему что-то кричат, указывая вправо от взятого им направления. Но он ничего не понимает, довольный и радостный, что сейчас доплывет, укрепит к берегу конец и люди будут спасены.

Но вдруг набежавшая волна с силой бросает Матросика, и он всей грудью ударяется о прибрежный острый камень.

Ужасная боль и слабость мгновенно охватывают его. К нему подбегают арабы, и он им указывает на конец уже потускневшими глазами.

Смерть Матросика была почти моментальная.

Арабы вытащили труп Матросика на песок и стали вытягивать конец.

Через полчаса за одну из скал, правее, был прикреплен канат, и по этому канату стали переправляться с «Жемчуга» люди. К полудню ветер заметно стих, так что возможно было продолжать переправу при помощи каната на шлюпках.

  • Когда все переправились на пустынный берег, капитан, указывая на труп маленького чернявого Матросика, сказал:
  • — Вот кто пожертвовал собою, чтобы спасти нас, братцы!
  • И, обнажив голову, приложился к покойнику.
  • Все крестились и отдавали последнее целование Матросику.
  • А в это время «Жемчуг» исчезал под волнами.

Источник: http://stanyukovich.lit-info.ru/stanyukovich/proza/matrosik.htm

Станюкович человек за бортом краткое содержание — Краткий пересказ «человек за бортом» Станюковича — 3 ответа



Автор Agent задал вопрос в разделе Литература

Краткий пересказ «человек за бортом» Станюковича и получил лучший ответ

Ответ от Безприкрасс[гуру]это одинииз замечательных *Морских рассказов.. .Было это в Атлантическом океане.. ….вот прекрасный хор матросов поёт деревенские песни…вот задористый перепляс *гапака*…..прекрасный тенор Шутиков. .довольные матросы проявляют любовь к нему.. .Вбруг жмот обьявляет что у него украли 20 франков.. .и украл прохвост Прошка.. .никто в этом не сомневается..

но денег у того не нашли.. .Шутиков лаского предлагает Прошке отдать сви 20 франков.. .Прошка от ласкового совершенно изменился.. .он отдал сворованное… и как собака привязалсяк Шутикову… даже сшил матросскую рубахус голланским передом для Шутикова.. .В Индийском океане Шутиков при тренировке бросая лассосорвался с клиппера… Прошка незадумываясьбросился за ним… оба были спасены.. .

теперь прошку стали звать Прохором…

Ответ от Николай Букин[мастер]gogle.ru в помощьОтвет от ?Ольга Снег?[гуру]а что тут пересказывать, упал мужик за борт и трындец ему…; -)

ну а если серьезно, то вот, здесь то, что нужно

Ответ от Genius Brisk[гуру]Посмотри черес поискавикОтвет от Екатерина Дъяконова[новичек]спасибоОтвет от Kakaya_raznisa mmm[новичек]Станюкович К. М. — Человек За БортомСтанюкович К. М. — Человек За БортомIЖapa тропического дня начинала спадать. Солнце медленно катилось по горизонту.

Подгоняемый нежным пассатом, клипер нес свою парусину и бесшумно скользил по Атлантическому океану, узлов по семи. Пусто кругом: ни паруса, ни дымка на горизонте! Куда ни взглянешь, все та же безбрежная водяная равнина, слегка волнующаяся и рокочущая каким-то таинственным гулом, окаймленная со всех сторон прозрачной синевой безоблачного купола.

Воздух мягок и прозрачен; от океана несет здоровым морским запахом.Пусто кругом.

Изредка разве блеснет под лучами солнца яркой чешуйкой, словно золотом, перепрыгивающая летучая рыбка, высоко в воздухе прореет белый альбатрос, торопливо пронесется над водой маленькая петрель, спешащая к далекому африканскому берегу, раздастся шум водяной струи, выпускаемой китом, и опять ни одного живого существа вокруг. Океан да небо, небо да океан — оба спокойные, ласковые, улыбающиеся.

— Дозвольте, ваше благородие, песенникам песни петь! — спросил вахтенный унтер-офицер, подходя к офицеру, лениво шагающему по мостику.Офицер утвердительно махнул головой, и через минуту стройные звуки деревенской песни, полной шири и грусти, разнеслись среди океана.Довольные, что после дневной истомы наступила прохлада, матросы толпятся на баке, слушая песенников, собравшихся у баковой пушки.

Завзятые любители, особенно из старых матросов, обступив певцов тесным кружком, слушают сосредоточенно и серьезно, и на многих загорелых, обветрившихся лицах светится безмолвный восторг.

Подавшийся вперед широкоплечий сутулый старик Лаврентьев, «основательный» матрос из «баковщины», с жилистыми просмоленными руками, без пальца на одной руке, давно оторванного марсафалом, и цепкими, слегка вывернутыми ногами, — отчаянный пьяница, которого с берега привозят всегда в бесчувствии и с разбитой физиономией (он любил лезть в драку с иностранными матросами за то, что они, по его мнению, «не пьют настояще, а только куражатся», разбавляя водой крепчайший ром, который он дует гольем), — этот самый Лаврентьич, слушая песни, словно замер в какой-то истоме, и его морщинистое лицо с красно-сизым, как слива, носом и щетинистыми усами, — обыкновенно сердитое, точно Лаврентьич чем-то недоволен и сейчас выпустит фонтан ругани, — смотрит теперь необыкновенно кротко, смягченное выражением тихой задумчивости. Некоторые матросы тихонько подтягивают; другие, рассевшись по кучкам, вполголоса разговаривают, выражая по временам одобрение то улыбкой, то восклицанием.И в самом деле, хорошо поют наши песенники! Голоса в хоре подобрались всё молодые, свежие и чистые и спелись отлично. Особенно приводил всех в восторг превосходный бархатный тенорок подголоска Шутикова. Этот голос выделялся среди хора своей красотой, забираясь в самую душу чарующей искренностью и теплотой выражения.- За самое нутро хватает, подлец, — говорили про подголоска матросы.Песня лилась за песнею, напоминая матросам, среди тепла и блеска тропиков, далекую родину с ее снегами и морозами, полями, лесами и черными избами, с ее близкими сердцу бездольем и убожеством…- Вали плясовую, ребята! Хор грянул веселую плясовую. Тенорок Шутикова так и заливался, так и звенел теперь удальством и весельем, вызывая невольную улыбку на лицах и заставляя даже солидных матросов поводить плечами и притопывать ногами.Макарка, маленький бойкий молодой матросик, давно уже чувствовавший зуд в своем поджаром, словно в себя подобранном теле, не выдержал и пошел отхватывать трепака под звуки залихватской песни, к общему удовольствию зрителей.Наконец пение и пляска кончились. Когда Шутиков, сухощавый стройный чернявый матрос, вышел из круга и пошел курить к кадке, его провожали одобрительными замечаниями.

— И хорошо же ты поешь, ах, хорош

Ответ от Настя шаповалова[активный] там посмотри.Ответ от 3 ответа[гуру]
Привет! Вот подборка тем с ответами на Ваш вопрос: Краткий пересказ «человек за бортом» СтанюковичаЦеце на ВикипедииПосмотрите статью на википедии про Цеце

Источник: https://3otveta.ru/staniukovich-chelovek-za-bortom-kratkoe-soderzhanie/

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector